Сыны Божии

Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа.
Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги; ныне же, познав Бога, или лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас (Гал 4:1−11)

Продолжая доказательство основополагающего тезиса, что спасение дается не по заслугам или делам, а только полновластной Божьей благодатью, действующей чрез веру человека, Павел развивает аналогию с ребенком, становящимся взрослым (Гал 3:23−26). Он сравнивает положение и права ребенка с положением раба, и образы ребенка и раба символизируют жизнь под законом, а образы взрослого и сына символизируют жизнь во Христе. Далее в аналогии противопоставляется положение человека до спасения, когда он, будучи то иудеем или язычником, находится под законом, положению после спасения, когда он находится во Христе. Основные истины, раскрытые в Гал 4:1−11, заключаются в том, что жизнь под законом предусмотрена Богом как подготовка к получению усыновления и что вера в Его благодать приводит к реализации усыновления.

Подготовка к усыновлению: под законом

Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира (Гал 4:1−3)

В древнем мире различие между детством и зрелым возрастом носило гораздо более выраженный характер, чем в большинстве современных обществ. Хотя порядки на этот счет в древности бывали разными, обычно устанавливался возраст, когда ребенок, особенно мальчик, официально вступал в совершеннолетие и принимал на себя обязанности и права, связанные со зрелым возрастом. Как отмечалось в предыдущей главе, римская церемония, знаменовавшая это изменение положения, называлась toga virilis, а существующая и поныне иудейская церемония — Бар мицвах.

До двенадцати лет еврейский мальчик находился под полным и абсолютным контролем отца. Но на Бар мицвах, в первую субботу после его двенадцатилетия, отец мальчика молился: «Благословен Бог, снявший с меня ответственность за этого мальчика», а мальчик молился: «Боже мой и Боже отца моего, в этот торжественный и святой день, означающий для меня переход от детства к зрелости, смиренно поднимаю очи мои на Тебя и обещаю искренне и от всего сердца, что буду соблюдать заповеди Твои и нести ответственность за мои поступки пред Тобой».

В Древней Греции мальчик находился под надзором отца примерно до восемнадцатилетнего возраста. По его достижении проводился праздник под названием apatouria, на котором юноша объявлялся ephebos и затем в течение двух лет обучался военному искусству и риторике для выполнения обязанностей перед родовой общиной или полисом. Во время церемонии совершеннолетия длинные волосы юноши состригались и передавались в дар богу Аполлону.

На римской церемонии юноши брали свои игрушки, — а девушки куклы — и приносили их в жертву богам как символ выхода из детства. Именно на этот обычай намекает Павел, когда пишет: «А как стал мужем, то оставил младенческое» (1Кор 13:11).

Поэтому пример с вхождением ребенка (nepios — младенец, не разумеющий или несовершеннолетний) в совершеннолетие был вполне понятен как иудеям, так и язычникам, которым писал Павел. Они хорошо знали, что наследник, доколе в детстве, находится в положении, которое ничем не отличается от раба. В качестве сына и наследника всех владений и обязанностей отца ребенок был потенциальным и законным господином всего, что принадлежит его отцу. Но Уильям Хендриксен отмечает, что он был наследником de jure, а не de facto, то есть юридическим, а не фактическим наследником.

В детстве он был подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. В семьях обычно поручали способным и надежным рабам исполнять обязанности попечителей (общее название человека, заботящегося о несовершеннолетних детях) и домоправителей (управляющие в доме) детей, пока они не подрастут. Наряду с детоводителем (paidagogos, см. комментарий к Гал 3:24−25) на этих семейных рабов возлагалась практически полная ответственность за образование, воспитание и благополучие ребенка. Ребенок был подчинен им, не мог ничего сделать без их разрешения и не мог никуда пойти без них. В практическом плане ребенок ничем не отличался от раба, под руководством которого он воспитывался. Как у раба были господа, так и у него были господа.

Но по истечении срока, отцом назначенного, его положение коренным образом менялось. Он становился уже не наследником de jure, а наследником de facto. Он уже занимал положение не раба, а взрослого и ответственного гражданина.

Так и мы, доколе были под законом неверующими детьми, были порабощены. Для неверующего тоже есть потенциальное спасение и исполнение обетования, данного всему миру через Авраама (Быт 12:3). Но пока он не достигнет духовного «совершеннолетия» чрез спасительную веру в Иисуса Христа, неверующий находится в положении раба, подчиненного вещественным началам мира.

Вещественные начала — перевод stoicheion, производного от корня «ряд» или «шеренга» и означающего основополагающую или элементарную упорядоченность. Это слово использовалось, например, в отношении букв алфавита, то есть начальных строительных блоков письма.

Павел не уточняет, что собой представляют вещественные начала мира, и библеисты выдвигают на этот счет множество предположений. Одни считают, что они относятся к бесовским духам, управляющим современной системой в мире. Другие говорят, что они означают звезды и, следовательно, языческую систему астрологии. Третьи полагают, что это базовые, вещественные начала человеческой религии, и такое истолкование кажется убедительным в данном контексте, особенно в свете того, что в Гал 4:9 то же самое выражение связывается с обрядами человеческой религии.

В Кол 2:8 Павел предупреждает: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу». Здесь Павел ясно отождествляет «стихии мира» с обманом человеческого предания и философии. Иудейская религия новозаветного периода сводилась к системе раввинских преданий, подменявших и заглушавших раскрытую в Ветхом Завете истину. В языческом мире того времени человеческая философия и варварские религии тесно переплетались. И как в иудейских преданиях, так и в языческих религиях упор делался на искусственно созданных системах дел. Они переполнялись правилами и предписаниями, соблюдение которых считалось необходимым для установления правильных отношений с божеством. Вещественные начала всякой человеческой религии, иудейской или языческой, древней или современной, неизбежно ведут к представлению о возможности добиться благоволения божества собственными усилиями. И они вещественные в том смысле, что исходят от человека и никогда не поднимаются от земного уровня до небесного.

Джон Весли с отличием закончил Оксфордский университет, был рукоположенным англиканским священником и придерживался ортодоксальных богословских взглядов. Он принимал активное участие в практических добрых делах, регулярно посещал заключенных в тюрьмах и обитателей работных домов в Лондоне, помогал в распределении пищи и одежды среди детей в трущобах и сирот. Он усердно изучал Библию и регулярно посещал воскресные службы и различные другие службы в течение недели. Он щедро жертвовал церкви и раздавал милостыню нищим. Он молился, постился и вел достойный подражания нравственный образ жизни. Он даже провел несколько лет у американских индейцев в тогдашней британской колонии Джорджии. Но по возвращении в Англию он записал в дневнике: «Я ездил в Америку, чтобы обращать других людей, но сам так и не обратился к Богу». Позднее, размышляя о своем состоянии до обращения, он сказал: «Тогда у меня была вера раба, а не сына».

Ввели неустанно старался делать все, чтобы вести жизнь, угодную Богу, но он чувствовал, что ему не хватает чего-то очень важного. Так продолжалось до тех пор, пока однажды вечером он не пошел «с большой неохотой на собрание общества на Альдерсгейт-стрит», где нашел и принял истинную христианскую жизнь. «Я почувствовал неожиданное тепло в сердце, — писал он. — Я понял, что действительно уверовал в спасение Христом, только Христом, и получил уверенность, что Он снял с меня грехи и освободил меня от закона греха и смерти». Для Вес ли начала перестали быть вещественными. Он вошел в «Царство небесное».

Реализация усыновления

Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа.
Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги; ныне же, познав Бога, или лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас (Гал 4:4−11)

В этих 8 стихах Павел показывает источник, подтверждение и исполнение Божьего усыновления, а также связанные с ним обязательства для верующих в Иисуса Христа.

