Библия » Толкование Мэтью Генри

1-я Царств 23 глава

← 22 1Цар 23 MGC 24

«Напившись крови» священников Господних, Саул в этой главе ищет души Давида, дела которого, по-видимому, идут хорошо, хотя вместе с тем он подвергается жестоким страданиям. Здесь мы узнаем:

(I) о доброй службе, которую Давид сослужил своему царю и стране, когда освободил город Кеиль от рук филистимлян (ст. 1-6). (II) О постигшей его при этом опасности, связанной со злым умыслом правителя, которому Давид послужил, и с коварством спасенного им города; и об избавлении от этой опасности под Божьим руководством (ст. 7-13). (III) О встрече Давида со своим другом Ионафаном, который посетил его в лесу и воодушевил (ст. 14-18). (IV) О донесении зифеев Саулу, в котором сообщалось о прибежищах Давида; и о военной вылазке Саула с целью преследования Давида (ст. 1925). Давиду едва удалось спастись, чтобы не попасть в руки Саула (ст. 26-28). «Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь».

Стихи 1-6. Теперь мы знаем, почему пророк Гад велел Давиду (несомненно, по Божьему указанию) идти в землю Иудину (гл 22:5). Это предназначалось для того, чтобы Давид (невзирая на плохое обращение, с которым он столкнулся) позаботился об общественной безопасности, которой пренебрегал Саул; ибо Давид должен воздавать добром за зло и стать в этом отношении прообразом Того, Кто не только рисковал жизнью, но положил Свою жизнь за оказавшихся Его врагами.

I. Давиду, как покровителю и защитнику привилегий своей страны, принесли вести о нападении филистимлян на город Кеиль и разграблении окрестных деревень (ст. 1). Вероятно, именно уход Бога и Давида от Саула воодушевил филистимлян на это вторжение. Если правители начинают преследовать Божий народ и Его служителей, то пусть не удивляются напастям со всех сторон. Верный способ достичь спокойствия в стране это позволить Божьей Церкви найти в ней покой. Если Саул будет нападать на Давида, то против Сауловой страны выступят филистимляне.

II. Давид готов прийти на помощь, но желает вопросить Господа. И в этом мы видим проявление:

(1) великодушия и патриотизма Давида. Несмотря на то что у него было множество своих дел, чтобы занять руки и голову, а в распоряжении находилось лишь небольшое войско для обеспечения собственной безопасности, тем не менее Давид беспокоился о спокойствии своей страны и не мог сложа руки наблюдать, как ее грабят. Более того, хотя Саул, в обязанности которого входило обеспечение охраны границ, ненавидел Давида и искал его души, тот готов прилагать все силы, чтобы послужить ему и его интересам против общего врага, и решительно отклоняет саму мысль о принесении общественного благополучия в жертву личной мести. Как не похожи на Давида те, которые молча отказываются делать добро лишь потому, что их не чествовали так, как того заслуживали предшествующие дела!

(2) Благочестия Давида и его почтения к Богу. Он вопросил Господа через пророка Гада, ибо, по-видимому, Авиафар пришел к нему с ефодом лишь после того, как Давид оказался в Кеиле (ст. 6). Вопрос был таким: идти ли мне, и поражу ли я этих Филистимлян? Давид спрашивает как о своем долге (будет ли с его стороны правомерно взять в свои руки работу Саула и действовать без поручения от последнего), так и о самом предприятии вправе ли он выступать против войска филистимлян, имея в своем распоряжении лишь горстку людей и следующую за ним по пятам грозную армию Саула. Наш долг видеть Божью руку во всем происходящем и просить у Господа указаний, причем это же послужит нам и утешением.

III. Бог снова велел Давиду выступить против филистимлян и обещал ему успех: иди, ты поразишь Филистимлян (ст. 2). Бывшие с ним люди возражали (ст. 3). Не успел он обзавестись собственными воинами, как убедился в сложности руководства таковыми. Их возражение сводилось к тому, что у них достаточно врагов среди своих соотечественников и нет нужды делать врагами еще и филистимлян. Они упали духом, как только почувствовали опасность, исходившую от преследовавших их отрядов Саула, тем более рискованным показалось им сражение с войсками филистимлян. Тогда, чтобы успокоить своих воинов, снова вопросил Давид Господа и получил не только все полномочия на сражение без особого распоряжения Саула (встань и иди в Кеиль), но и полное заверение в победе: Я предам Филистимлян в руки твои (ст. 4). Этого было достаточно, чтобы воодушевить самого трусливого в его полку.

