Комментарии Баркли на евангелие от Марка 4 глава

УЧЕНИЕ ПРИТЧАМИ (Мар. 4,1.2)

Здесь начинается новый этап деятельности Иисуса. Он больше не учил в синагогах, а на берегу озера. Сначала Он учил при помощи тех же способов, что и раввины, теперь Он вынужден был прибегнуть к новым методам.

Следует сразу отметить, что Иисус был подготовлен к использованию новых методов. Он был готов перенести религиозную проповедь и учение из обычных собраний в синагогах под открытое небо в массу простых людей. Джон Уэсли тоже долгое время был верным ортодоксальным служителем англиканской церкви. А в Бристоле его друг Джордж Уайтфилд проповедовал шахтерам под открытым небом. На его проповеди приходило до двадцати тысяч человек и люди обращались сотнями. Джордж Уайтфилд пригласил Джона Уэсли приехать к нему, на что Уэсли ответил: "Я люблю удобные помещения, мягкие подушки, красивую кафедру". Такое проповедование под открытым небом сильно раздражало его, и он говорил себе: "Cначала я едва мог смириться с такой странной манерой – ведь всю мою жизнь до самого последнего времени я цепко держался норм приличия и установленного порядка – я даже мог посчитать за грех спасение душ человеческих, если оно совершалось не в церкви". Но Уэсли видел, что проповедь под открытым небом завоевывала души людей и он сказал: "Я не могу возражать против фактов".

Среди ортодоксальных иудеев наверное было много таких, которые смотрели на отход от норм как на вольность и погоню за сенсациями; но Иисус был достаточно мудр, чтобы понимать, когда нужно прибегнуть к новым методам и формам и достаточно решителен и смел, чтобы применить их. Было бы очень хорошо, если бы и Его церковь была такой же мудрой, решительной и смелой.

Такой отход от формы проповеди требовал и новых методов, один из которых заключался в том, что Он говорил народу притчами. Притча, иносказание, буквально значит нечто брошенное рядом с чем-то другим, другими словами, это сравнение. Это земная повесть с небесным, священным смыслом. Сравнивается что-то земное с чем-то небесным, чтобы небесная, божественная истина стала более доступной и понятной в земных иллюстрациях. Почему Иисус избрал такой метод? И почему он использовал этот метод так часто, что он стал настолько характерным для Него, что даже для многих далеких от религии людей, Он навсегда остался непревзойденным мастером притч?

1. Прежде всего Иисус избрал метод притч для того, чтобы заинтересовать людей, побудить их к слушанию. Теперь Он обращался не к собравшимся в синагоге людям, которые так или иначе должны были оставаться на своих местах до конца службы. Теперь Он обращался к толпе под открытым небом, которая была вольна в любое время разойтись. Поэтому важнее всего было вызвать в людях интерес. Если они не будут заинтересованы в предмете проповеди, они попросту разойдутся. Филипп Сидней так говорит о секрете поэта: "Он приходит к вам со сказкой, со сказкой, которая отрывает детей от их игр, а стариков стаскивает с лежанки". Вернейший способ привлечь внимание людей – рассказывать им истории, и Иисус знал это.

2. Кроме того, прибегая к методу притч, Иисус обращался к хорошо знакомым иудейским учителям. Притчи встречаются и в Ветхом Завете – наиболее известна история о единственной овечке бедняка. Эту притчу Нафан рассказал Давиду, когда Давид вероломно устранил Урия и взял в жены Вирсавию (2 Цар. 12, 1-7). Раввины тоже обычно использовали притчи в своем учении. Говорили, что в речи равви Мейра одну треть составляли судебные решения, одну треть – их толкования, и одну треть – притчи. Вот два примера притч раввинов. Создателем первой был равви Иуда (около 190 г. н.э.). Римский император Антоний спросил его, как может наказание ожидать людей в загробном мире, если после того, как душа покинет тело (порознь они уже больше не смогут грешить), они начнут сваливать друг на друга вину за грехи, совершенные на земле. На это равви ответил притчей: "У одного царя был прекрасный сад, в котором росли превосходные плоды. Царь приставил к саду двух сторожей – одного слепой, а второй без ноги. Безногий сказал слепому: "Я вижу в саду прелестные плоды. Отнеси меня туда, чтобы я мог сорвать их и мы съедим их вместе". Слепой согласился и оба поели от плодов тех. Через несколько дней пришел господин и хозяин садов и спросил сторожей о плодах. Безногий ответил так: "У меня нет ног и я не мог добраться до них, моей вины в этом нет". А слепой сказал: "Я даже не видел их, моей вины в этом нет". Что же сделал царь и хозяин сада? Он заставил слепого носить безногого и таким образом осудил и того и другого. Так и Бог вернет телу его душу и накажет обоих".

Когда у равви Хийи умер сын Абин в возрасте двадцати восьми лет, надгробную речь, построенную в форме притчи произнес равви Цера: "У одного царя был виноградник, в котором работало много работников. Один из них был особенно способным и умелым. И что же сделал царь? Он отозвал этого раба от его дела и ходил с ним по саду и разговаривал. Когда вечером работники пришли к царю за своей дневной зарплатой, с ними пришел и умелый работник и получил сполна свою дневную зарплату. Другие работники очень рассердились на это и сказали: "Мы работали весь день, а этот человек работал всего два часа. Почему царь заплатил ему за весь день, как и нам?" На это царь ответил им так: "Чем вы недовольны? Своим мастерством он сделал за два часа больше, чем вы за весь день". Так и равви Авин бен Хийя. В свои двадцать восемь лет он познал больше, чем другие в сто. И вот он исполнил работу своей жизни и получил право явиться от своих трудов в рай раньше других и сполна получить свою награду".

Используя метод притчи, Иисус пользовался хорошо известным и понятным иудеям способом.

3. Пользуясь методом притчи, Иисус, кроме того, конкретизировал абстрактные идеи. Лишь немногие могут понять абстрактные идеи. Большинство же людей мыслит образами и картинами. Можно долго говорить о красоте и о прекрасном и это не прибавит никому ума и знания, но если можно показать на человека и сказать: "Вот красивый человек", – каждому сразу станет ясно, что такое красота. Можно долго говорить о добродетели и не суметь сформулировать определение добродетели, но каждый человек узнает доброе дело, когда увидит его. В некотором смысле, каждое слово должно обрести плоть, каждая идея должна быть персонифицирована в человеке. Когда в Новом Завете идет речь о вере, авторы приводят в качестве примера Авраама, так что понятие вера обретает плоть в личности Авраама. Иисус был мудрым учителем. Он понимал, что бессмысленно ждать от простых умов, чтобы они совладали с абстрактными идеями; и потому Он воплощает абстрактные идеи в конкретные истории; он показывает эти идеи в действии; Он персонифицировал их, чтобы люди могли уразуметь и понять их.

4. Великое достоинство притчи заключается в том, что она побуждает человека задуматься. Она не преподносит ему все готовым, но побуждает его делать свои собственные выводы и заключения и самому находить истину. Самую плохую услугу ребенку оказывает тот, кто делает за него его работу. Ему не поможет, если мы решим за него задачу, напишем сочинение, сделаем упражнение по латинскому языку. Помощь оказывает тот, кто помогает ему советом самому выполнять свою работу. И Иисус преследует эту же цель. Истина, если она представляет собой личное открытие, всегда оказывает на человека вдвое большее воздействие. Иисус вовсе не хотел избавить людей от интеллектуальной работы, он побуждал их к размышлению. Он стремился разбудить и активизировать их ум, а не расслаблять и усыплять их. Он не хотел освободить их от ответственности. Напротив, Он хотел возложить на них ответственность, и потому Он использовал метод учения притчами не для того, чтобы заменить им мышление, а для того, чтобы побудить их к размышлению. Он представлял им истину в завуалированном виде для того, чтобы, сделав усилие, и будучи в правильном расположении духа, они сами могли открыть эту истину для себя и, таким образом, действительно и воистину овладеть ею.

