Библия » Толкование Мэтью Генри

4-я Царств 2 глава

В этой главе мы узнаем:

(I) о необычном событии вознесении Илии на небо. В конце предшествующей главы сообщалось о том, как бесславно покинул этот мир нечестивый царь, здесь же мы видим, с какой честью покидает его святой пророк; уход первого был жалким, уход второго блистательным: каков человек, таков и его конец.

1. Здесь Илия прощается со своими друзьями сынами пророков, особенно с Елисеем, который не покидал его и перешел с ним через Иордан (ст. 1-10).

2. Илия был взят на небо посредством служения ангелов (ст. 11), а Елисей плакал, ибо земля лишилась столь великого человека (ст. 12). (И) О явлениях, подтвердивших, что Елисей как пророк занял место Илии.

1. Разделение Иордана (ст. 13,14).

2. Почтение, оказанное Елисею пророками (ст. 15-18).

3. Оздоровление непригодной воды в Иерихоне (ст. 1 9-22).

4. Истребление детей, насмехавшихся над Елисеем (ст. 23-25). Итак, на смену одному пророку приходит другой великий пророк, чего не скажешь о царях.

Стихи 1-8. Как и в отношении других великих личностей, Писание не приводит точные даты времени жизни Илии и происходивших с ним событий; мы не знаем ни о его возрасте, ни в каком году царствования Ахава он впервые появился, ни в каком году правления Иорама исчез, и поэтому нам трудно представить, как долго длилось его успешное служение; предположительно, речь идет о двадцати годах в общей сложности. Здесь же мы узнаем, что:

I. Бог определил вознести Илию на небо в вихре (ст. 1). Таково было желание Всевышнего, и, вероятно, Он заранее сообщил пророку о Своем намерении забрать его вскоре из этого мира, причем, минуя умерщвление, вознести тело и душу на небо (как в свое время было с Енохом), лишь подвергнув изменениям, необходимым для обитания в мире духов (такие же изменения претерпят взятые живыми в пришествие Христа). Не нам судить, почему Бог удостоил особой чести именно Илию, выделив его из числа других пророков; ведь Илия был человек, подобный нам, знакомый со страстями и с грехом, тем не менее он так и не вкусил смерти. С какой целью Илия был выделен среди прочих и удостоился столь великой для человека чести по изволению Царя Царей? Можно предположить, что в данном случае:

(1) Бог посмотрел назад и принял во внимание былые заслуги Илии выдающиеся и чрезвычайные и решил вознаградить их, а также воодушевить сынов пророков, чтобы шли по его стопам, проявляя ревность и верность и во что бы то ни стало свидетельствовали против пороков века, в котором живут.

(2) Бог посмотрел вниз и принял во внимание состояние Церкви объятой мраком и вырождавшейся. И поэтому решил привести ощутимое доказательство существования жизни после жизни, чтобы привлечь к Себе и к той другой жизни сердца немногих верных.

(3) Бог посмотрел вперед по направлению к эпохе Евангелия и в вознесении Илии явил прообраз вознесения Христа и открытия Царства Небесного для всех верующих. Посредством веры и молитвы Илия поддерживал постоянную связь с небесами и теперь вознесся туда, чтобы заверить нас: если мы имеем общение с небом, пока находимся здесь, на земле, то вскоре попадем туда, где душа (то есть человек) обретет блаженство, причем навсегда.

II. Елисей твердо решил: пока Илия еще на земле, он будет хранить ему верность и не покинет его. Похоже, Илия хотел избавиться от общества Елисея, предлагая ему остаться сначала в Галгале, потом в Вефиле и Иерихоне (ст. 2,4,6). Существует мнение, что он делал это из скромности: Илия знал, какую славу ему уготовил Господь, но, по-видимому, не хвалился и не желал, чтобы это видели люди (Божьи избранники, в отличие от фаворитов земных царей, не стремятся показать всему свету, что они являются таковыми). Хотя, скорее всего, Илия задумал таким образом испытать Елисея, чтобы верность последнего заслуживала тем большей похвалы (точно так же и Ноеминь убеждала Руфь вернуться назад). Но напрасно Илия уговаривал Елисея остаться то здесь, то там ученик полон решимости нигде не оставаться без своего учителя, пока тот не отправится на небеса и сам не оставит его на земле. "Что бы ни случилось, я не оставлю тебя". Но почему же? Не только потому, что Елисей любил Илию, но и:

(1) потому что Елисей желал научиться общению с небом, пока Илия еще на земле; это было полезно всегда, но теперь, мы вправе предположить, стало полезным как никогда. Нам надлежит, стараясь изо всех сил, приносить духовную помощь друг другу и максимально получать духовное наставление от других, пока они рядом, ибо нам уже недолго быть вместе.