IV. В соответствии с этим, Давид выступил против филистимлян, обратил их в бегство и спас Кеиль (ст. 5) и, похоже, совершил набег в страну филистимлян, ибо угнал их скот в качестве репрессалии за ущерб, причиненный жителям Кеиля, когда были расхищены их гумна. Здесь приводится сообщение, что Авиафар пришел к Давиду с ефодом в руках (речь идет о ефоде первосвященника с уримом и туммимом), когда тот оставался в Кеиле после освобождения города от филистимлян. Для Давида в изгнании, где у него не было возможности приходить в дом Божий, стало огромным утешением то, что в его распоряжении оказались некоторые из наилучших сокровищ этого дома, а именно: первосвященник и судный наперсник.

Стихи 7-13. Здесь мы узнаем, что:

I. Саул тайно замышляет погубить Давида: донесли Саулу, что Давид пришел в Кеиль (ст. 7,8); а разве он не слышал, что привело Давида туда? Неужели ему не рассказали, как смело Давид пришел на помощь Кеилю и освободил его от рук филистимлян? Казалось бы, это должно побудить Саула к размышлениям о том, какими почестями следовало бы удостоить Давида за его поступок. Но вместо этого царь хватается за возможность причинить ему зло. Такой неблагодарный негодяй вообще не достоин, чтобы ему служили или оказывали милость. У Давида были основания сетовать на противников, которые воздавали ему злом за добро и враждовали с ним за любовь (Пс 34:12; 108:4). Точно так же подло обращались и с Христом (Иоан 10:32). Итак, примите во внимание:

(1) какое оскорбление нанес Саул Богу Израилеву, воображая, что Божье провидение дает ему повод и одобряет его злобные замыслы, и надеясь при этом на успех: Бог предал его в руки мои; как будто бы отверженный Господом в данном случае снискал его благосклонность, а Давид обезумел. Но напрасно он преждевременно празднует победу, забывая о том, как часто ему не удавалось достичь своей цели, имея гораздо больше, чем теперь, преимуществ перед Давидом. Он нечестиво приписывает Богу участие в своем деле, ибо решил, что достиг цели. Поэтому Давид молится: не дай, Господи, желаемого нечестивому; не дай успеха злому замыслу его: они возгордятся (Пс 139:9). Мы не должны думать, что если какое-то неправедное деяние сошло с рук, то провидение одобряет его или гарантирует успех.

(2) Какое оскорбление нанес Саул Израилю Божию, воображая, что тот послужит ему в коварных замыслах против Давида. Он призвал подданных на войну, и они во всю прыть должны мчаться в Кеиль под предлогом сражения с филистимлянами, тогда как истинная цель осадить Давида вместе с его людьми, но это намерение скрывается, ибо сказано, что Саул тайно задумал против него злое (англ. пер., ст.9). Как несчастен народ, которым правит тиран! Ибо, тогда как одни страдают от его тирании, другие (что еще хуже) становятся ее служителями и орудиями.

II. Давид вопрошает Бога о собственной безопасности. По дошедшей до него информации он знал, что Саул замышлял погубить его (ст. 9), и поэтому обратился за указаниями к своему Великому Защитнику. Не успели Давиду доставить ефод, как ему нашлось применение: принеси ефод. А у нас в руках есть Писание Живое Слово, так давайте будем обращаться к нему по вопросам, которые вызывают сомнения. «Принеси сюда Библию».

1. Обращение Давида к Богу по этому вопросу было:

(1) очень торжественным и благоговейным. Дважды он называет Его: «Господи Боже Израилев» и трижды говорит о себе: «раб Твой» (ст. 10,11). Обращающиеся к Богу должны знать свое место и с Кем они говорят.