ОТ ЗЕМНОГО К НЕБЕСНОМУ (Мар. 4,3-9)

Мы отложим толкование этой притчи до тех пор, пока дойдем до того места, где Марк дает толкование, а сейчас рассмотрим ее лишь как образец учения притчами, который Иисус применял на практике. Все опять происходит на берегу озера. Иисус сидит в лодке, стоящей недалеко от берега. Берег отлого спускается к воде, образуя естественный амфитеатр для толпы. Когда Иисус говорил к толпе, Он увидел такого сеятеля, сеявшего зерно недалеко от берега озера. "Вот посмотрите! Сеятель вышел сеять". Вот в этом и заключается суть метода изложения притчами.

1. Иисус начинает с того, что происходит здесь и сейчас, чтобы перейти к тому, что находится там и будет позднее. Он начинает с предмета, стоящего сейчас перед глазами у всех здесь на земле, чтобы повести мысль людей к небесному. Он начинает с того, что видно и очевидно каждому, чтобы перейти к невидимому и незримому. Он начинает с того, что известно каждому, чтобы перейти к тому, о чем никто из них до сих пор даже и не подозревал. В этом и заключается суть учения Иисуса. Он не сбивал людей с толку, начиная с незнакомых, непонятных и сложных вещей. Он начинает с самых простых вещей, которые мог понять даже ребенок.

2. Тем самым Иисус демонстрировал Свою веру в то, что существует подлинное родство между землей и небом. Иисус никогда не согласился бы с тем, что мир – это мрачная пустыня. Иисус верил в то, что люди могут узреть Бога в обычных, будничных, жизненных вещах.

Уильям Темпель выразил это так: "Иисус учил людей видеть созидания Божьи в обычном и каждодневном – в восходящем солнце, в падающем дожде и в растущем растении". Уже давно такая же мысль пришла в голову ап. Павлу, когда он говорил, что видимый мир существует для того, чтобы в нем было видно невидимое Бога, Его вечная сила и Божество (Рим. 1, 20). Иисусу этот мир не казался плачевной и печальной юдолью; Он видел в нем покров Бога живого. Кристофер Рен похоронен в соборе Святого Павла в Лондоне, созданном его гением. На его надгробной плите простая надпись на латинском языке: "Если вы хотите видеть его надгробный памятник, оглянитесь вокруг себя". В обычных будничных житейских вещах Иисус видит неиссякаемый источник указательных знаков, ведущих людей к Богу, если они их правильно читают.

3. Самая важная особенность притч заключалась в том, что они были спонтанными, импровизированными и неожиданными. В поисках общих точек соприкосновения с народом Иисус оглядывается вокруг Себя, Он видит сеятеля и сразу находит тему. Притчи не создавались в тишине рабочего кабинета, их не продумывали тщательно, не оттачивали и не репетировали. Их абсолютное величие в том и заключается, что Иисус создавал эти бессмертные короткие рассказы экспромтом. Они рождались по требованию момента, как аргумент в ходе спора. К. Ж. Каду так определил притчу: "Притча – это произведение искусства, применяемое как в богослужении, так и в споре. В этом кроется причина того, что притча встречается так редко: для ее создания необходим талант художника, который к тому же должен работать в очень трудных условиях. В трех типичных библейских притчах рассказчик рискует своей жизнью. Иофам рассказал притчу о деревьях и их царе жителям Сихема (Суд. 9, 8 – 15), а потом ему пришлось спасаться бегством. Нафам (2 Цар. 12, 1 – 7) своей притчей о единственной овце поведал восточному царю о совершенном им грехе. В притче о злых виноградарях Иисус использует Свой смертный приговор в качестве аргумента для Своей защиты. Чаще всего притчу используют в споре, в полемике, не оттачивая ее сперва, как сонет в спокойном уединении, а наскоро создав, в ходе спора, чтобы справиться с непредвиденной ситуацией. Лучшие и наиболее удачные притчи показывают чуткость и высокое поэтическое мастерство, проницательность, быстроту и актерскую изобретательность ее создателя, а также смелость, позволившую его уму работать беспрепятственно среди шума и опасностей человеческого спора".

Мы будем еще больше удивляться и восхищаться, если вспомним, что притчи Иисуса были созданы экспромтом, что они отвечали требованию момента и основывались на наглядном примере.

4. И вот здесь сокрыто то важное, что мы должны помнить всегда при толковании Его притч. Прежде всего, они предназначались не для читателя, а для слушателя. Другими словами, люди не могли тщательно, фраза за фразой, слово за словом разбирать и исследовать их, спокойно сидя в рабочем кабинете. Они создавались и произносились не для того, чтобы их долго изучали на досуге, а для того, чтобы немедленно произвести впечатление на слушателей и вызвать у них реакцию. То есть, притчи нельзя интерпретировать как аллегории. "Путешествие Пилигрима" и "Волшебная королева" – аллегорические произведения, в которых каждое событие, каждое действующее лицо и каждая деталь имеют символическое значение. Совершенно естественно поэтому, что каждое такое аллегорическое произведение требует тщательного изучения и исследования, притчу же слышали люди только один раз. Поэтому при анализе притчи мы не должны искать в каждой ситуации ее скрытое, аллегорическое значение, а лишь заложенную в нее одну великую идею, которая прямо бросается в глаза и сияет, как вспышка молнии. Ошибочно искать за каждой деталью в притче скрытое значение и приписывать ей его. Справедливо же будет спросить: "Какая мысль поразит ум человека, слышащего эту историю впервые?"

ТАЙНА ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ (Мар. 4,10-12)

Этот отрывок всегда считался одним из самых трудных во всех Евангелиях. В русском переводе Библии сказано тайны Царствия Божия. В греческом же слово мистерия относится к специальной терминологии и означает не нечто чрезвычайно сложное и таинственное в обыденном понимании смысла этого слова. Это слово означало некое событие или события совершенно непонятные для непосвященного человека и совершенно ясные для посвященного.

В эпоху Нового Завета в языческих странах стали популярными так называемые религии-мистерии, обещавшие людям общение и даже слияние с каким-нибудь богом, что якобы позволяло освободиться от житейских ужасов и ужаса смерти. В основе почти всех этих религий-мистерий лежала история какого-либо бога, пострадавшего, умершего и воскресшего вновь; почти все эти религии имели характер действ – мистерий, представляющих страсти бога.

