От Матфея 4:3 – толкование отцов церкви.

Толкование на От Матфея 4:3

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ

Поделиться в соц.сетях.

сравнение ссылки стронг комментарии

Толкование на От Матфея 4:3 | Мф 4:3

Евангелие от Матфея 4 стих 3 – синодальный текст:
И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.

Иоанн Златоуст (~347–407)

Ст. 3-4 И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих

После того как слышал уже голос, сошедший с неба и свидетельствующий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный» (Мф. 3:17), слышал столь же славное о Нем свидетельство Иоанна, искуситель вдруг видит Его алчущим. Это приводит его в недоумение: припоминая сказанное об Иисусе, он не может поверить, чтобы это был простой человек; с другой стороны, видя Его алчущим, не может допустить, чтобы это был Сын Божий. Находясь в таком недоумении, он приступает к Нему со словами сомнения. И, как некогда, приступив к Адаму, выдумал то, чего совсем не было, чтобы узнать истину, так и теперь, не зная ясно неизреченного таинства воплощения, и того, кто перед ним, коварно сплетает новые сети, чтобы, таким образом, узнать сокровенное и остававшееся в неизвестности. Что же говорит он? «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Не сказал: если алчешь; но: «если Ты Сын Божий», думая обольстить Его похвалами. О голоде он умалчивает, чтобы не показалось, что он выставляет это Ему на вид и хочет уничижить Его. Не постигая величия действий, относящихся к домостроительству спасения, он почитал это за постыдное для Иисуса. Поэтому он льстит Ему и коварно напоминает только о Его достоинстве. Что же Христос? Низлагая кичливость дьявола и показывая, что случившееся ни мало не постыдно и не недостойно Его премудрости, Сам выражает и обнаруживает то, о чем искуситель умолчал из лести, и говорит: «не хлебом одним будет жить человек».

Так искуситель начинает с потребности чрева. Посмотри на хитрость злого духа, с чего он начинает борьбу, и как остается верен своему коварству: чем он изринул из рая первого человека, и подверг его бесчисленным бедствиям, тем и здесь начинает свое обольщение, т. е. невоздержанием чрева. И ныне от многих безумцев ты услышишь, что чрево для них было причиной бесчисленных зол. Но Христос, желая показать, что добродетельного человека и самое жестокое насилие не может принудить сделать что-либо неподобающее, алчет, и, однако же, не повинуется внушению дьявола, научая и нас ни в чем его не слушаться. Так как первый человек, послушав дьявола, и Бога прогневил, и закон преступил, то Господь всячески внушает тебе не слушать дьявола даже и тогда, когда требуемое им не будет преступлением закона. Но что я говорю – преступлением? Хотя бы что и полезное внушали демоны, и тогда Господь запрещает их слушать. Так он повелел молчать бесам и тогда, когда они возвещали, что Он Сын Божий. Так и Павел запретил им кричать, хотя то, что они говорили, было полезно; но чтобы совершенно посрамить их и преградить всякое их злоумышление против нас, несмотря на то, что они проповедовали спасительные истины, прогнал их, заградил им уста и повелел молчать (Деян. 16:18). Потому-то и теперь Христос не согласился на слова дьявола, но что сказал? Он отвечал ему словами ветхого завета: «не хлебом одним будет жить человек» (Мф.4:4). Слова эти значат, что Бог может и словом напитать алчущего. Этим Христос научает нас, несмотря ни на голод, ни на какие другие страдания, никогда не отступать от Господа.

Источник: Беседы на Евангелие от Матфея.

Василий Великий (329/30–379)

Ст. 3-4 И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих

Правило 27. К подтверждению того, чтò делаем или говорим, надобно прежде всего пользоваться свидетельством Писания, а потóм ужé и тем, чтò известно из общего употребления

Глава 1. Всякое слово или дело дóлжно подтверждать свидетельством богодухновенного Писания в удостоверение добрых и в посрамление злонравных.

И пристýпль к Нему искуситель речé: аще Сын еси Божий, рцы, да кáмение сие хлéбы будут. Он же отвещав речé: писано есть: не о хлебе едúнем жив будет человек, но о всяцем глаголе исходящем изо уст Божиих (Мф. 4:3-4). <…>

Источник: Нравственные правила.

