Библия » Толкование Мэтью Генри

Судьи 18 глава

Толкование Мэтью Генри на книгу Судей израилевых

← 17 Суд 18 MGC 19

В предыдущей главе мы прочитали о том, как идолопоклонство вползло в семью Михи, а о том, как оно передалось всему колену Данову и утвердилось в главном городе, мы прочтем в данной главе. Посмотрите, как много зла может натворить маленький огонь! Колено Даново получило свой удел последним из всех колен, и он оказался настолько маленьким для них, что к нему был добавлен значительный город в самом отдаленном углу Ханаана в его северной части. "Пусть возьмут и владеют им"; этот город назывался Лаис или Ласем (Нав 19:47). В данной главе рассказывается:

(I) как они послали разведчиков, чтобы те ознакомились с местностью и описали ее, а те в свою очередь познакомились со священником Михой (ст. 16). (II) Разведчики вернулись с обнадеживающим рассказом (ст. 7-10). (III) Какие силы были посланы для завоевания Лаиса (ст. 1113). (IV) Как они по дороге отняли у Михи его богов (ст. 14-26). (V) Как легко они завоевали Лаис (ст. 27-29), а после победы поставили в нем истукан (ст. 30,31).

Стихи 1-6. В данных стихах:

1. Сыны Дановы решили завладеть Лаисом: не все колено Даново, а одна семья, в чей удел при разделении Ханаана попал этот город. Туда и отправилась эта семья со своими братьями, собираясь завладеть своим уделом, который расположился между Иудеей и землей филистимлян, отказавшись идти в свой город, потому что в то время не было царя у Израиля, чтобы руководить ими (ст. 1). Этот город находился довольно далеко, был отделен от остальных колен и находился во владении врагов, поэтому они решили какое-то время пожить за счет своих братьев, а не отправляться в дальний путь, чтобы обеспечить себя владениями. Но вскоре необходимость заставила их действовать, и они начали подумывать о наследстве, где могли бы жить. Лучше иметь немного, но своего, чем зависеть от других.

2. Эта семья из колена Данова решила добыть информацию о Лаисе. Они послали пять человек, чтоб осмотреть землю (ст. 2) и узнать, что это за страна: стоило ли это наследство того, чтобы за ним так далеко идти, каков характер людей, смогут ли они стать ее хозяевами, какая армия необходима, чтобы завоевать ее и с какой стороны лучше напасть. Разведчики, посланные ими, были мужами доблестными, которые, попав в руки врагов, знали бы, как смотреть опасности в лицо. Благоразумно поступает тот, кто смотрит, прежде чем прыгнуть. Дану было присуще коварство змея на дороге (Быт 49:17), равно как и смелость молодого льва, который выбегает из Васана (Втор 33:22).

3. Разведчики познакомились со священником Михи и в своих целях использовали это знакомство. Похоже, раньше они знали этого левита, и он во время своих скитаний иногда посещал их страну; и хотя его внешность изменилась, но они узнали его по голосу (ст. 3). Они удивились, встретив его так далеко, и спросили, что привело его сюда. Он рассказал им (ст. 4), чем здесь занимался и что получал за это. Узнав, что он может пророчествовать, они захотели, чтобы он сказал, будет ли им сопутствовать успех в нынешнем предприятии (ст. 5). Посмотрите, как они беспечны и невнимательны к Богу и Его провидению; они вообще не спросили бы об этом Бога, если бы левит не упомянул, что у него есть терафим, и эта мысль не пришла бы им в голову. Многие вспоминают о религии лишь тогда, когда она встает у них на пути и они не могут избежать ее как непредвиденное обстоятельство. Посмотрите, насколько они невежественны в божественном законе, полагая, что Бог, запретивший использовать в религии литые кумиры, тем не менее признает их, когда к ним будут обращаться за советом, и даст положительный ответ. Сможет ли Он отвечать им? (Иез 14:3). Похоже, они ценили терафим Михи выше, чем урим Бога, ибо, проходя мимо Силома, там не обратились с вопросом к первосвященнику Бога, а жалкого левита Михи восприняли как пророка. Он приступил к обычным обрядам, с помощью которых спрашивал совета у терафима; и, веря своим пророчествам или нет, он представлял это действо так хорошо, что заставил их поверить, что ответ Бога ободрил их продолжать это дело и заверил в успехе (ст. 6): "Идите с миром, вам будет сопутствовать успех, ибо пред Господом путь ваш", то есть Он одобряет его; раз Бог сказал, что знает путь праведника и одобряет его, то это значит, что Он сделает его успешным, ибо Его глаз будет следить за вами ради вашего блага, направит ваш путь и сохранит ваш вход и выход. Отметьте: мы должны прилагать максимальные усилия, чтобы наш путь был одобрен Богом, и если он будет таков, то мы сможем идти с миром. Если Бог заботится о нас, то давайте возложим на Него все свои заботы и будем удовлетворены тем, что не собьемся со своего пути, раз Он идет перед нами.