(2) Очень точным и ясным. Он представляет свое дело таким образом: «Твой раб узнал из достоверного источника (ибо не стал бы посылать за ефодом по каждому досужему слуху), что у Саула есть замыслы относительно Кеиля». Давид не говорит: «хочет погубить меня», но: «хочет разорить город (как недавно он поступил с Номвой) ради меня». Похоже, что он заботится о покое жителей города больше, чем о собственном, и предпочел бы подвергнуть себя опасности в любом другом месте, лишь бы не навлечь на них беду своим присутствием. Так рассуждают благородные души. Вопросы Давида тоже весьма конкретны. Бог позволяет нам быть конкретными в своих обращениях к Нему: «Господи, направь меня в деле, которое вызвало у меня затруднения». В действительности Давид изменил порядок вопросов, но Бог, отвечая, поставил все на свои места. Вот какой вопрос надлежало задать первым и получить на него ответ в первую очередь: «Придет ли Саул, как слышал раб Твой?» «Да, последовал ответ, он придет; он так решил, он к этому готовится и сделает, если только не узнает, что ты покинул город». «Да, но когда он придет, то не помогут ли мне жители Кеиля не пустить Саула в город, или же они откроют ему ворота и предадут меня в его руки?» Если бы он спросил представителей (судей или старейшин) Кеиля, как они поступят в этом случае, то они не смогли бы ответить ему, не имея на этот счет собственного мнения и не представляя, что будут делать, когда придет испытание, тем более не знали они, как проголосует большинство в их совете; или же они могли бы сказать Давиду, что защитят его, а потом предать; тогда как Бог говорит ему непреложную истину: «Когда Саул осадит город и потребует, чтобы жители предали тебя в его руки, то, как бы те тебя, как своего спасителя, ни любили, они, скорее, предадут тебя, нежели поставят себя под удар Сауловой ярости». Следует заметить: [1] Бог знает каждого человека лучше, чем тот знает себя сам, знает его возможности и силы, знает, что внутри и как он поступит в той или иной ситуации. [2] Поэтому Господь знает не только то, что будет, но и что было бы, если бы это не предотвратили; поэтому он представляет, как избавить благочестивого от искушения и как воздавать каждому по делам его.

2. После того как Давид получил уведомление об опасности, он покинул Кеиль (ст. 13). Число его последователей возросло до 600; с ними-то он и вышел, не зная, куда пойдет, но следуя за Провидением и вверив себя Его защите. Это нарушило планы Саула. Он ведь думал, что Бог предал Давида в его руки, но оказалось, что Бог вызволил Давида из его рук, словно птицу из силка охотника. Когда Саулу было донесено, что Давид убежал из Кеиля, тогда он воздержался от похода (англ. пер., ст.13) с такой огромной армией, которую собрал (ст. 8), и решил взять с собой лишь собственных охранников и отправиться на поиски врагов своего народа и сделать тщетными их советы.

Стихи 14-18. 1. В этих стихах описывается бегство Давида. Он скрывался в пустыне... потом на горе (ст. 14) и в лесу (ст. 15).

1. Здесь мы должны похвалить его за удивительное мужество, смирение, скромность, верность своему правителю и терпеливое упование на Божье провидение, ибо он не стал выступать со своим войском против Саула, чтобы сразиться с ним на поле битвы или удивить его той или иной военной хитростью и таким образом отомстить за себя и за священников Господних, положив конец своим собственным страданиям и беспокойству в стране, причиненному деспотическим правлением Саула. Нет, Давид подобных попыток не предпринимает, но хранит Божий путь, ждет Божьего времени и довольствуется поиском безопасного убежища в лесах и в пустыне, хотя комуто, возможно, это показалось бы унижением той доблести, которой он славился.

2. Но нам также надлежит оплакивать его тяжкую долю, ибо невинный человек подвергается гонениям и рискует жизнью, человек чести столь унижен, человек с огромными заслугами получает за них такое воздаяние, человек, готовый служить Богу и своей стране, находится в изгнании и вынужден скрываться. Что же мы скажем на это? Будем думать хуже о мире, в котором зачастую так плохо обходятся с наилучшими людьми. Пусть пример Давида поможет великим и деятельным личностям смириться с одиночеством и лишениями, если такой жребий уготован им Провидением. И давайте страстно желать царства, где благость и святость всегда будут в чести и все праведные воссияют, как солнце, которое невозможно спрятать под сосудом.

II. Саул преследует Давида, как заклятого врага. Он ищет его каждый день столь неутолима его злоба (ст. 14). Он ищет, ни много ни мало, его души столь жестока его злоба (ст. 15). Как повелось с самого начала, так продолжается и по сей день: рожденный по плоти гонит рожденного по духу (Гал 4:29).