Афанасий Великий (~295–373)

Аще Сын еси Божий

Для чего диавол при каждом искушении спрашивает об этом Христа, говоря: аще Сын еси Божий? Слова эти сходствуют с тем, чтó сказано им первоначально в раю. Адаму говорил он: в оньже аще день снесте, отверзутся очи ваши (Быт. 3:5), показывая тем, что прародители обмануты Богом. Потому и здесь после каждой речи своей постоянно присовокупляет: аще Сын еси Божий, то-есть, если глас, наименовавший Тебя Сыном, истинен; то почему не подтвердишь сего, сделав, что говорю тебе?

Источник: Из Бесед на Евангелие от Матфея.

Григорий Двоеслов (~540–604)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Но если мы обозреваем самый порядок искушения Его, то помыслим, с какою трудностью мы освобождаемся от искушения. Древний враг восстал против первого человека, нашего прародителя, тремя искушениями, потому что искушал его обжорством, суетной славой и любостяжанием. Но искушением победил, потому что подчинил его себе через согласие. Он искушал его обжорством, когда указывал на запрещенную пищу дерева, и убедил к снеди. Искушал и суетной славой, когда говорил: будете яко бози (Быт. 3:5). Искушал и успехом в любостяжании, когда говорил: ведяще доброе и лукавое. Ибо любостяжание относится не только к деньгам, но и к возвышению. Поэтому справедливо называется любостяжанием чрезмерное домогательство высокости. Если бы хищение не принадлежало к любостяжанию чести, то Павел о Единородном Сыне Божием никак не сказал бы: не восхищением непщева быти равен Богу (Флп. 2:6). Но диавол довел нашего прародителя до гордости тем, что побудил его к любостяжанию высокости. Но какими способами низложил он первого человека, с теми же самыми способами подвернулся он и ко Второму, искушаемому Человеку. Ибо он искушает Его обжорством, когда говорит: рцы, да камение сие хлебы будут. Искушает суетною славою, когда говорит: аще Сын еси Божий, верзися низу. Искушает любостяжанием высокости, когда показывает Ему все царства мира, говоря: сия вся Тебе дам, аще пад поклонишимися. Но от Второго Человека он побеждается теми же способами, которыми славился, как победитель первого человека, для того, чтобы он выходил из наших сердец, будучи пойман при том самом входе в них, которым, впущенный внутрь, содержал нас в плену. Но есть, возлюбленнейшая братия, другое, что мы должны обсудить в этом искушении Господнем. Поскольку Господь, искушаемый от диавола, отвечает ему заповедями Св. Писания, и Тот, Кто был тем Словом, Которое могло своего искусителя низвергнуть в бездну, не обнаруживает силы Своего могущества, а дает только одно внушение из Св. Писания, то Он представляет нам пример Своего терпения, для того, чтобы мы, когда что-либо терпим от людей нечестивых, возбуждались более к назиданию себя, нежели к отмщению. Взвесьте, каково терпение Божие, и каково нетерпение наше. Мы, когда подвергаемся обидам или какому-либо оскорблению, тогда, подвигнутые неистовством, или сами мстим, сколько можем, или грозим отомстить, если не можем. – Вот Господь перенес оскорбление от диавола и ничем ему не ответил, кроме слов кротости. Он терпит того, кого мог наказать, для того, чтобы тем выше восходила слава Его через то, что Он победил врага Своего не истреблением его, но терпением.

Источник: Сорок бесед на Евангелия.

Кирилл Александрийский (376–444)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Сатана, желая вовлечь Христа в страсть честолюбия, не сказал Ему «ешь», но – «сотвори знамение». Он делал это не для того, чтобы оказать Ему помощь, но, как я уже сказал, для того, чтобы вовлечь Его в тщеславие. Зная это, Христос не послушал его. По этой причине и фарисеям, желающим увидеть от Него знамение, Он не согласился [явить его]. Ибо они не приступили к Нему без сомнения в сердце, как к Богу, а искушали Его, как человека. Пусть же это будет неизменным правилом для святых в их отношениях с неверующими и искушающими – не давать места честолюбию ни под каким, даже благовидным, предлогом.

Источник: Комментарии на Евангелие от Матфея.

Хроматий Аквилейский (†~407)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Итак, дьявол подстрекает, чтобы искушать, а Господь следует [за ним], чтобы победить. Состязание же в этом искушении враг начал с такого обращения к Господу: Если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Так, не зная таинства Божьего домостроительства, он спрашивает о том, чего не знает. Ибо он расспрашивает и говорит голосом сомневающегося: Если ты Сын Божий. Давайте посмотрим, почему он спрашивает, если сомневается, и почему спрашивает, если не знает. Он уже слышал весть, как ангел возвестил Деве, что она родит Сына Божия. Видел и то, как волхвы, оставив свое заблуждение пустого знания, с молитвой поклонились родившемуся Младенцу. Видел и то, как после крещения сошел Святой Дух, словно голубь. Слышал и голос Отца с небес, говорящий: Сей есть Сын Мой (Мф. 3:16-17). Слышал и то, как Иоанн при всем народе свидетельствовал: Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1:29). Итак, смущенный столькими свидетельствами, только что устрашенный этим голосом, из всего услышанного он больше всего испугался того, что, поскольку он сам наполнил мир грехами, придет Тот, Кто уничтожит грех мира. Хотя он был испуган множеством голосов, он до конца еще не поверил, потому что Того, Кто, как он слышал, есть Сын Божий, он видел в человеческом образе и видел во плоти Того, Кто, как он слышал, уничтожит грехи мира. Итак, испуганный и дрожащий, он проверял, действительно ли правда то, что он услышал. Хотя он видел, что Господь сорок дней и ночей постился, он, погибший, не сразу захотел поверить в Сына Божия. Ведь он помнил, что Моисей и Илия подобным образом постились сорок дней, и потому старался узнать по какому-нибудь знаку явленной силы, действительно ли он Сын Божий. Итак, он предлагает: Если ты, говорит, Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.

Источник: Трактат на Евангелие от Матфея.

Лука Крымский (1877–1961)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Искуситель, древний змий, сатана приступил к Нему только тогда, когда уже сорок дней Он постился. Почему раньше не приступал он? Потому что он знал то, что знают и люди, постившиеся полным постом в течение долгого времени: он знал, что к концу поста двухнедельного, трехнедельного, даже месячного, ослабляется не только тело человека постящегося, ослабляется и воля его; он начинает жалеть себя, слезы льются из глаз его, слезы слабости, слезы самосожаления. Трепещет душа его, опасаясь смерти тела от голода, и воля его расслабляется до такой степени, что начинает он помышлять о прекращении поста, о прекращении подвига своего, об отказе от него. Это знал сатана, он ждал только того момента, когда под влиянием сорокадневного поста ослабеет воля Спасителя, ибо тогда легче будет искушать Его. И вот поэтому через сорок дней он начал искушение свое, проклятое искушение, он сказал Ему: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Начал искушать сатана. Как посмел он искушать Самого Господа Иисуса Христа, подлинного и истинного Сына Божия, Второе Лицо Святой Троицы?! А он, диавол, знал ли это? Я думаю, что не знал, и прежде всего потому, что если бы он знал, то не посмел бы искушать, а в трепете ушел бы от Сына Божия, от Истинного Бога. Он не знал. Так думаю не только я, так думал и великий Святитель Божий Иоанн Златоуст. Как же объяснить его незнание? Почему он не знал? Ведь только что слышал он голос Божий в день Богоявления на Иордане: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф. 3:17). Он это слышал, но понял ли так, как надо понять: понял ли имя Сына Божия так, как понимаем мы теперь? Нет, не понял: он считал Его только великим пророком, близким к Богу, близким до подлинного сыновства Богу, но Богом Истинным Его не считал. Почему не считал? Потому смею так говорить, что откровение о троичности Бога было ясно принесено в мир только Господом Иисусом Христом. В Ветхом Завете тайна троичности Бога была весьма прикровенна, и только немногие мудрейшие и ученейшие раввины приближались к правильному пониманию ее. А весь народ, избранный Богом, народ израильский знал только Единого Бога – Ягве – Иегову. Он никогда не помышлял о троичности Бога в Лицах. И до сих пор иудеи не вмещают этой христианской веры в Триединого Бога. Не знал никто. Узнал род христианский только тогда, когда Сам Господь Иисус Христос открыл роду человеческому эту величайшую тайну. А знали ли ангелы Божии: знали ли Престолы и Власти, и Силы, Херувимы и Серафимы, Архангелы и Ангелы, знали ли они это? Нет, они тоже не знали. Не я говорю так – так говорит святой апостол Павел. Он говорит, что его послал Бог открыть предвечную тайну о спасении язычниками, дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем (Еф. 3:10–11). И Ангелы не знали тайны воплощения Бога Слова до тех пор, пока тайна эта не исполнилась, а исполнилась она в роде человеческом, в Церкви Христовой. Только чрез Церковь узнали и Престолы, и Власти, и Начальства, и Силы, и Архангелы, и Ангелы эту тайну – тайну искупления рода человеческого Господом Иисусом Христом. А смею я думать, что даже тайна троичности Бога в лицах стала известной небесным силам в полной мере только тогда, когда Господь Иисус Христос открыл ее людям и когда явлена была она на Иордане в день Крещения Господа Иисуса гласом Бога Отца с небес и сошествием Святого Духа в виде голубя на Крещаемого. А если так, то неведомо было это и диаволу, и Глас Божий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный он не понял в его истинном и глубочайшем смысле. Он мог подумать, что Иисус только величайший избранник Божий, Сын Божий лишь в нравственном смысле. Именно потому два первые искушения диавол начал словами: если Ты Сын Божий. Зачем это уверение? Неужели Самому Иисусу надо было удостоверяться в том, что Он Сын Божий? Конечно, нет. Это нужно было для диавола, он для себя спрашивал, спрашивал для разрешения своего недоумения, задавал коварный вопрос Господу Иисусу Христу: если Ты Сын Божий, то сотвори чудо, повели камням стать хлебами. Ведь Ты же погибаешь от голода, ведь Ты чудотворец, почему же не хочешь чудотворную силу Свою употребить на насыщение хлебом, в который превратишь камни. Сатана знал, что искушение чрева, в особенности человека, голодавшего сорок дней и сорок ночей, весьма тяжело. Он надеялся победить Христа этим искушением, но не победил, ибо сказал Господь ему в ответ: Написано в Писании: не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4:4).

