Комментарии Баркли на Откровение Иоанна 8 глава

МОЛЧАНИЕ И ГРОМ МОЛИТВЫ (Отк. 8,1-5)

Прежде чем приступить к подробному изучению отрывка, сделаем одно замечание относительно порядка его. Стих 2, где речь идет о семи ангелах с семью трубами, совершенно очевидно, не на своем месте. В том виде, как он здесь стоит, он нарушает смысл отрывка, и он должен идти непосредственно перед 8,7; вероятно, это ошибка переписчика.

Отрывок начинается с крайне драматического молчания на небесах, длительностью приблизительно в полчаса. Абсолютное молчание производит даже большее впечатление, чем гром и молния. Молчание может иметь два значения.

1. Это может быть своего рода пауза или передышка в рассказе, подготовительный момент перед наступлением следующего откровения.

2. Но, может быть, в этом есть нечто более прекрасное. Молитвы святых восходят к Богу и, может быть, здесь заложена идея, что на небе все примолкло, чтобы молитвы святых могли быть услышаны. Как выразился один комментатор: "Нужды святых значат для Бога много больше, чем все небесное псалмопение". Даже небесная музыка, и даже гром откровений замолкли, чтобы ухо Божие могло внять тихим молитвам самых скромных и верных Его людей.

Ангел стоит перед жертвенником. В Откровении жертвенник в небесных картинах встречается довольно часто (6,9; 9,13; 14,18). Это не может быть жертвенник всесожжения, потому что на небе не может быть жертвоприношений животных; это должен быть жертвенник курения. В храме жертвенник курения стоял непосредственно у Святого Святых (Лее. 16,12; Числ. 16,46). Он был сделан из золота, был высотой около метра и размером около 50 см. По его четырем сторонам были рога, поверхностно покрытые листовым золотом; вокруг него была загородка, подобная миниатюрной балюстраде, которая предохраняла от падения с него горящих углей. В храме всесожжения возносились ежедневно перед первым и после последнего жертвоприношения. Жертвы людей восходили к Богу как бы завернутые в благовонные воскурения.

Здесь мы имеем идею, что молитва – это жертва Богу; молитвы святых приносятся в жертву на жертвеннике и, подобно всем жертвам, когда поднимаются к Богу, окружены дымом фимиама. Может быть, человеку больше нечего принести в жертву, но он всегда может принести Богу в жертву свои молитвы, и руки ангелов всегда готовы отнести их Ему.

Но есть еще одна половина картины. Тот же самый ангел взял кадильницу и, наполнив ее огнем с жертвенника, поверг ее на землю; и это – прелюдия к громам и землетрясениям, которые, в свою очередь, предваряют еще большие ужасы. Эта картина навеяна видением пророка Иезекииля, где человек, одетый в льняную одежду, берет угли из под херувимов и бросает их на город (Иез. 10,2) и видением пророка Исаии, в котором серафим касается углем, взятым с жертвенника, его уст (Ис. 6,6).

Но в этой картине есть нечто совершенно новое. Уголья с жертвенника вызывают новые несчастья. Суит выразил это так: "Молитвы святых возвращаются на землю гневом". Иоанн при этом думает о том, что молитвы святых вызывают месть на тех, кто дурно со святыми обращался.

Нам может показаться, что молитвы о мести звучат странно в устах христианина, но надо помнить страдания гонений, через которые проходила Церковь в период написания Откровения.

СЕМЬ АНГЕЛОВ С ТРУБАМИ (Отк. 8,2-6)

Эти семь ангелов, известные как семь ангелов присутствия – это архангелы.

Их название – ангелы присутствия, – имеет два значения. Во-первых, они пользовались особой привилегией. При восточном дворе лишь особо любимые придворные пользовались правом всегда присутствовать при царе; быть таким придворным присутствия означало особую честь. Во-вторых, хотя такое присутствие при царе и было связано с особыми почестями, но это еще больше значило, что такому человеку могли в любое время дать какое-нибудь поручение. И Илия и Елисей неоднократно говорят "Господь, Бог Израилев, пред Которым я стою" (3 Цар. 17,1; 18,15; 4 Цар. 3,14; 5,16). Эта фраза значит: "Господь Бог Израилев, слугой Которого я являюсь".

У семи ангелов было семь труб. В ветхозаветных и новозаветных видениях трубы всегда символизируют непосредственное вмешательство Бога в историю. Все эти картины – а их много, – восходят к сцене у горы Синай, когда народу был дан закон. На горе были громы, и молнии, и густое облако и трубный звук весьма сильный (Исх. 19,16.19). Этот трубный звук стал неизменной частью Дня Господня. В тот день вострубит великая труба, и придут затерявшиеся и изгнанные в разные земли (Ис. 27,13); протрубит труба на Сионе и будет объявлена тревога на святой горе (Иоил. 2,1). Это будет день трубы и бранного крика (Соф. 1,16). Господь Бог возгремит трубою и шествовать будет в бурях полуденных (Зах. 9,14).