Наибольшее распространение получили мистерии Изиды. Осирис был в них мудрым и добрым царем. Его порочный брат Сет ненавидел его и вместе с семьюдесятью двумя заговорщиками убедил Осириса прийти на пир, а там склонил его войти в хитро сделанный гроб, сделанный как раз по его мерке. Когда Осирис улегся в гроб, крышку захлопнули и бросили в Нил. Верная жена Осириса, Изида, нашла его тело после долгих и утомительных поисков и в трауре принесла его домой. В ее отсутствие порочный Сет пришел снова и украл тело, разрезал его на четырнадцать частей и разбросал их по всему Египту. И вновь отправилась Изида на мучительные и утомительные поиски. В конце концов, она нашла все части, своими магическими чарами собрала их вместе и вернула Осириса к жизни; и с тех пор Осирис стал бессмертным царем живых и мертвых. Вся же мистерия состояла в следующем. Намеревавшегося приобщиться кандидата долго подготавливали путем очищения, поста, аскетических упражнений, и также наставляли в вопросах, касающихся внутреннего содержания истории Осириса и Изиды. После этого вся драматическая история разыгрывалась в виде театрализованного действия со всеми страданиями, скорбями, воскресением и торжествующим концом, для создания эмоционального состояния использовались музыка, благовония и блестящая литургия. Во время действия его участник чувствовал себя одним целым со своим богом, вместе с ним страдая и торжествуя. Через единение с богом он переходил от смерти в бессмертие, Суть же заключается в том, что для непосвященного все это не имело никакого значения, для посвященного же все было наполнено смыслом.

Вот каково специальное значение греческого слова мистерион, переведенное в Библии словом тайна. Когда в Новом Завете речь идет о тайнах Царства Божия, это вовсе не значит, что Царствие находится где-то далеко и недоступно для понимания. Это значит только, что оно совершенно непонятно и недоступно для тех, кто не отдал своего сердца Иисусу, и что только человек, признавший в Иисусе своего Господа, может понять значение Царствия Божия.

Действительно труден следующий отрывок. Если принять за подлинное его очевидное значение, то может показаться, что Иисус умышленно учил притчами, чтобы скрыть значение сказанного, чтобы сознательно скрыть его от простых людей. Но независимо от того, что значил этот отрывок первоначально, этого он означать не мог, потому что совершенно ясно одно: Иисус пользовался притчами не для того, чтобы скрыть значение и спрятать истину, а чтобы помочь людям увидеть ее и побудить их узнать ее. Но как же тогда возник этот отрывок именно в такой форме? Дело в том, что это цитата из Ис. 6, 9. 10. С самого начала она озадачивала людей. Она беспокоила людей более двухсот лет, прежде чем ею воспользовался Иисус. Иудейский текст буквально звучит так: "И сказал Он: пойди и скажи этому народу: будете слушать и впредь, но не понимать; будете смотреть и впредь, но не воспринимать. Сделай жирными сердца этих людей и уши их сделай тяжелыми и залепи им глаза, чтобы не видели своими глазами, и не слышали своими ушами и сердцем не понимали, чтобы это нужно было вновь исцелить".

На первый взгляд может показаться, что Бог велит Исаие проводить курс, преднамеренно направленный на то, чтобы лишить людей способности понимать. В третьем веке до нашей эры Священное Писание было переведено с древнееврейского на греческий, и греческий вариант, так называемая Септуагинта, стала одной из влиятельнейших книг тогдашнего мира, потому что она пришла во все страны, где говорили по-гречески. Переводчиков Септуагинты ошеломил этот странный отрывок и они перевели его иначе: "И сказал Бог: пойди и скажи этому народу: вы действительно будете слышать, но вы не будете понимать; и видеть вы будете, но не будете воспринимать. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и глаза их закрылись; чтобы они никогда не видели своими глазами и не слышали своими ушами, и не понимали своими сердцами, и не обратились, и я исцелю их".

В греческой версии не говорится, что у Бога было намерение, сделать людей такими тупыми, чтобы они не понимали ничего; в ней говорится, что люди сами сделали себя такими тупыми, что перестали понимать – что уже нечто совершенно иное. Все объясняется тем, что никто не может перевести или записать буквами интонацию голоса. Исаия говорил наполовину с иронией и наполовину в отчаянии, а в общем с любовью. Он думал: "Бог послал меня принести Его истину этому народу; но добром, которое делаю я, я как будто делаю их невосприимчивыми к Нему. С таким же успехом я мог бы говорить и стене. Можно подумать, что Бог закрыл им уши на добро".

Потому и Иисус рассказывал людям притчи, чтобы их осенила мысль и чтобы осветить им истину Божию. Но в стольких глазах видел Он лишь тупое непонимание, столько людей было ослеплено предрассудками, глухих ко всему, кроме своих эгоистических мыслей. Тогда Иисус обратился к Своим ученикам и сказал им: "Помните, что сказал когда-то Исаия? Он сказал, что когда Он пришел с Божьей вестью к избранному народу Израиля, они были столь тупы и ничего не понимали, что можно было подумать, будто Бог не открыл им умы, а закрыл их; и сегодня Я чувствую то же самое". Иисус говорил это без гнева, раздражения или горечи, Он говорил в мучительном томлении из-за напрасно растраченной любви к людям, с острой грустью человека, принесшего этому народу огромный дар, который они, по неведению и слепоте своей, не хотели принять. Если мы услышим в этих словах разочарование а не крайнее раздражение, то они зазвучат иначе. Мы увидели в них не Бога, умышленно ослепившего людей и скрывшего от них Свою истину, а людей, столь инертных и непонимающих, что казалось, было безнадежно даже Богу пытаться пробить и разрушить эту броню лени и непонимания. Да избавит нас Бог от того, чтобы мы слышали Его истину сказанную таким тоном.

ВЕРНЫЙ УРОЖАЙ (Мар. 4,13-20)

Слушателям должна была быть знакома каждая деталь этой притчи, потому что эти детали были элементами их будничной, каждодневной жизни. В притче говорится о четырех видах грунта.

1. По обочинам дорог была твердая почва. Зерно могло упасть на такой грунт тоже по-разному. Поля представляли собой в Палестине узкие полоски, разделенные поросшими травой тропинками, по которым можно было ходить, как по дороге, и под ногами людей они становились твердыми, как камень. При севе, когда сеятель разбрасывал семена, несколько зерен вполне могло упасть на этот грунт, и там они уже никак не могли прорасти.

Но сеяли по-другому: на спину осла привязывали мешок с зерном, в углу которого прорезали отверстие, осла водили взад и вперед и зерно высыпалось. Ну, а пока осла вели по дороге на поле, какие-то зерна неизбежно падали и на дорогу и так же обязательно налетали птицы и склевывали их. Так и некоторые люди, в чьи сердца христианская истина вообще не может проникнуть. Это случается прежде всего потому, что у слушателей отсутствует интерес, а отсутствие его происходит от непонимания того, насколько важно для человека принять решение в пользу христианства. И христианство не может оказать никакого влияния на многих людей не потому, что они настроены враждебно к нему, а потому, что они попросту безразличны к нему. Они считают, что христианство неуместно в жизни и что они сами вполне могут обойтись и без него. Может быть это и было бы так, если бы жизнь всегда была проста и легка, если бы в ней не было трудностей и слез; но в жизни каждого человека наступает момент, когда ему нужна помощь, помощь высшей силы. И трагедия жизни заключается в том, что многие люди понимают это слишком поздно.

2. В Палестине было также много скалистых грунтов; но то были не сплошные камни, а известняковые скалы, покрытые тонким слоем почвы: такова большая часть грунта Галилеи. На многих полях можно было видеть выход скальных пород через неглубокий пласт земли. Упавшее на такой грунт зерно хорошо прорастало, но грунт был такой мягкий и в нем было так мало питательных средств и влаги, что солнце скоро высушивало проросшие семена и они умирали.

