Немудрое Божие

ЧАСТЬ 2

"Посмотрите, братия, кто вы призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых; и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; И незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — Для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом. От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, Чтоб было, как написано: "хвалящийся хвались Господом". И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова и мудрости, Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого; И был я у вас в немощи и в страхе и великом трепете. И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, Чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией" (1:26-2:5).

ПРЕВОСХОДСТВО БОЖЬЕЙ МУДРОСТИ (продолжение)

ПАРАДОКСАЛЬНОСТЬ БОЖЬЕЙ МУДРОСТИ

Вероятно, Павел перебирал в уме членов коринфской церкви, когда писал стих 26. Он напоминал коринфянам, что среди них очень немногие были знаменитыми, благосостоятельными, высоко образованными, сильными и влиятельными, когда они поверили в Господа Иисуса Христа. Похоже на то, что, когда они стали христианами, они потеряли большую часть престижа, влияния и доходов, которые у них были. "Посмотрите, братия, кто вы, призванные", — писал он. Павел всегда использует слово призвание, когда говорит о спасительном призыве Бога, об этом могучем призыве, приводящем к искуплению. "Вы знаете, какого сорта людьми вы были, когда Бог призвал вас из мрака Вы знаете, что Он принял каждого из вас как Свое дитя не потому, чтобы вы блистали талантами, или были благосостоятельны, умными или сильными. А если вы и обладали каким-нибудь их этих качеств, — говорит он, — то вы были спасены несмотря на него, а не благодаря ему. Если эти качества и были чем-то, то они были камнем преткновения, соблазном, который мешал вам, они были преградой между вами и Божьей благодатью". Он подразумевал, что коринфяне должны радоваться тому, что не многие из них были мудры по плоти или сильны, или благородны. Похоже, что если бы больше из них было мудрых, сильных и благородных, то среди них было бы меньше спасенных.

Бог не ищет Пхи Бета Каппаса, чтобы спасти его и тем самым выполнить Свое дело. Не ищет Он и миллионеров, или знаменитых спортсменов, или эстрадных артистов, развлекающих публику, или государственных деятелей. Его спасение открыто им так же наверняка, как и всем другим, но лишь на той же самой основе веры. То же самое, что в миру ставит человека впереди других, в глазах Бога может поставить его сзади всех. Именно чувство неполноценности наводит людей на мысль о том, в чем они нуждаются, и часто приводит к спасению.

Однажды Иисус молился такими словами: "славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам" (Мф. 11:25). Из контекста следует, что эта молитва, произнесенная вслух, была частью Его проповеди, обращенной к собравшейся вокруг Него толпе. Этой молитвой Он обращался настолько же к Своим слушателям, как и к Своему Отцу. Он хотел, чтобы они узнали, чего хочет от них Бог: только веры и ничего другого. Он также предупреждал, что "мудрые и разумные" находятся в неблагоприятном положении в том, что касается духовной жизни и духовного понимания. Не то, чтобы они не могли принять Его и поверить, но гордость своими достижениями и способностями и зависимость от них могли помешать им на пути к царствию. Слабость и недостатки — это тот климат, в котором проявляется Божья сила.

Божья мудрость — это своего рода парадокс. В рамках человеческого мышления сила — это сила, слабость — это слабость, и ум — это ум. Но по Божьему счету многое из того, что кажется самым сильным, оказывается самым слабым, многое из того, что кажется самым слабым, оказывается самым сильным, и то, что кажется самым мудрым, оказывается самым глупым. Этот парадокс не случаен — таков замысел Божий.

Простой, необразованный верующий, неуклюжий и без всяких особенных талантов, который доверился Иисусу Христу как Спасителю и который преданно и смиренно следует Своему Господу, неизмеримо мудрее блестящего доктора философии, издевающегося над Евангелием. Простой верующий знает — что такое прощение, любовь, благодать жизнь, надежда, Божье Слово — он знает Самого Бога. Он может видеть вечность. А неверующий доктор философии не знает ничего, что выходило бы за рамки его книг, его собственного рассудка и его личного опыта. Он не видит ничего за пределами этой жизни, и его можно считать только глупцом.

Мы часто испытываем искушение думать, что было бы чудесно, если бы такой-то великий спортсмен, или блестящий ученый, или популярный эстрадный артист, или деятель мировой политики, стал бы христианином. Но не так думал Иисус, выбирая Своих учеников. Некоторые из них были, вероятно, хорошо известны в своих местных кругах и, возможно, у кого-то из них неплохо шли дела в финансовом отношении. Но Он выбрал их не за их богатство или влияние и, воспитывая их, Он не старался извлечь выгоду ни из одного подобного качества. Ни у кого из Его учеников не было ничего столь великого, что он не был бы готов оставить и последовать за Христом.

