Библия » Сравнение переводов

Левит 21 глава

Левит, Пятикнижие Моисея

Синодальный перевод

1 И сказал Господь Моисею: объяви священникам, сынам Аароновым, и скажи им: да не оскверняют себя прикосновением к умершему из народа своего;
2 только к ближнему родственнику своему, к матери своей и к отцу своему, к сыну своему и дочери своей, к брату своему
3 и к сестре своей, девице, живущей при нём и не бывшей замужем, можно ему прикасаться, не оскверняя себя;
4 и прикосновением к кому бы то ни было в народе своём не должен он осквернять себя, чтобы не сделаться нечистым.
5 Они не должны брить головы своей и подстригать края бороды своей и делать нарезы на теле своём.
6 Они должны быть святы Богу своему и не должны бесчестить имени Бога своего, ибо они приносят жертвы Господу, хлеб Богу своему, и потому должны быть святы.
7 Они не должны брать за себя блудницу и опороченную, не должны брать и жену, отверженную мужем своим, ибо они святы Богу своему.
8 Святи его, ибо он приносит хлеб Богу твоему: да будет он у тебя свят, ибо свят Я Господь, освящающий вас.
9 Если дочь священника осквернит себя блудодеянием, то она бесчестит отца своего; огнём должно сжечь её.
10 Великий же священник из братьев своих, на голову которого возлит елей помазания, и который освящен, чтобы облачаться в священные одежды, не должен обнажать головы своей и раздирать одежд своих;
11 и ни к какому умершему не должен он приступать: даже прикосновением к умершему отцу своему и матери своей он не должен осквернять себя.
12 И от святилища он не должен отходить и бесчестить святилище Бога своего, ибо освящение елеем помазания Бога его на нём. Я Господь.
13 В жену он должен брать девицу:
14 вдову, или отверженную, или опороченную, или блудницу, не должен он брать, но девицу из народа своего должен он брать в жену;
15 он не должен порочить семени своего в народе своём, ибо Я – Господь, освящающий его.
16 И сказал Господь Моисею, говоря:
17 скажи Аарону: никто из семени твоего во все роды их, у которого на теле будет недостаток, не должен приступать, чтобы приносить хлеб Богу своему;
18 никто, у кого на теле есть недостаток, не должен приступать, ни слепой, ни хромой, ни уродливый,
19 ни такой, у которого переломлена нога или переломлена рука,
20 ни горбатый, ни с сухим членом, ни с бельмом на глазу, ни коростовый, ни паршивый, ни с поврежденными ятрами;
21 ни один человек из семени Аарона священника, у которого на теле есть недостаток, не должен приступать, чтобы приносить жертвы Господу; недостаток на нём, поэтому не должен он приступать, чтобы приносить хлеб Богу своему;
22 хлеб Бога своего из великих святынь и из святынь он может есть;
23 но к завесе не должен он приходить и к жертвеннику не должен приступать, потому что недостаток на нём: не должен он бесчестить святилища Моего, ибо Я Господь, освящающий их.
24 И объявил это Моисей Аарону и сынам его и всем сынам Израилевым.

Толкование Мэтью Генри

Эта глава могла бы позаимствовать себе заглавие из Книги Малахии 2:1 «Итак для вас, священники, эта заповедь». Этот закон обязывает священников с крайним старанием и ревностью хранить высокое положение своего священства.

I. Описываются обязанности священников, занимающих более низкое положение, которые касались их поведения в период скорби, их вступления в брак и воспитания детей (ст. 1-9).

II. Первосвященник был ограничен более других (ст. 10-15).

III. Ни один из них не должен иметь какого-либо порока (ст. 16 и далее).

Стихи 1-9. Ранее уже звучали наставления о том, что священники должны учить народ уставам Божьим, чтобы они могли отличать священное от несвященного (Лев 10:10,11). А здесь излагается, что они сами должны придерживаться того, чему учат народ. Отметьте: тот, чье служение заключается в наставничестве, сам должен соблюдать эти правила и заповеди, подавая пример (1Тим 4:12). Священники приступали к Богу ближе, чем другие люди, они были лучше ознакомлены со священными постановлениями, и поэтому требовалось, чтобы по сравнению с другими они держались на более значительном расстоянии от всего, что оскверняло и могло умалить славу их священства.

