Библия » Сравнение переводов

Левит 10 глава

Левит, Пятикнижие Моисея

Синодальный перевод

1 Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им;
2 и вышел огонь от Господа, и сжёг их, и умерли они пред лицом Господним.
3 И сказал Моисей Аарону: вот о чём говорил Господь, когда сказал: в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь. Аарон молчал.
4 И позвал Моисей Мисаила и Елцафана, сынов Узиила, дяди Ааронова, и сказал им: пойдите, вынесите братьев ваших из святилища за стан.
5 И пошли, и вынесли их в хитонах их за стан, как сказал Моисей.
6 Аарону же, и Елеазару, и Ифамару, сынам его, Моисей сказал: голов ваших не обнажайте и одежд ваших не раздирайте, чтобы вам не умереть и не навести гнева на все общество; но братья ваши, весь дом Израилев, могут плакать о сожженных, которых сожег Господь,
7 и из дверей скинии собрания не выходите, чтобы не умереть вам, ибо на вас елей помазания Господня. И сделали по слову Моисея.
8 И сказал Господь Аарону, говоря:
9 вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, чтобы не умереть. Это вечное постановление в роды ваши,
10 чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого,
11 и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь через Моисея.
12 И сказал Моисей Аарону, и Елеазару, и Ифамару, оставшимся сынам его: возьмите приношение хлебное, оставшееся от жертв Господних, и ешьте его, пресное, у жертвенника, ибо это великая святыня;
13 и ешьте его на святом месте, ибо это участок твой и участок сынов твоих из жертв Господних: так мне повелено от Господа;
14 и грудь потрясания и плечо возношения ешьте на чистом месте, ты и сыновья твои и дочери твои с тобою, ибо это дано в участок тебе и в участок сынам твоим из мирных жертв сынов Израилевых;
15 плечо возношения и грудь потрясания должны они приносить с жертвами тука, потрясая пред лицом Господним, и да будет это вечным участком тебе и сыновьям твоим с тобою, как повелел Господь.
16 И козла жертвы за грех искал Моисей – и вот он сожжен. И разгневался Моисей на Елеазара и Ифамара, оставшихся сынов Аароновых, и сказал:
17 почему вы не ели жертвы за грех на святом месте? ибо она святыня великая, и она дана вам, чтобы снимать грехи с общества и очищать их пред Господом;
18 вот, кровь её не внесена внутрь святилища, а вы должны были есть её на святом месте, как повелено мне.
19 Аарон сказал Моисею: вот, сегодня принесли они жертву свою за грех и всесожжение своё пред Господом, и это случилось со мною; если я сегодня съем жертву за грех, будет ли это угодно Господу?
20 И услышал Моисей, и одобрил.

Толкование Мэтью Генри

История, повествуемая в этой главе, печальна. Она прерывает постановления левитского закона, как и рассказ о золотом тельце – описание построения скинии. Здесь описаны (I) грех и смерть Надава и Авиуда, сыновей Аарона (ст. 1,2).

(II) Молчание Аарона, подвергшегося этому суровому испытанию (ст. 3).

(III) Повеления относительно похорон и скорби и их соблюдение (ст. 4-7).

(IV) Повеление священникам не пить вина, когда они приступают к служению (ст. 8-11).

(V) Забота и усилия, предпринятые Моисеем, чтобы священники продолжали свое служение, несмотря на потрясение, произведенное этим событием (ст. 12 и далее).

Стихи 1-2. Эти стихи описывают великий грех, в котором оказались виновны Надав и Авиуд; мы должны назвать его великим грехом, каким бы незначительным он нам ни казался. Суровость, с которой он был наказан, свидетельствует о том, что он чрезвычайно рассердил Бога небес, чей суд, мы уверены в этом, совершается по истине. В чем же заключался их грех? Здесь говорится лишь о том, что они принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им (ст. 1); то же самое говорится в Книге Числа 3:4.