В 178 году нашей эры философ Цельсус писал о христианах со злой насмешкой:

"Культурных людей нам не надо; мудрые и разумные -держитесь от нас подальше, не приближайтесь к нам: ведь все эти качества мы почитаем злыми. Но если есть кто невежественный, некультурный, если есть кто-то глупый, у кого не все дома, — такой приступай к нам смело (чтобы стать христианином)... Мы видим их в их собственных домах, — шерстяные одежды, халтурщики, — самые худшие, самые вульгарные самые необразованные личности... Они подобны стае летучих мышей или рою муравьев, выползающих из муравейника, или лягушкам, ведущим симпозиум вокруг своего болота, или червям, созывающим съезд в куче грязи''.

Так большинство людей в то время думало о христианах. Простоту Евангелия и смиренность преданных верующих мир не может вместить: все это кажется миру жалкой, презренной глупостью. Бог так и задумал: "Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значущее избрал Бог, чтобы упразднить значущее". Интересно отметить, что корень слова "уничиженный" означает "почитать за ничто". По-гречески здесь употребляется совершенный вид, означающий постоянство действия — то, что однажды было уничижено, будет уничижаться и дальше. То есть, о людях, которых считали и этом обществе ничем, будут думать так и дальше. Фраза "ничего не значущее" — это перевод самого презрительного выражения в греческом языке. "Бытие" для греков было всем, и если тебя называли "ничем", то хуже этого оскорбления уже ничего не было. Такое выражение могли употребить по отношению к рабам.

У мира есть много мерок для измерения величия; наверху находятся ум, богатство, престиж и положение в обществе, -все то, что Бог определил поместить на дно Бог обнаруживает величие Своей силы, показывая, что именно те, кто в мире — ничто, для Него становятся кем-то.

По мнению Бога величайшим человеком, когда-либо жившим на свете, если не считать Самого Иисуса, был Иоанн Креститель. У этого человека не было ни формального, ни специального образования, ни профессии, ни денег, ни военного чина, ни политического положения, ни социальной родословной, ни престижа, ни впечатляющей внешности или красноречия. И все же Иисус сказал: "Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя" (Мф. 11:11). Этот человек не соответствовал ни одной мирской мерке — но всем Божьим. И все то, чем он стал, делало честь Божьей силе.

Предназначение Божьей мудрости

"Для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом. От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, Чтоб было, как написано: "хвалящийся хвались Господом" (1:29-31).

Первое и главное предназначение мудрости Божией, приводящей к спасению, в том, чтобы прославить Его Самого. Никакая плоть никогда не будет иметь причины хвалиться перед Богом. Глупый, слабый, незнатный человек ничего не может сделать для себя; все сделал Бог. "Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: Не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение" (Еф. 2:8-10).

У Бога есть также и предназначение для спасенных. Это предназначение имеет много аспектов, четыре из них упомянуты в стихе 30. Поскольку они "во Христе Иисусе", они получают Божью премудрость, праведность, освящение и искупление.

Итак, во-первых, верующим дана мудрость от Бога. Они не только спасены по Божьей мудрости, но им и дана Божья мудрость вместо их собственной. Истинно мудры в этом мире те, чья мудрость не от этого мира, но от Господа. Христиане могут сказать, без гордости или самохвальства, что они стали мудрыми в Иисусе Христе. Они представляют собой свидетельство на все времена, что Бог в Своей мудрости выбрал грешных, слабых и немудрых, чтобы сделать их праведными, сильными и мудрыми. Бог даровал им Свою мудрость для того, чтобы Он мог быть прославлен, для того, чтобы стало ясно видным, что та мудрость, которою обладают христиане, не их собственная, а дана им Его силой и по Его благодати.

Люди спасаются не благодаря своему уму, или благодаря своим достижениям, или с помощью человеческой мудрости. Те, кто полагаются на эти качества, никогда не получат Божьего спасения и жизни, и мудрости, — потому что всем этим можно обладать, только смиренно получая то, что Его Сын сделал для нас на кресте. Иисус сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня" (Ин. 14:6), и, в другой раз, "если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, И познаете истину, и истина сделает вас свободными" (8:31-32).

Мудрость, полученную от Бога через Христа, мы получаем сразу и затем продолжаем получать и дальше; она не стоит на месте. В своем следующем послании к Коринфянам Павел писал: "Потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа" (2 Кор. 4:6). Творец и даритель физического света является также источником и дарителем света духовного. Первое, чему учится верующий, — это понимать значение Божией славы. Слава Бога обнаруживает Его величие и великолепие. Но в своем самом полном смысле она представляет все, чем является Бог, — все Его качества, всю Его природу, полноту Его божественного существа. Мы начинаем лично узнавать Творца вселенной и источник всей жизни и всей доброты.

Божья мудрость имеет еще один аспект: она не стоит на месте. Живя Святым Духом, мы все лучше узнаем Бога -Бога, к Которому впервые пришли через Иисуса Христа. Павел молится об ефесских верующих, чтобы Бог дал им "духа премудрости и откровения к познанию Его" (Еф. 1:17). У них уже был первоначальный дух Божьей мудрости, полученный ими тогда, когда они впервые поверили. Но апостол беспокоился о том, чтобы они не задерживались на месте, а продолжали расти в Его мудрости и истине (ср. 2 Пет. 3 18).