Эта картина перешла в новозаветные видения последнего дня. Павел говорит о дне, когда вострубит труба и тленное облечется в нетление (1 Кор. 15,52.53). Он говорит о трубе Божией, которая вострубит в день, когда Иисус придет вновь (1 Фес. 4,16). Матфей говорит о трубе громогласной, когда будут собирать избранных (Мат. 24,31).

Было бы неправильно ожидать, что Бог в буквальном смысле вострубит в трубу, но, тем не менее, в этой картине есть символическая правда. Звук трубы может символизировать три вещи.

1. Это может быть сигнал тревоги; он будит от сна или предупреждает об опасности. Бог всегда посылает предупреждения в уши людей.

2. Это могут быть фанфары, объявляющие о прибытии царя. Этот символ может указывать на вторжение Царя вечности в историю.

3. Это может быть призыв к битве. Бог всегда призывает людей сделать выбор и встать на нужную сторону в борьбе истины с ложью и стать воинами Царя царей.

ОСВОБОЖДЕНИЕ СТИХИИ (Отк. 8,7-12)

Перед нами картина природных стихий, брошенных в осуждение против земли. По каждому трубному звуку бросаются они на разные части земли; следующее за этим разрушение не является полным, потому что это только вступление к концу. Сперва разрушительный звук трубы затрагивает землю (8,7), потом море (8,8.9), реки и источники пресной воды (8,10.11) и небесные тела (8,12). Разрушение направлено на все части сотворенной вселенной.

А теперь надо отметить, чем питал Иоанн свое воображение, ибо большая часть картин восходит к описанным в Книге Исход казням египетским, постигшим страну после того, как фараон не позволил Израилю уйти.

У Иоанна на землю обрушиваются огонь, кровь и град. В Исх. 9,24 читаем, что на Египет пал град и огонь между градом, весьма сильный. Чтобы усилить чувство ужаса, Иоанн добавляет кровь, помня картину пророка Иоиля о дне, когда солнце превратится во тьму, а луна – в кровь (Иоил. 2,10.31). В видении Иоанна третья часть моря сделалась кровью и умерла третья часть тварей, живущих в море. В Книге Исход, когда Моисей поднял свой жезл и ударил по воде речной, вода в реке превратилась в кровь и рыба в реке вымерла (Иск. 7,20.21). В картине пророка Софонии о Дне Господнем Бог говорит: "Истреблю людей и скот, истреблю птиц небесных и рыб морских" (Соф. 1,3).

В Ветхом Завете нет параллели картине горящей, подобно светильнику, звезде, но зато много параллелей идее воды, обратившейся в полынь.

Полынь – это общее название класса растений, которые известны под названием артемисия, отличительным свойством которых является горький вкус. Они не ядовиты, то есть не вызывают смерти, но опасны, и иудеи опасались их горечи. Полынь – плод идолопоклонства (Втор. 29,17.18). Бог грозил Своему народу через Иеремию, что Он накормит их полынью и напоит водой с желчью (Иер. 9,14.15; 23,15). Полынь всегда символизировала горечь суда Божьего над ослушниками.

В картине Иоанна добавляется еще затмение третьей части небесных светил. В Книге Исход одной из казней египетских была тьма по всей земле египетской (Исх. 10,21.23).

Иоанн говорит о большой, как гора пылающей массе. Это очень похоже на извержение вулкана. Так, в августе 79 г. произошло извержение вулкана Везувий, уничтожившим десятую часть Неаполя и залива. Это событие отделяют от написания Откровения всего несколько лет. В Эгейском море тоже есть вулканические острова и подводные вулканы. Греческий географ Страбон сообщает об извержении вулкана, имевшем место в 196 г. до Р.Х. в Эгейском море, в котором находится и остров Патмос, и приведшем к образованию нового острова Палапа Каумени. И это могло быть в уме у Иоанна.

В этом видении ужасов перед глазами у Иоанна Бог, использует силы природы для того, чтобы предупреждать людей о грядущей окончательной гибели.

ЛЕТЯЩИЙ АНГЕЛ (Отк. 8,13)

Здесь одна из тех пауз в повествовании, которые автор Откровения так удачно использует. Три ужасные несчастья ожидают землю; три ангела вострубили в свои трубы, а теперь наступила пауза.

В момент этой паузы автор видит орла – не ангела, как утверждает русский перевод Библии. [Только в некоторых из ранних, но не в самых хороших, списках Откровения, пишется ангел. Это может быть ошибка переписчика, потому что на древнегреческом слова ангел и орел очень похожи, или может быть показалось переписчику, что действие орла в этом случае более подходит поведению ангела. Дело в том, что результаты современного библейского исследования утверждают, что в этом отрывке говорится об орле, а не об ангеле]. Весьма возможно, что греческий текст имеет в виду даже "одинокого орла". Выражение посреди неба может означать зенит неба, т.е. ту часть его, где солнце находится в полдень. В таком случае перед нами драматическая и жуткая картина пустого неба, а одинокий орел летит своим путем посреди этого неба, предупреждая о грядущей погибели.

Картину не надо понимать буквально, но она символически показывает, что Бог использует природу, чтобы послать Свою весть людям.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →