Библия » Сравнение переводов

Песня Песней 5 глава

Песнь песней Соломона

Синодальный перевод

1 Пришёл я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. – Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!
2 – Я сплю, а сердце моё бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою».
3 Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?
4 Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.
5 Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.
6 Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушёл. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.
7 Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.
8 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.
9 «Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?»
10 – Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:
11 голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;
12 глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;
13 щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;
14 руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;
15 голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры;
16 уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!

Толкование Далласской семинарии

Песн. П. 5:1. Слово жениха. Метафору этого стиха трудно воспринять иначе (и это логически следует из предыдущего стиха, которым заканчивается 4-ая глава) как завершающий аккорд первой супружеской близости новобрачных. Но в свете этого нелегко истолковать последнюю фразу в 5:1. Приглашает ли жених к брачному пиру своих гостей и друзей? Так склонны были понимать это место, в частности, 70 толковников, которые весь стих 1 в главе 5, за исключением последней его фразы, присоединили к 4:16, так что 5:1, составленный только этой фразой, по смыслу был ими отделен от главы 4, заканчивающейся на сугубо интимных нотах.

Предлагается и другое понимание этого трудного места («конструкция» текста остается при этом прежней). Последняя фраза в 5:1 принадлежит Богу. Любовь новобрачных – от Него, и Он благословляет ее на весь период предстоящего им супружества, продолжая ту же метафору Пиршества: Ешьте, друзья; пейте и насыщайтесь, возлюбленные. Сравните с благословляемой Богом полнотой супружеских отношений в Быт. 1:28 и 2:24.

III. Любовь в браке (5:2 – 8:4)

А. Второй тревожный сон невесты; любящие вновь обретают друг друга (5:2 – 7:1)

Напомним о наличии в Песне Песней разных планов. Описываемое здесь, как и по ходу всей книги, толкуется, ближе к тексту, в плане любви жениха и невесты, и затем – чистой супружеской любви, но, по всей вероятности, имеет и духовный смысл, и, может быть, не один. Так, еврейская священная книга Мидраш предлагает понимать стих 2 в том духе, что это народ Израиля говорит к Богу: «Я сплю, не исполняя заповедей Твоих, но сердце мое бодрствует, потому что любовь к людям не дает ему уснуть; я сплю – не совершаю всех необходимых жертвоприношений, но сердце мое не спит, настроенное на молитвы», и т. д. и т. п.

Итак, новый раздел начинается с описания второго тревожного сна Суламиты, которая впервые будет названа «по имени» в 7:1. Во сне (сравните 3:1-4; толкование на эти стихи) сердце ее бодрствует, т. е., происходящее она воспринимает как реальность, и граница между сновидением и реальностью в повествовании действительно «размыта». Возможно, она проходит между стихами 8 и 9. Суламите снится, что ее возлюбленный исчез. (Заметим, что после бракосочетания они говорят друг о друге как о «возлюбленном» и «возлюбленной», однако, в надписях, облегчающих понимание текста, остаются «женихом» и «невестой».)

Песн. П. 5:2-6. Во сне она слышит его голос, слышит, как он стучится и зовет ее, прося отворить ему дверь. Он называет ее сестрой (толкование на 4:9), возлюбленной, чистой своей голубицей…

Ночные росы в Палестине бывают очень сильными, и возлюбленный говорит, что голова его вся покрыта росою. Во сне она отвечает ему, что уже приготовилась к ночи: скинула хитон и вымыла ноги; одеваться ли ей снова, марать ли ноги, чтобы открыть возлюбленному? Ответ этот, как литературный прием, даже и образностью своей, перекликается с подобными в любовной поэтической лирике многих веков и народов. Возлюбленный стремится к любимой, и она тянется к нему всем своим существом (окончание стиха 4), но что-то стоит между ними.

Ее ли промедление (стих 3) повинно в том, что он внезапно исчезает? Она встала, чтоб отпереть возлюбленному, она отперла ему дверь, и с рук ее капала мирра… на ручки замка (мирра – знак и «спутница» любви; Прит. 7:17; Песн. П. 4:6; 5:13). Но он повернулся и ушел… (Не так ли «уходил» Бог от Израиля, когда тот «медлил» ответить на Его призыв?) Душа Суламиты замерла, когда он говорил, но где же он? Она ищет и не находит его, зовет, а он не откликается.

Песн. П. 5:7. Городские стражи, встреча с которыми в первом сне Суламиты предшествует встрече ее с возлюбленным (3:3-4), на этот раз, сорвав с нее покрывало, избили и изранили ее. Приняли ли они ее за блудницу, бродящую по ночному городу? Образ этих стражей, врагов «возлюбленной», таинственен; боль, которую они причиняют ей, вероятно, символизирует боль ее от разлуки с любимым, которая во сне облекается в форму физического страдания и позора – все это угрожает ей, если любимый не позаботится о ней, если защитник оставит ее.

Песн. П. 5:8. Обращение «возлюбленной» к «дшерям Иерусалимским» (сравните с 2:7 и 3:5) с мольбой сказать Соломону, если встретят его, что она изнемогает от любви к нему.

Песн. П. 5:9. Вопрос «иерусалимлянок» к Суламите дает ей повод воспеть любимому гимн восхищения и хвалы.

Песн. П. 5:10-16. «Гимн» этот, со всеми его сравнениями, аллегориями, гиперболами, составлен в чисто восточном духе, и лишь первый и последний его стихи (стих 10 и стих 16) могут быть восприняты «близко к тексту». Подразумеваемый здесь царь Соломон – не только жених и возлюбленный Суламиты, он – царь, олицетворяющий Израиль во славе его, и многие аллегории в стихах 11-15 следует воспринимать с учетом этого обстоятельства. Так, вероятная аллегория его незаурядного ума содержится в первой части стиха 11, как силы и величия его – в стихе 15, а неисчислимых богатств – в стихе 14.

Некоторые сравнения, взятые из области природы, могут быть объяснены довольно «конкретно». Так, сравнение глаз «возлюбленного» с «голубями, сидящими в довольстве», говорит о спокойствии и мягкости его взгляда, о выражении удовлетворенности в нем; даже и «цветовая гамма» этого образа может быть истолкована: разве не «соответствуют» серые или черные голуби… купающиеся в молоке, темным зрачкам в белом глазном яблоке?

Щеки возлюбленного ярки и ароматны, как цветник; губы его прекрасны и мягки, как лилии, с них сходят слова любви; касаясь губ возлюбленной, они зажигают в ней ответную любовь (символизируется миррой). Уста его – сладость, восклицает возлюбленная.



2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.