I. Они не должны были унижать свое достоинство, скорбя о мертвых. Предполагалось, что все скорбящие по умершему подходили к телу и даже касались его, и иудеи говорили: «Если человек приближался к мертвому телу на расстояние ближе шести футов (около двух метров), то считался церемониально нечистым». Более того, было объявлено (Числ 19:14), что все вошедшие в палатку, где находилось мертвое тело, считались нечистыми в течение семи дней. Поэтому все скорбящие, принимавшие участие в похоронах, не могли не осквернить себя; таким образом они лишали себя права на протяжении семи дней входить во святилище. В связи с этим было велено, (1) чтобы священники никогда не ставили себя в подобное положение и не делали себя неспособными войти во святилище, если только это не касалось их ближайших родственников (ст. 1-3). Священникам позволялось скорбеть о родителях или ребенке, о брате или незамужней сестре и, следовательно (хотя об этом здесь не упоминается), о жене, ибо Иезекииль, священник, скорбел бы о своей жене, если бы ему это четко не было запрещено (Иез 24:17). Позволив скорбеть о близких родственниках, Бог облачил особой честью природные чувства и настолько благоволил к ним, что был согласен обходиться без присутствия Своих слуг в течение семи дней, пока они изливали скорбь об умерших близких родственниках. Но, за исключением этого периода, рыдания не должны были препятствовать сеянию, а чувства к родственникам – отвлекать их от служения в святилище. Им также не позволялось скорбеть по поводу смерти какого-либо начальника из народа, как читают некоторые (ст. 4). Они не должны были осквернять себя даже из-за смерти первосвященника, если только он не был близким родственником. Хотя бывает друг ближе брата, однако священники не должны были оказывать подобную честь даже наилучшему другу, если только он не был близким родственником, так как если бы это было позволено один раз, другие тоже ожидали бы подобного отношения с их стороны и тогда им пришлось бы часто оставлять свою работу. Тем самым подразумевается, что особые чувства нужно сохранять лишь для самых близких родственников; и, когда смерть забирает их, это должно глубоко воздействовать на нас; их смерть мы должны близко принимать к сердцу, словно она приблизилась к нам самим и предупреждает, чтобы мы приготовились следовать за ней.

(2) Чтобы они чрезмерно не выражали свою скорбь даже о самых близких родственниках (ст. 5). Их скорбь [1] не должна быть вызвана суеверными предрассудками, как у язычников, обрезавших свои волосы и пускавших себе кровь в честь воображаемого божества, которое (как они думали) председательствовало на собрании мертвых, дабы побудить его быть милостивым к их усопшим друзьям. Даже суеверные обряды, издревле соблюдаемые во время похорон, указывают на то, что люди в старые времена верили в бессмертие души и ее существование в отделенном состоянии; и, хотя божественный закон запрещал эти обряды, так как они совершались для лживых богов, тем не менее природа учит, а закон позволяет оказывать пристойное уважение останкам наших усопших друзей, показывая, что мы не должны смотреть на них как на утерянных.

[2] Не должна быть страстной и неумеренной. Отметьте: Божьи служители для других должны быть примером терпимости в страдании, особенно когда оно касается очень нежной области – смерти близких родственников. Предполагается, что они больше других знают оснований, почему мы не должны скорбеть как прочие, не имеющие надежды (1Фес 4:13), и поэтому должны быть в высшей степени спокойны и невозмутимы, чтобы быть в состоянии утешить других тем же утешением, которым их самих утешает Бог. Народу запрещалось скорбеть об умерших, участвуя в суеверных обрядах (Лев 19:27,28), а то, что считалось противозаконным для них, было тем более противозаконным для священников. Вот основание, чтобы они особо остерегались осквернять себя (ст. 6): «Они приносили хлеб Богу своему, а также жертвы Господу», которыми обеспечивали дом Божий и стол. Их высоко почитали, и поэтому они не должны были пятнать свою честь, делая себя рабами своих чувств; они были постоянно заняты священным служением, и поэтому не должны были отвлекаться или становиться непригодными для служения, к которому были призваны. Если они осквернялись, то бесчестили имя Бога своего, к которому приходили; подобным образом если слуги невежливы и ведут себя оскорбительно, то тем самым они позорят своего господина, словно он поддерживает безнравственность и беспорядок в доме. Отметьте: все, кто приносит или ест хлеб нашего Бога, должны быть святы в своем образе жизни, или же, в противном случае, они бесчестят то имя, которое должно их освящать.

II. Они должны стараться не унижать свое достоинство, вступая в брак (ст. 7). Священник не мог жениться на женщине с плохой репутацией, которая была виновна или подозревалась в нечистоте. Ему запрещалось не только жениться на блуднице, даже если она глубоко раскаивалась о прежнем распутстве, но и на мирской женщине легкомысленного или непристойного поведения. Более того, ему не разрешалось жениться на разведенной, так как факт развода дает повод думать, что причиной тому была ошибка. Священникам запрещалось приуменьшать свою честь подобным браком, который разрешался другим, (1) дабы он не навлек порицание на их служение, не ожесточил мирских людей в их нечестивом образе жизни и не огорчил сердца благочестивых людей. Так, в Новом завете женам священника даются повеления (1Тим 3:11), чтобы они были честны и трезвы, дабы не было порицаемо служение.