III. Бог защищает Давида, будучи его могущественным покровителем. Господь не предал его в руки Саула, как тот надеялся (ст. 7); а если Бог не предаст в руки, то Саул не сможет одолеть Давида (Иоан 19:11).

IV. Ионафан, как верный и преданный друг, утешает Давида. Настоящие друзья найдут возможность встретиться. Вероятно, место и время встречи назначил Давид, а Ионафан выполнил условия, хотя и подвергал себя риску вызвать недовольство отца, ведь если бы это обнаружилось, то могло стоить ему жизни. Настоящая дружба не испугается опасности, но пойдет на риск, не возгордится, но уступит и легко променяет дворец на лес, чтобы послужить другу. Даже просто увидеть Ионафана было для Давида огромным ободрением; но, помимо этого, тот сказал ему нечто обнадеживающее.

1. Как благочестивый друг, он направил Давида к Богу к источнику утешения и основанию для уверенности: укрепил его упованием на Бога. Хотя Давид и сам был сильным верующим, он нуждался в дружеской поддержке для восполнения недостатка в вере; и в этом ему Ионафан сильно помог, напомнив о Божьем обетовании и о священном елее, которым Давид был помазан, а также о Божьем присутствии с ним по сей день и о многочисленных проявлениях Божьей благости по отношению к нему. Таким образом, призвав сердце уповать не на тварь, а на Бога, Ионафан укрепил руку Давида готовностью к действиям. Сам Ионафан не в состоянии сделать Давида более сильным, но он заверяет, что сильным его сделает Бог.

2. Как самоотверженный друг, он испытывает радость при мысли о высоком положении Давида, а ведь эта привилегия по праву первородства принадлежала бы ему. «Ты останешься в живых, чтобы царствовать, а я сочту за честь быть рядом с тобой, вторым по тебе, пусть даже подчиненным, и никогда не стану соперничать с тобой» (ст. 17). Отказ Ионафана от титула в пользу Давида послужил для того огромным утешением и сделал его путь чистым. Ионафан сказал, что Саул прекрасно знает об этом (ибо неоднократно слышал его разговоры), и отсюда становится очевидным, каким нечестивым человеком был Саул, ибо преследовал того, кому благоволил Бог, и это свидетельствует о безумии царя, замышлявшего предотвратить то, что Бог определил и непременно исполнит. Как он смог бы отменить Божье намерение?

3. Как преданный друг, Ионафан обновил дружеский союз с Давидом. В третий раз они заключили завет перед Господом, призывая Его в свидетели (ст. 18). Истинная любовь находит радость, когда повторяет свои обязательства, дает и принимает новые заверения в непоколебимости дружбы. И нам следует часто обновлять свой завет с Богом и таким образом поддерживать с Ним общение. Здесь Давид и Ионафан расстаются и уже никогда (насколько нам известно) не увидятся в этом мире; ибо Ионафан, надеясь, что будет вторым по Давиду в его царстве, сказал о том, чего он желал, а не имел основания ожидать.

Стихи 19-28. 1. Здесь свою помощь по преданию Давида в руки Саула предлагают последнему зифеи (ст. 19-20). Давид скрывался в пустыне Зиф (ст. 14,15), доверяя жителям этой местности больше, потому что они относились к его собственному колену. У них были основания считать себя счастливыми, ибо имели возможность служить тому, кто являлся украшением их колена, тем более, что он не разорял их землю и его отряд не доставлял им беспокойства, но был готов защищать их и оказывать всяческие добрые услуги по мере надобности. Но, чтобы снискать расположение Саула, зифеи пошли к нему и не только точно сообщили, где Давид остановился (ст. 19), но и пригласили царя прийти со своим войском в их местность для поимки и обещали предать Давида в его руки (ст. 20). Саул не посылал к зифеям кого-либо, чтобы допросить или угрожать им, но они по собственной воле, и даже не прося вознаграждения (в отличие от Иуды, сказавшего: что вы дадите мне?), предложили, что предадут Давида тому, кто жаждал его крови.