1. Нигде не видно, чтобы им было дано какое-либо повеление принести воскурение в это время. Их посвящение закончилось в предыдущий день, и часть их служения, как священников, заключалась в том, чтобы служить у алтаря воскурений, но, похоже, все служение в этот торжественный день инаугурации должен был совершать один Аарон, ибо он заколол жертву (Лев 9:8,15,18), а его сыновья должны были лишь присутствовать при этом (ст. 9,12,18); поэтому Моисей и Аарон лишь вошли в скинию (ст. 23). Но Надав и Авиуд так возгордились положением, в которое только что были возведены, и так стремились поскорее приступить к важнейшей и самой почетной части своего служения, что хотя служение этого дня и было особенным и совершалось согласно определенным указаниям Моисея, тем не менее без каких-либо повелений с его стороны и не спросив позволения, они взяли свои кадильницы и собрались войти в скинию, у дверей которой, по их мнению, они и так провели достаточно времени, собираясь зажечь воскурения. То, что они принесли пред Господа огонь чуждый, то же самое, что принести иное курение, что четко запрещалось (Исх 30:9). Мы можем предположить, что для этого случая Моисей заранее приготовил благовония для курения (Исх 39:38), а они, действуя без разрешения, не имели тех благовоний, которые должны были использоваться, а лишь обычные воскурения, и поэтому дым от их воскурений был от чуждого огня. Бог безусловно требовал, чтобы священники зажигали воскурения, но в то время Он не велел им этого, и поэтому их вина напоминала вину царя Озии (2Пар 26:16). Священники должны были зажигать воскурения лишь в том случае, когда выпадал их жребий (Лук 1:9), а сейчас было не их время.

2. Приняв самонадеянное решение зажечь собственные воскурения без приказа, неудивительно, что они сделали еще одну ошибку и вместо того, чтобы взять огонь с жертвенника, который только что был зажжен пред Господом и с этого момента должен был использоваться для жертвоприношений и воскурений (Отк 8:5), они взяли обычный огонь, возможно тот, который использовался для приготовления мяса мирной жертвы, и применили его для приношения курений. Это был не святой огонь, и поэтому его назвали огнем чуждым; и хотя он не запрещался, но вина заключалась в том, что Бог не велел им, ибо, как замечает епископ Холл: «Очень опасно в служении Божьем отходить от учрежденных Им постановлений; мы имеем дело с Богом, который достаточно мудр, чтобы предписать, как именно Ему нужно поклоняться, который справедлив, чтобы требовать от нас исполнять предписанное, и силен отомстить за то, чего Он не предписывал».

3. Воскурение должно приноситься лишь одним священником в определенное время, а в данном случае они вдвоем пошли, чтобы совершить это.

4. Они принесли воскурение торопливо, с неоправданной спешкой. Они схватили каждый свою кадильницу, как читают некоторые, с беспечностью и без должного благоговения и торжественности. Когда весь народ пал на лице свое перед славой Господней, они подумали, что величие их положения освобождало их от подобного умаления. Близкое общение, к которому они были допущены, породило презрение к божественному Величию. Теперь, когда они стали священниками, им показалось, что они могут делать все что угодно.

5. Есть основания предположить, что они были пьяны во время этого действия, так как в связи с этим случаем был дан закон (ст. 8). Они пиршествовали мирными жертвами и жертвами возлияний, которые сопровождали их, и поэтому их головы были навеселе, или, по крайней мере, их сердца развеселились от вина; они, напившись, забыли закон (Прит 31:5) и были виновны в этой фатальной ошибке.

6. Несомненно, это был самонадеянный поступок, ибо если бы он был совершен по неведению, то им было бы позволено позднее воспользоваться привилегиями только что изданного закона, который касался даже священников и велел им приносить жертву за грех (Лев 4:2,3). Но если душа сделает что дерзкою рукою, презирая величие Бога, Его власть и справедливость, то истребится душа та (Числ 15:30).

II. Ужасное наказание данного греха: «И вышел огонь от Господа и сжег их» (ст. 2). Этот огонь сошел так же, как и огонь, поглотивший жертвы (Лев 9:24), и это показывает, что справедливость сделает со всем виновным народом, если только безграничная милость не найдет и не примет искупление; и если тот огонь пробудил такое благоговение в народе, то тем более этот.

1. Обратите внимание на суровость наказания.

(1) Они умерли. Неужели не было достаточно, если бы они были поражены проказой, как Озия, или немотой, как Захария, прямо у алтаря воскурений? Нет, они умерли. Возмездие за грех – смерть.

(2) Они умерли внезапно, как только согрешили, и у них не было даже времени воскликнуть: «Господи, помилуй нас!» Хотя Бог нас долготерпит, но иногда быстро расправляется с грешниками; приговор вынесен быстро: самонадеянные грешники навлекают на себя быструю погибель и им справедливо отказано даже во времени для покаяния.