Мудрость от Бога имеет также и аспект, относящийся к будущему. В этой же самой молитве Павел просит, чтобы Бог "просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых" (ст. 18). Слова "надежда" и "наследие" предполагают будущее осуществление мудрости и знания. Бог дал нам мудрость, Он дает нам ее сейчас и в конечном счете Он одарит нас мудростью.

Тот, кто от мира сего, не может увидеть или получить Божью мудрость, ту мудрость, которую может показать ему Сам Бог, Его план о мире и о Его народе и будущая вечность, которую Он подарит через Своего Сына. И поэтому люди живут только моментом, только "сейчас", не имея никакого представления о том, откуда они пришли, куда они идут или что делают здесь. А самому простому, наименее образованному человеку, который смиренно отдает свою жизнь в руки Христа, дано знать обо всем этом. Он знает то, что все маги и все философы всех времен никогда не были в состоянии уразуметь — и никогда не смогут этого сделать. У него есть Божья мудрость — один из драгоценных даров его Спасителя.

Во-вторых, верующие получают Божью праведность. Они примирились с Богом, и участвуют в Его праведности. Быть праведным означает быть таким, каким следует быть: правота как противоположность злу, безгрешность как противоположность греховности. Бог абсолютно праведен, потому что Он абсолютно таков, каким Ему следует быть. Он не может изменить Своей праведности. Когда мы доверяемся Его Сыну, Он разделяет праведность Своего Сына с нами: "не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность" (Рим. 4:5). Бог "не знавшего греха сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2 Кор. 5:21). Когда Бог смотрит на христианина, Он видит Своего Сына и Его праведность. Когда человек полагается на Христа, его неправедность заменяется праведностью Христа", той, которая через веру в Христа, (с) праведностью от Бога по вере" (Фил. 3:9). У человека никогда не было и никогда не может быть своей собственной праведности, то есть такой праведности, источником которой был бы он сам. Единственная праведность, которая у него может быть, это та, которую Бог дает ему через Его Сына, потому что это — совершенная праведность.

В-третьих, верующие получают Божье освящение. Во Христе мы отделены от греха, сделаны святыми. Мы объявлены праведными во Христе и сделаны святыми во Христе. Получив природу Христа, мы получили Его семя, не подверженное порче, то семя, которое не испорчено и не может быть испорчено грехом. Поскольку наша плоть все еще здесь, мы можем соскользнуть в грех, но только на время или время от времени. С ростом духовной зрелости частота падений в грех уменьшается. Таким образом та праведность, которая по закону считается нашей, становится нашей действительностью — в святости, в освящении. Нам дана жизнь в Духе, и мы начинаем быть водимыми Духом (Рим. 8:4-11). Мы начинаем приносить плоды Духа (Гал. 5:22-23) в процессе преображения в образ Христов (2 Кор. 3:18). Наша новая природа "создана во Христе Иисусе на добрые дела", для святости (Еф. 2:10).

В-четвертых, верующие получают Божье искупление. Искупить — значит выкупить. Бог при помощи Христа выкупил нас, освободил от власти греха. Христос "есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его" (Еф. 1:14). Петр напоминает нам, что мы "не тленным серебром или золотом... искуплены от суетной жизни... но драгоценною кровию Христа, как непорочного и чистого агнца" (1 Пет. 1:18-19). "Чтобы было, как написано: "хвалящийся хвались Господом" (1:31).

Хотя во Христе мы получили Божью мудрость, праведность, освящение и искупление, причин для гордости или похвальбы у нас нет, потому что мы не заслужили, не заработали, не выработали ни одного из этих качеств. Человеческая мудрость не может привести ни к одному из них. Она производит только гордость, непонимание, раздоры и разделения. Как написал Иеремия за сотни лет до того, как его процитировал Павел: "хвалящийся хвались Господом". "А я не желаю хвалиться, — писал Галатам Павел, — разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа" (Гал. 6:14).

ПРОЯВЛЕНИЕ БОЖЬЕЙ ПРЕМУДРОСТИ

Дух фракционности, царивший в Коринфе, был результатом увлечения философией, человеческой мудростью. Коринфяне были раздроблены в своих верованиях и в своих привязанностях, потому что это были человеческие верования и привязанности к людям. Павел напоминает им, что, когда он впервые пришел в Коринф, он возвещал им Евангелие не впечатляющими словами человеческой мудрости.

"И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости. Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (2:1-2).

Как мы уже отметили, благою вестью о Божьей мудрости, праведности, освящении и искуплении нельзя овладеть при помощи человеческой мудрости. А в этих стихах Павел показывает, что и возвещать ее нельзя при помощи человеческой мудрости. Павел приходил в Коринф не как философ, а как свидетель. Он приходил возвещать... свидетельство Божие. Свидетельство (мартурион) — слово очевидца. Человек может засвидетельствовать только то, что он сам увидел или пережил. Свидетель на суде должен докладывать только то, что он знает объективно, фактически и лично. Размышлять, гадать или делать умозаключения -это не его дело. Павел был свидетелем Божьего откровения, и только, — он не свидетельствовал о своем собственном человеческом понимании, о своем разуме или склонностях. Для него Божье откровение было всем; человеческая мудрость — ничем.