(2) Дабы это не навлекло порицаний на их семьи, ибо служение и слава священства должна была переходить в качестве наследства к их детям. Кто не прилагает стараний, чтобы жениться на женщине с хорошей репутацией и характером, тот не принимает во внимание благо для своего потомства, как это должно быть. Кто желает получить от Бога благочестивое потомство (Мал 2:15), прежде всего должен искать благочестивую жену и остерегаться порочной крови. Здесь также добавлено (ст. 8): «Святи его, и да будет он у тебя свят». Это касалось не только Моисея, который должен был соблюдать эти законы, но и Израиля, который должен был всеми возможными средствами прилагать усилия, чтобы хранить добрую репутацию священства, а сами священники не должны делать того, что подвергло бы их риску лишиться ее. «Он свят Богу своему (ст. 7), и поэтому да будет он у тебя свят». Отметьте: мы должны почитать тех, кого Бог облачил почестями. Согласно этому правилу, мы должны почитать их с любовью за дело их (1Фес 5:13), а каждый христианин должен считать себя стражем их славы.

III. Их дети должны бояться совершать дискредитирующие их поступки (ст. 9). Если дочь священника осквернит себя блудодеянием, то ее вина велика. Она не только оскверняет себя (ибо другие женщины, теряя честь, не обладают такой славой, и она, являясь членом семьи священника, ела святыни и, следовательно, должна быть воспитана лучше других), но и бесчестит отца своего; он покрывается позором, и любой может спросить его: «Почему ты лучше не наставлял ее?» Грешники на Сионе будут оскорблять и скажут: «Вот дочь вашего священника». Поэтому ее наказание должно быть особенным: «…огнем должно сжечь ее», чтобы вызвать ужас у всех дочерей священников. Отметьте: дети священников более всех других должны остерегаться совершать позорные поступки, потому что в их лице они выглядят вдвойне позорнее и соответственно будут наказаны Тем, чье имя Ревнитель.

Стихи 10-15. От священника ожидалось больше, чем от других людей, но еще больше ожидалось от первосвященника, чем от обычных священников, ибо на его голову был возлит елей помазания и он был освящен, чтобы облачаться в священные одежды (ст. 10), что символизировало помазание и украшение Господа Иисуса всеми дарами и благодатями Святого Духа, которого Он принял без меры. Это названо освящением елеем помазания Бога (ст. 12), ибо помазание Духа для всех имеющих его – это венец славы и славная диадема. Первосвященник, получивший такие почести:

I. Вообще не должен был осквернять себя прикосновением к умершим даже самым близким родственникам – к отцу своему и матери своей, тем более к своему ребенку или брату (ст. 11). 1. По этому поводу он не должен был выражать скорбь, как это делали люди: обнажать головы своей и раздирать одежды свои (ст. 10); такое безразличие он должен был демонстрировать ко всем бедам и утешениям жизни; из сострадания к невежественным он должен был подавлять свои природные чувства и слабости, а также нежную заботу о священстве Божьем, руководителем которого он был. Таким образом, являясь святым, которому были вверены туммим и урим, он не должен был знать отца своего или матери своей (Втор 33:8,9).

2. Он не должен был приступать ни к какому умершему (ст. 11). Если какой-либо из низших по чину священников был церемониально нечист, то были другие священники, которые могли заместить его, но если был осквернен первосвященник, то в нем сильно нуждались. А запрет ему входить в любой скорбящий дом или посещать похороны указывал народу на величие того достоинства, к которому он был продвинут. Наш Господь Иисус, великий Первосвященник нашего исповедания, коснулся мертвого тела дочери Иаира, гроба сына вдовы и гроба Лазаря, чтобы показать, что Он приступил к жертвеннику – собственности смерти, дабы, лишив ее власти, уничтожить ужас перед ней. Сейчас же то, что не может погубить, не оскверняет.

3. Он не должен был отходить от святилища (ст. 12), то есть всякий раз, приступая к нему или служа во святилище (при этом чаще всего на протяжении всего дня он оставался в своей комнате), он не должен был по какому-либо поводу покидать его или укорачивать свое служение живому Богу, чтобы отдать последние почести умершему родственнику. Покинуть святилище по какому-либо поводу означало бесчестить его, так как присутствие священника требовалось там; тем самым он показывал, что отдал предпочтение какому-то другому занятию, а не служению Богу и своей религии, которое в любой ситуации должен ставить на первое место. Господь Иисус не перестал бы проповедовать, чтобы поговорить с матерью или братьями (Мат 12:48).