Его источник

Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление (Гал 4:4−5)

Источником Божьего усыновления служит единородный Сын, Иисус Христос. Как земной отец в древности определял время совершеннолетия сына, так и Бог Отец назначил время и послал Своего воплощенного Сына на землю как Искупителя людей. Иисус Христос пришел в назначенной полноте времени, точно так и когда установил Отец.

Даже самые благочестивые иудеи Ветхого Завета умерли, не получив исполнения Божьего обетования Аврааму. «И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного» (Евр 11:39). Как и верующие во все века, они в конечном счете получат полноту обетования, но при жизни они были наследниками de jure, а не de facto.

Послав Сына Своего, Бог обеспечил гарантии, что эти верующие и все другие станут сонаследниками Сына. Те, кто находятся под законом и ничем не отличаются от раба (ст. 4:1), тоже получат полное усыновление.

Под полнотой времени имеется в виду завершение периода подготовки в Божьем графике искупления. Когда закон полностью выполнил свою задачу демонстрации человеку его очевидной греховности и неспособности жить по совершенным Божьим нормам праведности, Бог открыл новую эру искупления. Послав сына Своего, Он показал человеку праведность, которой человек не мог добиться сам.

Когда родился Иисус, все было готово для пришествия Мессии. Во-первых, было удачное время, с религиозной точки зрения. В вавилонском плену Израиль раз и навсегда отказался от идолопоклонства, в которое он часто впадал. Несмотря на другие многочисленные грехи и провалы, в том числе отвержение собственного Мессии на национальном уровне, лишь незначительное число иудеев обращались к идолопоклонству.

В плену иудеи также создавали синагоги, которые использовались как места поклонения, школы и суды. Кроме того, они наконец получили полный Ветхий

Завет, собранный Ездрой и другими по возвращении из Вавилона. Все это облегчало провозглашение Мессией Евангелия народу Израиля.

Во-вторых, время было удачным с культурной точки зрения. Христиане, проповедовавшие Евангелие в течение нескольких первых веков, говорили на одном языке с теми, кому они свидетельствовали и с кем они поклонялись. Александр Великий повсеместно распространил греческую культуру и греческий язык во всем известном тогда мире, и эта культура и этот язык продолжали оказывать доминирующее влияние, когда бразды управления миром перешли от Греции к Риму.

В-третьих, время было удачным с политической точки зрения. Рим установил pax Romana (римский мир), обеспечивавший экономическую и политическую стабильность. Апостолы и другие проповедники и учителя могли свободно и безопасно передвигаться по всей империи, пользуясь великолепной системой путей сообщения, созданной римлянами.

Каждый из этих факторов служил единственным в своем роде инструментом распространения Евангелия. Выбор времени Богом был безупречным.

Когда пришло подходящее время, Бог послал Сына Своего. Слово Сын не связывается с Божественной сущностью Иисуса. Он по природе был не извечным подчиненным Бога Отца, а равным Ему, тем не менее Он с готовностью подчинился Отцу на время Своего воплощения, как послушный сын подчиняется земному отцу. Иисус не был от начала подчиненным Отцу, но стал таковым только на время принятия человеческой природы. Павел ясно показывает это, когда пишет о кеносисе (самоуничижении): «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам» (Флп 2:6−7). Иисус всегда был «сиянием славы [Божией] и образом ипостаси Его», и Он держит «все словом силы Своей» (Евр 1:3).

За 900 лет до рождения Иисуса Бог пророчествовал: «Я буду Ему Отцом, и Он будет Мне Сыном» (Евр 1:5; 2Цар 7:14), указывая, что хотя три лица Троицы существовали извечно, тогда еще не было ролевых моделей Отца и Сына. Они, по всей видимости, появились только при воплощении. В благовестии Марии о рождении Иисуса ангел Гавриил сказал: «Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего... рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк 1:32,35. — Курсив авт.). Сын был новым именем, никогда прежде не использовавшимся в отношении второго лица Божества, за исключением пророчеств, как в Пс 2:7, образ которого истолковывается в Евр 1:5−6 применительно к Его воплощению. Иоанн писал: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин 1:1). Только когда «Слово стало плотию и обитало с нами» как «единородный Сын» (Ин 1:14,18), Он стал исполнять роль и функцию Сына.

Родился от жены — в этих словах подразумевается не исключительность, связанная с рождением без участия мужчины, и имеется в виду не столько непорочное зачатие, какой бы важной ни была эта истина, сколько Его полная человечность. Он был в полной мере человеком, рожденным от жены, как и все другие люди, и тем не менее Он был Богом. В противном случае Он не мог бы стать Спасителем мира. Он должен был оставаться в полной мере Богом, чтобы Его жертва имела непреходящую ценность, необходимую для искупления греха человечества. Но Он должен был быть и в полной мере человеком, чтобы олицетворять человечество и взять наказание за грех на Себя вместо человека. Ведь согрешил человек, находящийся под проклятием и осужденный расплатиться своей жизнью с Богом. Поэтому Иисус не смог бы заменить грешного человека на кресте, не «сделавшись подобным человекам» (Флп 2:7). Он должен был оставаться Богом, чтобы иметь силу Спасителя, и в то же время стать человеком, чтобы принести заместительную жертву.

Иисус не только пришел на землю как человек, но и подчинился закону, чтобы искупить подзаконных. В Римлянам Павел объясняет: «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас» (Рим 8:3−4).

Как любой другой человек, Иисус родился под законом. Как любой другой иудей, Он должен был подчиниться закону и оцениваться в соответствии с записанным в Ветхом Завете Божьим законом; но в отличие от любого другого иудея, Он удовлетворял требованиям этого закона и жил в совершенном послушании ему. И благодаря тому, что Он жил в полном послушании, Он мог искупить всех других подзаконных, не соблюдавших закон, спасительной верой в Него.

Как отмечалось в главе 7 (комментарий к Гал 3:13), искупить (exagorazo) буквально означает «выкупить», и это слово использовалось применительно к выкупу рабов. Рабы выкупались и становились свободными после уплаты определенной цены, и более того, они усыновлялись (ср. Рим 8:15,23; 9:4; Еф 1:5; 3:14−15). Это завершало их освобождение.

Huiothesia (усыновление) — сложное слово, состоящее из huios (сын) и thesis (положение) и означающее «придание положения сына человеку, не являющемуся родным ребенком». Поскольку люди — не физические дети Бога, они могут стать Его сынами только посредством усыновления. В римском мире усыновление считалось благородным делом, обеспечивающим достойное положение и членство в семье людям, не родившимся в этой семье. Богатые и бездетные люди часто усыновляли молодых рабов, для которых рабство превращалось в сыновство со всеми связанными с этим правами.

Его ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал 4:6)

Положение верующих как Своих усыновленных детей Бог подтверждает даром Святого Духа, Духа Сына Своего. Они не только познают истину об усыновлении через Божье Слово, но и воспринимают саму суть усыновления посредством пребывающего в их сердцах Духа. Земной отец не может передать свою природу усыновленному ребенку, но Бог может и делает это, посылая Своего Святого Духа в сердца верующих.

Господь говорит Своим детям, что Он благословляет их «во Христе всяким духовным благословением в небесах», что Он «избрал [их] в Нем прежде создания мира, чтобы [они] были святы и непорочны пред Ним», что Он «предопределил усыновить [их] Себе чрез Иисуса Христа» и что в Нем они имеют «искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его, каковую Он в преизбытке даровал [им]» (Еф 1:3−5,7−8). Но когда верующие сталкиваются с неблагоприятными обстоятельствами или терпят неудачу в послушании Богу, они легко впадают в сомнение относительно своего возвышенного положения в качестве Его детей.

