Псалтирь 89 глава » Псалтирь 89:10 — толкование отцов церкви.

Толкование на Псалтирь 89:10

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ

сравнение ссылки стронг комментарии

Толкование на Псалтирь 89:10 / Пс 89:10

Псалтирь 89 стих 10 — синодальный текст:
Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим.

Афанасий Великий (~295−373)

лета наша яко паучина поучахуся: дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь: яко прииде кротость на ны, и накажемся

Лета наша яко паучина поучахуся. Природа человеческая не имеет в себе ничего твердого и постоянного, подобно паутине легко расторгается. Дню лет наших в нихже седмьдесят лет. Это подобно сказанному патриархом Иаковом: малы и злы дние мои: не достигоша во дни отец моих (Быт. 47:9). Поэтому, хотя иные живут более сказанного времени; но это бывает с немногими. Здесь же показывает, что всего обыкновенные, и чему подлежит большая часть людей. Ибо, как не упомянул об умирающих преждевременно, так не сказал и о долговечных, кончающихся в глубокой старости. Впрочем, и краткое это время жизни исполнено болезни и трудов. Яко прииде кротость на ны, и накажемся: потому что как бы мертвенна и ничтожна жизнь наша, и не знаем, что после этого будет с нами под державою Твоею. Поэтому, наказывай нас кротко. Ибо сказано «прииде» вместо «да приидет». Просят же о том, чтобы принять им наказание чрез Христа, Который есть Отчая Десница. Потому и сказано:

См. также Толкование на Пс. 89:12

Источник: Толкование на псалмы.

Григорий Нисский (331/5−~394)

Ст. 10−12 лета наша яко паучина поучахуся: дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь: яко прииде кротость на ны, и накажемся. Кто весть державу гнева Твоего, и от страха Твоего ярость Твою изчести? Десницу твою тако скажи ми, и окованныя сердцем в мудрости

Над кем превозможет владычество гнева, жизнь тех не состоятельна, походит на тень, подобна паутинной ткани. Как она бывает видна, пока остается связною; но если кто наложит руку, немедленно, от прикосновения перстов распадшись, уничтожится: так и жизнь человеческая, несостоятельными усилиями, как бы из воздушных некиих нитей всегда соплетаемая, напрасно старается соткать себе ткань неосуществимую, которой если коснется кто твердым помыслом, то избежит прикосновения, и обратится в ничто сей напрасный труд; потому что все, чего домогаются в этой жизни, есть мечта, а не существенность. Мечта — честь, достоинство, род, надмение, пышность, богатство, и все сему подобное, в чем поучаются науки этой жизни. Потому-то все подобное имеет нужду в уврачевателе Боге. Таков, думаю, смысл сказанного тем, кто говорит: «дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь», не потому, что для живущего сверх этой меры жизнь многоболезненна, но потому, что и сей столько краткой жизни большая часть проходит в труде и болезни: младенчество — болезнь, юность — труд, жизнь в средине более изобилует болезнями, а старость самою сединою и морщинами преимущественно свидетельствует о множестве трудов.

Пророк примышляет и другой еще способ, которым бы Божество могло быть умилостивлено к людям; смысл же сказуемого таков: бремя грехов наших навлекает великое наказание, но состоятельность естества нашего маломощна и не вынесет гнева, заслуженного прегрешениями. Но когда налагаемое на нас в наказание было бы сносно, тогда и сего достаточным оказалось бы для вразумления претерпевающих. Поэтому, если и легкого воздаяния будет довольно для вразумления и наказания, кто выдержит державу гнева? Или какое число возможет измерить страх ярости? Посему, если гнев не выносим, сносен же образ действия, соединенный с человеколюбием; то «десницу Твою тако скажи нам», чтобы делаемое Тобою нам вразумление могли мы принять, как дело премудрости, а не как наказание. Так, после изложенного нами наперед смысла, уместно будет привести и самые богодухновенные речения, которые читаются так: «яко прииде кротость на ны, и накажемся. Кто весть державу гнева Твоего? и от страха Твоего ярость Твою исчести? Десницу Твою тако скажи ми, и окованныя сердцем в мудрости обрати».

Источник: О надписании псалмов.