II. Он не должен был жениться на вдове (в то время как обычные священники могли), тем более на разведенной или блуднице (ст. 13,14). Это делалось для того, чтобы в этом вопросе существовали различия между ним и другими священниками и (как предполагают некоторые) чтобы он мог быть прообразом Христа, которому Церковь была представлена чистою девою (2Кор 11:2, см. Иез 44:22). Христу должна принадлежать наша первая любовь, наша чистая и цельная любовь; именно так девицы любят тебя (Песн 1:2) и только таковы пригодны, чтобы следовать за Агнцем (Отк 14:4).

III. Он не должен был порочить семя свое среди народа (ст. 15). Некоторые понимают эти слова как запрет жениться на женщине низшей по положению, что было бы оскорблением для его семьи. Иодай женился на женщине из своего колена, но она была из царской семьи (2Пар 22:11). Это делалось не для того, чтобы пробудить в нем гордость, а чтобы научить его быть чистым и не совершать ничего неприличествующего его служению и недостойного имени, которым он был призван. Или, возможно, это было предостережением для первосвященника, чтобы он достойным образом женил своих детей; он не должен был осквернять свое семя, отдавая их замуж недолжным образом. Дети служителей оскверняются, если неподходящим образом оказываются в одном ярме с неверующими.

Стихи 16-24. Итак, священство ограничивалось одной определенной семьей, и право на него передавалось всему мужскому потомству на протяжении всех поколений, и поэтому вполне закономерно, что кто-то в последующие годы рожденный для священства имел дефекты или несовершенства. Слава священства не спасала их от обычных бед, с которыми сталкивались люди. Здесь перечислены различные пороки: одни из них были обычными для человека, как, например, слепота, другие – кратковременными, как, например, перхоть или парша, и когда они проходили, этот недостаток стирался.

I. Закон же о священниках, имевших пороки, гласил, (1) что они могли питаться от жертвенника (ст. 22): он может есть жертвы вместе с другими священниками, даже великие святыни, такие, как хлеб, жертва за грех и обычные святыни: десятины, плоды начатков и часть священников от мирной жертвы. Они ничего не могли поделать с этими недостатками и поэтому, хотя и не могли работать, но не должны были умирать с голоду. Отметьте: никто не должен страдать из-за своих природных недостатков. Даже ребенок-калека в семье должен иметь свою детскую порцию.

(2) В то же время они не должны были служить у жертвенника: ни приближаться к жертвенникам, ни быть допущенными помогать другим священникам приносить жертвы или воскурения (ст. 17,21,23). Великие люди выбирают слуг, приятных на вид, и поэтому вполне разумно, чтобы великому Богу именно такие люди служили в Его доме, раз Ему было угодно являть Свою славу внешними ее проявлениями. Особо требовалось, чтобы для служения среди святынь выбирались привлекательные мужчины. Это делалось ради людей, которые были склонны судить по внешнему виду и судили неподобающим образом о служении, как бы славно оно ни совершалось, согласно божественным постановлениям, если совершающие его выглядели презренно или неуклюже ходили. Это постановление Бог дал для сохранности доброй репутации Своего жертвенника, чтобы при каких-либо обстоятельствах он не подвергся бесчестью. Хорошая репутация святилища заключалась в том, что там не мог появиться человек, изуродованный по своей природе или в результате несчастного случая.

II. Согласно Евангелию, (1) тот, кто, имея такие пороки, совершал труд, имел основания благодарить Бога, что из-за этого он не лишен возможности приносить духовные жертвы Богу, а также совершать служение, если для этого он обладал необходимыми качествами. Много красивых и здоровых душ обитает в чудовищно искалеченных телах. В то же время (2) из этого мы можем сделать вывод, насколько неспособны достойно служить Богу те, чей разум запятнан и искалечен каким-либо царствующим в нем пороком. Тот недостоин называться христианином и быть служителем, кто духовно слепой, хромой и кривой, чьи грехи покрывают позором и делают калекой, тем самым побуждая Господа гнушаться его жертв. Уродства Офни и Финееса были хуже любых упомянутых здесь недостатков. Поэтому такие явно порочные люди должны быть исключены из священства, как оскверненные, а все, ставшие духовными священниками нашего Бога, да будут святы и без порока; пусть они утешают себя тем, что хотя пребывают в несовершенном состоянии и имеют пятна, но это пятна детей Божьих, и тем не менее вскоре они предстанут перед престолом Божьим без пятна, или порока, или чего-либо подобного.



2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.