Стихи 7-13. 1. Разведчики осмотрели город Лаис и изучили характер его обитателей (ст. 7). Трудно было найти город, которым так же плохо управляли и так же плохо охраняли; и это делало его легкой добычей для захватчиков.

1. Им плохо управляли, ибо каждый человек, каким бы плохим он ни был, мог поступать так, как ему хотелось. В нем не было городской власти (обуздывающего наследника, дословно): никого, кто имел бы власть или тем более предал смерти, и поэтому своим дерзким безнравственным поведением они разгневали Бога, а в результате злодейств, причиняемых друг другу, ослабили и поглотили друг друга. Посмотрите:

(1) в чем заключается основная задача гражданских властей. Они должны быть наследниками, то есть сохранять постоянную передачу власти в тех местах, где они находятся, для обуздания зла. Для этого им вверена власть, чтобы они могли контролировать и подавлять всякий порок и зло и быть ужасом для злодеев. Только Божья благодать может обновить развращенный ум человека и обратить его сердце; а гражданская власть должна обуздывать его, связывать его руки и не давать возможность творить плохие дела, чтобы порочность нечестивых не причиняла вреда и не заражала других, что имеет место, если она бездействует. Хотя меч справедливости не может уничтожить корень горечи, но он может отрубить ее ветви, помешать их дальнейшему росту и распространению, чтобы зло не распространялось бесконтрольно, ибо тогда оно становится дерзким и опасным, и все общество становится сопричастным в его вине.

(2) Какой метод должен использоваться для обуздания зла. Грешников нужно предать позору, чтобы те, которых не обуздает позор согрешения перед Богом и собственной совестью, были обузданы позором наказания перед людьми. Все средства должны быть испытаны, чтобы грех не поощряли, а относились к нему с презрением: чтобы люди стыдились своей праздности, пьянства, мошенничества, лжи и других грехов, а хорошая репутация всегда была на стороне добродетели.

(3) Как несчастны и близки к гибели те места, где либо нет гражданской власти, либо никто не носит меч для осуществления ее задач; тогда повсюду ходят нечестивые (Пс 11:9). И как счастливы мы, имея хорошие законы и хорошее руководство.

2. Его плохо охраняли. Народ Лаиса был беспечным, тихим и самонадеянным; его ворота были открыты, городские стены не ремонтировались, а его обитатели не ощущали опасности ни с какой стороны, хотя их порочность была настолько велика, что у них было основание опасаться божественного гнева каждый день. Это говорило о том, что израильтяне изза своей лени и трусости теперь не вызывали страха у хананеян, как было в то время, когда они впервые появились среди них; в противном случае город Лаис, который, скорее всего, знал, что предназначен для них, не был бы таким самонадеянным. Хотя это был открытый город и находился внутри страны, но его обитатели жили покойно, по обычаю Сидонян, которые были окружены морем и хорошо защищены природой и искусством человека. Но в то же время от сидонян они жили далеко, и поэтому те не могли прийти им на помощь и защитить от опасности, которую они сами навлекли на себя своей развращенностью. И наконец, ни с кем не было у них никакого дела, что говорит либо об их лени (они не занимались торговлей, стали ленивыми, расточительными, абсолютно неспособными защитить себя), либо о стремлении к независимости: они считали неприемлемым быть в подчинении или в союзе с соседями, и поэтому не было никого, кто защитил бы их или оказал какую-либо помощь. Они ни о ком не заботились, и поэтому никто не заботился о них. Такими были мужи Лаиса.

II. После исследования они ободрили пославших их соотечественников осуществить свои планы относительно этого города (ст. 8-10). Возможно, у сынов Дановых сформировалось мнение, что в этом походе они столкнутся с непреодолимыми трудностями; они думали, что не смогут стать хозяевами Лаиса, и поэтому так долго не решались завладеть им. Возможно, в своем неверии они убеждали друг друга, что эта страна не стоила того, чтобы ради нее идти так далеко и подвергать себя риску, на что ревностные разведчики (и в данному случае это не были нечестивые разведчики) обратили внимание в своем докладе.

1. Они представили это место как желанное: "Если вы верите нашему суждению, то мы видели землю и все пришли к единому мнению, что она весьма хороша (ст. 9), лучше этой горной страны, где все мы сейчас скопились из-за филистимлян. Вам не следует сомневаться, что в этой стране вы будете жить в достатке, ибо это такое место, где нет ни в чем недостатка" (ст. 10). Посмотрите, какой благодатной была земля Ханаана, раз даже этот город, расположенный дальше всех на севере в отдаленном уголке страны, стоял на такой плодородной земле.

2. Они представили это место как доступное. Они не сомневались, что, имея Божье благословение, смогут вскоре завладеть им, ибо там живет народ беспечный (ст. 10). Чем люди более самонадеянны, тем они менее защищены. "Бог предает эту землю в руки ваши, и вы можете взять ее". Они побуждали их к действию: "Встанем и пойдем на них, давайте будем решительными и поскорее пойдем туда". Они увещевали их не откладывать, обвиняли в медлительности: "А вы задумачись; не медлите". Так нужно побуждать людей к действию ради собственных интересов. Небеса это весьма хорошая земля, где нет ни в чем недостатка, наш Бог через обетование предап ее в руки наши; поэтому давайте не будем медлительными и завладеем ею и, держась вечной жизни, будем подвизаться войти. Ш. Сыны Дановы выступили против Лаиса. Теперь именно то племя, в чьем уделе располагался этот город, наконец направилось к нему (ст. 11-13). Против Лаиса выступили всего 600 воинов, это было меньше сотой части от всей численности этого колена, ибо, когда они подошли к Ханаану, их насчитывалось более 64000 (Числ 26:43). Странно, что никто из их братьев, принадлежавших этому колену, тем более из других колен, не пришли им на помощь; лишь спустя много лет, после того как Израиль вошел в Ханаан, в них зародился гражданский дух или забота об общем интересе; это и было причиной того, что они так редко объединялись под предводительством одного человека, оставались презренными и незначительными. Из стиха 21 следует, что общее количество людей, отправившихся поселиться там, было 600, ибо они отправились со своими семьями и имуществом, с детьми и скотом так они были уверены в успехе. Другие колена позволили им беспрепятственно пройти через их земли. После первого дня пути они дошли до Кириафиарима (ст. 12);

в то время военные станы так редко разбивались в Израиле, что место, где они остановились на ночь, назвали Mahaneh-dan станом Дановым\ и, возможно, место, откуда они начали свой поход, расположенное между Цором и Естаолом, названо так же и несет то же значение (Суд 13:25). За второй день похода они дошли до горы Ефремовой, расположенной недалеко от дома Михи (ст. 13);

и здесь мы должны ненадолго остановиться.

Стихи 14-26. Сыны Дановы послали разведчиков, чтобы они исследовали для них страну, и те хорошо справились со своей задачей, но теперь, когда они пришли на место (ибо до сего момента они, похоже, не говорили этого своим братьям), разведчики раскрывают им еще одну новость; они говорят им, где находятся боги: "В одном из домов сих есть ефод, терафим и много других красивых вещей для поклонения, которых нет в нашей стране; итак подумайте, что сделать (ст. 14). Мы обращались к ним за советом, и они дали нам хороший ответ; хорошо бы нам иметь их, более того, они заслуживают того, чтобы украсть их (т.е. сделать это в крайнем случае);

и если мы сможем сделать себя хозяевами этих богов, то наверняка будем благоуспешны и станем господствовать в Лаисе". Они были на правильном пути, желая, чтобы Бог был с ними, но совершили большую ошибку, взяв истуканов (которые больше подходили для использования в кукольном театре, чем в обряде поклонения) в качестве знамения Божьего присутствия. Они думали, что пророк будет для них приятной компанией в этом походе, и вместо того, чтобы собрать военный совет, который принимал бы решение в непредвиденных случаях и по поводу места, где они собирались поселиться вдали от Силома, они подумали, что им больше нужен дом богов, чем Михе, который жил рядом с ним. Они сами могли сделать такой же ефод и терафим, как у Михи, которые в той же степени отвечали бы их цели, но сложившееся о них хорошее мнение (хотя они совсем недавно обрели эту репутацию) породило в них странное благоговение перед этим домом богов, которое вскоре развеялось, если бы у них хватило благоразумия спросить об их происхождение и исследовать, присутствовало ли что-то божественное при их учреждении. Они приняли решение забрать с собой этих богов; и далее рассказывается, как они украли истуканов, обманули священника и напугали Миху, чтобы он не преследовал их.

I. Пятеро мужчин, которые знали, где находится дом и дорога, ведущая к нему, а именно к часовне, пошли туда и забрали истуканов, ефод, терафим и все аксессуары, в то время как 600 остальных разговаривали со священником у ворот (ст. 16-18). Посмотрите, как мало священник сожалел о своих богах: пока он прогуливался у ворот, рассматривая незнакомцев, его богатство (каким бы оно ни было) украли. Посмотрите, насколько бессильны эти жалкие боги, которые не могли помешать украсть себя. В качестве порицания в адрес идолов упоминается о том, что они сами пошли в плен (Ис 46:2). О, как же отупели эти сыны Дановы! Как они могли вообразить, что боги, которые не могли помешать украсть себя, смогут защитить их? Тем не менее они пошли во имя богов, словно им было недостаточно присутствия невидимого Бога или зависимости от скинии, где находились видимые знаки Его присутствия. Всего этого было недостаточно для них, им нужно было, чтобы боги шли перед ними, но не ими изготовленные, а (что тоже очень плохо) ими украденные. Их идолопоклонство началось с воровства достойное вступление для такой оперы. Прежде чем нарушить вторую заповедь, они нарушили восьмую и отняли имущество своих соседей, чтобы сделать себе богов. Святой Бог ненавидит грабительство ради всесожжения, а дьявол любит его. Если бы сыны Дановы забрали истуканов, чтобы уничтожить и отменить их, а священника чтобы наказать, то поступили бы как истинные израильтяне и проявили свою ревность о Боге, как сделали их отцы (Нав 22:16);

но, взяв их для собственного употребления, они совершили поступок, который показал, что они не боятся Бога и не стыдятся людей, а абсолютно лишены благочестия и честности .

II. Они напустились на священника, начали льстить ему, чтобы привести в хорошее расположение, ибо хотели не только забрать богов, но и его самого, а без него они не знали, как использовать этих богов. Обратите внимание:

(1) как они искушали его (ст. 19). Они заверили его в том, что у них он значительно продвинется, по сравнению с его нынешним положением. Более почетно и прибыльно быть священником военного формирования (ибо ничем другим их группу нельзя было назвать, хотя сами они называли себя коленом), чем быть домашним священником отдельного человека. Если он пойдет с ними, то будет обладать большим влиянием, больше жертв будет приноситься на его жертвенник и больше платы он будет получать за советы своего терафима, чем он здесь имеет.

(2) Как они убедили его согласиться. Хватило незначительных уговоров: священник обрадовался (ст. 20). Для его блуждающей фантазии, которая не позволяла ему долго оставаться на одном месте, это предложение выглядело заманчивым и льстило его алчным амбициям. У него не было оснований жаловаться, и он был вполне благополучен; Миха не обманывал его и не переменял его награду. Он не испытывал угрызений совести за то, что служил литым истуканам; если бы он ушел в Силом, чтобы служить священникам Бога в соответствии с обязанностями левита, то его там с радостью встретили бы (Втор 18:6) и его уход можно было бы оправдать. Но вместо этого он взял с собой истуканов и заразил идолопоклонством весь город. Он поступил бы несправедливо и неблагодарно по отношению к Михее, если бы ушел сам, но он поступил намного хуже, взяв с собой истуканов, к которым, как он знал, привязалось сердце Михи. Но ничего другого не следовало ожидать от предателя левита. Какой дом мог положиться на него, если он оставил дом Господень? Или кому он мог быть настоящим другом, если оказался неверным своему Богу? Он не мог сослаться на то, что его заставили это сделать, ибо он обрадовался этому предложению. Если десять сиклей победили его (как отмечает епископ Холл), то одиннадцать освободили его, ибо что может удержать тех, кто лишился доброй совести? Наемник бежит, потому что наемник. Священник со своими богами пошел с народом посреди народа (в англ.пер.). Они поместили его так, чтобы он не мог вернуться обратно, если изменит свое решение, и чтобы его не мог отнять Миха, или это место было определено для него, ибо они хотели расположиться в таком же порядке, в каком Израиль проходил через пустыню, когда ковчег и священники шли посреди стана.