Всегда легче начать, чем завершить дело. Один знаменитый евангелист сказал: "Мы знаем, что пять процентов усилий уходит на то, чтобы обратить человека ко Христу, а девяносто пять на то, чтобы он не отошел от христианства и вырос зрелым членом церкви". Многие люди встают на христианский путь, но потом сбиваются с дороги. Существуют две причины гибели таких людей. Во-первых, это неумение тщательно продумывать свои шаги и дела, неумение заранее оценить значение своих действий, связанные с ними усилия и риск. И во-вторых, христианство привлекает тысячи людей, но это лишь поверхностные увлечения, не затрагивающие сути их жизни. Христианство требует от человека всего или ничего. Человек спасен лишь тогда, когда он целиком и полностью вручит себя Христу.

Если есть что-нибудь под солнцем,
Жаждущее разделить с Тобой мое сердце?
О! Вырви это из него и царствуй Один
Господь всякого помышления моего.

3. Были почвы, заросшие сорняками и терниями. Если крестьянин был очень ленив, он просто срезал верхушки густо распустившихся корней сорняков, оставляя корни в земле и они вскоре вновь прорастали или обретали силу. Они росли так быстро и с такой силой, что начисто душили проросшие семена.

Так и человек часто столь рьяно увлекается материальными аспектами жизни, что у него не остается времени для Христа. Чем больше усложняется жизнь, тем более необходимо ясно видеть, что в нашей жизни является главным, потому что столь многое стремится сбросить Христа с принадлежащего Ему первого места.

4. Но была в Палестине и хорошая, свободная от камней и сорняков глубокая почва, в которой семена хорошо прорастали и развивались. Если мы действительно хотим воспользоваться христианской вестью на пользу себе, мы должны видеть, что в притче нам поведано о следующих трех вещах:

а) Мы должны слышать эту христианскую весть, а для того, чтобы слышать ее, мы должны слушать. Многим из нас столь свойственно так много говорить, что уже нет времени слушать. Нам свойственно заниматься утверждением своего мнения и некогда прислушаться к мнению Христа. Мы можем также много двигаться и не находить времени для умиротворенного отдыха.

б) Мы должны принимать христианскую весть. Когда мы слышим христианскую весть, мы должны действительно усваивать ее нашим умом. Человеческий ум – странный и опасный инструмент. Мудрое провидение создало человека так, что когда инородное тело грозит попасть в глаз, глаз автоматически закрывается – это инстинктивное действие, основанное на первой сигнальной системе. Когда до ума доходят вещи, которые ему не хочется слышать, он автоматически закрывает им вход. Бывает, что человек вынужден принимать неприятное лекарство или вынести неприятное лечение, если он хочет сохранить здоровье. Закрывать ум для неугодной истины – прямой путь к гибели и трагедии.

в) Мы должны претворить эту христианскую весть в действие и в жизнь. В притче говорится, что получаемый урожай бывает в тридцать, в шестьдесят и в сто раз больше посеянного. Это большой урожай, да и вообще вулканические грунты Галилеи славились своими урожаями. Христианская истина всегда должна проявляться в действиях, в жизни. В конечном счете, христианин призван не рассуждать, а действовать.

Вот таково значение этой притчи, если усесться и спокойно изучить ее. Но очень и очень маловероятно, что все эти мысли придут в голову людям, когда они впервые слушают ее. Ну, а какой момент должен был особенно ярко запечатлеться в умах собравшихся в толпе людей, слышавших эту притчу впервые на берегу Тивериадского озера? Совершенно очевидно, что это была вот какая мысль: хотя часть семян никогда не прорастает или не вырастает, но совершенно очевидно, что после всего человек получает прекрасный урожай. Эта притча показывает людям, что не все так безнадежно, что не надо отчаиваться. Может иногда показаться, что многие наши усилия пропадают в тумане, что большая часть работы проделана напрасно. Вот именно такие мысли приходили в голову ученикам, когда они увидели, что Иисуса больше не пускают в синагогу проповедовать и смотрят на Него с подозрением. Казалось, что во многих местах Его весть не имела никакого успеха, ученики были обескуражены и упали духом. Но эта притча говорила им, и говорит нам то же: "Терпение. делайте Вашу работу. Сейте семя. Предоставьте остальное Богу. Вы обязательно получите урожай".

СВЕТ, КОТОРЫЙ НУЖНО ВИДЕТЬ (Мар. 4,21)

Стихи 21-25 представляют для нас особый интерес, потому что в них мы видим, с какими проблемами сталкивались авторы Евангелий. В этих стихах приведены четыре высказывания Иисуса. В ст. 21 – поучение о свече; в ст, 22 поучение об обнаружении скрытого и потаенного; в ст. 24 – поучение о том, что нам воздастся той же мерой, какой мы даем; в ст. 25 – поучение о том, что у Кого есть, тому будет дано еще. У Марка все эти поучения идут одно за другим. Но ст. 21 мы находим у Мат. 5, 15; ст. 22 – у Мат. 10, 26; ст. 24 – у Мат. 7,2; ст. 25 – у Мат. 13, 12; а также у Мат. 25, 29. Четыре поучения, приведенные у Марка в одном месте, рассыпаны у Матфея по всему тексту. Из этого мы должны извлечь один практический урок – не нужно искать в них связи и единства. Совершенно очевидно, что они не связаны между собой и поэтому мы должны рассмотреть их каждое в отдельности.

Как вышло, что эти поучения приведены у Марка все в одном месте, друг за другом, а у Матфея рассыпаны по всему тексту? А вот почему. Иисус совершенно уникально владел языком. Он умел выражаться чрезвычайно образно и сжато. Он мог говорить так, что это оседало в голове и не забывалось. И кроме того, Он, должно быть, повторял некоторые такие вещи: ведь Он ходил из одного места в другое, от одних слушателей к другим и Он, должно быть, повторял Свои поучения там, куда Он приходил. И отсюда люди запоминали сказанное Иисусом – ведь Он говорил так ярко, что их нельзя было забыть – но забывали, где и при каких обстоятельствах Он это сказал. И в результате этого получилось много высказываний Христа, утерявших связь с конкретной ситуацией и даже связь с Его именем так называемые "летучие выражения", афоризмы. Высказывания, поучения закрепились в умах людей, но контекст, в котором они были произнесены, и события, с которыми они были связаны, были забыты. Поэтому лучше взять эти фразы и поучения в отдельности и рассмотреть их.

Первое из этих поучений гласит, что люди не приносят и не зажигают свечу, чтобы потом поставить ее под сосуд или под кровать. Свечу нужно видеть и она должна помогать людям видеть, и потому ее ставят туда, где она видна всем. Из этого поучения мы можем научиться вот чему:

1. Истина должна быть видна людям, ее не полагается скрывать. Бывают времена, когда опасно говорить правду, когда говорить правду – самый надежный способна влечь на себя гонения и неприятности. Но настоящий человек и настоящий христианин верен правде, невзирая ни на что. Когда Мартин Лютер задумал выступить со своими взглядами против Римско-католической церкви он решил сначала атаковать практику продажи индульгенций. Индульгенции представляли собой отпущения грехов, которые человек мог купить за деньги у священника. Мартин Лютер составил девяносто пять тезисов против этих индульгенций. И что же он сделал с этими тезисами? В Виттенберге была церковь Всех святых, тесно связанная с университетом: на дверях этой церкви вывешивались университетские объявления и темы академических дискуссий; в городе не было другой доски объявлений. И вот на дверях этой церкви Лютер вывесил свои тезисы. Ну, а когда он вывесил их? Больше всего людей приходило в церковь в день Святых, первого ноября. Это был престольный праздник, годовщина основания церкви; совершалось много служб и народ валил толпами. И вот, в День Святых Лютер прибил на дверях церкви свои девяносто пять тезисов. Если бы Лютер был просто благоразумным человеком, он бы вовсе не стал составлять свои тезисы. Если бы он думал больше всего о безопасности, он бы не стал прибивать их на дверях церкви. Но если уже ему нужно было прибить их на двери церкви и если бы у него была какая-то мысль о личной безопасности, он никогда не стал бы выбирать день Святых для обнародования своих тезисов. Но Лютер чувствовал, что он открыл истину, и он думал только о том, что должен поведать людям эту истину и поставить под ней свое имя. Бывают в жизни моменты, когда мы хорошо знаем, чего требует истина, что нужно делать, что должны делать христиане. И бывает, что мы не делаем этого потому, что это изменит отношение людей к нам, а может быть еще что-нибудь похуже.