(3) Они умерли пред лицем Господним, то есть перед завесой, покрывавшей престол благодати, ибо даже милость не допустит, чтобы ее славе наносилось оскорбление. Согрешившие перед Господом умрут пред Его лицом. Писание говорит, что осужденные грешники будут мучаться пред Агнцем, и это подразумевает, что Он не ходатайствует о них (Отк 14:10).

(4) Они умерли от огня, так как огнем согрешили. Они пренебрегли огнем, сошедшим от Господа, чтобы поглотить жертвы, и посчитали, что чужой огонь тоже подойдет. И теперь Бог дал им прочувствовать силу того огня, которого они не почтили. Подобным образом тот, кто не желает обновиться огнем божественной благодати, несомненно будет истреблен огнем божественного гнева. Огонь не сжег их до пепла, как это происходило с жертвами, и даже не повредил их одежду (ст. 5), а подобно молнии поразил смертью в одно мгновение. Различными результатами воздействия одного и того же огня Бог хотел показать, что это был не обычный огонь, а зажженный дыханием Вседержителя (Иов 33:4).

(5) Писание дважды обращает внимание на тот факт, что они умерли бездетными (Числ 3:4; 1Пар 24:2). Своей самонадеянностью они опозорили имя Бога, и Бог справедливо изгладил их имена и поверг во прах славу, которой они так гордились.

2. Но почему Бог так сурово обошелся с ними? Разве не были они сыновьями Аарона, святого Господнего слуги, племянниками Моисея – великого любимца небес? Разве не покропил их Моисей святым елеем как мужей, которых Бог отделил для себя? Разве не исполняли они усердно всего на протяжении семи дней их посвящения и не следовали указанию Господа? Так неужели все это не могло искупить их вину за поспешность? Разве нельзя было их оправдать молодостью, неопытностью в этом служении, тем, что это была первая ошибка и совершилась она в порыве радости за такое возвышение? Кроме того, неужели не лучше было бы пощадить людей: совсем недавно значительный объем работы был предписан священникам; священство ограничивалось Аароном и его потомками; он имел лишь четырех сыновей; если двое из них умрут, то не будет хватать рук для служения в скинии; если они умрут бездетными, то дом Аарона станет маленьким и слабым, а священство окажется в опасности быть утерянным из-за недостатка наследников. Но ни одно из этих размышлений не сможет оправдать нанесенное оскорбление или обидчиков, ибо (1) этот грех сопровождался значительными отягчающими обстоятельствами, так как демонстрировал презрение к Моисею и божественному закону, данному через него. До сего момента он в точности соблюдался, и все совершалось так, как повелел Господь через Моисея, в противоположность их нынешним действиям, о которых здесь сказано, что они сделали то, что Он не велел им, они сами решили поступить так. Сейчас Бог учил Свой народ послушанию, делать все по правилам, как и приличествует слугам, ибо когда священники нарушали законы и не повиновались, то тем самым провоцировали других, и они не должны были остаться ненаказанными. Их положение сделало их грех особенно чудовищным, ибо нельзя было допустить, чтобы сыновья Аарона, его старшие сыновья, которых Бог избрал быть Своими непосредственными служителями, были виновны в подобной самонадеянности. В их грехе проявилось презрение к славе Божьей, которая только что явилась в огне, словно этот огонь был им не нужен и они имели свой, ничуть не хуже.

(2) Их наказание было необходимым проявлением справедливости именно сейчас, когда утрясались церемониальные постановления. В законе часто звучит угроза о том, что в том или ином случае обидчик будет истреблен из своего народа, и в данном случае Бог истолковал угрозу действием. Сейчас, когда только что был утвержден закон о жертвах, чтобы никто не подвергся искушению поверхностно относиться к ним на том основании, что они снисходили ко многим обстоятельствам, казавшимся очень незначительными, этих первых преступников необходимо было наказать для предупреждения других, чтобы показать, как ревностен Бог в вопросах Своего поклонения. Тем самым Он возвеличил и прославил закон; и пусть его священники знают, что предостережения в их адрес (которые часто звучат в законах) о том, что они должны поступать именно так, чтобы им не умереть, не были просто угрозой, а предостережением об опасности, если они будут делать работу Господа небрежно. И несомненно, что этот показательный урок справедливого возмездия в первое время предотвратил многие нарушения впоследствии. Подобным образом были наказаны Анания и Сапфира, когда осмелились солгать Святому Духу – только что сошедшему огню.

(3) Как возврат народа к идолопоклонству сразу же после того, как был дан нравственный закон, демонстрирует слабость закона и его неспособность избавиться от греха, так грех и наказание этих священников показывают несовершенство священства с самого начала и его неспособность укрыть кого-либо от огня гнева Божьего. Это также было прообразом священства Христа, при служении которого не могло совершаться никаких ошибок или предприниматься неправильные шаги.

Стихи 3-7. Мы вполне можем предположить, что когда смерть поразила Надава и Авиуда, то все окружающие были объяты ужасом, и лица всех, в том числе и их лица, почернели. Великое оцепенение охватило людей, они не знали, что и думать. Но что бы ни испытывали другие, Моисей был спокоен; он знал, что все, что говорил и делал, было угодно Богу, как чувствовал и Давид в подобной ситуации (2Цар 6:8). Хотя это событие затронуло все его чувства и превратило его величайшую радость, которую он когда-либо испытывал, в подавленное настроение, тем не менее он сохранил самообладание и позаботился, чтобы сохранить порядок и внешние приличия в скинии.

I. Он постарался успокоить Аарона и поддержать его доброе расположение духа в этом ужасном происшествии (ст. 3). Моисей был братом, рожденным для бедствия, который научил нас своим примером с помощью своевременных советов и утешения поддерживать слабых и укреплять малодушных. Обратите внимание:

1. На какую мысль навел Моисей своего несчастного брата в этой ситуации: вот о чем говорил Господь. Отметьте: в страданиях больше всего успокаивают размышления, которые базируются на слове Божьем. Так и так сказал Господь, и мы ничего не можем возразить Ему. Отметьте также: во всех Божьих провидениях хорошо обращать внимание на исполнение Писания и сравнивать слово Божье и Его дела. Если мы будем так делать, то увидим восхитительную гармонию и согласованность между ними: они взаимно поясняют и иллюстрируют друг друга. Но (1) где Бог говорил такие слова? Мы не находим именно эти слова, но по этому поводу Он сказал (Исх 19:22): «…священники же, приближающиеся к Господу, должны освятить себя, чтобы не поразил их Господь». Безусловно, в этом заключается весь смысл Его закона: так как Он является святым Богом и всемогущим Господом, то Ему всегда нужно поклоняться со святостью и благоговением, а также точно следовать Его указаниям, а если кто-либо будет шутить с Ним, то это приведет к гибели. По этому вопросу было много сказано (Исх 29:43,44; 34:14; Лев 8:35).

(2) Что же именно говорил Господь? Он сказал следующее (и через Свою благодать Он говорит то же нашим сердцам!): «В приближающихся ко Мне освящусь, кем бы они ни были, и пред всем народом прославлюсь». Отметьте: во-первых, всякий раз, поклоняясь Богу, мы приближаемся к Нему как духовные священники. Размышление о том, что в них мы приближаемся к Богу и представляем себя Ему, должно исполнить нас благоговением и торжественностью во всех действиях поклонения. Во-вторых, мы должны осознавать, что приближаемся к Богу, чтобы освятить Его, то есть воздать славу Его святости, совершить религиозные действия, приличествующие тем, кто верит, что Бог, с которым мы имеем дело, – святой Бог, Бог беспорочной чистоты и необыкновенного совершенства (Ис 8:13). В-третьих, когда мы освящаем Бога, то прославляем Его, ибо Его святость – это Его слава; а когда мы освящаем Его на наших торжественных собраниях, то прославляем пред всем народом, исповедуя нашу собственную веру в Его славу и желание, чтобы другие также оказались под ее воздействием. В-четвертых, если мы не освятим и не прославим Бога, то Он освятит и явит Свою славу на нас. Он отомстит тем, кто позорит Его святое имя, относясь к Нему несерьезно. Если мы не платим ренту, то в счет долга у нас отнимают имущество.

(3) Но как это касалось нынешней ситуации? Как это могло успокоить Аарона?

[1] Его должен был усмирить тот факт, что его сыновья заслужили смерти; они были истреблены из своего народа, так как не освятили и не прославили Бога. Не стоит жаловаться на проявления необходимой справедливости, какими бы суровыми они ни были для провинившихся, а им нужно подчиниться.

[2] Его должно было удовлетворить то, что смерть его сыновей воздала славу Богу, и Его нелицеприятной справедливостью будут восхищаться на протяжении веков.