Нам следует приходить в церковь не для того, чтобы послушать мнения пасторов о политике, психологии, экономике или о религии. Нам следует приходить для того, чтобы услышать слово от Господа — через пастора. Слово Божие назидает и объединяет, в то время как человеческие мнения вносят путаницу и разделяют.

Павел заверял коринфян, что приходил к ним не для того, чтобы обрушить на их головы человеческое многословие и привлечь их человеческими мнениями. Он подарил им свидетельство от Бога — и ничто другое. Через несколько лет он заверял их снова: "отвергнувши скрытные постыдные дела, не прибегая к хитрости и не искажая слова Божия, а открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом" (2 Кор. 4:2). Важнейшая задача служения — и его единственная задача — показать людям истину Божию.

Обращаясь к Тимофею, Павел предупреждал его: "Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей" (1 Тим. 4:1-2). Тимофей должен был обратить особое внимание на чтение Писания перед всем собранием, на наставление и учение (ст. 13). Это было его дело. И это — дело каждого проповедника. Подходить к этой работе по-другому — значит продавать свои убеждения.

В своем втором письме к этому молодому служителю Павел поручал ему единственно "пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом", — "проповедуй слово" (2 Тим. 4:1-2). Для меня просто невообразимо, как человек, называющий себя служителем Бога, может делать что бы то ни было, кроме проповедования Слова Божьего "во время и не во время" (ст. 2). Однако, многие церковные общины не хотят, чтобы их пасторы проповедовали им только Слово. Они "здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху" (ст. 3). Как заметил один наблюдатель, в периоды неустоявшейся веры, скептицизма и различных диковинных умозаключений о религиозных вопросах учителя всех сортов кишмя кишат, как мухи в Египте. Спрос порождает предложение. Слушатели сами приглашают и сами формируют своих собственных проповедников. Если люди захотят поклониться тельцу, услужливого творца тельцов им долго искать не придется. Некоторые люди, не исключая и некоторых духовно незрелых христиан, ходят от церкви к церкви в поисках "хорошего" проповедника. К несчастью, их представления о том, какой проповедник "правильно" проповедует, основывается не на здравом представлении Библии, а на том, содержат ли проповеди интересные наблюдения и предположения, проистекающие из личной философии самого проповедника. Такие люди ищут не слова от Бога, чтобы поверить ему, но слова от человека, чтобы поразмышлять о нем.

Когда Павел проповедовал коринфянам, так же, как и когда он проповедовал в других местах, он "рассудил быть... незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого". Он не был заинтересован в том, чтобы обсуждать человеческие представления или предположения, свои собственные или чьи бы то ни было. Он не хотел проповедовать ничего другого, кроме Иисуса Христа: распятого, воскресшего и искупающего Иисуса Христа. Он проповедовал Иисуса не просто как совершенного учителя или как совершенный образец совершенного человека, — хотя Он был и тем, и другим. Основанием всей его проповеднической деятельности был Иисус как божественный Спаситель.

Это не значит, что он не проповедует ничего или не учит ничему, кроме Евангельской Благой Вести или что он излагает только те части Писания, которые относятся непосредственно к искупительной работе Христа, — он никогда этого не говорил. Как становится ясным из его посланий, он учил всей полноте Божьего слова, возвещал "всю волю Божию" (Деян. 20:27). Он оставался в Коринфе полтора года, "поучая их слову Божию" (Деян. 18:11). Но именно крест Иисуса Христа — то, что было для неверующих соблазном или глупостью (1 Кор. 1:23), и до тех пор, пока человек не примет Божьего откровения о кресте, он не получит никакого духовного откровения. Проповеди о кресте были настолько преобладающими в ранней церкви, что многие иудеи и язычники обвинили христиан в поклонении мертвецу. Павел пошел бы на что угодно, чтобы помочь человеку понять Евангелие, но он не сказал бы ни одного слова, и (меняющего Евангелие или противоречащего ему.

"И был я у вас в немощи и в страхе и великом трепете. И слово мое и проповедь моя не е убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, Чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией" (2:3-5).

Немощь, страх и трепет, — все эти понятия кажутся несовместимыми с тем, как мы представляем себе Павла; они несовместимы и с ним, если речь идет об обычном смысле этих слов. Немощь, в которой Павел пришел в Коринф, была немощью Евангелия, которая на самом деле есть сила Божия (1 Кор. 1:25,27). И я не думаю, что, говоря о страхе и трепете, он мог бы иметь в виду душевную робость или физическую дрожь. Он проповедовал смело, жил смело и советовал другим верующим быть бесстрашными в делах Господа (Деян. 13:46; 19:8; Еф. 3:12; 6:19). Выражение "страх и трепет" он употребил и в некоторых других отрывках, в каждом из которых речь идет о глубокой озабоченности важными, настоятельными вопросами (2 Кор. 7:15; Еф. 6:5; Фил. 2:12). Павел пришел в Коринф после того, как он был избит в Филиппах, убежал из Фессалоник и Вереи и был осмеян в (Деян. 16:22-24; 17:10, 13-14, 32). Ему пришлось узнать, что быть "коринфианизированным" — это значит быть морально испорченным до последней степени. В этом городе как в капле воды отражалось язычество и моральная дегенерация. Хотя с человеческой стороны у Павла были все основания упасть духом и, несомненно, сатана искушал его пойти на компромисс, своего благовествования он не изменил. Он боялся и трепетал только в том смысле, что глубоко тревожился и заботился о том, чтобы Евангелие укоренилось в этом самом малообещающем городе. Он боялся не за свою жизнь или безопасность, или за то, что Евангелие могло бы потерять свою силу. Он боялся только за то что Евангелие отвергнут, и ужасных последствий этого. Наверняка он боялся и того, что его собственные неполноценность и греховность могли бы ослабить его служение (ср. Кор. 9:16, 27).