Одно из служений Духа сынам Бога заключается в предоставлении им возможности с полной уверенностью взывать к Нему: «Авва, Отче!». Дух проводит субъективное служение, подтверждающее объективную истину Писания. Донося ту же самую мысль до верующих в Риме, Павел писал: «Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии; потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии» (Рим 8:14−16).

Как отмечалось в предыдущей главе, Авва — уменьшительное арамейское слово. Оно служило ласковым обращением детей к отцу, которое можно перевести «папа» или «папочка». Святой Дух приводит нас к личным и близким отношениям с небесным Отцом, к Которому мы можем приближаться в любое время и при любых обстоятельствах, зная, что Он всегда слышит нас и с любовью заботится о нас, потому что мы подлинно Его дети.

«В Нем и вы, — писал Павел ефесянам, — услышав слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовав в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его» (Еф 1:13−14). Тот факт, что у верующего установлены близкие отношения с Богом и он может взывать к Нему Отче, служит изумительным и великолепным доказательством усыновления. Получившие положение Божьих сынов чрез Сына получают также заверение истинности этого чрез Духа, приводящего их к близкому общению с небесным Отцом.

Его ИСПОЛНЕНИЕ

Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа (Гал 4:7)

Полное исполнение усыновления дано в обетовании о сонаследовании с Христом. Конечным результатом наших взаимоотношений служит наследование имения Отца. В духовной сфере верующий в Иисуса Христа не находится больше под законом, он уже больше не раб. Будучи теперь в Сыне, он сам становится сыном; а если он сын, то и наследник Божий. Как и в древних законах об усыновлении, положение сына в семье Божьей означает наследование.

Если верующие дети Божии, то они и «наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу» (Рим 8:17). Какая изумительная истина: когда мы отдаем себя Иисусу Христу с верой, Бог дает нам все, чем владеет Его Сын!

Связанные с ним обязательства

Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги; ныне же, познав Бога, или лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас (Гал 4:8−11)

Усыновление дается по благодати, но влечет за собой принятие серьезных обязательств. Большое благословение требует большой ответственности (Лк 12:48). Но большая ответственность верующего не связывается с обрядовыми положениями закона, от выполнения которых спасение освобождает его. Об этой истине галатийские верующие забыли под разлагающим влиянием иудейству ющих.

Этим верующим Павел напоминает о времени, когда они, не знав Бога, служили богам, которые в существе не боги. До того, как они пришли ко Христу, их религия основывалась на делах и они служили различным искусственно созданным человеком богам, которые на самом деле никакие не боги.

Несколько лет назад я посетил большой буддистский храм. Множество мужчин и женщин, среди которых были и дети, склонялись перед гигантским каменным изваянием Будды, повторяли заученные молитвы и различные заклинания, курили фимиам и делали приношения. Сердце мое разрывалось от этой духовной темноты и безысходности. Мне хотелось закричать: «Зачем вы делаете все это? Неужели вам непонятно, что это всего лишь каменная статуя, высеченная людьми? Здесь нет никакого бога. Будда не может помочь вам. Он давно умер — физически и духовно — и останется мертвым навеки. Если вы будете верить в него, вы тоже умрете и останетесь мертвыми навеки». Существует много лжебогов, на которых уповают люди, но ни один из них не спасает.

Эти люди не только выглядели жалкими из-за неведения Бога, но и были прокляты за бунт против Бога. «Ибо, что можно знать о Боге, — писал Павел о таких людях, — явно для них, потому что Бог явил им; ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце... они заменили истину Божию ложью и поклонялись и служили твари вместо Творца» (Рим 1:19−21,25).

Ныне же, познав Бога, или лучше, получив познание от Бога, недоумевает Павел, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам, которым вы когда-то поклонялись? Теперь, когда вы стали сынами, задает Павел вопрос колеблющимся галатам, почему вы хотите вернуться в рабство? Теперь, когда вы стали свободными взрослыми людьми чрез веру во Христа, почему вы хотите вернуться к детской зависимости под законом?

К немощным и бедным вещественным началам, к которым возвращались некоторые галаты, относилось обрядовое соблюдение дней, месяцев, времен и годов. Во время служения в Галатии Павел, несомненно, высказывал верующим то же самое предупреждение, которое он сделал церкви в Колоссах: «Итак никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего, а тело — во Христе» (Кол 2:16−17). «Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, — продолжает он, — то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: “не прикасайся”, “не вкушай”, “не дотрогивайся”, — что все истлевает от употребления, — по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти» (Кол 2:20−23).

В комментарии Послания к галатам Джона Стотта содержится замечательный рассказ о Джоне Ньютоне, авторе гимна «Восхитительная благодать». Ньютон потерял мать, когда ему было семь лет. В одиннадцать лет он стал юнгой на флоте и принял участие в бесчеловечной работорговле из Африки. Ожесточившись в таком дурном окружении, он вскоре превзошел своих товарищей в аморальности, вульгарности и богохульстве. Но когда ему было двадцать три года, корабль попал в жестокий шторм, он испугался за свою жизнь, воззвал к Богу о милости и чудесным образом спасся. Не желая забывать глубину греха, из которой он был извлечен Божьей благодатью, он написал на каминной доске слова из Вт. 15:15: «Помни, что и ты был рабом в земле Египетской, и избавил тебя Господь, Бог твой».

В отличие от Джона Ньютона, галатийские христиане не помнили, кем они когда-то были, и Павла нестерпимо огорчала их незрелость и неумение различать. Он не мог представить себе, что они так быстро забудут о прежнем рабстве и так легко откажутся от свободы и благословений во Христе. Боюсь за вас, сокрушается он, не напрасно ли я трудился у вас.

Как горько было такому верному служителю Господа сознавать, что все его, связанное с опасностью для жизни, жертвенное служение галатам могло оказаться напрасным. Если они возвращались к рабству, все поездки, болезни, внутренние переживания, борения и даже побитие камнями в Листре, после которого его сочли мертвым, не привели ни к чему.

Поэтому такая страстность послания не вызывает удивления. Мысль о том, что все усилия были тщетными, побуждала Павла писать именно так.

Доколе не изобразится в вас Христос

Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня: знаете, что, хотя я и в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как Ангела Божия, как Иисуса Христа. Как вы блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину? Ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас. Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас (Гал 4:12−20)

До этого места послания стиль Павла был полемическим и безличным. Он писал как ученый или полемист, выстраивающий аргументацию для четкой иллюстрации своих мыслей. Он занимал позицию решительно настроенного адвоката в суде или эрудированного богослова в аудитории, приводя беспристрастные и неопровержимые доказательства. Он ссылался на Ветхий Завет, чтобы продемонстрировать галатам основополагающую истину, которой он учил их множество раз до этого: спасение только Божьей благодатью, подлинное прощение нарушающего закон человека только чрез веру. Для подкрепления учения он использовал собственный опыт и опыт галатов. По большей части его доводы звучали бесстрастно, и он, казалось, больше заботился об изложении принципиальных вопросов, чем о людях.

Но стиль апостола резко меняется в стихе 12 главы 4. Гнев на иудействующих сохраняется, но подход превращается из чисто вероучительного в более личный. По сути стихи 12−20 представляют собой наивысшее выражение личной любви среди всех посланий Павла. Он не столько проповедует или учит, сколько просто изливает сердце в личном наставлении. На самом деле он говорит: «Вы мне дороги больше, чем я говорю об этом. Я нежно люблю вас, как и вы любили меня. Пожалуйста, прислушайтесь к моим словам, — они имеют жизненно важное значение».

Снисхождение Павла исходило от Самого Христа, как это видно из его призыва к незрелым и упрямым коринфянам, постоянно испытывавшим его терпение: «Я же Павел... убеждаю вас кротостью и снисхождением Христовым» (2Кор 10:1).