2. Какое положительное воздействие это оказало на него: Аарон молчал (хранил спокойствие, англ.пер.), то есть в этом печальном провидении он терпеливо подчинился воле Бога, был как немой, который не открывает уст своих, так как это совершил Бог. Он собирался кое-что сказать, пожаловаться (проигравшие считают, что им позволено говорить), но мудро подавил это желание, положил руку свою на уста свои и ничего не говорил из страха, чтобы не оскорбить языком сейчас, когда его сердце воспламенилось в нем. Отметьте:

(1) когда Бог наказывает нас или наших близких за грехи, то мы должны молчать, а не спорить с Богом, не обвинять Его справедливость, не обвинять в безрассудстве, а согласиться со всем, что Бог делает; мы должны не только сносить, но принимать наказание за беззаконие, как Илий в подобном случае: «Он – Господь; что Ему угодно, то да сотворит» (1Цар 3:18). Если наши дети согрешили пред Богом (как в случае, приведенном Вилдадом, Иов 8:4), то Он и предал их в руку беззакония их, хотя очень грустно думать, что дети нашей любви могут быть чадами гнева Божьего. В то же время мы должны безмерно восхищаться божественной справедливостью и не делать исключений для ее проявлений.

(2) Самые действенные аргументы для успокоения огорченного духа, пребывающего в страданиях, это те, которые основаны на Божьей славе; это побудило Аарона молчать. Правда, что он был проигравшим и из-за сурового наказания потерял утешения, но Моисей показал ему, что при этом выиграл Бог и Его слава, и поэтому он не мог ни слова возразить: если Бог будет освящен, то и Аарон удовлетворен. Он совсем не хотел, чтобы его сыновья прославились больше Бога и совсем не желал, чтобы имя или дом Божий подверглись порицанию и презрению ради сохранения репутации его семьи. Нет, сейчас, как и в случае с золотым тельцом, Левит братьев своих не признает, и сыновей своих не знает, и поэтому он должен учить законам Твоим Иакова и заповедям Твоим Израиля (Втор 33:9,10). Служители и их семьи иногда подвергаются суровым испытаниям, чтобы быть для верующих примером терпимости и покорности Богу, чтобы они могли утешать других тем же, чем утешились сами.

II. Моисей приказывает, что делать с мертвыми телами; нехорошо было оставлять их лежать там, где они пали; в то же время их отец и братья, пораженные зрелищем этой мрачной трагедии, не осмеливались предложить поднять их и посмотреть, не теплилась ли в них жизнь. Они никогда не будут отвлекаться от служения и не будут недостойны той великой работы, которая теперь оказалась в их руках. Пусть мертвые хоронят своих мертвых, а они должны продолжать свое служение; то есть пусть лучше мертвые останутся непогребенными, если больше некому делать эту работу, чем останется несделанной та работа Божья, к которой они были призваны. Но Моисей позаботился о том, чтобы пострадавшие были прилично похоронены, хотя они умерли от десницы справедливости во время согрешения; так и было сделано (ст. 4,5).

1. Этой работой занялись их близкие родственники – дяди их отца (их имена названы), и они совершили это дело с нежностью и уважением. Они были лишь левитами и не могли войти во святилище даже в такой ситуации, если только не получили на то особого повеления.

2. Они вынесли их за стан, чтобы там похоронить, так как у них и в мыслях не было, чтобы похоронить их рядом с местом поклонения, во дворе храма, соответственно современным порядкам, хотя они и умерли там; они не собирались хоронить в пределах стана ни их, ни их близких; так в последнее время кладбища стали делать за пределами городов. Скиния ставилась посреди стана, и поэтому они не могли пронести мертвых священников к их могилам, не пересекая один из секторов лагеря, а это, несомненно, было пугающее и поразительное зрелище для всего народа. Надав и Авиуд пользовались большим уважением; их имена были хорошо известны; о них больше всего говорили и их появления больше всего ожидали после дней их посвящения, чтобы они приняли славу и любовь толпы, которая любила поклоняться восходящему солнцу. После Моисея и Аарона, которые были стары и должны были отойти от дел, именно на Надава и Авиуда (которые были на горе с Богом, Исх 24:1) смотрели как на любимцев небес и надежду своего народа; и сейчас, когда слухи о происшедшем наконец достигли их ушей и они увидели, как их обоих несли мертвыми с видимыми отпечатками на них гнева Божьего, когда их несли, как жертвы божественной справедливости, они не могли не воскликнуть: «Кто может стоять пред Господом, сим святым Богом?» (1Цар 6:20).

3. Они вынесли (и возможно, похоронили их) в их хитонах и одежде священников, которую они недавно надели и, возможно, слишком гордились ею. Тем самым было продемонстрировано нелицеприятие Божьей справедливости, и все люди смогли узнать, что даже одежда священника не защитит согрешившего от гнева Божьего. Теперь было легко возразить: «Если они не спаслись, согрешив, то как мы можем надеяться избежать наказания?» А одежда священников, которая очень скоро превратилась в погребальную одежду, может подразумевать, что, во-первых, закон производит смерть, и, во-вторых, что со временем священство будет упразднено и погребено в могиле Иисуса Христа.

III. Он дает указания по поводу скорби.

1. Священники не должны скорбеть. Аарон и двое оставшихся в живых сыновей хотя и скорбели духом, но в данной ситуации не должны были внешне выражать скорбь и на шаг отходить от дверей скинии (ст. 7), даже следуя за похоронной процессией. Впоследствии первосвященнику было запрещено участвовать в каких-либо погребальных церемониях, даже близких друзей, отца или матери (Лев 21:11); в то же время низшим по рангу священникам было позволено скорбеть за их близких родственников (ст. 2,3). Но в данном случае это запрещалось Аарону и его сыновьям, так как (1) они фактически ожидали времени, когда можно будет совершить великую работу, которая ни в коем случае не должна была прекращаться (Неем 6:3); и для славы Божьей очень важно, чтобы присутствие с Богом было важнее оказания почестей самым близким родственникам и все остальные дела откладывались ради служения Богу. Тем самым они должны были показать, как высоко ценили и любили Бога и свое служение – больше наилучшего друга в мире; то же чувствовал Христос (Мат 12:47,48). Глядя на них, мы должны научиться, служа Богу и исполняя святые обязанности, управлять своими мыслями, намерениями и действиями, насколько это возможно, и не позволять им отвлекаться на какие-либо мирские темы, беспокойства или страсти. Давайте всегда служить Богу без развлечения.

(2) Их братья были истреблены за преступление непосредственно рукой Божьей, и поэтому они не должны были скорбеть о них, чтобы не показалось, что поощряют грех или обвиняют справедливость Бога, совершившего наказание. Вместо того чтобы оплакивать свою потерю, они должны были абсолютно одобрять приговор и считать его справедливым. Отметьте: всеобщие заботы о славе Божьей должны быть ближе нашим сердцам, чем какие-либо личные привязанности. Обратите внимание, как Моисей запугивает их, побуждая к подчинению: он держит над ними жезл, чтобы остановить их вопль (ст. 6): «Чтобы вам тоже не умереть и не навести гнева на все общество, которое может пострадать от вашей непочтительности, непослушания или неуправляемых страстей», и вновь (ст. 7): «чтобы не умереть вам». Посмотрите, какие выводы мы должны сделать, наблюдая за судами Бога над другими: мы должны удвоить бдительность к самим себе, чтобы нам тоже не умереть. Смерть, особенно внезапная смерть других, вместо того чтобы возбуждать наши страсти, должна вводить нас в состояние святого благоговения перед Богом, чтобы мы стремились осторожно отделиться от всех грехов и торжественно ожидали собственной смерти. Он приводит им основание для этого: ибо на вас елей помазания Господня, слава которого должна тщательно охраняться благодаря радостному исполнению вами вашего долга и служения. Отметьте: тот, кто через благодать получил помазание, не должен волновать себя скорбями этого мира, которые производят смерть. Безусловно, Аарону и его сыновьям было очень сложно в данной чрезвычайной ситуации обуздать свою чрезмерную скорбь, но благоразумие и благодать господствовали над страстями и они несли страдание с послушным терпением: и сделали по слову Моисея, так как знали, что это слово от Бога. Блаженны те, которые подобным образом пребывают под Божьим правлением и могут управлять собственными страстями.

2. Народ должен был скорбеть: «Весь дом Израилев может плакать о сожженных, которых сожег Господь». Собрание должно было рыдать не только из-за потери своих священников, но и потому что в данном случае проявилось недовольство Бога. Они должны были оплакивать сожженных, чтобы в дальнейшем это не повторилось. Была опасность, что Аарон и его сыновья были слишком поражены этим провидением, и поэтому им запрещалось скорбеть; как и существовала опасность, что Израиль слишком поверхностно отнесся к нему и поэтому им было велено плакать. Подобным образом природа должна всегда управляться благодатью в зависимости от того, нужно ли ее ограничивать или побуждать.

