2 Царств 1 глава

Вторая книга Царств
Библейской Лиги ERV → Синода́льный перево́д

 
 

Разгромив амаликитян, Давид вернулся в Секелаг и пробыл там два дня. Это случилось вскоре после того, как был убит Саул.
 
По сме́рти Сау́ла, когда́ Дави́д возврати́лся от пораже́ния Амаликитя́н и пробы́л в Секела́ге два дня,

На третий день из лагеря Саула пришёл молодой солдат. Одежда на нём была разорвана, а голова посыпана пылью в знак глубокой скорби. Придя к Давиду, он поклонился ему до самой земли.
 
вот, на тре́тий день прихо́дит челове́к из ста́на Сау́лова; оде́жда на нём разо́драна и прах на голове́ его́. Придя к Дави́ду, он пал на зе́млю и поклони́лся ему́.

Давид спросил его: «Откуда ты пришёл?» Человек ответил: «Я убежал из израильского лагеря».
 
И сказа́л ему́ Дави́д: отку́да ты пришёл? И сказа́л тот: я убежа́л из ста́на Изра́ильского.

Давид спросил: «Что там произошло? Расскажи мне». Тогда человек ответил: «Народ наш бежал с поля сражения. Многие убиты, и Саул и сын его Ионафан тоже мертвы».
 
И сказа́л ему́ Дави́д: что произошло́? расскажи́ мне. И тот сказа́л: наро́д побежа́л со сраже́ния, и мно́жество из наро́да па́ло и у́мерло, и у́мерли и Сау́л и сын его́ Ионафа́н.

Давид спросил юношу, который рассказывал ему об этом: «Откуда ты знаешь, что Саул и его сын Ионафан мертвы?»
 
И сказа́л Дави́д о́троку, расска́зывавшему ему́: как ты зна́ешь, что Сау́л и сын его́ Ионафа́н у́мерли?

И юноша ответил: «Я случайно оказался на Гелвуйской горе и увидел Саула, опирающегося на своё копьё, а колесница и всадники настигали его.
 
И сказа́л о́трок, расска́зывавший ему́: я случа́йно пришёл на го́ру Гелву́йскую, и вот, Сау́л пал на своё копьё, колесни́цы же и вса́дники настига́ли его́.

Он оглянулся назад и, увидев меня, позвал, а я ответил ему.
 
Тогда́ он огляну́лся наза́д и, уви́дев меня́, позва́л меня́.

Саул спросил: „Кто ты?” И я ответил ему, что я — амаликитянин.
 
И я сказа́л: «вот я». Он сказа́л мне: «кто ты?» И я сказа́л ему́: «я — Амаликитя́нин».

Тогда Саул сказал мне: „Подойди и убей меня! Я в смертельных муках, но всё ещё жив”.
 
Тогда́ он сказа́л мне: «подойди́ ко мне и убей меня́, и́бо тоска́ сме́ртная объя́ла меня́, ду́ша моя́ всё ещё во мне».

Поэтому я подошёл и убил его, так как знал, что он тяжело ранен и не сможет выжить. Затем я взял корону с его головы и браслет и принёс их сюда, мой господин».
 
И я подошёл к не́му и уби́л его́, и́бо знал, что он не бу́дет жив по́сле своего́ паде́ния; и взял я вене́ц, бы́вший на голове́ его́, и запя́стье, бы́вшее на руке́ его́, и принёс их к господи́ну моему́ сюда́.

Тогда Давид и все люди, бывшие с ним, разорвали на себе одежды, чтобы выразить свою печаль.
 
Тогда́ схвати́л Дави́д оде́жды свои́ и разодра́л их, так же и все лю́ди, бы́вшие с ним,

Они рыдали, плакали и постились до захода солнца о Сауле и о сыне его Ионафане, о народе Господнем и об Израиле, так как пали они от меча.
 
и рыда́ли и пла́кали, и пости́лись до ве́чера о Сау́ле и о сы́не его́ Ионафа́не, и о наро́де Госпо́днем и о до́ме Изра́илевом, что па́ли они́ от меча́.

Затем Давид сказал юноше, который рассказал ему о смерти Саула: «Откуда ты?» Юноша ответил: «Я амаликитянин, сын чужеземца».
 