(2) Потому что Елисей хотел убедиться в успешном отбытии своего учителя и увидеть, как он будет взят на небо, чтобы утвердиться в вере и умножить свои знания о невидимом мире. Он долго следовал за Илией и не желает оставлять его теперь, когда есть надежда на прощальное благословение. Пусть идущие за Христом не отпадут, утомившись, в конце.

III. Перед своим уходом Илия посетил школы пророков, чтобы попрощаться. Повидимому, такие школы существовали во многих городах Израиля, вероятно, даже в самой Самарии. Здесь мы узнаем о сынах пророческих, причем их было огромное число, даже в Вефиле, где находился один из тельцов для поклонения, и в Иерихоне, построенном вновь, вопреки Божьему проклятию. В Иерусалиме и в царстве Иуды были священники и левиты, а также проводилось служение в храме, отсутствие которого в царстве Израиля Бог милостиво компенсировал наличием упомянутых школ, где можно научиться и участвовать в богослужении и в отправлении религиозных обрядов и куда приходили благочестивые люди, чтобы почтить молитвой установленные Господом праздники, когда они лишились благословения совершать всесожжения и жертвоприношения: это способствовало сохранению религии во время всеобщего отступничества. Большей частью пророки в этих школах были от Бога, потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа. Никто из первосвященников не мог сравниться с великими мужами Илией и Елисеем, которые, насколько нам известно, никогда не служили в иерусалимском храме. Вероятно, Илия помогал основать эти школы духовности и добродетели и теперь навещает их перед своим уходом, чтобы наставить, воодушевить и благословить. Следует заметить: кто собирается на небо, тому надлежит позаботиться о людях, которых он оставляет здесь на земле, и благословить их своим опытом, свидетельством, советами и молитвами (2Пет 1:15). Когда Христос, ликуя, сказал: "Я уже не в мире", Он, заботясь о Своих, добавил: "но они в мире... Отче Святый! соблюди их во имя Твое".

IV. Сыны пророков располагали сведениями (либо от самого Илии, либо благодаря духу пророчества у кого-либо из членов своей общины) о скором уходе Илии или заподозрили это в связи с тем, с какой серьезностью он с ними прощался.

1. И сообщили Елисею, причем говорили об этом и в Вефиле (ст. 3) и в Иерихоне: знаешь ли, что сегодня Господь берет господина твоего и вознесет над главою твоею? (ст. 5). Это было сказано не для того, чтобы усугубить тяжесть потери, или в надежде, что теперь, когда учитель уйдет, Елисей вернется на один уровень с ними, но дабы показать: их мысли и упования всецело посвящены предстоящему событию и Елисею необходимо подготовиться к утрате. Разве мы не знаем, что и нам вскоре придется расстаться с ближайшими родственниками и лучшими друзьями? Господу угодно забрать их; мы не теряем близких, пока их не призовет Тот, Кому они по праву принадлежат: возьмет, и кто возбранит Ему? Он забирает вышестоящих тех, кто был над нами во главе, забирает и находящихся у подножия наших ног подчиненных, забирает и равных, стоящих плечом к плечу с нами; а посему давайте будем верными своему долгу перед каждым человеком, с которым нас связывают определенные отношения, чтобы мы с утешением могли думать, что исполнили таковой, когда придет время расставания. Елисей прекрасно об этом знал, и печалью исполнилось сердце его (как было и с учениками Христа в подобной ситуации, Иоан 16:6), поэтому он не нуждается в том, чтобы ему говорили, и не хочет об этом слышать, дабы не отвлекаться от размышлений о том, что его так сильно заботило, и от служения своему учителю: я также знаю, молчите. Эти слова он произносит без раздражения и без презрения к пророческим сынам, но призывает их к сдержанности и спокойствию, чтобы ожидали событие в благоговейном безмолвии. Я также знаю, молчите (см. 3ах 2:13).

2. Сыны пророков сами пошли посмотреть на вознесение Илии на расстоянии, ибо подойти близко они не могли: пятьдесят человек из сынов пророческих пошли и стали вдали напротив (ст. 7) в надежде удовлетворить свое любопытство, но Бог распорядился так, чтобы они могли стать очевидцами чести, которой удостоился пророк, бывший презренным и умаленным пред людьми. Божьи дела стоят того, чтобы мы их заметили; когда на небе будет отверста дверь, тогда прозвучит призыв: взойди сюда, и покажу тебе. V. Вознесению Илии на небесный Ханаан предшествовало чудесное разделение вод Иордана, по аналогии с разделением реки для входа Израиля в земной Ханаан (ст. 8). Чтобы вознестись на небо, Илия должен перейти на другой берег Иордана, потому что там была его родина и место смерти Моисея; кроме того, таким образом удостоится чести та часть страны, которая была в наименьшем почете. Для пересечения Иордана Илия и Елисей могли воспользоваться переправой, как это делали друг ие путешественники, но Богу было угодно возвеличить уход Илии, как Он в свое время прославил вход Иисуса Навина, разделив эту реку (Нав 3:7). Моисей разделил воды Чермного моря своим жезлом, подобным же образом и Илия воспользовался для разделения Иордана собственной мантией, так как упомянутые предметы были insignia символами служения Моисея и Илии. В древности воды расступились перед ковчегом, а теперь перед мантией пророка, служившей равноценным знаком Божьего присутствия для людей, у которых не было ковчега. Когда Богу угодно забрать Своих верных на небо, то смерть становится своего рода Иорданом, который необходимо перейти непосредственно перед вознесением, и они найдут путь путь надежный и безопасный. Смерть Христа разделила воды, через которые предстоит пройти Его искупленным. Смерть! где твое жало? Где твоя боль и твой ужас?