Источник: Избранные творения. Искушение Господа Иисуса Христа в пустыне.

Николай Сербский (1880–1956)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Только бесы и грешники требовали от Христа бесцельных, ненужных и лишних чудес. Взгляните только, каких глупостей требует от Христа диавол: сделать камень в пустыне хлебом и броситься с храма вниз! И взгляните, как закоренелые грешники, фарисеи и книжники, являясь очевидцами многих приносящих пользу чудес Христовых, требуют от Него еще и некоего знамения, некоего бесцельного и лишнего чуда, какими были бы, например, передвижение гор, превращение земли в золото и воронов – в голубей! Потому Господь отверг предложения и диавола, и грешников. Но никогда не отказывался Он сотворить чудо, если оно было целесообразно и нужно для спасения людей.

Источник: Беседы на Евангелие.

Ефрем Сирин (~306–373)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

«Скажи… камням сим, чтобы они стали хлебом». Послал стрелу, возбуждающую к насыщению, дабы при алчбе, которую испытывал Господь после поста, смутить Его и таким образом искусить Господа.

* * *

Этими словами уста сатаны засвидетельствовали, что Тот, Кто от Бога (исшел), может камни сделать хлебом.

* * *

Говорит (сатана): «Скажи… камням сим, дабы они стали хлебом», – ибо хлеб есть средство питания для рожденных от жены.

Источник: Толкование на Четвероевангелие.