Нельзя забывать, что свечу истины нужно держать высоко, а не скрывать ее трусливо в интересах личной безопасности.

2. Люди должны видеть, что мы христиане. В эпоху раннехристианской церкви показать свою принадлежность к христианству иногда было равнозначно смерти. Римская империя охватывала весь мир. Чтобы найти какое-то связывающее звено для этой огромной империи, был создан культ, боготворивший императора. Император был воплощением всего государства и ему поклонялись как богу. В определенные дни от людей требовалось приносить жертвы божественному императору, и это была настоящая проверка политической благонадежности. Человек, принесший такую жертву, получал удостоверение об этом, а получив удостоверение, он мог пойти и поклоняться какому угодно богу, до нас еще сохранилось много таких удостоверений.

Вот, например, такое:

"Уполномоченным по жертвоприношениям от Инарек Акея из деревни Феоксении с детьми Эасом и Герой, проживающими в деревне Феадельфея. Мы регулярно приносим жертвы богам, а сейчас, в вашем присутствии, как того требует правило, принесли жертвы, совершили наши возлияния и вкусили наших жертвоприношений и просим вас дать нам соответствующее удостоверение. Всего вам наилучшего".

А за этим следует подтверждение.

"Мы, Серен и Герм, свидетельствуем ваше жертвоприношение".

И христианину нужно было лишь совершить этот формальный акт, получить удостоверение, и ему уже ничего не грозило. Но история показывает, что тысячи христиан предпочитали умереть, нежели сделать это. Они очень просто могли скрыть тот факт, что они христиане, они могли продолжать оставаться христианами, как бы мы сказали, в частном порядке, без всяких хлопот и неприятностей. Но они считали, что должны засвидетельствовать свою принадлежность к христианству в присутствии людей. Они радовались тому, что все знали, Кому они принадлежат. Именно им мы обязаны сегодня нашей христианской верой.

Зачастую проще умолчать о том, что мы принадлежим Христу и Его церкви, но наша христианская вера всегда должна быть подобна лампе, которую может видеть каждый.

ПРАВДА, КОТОРУЮ НЕЛЬЗЯ ПОДАВИТЬ (Мар. 4,22.23)

Иисус был убежден, что истину скрыть нельзя. Эта фраза применима:

1. К самой истине. Истина имеет что-то неразрушаемое. Люди могут отказаться признать истину, пытаться подавить ее, стереть или изгладить ее, могут отказаться принять ее, но "велика истина и она восторжествует".

В начале шестнадцатого века польский астроном Николай Коперник сделал открытие, что земля не является центром вселенной, и что она вращается вокруг солнца, а не солнце вокруг земли. Он был предусмотрительным и осторожным человеком и держал свое открытие в течение тридцати лет в тайне, и лишь в 1543 году уже перед лицом смерти, убедил одного типографа напечатать свою великую книгу "Об обращении небесных сфер". Коперник в этом же году умер, но буря разразилась, и его идеи сделались достоянием всех.

В начале семнадцатого века итальянский ученый Галилео Галилей принял теорию Коперника, но в 1616 г. он был подвергнут суду инквизиции и его взгляды были осуждены. Суд вынес такое решение: "Первое утверждение. что солнце является центром и не вращается вокруг земли – глупо, абсурдно и ложно в плане теологическом и является ересью, потому что противоречит Священному Писанию... Второе утверждение, что земля не является центром, а вращается вокруг солнца – абсурдно и ложно с философской точки зрения, а в плане богословском противоречит истинной вере". Галилей уступил: было проще успокоиться, чем умереть, и в течение многих лет хранил молчание. Когда на папский престол взошел Урбан VIII, Галилео Галилей подумал, что новый папа более образован и больше понимает, чем его предшественник, и вновь публично выступил со своей теорией. Но надежды его не оправдались. На этот раз он должен был подписать отречение или же подвергнуться пытке. И он подписал: "Я, Галилей, в возрасте семидесяти лет, будучи узником и стоя на коленях перед вашим высокопреосвященством, положив руки на священное Евангелие, которое Вы держите перед моими глазами, проклинаю и ненавижу ошибку и ересь о том, что земля движется". Отречение спасло Галилея от смерти, но не от тюрьмы. И когда он умер, ему даже было отказано в захоронении в семейном склепе. Но не только католическая церковь пыталась скрыть правду. Мартин Лютер писал: "Люди обратили уши свои к выскочке-астрологу (он имел в виду Коперника), пытавшемуся доказать, что вращается земля, а не небо, или небесный свод, Солнце и Луна... Глупец хочет опровергнуть всю астрономию; но в Священном Писании говорится, что Иисус Навин приказал остановиться солнцу, а не земле". Но время идет вперед. Можно грозить пытками человеку, открывшему истину, можно назвать его глупцом и пытаться высмеять его на суде, но это не меняет правды. "Не в ваших силах, – говорил Эндрью Мелвил, – повесить или запереть правду". На правду можно напасть, ее можно задержать, подавить, над ней можно смеяться; но время будет ее мстителем, и правда восторжествует. А человек должен позаботиться о том, чтобы не бороться против правды.

2. Эта фраза применима к нашей собственной жизни и к нашему поведению. Если человек грешит, он инстинктивно старается скрыть это. Так поступили Адам и Ева, нарушив завет Божий (Быт. 3, 8). Но правда выходит наружу. В конечном счете, от самого себя никто не может скрыть правды, а человек, у которого есть тайна, никогда не бывает счастлив. В клубке лжи нельзя спрятаться надолго, а от Бога человек вовсе не может скрыть истины. Помня об этом, мы будем стремиться к тому, чтобы нам не было стыдно за нашу жизнь.

РАВНОВЕСИЕ В ЖИЗНИ (Мар. 4,24)

1. Это относится к любому виду учения. Чем больше времени человек готов учиться, тем больше пользы он может получить от изучаемого предмета. Древние парфяне давали молодым людям есть только тогда, когда те на работе покрывались потом. Так и с учением. Оно приносит человеку тем большее удовольствие и удовлетворение, чем больше усилий он готов приложить к нему. В особенности это относится к изучению Библии. Иногда человеку может показаться, что некоторые части Библии не нравятся ему; но если он приложит усилие к их изучению, они часто оказываются самыми благодатными. Слишком несерьезное изучение предмета часто становится неинтересным, в то время как тщательное и интенсивное изучение доставляет удовольствие и восхищение.

2. Это относится к богослужению. Чем больше мы участвуем в богослужении, тем больше мы приобретем для себя. Но мы можем приходить в дом Божий и неподобающим образом, в частности:

а) Просто для того, чтобы получить что-то. Если мы пришли с такой целью, то скорее всего начнем критиковать органиста или хор и будем искать недостатки в проповеди служителя. Мы начнем смотреть на богослужение как на развлечение, которое служит только для того, чтобы занять нас. Мы должны приходить в церковь готовые давать, помня, что богослужение – это коллективное действие, и что каждый может внести в него свой вклад. Если мы будем спрашивать: "Что я могу внести в церковную службу?" а не думать: "Что мне даст эта служба?", мы всегда получим от нее больше, чем если будем просто приходить, чтобы получать.