Стихи 9-12. 1. Здесь Илия оставляет завещание и делает своим наследником Елисея, помазав его вместо себя; и это действие имеет большее значение по сравнению с тем, что некогда он бросил па него милоть свою (3Цар 19:19).

1. Будучи весьма доволен постоянством Елисея в чувствах и служении, Илия спросил, что он мог бы для него сделать, то есть какое благословение Елисей хотел бы получить перед расставанием; причем (как отмечает епископ Холл) Илья не говорит: "проси, что сделать тебе, когда я уйду, на небесах у меня будет больше возможностей помогать тебе", но: "проси, прежде чем я уйду". Мы можем говорить с нашими друзьями на земле и получить от них совет, но не знаем, имеем ли доступ к какому-либо другу на небе, кроме Христа, а в Нем к Богу. Авраам не узнает нас.

2. Имея столь прекрасную возможность принять наилучшее для себя богатство, Елисей умоляет: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. Он не просит ни сокровищ, ни почестей, ни защиты от бед, но желает иметь то, что сделало бы его пригодным для служения Богу и своему поколению, и поэтому просит:

(1) о Духе; и поскольку Илия не в силах дать ему дары и благодати Духа, то Елисей не говорит: "Дай мне Духа" (он прекрасно знал, что это дар Божий), но: будет на мне похлопочи об этом Для меня перед Богом". Христос предлагал Своим ученикам просить, что они хотели бы иметь, причем не что-либо одно, а все, и обещал прислать им Духа; причем делал это с большей властью и уверенностью, чем Илия.

(2) О духе Илии так как Елисею надлежало стать пророком вместо него и продолжить его дело, воспитывать сыновей пророческих и противостоять их врагам; ведь ему предстоит трудиться среди того же развращенного рода, с которым имел дело Илия, а, значит, если у Елисея не будет такого же духа, то не будет и сил, соответствующих требованиям времени.

(3) О духе вдвойне; он имел в виду не умножение на два того, чем обладал Илия, но вдвое больше того, чем располагали остальные пророки, от которых ожидалось не так много, как от Елисея, воспитанного Илией. Ревность о дарах больших это святое стремление, причем речь идет о дарах, полезных в служении Богу и нашим братьям. Следует заметить: мы все и духовные служители, и народ должны следовать примеру своих предшественников, трудиться столь же вдохновенно и усердно просить Бога о благодати, помогавшей им выполнять свое дело и успешно доводить его до конца.

3. Илия пообещал, что Елисей получит просимое, но при двух условиях:

(1) он высоко оценит и будет должным образом беречь полученное; именно этому учит Илия Елисея, говоря: трудного ты просишь (ст. 10), то есть Богу не тяжело это сделать, но для пророка это очень большое упование. Лучше всего готов к духовным благословениям тот, кто знает им цену и чувствует, насколько он сам недостоин таковых.

(2) Он останется со своим учителем до самого конца и будет наблюдать: если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, в противном случае нет. Усердное внимание к наставлениям учителя и прилежное следование его примеру особенно теперь, при последнем его появлении, главное условие и подходящее средство для передачи духа учителя ученику. Внимательное наблюдение за вознесением Илии станет полезным для Елисея. Богатый опыт уходящих святых, несомненно, обогащает нас и придает нам силы. Или, возможно, здесь подразумевается исключительно знамение: "Если Бог будет к тебе благосклонен настолько, что позволит увидеть мое вознесение, то прими это как верный знак, что получишь просимое". Ученики Христа видели Его вознесение и таким образом получили заверение, что вскоре исполнятся Его Духом (Деян 1:8). Мы вправе предположить, что после этого Елисей усердно молился: Господи, покажи мне знамение во благо.

II. Илия возносится на небо в огненной колеснице (ст. 11). Подобно Еноху, он переселен был так, что не видел смерти; и стал (как это выразил г-н Коули) вторым человеком, перескочившим через ров, в который падали все остальные представители рода людского, и отправился на небо отнюдь не по нисходящей. В этом отношении можно задать много интересных вопросов, на которые нет ответа. Мы же будем довольствоваться тем, что здесь сказано.