Здесь дух послания апостола напоминает нам, что приветливостью должен отличаться каждый верный служитель Бога (см. 2Тим 2:24). Каким бы важным ни было учение, которое он отстаивает, какой бы низкой ни была развращенность, которую он обличает, он не имеет права терять восприимчивость и сострадание.

В ходе этого излияния чувств в Гал 4:12−20 Павел сначала взывает к своим адресатам, затем мягко напоминает о том, как они его приняли, предупреждает о подлинных мотивах иудействующих и, наконец, говорит о своем желании быть опять с ними.

Призыв Павла

Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы (Гал 4:12а)

Призыв Павла к братиям во Христе выражается в необходимости признать духовную свободу, которую все верующие имеют по Божьей благодати, и жить в ней. Это основная мысль послания, истина, которую он и прежде проповедовал галатам, но в которой они под влиянием иудействующих начали сомневаться и от которой отступили.

Прошу вас... будьте, как я, увещевает он, не пытающийся заслужить спасение соблюдением закона и не имеющий нужды жить по его внешним символам, церемониям, ритуалам и ограничениям. «Законом я умер для закона», — писал он выше (Гал 2:19). Теперь он умоляет их еще раз признать, что смерть для закона — это путь освящения, каковую смерть они пережили, уверовав во Христа как Господа и Спасителя. Хотя все верующие призваны жить в послушании Божьим нравственным нормам, которые никогда не меняются (такая жизнь свидетельствует о спасении, как указывается в Еф 2:6−10), они больше не могут жить законом и спастись им. «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал 5:1).

Теперь Павел не приводит больше аргументов, а скорее высказывает прочувственное увещевание. «Вы знаете, каким я всегда был после принятия Христа, — по сути говорит он, — и как я жил, когда служил у вас. Я хочу, чтобы вы жили так же».

В обращении Павла присутствует и личный мотив: потому что и я, как вы. Придя ко Христу, он порвал все связи с легализмом, которые у него были, пожалуй, более тесными, чем у большинства иудеев того времени (см. Флп 3:4−6). Хотя он сознательно был иудеем среди иудеев и язычником среди язычников и «для всех сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1Кор 9:20−22), Павел никогда не представлял и не мыслил себя, иначе как грешником, искупленным Иисусом Христом, в Котором «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского» (Гал 3:28). По совету пресвитеров Иерусалимской церкви Павел однажды согласился поддержать четырех человек, совершив с ними иудейский обряд в храме, чтобы не оскорблять без нужды неверующих евреев (Деян 21:23−26). Но он сделал это как свободный христианин, а не по принуждению закона.

Еврейские верующие в Галатии хорошо знали, что Павел отошел от соблюдения не только раввинских преданий, но и обрядового закона Моисея (ср. Деян 21:21). Многие из этих верующих, как и Павел, заплатили дорогую цену за обращение от иудаизма ко Христу, подвергаясь остракизму в семьях и в синагогах и отношению к себе как к мертвым. А теперь их запугивали иудействующие, побуждая вернуться к рабству под законом. «Я открыл вам свободу, — говорит Павел, — не возвращайтесь назад в рабство».

Напоминание Павла

Вы ничем не обидели меня: знаете, что, хотя я и в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как Ангела Божия, как Иисуса Христа. Как вы блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину? (Гал 4:126−16)

Разбивка на стихи здесь неудачная, поскольку 126 явно относится к ст. 13. Павел довольно резко перемещает центр внимания и напоминает галатам о насыщенном и глубоком личном общении, которое они имели когда-то. Они не только ничем не обидели его, но искренне и с любовью приняли его, когда он находился в весьма неблагоприятных личных обстоятельствах. «Как же вы могли, — удивляется он, — отвергнуть меня после столь радушного приема?»

Когда Павел впервые пришел в Галатию, многие иудеи воспротивились ему, поняв, что его слово обращено не только к иудеям, но и к язычникам (Деян 13:45,50; 14:19). Но Бог использовал его там для спасения многих обращенных, как иудеев, так и язычников (Деян 13:43 — 14:1), и принявшие его благовестив приняли и его самого, несмотря на тяжелый физический недуг, которым он страдал в то время. На самом деле в первый раз Павел благовествовал им в немощи плоти.

Во время первого миссионерского путешествия Павел либо серьезно заболел в Галатии, либо отправился туда на лечение. Высказывается предположение, что он заболел малярией в низменных болотистых районах Памфилии и решил на некоторое время перебраться в более возвышенную и здоровую Галатию, проводя служение там, пока не почувствует себя лучше (см. Деян 13:13−14). Хотя малярия бывает ужасно мучительной и может крайне истощать организм, ее проявления непостоянны. Если Павел болел ею, он мог проповедовать и учить в промежутках между приступами высокой температуры и боли. Это объяснение выглядит достаточно убедительным.

Какой бы ни была его немощь, она подвергала галатов испытанию, поскольку нормальной реакцией на его искушение во плоти должно было быть отвращение. Но верующие не презрели и не возгнушались болезни Павла, несмотря на ее отталкивающий характер. Греческое слово, переведенное как презреть, означает «ни во что не ставить или считать никчемным», а возгнушаться — перевод слова, буквально означающего «плеваться», что часто делалось в знак презрения. Павлу же не выказывалось ни пренебрежения, ни презрения.

В древности, когда не было хороших лекарств, стерильных перевязочных материалов и других современных средств ухода, болезни часто обезображивали человека и сопровождались ужасным зловонием. В глазах большинства людей, в том числе евреев, физическая болезнь была формой суда свыше. Ученики Иисуса спросили Его по поводу слепорожденного в Иерусалиме: «Равви! кто согрешил, он или родители его, что он родился слепым?» (Ин 9:2). Они рассуждали так же, как три друга Иова, объяснявшие его бедствия (Иов 4:7−9; 8:1−6; 11:13−20), и жители Мальты, когда Павла чуть не ужалила ядовитая змея (Деян 28:3−4).

Тот факт, что болезнь Павла не воздвигла преград ни для иудеев, ни для язычников в Галатии, был совершенно неожиданным. Апостола удивило, что они даже приняли его, как Ангела Божия, как Христа Иисуса. Они не задавались вопросом по поводу его слов или взглядов. У них не было сомнений, что он — Божий посланник и апостольский представитель Господа Иисуса, и они были безмерно благодарны за благословение духовной жизни, которое получили в результате его служения. Всего после второй его проповеди в Писидийской Антиохии язычники «радовались и прославляли слово Господне» (Деян 13:48).

С человеческой точки зрения, появление Павла в Галатии выглядело совершенно случайным вследствие его серьезной болезни. Но прием, оказанный уверовавшими в Евангелие, которое он проповедовал, превзошел все его ожидания. Во время первого посещения Галатии Павел подвергался суровым гонениям и был даже побит камнями, после чего его сочли мертвым (Деян 14:19). Но когда он позднее вернулся в Антиохию с Варнавой, можно представить себе, как его восхитили любовь и сердечность со стороны верующих.

Теперь же он говорит им: Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Слово makarismos (блаженны) можно также перевести «счастливы» или «довольны», и в нем выражается чувство радости, исполнения и довольства.

«Вначале вы были удовлетворены и счастливы в общении со мной и в познании благодати, которую я проповедовал, — говорит Павел. — Что побудило вас утратить эту удовлетворенность? Почему вы повернулись против меня и против Евангелия благодати?» Он освежает их память напоминанием, что они любили его так сильно, что если бы было можно, исторгли бы очи свои и отдали мне.

Вполне вероятно, что Павел просто использовал распространенный речевой оборот для выражения мысли, что галаты готовы были пожертвовать даже своим зрением, самым ценным и невосполнимым среди органов чувств, если бы это могло помочь ему. Если же, как предполагают некоторые истолкователи, телесная немощь Павла была какой-то формой глазной болезни, он мог иметь в виду их готовность отдать свои очи ему в буквальном смысле, будь такая пересадка возможной в те дни.