Стихи 8-11. Аарон в точности соблюдал все, что Бог сказал ему через Моисея, а теперь Бог решил оказать ему честь и обратиться непосредственно (ст. 8): «И сказал Господь Аарону, так как то, что он собирался сообщить ему, сейчас могло быть воспринято неправильно из уст Моисея и выглядело бы так, словно он подозревает Аарона в обжорстве и пристрастии к вину (так склонны мы возмущаться предостережениями, воспринимая их за обвинение). Поэтому сам Бог говорит ему: «Вина и крепких напитков не пей, когда входите в скинию, это опасно, чтобы не умереть» (ст. 9). Возможно, в происшедшем с Надавом и Авиудом они видели плохие последствия этого, и поэтому их нужно было предостеречь. Здесь обратите внимание:

(1) на сам запрет: «Вина и крепких напитков не пей». В другое время они могли делать это (не требовалось, чтобы каждый священник был назарянином), но во время служения запрещалось. Это был один из законов храма Иезекииля (Иез 44:21), а от служителей Евангелия требуется, чтобы они не были пристрастны к вину (1Тим 3:3). Отметьте: пьянство отрицательно характеризует любого человека, но особенно позорно и пагубно для служителей, которые более других должны иметь ясные головы и чистые сердца.

(2) На наказание, сопутствующее этому запрету: «…чтобы не умереть; чтобы не умереть, когда вы пьяны, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лук 21:34). Или «чтобы вы не совершили проступок, из-за которого вас могла бы истребить рука Божья». Опасность умереть, которой мы постоянно подвергаемся, должна побудить нас быть благоразумными (1Пет 4:7). Печально, что те, кто возражает: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем», используют это для поощрения распутства.

(3) На основания, определяющие данный запрет. Они должны быть трезвы, ибо в противном случае не смогут должным образом исполнить свое служение; они подвергнутся опасности ошибиться из-за вина (англ.-пер., Ис 28:7). Они должны обязательно быть трезвыми,

[1] чтобы во время своего служения быть способными отличить священное от обычного и никогда не путаться в них (ст. 10). Служители Господа должны были уметь проводить различие между священным и несвященным, что касалось вещей и людей, для того чтобы отличить драгоценное от ничтожного (Иер 15:19).

[2] Чтобы быть в состоянии учить народ (ст. 11), ибо в этом частично заключалась работа священников (Втор 33:10), а тот, кто подвержен пьянству, неспособен учить народ Божьим заповедям, так как, во-первых, живя по плоти, не может на личном опыте быть знаком с духовными истинами, и, во-вторых, такие учителя одной рукой разрушают то, что строят другой.

Стихи 12-20. В этих стихах Моисей велит Аарону продолжить служение после перерыва. Страдания скорее должны побуждать нас к исполнению своего долга, а не отвращать от него. Обратите внимание, (ст. 12): он обратился к Аарону и его оставшимся сынам. Упоминание о том, что они остались в живых, подразумевает, что (1) после гибели своих двух сыновей Аарон должен утешиться, поразмыслив о том, что Бог милостиво пощадил двух оставшихся и что у него есть основания быть благодарным за этот остаток, за то, что не все его сыновья умерли, и в доказательство своей благодарности с радостью продолжить свое служение.

(2) То, что Бог пощадил их, должно побудить его продолжить служение, а не избегать его. Четыре священника были посвящены на служение; два были истреблены и двое остались, поэтому оставшиеся должны постараться заполнить места ушедших, удвоив свое усердие и старания в служении священников.

I. Моисей повторяет данные им ранее наставления о том, как они должны есть свою часть жертв (ст. 12-14,15). Священники должны не только уметь отличать священное от несвященного, чему они были научены (ст. 10), но также отличать самое священное от обычного священного среди того, что нужно было есть. Часть хлебного приношения, которая оставалась священникам, была особо священна, и поэтому ее могли есть во дворе скинии лишь сыновья Аарона (ст. 12,13). А грудь и плечо мирной жертвы могли есть в любом приличествующем месте двора скинии дочери их семей. Хлебное приношение, добавленное к всесожжению, полностью предназначалось для славы Божьей, а мирная жертва предназначалась для радости и утешения мужчин. Поэтому предыдущее считалось более священным и к нему нужно было относиться с большим благоговением. Священники должны были четко соблюдать это различие и остерегаться совершить ошибку. Моисей не старается привести основания для данного различия, а ссылается на свое постановление: «так мне повелено» (ст. 13). Этого было достаточно; он от Самого Господа принял то, что и вам передал (1Кор 11:23).

II. Он задает вопрос об отступлении от указания, которое, похоже, имело место. Суть его такова. В качестве жертвы за грех от народа был принесен козел (Лев 9:15). Закон о жертве за грех гласил, что если ее кровь была внесена на святое место, как жертва за грех священника, тогда мясо необходимо было сжечь вне стана; в противном случае священники должны были съесть ее на святом месте (Лев 6:30). Значение этого здесь поясняется (ст. 17): тем самым священники снимали грехи с общества, то есть они становились прообразом Того, кому предстояло стать грехом за нас и на Кого Бог должен будет возложить грехи всех нас. В данном же случае кровь этого козла не была принесена на святое место и, похоже, была сожжена вне стана. Здесь обратите внимание:

1. На нежный упрек Моисея, обращенный к Аарону и его сыновьям, за это отклонение от постановления. Здесь вновь говорится о сыновьях Аарона, оставшихся в живых (ст. 16), которые должны быть предупреждены, а Моисей разгневался на них. Хотя он был кротчайшим человеком в мире, похоже, и он мог гневаться, когда опасался, что Богу оказано непослушание и к Нему проявлено непочтение, а священство оказывалось в опасности. Тем не менее обратите внимание, как мягко он разговаривает с Аароном и его сыновьями, учитывая их нынешние страдания. Моисей говорит им лишь то, что они должны были есть ее на святом месте, желая услышать, что они могут сказать в оправдание, так как не желал усугублять скорбь тех, кого и так ранил Бог.

2. На вполне убедительное объяснение, которым Аарон оправдывает эту ошибку. Моисей обвинял в этом Елеазара и Ифамара (ст. 16), но, похоже, они сделали это по указанию Аарона, и поэтому Моисей простил их. Он сослался на то, что это была жертва за грех собрания, и если это был телец, то его надо было полностью сжечь (Лев 4:21), и тогда почему это не мог быть козел? Но, похоже, в то время было велено поступать иначе, и поэтому он оправдывается своим страданием (ст. 19). Обратите внимание:

(1) теперь он говорит о страдании: «…и это случилось со мною» – такое печальное происшествие, которое не могло не коснуться его сердца и сделало его несчастным. Он был первосвященником, из человеков избираемым, и не мог избавиться от естественных чувств, когда надевал святые одежды. Он сохраняет свое спокойствие (ст. 3), но его скорбь подвиглась, как у Давида (Пс 38:3). Отметьте: человек может глубоко скорбеть, даже если он искренно покоряется воле Божьей в страдании. «Подобного еще не приключалось со мной, и я не был готов к этому сейчас. Мой дух удручен, и я вижу, что моя семья скорбит; я не могу не испытывать огорчения, когда Бог гневается». Мы можем назвать многое, что усугубляло его скорбь, но лучше скажем немного.

(2) Как он оправдывается своей скорбью за отступление от повеления о принесении жертвы за грех. Он не мог есть, пребывая в скорби и находясь во власти духа скорби; и разве за это его нельзя простить? Он не оправдывается тем, что его сердце переполнено скорбью и у него нет аппетита, а ссылается на опасения в том, что Богу это будет неугодно. Отметьте:

[1] прежде всего во всех своих религиозных служениях мы должны желать и стремиться, чтобы Богу они были угодны, особенно участвуя в Вечере Господней, которая равносильна вкушению жертвы за грех.

[2] Мирские скорби являются великим препятствием для того, чтобы исполнение наших святых обязанностей было благоугодно – так как они тревожат нас, ослабляют колеса нашей колесницы и затрудняют наше движение (1Цар 1:7,8), а также неугодны Богу, который желает, чтобы мы служили Ему с весельем (Втор 12:7). Хлеб похоронный был осквернен (Ос 9:4; см. Мал 3:14).

3. На согласие Моисея с этим оправданием: Моисей одобрил (ст. 20). Он подумал, что это оправдывает их поступок. Бог побеспокоился о том, чтобы то, что не съедено, сжигалось. Наша неспособность исполнить долг, когда это естественно и причиной не является грех, принимается во внимание; Бог будет милостив и не потребует жертву. По крайней мере, он подумал, что это значительно смягчает их ошибку; дух бодр, плоть же немощна. Бог через Моисея показал, что Он принял во внимание их расположение. Это свидетельствовало о том, что Аарон искренно стремился угодить Богу, и тот, кто поступает так же с правым сердцем, увидит, что Он не стремится отметить их ошибки. И мы не должны быть чрезмерно строгими в своих порицаниях любой ошибки, наблюдая за собою, чтобы не быть искушенным.



2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.