1. За каким занятием застал Илию Господь, когда пришел за ним. Илия беседовал с Елисеем, наставляя и ободряя его, и давал ему указания по делу, к которому воодушевлял приступить на благо тех, кого он оставлял здесь. В тот момент он не размышлял и не молился, как человек, всецело сосредоточенный на мире, в который отправляется, но был занят поучительной беседой, как человек, заботящийся о царстве Божьем среди людей. Мы заблуждаемся, если думаем, что подготовка к небесам сводится лишь к мыслям о них и поклонению. Полезность для других нам тоже зачтется. Духовные размышления, несомненно, хороши, но духовная беседа (если она идет от сердца) еще лучше благодаря своей назидательности (1Кор 14:4). Христос вознесся в тот момент, когда благословлял Своих учеников.

2. Какой эскорт прислал Господь за Илией: колесницу огненную и коней огненных, которые либо появились сходящими вниз с облаков или (как думает епископ Патрик) бежали навстречу пророку по земле в таком виде явились ангелы. Невидимый эскорт из ангелов переносит души всех верных на Авраамово лоно. Что же касается Илии, то переносилась не только душа, но и тело пророка, причем его небесное сопровождение было видимым, но приняло не человеческий облик, как обычно (хотя могли поднять Илию вверх на руках, словно на крыльях орла, и нести его, как дитя или как агнца, Ис 40:11,31), а явилось в виде колесниц и коней и пророк отбыл величественно и торжественно, как князь или победитель, более чем победитель. Ангелы называются в Писании херувимами и серафимами, и их явление здесь (хотя может показаться, что это было ниже их достоинства) соответствует этим именам, ибо (1) серафим означает огненный, и сказано, что Бог сделал Своим служителем огонь пылающий (Пс 103:3).

(2) Херувимы (по мнению большинства) означает колесницы, ибо они названы колесницами Божьими (Пс 67:18), и о Господе говорится, что Он воссел на Херувимов и полетел (Пс 17:11), и здесь, возможно, прослеживается связь с видением Иезекииля: четыре животных и колеса напоминают коней с колесницами. Таким же образом ангелы представлены и в видении Захарии (Зах 1:8; 6:1; ср. Отк 6:2 и след.). Обратите внимание на то, с какой готовностью ангелы исполняют Божью волю (даже если речь идет о незначительных услугах) на благо тех, кому суждено стать наследниками спасения. Илии предстояло переместиться в мир ангелов, и поэтому, чтобы показать, сколь желанно его общество, некоторые из них пожелали доставить его туда. Колесница и кони появились, как огонь, но подразумевается не сожжение, а яркость не муки или истребление, а великолепие и сияние, сопровождавшее вознесение пророка на виду у стоявших вдали и наблюдавших. Илия горел святой ревностью о Боге и о Его славе, и теперь небесный огонь очищает и возносит его.

3. Как Илия расстался с Елисеем: появившаяся колесница разлучила пророков. Следует заметить, что самым близким друзьям приходится расставаться. Ранее Елисей выражал свое нежелание оставлять Илию, но теперь сам остался без него.

4. Куда отправился Илия: и понесся Илия в вихре на небо. Обычно огонь направляется вверх; вихрь помог перенести пророка через атмосферу за пределы действия сил притяжения земли, и мы не представляем себе, насколько быстро он вознесся сквозь чистый эфир мира святых и блаженных духов. Где он теперь, мы не узнаем, пока не состарится Феникс-природа, В стремлении стать лучше и Поднимаясь, как он, в вечность в огне. Коули Однажды в порыве чувств Илия изъявил желание умереть; но Бог был так милостив к нему, что не только не сделал по слову его, но и удостоил пророка уникальной чести что-бы он никогда не увидел смерти; и на этом примере, равно как и на примере Еноха:

(1) Господь показал, как люди покидали бы этот мир, если бы не согрешили, минуя смерть, просто переносились бы в мир иной.

(2) Господь дал возможность мельком увидеть жизнь и бессмертие, открывающиеся в свете Евангелия, и славу, припасенную для святых, а также доступ в небесное царство всем верующим, как тогда это испытал Илия. Кроме того, это событие стало прообразом вознесения Христа.

III. Елисей горько оплакивает утрату столь великого пророка, посвятив ему песнь хвалы (ст. 12).

1. Елисей увидел вознесение и таким образом получил знамение, заверяющее, что ему будет дано то, о чем он просил, а именно дух Илии вдвойне. Елисей пристально смотрел на небо, откуда ожидал принять дар, как это делали и ученики Христа (Деян 1:10). Какое-то время он наблюдал видение, но потом оно исчезло из поля зрения: и не видел его более.

2. Елисей разодрал свою одежду в знак скорби о потере, которую понес он сам и весь народ. Несмотря на то что Илия отправился на небо с триумфом, его будет очень не хватать в этом мире, и поэтому оставшимся в живых следует сильно сожалеть об уходе пророка. Как жестоко сердце человека, если его глаза остаются сухими, когда Бог, забирая верных и полезных людей, призывает к скорби и плачу! Хотя уход Илии открыл Елисею путь к известности, особенно теперь, когда он получил дух ушедшего пророка вдвойне, тем не менее Елисей оплакивает утрату, потому что любил своего учителя и мог бы служить ему вечно.

3. Елисей отзывается о нем как о весьма достойном человеке, что и побуждает к столь горькому плачу об утрате.

(1) Он сам потерял "путеводителя юности" своей: отец мой, отец мой. Елисей считает, что оказался в положении сироты, брошенного в этом мире, поэтому и плачет столь горько. Христос, покидая Своих учеников, не оставил их сиротами (Иоан 14:18), а Илия вынужден это сделать.

(2) Народ лишился своего лучшего защитника, ведь Илия был колесницей Израиля и конницей его. Будь его воля, он бы всех забрал на небо в колеснице, но люди сами виноваты, что этого не произошло. Они не пользовались конями и колесницами в сражениях, но Илия своими советами, обличениями и молитвами служил им лучше, чем мощнейшая конница, и сдерживал Божьи суды. Его уход можно сравнить с отступлением армии, с невосполнимой потерей. "Лучше потерять всех мужей брани, нежели одного этого человека Божия".

Стихи 13-18. Здесь приводится описание событий, происшедших непосредственно после вознесения Илии.

I. Знамения Божьего присутствия с Елисеем и признаки того, что он получил повышение и занял место Илии, то есть стал отцом для сынов пророческих, а также "колесницей Израиля и конницей его".

1. К Елисею перешла мантия (в русск. пер. милоть) Илии символ его служения, которую, можно предположить, он надел и стал носить в память о своем учителе (ст. 13). Когда Илия поднялся на небо, то, хотя его тело и не упало (как это происходит с другими), вместо него упала мантия, которую он носил; ибо он "совлекся", чтобы облачиться в бессмертие, ведь пророк собирался в мир, где нет необходимости украшать себя или кутаться в одежду от непогоды и закрывать лицо (как в 3Цар 19:13). Илия оставил мантию в наследство Елисею, и, хотя как одежда она особой ценности не представляла, тем не менее служила символом почившего на нем духа, а посему такое наследство превосходило тысячи золота и серебра. Елисей поднял милоть, но не как священную реликвию, чтобы поклоняться ей, а как знаменательное одеяние, которое он будет носить и которое заменит ему собственную одежду, разодранную во время плача. Елисей полюбил эту мантию с тех пор, как она впервые была брошена на него (3Цар 19:19). Кто так охотно подчинился призыву и стал слугой Илии, тот теперь удостаивается чести обладать символом этого призыва и становится наследником пророка. Великие и благочестивые люди оставляют наследие изречения, произведения, пример поведения, которое, подобно милоти Илии, надлежит собирать и хранить оставшимся в живых, ибо дела великих идут вслед за ними и вознаграждаются, и пользу от этого могут получить потомки.

2. Елисей обрел власть Илии разделять Иордан (ст. 14). Расставшись со своим отцом, он возвращается к его сыновьям из школ пророков. Между Елисеем и пророческими сынами был Иордан; раньше река разделилась, чтобы открыть Илии путь к славе; и Елисей пожелал проверить, разойдутся ли воды, чтобы открыть ему путь к служению, причем благодаря этому он узнает, что с ним Бог и что на нем дух Илии вдвойне. Последнее чудо Илии стало первым чудом Елисея; так он начинает с того, на чем остановился Илия, то есть место не пустует. Когда пророк разделил реку:

(1) он использовал милоть Илии, как это делал сам Илия (ст. 8), подразумевая тем самым, что намерен соблюдать методы своего учителя и не желает вводить что-либо новое, в отличие от людей, которые делают вид, что они мудрее своих предшественников.

(2) Он воззвал к Богу Илии: где Господь, Бог Илии? То есть Елисей не спрашивает: "Где Илия?" в переживаниях об утрате, как будто не может смириться с его уходом или сомневается, что пророк уже обрел блаженство, или не знает (как здесь сыны пророков), что с ним стало; вопрос Елисея продиктован отнюдь не любопытством и не желанием узнать подробности состояния, в котором теперь пребывает Илия (нет, ведь речь идет о тайне и нам еще не открылось, что будем), и не надеждой на помощь с его стороны; нет, Илия обрел блаженство, но он не является ни всеведущим, ни всемогущим; поэтому Елисей спрашивает: где Господь, Бог Илии? Теперь, когда Илия взят на небо, Бог убедительно доказал, что Он Бог Илии; если бы Господь не приготовил ему город и не позаботился о лучшей, чем в этом мире, жизни, то стыдился бы называть Себя его Богом (Евр 11:16; Мат 27:31,32). Теперь, когда Илия взят на небо, Елисей ищет [1] Бога. Когда мы лишаемся своих утешителей из творения, нам приходится идти к Богу, живущему вечно. [2] Бога Илии Бога, Которому служил и Которого чтил Илия, Которого просил о защите и Которому оставался верным, когда весь Израиль оставил Его. Кто хранит верность Господу во время всеобщего отступничества, того Он удостоит особой чести, а именно будет его Богом. "Бог, Который признавал Илию Своим, защищал, заботился о нем и многократно удостаивал чести (особенно в самом конце), где Он? Господи, разве Ты не обещал дать мне дух Илии? Исполни это обещание". Существует мнение, что слова, которые следуют за этими в подлиннике: Он Самый (мы связываем их со следующим предложением, где говорится, что Елисей ударил по воде), являются ответом на вопрос: где Господь, Бог Илии? Он до сих пор есть, причем рядом. Мы лишились Илии, но не Бога Илии. Не оставил Господь землю сию; именно Он сейчас со мною". Следует заметить: во-первых, искать Бога и обращаться к Нему как Господу Богу святых, отправившихся прежде на небеса, и как к Богу наших отцов долг и привилегия святых на земле. Во-вторых, это огромное утешение для вопрошающих Его; именно Господь находится во святом храме Своем (Пс 10:4), и Он близок ко всем призывающим Его (Пс 144:18). В-третьих, кто поступает по духу и идет по стопам своих верующих предшественников, тот непременно получит ту же благодать, которая была у них; Бог Илии будет и Богом Елисея. Господь Бог святых пророков вчера и сегодня и вовеки Тот же. И какая нам польза от мантий, места и книг ушедших людей, если у нас нет их духа и нет их Бога?

3. Елисей обрел авторитет среди сынов пророков, которым обладал Илия (ст. 15). Некоторые из учеников школы в Иерихоне, удобно расположившись у берега Иордана, наблюдали за происходившим и удивились, когда река расступилась перед Елисеем при возвращении, и приняли это как убедительное доказательство того, что опочил дух Илии на Елисее, а, значит, следует проявлять к нему такое же уважение и почтительность, как и по отношению к Илии. Они пошли навстречу Елисею, чтобы поздравить с благополучным переходом через огонь и воду и с честью, которой удостоил его Бог; и сыны пророческие поклонились ему до земли. Они обучались в школах, а Елисей был взят от плуга; тем не менее когда пророки поняли, что с ним Бог и что он является тем человеком, которого Господь захотел отличить почестью, то охотно подчинились ему как руководителю и отцу, подобно тому как подчинился народ Иисусу Навину, когда умер Моисей (Нав 1:17). Если очевидно, что человек удостоен Божьего Духа и присутствия, то таковому надлежит оказывать почтение и выражать признательность, невзирая на незначительность происхождения и образования. Охотное подчинение пророческих сынов, вне всякого сомнения, стало для Елисея большим ободрением и помогло убедиться в своем призвании.

II. Бесполезные поиски Илии, предпринятые пророками.

1. Они сочли возможным предположить, что Илия упал, живым или мертвым, на одну из гор или долин; и, чтобы успокоиться, решили послать на поиски пророка кого-либо из сильных людей, бывших в их распоряжении (ст. 16). Возможно, среди затеявших это предприятие были недовольные тем, что Божий выбор пал на Елисея: "Давайте сначала убедимся, что Илия удалился окончательно. Вправе ли мы думать, что Илия отвергнут небесами и что избранный сосуд может быть выброшен, как сосуд непотребный?"

2. Елисей не одобрял их действий, но они склонили его к согласию своей назойливостью (ст. 17). Они уговаривали его, так что он постыдился противиться им, чтобы его не обвинили в недостаточном уважении к своему старому учителю и в нежелании вернуть ему милоть. Мудрый человек способен идти на уступки ради спокойствия и хорошей репутации в глазах людей, с суждениями которых он не согласен, считая их пустыми и бесполезными.

3. А в результате самим пророкам пришлось стыдиться своего предложения, которое они настойчиво навязали Елисею, как и он прежде под их давлением постыдился, что сопротивлялся таковому. После утомительных и бесплодных поисков посланники вернулись, поп est inventus никого не обнаружив, и дали Елисею повод упрекнуть своих друзей в глупости: не говорил ли я вам: не ходите? (ст. 18). Это побудит их более охотно соглашаться с его суждениями в следующий раз. Хождение по холмам и долинам никогда не приведет нас к Илии, но в должное время мы найдем его, если будем подражать ему в святой вере и ревности.

Стихи 19-25. Елисей получил дух Илии вдвойне в том смысле, что совершил больше чудес. Существует мнение, что их было вдвое больше по количеству. В этих стихах описываются два чуда Елисея: чудо милости, оказанной Иерихону, и чудо суда над Вефилем (Пс 100:1).

I. Здесь мы узнаем о благословении, ниспосланном водам Иерихона, которое заключалось в успешном оздоровлении таковых. Иерихон был построен вопреки Божьему повелению и угрозе, за что поплатились жизнью дети всех его строителей. Тем не менее, когда город был восстановлен, приказа о его разрушении не последовало, равно как и не было запрета жить в нем Божьим пророкам и народу; но даже внутри городских стен, построенных неправдою, мы находим очаг благочестия. Говорят, что глупцы строят дома, в которых будут жить мудрые. И здесь мы видим, что богатством грешника устроено жилище благочестивого. Даже Христос бывал в Иерихоне (Лук 19:1). Сюда пришел и Елисей, чтобы утвердить души учеников, поведав им о вознесении Илии более обстоятельно, чем это могли сделать соглядатаи, наблюдавшие на расстоянии. Здесь же Елисей и оставался, пока пятьдесят мужей искали Илию.

1. И жители Иерихона рассказали ему о своей беде (ст. 19). Верные пророки Божьи любят быть полезными, и мы проявляем мудрость, если прибегаем к их помощи, пока "еще на малое время свет есть с нами". Они не обращались с этим вопросом к Илии, наверно, потому, что доступ к нему был не столь свободным, как к Елисею; но теперь, можно надеяться, благодаря влиянию богословской школы в городе, его жители исправились. Город располагался в хорошем месте с чудесными видами, но там не было ни пригодной для питья воды, ни плодородной почвы, которая обеспечивала бы людей пищей: какая же польза от красивых видов? Вода это обычная милость, которую мы станем ценить, если представим себе масштабы бедствия, обусловленные ее отсутствием или непригодностью. Существует мнение, что бесплодная земля и плохая вода была не везде в Иерихоне, а только в том месте, где находились жилища пророков, названных здесь жители того города.

2. Елисей быстро помог им в беде. Пророкам надлежит стремиться тем или иным образом улучшить любое место, куда бы они ни приходили: подсластить горький дух и сделать бесплодные души плодородными, умело применяя Божье Слово. Елисей оздоровит воду:

(1) но жители должны снабдить его солью в новой чаше (ст. 20). Если соль служит хорошей приправой для воды, то поможет ли в данном случае столь малое количество? И зачем тогда нужна новая чаша? Тем не менее именно таким образом попросившие о помощи должны принять участие и пройти испытание на твердость веры и послушание. Дела Божьей благодати производятся не усилиями с нашей стороны, а соблюдением Божьих установлений.

(2) Елисей бросил соль в исток воды и таким образом оздоровил саму воду и почву, которую она орошала. Подобно этому преобразование жизни человека происходит благодаря обновлению его сердца пусть оно будет приправлено солью благодати, потому что из него источники жизни. Признайте дерево хорошим и плод его хорошим. Очистите сердце, и благодаря этому очистятся руки.

(3) Елисей не притязал на то, что делает это своими силами, но совершал от имени Бога: так говорит Господь: Я сделал воду сию здоровою. Пророк всего лишь орудие канал, через который Богу угодно передать целительную силу. Оказывая жителям города милость со словами: так говорит Господь, Елисей готовит их к тому, чтобы они более охотно приняли от него обличение, вразумление и повеление с таким же предисловием. Если он может им помочь от имени Бога, то пусть от имени Бога учит их и руководит ими. Слова: так говорит Господь, прозвучавшие из уст Елисея, должны и впредь оказывать на них огромное влияние.

(4) Оздоровление имело продолжительное действие, а не только на момент совершения: вода стала здоровою до сего дня (ст. 22). Что делает Господь, то пребывает вовек (Еккл 3:14). Когда Он Своим Духом исцелит душу, тогда не будет впредь ни смерти, ни бесплодия; произойдет коренное изменение: что было бесполезным и вредоносным, то становится благодарным и пригодным к служению.

II. Здесь звучит проклятие в адрес детей из Вефиля, которое оказалось настолько действенным, что погубило их; ибо речь идет не о беспричинном проклятии. В Вефиле была еще одна школа пророков. Это место стало следующим пунктом посещения Елисея в качестве нового духовного наставника, и богословы, вне всякого сомнения, приняли его со всем почтением, тогда как жители города оскорбили его. В Вефиле находился один из тельцов Иеровоама; горожане гордились им, любили его и ненавидели обличавших их по этому поводу. Закон не позволял им преследовать богословскую школу, но можно предположить, что насмешки в адрес проходивших по улице пророков были в городе привычным явлением: жители выкрикивали обидные прозвища, чтобы вызвать презрение к богословам и настроить против них молодежь и, если удастся, выдворить их из своего города. Если бы оскорбление Елисея было первым проступком подобного рода, то, вероятно, столь сурового наказания не последовало бы. Но издевательство над посланными от Бога и надругательство над пророками Его (как говорится во 2Пар 36:16) было одним из вопиющих грехов Израиля. Итак, здесь описывается:

(1) частный случай этого греха. Малые дети из Вефиля мальчики и девочки, игравшие на улице (и, заметьте, вышедшие из города, вероятно, при приближении пророка), направились к нему, но не с возгласами осанна, как следовало бы, а с насмешками. Они окружили Елисея и стали его дразнить как неразумного или как достойный объект для шуток. Среди прочих оскорблений, которые обычно выкрикивали в адрес пророков, было и такое: иди, плешивый! иди, плешивый! Как гнусно упрекать человека во врожденных изъянах или физических недостатках! Это равнозначно умножению скорби скорбящего. А если человек таков, каким его создал Господь, то это уже упрек в адрес Творца. Здесь же речь идет о том, что едва ли вообще назовешь пороком и что никогда не стало бы предметом насмешек, если бы нашелся какой-либо другой недостаток. Целью же насмешек было задеть достоинство Елисея как пророка. Честь, которой Господь увенчал пророка, достаточно хорошо покрывала его голову и могла послужить защитой от насмешек. Дети кричали, чтобы он шел наверх (англ. пер., ст.23), возможно, намекая на вознесение Илии, и как бы говорили: "Твой учитель отправился наверх; почему бы и тебе не пойти за ним? Где же огненная колесница? Когда мы избавимся и от тебя?" Эти дети говорили так, как их научили; они переняли у своих родителей-идолопоклонников привычку обзываться и сквернословить, особенно в адрес пророков. Молодые петухи кукарекали, как у нас говорится, вслед за старыми. Наверно, в этот раз именно родители послали их и натравили на пророка, чтобы, по возможности, не пустить его в город.

(2) Прообраз погибели, которая в конечном счете постигла Израиль за плохое обращение с Божьими пророками; причем описанное здесь наказание предназначалось в качестве честного предупреждения. Елисей долгое время терпеливо выслушивал колкости; но в конце концов в результате продолжительной провокации в его груди воспламенился огонь ревности о Боге, и он оглянулся и посмотрел на них (англ. пер., ст.24), проверяя, не испугает ли их суровый взгляд и не заставит ли удалиться, и стараясь найти в их лицах признаки непосредственности; но нет, нисколько не стыдятся и не краснеют; и поэтому Елисей проклял их именем Господним, призывая и предвещая грядущий суд, но не из чувства личной мести за причиненное ему оскорбление, а как глашатай Божьего правосудия в наказание за пренебрежительное отношение к Богу. Его приговор тотчас же исполнился: две медведицы (у которых, наверно, украли детенышей) вышли из близлежащего леса и тут же умертвили сорок два ребенка (ст. 24). Итак, в данном случае: [1] пророк подлежит оправданию, ибо он поступил по побуждению свыше. Если бы за проклятием стоял какой-то злой умысел, то Бог не сказал бы на него Аминь. Мы вправе подумать, не лучше ли было бы прибегнуть к двум розгам для исправления насмешников, нежели призвать двух медведиц для убиения. Но Елисей благодаря Духу знал о злом нраве этих детей. Он знал, каким порождением ехидниным они были и в каких злостных врагов Божьих пророков превратились бы, став взрослыми, если так рано начали оскорблять их. Таким образом он хотел наказать и родителей и заставить их бояться Божьих судов. [2] Надлежит прославить Господа как праведного Бога, Который ненавидит грех и воздаст за него даже малым детям. Пусть нечестивое и презренное потомство заставит нашу плоть трепетать от страха перед Богом. Пусть дети боятся произносить злые слова, ибо Бог обращает внимание на все, что они говорят. Пусть они не высмеивают умственные или физические недостатки людей, а лучше испытывают сострадание; и в особенности пусть знают, что шутки над Божьими людьми или духовными служителями и насмешки над чьей-либо добродетельностью могут стоить им жизни. Пусть родители, которые хотят найти в своих детях утешение, правильно их воспитывают и прилагают все усилия, чтобы своевременно удалить глупость, засевшую в их сердцах; ибо, как говорит епископ Холл: "Напрасно мы ждем добра от детей, чьим воспитанием пренебрегали, и напрасно сокрушаемся по поводу неудач, которые могли бы предотвратить, своевременно позаботившись об этом". Елисей приходит в Вефиль, не боясь мести родителей, лишившихся своих детей, ибо он прекрасно знает, что Бог, велевший ему поступить именно так, поддержит его. Отсюда Елисей отправляется на гору Кармил (ст. 25), где, вероятно, находился религиозный дом, пригодный для уединения и размышлений. Оттуда он вернется в Самарию людное место, где отец пророков принесет своим служением наибольшую пользу. По этому поводу епископ Холл отмечает, что нет пользы от того провидца, который либо всегда пребывает в одиночестве, либо никогда не уединяется.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на четвертую книгу Царств, 2 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.