Иоанн Златоуст (~347−407)

лета наша яко паучина поучахуся: дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь: яко прииде кротость на ны, и накажемся

Пророку свойственно было размышлять и любо­мудрствовать и об этом, и представлять жизнь человеческую паути­ной; помышляя так постоянно о себе самом, он мог и твердо переносить печали, и пренебрегать призрачными благами, как скоротеч­ными по своей природе. «дни лет наших… семьдесят лет». «Наших», т.е. дни некоторых людей, потому что немногие доживают до указанного числа лет. «А если в силах — восемьдесят лет». Силою пророк называет крепость тела. Симмах, вместо: «в силах», перевел: в крайнем случае, желая сказать, что и при телесном здоровье не легко дожить до такого возраста. «То большая часть их — труд и болезнь». Паутиной, следовательно, пророк назвал человеческую жизнь, отчасти потому, что она продолжается немного вре­мени, так как недолговечность — свойство паутины, отчасти потому, что она сопровождается бесполезными усилиями и трудом, так как и паутина, вследствие чрезвычайной тонкости тканей, делается с боль­шим трудом и усилием, хотя потраченный на них труд и бесполезен, поскольку не достигает ничего полезного. Вот почему про­рок ограничил число лет человеческих семьюдесятью годами, хотя многие доживают до ста лет и более, и совсем счел ненужным упомянуть о годах, превышающих число восемьдесят, как излиш­них для жизни, доводящих людей до чрезмерной старости, которая делает их малым чем отличными на мертвецов. «Ибо постигло нас унижение, и мы (сим) будем научены». «Унижением» пророк называет произнесенный над нами Богом приговор: «прах ты и в прах возвратишься» (Быт.3:19): Бог, желая смягчить определенные наперед наказания (разумею: «в поте лица твоего будешь есть хлеб»; и: «терния и волчцы произрастит она тебе», земля, (Быт.3:18), ставит концом их для нас смерть, чтобы в ней мы несли наказание, служащее не столько к отмщению, сколько к нашей пользе, поскольку ожиданием смерти мы отстраняем себя от многих злых дел здешней жизни.

Источник: Беседа на псалом 89.

Феодорит Кирский (386/93−~457)

лета наша яко паучина поучахуся: дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь: яко прииде кротость на ны, и накажемся

«Лета наша, яко паучина поучахуся». Ничего твердаго, ничего постояннаго не имеет в себе естество человеческое; подобно паутине удобно расторгается.

«Дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь». Это сходно с тем, чтó сказано патриархом Иаковом: «малы и злы быша дние» мои; «не достигоша во дни отец моих» (Быт.47:9). Посему, хотя живут иные долее сказаннаго, но сие бывает с немногими; а здесь Пророк показывает, что вообще и большею частию обыкновенно. Ибо как не упомянул о приемлющих преждевременную кончину; так прешел молчанием и долголетие весьма состаревшихся. Однако же говорит, что и краткое это время исполнено страдания и трудов.

«Яко прииде кротость на ны, и накажемся». Вот сколькими бедствиями обуреваемся и от малаго гнева Твоего! Ибо пришедшею на них кротостию Пророк назвал умеренное наказание.

Евфимий Зигабен (~1050−~1122)

Лета наша яко паучина поучахуся

Глагол поучахуся стоит вместо считались. Смысл же будет тот, что годы жизни нашей считаются нами за паутину, которая делается с большим трудом и существует не долго. Ибо паутина вследствие своей тонкости ткется с многим трудом, а вследствие своей непрочности скоро пропадает.

Дние лет наших, в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет

Определяет здесь число лет, сколько человек может прожить. Дни лет наших, т. е. наши дни, в них, т. е. в нас самих, семьдесят лет. Ибо дотоле мы в нас самих, т. е. владеем собою, движемся собственною силою; если же кто будет в силах, т. е. с усилием, так как тогда с трудом может быть что нибудь сделано, проживет восемьдесят лет.

И множае их труд и болезнь

Если же кто проживет сверх этих лет, то вследствие крайней слабости жизнь его будет труд и болезнь. Труд же поставил здесь вместо бедствия. Другие же толковники слова: и множае их, понимают так, что в годы за семидесятью и восмидесятью немного удовольствий, но больше горя вследствие частых падений.

Яко прииде кротость на ны, и накажемся

Под кротостью разумеет умеренное наказание Божиe. Назвал же кротостью потому, что если сравнить его с тем наказанием и исправлением, какого мы достойны за свои пороки, то это будет не наказание, а кротость.


Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter


2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.