Глазные болезни были распространены в древности, как и сейчас во многих слаборазвитых странах. Если Павел страдал глазной болезнью, такое состояние могло продолжаться долго и даже быть «жалом во плоти» от «ангела сатаны», которое Господь допустил в качестве смиряющего напоминания о Его достаточной благодати (2Кор 12:7−9). Малярия иногда поражает глазной нерв, приводя к утрате цветового восприятия, атрофии и даже слепоте, поэтому болезнь в Галатии могла отразиться на его зрении. Такая возможность подтверждается в заключительном разделе самого Послания к галатам, начинающегося со слов: «Видите, как много написал я вам своею рукою» (Гал 6:11). Обычно Павел диктовал свои послания секретарю (см. Рим 16:22), но часто добавлял постскриптум или личное приветствие собственной рукой (1Кор 16:21; Кол 4:18; 2Фес 3:17). Если у него было слабое зрение, он должен был писать крупными буквами, чтобы видеть написанное.

Какова бы ни была конкретно болезнь Павла, основная его мысль ясна: галаты любили его до такой степени, что принесли бы ради него любую жертву.

Но всего через несколько лет ситуация коренным образом изменилась, и Павел с изумлением спрашивает: неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину?

Галатийские верующие, поддавшиеся на ересь иудействующих, были виновны в духовном отступничестве. Ничто не разрывает сердце верного пастыря, учителя, молодежного служителя или миссионера до такой степени, как осознание, что человек, приведенный им к Господу, отступает от веры. Насколько же больше такое отступничество печалит Самого Господа!

Раскрывая духовное отступничество Иудеи, Исаия спрашивает от имени Бога: «Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему?» (Ис 5:4). Иисус плакал о Иерусалиме: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Лк 13:34). Бог постоянно давал все, что только мог, Своему избранному народу, Израилю, в том числе Своего воплощенного Сына. Они называли себя Божьим именем, но отказывались подчиниться Его воле или прийти к Нему с верой для прощения грехов.

«Когда Израиль был юн, Я любил его, — сказал Бог через пророка Осию, — и из Египта вызвал сына Моего. Звали их, а они уходили прочь от лица их; приносили жертву Ваалам и кадили истуканам. Я Сам приучал Ефрема ходить, носил его на руках Своих, а они не сознавали, что Я врачевал их. Узами человеческими влек Я их, узами любви» (Ос 11:1−4). Бог как бы родил Израиль, научил его ходить, перевязывал его раны, брал его на руки, чтобы успокоить и накормить, а в результате он отвернулся от Него и пошел своим путем. «Что сделаю тебе, Ефрем? что сделаю тебе, Иуда? — печально вопрошал Бог, — благочестие ваше как утренний туман и как роса, скоро исчезающая» (Ос 6:4).

Но несмотря на непокорность Израиля, милостивое Божье предложение прощения стояло как маяк, призывающий вернуться к Нему. «Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему; ибо ты упал от нечестия твоего. Возьмите с собою молитвенные слова и обратитесь к Господу, говоря Ему: “отними всякое беззаконие и прими во благо”» (Ос 14:2−3).

Павел увещевает верующих: «И не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф 4:30). Отец, Сын и Святой Дух скорбят, когда призванные к свободе чрез благодатное спасение отступают. Они радуются на небе, когда хоть один грешник обращается к Господу (Лк 15:7), а когда хоть один верующий отворачивается от Него, на небе наступает печаль.

Суть в том, что ко времени второй поездки Павла в Галатию некоторые члены церкви уже попали под влияние иудействующих и начали сомневаться в истине спасения только верой, которую они узнали и приняли от него. Легализм стал для них привлекательнее Евангелия благодати, и человек, который был их возлюбленным другом, стал для них как враг.

Многие прислушиваются к проповеднику или учителю только до тех пор, пока он говорит то, что им хочется слышать. Потерявшие ориентиры и отступившие верующие в Галатии когда-то восхищались Павлом, но теперь смотрели на него, как на врага, потому что он сопоставлял перед ними истину подлинного Евангелия Бога, которое принесло им спасение, и лжеучение иудействующих, приведшее их назад к рабству легализма.

Почти нет сомнений, что в Галатии были также люди, так и не получившие спасения и потому легко вернувшиеся к фарисейскому легализму.

Однажды к нам в церковь пришла за помощью проститутка. У нее не было финансовых проблем, но она испытывала огромное чувство вины и тревоги. Она много пила, принимала наркотики и понимала, что ее жизнь идет насмарку. Когда я рассказал ей о Евангелии и заверил, что Бог готов простить ее и дать ей новую жизнь, если она уверует в Иисуса Христа, она проявила большой интерес. По ходу разговора она показала мне блокнот, в котором записывала имена и номера телефонов своих клиентов. Я предложил ей сжечь этот блокнот прямо сейчас в знак покаяния и отказа от старой жизни. Но она отвергла эту мысль и сказала: «Не могу! Эти имена стоят тысячи долларов. Думаю, я не так уж и хочу прийти к Иисусу, как мне сначала показалось». Как и многие, она знала, что ее жизнь безнравственна, но любила ее больше Господа и не хотела отказываться от нее.

Предупреждение Павла

Ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас (Гал 4:17−18)

Павел снова предупреждает галатов, что их истинные враги — иудействующие (ср. Гал 1:7,9; 2:4). Ревнуют по вас, но нечисто. В слове, переведенном как ревнуют, выражается мысль о проявлении большого интереса к кому-то и оно часто использовалось в значении ухаживания за женщиной. «Иудействующие говорят так, как будто вы действительно им дороги, — по сути писал Павел, — но это лжепоклонники, у которых нет искренней любви к вам и которых не интересует ваша судьба».

Большинство сект демонстрируют притворный интерес и даже любовь к своим потенциальным членам, обещая им великие личные свершения и счастье. Как и в случае с легализмом иудействующих, подлинная природа их духовного порабощения скрывается.

У иудействующих не было другого интереса к галатийским верующим, кроме заманивания их в ловушку легализма. Они походили на книжников и фарисеев, которым Иисус сказал: «[Вы] обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф 23:15). Их подлинное желание и подлинная цель заключались в том, чтобы отлучить галатов от Божьей благодати и получить у них признание и одобрение (чтобы вы ревновали по них). Их подлинная мотивация выражалась в том, чтобы «хвалиться по плоти» (Гал 6:12).

Хорошо ревновать в добром всегда, продолжает Павел. Он сам ревновал по ним, когда в первый раз проповедовал Евангелие в Галатии. Но он ревновал в добром, из любви к Христу и глубокого желания, чтобы они получили спасение. И такая горячая забота проявлялась не только в присутствии Павла у них. Он не завидовал иудействующим. Он противостоял им не для того, чтобы сохранить свою популярность или свое руководство, а чтобы защитить духовное благополучие галатов. Несколько лет спустя он писал из заключения: «Некоторые, правда, по зависти и любопрению... проповедуют Христа не чисто, думая увеличить тяжесть уз моих... Но что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренне, я и тому радуюсь и буду радоваться» (Флп 1:15−16,18).

Павел предостерегал против иудействующих не потому, что они противились ему и задевали его лично, а потому, что противостояли славному спасительному Евангелию Иисуса Христа.

Желание Павла

Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас (Гал 4:19−20)

Говоря как мать, Павел обращается к галатийским верующим как к детям, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос.

Дети — перевод teknion, уменьшительного слова, использовавшегося для выражения особенно нежных чувств. Оно относилось к маленькому ребенку, поэтому его можно перевести «малыши», как в KJV. С учетом образа родов это выглядит вполне обоснованным. Галатийские верующие были очень дороги Павлу, но они вели себя, как младенцы, отказывающиеся развиваться.