б) Без всяких ожиданий. Мы можем приходить на богослужение в дом Божий просто по привычке, во исполнение одного из пунктов недельного расписания, но ведь надо приходить в церковь для того, чтобы встретиться с Богом, а когда мы встретимся с Ним, может произойти многое.

в) Мы можем прийти в церковь неподготовленными. Часто мы приходим в дом Божий совершенно не подготовившись к службе сердцем и умом, просто потому, что торопимся в церковь. Но было бы совершенно иначе, если бы мы на минуту спокойно присели и обратились к Богу с молитвой. Так говорили своим ученикам иудейские раввины: "Те люди хорошо молятся с другими вместе, которые сначала молятся в одиночку".

3. Это относится к отношению с людьми. Наша жизнь показывает, что в других людях мы видим свое отражение. Если мы недовольны, раздражительны, в плохом настроении, то, пожалуй, скоро найдем неприятными и других людей. Если мы будем критиковать каждого и находить в нем недостатки, другие начнут делать с нами то же. Если мы подозрительны и недоверчивы к другим, вполне возможно, что также будут относиться к нам. Чтобы другие любили нас, мы должны сначала полюбить их. Человек, который ищет друзей, должен сам дружески относиться к другим. Люди поверили в Иисуса именно потому, что Он верил в них.

ЗАКОН РОСТА (Мар. 4,25)

Это высказывание, может быть сурово, но жизнь показывает, что это глубокая и неизбежная истина.

1. Это верно по отношению знания. Чем больше человек знает, тем больше он сможет узнать. Человек не может приобщиться богатству греческой литературы, если он не поработает над греческой грамматикой. Изучив азы грамматики, человек может изучить еще многое другое. Человек не может подлинно насладиться музыкой, если он не разобрался в построении симфонии. Но когда он знает это, он найдет в музыке все больше и больше красот. Справедливо также сказать, что, если человек не будет постоянно углублять свои знания, он потеряет и те, которые у него были. Многие в школе или в вузе изучали иностранный язык, но потом забросили и вовсе забыли его. Чем больше человек знает, тем больше он может узнать нового. Но если он не расширит свои знания, он скоро потеряет все. Иудейские учителя любили повторять очень выразительную поговорку, что ученика нужно воспитывать как теленка – каждый день класть на него немного больше. В знании невозможно стоять на месте – каждый день мы либо увеличиваем их, либо теряем.

2. Это относится и к усилиям. Чем сильнее человек, тем больше сил он может аккумулировать в своем теле. Чем больше человек тренирует свое тело, тем больше оно способно сделать, и наоборот, если человек позволит своему телу ослабеть и стать вялым, он потеряет свою прежнюю форму. Нельзя забывать, что наше тело как и душа принадлежат Богу. Многие не могут заняться любимой работой только потому, что растратили свое здоровье.

3. Это относится к любому искусству и ремеслу. Чем больше человек развивает ловкость и мастерство рук своих и глаз или ума, тем большего может он достичь. Если же он готов плыть по течению, никогда не стремясь к новому, работа засосет его, и он останется без прогресса. И особые способности теряет человек, если небрежно относится к ним.

4. Это также относится к чувству ответственности. Чем больше ответственности человек берет на свои плечи, тем большую ответственность он сможет нести; чем чаще он примет решения, тем лучше он с ними справится. Человек же, уклоняющийся от ответственности, избегающий принимать решения и постоянно колеблющийся, превратится в конце концов в мягкотелого бесхребетника, совершенно лишенного чувства ответственности и неспособного принять какое-либо решение вообще. В Своих притчах Иисус указывает на то, что наградой за хорошую работу является еще более сложное и еще большее задание. Очень важный закон жизни, который часто забывается в минуты опасности, заключается в том, что чем больше мы добьемся, тем большего можно добиться еще. И если мы не приложим усилий, потеряем все, что заработали.

НЕЗАМЕТНЫЙ РОСТ И ВЕРНАЯ ЖАТВА (Мар. 4,26-29)

Эту притчу нам поведал только Марк. Царство Божие значит царствование Бога, то есть тот день, когда воля Его будет совершаться на земле так же идеально, как и на небе. Таковы предназначение и цели Божьи для вселенной. Эта притча коротка, но в ней заложены непреходящие истины.

1. В ней говорится о беспомощности человека. Не крестьянин взращивает семя, он даже не знает механизма роста. Секрет жизни заложен в самом семени. Ни один человек никогда не знал тайны жизни и не сотворил ничего в полном смысле этого слова. Человек может открыть, изменить вещи, может усовершенствовать их, но сотворить их он не может. Мы не можем создать Царствия Божия, оно принадлежит Богу. Очевидно, что мы можем срывать наступление Царства Божия и мешать ему, либо же создать положение, чтобы оно могло наступить скорее и в более полной мере; но за всем стоит Бог и Его сила и воля.

2. В притче сказано нечто о Царствии Божием. Примечательно, что Иисус в качестве иллюстрации для описания грядущего Царствия Божия так часто приводит примеры из области природы, ее роста и развития.

а) Рост и развитие природы происходит часто незаметно для глаза. Если мы видим растение каждый день, мы не заметим его роста. Когда же мы увидим его через какой-то промежуток времени, заметим происшедшую перемену. Так же обстоит дело и с Царствием Божием. Нет никакого сомнения в том, что Царствие Божие грядет, приближается, если сравним не сегодняшний день и вчерашний, а век нынешний и век прошедший.

Когда Элизабет Фрай посетила Ньюгетскую тюрьму в Англии в 1817 году, она увидела в женском отделении триста женщин и множество детей, теснившихся в маленьких камерах. Они жили, готовили пищу, ели и спали на полу. Присматривали за ними один старик и его сын. Эти женщины и дети толпились почти нагие, выпрашивая медяки, которые тут же в баре пропивали. Элизабет Фрай увидела там девятилетнего мальчика, которого должны были повесить за то, что он просунул в окно палку и украл краски стоимостью в двугривенный. Ныне это просто немыслимо. Почему? Потому что Царствие Божие приближается; рост Царствия Божия, как и растения, может быть незаметен день ото дня, но если смотреть на годы, то он очевиден.

б) Природа развивается непрерывно. Днем и ночью рост и развитие продолжаются. У Бога не бывает скачков в развитии. Все проблемы человеческих усилий и человеческой добродетели в том и заключаются, что они носят скачкообразный характер: один шаг вперед, а два назад. Работа Божия идет равномерно; Он непрерывно разворачивает и воплощает Свой план.

"Бог постепенно воплощает Свои предназначения, как год следует за годом;

Бог воплощает Свои предназначения и приближается момент –

Все ближе и ближе время, которое обязательно наступит,

Когда землю наполнит слава Божия, как воды наполняют моря".

в) Рост в природе неизбежен. Нет ничего, что обладало бы такой же силой, как рост. Иной раз дерево разрывает бетон силою своего роста. И сорная трава просовывает свою зеленую головку сквозь заасфальтированную дорогу. Ничто не может остановить рост. Таково и Царство Божие. Несмотря на бунтарство и непослушание людей, Бог продолжает Свое дело, и ничто не сможет помешать предназначениям Божиим.