Поэтому он со всей решительностью установил, что его "слово... и проповедь не в убедительных словах человеческой мудрости". Слова человеческой мудрости, какими бы впечатляющими и убедительными они ни были, лишили бы Евангелие его силы. В его проповедях не было места расчетливым театральным трюкам и методам манипуляции реакцией слушателей. Многие слушатели отзывались на эмоциональный призыв, не получая при этом верных знаний и убеждений о Боге. Таких проповедей Павел не делал. Если б он пошел на такое, он, конечно, нашел бы более широкий и более восприимчивый круг слушателей, но его слушатели остались бы при своих грехах и без Спасителя. Говорили, что великий проповедник Джонатан Эдварде так читал свои проповеди, что его нельзя было упрекнуть в использовании человеческих приемов убеждения. Он хотел, чтобы его слушатели отозвались на одну только благую весть.

У Павла от природы были большие способности, но он на них не полагался. Человеческие слова и человеческая мудрость, даже если это слова и мудрость апостола, не могут спасти человека. Он хотел, чтобы его слушатели отождествляли себя не с его собственной мудростью, которая могла бы дать им только еще одну философскую систему, а с Божьей мудростью в Иисусе Христе, которая могла дать им вечную жизнь.

Я помню, как один пастор сказал мне однажды после утренней службы: "Видите этого мужчину, вон там? Это -один из моих обращенных". И он объяснил: "Он — обращенный не Господа, а мой". Этот человек стал учеником пастора, а не учеником Христа.

Джон Скотт писал: "Кажется очевидным, что Богу оказывает честь только такой способ чтения проповеди, выражающей Его мудрость и могущество, когда проповедник в душе согласен быть и слабым, и глупым".

Неверующим коринфянам, как и всем другим неверующим, нужно было проявление Духа и силы; это и принес им Павел. И это — все, что он проповедовал и делал среди них. Только Божий Дух и Божья сила могли избавить их от греха и привести к Нему. Павел не хотел, чтобы коринфяне имели новую философию: он хотел, чтобы они получили новую жизнь.

Чарльз Сперджен говорил:

"Та сила, которая заложена в Евангелии, не в красноречии проповедников — иначе обращающими души к Богу были бы люди; она — не в образованности проповедников, иначе ее источником была бы человеческая мудрость. Мы можем проповедовать и проповедовать, пока у нас не отвалятся языки, пока мы не умрем от легочной недостаточности, — и все же ни одна душа не обратится к Богу, пока со словом Бога не будет Святого Духа, дающего ему силу обращать души".

Если бы коринфяне пришли к вере благодаря мудрости человеческой — даже благодаря мудрости Павла — это могло бы изменить их умственно, но это не изменило бы их духовно. Они продолжали бы оставаться духовно мертвыми, и Павел не мог бы обращаться к ним как к святым и братьям (1:2, 10). Он пришел к ним не со своей собственной вестью, он пришел просто как "канал", передающий им весть от Бога. Только весть от Бога приносит с собой и силу от Бога.

Церковь не должна иметь разделений, основанных на различии философских точек зрения, точно так же, как она не должна иметь разделений, основанных на преданности различным людям. Нам следует объединиться вокруг Божьей мудрости, а не вокруг человеческой. Мы едины в Иисусе Христе и должны быть едиными в Его Слове и силе, как и в общении с теми, кто Его.

Понимание мудрости Бога

"Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, Но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначал Бог прежде веков к славе нашей, Которой никто из властей века сего не познал; ибо, если бы познали, то не распяли бы Господа славы. Но, как написано: "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его". А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, Что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов" (2:6-16).

Этот отрывок продолжает разбирать проблему разъединения, царившего в церкви Коринфа и, в особенности, продолжающуюся приверженность к философским течениям человеческой мудрости и к руководителям, которая углубляла это разъединение. Человеческая мудрость удерживала верующих от божественной мудрости, от духовного роста и единства.