Сопереживание Павла всегда было совершенно очевидным. Например, церкви в Фессалониках он писал: «Мы... были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестив Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны» (1Фес 2:7−8).

Но в случае с галатами после их духовного кормления в новой жизни во Христе он был снова в муках рождения. «Это ненормально и неестественно, — как бы говорит он. — Вы уже пережили новое рождение, но ведете себя так, как будто нуждаетесь в повторном духовном рождении. У меня возникает такое чувство, как у матери, которая должна родить того же самого младенца дважды».

Но сколь бы ненормальным и ужасным ни было их состояние, Павел не хотел отказываться от них, доколе не изобразится в них Христос. В слове morphoo выражается мысль об изменении внутреннего содержания, а не внешней формы и, следовательно, имеется в виду развитие Христоподобного характера. Христоподобие — цель жизни верующего. «Посему, как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем», — увещевал он церковь в Колоссах (Кол 2:6; ср. Рим 13:14). Бог предопределил верующих быть «подобными образу Сына Своего» (Рим 8:29). «Мы же все, открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор 3:18). Отец послал Сына на землю не только умереть ради спасения людей, но и показать Божественный пример для спасенных.

Павлу очень хотелось обсудить эти вопросы более конкретно, и это вызывало желание быть с галатами лично, чтобы он мог изменить голос с ними. Он просто не знал, что или как сказать еще, поскольку был в недоумении о них. Это слово (aporeomai) означает «зайти в тупик». Он не мог понять, как они, принявшие благовествование и искренне уверовавшие в него, затем так скоро отошли от него (ср. Гал 1:6).

Любой христианский служитель переживает периоды, когда он заходит в тупик и видит, что его собственные возможности исчерпаны. Он сказал и сделал все, что мог, но те, кому он пытается помочь — будь то неверующие или верующие, — остаются совершенно недоступными и даже обращаются против него.

Джон Стотт писал в своем комментарии Послания к галатам: «Церкви нужны люди, которые, слушая своего пастыря, стараются услышать слово Христа, и пастыри, которые, работая с людьми, ищут образ Христа» (John R. Stott, The Message of Galatians, London: Inter-Varsity, 1968, p. 119).

Два завета

Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? Ибо написано: «Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной». Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам. Ибо написано: «возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа». Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.
Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства (Гал 4:21 — 5:1)

В этом разделе Павел продолжает противопоставлять благодать и закон, веру и дела. Под водительством Святого Духа он использует материал Ветхого Завета в качестве аналогии, которая служит не столько аргументацией, сколько иллюстрацией.

Переводчики KJV и NASB решили просто транслитерировать слово alligored (аллегория, то есть иносказание, ст. 24). Это привело к трудности в трактовке отрывка, поскольку аллегория — это либо вымышленный или фантастический рассказ со скрытым смыслом, либо реальный рассказ, в котором прямой смысл не имеет значения.

Но совершенно очевидно, что рассказ об Аврааме, Сарре и Агари — исторический факт, имеющий важное значение. Сознавая это, переводчики ШУ попытались сделать более понятным намерение Павла, заменив слово аллегория, после чего перевод звучит так: «Это можно понимать метафорически». Но в этом тоже может подразумеваться нечто, не имеющее буквального смысла. Поэтому лучше всего рассматривать этот исторический рассказ как простую аналогию и иллюстрацию духовной истины, которую Павел разъясняет с его помощью.

Словарь дает определение аналогии как «сходства в каком-либо отношении между предметами или явлениями, которые можно сравнивать». Павел просто сравнивает сходство между рассказом об Аврааме и духовной истиной, которой он учит, и такое истолкование согласуется со значением слова allegoreo.

Павел не объясняет, почему после приведенных им ярких и неопровержимых аргументов он прибегает теперь к аллегории как к средству дополнительного убеждения.

Аллегория как таковая — скользкий и опасный метод истолкования. Поскольку она не всегда основывается на фактах, ее понимание зависит от воображения истолкователя и часто от его личных пристрастий. Это нередко приводит к тенденциозным и эксцентричным выводам.

В древности раввины постоянно прибегали к аллегорическому подходу в истолковании Писания, нередко заявляя о раскрытии удивительных, скрытых и крайне странных «истин», якобы стоящих за обычным смыслом слов в тексте. Особенно популярной была нумерология, которую делал тем более легкой и соблазнительной факт, что цифры выражались определенными еврейскими буквами и зачастую понять их можно было только в контексте. Поскольку каждое слово имело соответствующее цифровое значение, его часто истолковывали в смысле раскрытия какой-то эзотерической истины о человеке, месте или событии, которая выражалась этим словом. В аллегорическом смысле часто трактовались и повторы. Например, некоторые раввины утверждали, что повтор «Авраам, Авраам» означает, что он был предназначен к небесной загробной жизни.

За несколько веков до пришествия Христа иудейские богословы в Александрии разработали систему библейских аллегорий, которая оказывала сильное влияние не только на иудаизм, но и на римское католичество вплоть до протестантской Реформации. Например, река Евфрат представлялась источником хороших манер. Путешествие Авраама из Ура в обетованную землю изображалось как переход философа-стоика от чувственного восприятия к духовному. Две монеты, которые добрый самарянин дал хозяину гостиницы, символизировали крещение и вечерю Господню. Папа Григорий Великий утверждал, что семь сыновей Иова символизировали двенадцать апостолов, его друзья — еретиков, его 7000 овец — верный Божий народ, а его 3000 верблюдов — порочных язычников.

Аллегория — это ящик Пандоры, игнорирующий буквальный исторический смысл Писания и позволяющий доводить библейское истолкование до любых крайностей. Учитывая ограниченность и греховность человека, она неизбежно ведет к произвольному, нелепому и поверхностному истолкованию.

На этот раз Святой Дух побудил Павла использовать аналогию, чтобы продемонстрировать иудействующим, что Божий замысел искупления всегда основывался на благодати. Закон сам по себе учит и служит иллюстрацией того, что спасение никогда не дается законом.

Понятие закон часто связывается со всем Ветхим Заветом (см., напр., Рим 3:19), но здесь имеется в виду Пятикнижие, пять книг Моисея. Приводя аналогию из книги Моисея, Павел подчеркивает, что закон не может быть средством спасения, а наоборот, ведет к духовному и нравственному рабству.

Предваряя аналогию, Павел предлагает иудействующим и сбитым ими с пути еврейским христианам внимательно прислушаться к закону, который они так высоко ценят. Скажите мне вы, спрашивает он, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? «Если вы настаиваете на жизни под законом, — фактически говорит он, — готовы ли вы слушать, что на самом деле говорит закон?»

Аналогичный подход в нескольких случаях использовал Иисус. В Нагорной проповеди, недвусмысленно заявив, что Он пришел не для того, чтобы нарушить закон, Он вместе с тем предупредил, что легалистские дела книжников и фарисеев никогда не дадут человеку права на вхождение в Царство Небесное (Мф 5:17−20). Суть проповеди сводится к демонстрации, что ни один человек не может своими силами исполнять святые требования закона, первейшее из которых — праведное и совершенное сердце (Мф 5:6,8,48; ср. Мф 22:36−38). Когда первосвященники и книжники обвинили Иисуса в том, что Он не отрекается от титула Сына Давидова, которым народ, в том числе множество детей, удостоил Его в вербное воскресенье, Он напомнил этим религиозным вождям известное изречение из их собственного Священного Писания, наивысшими авторитетами в котором они себя выставляли. Он насмешливо спросил: «Разве вы никогда не читали: “из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу”?» (Мф 21:9−16; ср. Пс 8:3).