И сказа́л Дави́д о́троку, расска́зывавшему ему́: отку́да ты? И сказа́л он: я — сын прише́льца Амаликитя́нина.

Тогда Давид сказал ему: «Как не побоялся ты поднять руку, чтобы убить помазанника Господа?»
 
Тогда́ Дави́д сказа́л ему́: как не побоя́лся ты подня́ть ру́ку, что́бы уби́ть пома́занника Госпо́дня?

Затем Давид призвал одного из молодых слуг и приказал ему убить амаликитянина,
 
И призва́л Дави́д одного́ из о́троков и сказа́л ему́: подойди́, убей его́.

и тот убил его. И сказал Давид амаликитянину: «Ты сам виноват в своей смерти. Ты сказал, что убил помазанника Господа, так что твои собственные слова доказывают твою вину».
 
И тот уби́л его́, и он у́мер. И сказа́л к не́му Дави́д: кровь твоя́ на голове́ твое́й, и́бо твои́ уста́ свиде́тельствовали на тебя́, когда́ ты говори́л: «я уби́л пома́занника Госпо́дня».

Давид пел печальную песнь о Сауле и его сыне Ионафане.
 
И опла́кал Дави́д Сау́ла и сы́на его́ Ионафа́на се́ю плаче́вною пе́снью,

Он велел своим людям научить народ Иудеи этой песне, которая называется «Поклон». Она записана в книге «Ясара».
 
и повеле́л научи́ть сыно́в Иу́диных лу́ку, как напи́сано в кни́ге Пра́ведного, и сказа́л:

«Краса твоя, Израиль, повержена на высотах твоих! О, как пали эти герои!
 
краса́ твоя́, о Изра́иль, поражена́ на высо́тах твои́х! как па́ли си́льные!

Не рассказывайте об этом в Гефе, не объявляйте на улицах Аскалона. Чтоб не радовались города филистимские, чтоб не торжествовали народы чужеземные.
 
Не расска́зывайте в Гефе, не возвеща́йте на у́лицах Аскало́на, что́бы не ра́довались до́чери Филисти́млян, что́бы не торжествова́ли до́чери необре́занных.

О, горы Гелвуйские! Пусть не падает на вас ни роса, ни дождь, и не будет полей, приносящих урожай. Так как щит героев заржавел там, не был помазан маслом щит Саула.
 
Го́ры Гелву́йские! да не сойдёт ни роса́, ни дождь на вас, и да не бу́дет на вас поле́й с плода́ми, и́бо там пове́ржен щит си́льных, щит Сау́ла, как бы не́ был он пома́зан еле́ем.

Лук Ионафана отнял жизни многих, меч Саула принёс смерть врагу! Они пролили кровь тех, кто мёртв сейчас, пронзили плоть могучих воинов.
 
Без кро́ви ра́неных, без ту́ка си́льных лук Ионафа́на не возвраща́лся наза́д, и меч Сау́ла не возвраща́лся да́ром.

Саул и Ионафан нам были дороги! В жизни своей они друг друга любили и в согласии были. И даже смерть не разлучила их! Быстрее орлов, сильнее львов они были.
 
Сау́л и Ионафа́н, любе́зные и согла́сные в жи́зни свое́й, не разлучи́лись и в сме́рти свое́й; быстре́е орло́в, сильне́е львов они́ бы́ли.

О, дочери Израиля, плачьте о Сауле, который одевал вас в пурпурные одежды и золотом одежду вашу украшал.
 
До́чери Изра́ильские! пла́чьте о Сау́ле, кото́рый одева́л вас в багряни́цу с украше́ниями и доставля́л на оде́жды ва́ши золоты́е убо́ры.

Как пали сильные в битве! Ионафан лежит убитый на высотах Гелвуйских.
 
Как па́ли си́льные на бра́ни! Сражён Ионафа́н на высо́тах твои́х.

Скорблю я о тебе, брат мой Ионафан! Ты очень дорог был мне. Меня любил ты неописуемой любовью, которая сильнее любви женщины.
 
Скорблю́ о тебе́, брат мой Ионафа́н; ты был о́чень до́рог для меня́; любо́вь твоя́ была́ для меня́ превы́ше любви́ же́нской.

В битве погибли славные герои, их оружие утеряно бесследно».
 
Как па́ли си́льные, поги́бло ору́жие бра́нное!



2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.