Иоанн Кассиан Римлянин

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Спаситель, имея нетленный образ Божий и подобие, должен был также искуситься в тех страстях, в которых Адам был искушен, когда был еще в невинном состоянии, т.е. в чревоугодии, тщеславии, гордости. Ибо это – чревоугодие, по которому он съел плод запрещенного дерева; это – тщеславие, когда говорится: откроются глаза ваши; это – гордость, о которой говорится: «и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5). Итак, в этих трех страстях и Господь Спаситель был искушаем. Это – чревоугодие, когда дьявол говорил Ему: «скажи, чтобы камни сии сделались хлебами»; это – тщеславие: «если Ты Сын Божий, бросься вниз»; это – гордость, когда, показывая Ему все царства мира и славу их, говорил: «все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне» (Мф. 4:3, Мф. 4:6, 8-9). Спаситель допустил дьявола с искушением, чтобы Своим примером научить нас, как мы должны побеждать искусителя, именно теми же способами, какими Он отразил искусителя. И тот и другой называются Адамом. Тот первый послужил к падению и смерти; а Этот первый – к воскресению и жизни. Через того весь род человеческий осуждается, а через Этого весь род человеческий освобождается. Тот образуется из грубой, невозделанной земли; а Этот рождается от Девы Марии (1 Кор. 15:22, 45, 47). Итак, Иисусу Христу надлежало перенести сказанные искушения, а больше не было надобности переносить (Это место яснее можно изложить так как второму Адаму, Иисусу Христу нужно было перенести и победить искушения страстями чревоугодия, тщеславия и гордости, которыми был искушен и пал первый Адам, такие было необходимости Иисусу Христу перенести еще другое искушение, т.е. плотской похотью, которой не был искушаем и первый Адам в состоянии невинности). Ибо победивший чревоугодие не мог быть искушаем похотью, которая происходит от пресыщения, как корня, которою и первый Адам не был бы искушаем, если бы, обольщенный лестью дьявола, не принял сперва породившую ее страсть. И поэтому о Сыне Божием не говорится, что пришел в плоти греха, но – «в подобии плоти греховной» (Рим. 8:3); потому что в Нем хотя была плоть истинная: Он ел, пил, спал, истинно терпел мучения (на кресте), но греховной наклонности ее, которая произвела преступление, Он не имел. Ибо Он не испытывал огненного жала плотской похоти, которое по устроению природы уязвляет нас против нашего желания; Он принял только подобие нашей природы. Когда все, относящееся к нашей обязанности, Он истинно исполнил, понес все слабости людского рода, то думалось, что Он подвержен и этой страсти, так что из-за человеческих слабостей казалось, будто Он в своей плоти носит семя и этого греха. Наконец дьявол искушает Его только в тех (страстях), в которых обольстил и первого Адама, предполагая, что Он, как человек, также и в прочих страстях будет обольщен, если бы удалось искусить Его в том, чем низложен был первый Адам. Но побежденный в первой борьбе, он уже не мог нанести Ему второй болезни (т.е. возбудить плотскую похоть), которая происходит от корня начального порока (т.е. чревоугодия). Ибо видел, что Спаситель не имеет начальной причины этой болезни, и было напрасно ожидать от Него плода греха, семян или корней которого Он никак не принял. Евангелист Лука последним искушением называет следующее: «если Ты Сын Божий, бросься… вниз» (Лк. 4:9). Здесь можно бы понимать страсть гордости. А в том, что дьявол, показывая все царства вселенной во мгновение времени, обещал Ему их (Лк. 4:5-7), можно бы понимать страсть сребролюбия, потому что после победы над чревоугодием, будучи не в силах искусить Его похотью, перешел к сребролюбию, которое, как он знал, есть корень всех зол. Но, будучи опять побежден, не смея уже внушать Ему никакого порока из тех, которые за ним следуют (ибо он знал, что они происходят от его корня и подстрекательства), перешел к последней страсти – гордости, которою после победы над всеми пороками можно искушать даже совершенных, от которой, как помнил, и сам он, когда был Люцифером, и многие другие ниспали с неба без подстрекательства предыдущих страстей. Итак, с этим порядком, который описывается у евангелиста Луки, и само подстрекательство и образ искушений, с которыми хитрейший враг приступал и к первому и ко второму Адаму, представляются сообразными. Ибо тому (первому Адаму) он говорит: откроются глаза ваши; этому (второму Адаму – Иисусу Христу) показывает все царства мира и славу их; там говорит: будете, как боги; здесь: если Ты Сын Божий.

Источник: Писания к десяти посланным к епископу Леонтию и Елладию собеседованиям отцов, пребывавших в скитской пустыне.

Исидор Пелусиот (350/60–435/40)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Камни не обращены Христом в хлебы, наилучший мой, не потому, что не настало еще время чудес, как провозглашают празднословы, но потому, что прошение было суетно и прилично только просившему. Бог подает все числом, и мерою, и сообразно с потребностью, а здесь и просимое было излишне, и чудотворение вовсе неблаговременно.

Источник: Письмо 76. Пустыннику Иоанну.

Августин Иппонийский

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

«Скажи, – говорит искуситель, – чтобы камни сии сделались хлебами». Но этот единый и единственный учитель отвечает: «Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4:3-4). Так показал он, что должно быть побеждаемо желание удовольствия, чтобы не поддаваться даже голоду!

Источник: Об истинной религии.