"Мудрость же мы проповедуем между совершенными", — говорил Павел. В то время как ложная, человеческая мудрость — это большое препятствие на пути к Евангелию. Истинная, божественная мудрость сама проистекает из Евангелия. Для верующих, для "призванных", Христос — это "Божия сила и Божия премудрость" (1:24). Слово "совершенные" (телеиос) может означать "совершенные" (Версия короля Джеймса) или "завершенные", но это слово может относиться также и к людям, являющимся полноценными членами какой-либо группы, или к вполне посвященным. Здесь Павел употребляет этот термин таким же образом, каким он использован (в других формах) в послании к евреям (6:1; 10:14) по отношению к спасению. "Совершенные" — это те, кто спасены и полностью полагаются на Иисуса Христа. Тут апостол имеет в виду не то, что он проповедует Божью мудрость только верующим, продвинутым в вере, но то, что он проповедует ее верующим, верящим воистину — спасенным. Истинно верующие — единственные люди, среди которых Евангелие может быть мудростью. Для всех остальных оно — соблазн или глупость (1:23). Очевидно, что некоторые христиане лучше разбираются в вопросах, связанных с Божьей мудростью, чем другие, и более послушны ей. Но для любого христианина "Он в преизбытке даровал (благодать)... во всякой премудрости и разумении, Открыв... тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем" (Еф. 1:8-9). В то время как отвергающие Христа воспринимают Его весть как безумие, для верующих это — мудрость, мудрость от Бога. В 2:6-16 этого послания Павел подчеркивает два пункта: (1) истинную мудрость человеческими силами не раскроешь, и (2) истинная мудрость раскрывается свыше.

УСИЛИЯМИ ЧЕЛОВЕКА ИСТИННАЯ МУДРОСТЬ НЕ ПОЗНАЁТСЯ

Низко развитому созданию невозможно понять создание, более высоко развитое. Как мог бы кто-нибудь понять что-либо более сложное и развитое, чем он сам? Чтобы блоха поняла собаку, ей необходимо быть по меньшей мере столь же развитой, как и собака. Насколько же больше расстояние между Богом и Его творением! Люди могут вообразить, на что мог бы быть похож Бог, — и у них есть масса представлений на этот счет. Почти у каждого есть свое мнение о том, чему Он подобен — и даже о том, существует ли Он вообще. Но представления человека недостоверны, потому что они никогда не смогут выйти за рамки просто размышлений. Своими собственными силами создание не может вместить Создателя.

Божья мудрость, истина о Нем и о том, что Он сообщает человеку — это "мудрость не века сего и не властей века сего". Слово "век" (аионос) относится к периоду времени, к историческому возрасту. Павел говорил не только о конкретном историческом периоде, в котором он жил, но обо всех исторических периодах. Вся человеческая мудрость преходяща. Она пуста, тщетна и сводится к нулю. Даже власти (архонтон), то есть руководители или люди, обладающие авторитетом, не могут претендовать на нее или даже на то, что они имеют к ней какое-либо отношение.

Павел повторяет свое утверждение, что на самом деле то, что он проповедует, является мудростью: "но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную". Природный человек ее не знает, не понимает и считает ее глупостью, потому что это — "премудрость... тайная, сокровенная". Слово "тайная" (мустерион) подразумевает не что-то загадочное и странное, но то, что скрывает в себе тайну. Бог намеренно держит Свою мудрость в тайне от природного человека и его земной мудрости (ср. Мф. 11:25; 13:10-13).

Но Своему народу, Своим призванным и совершенным, "Бог... предназначил прежде веков" дать Свою мудрость, через Своего Сына, "к славе нашей". До начала времен определил наш Небесный Отец дать нам Свою спасающую мудрость, которая приведет в конечном счете к нашему вечному прославлению (Рим. 8:18). "Которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы" (2:8).

Распятие свидетельствует о том, что "власти века сего" не имели Божьей мудрости. Если бы они "познали" ее, то "не распяли бы Господа славы". Ни руководители иудеев, для которых Евангелие было соблазном, ни руководители язычников, для которых оно было безумием, не понимали Божьей мудрости — мудрости свыше. В своем невежестве о Боге — в своем преднамеренном невежестве — они казнили Его Сына. Личное свидетельство Павлово демонстрирует это невежество (1 Тим. 1:12-13). Вот к чему приводит человеческая мудрость. В глазах мира Иисус был каким угодно, но только не прославленным; а в глазах Бога Он был Самим Господом славы. И все же "не видел того глаз, не слышало того ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (2:9).

Здесь Павел свободно цитирует Исайю 64:4 и 65:17; этот отрывок часто запоминают наизусть, но его же часто неправильно применяют. Павел относит эти слова не к небесным чудесам, а к мудрости, которую Бог приготовил для верующих. Для Павла суть в том, что природные глаза, уши и сердца людей не могут узнать или вместить Его мудрость. Эта мудрость приготовлена только "для любящих Его".

Ни внешним, ни внутренним образом, ни объективно, ни субъективно не может человек раскрыть для себя Бога. Его внешние поиски эмпиричны, носят опытный характер, -поэтому здесь говорится о способности видеть и слышать. Божью истину нельзя увидеть глазами — сколько бы изощренных приборов для наблюдения мы при этом ни использовали.

Но точно так же беспомощны мы и тогда, когда стремимся раскрыть Его истину субъективно, при помощи своего разума ("сердца"). Рационализм не может познать до конца Божью истину. Оба главные источники человеческой мудрости, эмпиризм и рационализм, равно бессильны раскрыть божественную истину. Фактически они всегда поворачивают человека против божественной истины. В конечном счете они привели людей к тому, чтобы распять Христа.