III. Они напугали Миху, чтобы он не вздумал преследовать их и пытаться забрать своих богов. Осознав, что его церковь ограблена, а его священник ушел от него, он собрал войско, какое смог, и стал преследовать грабителей (ст. 22). Его соседи и, возможно, его арендаторы, которые обычно присоединялись к нему в его обрядах поклонения, захотели помочь ему в данной ситуации; они собрались вместе и начали преследовать грабителей, которые из-за сопровождавших их детей и скота (ст. 21) не могли быстро передвигаться. Вскоре они догнали грабителей, надеясь с помощью силы увещевания вернуть украденное, ибо несоответствие в численности не давало им надежды добиться этого силой оружия. Преследователи позвали их, желая переговорить с ними; замыкавшие шествие (скорее всего, там были поставлены самые сильные и агрессивные воины, ибо ожидалось, что оттуда их будут атаковать) обернулись и спросили Миху, что так беспокоит его и из-за чего он так переживает чего он хочет (ст. 23). Миха попытался убедить их вернуть украденное, ссылаясь на свои права, думая, что его уговоры достигнут цели; но те в ответ сослались на свою силу, и их довод, как оказалось, одержал верх, ибо чаще всего сила одолевает правоту.

1. Миха настаивает на том, что они причинили ему вред (ст. 24): "Вы взяли богов моих, моих истуканов, изображающих Бога, на которые я имею неоспоримые права, ибо я сам сделал их; я так сильно люблю их, что погибну, если лишусь их, ибо что еще может сделать мне добро, если у меня их не будет?"

(1) Его слова раскрывают нам безрассудство идолопоклонников и показывают власть, которую над ними имеет сатана. Как глупо называть своими богами тех, кого сам сделал, ведь как Богу можно поклоняться только Тому, Кто сотворил нас! Глупо привязываться сердцем к таким ненужным и пустым вещам и считать себя погибшим, если ты лишился их!

(2) Это может раскрыть нам наше духовное идолопоклонство. Мы делаем своим идолом те творения, которые, по нашим представлениям, делают нас счастливыми, которые мы чрезмерно любим и с которыми наше сердце ни в коем случае не желает расстаться, о которых мы говорим: "Что еще есть у меня?" Мы ставим идола на место Бога, и он становится узурпатором, а мы заботимся о нем, словно наша жизнь и утешение, наша надежда и блаженство зависят от него.

(3) Но если все люди подобным образом ходят во имя своего бога, то не должны ли мы так же относиться к нашему Богу истинному Богу? Давайте считать свою часть в Боге и общение с Ним ни с чем не сравнимой и самой богатой привилегией, а потерю Бога самой большой потерей. Горе нам, если Он удалится, ибо тогда что у нас останется? Покинутые души, которые оплакивают отсутствие Господа, могут изумляться, как Миха, когда их спрашивают, что их тревожит, ибо если отсутствуют знаки Божьего благоволения и Его утешения, то что еще у нас осталось?

2. Они убеждали его в том, что причинят ему зло, если он будет настаивать на своих требованиях. Они не желали слушать его увещевания и поступить по справедливости, не собирались даже возместить затраты, понесенные им на изготовление этих истуканов, и не обещали отдать то, что они взяли, после того, как попользуются украденным в этом походе и потратят время, чтобы скопировать и изготовить другие, такие же, как эти; тем более они не испытывали никакого сострадания к нему из-за потери, которую он горько оплакивал. Они даже не пытались подобрать добрые слова, чтобы утешить его, а решили оправдать свое грабительство убийством, если он немедленно не откажется от своих требований (ст. 25). "Остерегайся, иначе некоторые из нас, рассердившись, нападут на вас и ты погубишь себя; это хуже, чем лишиться своих богов". Нечестивые и безрассудные люди сильно раздражаются, когда от них требуют поступать справедливо, и защищают себя силой, выступая против правды и разума. Вина Михи заключалась в том, что он требовал своего, но из-за этого он подвергался опасности потерять свою жизнь и своего семейства. У Михи не было достаточно смелости, чтобы рисковать жизнью ради своих богов: такого низкого мнения он был об их способности защитить и отстоять его правоту, и поэтому он покорно отдает их (ст. 26): "Он пошел назад и возвратился в дом свой"; и если бы потеря идолов убедила его (кто-то мог бы подумать) в их суетности и бессилии, в его собственном безрассудстве, в результате чего он привязался к ним всем сердцем, и направила обратно к истинному Богу, против Которого он восстал, то, потеряв их, оказался бы в более выгодном положении, чем те, которые силой оружия отняли и унесли их. Если потеря наших идолов исцеляет нас от любви к ним и побуждает нас сказать: "Что мне еще за дело до идолов'?", то эта потеря обернется неизреченной выгодой (см. Ис 2:20; 30:22).

Стихи 27-31. I. Сыны Дановы завоевали Лаис. Они успешно прошли весь путь и так как не столкнулись ни с каким бедствием, то решили, что не сделали ничего плохого, ограбив Миху. Многие оправдывают свое нечестие процветанием. Обратите внимание:

(1) каким был характер людей, проживавших в Лаисе и его окрестностях. Они были спокойными и беспечными, не были бдительны по отношению к пяти разведчикам, которые поселились среди них, чтобы исследовать землю, и ничего не знали о приближении врагов, что сделало их легкой добычей для горстки людей, напавших на них (ст. 27). Отметьте: многих приводит к гибели беспечность. Сатана получает преимущества в борьбе против нас, если мы беспечны и не бдительны, поэтому блажен тот муж, который всегда боится.

(2) Сыны Дановы одержали над ними полную победу: "Они побили их мечом и сожгли город дотла, ибо решили построить новый" (ст. 27,28);

и, как мне кажется, при этом они не встретили никакого сопротивления; мера беззаконий хананеев наполнилась, а сыны Дановы только начали наполнять свою.

(3) Как победители поселились на их месте (ст. 28,29). Они заново отстроили город, или его большую часть (старые строения разрушились), и нарекли имя городу: Дан, чтобы его название свидетельствовало о том, что они сыны Дановы по рождению, хотя отделены расстоянием и живут далеко от своих братьев, ибо спустя некоторое время этот вопрос мог подвергнуться сомнению из-за их удаленности. Мы должны стараться не потерять привилегии нашего родства с Богом Израиля и поэтому использовать все возможности, чтобы сохранить это в памяти тех, кто придет после нас.

II. Там сразу учредилось идолопоклонство. Бог милостиво исполнил Свое обещание и дал им во владение их часть удела, обязав тем самым быть верными Ему, раз Он верен им. Они наследовали труд иноплеменных, чтобы соблюдали уставы Его (с 104:44,45). Но первое, что они сделали, поселившись там, нарушили Его уставы. Как только они начали обустраиваться, то поставили у себя истукан (ст. 30), ошибочно полагая, что своим успехом обязаны своему идолу, который привел бы их к гибели, если бы Бог не имел безграничного терпения. Так процветающие идолопоклонники продолжали оскорблять Бога, полагая, что сила их ~ бог их (Авв 1:11). И здесь, наконец, приводится имя их левита, совершавшего служение священника, Ионафан, сын Гирсона, сына Манассии. В оригинале буква п в имени Манассия (МапаввеЬ) стоит сверху, что подразумевает, как утверждают некоторые иудейские раввины, что эта буква должна быть опущена, и тогда имя Манассия превращается в Моисей; а данный левит, говорят они, был внуком известного Моисея, который имел сына Гирсона, а историки, говорят они, из уважения к Моисею вставили эту букву и превратили имя в Манассию. В простом латинском переводе Библии написано Моисей. И если Моисей имел такого распутного внука, который оказался подходящим инструментом для учреждения идолопоклонства, то это является примером ужасной деградации потомства великих и благочестивых людей. Дети детей не всегда являются венцом стариков. Но образованный епископ Патрик считает предположение раввина необоснованным и полагает, что данный Ионафан происходил из другой семьи левитов. В заключительной части рассказывается, как долго просуществовала эта порочная практика.

1. Потомство Ионафана продолжало служить священниками для семьи Дановой, поселившейся в Лаисе и его окрестностях, до самого плена (ст. 30). После того, как истукан Михи был перевезен, эта семья осталась священниками, и жители города оказывали им уважение как священникам. Скорее всего, Иеровоам связывал определенные планы с этим городом, когда ставил там одного из своих тельцов (которого они с радостью приняли и почитали, раз священники Господни не имели ничего против), и данная семья служила в качестве его священников.

2. Эти истуканы просуществовали до времени судейства Самуила, ибо так долго дом Божий находился в Силоме\ скорее всего, именно в то время были предприняты эффективные попытки подавить и упразднить идолопоклонство. Посмотрите, как опасно допустить инфекцию, ибо духовные болезни не так быстро вылечиваются, как кашель.


← 17 Суд 18 MGC 19

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.