Феофилакт Болгарский (~1078–~1107)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

Этот соблазнитель слышал голос с неба: «Сей есть Сын Мой», но с другой стороны видит, что Он взалкал, и недоумевает, как Сын Божий может чувствовать голод. Поэтому искушает Его с целью удостовериться, говоря: «если Ты Сын Божий», он льстит Ему, думая, что Он что-нибудь скрывает. Но ты спросишь, что за грех было сделать из камней хлебы? Итак, знай, что послушаться дьявола в чем-либо – грех. С другой стороны, дьявол не сказал: «пусть будет этот камень хлебом», но «камни», желая ввергнуть Христа в излишество, ибо для голодного совершенно достаточно и одного хлеба. Поэтому Христос и не послушал его.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен (~1050–~1122)

И приступль к Нему искуситель рече: аще Сын еси Божий, рцы, да камение сие хлебы будут

Марк и Лука сказали, что Он был искушаем и в течение сорока дней (Мк. 1:13; Лк. 4:2); откуда ясно, что тогда он искушал издалека: во сне, в печали и т. п. А после того, как увидел Его алчущим, приступает ближе и открыто склоняет Его к свойственной голоду страсти, именно чревоугодничеству. И смотри, что делает. Он слышал и от Иоанна, и от голоса, бывшего с неба, что это есть Сын Божий, но не зная, что Сын Божий вочеловечился, – тайна вочеловечения была скрыта от него, – он подозревал, что это человек, но за Свои добродетели усыновленный Богу. Посему он уже завидовал Ему в столь великой чести, как и древнему Адаму, и старался лишить Его этой чести, как и того. Приступив ближе, он выдвигает первое искушение, объедение, посредством которого он пленил и первого Адама. Так как нигде не было пищи, по причине весьма пустынного места, а он знал, что при голоде хлеб бывает весьма кстати, то сам, однако, не приносит хлеба, так как Христос не взял бы его от врага, а приказывает сделать камни хлебами. Но чтобы Христос не предположил навета, – обрати внимание на хитрость и величие лукавства, – не сказал просто: сделай, чтобы камни эти были хлебами, но предпослал: аще Сын еси Божий, чтобы показать, что он ищет превращения камней в хлебы для доказательства того, что действительно Он есть Сын Божий. Дьявол думает, что таким словом Христос будет огорчен, и устыдится того, что Его не признают Сыном Божьим, и, не зная хитрости, превратит камни в хлебы, как имеющий от Бога власть; затем, увидев эти хлебы и чувствуя сильный голод, будет побежден чревом. Но не могло скрываться это от Того, Который уловляет премудрых в коварстве их.

Источник: Толкование Евангелия от Матфея.

Михаил (Лузин) (1830–1887)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

«И приступил к Нему»: когда Господь взалкал, тогда, по этому поводу, открыто приступил к Нему искуситель. – «Искуситель», т.е. дьявол; ср. Мф. 4:1. – «Если Ты Сын Божий»: т.е. Мессия, Которого сам Бог при крещении торжественно наименовал Сыном Своим возлюбленным. «Слышав уже глас, снисшедший с неба и свидетельствующий: сей есть Сын Мой возлюбленный, слышав столь же славное о Нем свидетельство Иоанново, искуситель вдруг видит Его алчущим; это приводит его в недоумение: припоминая сказанное об Иисусе, он не может подумать, чтобы он был простой человек; с другой стороны, видя его алчущим, не может поверить, чтобы это был Сын Божий. Находясь в таком недоумении, он приступает к Нему с словами обоюдными» (Злат., ср. Афан. В.). – «Камни сии»: которые находились, вероятно, в пустыне на месте поста и искушения. Сущность и сила искушения состоит в том, что Христу предлагается совершить своим всемогуществом чудо без нужды, для удовлетворения своих чувственных потребностей, т.е. злоупотребить чудом; при чем обнаружилась бы гордость и противление намерениям Божиим. Он только что торжественно объявлен Сыном Божиим (Мф. 3:17), и вот представляется случай показать сие Ему самому на самом деле – Он взалкал. Если Он Мессия, то зачем алкать, когда одного слова Его достаточно для того, чтобы, превратив камни в хлебы, насытиться ими? «Что за грех было претворить камни в хлебы? – Знай, что послушаться дьявола в чем бы то ни было – грех» (Феофил.).

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Лопухин А.П. (1852–1904)

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

(Лк. 4:3). Букв.: и, подойдя, искуситель сказал Ему. Относительно формы, какую принял при этом диавол, у экзегетов – полное разногласие. Одни думают, что это было реальное, внешнее, но чисто духовное явление, и диаволу незачем было принимать какого-либо внешнего образа, что возбудило бы только подозрение в Лице искушаемом, и потому искушение не имело бы большой силы; другие – что диавол, подойдя к Спасителю, принял какую-либо внешнюю форму (скорее всего, человека), оставаясь диаволом. Первое мнение опирается на наш собственный духовный и внутренний опыт, когда мы иногда подвергаемся сильнейшим искушениям, вовсе не замечая искусителя, и однако, свои искушения относим именно к нему. Если обратить внимание на то, что ударение ставится в Евангелиях больше на искушениях, чем на личности искусителя, которая ясно совсем и не описывается, то можно допустить, что, искушая Христа, диавол не принимал внешнего образа. Этому, по-видимому, не препятствуют и выражения, по крайней мере, намекающие на некоторый реализм явления, как “приступил”, “берет Его”, “поставляет”, “говорит” и проч., потому что все они могут быть объяснены антропоморфически, как объясняются подобные выражения и относительно Самого Божества. Если, однако, принять такое объяснение, то нужно будет допустить, что все искушение полностью происходило в пустыне, что поставление Христа на кровлю храма и затем возведение Его на высокую гору были явлениями только мнимыми. Возражая против этого последнего, экзегеты допускают, что диавол принимал действительный, реальный образ человека.

Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Справедливо замечают, что в условном “если” здесь не выражается диаволом сомнения в достоинстве Христа как Сына Божия. Если бы диавол сомневался в этом, то не мог бы предлагать Христу совершить такое чудо, как превращение камней в хлебы. Таким образом, слова диавола имели возбуждающий смысл. Ты почти умираешь с голоду; но Ты не должен умереть, потому что и Тебе Самому, и мне хорошо известно, что Ты – Сын Божий. Ты недавно открыто признан Сыном Божьим во время крещения. Для Тебя поэтому нисколько не трудно позаботиться о Себе. Тебе нужно сказать только слово и эти камни, которые Ты видишь, тотчас сделаются хлебами.

Источник: Толковая Библия.

Троицкие листки

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами

«Смотри, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – с какой хитростью, с каким лукавством приступает сатана: не тогда приступил, когда Иисус молился, а выждал время, когда Он взалкал. Но этим-то алканием Спаситель и подал ему случай приступить к Нему: по Своему Божеству Господь неприступен диаволу». «Если же диавол нагло дерзнул приступить к Самому Иисусу Христу, в Котором не имеет ничего (Ин. 14:30), т.е. не было ничего греховного, то не должно ли заключить, что сей адский ветр всегда дышит в мир и силится раздуть всякую искру похоти в человеке?» (митрополит Филарет). В каком виде приступил диавол ко Господу, евангелисты не говорят; во всяком случае, это не было только мысленное внушение греховных помыслов от врага, а действительно открыто явившийся дух злобы – сатана. И приступил к Нему искуситель и сказал: напрасно Ты не пользуешься Своей силой для Своих потребностей земных; что за нужда Тебе терпеть голод? если Ты Сын Божий, то вот камни пустынные, они удивительно походят на хлебы: скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Ведь Тебе это ничего не стоит: нужно только слово сказать, и эти камни обратятся в хлебы, и Ты утолишь голод, а вместе с тем докажешь, что Ты действительно Сын Божий: иначе кто же Тебе поверит, если Ты и этого не сможешь сделать?.. Не сказал искуситель: если Ты, полагая, что это постыдно для Иисуса, но сказал: если Ты Сын Божий, надеясь обольстить Его похвалами. В то же время он не знает, что думать об Иисусе: простой ли Он человек или нет; слышал он на Иордане глас с неба, называвший Иисуса Сыном Божиим; слышал и славное свидетельство Иоанново; но вдруг видит Его алчущим и недоумевает: как же это может взалкать Сын Божий? Это недоумение диавола слышится и в его речах. Тайна вочеловечения была сокрыта от него; он полагал, что Иисус не более, как праведный человек, за добродетель усыновленный Богом. И, конечно, по своему сатанинскому праву он не мог не завидовать Иисусу в такой высокой чести, как он завидовал и первому Адаму. Он не забыл и своего древнего искусства: чем соблазнил он Адама, чем погубил тысячи людей, тем же самым теперь начинает свое обольщение – невоздержанием чрева. Он притворяется благожелателем, как бы заботится об утолении голода Иисуса Христа; но под этим видом благожелания незаметно старается склонить Его отложить терпение и злоупотребить силой чудодейственной к угождению плоти.

Источник: Троицкие листки. №801-1050.


Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter


2007-2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.