Но Божия истина, Божий план, Божья мудрость не спрятаны от Его детей. Все это "приготовил Бог любящим Его".

ИСТИННАЯ МУДРОСТЬ ОТКРЫВАЕТСЯ СВЫШЕ

Раскрывать Божью истину своими силами — это для человека не только невозможно, но и не нужно. Чего человек не может обнаружить, то Бог уже дал ему. Святой Дух вторгся в запертую камеру человека и показал ему Бога — при помощи откровения, вдохновения и просвещения.

При помощи откровения

"А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия" (2:10-11).

Святой Дух — это деятельное лицо Троицы, ответственное за передачу Божьей истины и за общение с людьми. Первый шаг на пути передачи Божьей истины — это откровение. Являясь одним из лиц Верховной Троицы, Дух знает в совершенстве мысли Бога. Бог дал ангелам много изумительных и чудесных поручений, сослуживших добрую службу человеку. Но Он не доверил ангелу откровение Нового Завета. Истины Своего Слова Бог открыл Духом Своим. Дух Святой — это божественный автор Писания. Для записи Он использовал многих людей, но записанная им весть — целиком и полностью Его. Откровение — это Божье Слово в чистом виде.

Чтобы проиллюстрировать, каким несравненным образом Святой Дух способен открывать Слово, Павел сравнивает то, как Дух знает Божий ум, с человеческим знанием о его собственных мыслях. Никакой другой человек не может знать вас лучше, чем вы сами себя знаете. Даже муж и жена, которые прожили вместе десятки лет и щедро делились друг с другом своими мыслями и мечтами, трудностями и радостями, никогда не сумеют узнать один другого так близко, как каждый из них знает самого себя. Наши самые заветные мысли, сокровенные тайники души, известны только нам самим.

Сходным образом, только Дух Божий, Его собственный Дух может знать Его сокровенным образом. И — чудо из чудес — именно Своего Духа, Того, Кто интимно знает глубины Божии и мысли Божии, Бог послал открыть Его собственную мудрость тем, кто верит, — нам.

При помощи вдохновения

"Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, Что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным" (2-12-13).

Дух передает Божью истину при помощи процесса, который называется вдохновением. Его истина человеком не может быть раскрыта: она может быть только принята. Чтобы что-то могло быть принятым, оно должно быть сначала предложенным. Божья истина может быть принята потому, что она дарована нам. Дух от Бога, а не дух мира сего (то есть не человеческая мудрость) принес Божье Слово, которое и заключает в Себе дарованное нам от Бога. Библия -это то средство, при помощи которого Бог передает нам Свое откровение.

Местоимения "мы" и "нам" в стихах 12-13 (как и в стихах 6-7, 10) относятся не к христианам в общем, но к самому апостолу Павлу. Божье Слово дано для всех верующих, но было открыто только апостолам и другим людям, записавшим Писание. Только об этих людях с полным правом можно сказать, что они были вдохновлены. Обетование, содержащееся у Иоанна (14:26) ("Утешитель же, Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам"), хотя и относится ко всем верующим, но было дано только апостолам. Павел и другие авторы Писания записывали не свои собственные представления и интерпретации. Они записывали то, и только то, что им давал Бог. "Мы приняли... дабы знать..." Дух употреблял слова, которые люди знали и которыми они пользовались, но Он выбирал нужные для Него слова и выстраивал их в нужном для Него порядке. Поэтому Библия -это не только Божье Слово, но и Божьи слова.

И это не просто "Слово, скрывающееся за словами", как полагают многие либеральные и новоправославные толкователи. "Все Писание богодухновенно" (то есть вдохновлено Богом) (2 Тим. 3:16). Писание означает "записанное" и относится конкретно к тому, что избранные Богом люди записывали с помощью Его откровения и вдохновения. Это слово относится, как объясняет нам Павел, к тому, что даровано нам от Бога, к Богодухновенным словам, которые пни записывали.

Будучи в пустыне и отвечая на первое искушение сатаны, Иисус сказал, цитируя из Второзакония (8:3) "не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих". Бог дал Свое собственное Слово Своими собственными устами. "Всякое слово, исходящее из уст Божиих" — это откровенное, вдохновенное и авторитетное слово. Что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным.

При помощи просвещения

"Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно духовный судит о всем, а о нем судить никто не может Ибо кто познал ум Господень, чтобы судить его? А мы имеем ум Христов" (2:14-16).

Третий шаг в процессе передачи Духом Божией истины — это просвещение.

Можно читать Библию — даже различные переводы и ни Библии — и все же не понять ее. Можно изучать Библию то много лет, запомнить наизусть многие отрывки из нее — и все же не понять ее. Книжники и фарисеи во дни Иисуса были высокообразованными в том, что касалось Ветхого Завета, и все же самое главное, что сообщал Ветхий Завет, они упустили. Они не сумели узнать обещанного Мессию, когда Он жил среди них (Ин. 5.37-39). Они не поверили Иисусу, потому что они не по настоящему верили Моисею, великому законодателю, на которого они возлагали свои надежды (ст. 45-47), Они не приняли того, что от Духа Божия, потому что это показалось им безумием. Поскольку эти люди не принадлежали Богу, они не могли разуметь того, что от Духа, потому что о сем надобно судить духовно. Эти книжники и фарисеи, подобно всем, кто отвергает Бога, жили только в сфере душевного человека. У них не было возможностей и не было желания понять духовную природу Божьего Слова.