Развивая аналогию, он сначала показывает ее историческую подоплеку, затем — данное свыше истолкование и, наконец, практическое следствие.

Историческая подоплека

Ибо написано: «Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной». Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию (Гал 4:22−23)

Павел напоминает читателям об их предке, родоначальнике еврейского народа. Именно на происхождение от него большинство иудеев во времена Павла возлагали надежду на спасение. Но как заявил Иоанн Креститель фарисеям и саддукеям, хотя иудеи говорят о себе: «отец у нас Авраам», это не делает их угодными Богу, Который может «из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф 3:9). Другой группе неверующих евреев Иисус сказал, что факт физического происхождения от Авраама не только не делает их детьми Бога, но и не мешает им быть детьми сатаны, как и языческим неверующим (Ин 8:33−34).

Историческую справку об Аврааме Павел начинает с напоминания, что он имел двух сынов. Сыны отличались в нескольких отношениях, и прежде всего тем, что у них были разные матери: у одного — раба, а у другого — свободная. Матерью первого сына, Измаила, была Агарь, египетская рабыня Сарры, жены Авраама. Матерью второго сына, Исаака, была Сарра.

При демонстрации аналогии все различия между сыновьями основываются на том, что у них были разные матери, и никак не связываются с тем, что у них был общий отец, Авраам. Наследие рода от одной матери выражается в проклятии и рабстве, а наследие рода от другой матери — в спасении и свободе.

Вторым историческим напоминанием Павла служит факт, что сын, который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию.

После первого Божьего обетования сына Аврааму прошло много лет, но Сарра так и не зачала. Когда ему было 86, а ей 76 лет, Авраам испугался, что, по обычаям того времени, его наследником станет его старший раб Елиезер из Дамаска. Он в отчаянии воззвал к Богу, и Господь подтвердил Свое первоначальное обетование, сказав: «Не будет он твоим наследником; но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником» (Быт 15:1−4). Но несколько лет спустя все еще не зачавшая Сарра уговорила Авраама произвести ребенка от своей рабыни Агари.

Сын, названный Измаилом, родился по плоти, причем не в силу физических обстоятельств, а потому, что схема, задуманная Саррой и исполненная Авраамом, строилась на чисто эгоистических побуждениях и была реализована чисто человеческими средствами.

Исаак же, сын от свободной Сарры, родился по обетованию. Его зачатие было сверхъестественным не в смысле, что он был зачат Святым Духом, как Иисус, а в том смысле, что Святой Дух чудесным образом дал возможность Аврааму и Сарре произвести на свет ребенка, когда она уже давно вышла из детородного возраста и при этом была бесплодной всю жизнь. «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени и не по времени возраста родила» (Евр 11:11). Когда родился Исаак, его отцу было 100, а матери 90 лет (Быт 17:17; 21:5).

Зачатие Измаила олицетворяет человеческий путь — путь плоти, тогда как зачатие Исаака олицетворяет Божий путь — путь обетования. Первый служит аналогией религиозного пути достижения праведности собственными усилиями; второй служит аналогией пути веры и праведности, которую вменяет Бог. Первый — это путь легализма, второй — путь благодати. Измаил символизирует тех, которые пережили только естественное рождение и полагаются на собственные дела. Исаак символизирует тех, которые пережили духовное рождение и полагаются на работу Христа.

Истолкование свыше

В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам. Ибо написано: «возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа» (Гал 4:24−27)

Здесь Павел особо подчеркивает, что эта иллюстрация служит аналогией. В этом относится к ст. 22−23, где аналогия начинается. Аллегория (иносказание) — неудачная транслитерация allegoreo, сложного слова, состоящего из alios (иной) и agoreuo (выступать на площади, то есть публично) и означающего «говорить иное, нежели кажется». Аллегорическими назывались рассказы, смысл которых не совпадал с буквальным значением. В аллегории выражается мысль об одном понятии, замаскированном в образе другого. В данном же случае духовная истина иллюстрируется историческим рассказом, и со значением греческого слова согласуется перевод «аналогия».

По вдохновению Святого Духа апостол показывает, что эти две женщины, рабыня Агарь и свободная Сарра, символизируют два завета. Две матери и два сына ясно и наглядно олицетворяют два завета. Агарь и Измаил олицетворяют завет закона и дел, а Сарра и Исаак — завет благодати и веры.

Ветхий завет закона был дан через Моисея у горы Синайской и требовал, чтобы Божий избранный народ, евреи, соблюдал все заповеди, которые Он дал в связи с этим заветом. Поскольку условия завета были по-человечески невыполнимы, он произвел своего рода религиозных рабов, подчиненных господину, от которого они не могли избавиться. Любой, в том числе иудей, кто пытался искупить вину пред Богом и избежать осуждения, стараясь жить по принципам этого завета с соблюдением собственных норм праведности, в духовном отношении был подобен сыну Агари, рабыни. Он был рабом, боровшимся за свободу, которой он не мог добиться собственными силами.

Потомки Агари и Измаила в конце концов поселились в пустынных районах к востоку и югу от обетованной земли. Они стали называться арабами, а их территория — Аравией, и показательно, что гора Синай расположена на полуострове, известном сейчас под названием «Аравийский».

Именно между сынами Агари и Сарры примерно 4000 лет назад началась арабо-израильская вражда, приведшая к непрекращающемуся конфликту между двумя народами, происходящими от Авраама.

Гора Синай в Аравии, продолжает Павел, соответствует нынешнему Иерусалиму. Как гора Синай, так и Иерусалим связываются обычно с евреями, а не с арабами, но основной упор в Послании к галатам делается на том, что исторические, географические, расовые, социальные и всякие другие внешние различия между людьми не имеют никакого духовного значения (см. Гал 3:28). На духовном уровне нет никакой разницы между евреями, арабами или кем-то еще. Общие черты между неверующими членами этих групп гораздо важнее любых их различий, так как они приводят к проклятию. В духовном отношении все они достойны погибели, поскольку они — духовные потомки Агари и Измаила, религиозные рабы, живущие в тщетных усилиях и ради непокорной и никогда не добивающейся успеха плоти.

Упоминание Павла о нынешнем Иерусалиме показывает, что он имеет в виду земной исторический город под этим названием. Бог избрал гору Синай географическим местом передачи Ветхого Завета Моисею. Точно так же Он избрал Иерусалим географическим местом, откуда Ветхий Завет должен был поддерживаться, распространяться и служить примером. В этой иллюстрации оба эти места олицетворяют Ветхий Завет закона, дел и зависимости, к которой он приводит.

Совершенно очевидно, что святой город был также местом заключения Нового Завета в смерти и воскресении Господа Иисуса Христа, но поскольку народ отверг этот завет, нынешний Иерусалим, как и гора Синай в Аравии, остаются местом, где все еще в рабстве метафорически живет Агарь со своими неверующими детьми — самодовольными, отвергающими Христа, игнорирующими благодать иудеями. За исключением относительно немногочисленных верующих, во времена Павла еврейские жители географического Иерусалима пребывали в глубокой зависимости от навлекающего проклятие легализма. А иудействующие в Галатии старались вернуть верующих евреев назад в эту зависимость — к обрядам, церемониям, самостоятельным усилиям и всем другим делам плоти, олицетворяющим безнадежное рабство духовных детей Агари.

С другой стороны, духовные потомки Сарры и Исаака живут в вышнем Иерусалиме и свободны, ибо она — матерь всем нам, если мы принадлежим к числу тех, кто живет верой в Божье благодатное обетование, данное Аврааму и исполнившееся в Иисусе Христе.

Христианское «жительство [вышний Иерусалим] на небесах, откуда ожидаем и Спасителя, Господа (нашего) Иисуса Христа» (Флп 3:20). Напоминая о горе Синай, автор Послания к евреям говорит верующим: «Вы приступили не к горе, осязаемой и пылающей огнем, не ко тьме и мраку и буре... Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму» (Евр 12:18,22).

Жители небесного Иерусалима свободны от закона, от дел, от рабства и от плоти. Они также свободны, в отличие от жителей нынешнего Иерусалима, совершать подлинное добро и угождать Богу. Перед тем, как прийти ко Христу, человек был свободен совершать практически любые дурные поступки, но он был не способен делать ничего, что выглядит праведным в глазах Бога. Святой Дух не только освобождает верующего от греха, но и дает ему возможность впервые поступать по истине. «Итак, если Сын освободит вас, — сказал Иисус, — то истинно свободны будете» (Ин 8:36).

Небесный Иерусалим однажды спустится на землю (Отк. 21−22), но он уже существует с большей несомненностью и неизменностью, чем нынешний земной Иерусалим. «Возродиться» (Ин 3:3) можно также перевести «родиться свыше», и только рожденные свыше духовно поднимаются на небеса, чтобы жить в вышнем Иерусалиме.

Цитируя Ис 54:1, Павел продолжает: «Ибо написано: “возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа”». Эти слова первоначально были написаны для ободрения иудейских пленных в Вавилоне, но здесь они относятся к Сарре, неплодной, чье бесплодие казалось непреодолимой преградой для исполнения Божьего обетования ее мужу, Аврааму. Подобно тому, как свобода и плодоносность вернулись к народу, находившемуся в вавилонском плену, так они вернутся и к народу, находящемуся в плену закона и наказания смертью.

Как Сион был матерью детей по благодати после плена, так и верующие будут умножаться в благодати в небесном Иерусалиме, который долгое время был в метафорическом смысле бесплодным. «Торжествующий собор и Церковь первенцев» (Евр 12:23) еще не собрались, пока не был распят и не воскрес Иисус, разрушив плен и удалив духовное бесплодие, которое не могли удалить никакие человеческие усилия при ветхом завете. Небо, вышний Иерусалим, будет заселяться рожденными свыше святыми, пока не войдут все предопределенные верующие.

Одним мазком Павел нарисовал общую картину проявления Божьей силы в отношении Сарры, пленных иудеев и церкви. Общим элементом во всех трех случаях служит Божья сила, предоставляющая свободу и плодоносность. В этом триптихе все появляется в результате возрождающей благодати, а не человеческих усилий.

Практическое следствие

Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.
Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства (Гал 4:28 — 5:1)

В очередной раз обращаясь к галатийским верующим как к братиям (ср. Гал 1:11; 4:12), Павел говорит им, что они дети обетования по Исааку. Каждый верующий, как и Исаак, сверхъестественным образом зачат, чудесным образом рожден и становится наследником Божьего обетования Аврааму, исполнившегося во Христе. Скатывающимся назад в ловушку легалистского иудаизма следует помнить, что они — дети обетования, обязанные жизнью не собственным делам, но чудодейственной силе Бога, каким был Исаак в физическом смысле. Божья всемогущая благодать дала им жизнь, и возвращение под закон означает отрицание Божьей силы и бесчестит Бога.

В Гал 4:29 — 5:1 Павел указывает на три последствия положения человека как духовного Исаака, искупленного ребенка обетования от Сарры. Во-первых, как и тогда, когда Измаил преследовал Исаака, духовные потомки Исаака, рожденного по духу, могут подвергаться гонениям со стороны потомков Измаила, рожденного по плоти.

Когда Исаак был отнят от груди и Авраам устроил пир, Измаил начал насмехаться (Быт 21:9−10). Он ненавидел Исаака, как и его мать ненавидела Сарру (Быт 16:4−5). Так и ныне, пишет Павел галатам. На протяжении всей истории и до сих пор физические и духовные потомки Агари и Измаила выступают против и преследуют физических и духовных потомков Сарры и Исаака. Полагающиеся на спасение делами и на свои достижения в соблюдении закона ненавидят возвещающих спасение благодатью безотносительно дел.

Иудействующие считали себя законными и признанными Богом потомками Авраама через Исаака. Поэтому слова Павла должны были приводить их в бешенство, как ничто другое, а он говорил, что они и все остальные неверующие — такие же духовные потомки Измаила, как и арабы, которые были его физическими потомками. «Если бы вы были дети Авраама, — сказал Иисус выступавшим против Него иудеям в Иерусалиме, — то дела Авраамовы делали бы; а теперь ищите убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал» (Ин 8:39−40). Павел писал римлянам: «Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога» (Рим 2:28−29).

Как в иудаизме, так и в христианстве легалисты всегда были гонителями. Уповающие на Бога всегда подвергались гонениям со стороны уповающих на себя. Истинные верующие всегда больше терпели и страдали от религиозников, чем от атеистов. В Отк. 17:6 под образом женщины, которая «упоена была кровию святых», подразумевается именно религиозная система.

Во-вторых, духовные дети Сарры и Исаака получат наследие, которое будет недоступно духовным детям Агари и Измаила. Как говорит Писание: «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Гонители будут изгнаны, а гонимые получат обещанное и законное наследие. Подобно тому, как Сарра выгнала Агарь и Измаила из дома Авраама (Быт 21:10−14), так и их неверующие потомки, живущие делами плоти, будут изгнаны из Божьего дома (ср. Мф 7:22−23; 25:41). Находящиеся за пределами завета благодати ничего не получат от Бога.

В-третьих, хотя верующие — братия в Иисусе Христе и потому дети не рабы, но свободной, они тем не менее обязаны быть верными своему Господу. Свободу даровал нам Христос, говорит Павел, поэтому не подвергайтесь опять игу рабства закона и бессилия.

В свете того, что Павел говорит в послании в целом, здесь подразумевается также недоуменный вопрос: «Почему же некоторые из вас хотят вернуться к положению Измаила, который был рабом, изгоем и отделенным от Бога?» В этом нет никакого смысла.

«Благодарение Богу, — писал Павел церкви в Риме, — что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности. Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые» (Рим 6:17−19).

Павел подчеркивает, что ясно выраженной целью Божьего искупления была свобода верующего, которую даровал нам Христос, Своей смертью и воскресением освободивший нас от вменяющей вину и лишающей сил власти закона.

Духовные потомки Сарры и Исаака должны жить так, как жили они — верой. «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени и не по времени возраста родила; ибо знала, что верен Обещавший» (Евр 11:11), и «верою в будущее Исаак благословил Иакова и Исава» (Евр 11:20).

Стойте и не подвергайтесь — предупреждение верующим непоколебимо стоять в свободе. Как животному, избавившемуся от необходимости тянуть плуг, нам нельзя позволять запрягать себя снова.

На человеческом и личном уровне в Гал 4:21 — 5:1 продолжается противопоставление пути иудействующих и пути Павла. Но на неизмеримо более важном вероучительном уровне отрывок демонстрирует противопоставление пути закона и пути благодати, пути дел и пути веры, человеческого пути и Божьего пути. В том же плане мы видим прямо или косвенно выраженные противопоставления Агари/Сарры, Измаила/Исаака, детей сатаны/детей Бога, заповедей/обетования, гнева/милости, рабства/свободы, Ветхого Завета/Нового Завета, Синая/Сиона, нынешнего Иерусалима/вышнего Иерусалима, плотского/духовного, отвержения/наследия, погибели/спасения. В этом послании и в Писании в целом такие противопоставления служат отражением и иллюстрацией противоположности веков: сатанинского и Божьего пути. Но по Божьему высшему и неизменному замыслу сатана и его путь будут истреблены и останется только Божий путь вовеки и навсегда. Колебание между ними недопустимо.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Джона МакАртура на послание к Галатам, 4 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.