3. В этой притче говорится также о том, что будет конец мира. Наступает день жатвы, и собирающий жатву собирает созревшие плоды и вырывает с корнем и уничтожает сорняки и плевелы, то есть делает две совершенно разные работы. Жатва и суд идут рука об руку. Думая об этом, мы должны обратить внимание на три истины.

а) Это призыв к терпению. Человек – временный жилец на земле, и потому он неизбежно думает о сиюминутном, преходящем. Бог же может творить в вечности, Он не ограничен во времени. "Перед очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи" (Пс. 89, 5). Мы должны насаждать в наших думах вместо нетерпеливой, раздражительной спешки, терпение, научившееся ждать пришествия Божия.

б) Это призыв надеяться. Мы живем ныне в атмосфере отчаяния. Люди отчаялись в Церкви, люди отчаялись в мире, они с содроганием и ужасом смотрят в будущее. "Человек, – сказал Герберт Уэллс, – начавший в пещере за ветроломом, закончит в пропитанных заразой руинах трущоб". В период между двумя мировыми войнами Филипп Гиббс написал книгу, в которой, заглядывая в будущее, размышлял о возможности ведения войны с применением ядовитых газов и отравляющих веществ. Он писал приблизительно так: "Если я почувствую запах ядовитого газа на улице, я не стану надевать противогаз. Я выйду и вздохну глубоко, потому что я буду знать, что все прошло, всему конец". Многие люди считают, что для человечества все прошло, всему конец. Но человек не может думать так и одновременно верить в Бога. Если Бог таков, каким мы Его себе представляем, в наших мыслях не должно быть места пессимизму. Мы можем раскаиваться, сожалеть, каяться, чувствовать угрызения совести, осознавать свое падение и греховность, но отчаяние не должно охватывать нас.

"Божий работник! О, не падай духом,
А познавай Бога
И в кромешной тьме на поле боя,
Ты будешь видеть куда нанести удар.
Ибо правда – это правда, коль Бог есть Бог,
И правда должна победить;
Сомневаться в этом – значит предать,
колебаться – значит согрешить".

в) Это призыв к готовности. Мы должны всегда быть готовыми к тому, когда конец мира наступит, ибо тогда будет поздно готовиться. Ведь мы в буквальном смысле слова должны готовиться к встрече с нашим Богом. Живя в терпении, которое ничего не может поколебать, в надежде, которая никогда не впадает в отчаяние, и в готовности, взирающей на жизнь в вечности, мы будем благодатью Божией готовы к концу мира, когда он наступит.

30-32

ОТ МАЛОГО К ВЕЛИКОМУ (Мар. 4,30-32)

В этой притче два изображения, знакомые каждому иудею. Во-первых, в Палестине горчичное зерно вошло в поговорку, как мельчайшее из всего сущего. Так, выражение "вера с горчичное зерно" значит малейшая вера. И в действительности такое горчичное зерно вырастало и становилось деревом. Один путешественник рассказывает о горчичной плантации, под листвой которой укрывалась лошадь с всадником. Птицы очень любили маленькие черные семена этого дерева и поэтому вокруг него всегда вились тучи птиц. Во-вторых, в Ветхом Завете большие империи обычно сравниваются с деревом, причем подчиненные и платящие дань народы сравниваются с укрывающимися в ветвях дерева птицами (Иез. 17, 22 слд; 31,1 слд; Дан. 4, 10. 21) и потому, дерево с птицами на ветвях означает здесь великое царство и составляющие ее народы.

1. Эта притча говорит нам: пусть вас не обескураживает скромное начало. Может показаться сначала, что мы не можем многого добиться, но если это немногое неоднократно повторять, эффект окажется очень большим. Вот, например, научный эксперимент с красящим веществом. Берется большой сосуд чистой воды и чашка краски. Эту краску по капле добавляют в сосуд с водой. Сначала кажется, что это не оказывает никакого воздействия и вода нисколько не окрашивается. И вдруг, совершенно неожиданно, она слегка окрашивается в нужный цвет, потом цвет постепенно становится сильнее, пока вся вода в сосуде примет нужную окраску. Вот какой эффект производят многочисленные капли.

Мы часто чувствуем, что всех наших сил не хватит, чтобы сделать то или другое дело. Но надо помнить, что все имело свое начало. Ничто не появляется вдруг, совершенно завершенным. Мы обязаны сделать то, что в наших силах; а общий эффект всех небольших усилий может привести к потрясающему результату.

2. В этой притче говорится о царстве Церкви. Как мы уже видели, дерево и птицы символизируют империю и народы, нашедшие защиту на ее территории. Церковь началась с Одного и должна охватить весь мир. Это оправдано с двух точек зрения.

а) Церковь – это царство, в которой могут быть представлены самые различные мнения и самые разные богословские направления. У нас же есть тенденция клеймить еретиком каждого, кто думает не так как мы. Одним из величайших в мире примеров терпимости был Джон Уэсли. "Мы думаем, – говорил он, – и мы даем другим думать. У меня нет прав возражать человеку, у которого отличное от моего мнение". У Джона Уэсли было любимое приветствие: "У тебя такое же сердце, как и у меня? Тогда дай твою руку!" Хорошо, когда человек уверен в том, что он прав, но это не должно давать ему права, думать, что все другие ошибаются.

б) Церковь – это царство, в котором собираются все народы. Однажды строили новую церковь. Одной из ее важных особенностей должны были стать цветные витражи в окнах. Соответствующий комитет искал тему для витражей и, наконец, остановился на строках гимна:
"Вокруг Божьего трона на небе стоят тысячами дети".

Комитет пригласил великого художника исполнить картины, с которых будут сделаны витражи. Художник начал работу и прямо-таки влюбился в нее. Когда работа была завершена, художник лег в свою постель и заснул. Ночью ему показалось, что он слышит шум в своей мастерской и он увидел там незнакомца с кистью и красками работающего над картиной. "Стой! – закричал художник, – ты испортишь мою картину". "Мне кажется, что ты уже испортил ее", – ответил незнакомец. "Как так?" – удивился художник. "Ну, – сказал незнакомец, – у тебя много красок, а ты брал только одну белую, когда рисовал лица детей. Кто тебе сказал, что там на небесах только белолицые дети?" "Никто", – ответил художник. "Ну так я и думал, – сказал незнакомец, – смотри! Я сделаю некоторые лица желтыми, некоторые коричневыми, некоторые черными, а некоторые красными. Они все тоже там, потому что и они ответили на Мой зов". "На Твой зов? – удивился художник, – кто Ты?" Незнакомец улыбнулся: "Когда-то давно я сказал: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Я еще и теперь говорю это". И тут художник понял, что перед ним стоит Сам Господь, и в тот момент Он исчез с глаз его. Картина, на которой были черные, желтые, красные, коричневые и белые дети, выглядела теперь еще прекраснее. Утром, проснувшись, художник бросился в свою мастерскую: картина была такой же, какой он ее оставил, и он понял, что это был сон. Хотя в тот день должен был прийти комитет для осмотра картины, он схватил кисти и краски и начал рисовать детей самых различных цветов кожи и рас, какие есть в мире. Члены комитета нашли картину прекрасной, а один из них сказал: "Да! Это воистину семья Божия на небе".

Церковь – это семья Божия; и в той Церкви, которая началась в Палестине, маленькой, как горчичное зерно, сейчас есть место всем народам мира. В Церкви Божией нет барьеров. Их создали люди, а Бог во Христе разрушил их.