Душевный человек не может знать или понимать того, что от Духа Божия, потому что об этом можно судить только духовно. Духовный противопоставляется душевному, и это противопоставление относится к внутренней способности искупленных улавливать Божью истину. Божье Слово оценивается и понимается духовно, — а душевный человек духовно мертв.

Псалмопевец понимал необходимость получить просвещение от Бога. Он молился: "Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего" (119:18). Ему не нужно было Божьей помощи, чтобы читать Его Слово, но он знал, что ему нужна Божья помощь, чтобы понять прочитанное.

Мартин Лютер сказал: "Одно только изучение Библии или один только талант не помогут нам понять ее, если вы хотите ее понять, вам следует рассчитывать только на влияние Святого Духа".

Джон Кальвин писал: "Свидетельство Духа превышает разум. Ведь... эти слова не вызовут полного доверия в сердцах людей, пока они не будут скреплены печатью Духа".

Еще кто-то однажды сказал, что самое лучшее, что может сделать человек своими силами, это — "глодать лодку Писания, не доходя до дерева".

Бог должен открыть глаза нашего понимания до того, как мы сможем воистину узнать и правильно истолковать Его истину. Его истина доступна только для тех, чей дух обновлен, в ком пребывает Его Дух, — ведь только Дух может осветить Писание. В точности, как физически слепой не может увидеть солнца, так и духовно слепой не может увидеть Сына. Обоим не хватает необходимого освещения. Мартин Лютер сказал: "Человек подобен соляному столбу, как жена Лота, — он подобен бревну или камню, он подобен безжизненной статуе, которая не может раскрыть ни глаза, ни рот, у которой нет ни органов чувств, ни сердца, — до тех пор, пока Святой Дух не просветит, не обновит и не обратит его к Богу".

Но духовный человек "судит обо всем", разумеет все. У верующего есть постоянный Учитель истины, пребывающий в нем, чтобы просвещать его обо всем Божьем, о чем ему нужно знать. "Впрочем, помазание, — писал Иоанн, — которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и не ложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте" (1 Ин. 2:27). Святой Дух берет Божье Слово — слово, которое Он дал по откровению и вдохновению, — и освещает его для тех, в ком Он пребывает.

В отличие от Божьего откровения и вдохновения, доступных только библейским писателям, Его просвещение открыто для всех христиан. Мы все можем правильно разуметь Слово, когда полагаемся на Дающего Слово.

Поскольку душевный человек не может правильно уразуметь Божье Слово, он не может правильно понять и Божьих людей. Но духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может. Миру невозможно понять верных христиан точно так же, как ему невозможно понять Самого Бога и Его Слово. Люди мирские, конечно, пытаются понять верующих, но они всегда заблуждаются на их счет. Они могут правильно оценивать, в чем мы виноваты, в чем наши недостатки и в чем наша жизнь не соответствует нашей вере. Но они не могут правильно оценить нашу веру. Если само Евангелие для них — соблазн и безумие, то и вера, основанная на Евангелии, не может быть для них ничем иным, кроме соблазна и безумия.

Тот, кто во Христе, будет неправильно понят, и с ним будут неправильно обращаться, в точности так же, как Христос был неправильно понят и с Ним обращались неправильно (Ин. 15:20). Мир будет смеяться над нами, издеваться над нами, и, во многих местах нашей планеты, даже убивать нас до сих пор. Мир распял Христа, и он будет распинать Его последователей.

Павел спрашивает : "кто познал ум Господень?" Кто из природных ("душевных") людей способен проникнуть в мысли Бога? Никто. Неверующие часто хотят исправлять верующих, спорить о тех истинах, которым мы верим и следуем. Но, когда они противоречат учению Писания, они спорят не с нами, но с Господом, чьи мысли они не понимают Они пытаются судить Его! Что за безумие!

Однако, нас, христиан, наставляет Бог. Мы способны понять все (судить о всем) о Его Слове, потому что мы имеем ум Христов. Христос думает мыслями Бога, понимает Божью мудрость. Мы имеем Его ум ("ноус"). (Это же слово, которое можно перевести и как "понимание", употребляется и в 14:14,15,19), То, как оно используется здесь, можно лучше понять, сравнив это использование с тем, как его употребляет Лука в рассказе о явлении Иисуса ученикам на дороге в Эммаус (24:45): "Тогда отверз им ум к уразумению Писаний".

Учение о просвещении не означает, что мы можем знать и понимать все (Втор. 29:29), что нам не нужны люди-учителя (Еф. 4:11-12) или что изучение Евангелия — это не тяжелый труд (2 Тим. 2:15). Это учение означает, что Писание может понять любой христианин, который прилежен и послушен.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Джона МакАртура на 1 послание Коринфянам, 2 глава

Обратите внимание. Номера стихов — это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.