2. Саул с благодарностью принимает эту информацию и с радостью хватается за возможность «поохотиться» на Давида в их пустыне в надежде, что в конечном счете тот станет его добычей. Он дает зифеям понять, как милостиво принимает их помощь: благословенны вы у Господа (чтит Бога устами, сердце же его далеко от Него) за то, что пожалели о мне. Похоже, что Саул считает себя несчастным, достойным жалости человеком; его собственная зависть и злой нрав сделали его таким, в противном случае он спокойно обходился бы без чьего-либо сочувствия. Кроме того, он намекает, как мало заботится о нем основная масса его народа: «Вы пожалели меня, тогда как другие не жалеют». Саул дает им указания, чтобы более тщательно искали убежища Давида (ст. 22), «ибо, говорит он, я слышал, что Давид действует очень хитро», представляя того человеком искусным в злодеяниях, тогда как вся хитрость Саула направлена на обеспечение собственной безопасности. Странно, что царь не отправился на поиски тотчас же, но понадеялся при помощи зифеев поймать свою жертву наверняка, и таким образом Провидение дало Давиду время скрыться. А зифеи послали лазутчиков во все места, где его можно обнаружить с большей вероятностью, чтобы Саул мог прийти и схватить его, если он в этой земле (ст. 23). Теперь Саул был уверен, что добыча у него в руках, и услаждал себя мыслями о том, как поглотит ее.

3. Давид подвергается сильному риску. После донесения о том, что зифеи предали его, он удалился от холма Гахила в пустыню Маон (ст. 24) и в это время написал Псалом 53 (как очевидно из вступления), в котором называет зифеев, хотя те и являлись израильтянами, чужими за варварское обращение с ним. Сам же Давид прибегает к Божьей защите: «Вот, Бог помощник мой, и все будет хорошо». Саул, получив донесения о Давиде, гонится за ним по пятам (ст. 25), пока не подходит к нему столь близко, что их разделяет лишь гора: с одной ее стороны бегущий Давид со своими людьми, а с другой догоняющий их Саул со своими (ст. 26); Давид бежит в страхе, Саул в надежде. Но эта гора служила и символом Божьего Провидения, вставшего между Давидом и его губителем, подобно облачному столпу, отделившему израильтян от египтян. Давида эта гора спрятала, а Саула привела в замешательство. Теперь Давид улетает на гору... как птица (Пс 10:1), и Бог становится для него как тень от высокой скалы. Саул надеялся, что со своим многочисленным войском он возьмет Давида и его людей в окружение; но местность оказалась не подходящей для осуществления такого замысла, и тот рухнул. В память об этом месту дано новое название: Села-Гаммахлекоф скала разделения (ст. 28), потому что она отделила Давида от Саула.

4. Давид спасается от опасности. Провидение отвлекло Саула, когда тот был готов схватить Давида; царю принесли весть о том, что Филистимляне напали на землю (ст. 27), вероятно, на ту ее часть, где находилось поместье самого Саула, которое могли захватить или, по крайней мере, разорить оккупанты; ибо то обстоятельство, что Саул почти не придал в свое время значения беде, постигшей Кеиль, и помощи, оказанной городу Давидом (о чем мы узнали в начале главы), дает нам повод для подозрений, что Саул не перестал бы гнаться за Давидом и оказывать сопротивление филистимлянам, не будь задеты его личные интересы. Как бы там ни было, перед Саулом встала необходимость пойти навстречу Филистимлянам (ст. 28), что содействовало избавлению Давида, когда тот находился на грани погибели. Саул лишился добычи, а Бог прославился как чудесный защитник Давида. Когда филистимляне вторгались в землю, они были далеки от мысли оказать таким образом любезность Давиду, тем не менее господствующее над всем Божье провидение, которое управляет каждым событием и временем его исполнения, обратило вторжение филистимлян на пользу Давиду. Божья мудрость никогда не испытывает затруднений в изобретении путей и средств защиты Божьего народа. Этот Саул возвратился, а другой Саул (Савл) обратился, причем именно тогда, когда еще дышал угрозами и убийством на учеников Господа (Деян 9:1).

5. Обретя таким образом спасение, Давид нашел убежище в неком естественном укреплении, которое обнаружил в пустыне Ен-Гадди (гл 24:1, в англ. пер. Библии этим стихом завершается гл.23). И доктор Лайтфут считает, что речь идет о пустыне Иудейской, где Давид написал Псалом 62, пронизанный духом благочестия и преданной любви, как большинство остальных псалмов Давида; ибо во всяком месте и при любых обстоятельствах он поддерживал общение с Богом.


Толкование Мэтью Генри на первую книгу Царств, 23 глава


← 22 1Цар 23 MGC 24

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.