МУДРЫЙ УЧИТЕЛЬ И МУДРЫЙ УЧЕНИК (Мар. 4,33.34)

Здесь дано короткое, но яркое определение мудрого учителя и мудрого ученика. Иисус читал Свои наставления, учитывая способности слушавших Его людей. А это первая особенность мудрого наставления. Мудрый учитель должен во что бы то ни стало избегать двух опасностей.

а) Он должен избегать саморекламы. Учитель должен приковлечь внимание слушателей не к себе, а к своему предмету. Любовь к саморекламе может вызвать желание блистать самому за счет истины. Он может начать искать умные обороты речи и думать об этом больше, чем о самом предмете. Или же захочет так блеснуть своей эрудицией, что простые люди вообще не поймут его. Нет ничего хорошего в том, чтобы завладеть элитой аудитории. Как сказал кто-то: "Если человек стреляет выше мишени, означает только то, что он плохой стрелок". Хороший учитель любит свой предмет, а не самого себя.

б) Он должен избегать чувства превосходства. Учение и наставление сводятся к тому, чтобы рассказывать людям что-то. Оно заключается в том, чтобы учить эти вещи вместе со слушателями. Греческий философ Платон считал, что обучение заключается в том, чтобы освобождать ум и память от того, что люди уже знают. Учитель, который становится на пьедестал и говорит сверху вниз, никогда не достигнет успеха. Подлинное учение заключается в том, чтобы открывать истину вместе и владеть ею сообща. Учение – это совместное исследование умов. Желающий стать учителем, должен стремиться овладеть следующими качествами.

а) Учитель должен обладать пониманием. Одна из больших трудностей заключается в том, что специалист не понимает, почему неспециалисту так трудно понять некоторый предмет. Учитель должен уметь видеть глазами ученика и думать его умом, прежде чем он сможет передать свои знания и научить чему-то.

б) Учитель должен обладать терпением. Иудейский равви Хилел установил: "Раздражительный человек не может учить" и настаивал на том, что самым важным качеством учителя является уравновешенность. Иудеи постановили: если учитель узнает, что ученики не поняли материал, он должен начать сначала без злобы и раздражения. И именно так поступал Иисус.

в) Учитель должен быть добрым. Иудейские правила, регулировавшие обучение, запрещали чрезмерно наказывать учеников и в особенности применять наказания, унижавшие их. Учитель обязан был всегда ободрять и никогда не обескураживать. Анна Бучан рассказывает, что у ее бабушки была любимая поговорка: "Никогда не обескураживай и не запугивай юных". Учителю легко использовать бич своего языка по отношению к еще несформировавшимся умам учеников; учителя часто одолевает искушение добиться дешевой победы, сделав ученика объектом своего сарказма и остроумия, выставив его насмех. Добрый учитель никогда не поступает так.

Но в этом отрывке показан также мудрый ученик. Здесь показан узкий круг людей, которым Иисус мог действительно полностью объяснить все.

а) Мудрый ученик уходит не за тем, чтобы забыть услышанное, а чтобы подумать над ним. Он "пережевывает" его до тех пор, пока не "переварит" и поймет его. Греческого философа и учителя Эпиктета обычно огорчали некоторые ученики. Он говорил, что философию учат не для того, чтобы говорить о ней, а чтобы жить по ней. И употреблял грубую метафору: овцы не выблевывают всю съеденную траву, чтобы показать пастуху, сколько они съели; они переваривают ее и употребляют для производства шерсти и молока. Мудрый ученик также уходит не для того, чтобы забыть или выставлять напоказ свою ученость, а чтобы спокойно поразмыслить над услышанным и понять, какое значение оно имеет для его жизни.

б) И, превыше всего, мудрый ученик стремится быть вместе с учителем. После того, как Иисус кончал говорить, толпа расходилась, но небольшая группа оставалась с Ним, и Он рассказывал значение всего. В конечном счете, в действительно выдающемся учителе нас интересует не только его учение, но и он сам. Его послание будет заключаться не в том, что он скажет, сколько в том, кем он сам является. Человек, желающий научиться чему-то у Христа, должен сопровождать Его, быть вместе с Ним. Если он поступит так, он одолеет не только учение, но и саму жизнь.

ПОКОЙ В ЕГО ПРИСУТСТВИИ (Мар. 4,35-41)

Галилейское море пользовалось дурной славой из-за своих штормов. Они налетали внезапно и устрашающе быстро. Один писатель так описывает это: "Обычны здесь ужасные шквалы, проносящиеся при ясном небе по водной глади, в обычном состоянии такой спокойной. Многочисленные ущелья, вздымающиеся на востоке и северо-востоке над озером, служат опасными ловушками для ветров с вершин Хаврана, Трахонитского плоскогорья и горы Ермон, в которых эти ветры сжимаются настолько, что, вырвавшись из ущелий и внезапно получив свободу, они страшно волнуют Генисаретское озеро (Галилейское море). Путника, пересекавшего озеро, всегда мог захватить такой шторм.

Иисус находился в лодке и Ему, как и вообще почетному гостю, было предоставлено почетное место. "В таких лодках, – читаем в одном из литературных памятников, – почетному гостю предоставляется небольшое место на корме, где положены ковер и подушка. Рулевой стоит немного впереди на палубе, но тоже на корме, чтобы лучше было видно".

Интересно отметить, что Иисус обращается к ветру и волнам теми же словами, что и к одержимому нечистым духом в Мар. 1, 25. Разрушительная сила шторма была такой же, как и сила злого духа. Когда ученики осознали, что с ними в лодке находится Иисус, им и буря показалась штилем, в их сердцах воцарился безмятежный покой. Путешествие с Иисусом обратилось в спокойное путешествие, хотя оно и протекало в буре. Это универсальная истина. Она не уникальная, происшедшая один единственный раз, она происходит и сейчас и может произойти с нами. Когда Иисус с нами, мы можем быть спокойны в самых жестоких жизненных бурях.

1. Иисус дает нам покой в буре печали, горя. Когда приходят печали, это значит, что нас ждет слава в грядущей жизни. Иисус обращает мрак смерти в яркое сияние мысли о вечной жизни. Иисус говорит нам о любви Божией. Есть старая повесть о садовнике, в саду которого был знаменитый цветок, горячо любимый им. Однажды придя в сад, он увидел, что цветка нет. Он был вне себя от горя, злился и причитал. В пылу возмущения он встретил хозяина сада и излил ему свое горе. "Тихо, – сказал хозяин, – я сорвал его для себя". Когда мы скорбим о потере близких Иисус говорит нам, что любимцы наши ушли, чтобы быть с Богом, и Он дает нам уверенность в том, что мы снова сможем встретиться с теми, кого так любили и с которыми на время расстались.

2. Иисус дает нам покой, когда жизненные проблемы заносят нас в пучину сомнений и неуверенности. Бывают моменты, когда мы просто не знаем, что делать дальше. Мы останавливаемся на распутье жизни, не зная каким путем идти. Если мы обратимся тогда к Иисусу со словами: "Господи, что Ты хочешь, чтобы я сделал?", нам станет ясно, какой путь выбрать. Трагедия заключается не в том, что мы не знаем, что делать, а в том, что мы не готовы скромно внять указаниям Иисуса. Чтобы в такой момент обрести покой, надо спросить Его волю и подчиниться ей.

3. Иисус дает нам покой в буре тревог. Тревоги – главный враг покоя. Тревога за себя, тревога по поводу неопределенного будущего, тревога за дорогих нам людей. Но Иисус говорит нам об Отце, рука Которого никогда не причинит Своему дитю необоснованной боли, и о любви, которую не можем разрушить ни мы, ни наши любимые. В бурю тревог Он приносит нам покой любви Божией.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →