Библия » Библия говорит сегодня

Колоссянам 3 глава

Христиане и Христос Кол 3:1-8

С этого места и далее (до 4:6) тон послания Павла меняется на увещевательный. Для апостола характерен такой метод обучения, такое расположение материала: следовать разъяснениям Христа и Евангелия, чтобы раскрыть, что означает жить в этом мире в соответствии с истиной (в Рим 12:1 и в Еф 4:1 также начинаются разделы практического наставления). Он отказывается от обучения доктринам веры без перевода их на рельсы практической повседневной жизни.

Апостол не призывает своих слушателей к новому образу жизни до тех пор, пока они не поняли, что означает быть новой личностью во Христе. Павел менее всего моралист. Для него не существует добра, добродетели без благочестия. Есл и он здесь прав, то из этого следует, что те принципы поведения, которые мы обычно рассматриваем как христианские, не могут пережить серьезного размывания христианских стандартов веры.

Можно только радоваться, что во второй части Кол. эта картина практического христианства преподносится столь выразительно и кратко. Здесь дано хорошо сбалансированное описание нормальной христианской жизни. Павел выделяет и последовательно рассматривает пять блоков, в которых сфокусировано его учение о том, как Христос направляете формирует наши взаимоотношения на разных уровнях. Такое (секционное) построение учебного материала издавна использовалось для обучения молодых верующих. И Павел такие блоки распределяет должным образом для своих целей. Здесь нет ничего случайного. Мы можем быстро убедиться в том, насколько тесные и неразрывные связи существуют между первой и второй половиной этого послания, поскольку как учитель Павел хорошо знает, как применить истину в практической жизни. Вот эти тематические блоки:

• христианин и Христос, 3:1-8;

• христианин и поместная община, 3:9-17;

• христианин и его семья, 3:18-21;

• христианин и его повседневный труд, 3:22-4:1;

• христианин и внешние, 4:2-6.

В данной главе мы рассмотрим первый блок, а остальные – в четырех следующих главах.

Главная задача христианина – поддерживать свои взаимоотношения с Христом. Если эти отношения недостаточно тесные, все другие отношения в жизни не могут быть успешными.

Чего именно такие отношения потребуют от новообращенного в Колоссах, как, впрочем, и от каждого из нас, сформулировано в четырех важных тезисах-повелениях, причем логически обосновано, почему необходимо следовать им. Эти четыре «императива христианской духовности» можно представить следующим образом.

1. Ищите горнего.

2. Помышляйте о горнем.

3. Умертвите в себе все похоти этого мира.

4. Отложите все, отбросьте прежний образ жизни.

1. Ищите горнего (3:1)

Тесная связь между 2:20, который начинается со слов «если вы воскресли со Христом», заставляет некоторых изучающих это послание спрашивать, не начинается ли отдел увещеваний и побуждений с 2:20? Это вполне законный вопрос, поскольку в 2:20-23 представлено слово увещевания и призыв вместе с обличением нового учения и ложного типа духовности, которую оно предлагает. Павел убедительно показал, что эти провозвестники «свободы» и сами не наслаждаются истинной духовной свободой, и не могут дать ее другим. Его удивление по поводу того, что колоссяне могут подчиниться таким «авторитетам», отчетливо звучит в вопросе в 2:20.

Вместе с тем, мы вполне можем оставить уже принятое нами разделение на отделы. Стихи 2:20-23 могут служить заключением к большому разделу «предостережений», который открывается в начале гл 2 и фокусирует внимание читателя на трех особых предостережениях в 2:8; 2:16 и 2:18. Павел сказал, что его служение включает в себя «вразумление» (т. е. предостережение) И «научение» (1:28). Учение без предостережения не будет полноценным, но недостаточно и предостерегать от ошибок, если предварительно не научить тому, что истинно и верно. К этому Павел возвращается в 3:1. Трудно не заметить тесную связь между этим новым разделом и предыдущим. Колоссянам не следовало терять свою свободу, поддавшись влиянию новых учителей. Напротив, они должны были хранить свою свободу во Христе.

Первый императив – «ищите Христа» – основан на том, что христиане воскресли со Христом. Это яркий образ того, что означает быть истинным верующим, «восстать к жизни из мертвых». Чудесное обращение в веру освободило колоссян от религиозных систем их мира (2:20). Особенность этой новой веры в том, что ее вообще нельзя назвать религией в привычном смысле этого слова. Это не какая-то человеческая система, связанная с земными святынями, религиозными предписаниями и ритуалами. В ней нет центра власти в этом мире, ибо средоточие ее – небесный Христос. Это также и не опыт внутренней духовности, не мистицизм или экстатические видения. Освобожденный от подобного субъективизма христианин остается просто человеком, которому дарованы взаимоотношения с вознесшимся Христом, восседающим по правую руку Бога. Эти взаимоотношения являются мощным побудительным мотивом для поисков горнего.

Обычно о неверующем, который ищет истину, говорят как об «искателе». Но с библейской точки зрения, неверующие – в том, что касается вещей, связанных с Богом, – обычно «ищут мудрости» или «чудес», стремясь продемонстрировать свою праведность перед Богом (1Кор 1:22; Рим 10:3). Вряд ли они преуспеют в этом! Согласно библейскому учению, не бывает человеческих «поисков Бога»; дело в том, что с самого начала именно Бог ищет того, кто скрылся от своего Создателя (Быт 3:9; Лк 19:10). Когда люди начинают искать Бога и Его прощения, то это свидетельство того, что работа Бога дала свои плоды. Когда они находят это прощение или их самих «находит» небесный Отец (Лк 15:24), поиски примирения заканчиваются.

Но это – важный, с точки зрения Павла, общий ответ на новое учение – есть начало каждодневных поисков небесного, горнего. Таким образом, апостол охраняет свое учение от обвинений в самодовольстве и благодушии. Христианин – это тот, кто постоянно устремлен ввысь, ищет горнего (концепция пространства – неотъемлемая часть апостольского христианства, sine qua поп, без чего нет апостольского христианства) и становится ближе к престолу благодати.

Описание Христа как восседающего одесную Бога приводится в Пс 109:1: это мессианское пророчество, которое часто цитируется в Новом Завете. Христос ныне торжествует победу над всеми враждебными силами – начальствами и властями, – которые стоят между нами и Богом. В союзе и братском общении с этим Господом христианин освобождается от тирании «стихий мира» для вечной радости присутствия Бога. Теперь ничто не может привлечь его к «религиям» мира теней.

Именно весть об этом свободном доступе к присутствию Божьему во Христе и через Христа и составляет суть этого великого стиха. Верующий ныне принят Богом во имя Христа: таким образом, мы в благодати стоим «и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим 5:2), и находимся «дома». Живя в Колоссах, христианин одновременно живет и во Христе. У него есть оба эти дома. Подобно тому» как колосский верующий, покидая по делам пределы Л икийской долины, всегда стремится вернуться обратно в свою семью, он всегда стремится приблизиться к своему Господу на небесах и наслаждаться Его благословенным присутствием.

Стремление к небесному, горнему, таким образом, приводит нас к вершинам христианского опыта в этой жизни. Это означает каждодневное1 твердое упование на Христа как средоточие и источник всех наших радостей. Это означает входить «во врата Его to славословием, во дворы Его с хвалою». В псалмах повсюду выражается радость осознания Божественного присутствия. Так, Пс 83:2-5 гласит: «Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому. И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой! Блаженны живущие в доме Твоем; они непрестанно будут восхвалять Тебя».

2. Помышляйте о горнем (3:2-4)

В переводе этого второго великого «императива» истинной духовности существенно различаются версии AV и RSV. Апостол не просто призывает колоссян сосредоточить свое внимание на Христе – в этом суть первого «императива»; здесь же Павел говорит о задаче обновленного разума. Он призывает христиан прийти к правильному пониманию небесного Христа, чтобы они могли распознать Его волю и Его замысел.

Но мы вряд ли сможем всецело осознать Значение этого второго «императива», пока не исследуем его логическую основу, представленную в ст. 3 и 4. Эти рассуждения начинаются с отрицания, сформулированного в ст. 26. Колоссяне не должны помышлять о земном.

Означает ли это, что временные, преходящие вещи не достойны их внимания? Последующие рассуждения не допускают такого истолкования. Иначе Павел советовал бы им не иметь ничего общего с этой жизнью. Он учил бы тогда, что повседневная человеческая жизнь не стоит серьезного внимания христианина. Но разве такую «возвышенную отрешенность» от мира проповедует апостол? Если бы так, то незачем бы «духовному» человеку посвящать свою жизнь практическим делам веры, принимать участие в земных делах. Христианин никогда бы не смог стать инженером, хирургом, бизнесменом и т. д. или просто хорошим мужем, женой, рабочим и т. д., как позднее разъясняет это Павел. Что же касается обучения и воспитания младенца, то к чему приведет такое отношение к жизни? Нет, такое поверхностное прочтение ст. 2 может обернуться рецептом псевдодуховности, очень вредной для дела Христа.

«Земные вещи» (греч. epi tes ges) снова рассматриваются в ст. 5 (земные члены ваши – тот же греч. термин), где речь идет о том, что «земное» включает в себя грехи, которые следует умертвить. И в качестве первого шага в этом направлении необходимо, как знает каждый христианин, не сосредоточивать внимания на них.

Думается, в основе апостольского учения лежит тезис о том, что мы не можем сосредоточиться и на Христе, и на грехе одновременно, что концентрация внимания на подобных земных вещах может серьезно ослабить, если вообще не нарушить, наши отношения с Христом. Вместе с тем, ст. 2 нельзя рассматривать как разъясняющий все в себе самом. Вероятно, здесь есть очень значимая связь со ст. 3 и 4.

Ст. 3 указывает на ту кардинальную перемену, которая произошла с колоссянами в результате их возрождения. Старая жизнь ушла в прошлое, и началась новая жизнь. Источник этой новой жизни – в Христе: именно в союзе и общении с вознесшимся Христом они прикоснулись к тайне познания Бога.

Почему говорится о том, что их жизнь сокрыта со Христом? Потому что совершенный союз между Христом и Его Народом – это небесный союз, и, следовательно, он «сокрыт» от человеческого взора. То, что можно видеть на земле, это Церковь, борющаяся, несомненно, но слабая и сугубо человеческая. Несмотря на громадные достижения по завоеванию сердец (1:6), Церковь продолжает нести на себе черты слабости и унижения. Она часто холодна (в Эфесе), ее злословят и повергают ее верующих в темницы (в Смирне), она в какой-то своей части отступническая (в Пергаме), терпима к тому, чего терпеть нельзя (в Фиатире), безжизненная и спящая (в Сардисе), она жалкая и нищая, но самодовольная (в Лаодикии) (см. Отк 2 и 3: семь церквей в Малой Азии).

Здесь и стыд, и утешение, ибо если «тело» не избежало унижения, то в его земном служении была «Глава», не имеющая греха. Отождествив Себя с грешниками, Он сделался «грехом вместо нас», «жертвою за грех» (2Кор 5:21). Как невыносимо человеку, будь то мужуина или женщина, видеть славу Божью в человеке на кресте!

На это ответ в ст. 4. Произойдет явление Христа, в Которого мы верим и Которому поклоняемся, и Он откроет Себя изумленному человечеству. Затем будет явлена Вселенская церковь, тоже к удивлению всего мира. Христос будет настолько тесно соединен со Своим народом, что в славе вместе с Ним явится и Его народ.

Но все это еще только предстоит в грядущем, и Павел предостерегает колоссян, призывая их к осторожности. Хотя это чудная и поразительная правда, что «Христос – жизнь наша», однако видимое проявление этого (в несомненных реалиях) – за пределами современных возможностей. Преображение, описанное во 2Кор 3:18, имеет поэтому реальные ограничения. Божественная слава ныне не предстает нашим взорам ни на земле, ни в жизни Церкви, ни в личном опыте христианина. Это означает, что, хотя тезис о нашем единении с Христом на небе, несомненно, библейский, небезопасно говорить о прославленном Христе так, как будто Его воля на земле стала нашей, Его деяния – нашими действиями и даже Его слова – нашими словами. Дух возвещает нам то, что берет у Христа; Он служит нам благодатью и дарами Христовыми. Но Он не спускает к нам Христа с высот небесных.

Однако именно эта непростительная ошибка приносила многие беды Церкви на протяжении всей ее истории. Иногда, когда речь идет о Церкви, слишком буквально рассматривается «расширение воплощения», а также звучат утверждения, что Христос настолько тесно связан со Своей Церковью на земле, что ее учение становится Его учением, а ее предания отражают Его мысли. Иногда это превращается в фанатизм. Когда фраза «Христос есть моя жизнь» истолковывается так, будто в жизни этой личности всецело действует Святой Дух, и сама жизнь Христа проживается через нее так, что этот человек даже может обладать силой и мудростью Христа, – тогда мы очень хорошо понимаем, что цель Павла именно в том, чтобы дать отпор таким представлениям.

Апостол учит, что эта новая жизнь в них, эта новая духовная реальность, которую ныне обрели колоссяне благодаря созидательной силе Бога, сокрыта со Христом в Боге. Эта знаменательная фраза означает, что дар спасения, подобно всем другим духовным сокровищам, сосредоточен ныне в Христе (2:3), и наш только по вере. Эта жизнь «есть и остается полностью связанной с Христом и не находится в распоряжении человека... (она) сокрыта с Христом в Боге, удалена от взоров людских и не может иметь ощутимые параметры»1.

Христиане радуются, имея опыт повседневной жизни во Христе, ее сила в том, что они живут под действием благодати. Проявление благодати на земле – это жизнь, в которой господствуют взаимоотношения, которые описываются в данном разделе. Ее сила видна в святой жизни, в объединенной одним духом общине, в счастливом христианском доме, в отношениях на работе, когда там проявляется Дух Христов, а также в действенном свидетельстве окружающему миру. Именно таким путем мы можем отражать славу Христову на земле сегодня.

Все это позволит нам глубже понять наставления в ст. 2. Вопервых, отрицательный фактор: мы не должны сосредоточивать свои помыслы на земном. Некоторые комментаторы2 отмечали только один аспект, ссылаясь на подобную фразу в Флп 3:19, где Павел говорит о сластолюбцах и гурманах (вероятно, номинальных христианах), которые, сосредоточив свои помыслы на «земных вещах», проявили себя как враги креста Христова.

Это не означает, что Павел забывает о духовных радостях, переполняющих сердце верующего (3:16). По-видимому, его беспокоит то, что этого нельзя найти без концентрации внимания на горнем, на небесном. Искать Христа в Его Церкви на земле или в человеческом сердце – значит искать не там, где надо. Конечно, через пребывание в нас Святого Духа, по вере, мы можем познать пребывание Христа в нас. Но это не значит, что благодаря Святому Духу Церковь или конкретный христианин становится местом, где можно во всей полноте найти Христа, или что мы можем ожидать от Церкви или от христиан – на земле гарантированного и несомненного проявления присутствия Христа. Нет! Смотреть внутрь (себя) должно означать честное распознание греха, но не Спасителя. Только в последний день, когда Христос придет, Его Церковь будет столь совершенно и честно связана с Ним, что со всей очевидностью проявится замысел Божий.

Итак, наконец, мы подходим к рассмотрению положительного призыва, второго важного «императива» духовной жизни. Христиане должны помышлять о небесном, о горнем. Свой обновленный разум, свои мысли и чувства нужно непрестанно направлять к вознесшемуся Христу. Христос – Тот, Кого мы любим, общения с Ним и должны мы искать постоянно, и восхвалять Его любящим сердцем; и пребывать в Нем. Кроме того, мы должны познавать Его. Что Он любит и что Ему не нравится? Что радует Его (1:10)? Кто Он и что Он значит для мира и для нас (1:15-22)? Что нам нужно познать в Нем, если мы хотим обрести духовную зрелость (1:28)?

Павел часто призывает новообращенного христианина поразмышлять над этими вопросами. Это признак духовного посвящения, это нормальный Путь познания воли Божьей в нашей жизни (Рим 12:2). Согласно апостолу, пути язычества можно объяснить только неведением людей (Еф 4:17-19). И только истинные знания открывают путь новой жизни, угодной Богу (Еф 4:20-25 и дал.).

Наши постоянные размышления должны быть направлены не на земное, как мы уже поняли, но на горнее. Только таким путем мы избежим опасности субъективизма. Сосредоточив свои мысли на небесном, мы начинаем все лучше познавать нашего Господа, и нам становится все яснее, как жить достойно Бога в этом мире. Разум и сознание получают столь обильную информацию, что мы безошибочно находим верный путь и можем учить друг друга, опираясь на все более весомые аргументы. Чем усерднее мы настраиваем свой разум на горнее, тем тверже становится почва под нашими ногами. «Поскольку размышления требуют трезвого ума, всякого рода безрассудный энтузиазм не должен иметь места».

В Новом Завете неоднократно подчеркивается чрезвычайная ценность трезвого ума в духовном рвении (напр.: 1Пет 1:13). Без него мы можем легко поддаться влиянию ненадежных критериев, например, ложному чувству успокоенности, духовному принуждению, или убеждению внутреннего голоса, или опыту личных видений. Без него наше утлое суденышко может легко отклониться от верного курса, колеблемое ветрами новых учений (Еф 4:14). Без него мы остаемся еще младенцами в духовных делах (1Кор 13:11), не наученными разбираться в «слове правды» (Евр 5:13). Мы можем вступить на путь безопасности и истинной христианской духовности, только когда с усердием направим свой разум на постижение горнего, небесного.

3. Умертвите в себе все похоти этого мира (3:5,6)

Первый императив христианской духовности касался индивидуального посвящения Христу; второй – познанию и возрастающему пониманию воли и целей Христа.

Теперь Павел концентрирует внимание на земных вещах, о которых он уже упоминал. Высказав свое мнение относительно благочестивого субъективизма, Павел теперь спрашивает христиан, что же они раскрыли в себе, исследовав свои сердца. Как показывает ст. 5, результат этот приводит апостола в замешательство, а это, в свою очередь, побудило его выдвинуть третий императив.

Невозможно не восхищаться здравомыслием этого апостольского учения. Чтобы лучше понять глубокий смысл рассуждений Павла, отметим ряд моментов, которые помогут нам увидеть непреходящую ценность этого третьего императива для Церкви.

а) Вне христианства действительная связь между религией и праведностью никогда окончательно и надежно не была установлена Согласно учению апостолов, те, кто был призван к познанию Бога, просто по определению, были призваны к святости. Это положение основано на ветхозаветном откровении, составляя его главную славу. Как сказано псалмопевцем: «Любящие Господа, ненавидьте зло!» (Пс 96:10). Разве можно найти более

подходящую иллюстрацию этого принципа, чем в 3:1-8? Поиски Господа и решительное отвержение того земного, что препятствует этому, идут рука об руку.

б) Апостольское учение всегда ясно и однозначно формулирует проблему зла в человеческом сердце

Оно безоговорочно согласуется с учением Христа (Мк 7:14-23), т. е., попросту говоря, отвечает реальному положению вещей. Тяжкие грехи, перечисленные в ст. 5, это грехи язычества, которые всегда приводили в ужас иудеев. Вместе с тем, Павел считает, что корни этих грехов лежат глубоко в сердце человека, и их нелегко полностью вырвать даже из сердца искупленных. Павел говорит христианину, который радуется новым отношениям с Христом (1:12-14), что если он заглянет себе в душу, то обнаружит в себе земные пороки, т. е. семена зла, злые побуждения. Да, даже в сердце утвердившегося христианина есть признаки идолопоклонника. Разве Павел не прав?

в) Апостольское учение об «умерщвлении земных членов» носит жесткий практический характер

Разумеется, речь не идет об изнурении плоти (2:23); умерщвление плоти в таком смысле могло бы привести к несвойственному для христианства отрицанию естественных потребностей человека. Но мы не должны и обольщаться, считая, что смогли вырвать из своего сердца эти мощные корни. До самой смерти не сможем мы избавиться от «злых помыслов». То, чего требует Павел от христианина – это не допускать компромисса в таких вещах, ни в мыслях, ни в делах, иначе недостойные действия затмят его свидетельство.

«Нам часто говорят, что дела – это не то, что мы говорим или что мы делаем; это то, чем мы являемся. Если при этом наши побуждения и намерения всецело важны, это, конечно, совершеннейшая истина. Но если это означает, что нам следует осудить себя или что Бог судит нас по состоянию нашего духа, а не по нашему действительному вкладу в слово и в дело, я должен целиком отвергнуть такое... Если наш Господь не учит тому, что нас должны судить по делам, тогда, действительно, трудно сказать, чему же Он учит. Это факт, что мы начинали, имея характер, который во многом был унаследован от прошлого... Мы должны шлифовать его, в наших сложных жизненных обстоятельствах, как трудно поддающийся обработке материал совместно с Богом, к чему мы и призываемся, – и делать это с верой. Бог судит нас, и мы должны сами судить себя, поступая надлежащим образом со своим характером... Давайте проявлять заботу о своем поведении, и наши характеры в длительной перспективе позаботятся о себе сами».

г) Императивы Нового Завет всегда хорошо мотивированы

Христиане часто знают, что от них требуется, но у них нет желания делать это. Попытки эмоционально расшевелить их не имеют длительного эффекта. Павел никогда не стремится «кричать громче», чтобы мы услышали его и стали послушными. Он хорошо знает, что этот третий императив выдвигает серьезные требования. Принуждения изнутри и со стороны не способствуют утверждению в послушании. Нужны побудительные мотивы, и мы их получили. Вводное слово «итак» в ст. 5 отсылает нас к ст. 1-4. Посвящение Христу практически зачеркивается «земными» делами И помышлениями, упомянутыми в ст. 5. И разве растущие знания о Христе и Его воле не показывают нам, как эти пороки отвратительны для Него и бесчестят Его? И разве для нас не является великим побуждением кдействию Его славное явление? (1Ин 3:2,3). Если этого недостаточно, Павел добавляет еще один мотив – подражание Христу, стремление приблизиться к Его чистоте и святой жизни. Заглядывая в будущее, мы видим, что впереди нас ожидает еще суд Божий, который неизбежно наступит и осудит такие вещи. Наряду с обетованиями в ст. 4, нам нужны, как и колоссянам, предостережения, данные в ст. 6.

д) Нравственное учение апостолов никогда не утратит своей актуальности

Сегодня нередко можно услышать, что все это уже устарело и не отвечает на запросы современного мира. Как часто мы говорим о все возрастающей скорости изменения этого мира!

Старый пастор спрашивает себя, может ли он рассуждать о современной ситуации с нынешней молодежью, поскольку ее проблемы бесконечно далеки от молодежных проблем времен его молодости. Так 4־fo же может сказать современной молодежи Павел, отделенный от нас девятнадцатью веками! Однако наставление его третьего императива показывает, что многое в человеческой природе и обществе вообще не изменилось за все это время.

Безнравственность и жадность были отличительными чертами человеческого общества во времена Павла. И, что совершенно очевидно, эти пороки и в современном обществе прочно укоренены. Они все еще властвуют над судьбами людей. Почему же тогда мы не должны прислушиваться к учению апостола? Разве то, что говорит ״Павел, для нас не актуально?

4. Отложите все, отбросьте прежний образ жизни (3:7,8)

Третий императив связан со «злом внутри», в человеческом сердце. Четвертый императив связан с плохим наследием прошлого, языческим образом жизни, из которого колоссяне были искуплены. Христиане должны отречься от старых привычек.

Силу этого последнего императива христианской духовности можно лучше оценить, если представить его в двух утверждениях.

1. Необходимо решительно бросить вызов прежнему образу жизни.

2. Необходимо решительно изменить прежний образ жизни.

1. Традиции и предания определяли образ жизни общества

в прошлом, а потому ценились как сокровища. Древние племенные или социальные обычаи, унаследованные от отцов (см.: 1Пет 1:18), в большей или меньшей мере оказывали воздействие на последующие поколения. Поскольку они не жили по заповедям Христовым, то, как говорит Павел, подлежат суду Божьему. Когда люди обращаются к Христу, они должны исповедать свое прошлое перед Ним, чтобы Он либо принял, либо отверг его. Ценность старых традиций, обычаев и установлений подвергается коренному пересмотру. Сколь бы ни почитались они в прошлом, с приходом Христа и началом ученичества пересмотр стал неизбежным.

Но это так непопулярно! Так, например, все – кроме того, что считается само-собой разумеющимся в современном общественном мнении, – все, относящееся к христианскому миссионерству, должно непременно критиковаться: оно, видите ли, нарушает социальные структуры и религиозные традиции народов, стоящих на низкой ступени развития. Задается вопрос: по какому праву, какой такой властью христиане могут менять эти древние обычаи и образ жизни? Ответ на это только один: властью Христа! Это, разумеется, не означает, что деятельность христианских миссионеров не вызывает никаких нареканий. Но власть Христа – это существенная часть Благой вести, которую Господь повелел нести каждому народу на земле.

Колоссяне, таким образом, должны бросить вызов своему прошлому во имя Христа. Именно в этом смысл крещения. Одним из серьезных последствий неисполнения этого призыва неизбежно станет то, что часть их языческого наследия будет неосознанно ассимилирована в жизни церкви. Это искажение евангельской истины и видит Павел в новообращенных. Именно поэтому он столь настоятельно призывает колоссян покончить со своей прошлой жизнью.

2. Ст. 8 очень характерен для апостольского христианства (ср.: 1Пет 2:1). Павел, в частности, неустанно стремится убедить молодые церкви в необходимости оставить старый, нехристианский образ жизни (напр.: Рим 13:12). Некогда они так жили, но теперь это недопустимо для тех, кто знает Христа.

Колоссальные нравственные перемены, которые произошли с новообращенными от начала проповеди Евангелия, можно увидеть, читая Еф 4:17-5:14. Образ жизни новообращенных христиан разительно отличался от того, который вели их языческие соседи. Это различие, возникшее в результате обращения, конечно, не было тогда столь значительным в культуре, которая лишь постепенно, на протяжении многих поколений, проникалась христианской истиной.

Но даже при этом люди никогда не сталкивались с более серьезной нравственной революцией, чем та, которая произошла с ними, когда они впервые познали Христа. Мы можем здесь увидеть подоплеку еще одной критики доктрин новых учителей с их обещанием грандиозных перемен для согласившихся на их дополнительное освящение (ср.: 2:11). Может ли что-нибудь сравниться, с нравственной точки зрения, с той огромной переменой, которая описывается как переход из тьмы, где господствуют силы зла, в мир света и добра?

Что же должны столь решительно отложить новообращенные христиане? В ст. 8 (как и в ст. 5) перечисляются пять видов греха. Несомненно, они выбраны самым тщательным образом. Среди них -,злоречие, которое делает невозможным установление гармоничных человеческих взаимоотношений. Такие пороки характерны для языческого общества (ср.: Рим 1:29,30), и именно они уничтожают под корень саму мечту о человеческом братстве сегодня. И колоссяне должны признать, что гнев, ярость и злоба, клевета и сквернословие – все это было в их жизни прежде. י

Данная тема завершает первую часть главы (ст. 1-8) и служит введением ко второй (ст. 9-17). Эти четыре императива христианской духовности фокусируют внимание на отношении христианина к Самому Христу Но такое отношение никогда не является чем-то абстрактным. Все теснее сближаясь с Христом, христианин становится ближе и к своим собратьям, которые любят и ищут Того же Господа. Союз с Христом должен вести к единству Церкви: и именно к этой важнейшей теме и обращается – теперь апостол. Как он знает, христиане не всегда имеют добрые отношения со своими собратьями (напр.: 2Кор 12:20). Но главная его забота: предостеречь от опасности, которую представляют собой для христианского единства новые учителя. Для апостола совершенно ясно, что их учение могло отрицательно повлиять не только на развитие личных отношений новообращенных с Христом, но и нарушить единство в их рядах. Далее Павел приступает к рассмотрению их взаимоотношений друг с другом.

Христианин и поместная церковь Кол 3:9-17

В этом разъяснении, что значит жить под водительством Христа (начало в 3:1), ясно различаются пять разделов, и границы между ними обозначены очень четко, возможно, за исключением одной: граница между первым и вторым разделом не вполне очевидна. Здесь второй раздел – об отношении христианина к своему собрату – берет начало в ст. 9, о чем можно судить далее, в зависимости от того, какое истолкование принять как верное.

Все, к чему призывает здесь Павел колоссян, основывается на его понимании природы Церкви. Тщательное изучение языка апостола показывает, что он видит Церковь как «новое творение», обновленное общество, в котором господствуют иные жизненные стандарты (ст. 9-11). Здесь не могут быть приняты мирские критерии, поскольку все и во всем Христос. Павел также использует такие древние библейские определения Израиля, как избранные Божии, святые и возлюбленные, чтобы нарисовать окончательную картину этого нового общества, ибо он видит Церковь как «новый Израиль», в котором взаимная любовь – это норма жизни народа Божьего на земле (ст. 12, 13).

Нет ничего удивительного в том, что в послании, в котором Христос описывается в превосходных степенях, и о Его Церкви тоже говорится в возвышенных тонах. И это не о каком-то отвлеченном понятии, некоем «благословенном сообществе всех верующих», но о конкретных поместных общинах, находящихся в Колоссах или Лйодикии; даже и о домашних церквах, наподобие собрания верующих в доме Нимфана (4:15,16; или по другим древним рукописям – Нимфы).

1. Новое творение

Новое творение – это общество, где упразднены барьеры, некогда разделявшие нас друг с другом в этом мире (ст. 11). Здесь не может быть глубокого разделения: национального, племенного, географического, социального или культурного – того, что отличает нас друг от друга. Это прекрасная мечта. Но на деле – весьма рискованное заявление! Как воплотить его в реальной жизни? И неудивительно для христианина – с его осознанием того, какой непоправимый урон нанесло грехопадение человечеству – видеть, что либеральный оптимизм относительно быстрого формирования процветающих обществ из представителей разных рас и народов не выдерживает испытания действительностью. Но всегда ли имели церкви четкую позицию относительно того, что сейчас можно определить как «расовые отношения», которая позволила бы им нести свою весть миру более успешно?

В такой ситуации Павел имел лишь одну надежду: на Христа и Его примиряющую силу (ср.: 1:20). Мечта о разрушении стены, разделяющей людей, может осуществиться, только когда в данном человеческом сообществе станет все и во всем Христос.

Что значит Христос – это все? Это значит, что Христос присутствует во всех делах. Вместе с тем, здесь явная ссылка на проблемы в Колоссах. Недостаточно было связать колоссян в неразрывное единство, чтобы Христос был во всем верующем народе. Необходимо также, чтобы Христос был все и во всем для каждого члена церкви, во всех его жизненных нуждах и в постажении истины – если заключен между ними подлинный духовный союз. Только если, как ярко это выражено в 1Кор 15:28, «будет Бог все во всем», связи в сообществе верующих укрепятся настолько, что смогут сохранить каждого в едином братском союзе.

Это не пустые слова. Павел хорошо знал, какие почти непреодолимые барьеры существуют между людьми. Как могут найти общий язык раб и его хозяин? Или грубый скиф из Северной Греции с изощренным в софистике гражданином Афин? Но Павел убежден в силе Христа, Который, объединяя людей, одновременно изменяет их характеры таким образом, что они обретают подлинную общность через свой разум и сердце. Вполне очевидно, что еврей не останется прежней личностью, если Христос стал для него «всем»; также и гордый грек не сможет более смеяться над воскресением из мертвых (Деян 17:18,32).

Итак, такое христианское единство является следствием духовной революции в жизни человека, когда его старая природа (ветхий человек), его предрассудки и злые дела полностью с него совлекаются, и он облекается в нового человека. Это образ возрождения, или, как описывает это Павел здесь и в других местах (2Кор 5:17), – нового творения. Павел не учит христиан просто довольствоваться начальными плодами мощной искупительной работы Бога (1:13), ибо Бог, Который начал эту работу в них, продолжает ее путем постоянного обновления (ср.: 2Кор 4:16) по мере их духовного возрастания (1:9); и, таким образом, они будут все более уподобляться Христу, Который есть образ Бога (1:15), их Создатель.

В этом поместном собрании объединенных личностей (я чуть было не сказал «наций») должен, конечно, звучать язык правды. Эти верующие люди теперь живут вместе, и они не могут говорить лжи друг другу, зная, что Бог сделал для каждого из них в отдельности и для всех вместе. Ложь теперь просто немыслима для них, как и другие грехи, указанные в ст. 8. То, что христианин должен умертвить и отложить, – это именно те грехи, которые не только разрушают личность, но и возможность социальной гармонии (ст. 5-8). Ст. 8 поэтому становится весьма интересным мостиком между первыми двумя разделами данной главы. Именно в искренних поисках Христа и общения с Ним (избегая, тем самым, всего, что ненавистно Ему) мы открываем путь реального братского единения друг с другом (этот оборот в данном разделе встречается несколько раз: в ст. 9, 13 и 16).

Трудность установления устойчивых отношений между людьми без доверительности, может не быть очевидной для тех, кто принадлежит к культуре, находящейся под глубоким влиянием христианства. В такой культуре, независимо от наших личных привычек, существует еще общее признание постулатов истины. Но, скажем, начинать деловые отношения с теми, кто никогда ничего не слышал об ограничениях, связанных с этими общими принципами, было бы довольно рискованно. Такая же ситуации, как мне довелось узнать, и в сфере образования: преподаватели-марксисты, для которых их дело священно, считают возможным переступать через все другие истины

Иллюстрацией к этой теме могут послужить воспоминания Андерса Нюгрена из его опыта 30-х гк XX в.

«В этой связи мне приходит на память мой друг Биргер Фарелл, пастор шведской общины в Берлине, который сделал свой дом убежищем и местом встречи для многих преследуемых немцев. Через него мне удалось встретиться с Многими противниками режима Гитлера и даже иногда принимать участие в их собраниях. Поскольку немцы не имели права на свободу елова, я сам возложил на себя обязанность говорить вместо них и по этой причине посетил ряд германских министерств – незабываемый опыт. В Министерстве иностранных дел я впервые столкнулся с новым, нацистским, пониманием истины: ״Истина – это то, что полезно для вашего собственного народа"". Чиновник, который принял меня, представил мне в общих чертах новую ситуацию, но все, что он говорил мне, мы, простые смертные, называем просто неправдой. Когда в ходе нашей беседы он понял, что я хорошо знаком с ситуацией, он в корне изменил свою тактику. Он воспринял мою точку зрения и старался все представить в самом благоприятном свете. И он нисколько не был смущен таким двоедушием, да и в самом деле, почему? С позиций новой концепции истины, он говорил правду и в том, и в другом случае. Если приходит иностранец, который явно не знает ничего, то тезис ״полезно для вашего собственного народа"" прозвучит для него туманно. Если же он хорошо разбирается в ситуации, то тот же тезис ״полезно для вашего народа"" поможет вам представить вещи в выгодном свете. Такая позиция неотвратимо вызовет у каждого новый интерес и любовь к старой честной концепции истины».

2. Новый Израиль

Бог на заре истории избрал народ Израиля, чтобы он был «собственным Его народом из всех народов, которые на земле», потому что возлюбил его Господь (Втор 7:6-8). Избрав их, выделив этот народ среди других, Бог призвал Израиль быть «народом святым» (Исх 19:5,6). Теперь Павел берет эти титулы, присвоенные Израилю: «избранный», «святой», «возлюбленный», и смело относит их к поместной христианской общине в Колоссах. Тот факт, что такой перенос титулов Израиля на церковь – дело обычное в Новом Завете (напр.: Рим 8:33; Флп 3:3; 1Пет 2:9; Иак 1:1; Отк 1:6), указывает на коренную перемену, происшедшую в сознании Павла. Его встреча с Христом перевернула его привычные представления о замысле Бога для этого мира. Какие же качества должны быть свойственны на£юду Божьему ныне? Именно те самые, которые они некогда, в далеком прошлом, осознали и увидели в Самом Боге через свое избрание Им: милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение. «Все пять определений нового поведения человека встречаются в других местах для обозначения деяний Бога или Христа». Деяния Божьи, которые раскрывают эти Божественные атрибуты par excellence, показывают нам, что именно необходимо для дарования благословений нового завета слабому и грешному народу и для поддержания их веры, несмотря на неоднократные отступления от нее и разного рода прегрешения.

«Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1Ин 4:11). Это непреложное требование Нового Завета, которое повторяет здесь Павел колоссянам. Он призывает их облечься в любовь, обрести черты, перечисленные выше, чтобы они могли поступать по отношению к другим так, как Бог поступал с ними. Это означает, что они теперь обязаны прощать друг друга (снисходя друг к другу) и что если кто на кого имеет жалобу, то должен поступить так же, как с ним самим поступал Господь: как Христос простил вас, так и вы (ст. 13).

Описывая поместную церковь как пример нового творения и новый Израиль, Павел дает нам два разъяснения для лучшего понимания того, что это означает для христианина.

Во-первых, создавая человека, Бог замыслил высшую цель: сотворить его по Своему образу; но грехопадение Адама привело к тому, что эта изначальная человеческая природа была испорчена грехом. В новом творении Бог преображает мужчин и женщин таким образом, чтобы они стали частью нового человеческого общества. В поместной церкви мы должны суметь различить, что означает быть истинным человеком. Поскольку для христиан только Иисус является подлинным Человеком, раскрывающим образ Бога, то и пересотворенные во Христе и непрестанно обновляемые по образу Божьему должны встать на путь, ведущий к истинной «человечности».

Очень важно осознать, какой из этого следует вывод: в природе истинной христианской духовности нет ничего, что отрицало бы человеческое начало. Если, как можно думать, новые учителя внедряли некую форму высшей духовности, которая на протяжении веков будоражила умы верующих (напр.: 2:23), то это встречает строгие коррективы в учении Павла. Святость должна проявляться не в таких духовных достижениях, которые подчас превосходят нормальные человеческие силы, но и в развитии подлинной человечности, в свободе, чтобы безбоязненно быть во Христе личностью, которой сотворил нас Бог.

Во-вторых, создавая Израиль, Бог призвал некий народ к Себе, сделав его Своим уделом, раскрывая через его послушание Свой характер и замыслы. Таким образом, быть частью нового Израиля означает для колоссян продемонстрировать свое родство с ним, передавая другим то, что они получили сами. Как Христос простил вас, так и вы (ст. 13) – это один из определяющих принципов жизни, согласно Новому Завету (напр.: Лк 6:36-38; Ин 13:14,34,· Еф 5:1,2).

Подводя итоги, на основании этих двух примеров, можно сказать, что Божий замысел состоит именно в том, чтобы поместная церковь отражала собой облик нового человека, а через него и характер Бога, по образу Которого он и был сотворен, и по благодати Которого был искуплен.

Какие бы формы эти поиски «полноты» ни принимали, неизбежно возникает, хотя подчас и неосознанно, чувство недоверия к руководству прместной общины. В этом, конечно, и причина того, почему апостол встревожен делами поместной церкви – со всеми ее недостатками и промахами в работе – истинной представительницы нового творения и нового Израиля, И если Павел прав, то не может быть никакой более привилегированной группы, к которой следовало бы присоединиться. Уйти из церкви не значит найти нечто лучшее, более духовно богатое, но это определенно – отсечь себя от братского общения с избранным народом Божьим.

И снова мы обязаны апостолу освобождением от неких иллюзий, на этот раз от тех слишком упорных требований к общине, которые, скорее, приличествуют аванпосту неба на земле; и мы можем, наконец, смириться и признать, что сокровище Духа Христова содержится в простом «глиняном сосуде» поместной общины Его народа в Колоссах, как и в других церквах (ср.: 2Кор 4:7-12). И снова мы узнаем от Павла, что именно во Христе, и только через Него одного, мы уже призваны к общению в церкви и к братству святых (1:12).

Ст. 9-13 несут законченную весть: два прекрасных описания церкви как нового общества (мы можем сказать «другого»), которое по самой своей природе требует от своих членов жить в единстве и Божьей любви друг с другом. Тот факт, что Павел неоднократно обращался к этому вопросу, показывает, как занимала его тема христианского единства. Разделение угрожало не только общинам в Ликийской долине; в других посланиях из заточения, например в Еф. и Флп., содержатся непрестанные просьбы о сохранении единства среди братьев. Тем не менее призыв сомкнуть ряды и твердо стоять в вере (напр.: 1:23) особо отличает послание к церкви в Колоссах. Павел пишет здесь в очередной раз о необходимости сохранения единства; при этом он не только открывает свои горячие чувства, но й тщательно формулирует свой призыв, стремясь эффективно повлиять на ситуацию в Колоссах после прихода новых учителей.

1) Более же всего облекитесь в любовь (ст. 14)

Любовь объемлет все другие добродетели, она действует как связующее звено, что «означает скрепление воедино дотоле разрозненных вещей или явлений»1. Именно в этой гармонии верующие колоссяне могут найти «совершенство». Здесь, безусловно, мы слышим эхо нового учения с его тенденцией к перфекционизму. Есть ли здесь намек на «совершенную любовь», которую обещают те, кто предлагает обрести ее в более глубоком духовном опыте? Независимо от того, какова была природа этого призыва новых учителей, Павел дает ответ, который приложим ко всем подобным Тенденциям к эллинизму. Истинная христианская любовь не ищет собственной выгоды, но в смирении отдает себя общению с единомышленниками, с разными во всем верующими, которых Христос назвал Своими в Колоссах, Только с ними можно найти полноту и путь к совершенству. Это, конечно, мощный аргумент против поспешного разделения!

2) Й да владычествует в сердцах ваших мир Божий (ст. 15)

Это пожелание иногда неверно понимается как субъективное руководство к принятию решения. Павел не говорит здесь о внутреннем умиротворении как даре Божьем тем, кто соблюдает Его волю: такое толкование не соответствует смыслу второй половины предложения, и особенно контексту. Христиане, столь разные по происхождению и по характеру, призываются составить «единое тело» (Ν ЕВ). Это уникальное единство, и они должны быть за него благодарны. Водительство Христа предопределяет мир в сердце. Трудно вообразить себе, что те, кто разделяет с другими дары Его великой примирительной работы на кресте (1:20), могут жить, тая в своем сердце ненависть или презрение к другим. Христианская община должна быть оплотом мира просто потому, что каждый христианин призван нести в своем сердце мир Христов. Это необходимо, и Павел призывал к этому все церкви всех времен, ибо Еводия и Синтихия не были последними христианами, которым следовало мыслить именно так (Флп 4:2).

3) Слово Христово да вселяется в вас обильно (ст. 16)

Как и повсюду в этом послании, Павел пользуется всякой возможностью, чтобы подчеркнуть центральное положение и достаточность Христа. В параллельном тексте в Еф 5:18 он пишет верующим: исполняйтесь Духом. В учении Павла нет даже вопроса о том, что Слово и Дух могут быть разделены в христианском опыте. Пришествие Слова Божьего в Евангелии есть пришествие Духа, а пришествие Духа означает живое присутствие Слова Божьего. Следовательно, наслаждаться полнотой Духа христианин может, только если он наполнен словом Христа.

Христианская община поэтому счастлива, если слово Христа присутствует в ней обильно. Однако известно, что новые учителя искали другие источники поступления «слова» от Бога (ср.: 2:4,18,20-22). Если так, то это должно было серьезно повлиять на их учение и их песнопения, в которых они восхваляли Бога: вместо слова Христова здесь могла присутствовать значительная примесь человеческих учений, т. е. религиозный традиционализм.

Апостол убежден в том, что слово Христа должно лежать в основе всех видов служения поместной церкви. Во-первых, это служение обучения. Тезис о том, что научение и вразумление, представленные в 1:28 как главная задача Павла, должны быть служением рядовых членов церкви, звучит достаточно актуально, поскольку относится к работе поместной церкви, к работе народа (laos) Божьего. Но как же может быть иначе? Ответственность эта настолько велика, что ее необходимо разделить между всеми. Но это невозможно исполнить со всякою премудростью (1:9 и дал.), если поместная община сама недостаточно укоренена в слове Христовом.

Во-вторых, это служение славословия. Павел любит давать много синонимов хотя слова, которые кажутся подчас синонимами (напр., «научать» и «вразумлять»), нередко подчеркивают определенный оттенок слова. В случае псалмов, славословий и духовных песен мы не сможем произвести четкую градацию этих понятий: эта проблема обсуждалась со времен Иеронима и все еще остается неразрешенной! Главное же здесь не это, а содержание гимнов молодой церкви. История христианского пробуждения показывает, что когда бы ни открывалось вновь слово Христово, его принимали с великой радостью, с такой радостью, которую можно выразить только в песнях хвалы и благодарения. Апостол стремится показать, что эти песнопения соответствуют слову Христа, или, как мы бы сказали сейчас, они библейские по своему духу. Хороший тест для этого можно найти в том, перекликаются ли они с духом благодати и славословия, идущим из глубины сердца: истинная христианская хвала не столько прямо отражает духовные устремления и опыты, сколько прославляет могущество деяний Божьих во Христе.

Лохе приводит интересный комментарий относительно правильности перевода:

«Этот перевод не может объяснить здесь присутствия определенного артикля, который указывает на то, что charts есть дар благодати, дар жизни верующим. Фраза ett te chariti (во благодати) напоминает читателю sola gratia (лишь по благодати, одной благодатью) – единственное, на чем зиждется, существует и развивается жизнь христианина. И это и есть причина прославления Бога»1.

4) Все делайте во имя Господа Иисуса Христа (ст. 17)

Это общее напутствие, годное для любой ситуации, здесь нужно понимать в его контексте. Разговор о проблеме единства в общине все еще продолжается. Как наилучшим образом Павел может определить путь достижения этой цели?

Отметим, прежде всего, центральное положение Христа: во всем этом отрывке, где слова «мир» и «слово» суть Христовы, они равным образом могут быть и Божьими. Абсолютно все, что дают христиане, словом или делом, - все во имя Господа ИисусаХриста. Его имя объединяет все и всех. Мы, христиане, можем быть едины только во Христе. Руководители церкви в Колоссах, вероятно, могли опираться в своем служении на такие доводы: «Всех, кого принял Христос, примем и мы; все, кто не полностью удовлетворен одним Христом, не будет удовлетворен и нами».

Далее отметим, что все совершаемое нами – это наши слова, которые должны отражать наше учение, и наши дела, т. е. наши планы, решения и действия. Здесь явная ссылка на предыдущие стихи.

И наконец, непреложность благодарения (благодаря через Него Бога и Отца) возвращает нас к 1:12. И снова «благодарность» служит главным профилактическим средством, которое рекомендует Павел против духовных болезней, последовавших с приходом новых учителей. Они предлагали свой «товар», который способствовал появлению разочарования, неудовлетворенности, ставил под сомнение духовные достижения, а тем самым и полноту спасения христианина. В ответ на это Павел призывал церковь оценить в полной мере то сокровище, которым обладают верующие в Иисусе Христе, их Господе.

Мудрость этого совета Павла легко проверяется. Те христиане, которые проявляют себя в благодарении, вскоре смогут оценить в большей полноте тд великое спасение, которое они имеют во Христе. А это, в свою очередь, приведет к более тесному братству со всеми теми, для кого Христос – упование и средоточие всех их надежд."

Христианский дом Кол 3:18-21

Третий важный аспект христианских взаимоотношений отражен в рекомендациях, касающихся семейной жизни. Если в Еф., в параллельном отрывке, приводится развернутая и удивительно яркая аналогия между христианским браком и отношениями между Церковью и ее Главой и Спасителем – Христом, то здесь в сжатом виде представлены четыре совета. Современный читатель, который с осторожностью воспринимает рассуждения Павла на тему женщин и брака, проявит мудрость, если перечитает Еф 5:21-6:4, тогда он сможет оценить по достоинству то высокое назначение, которое апостол видит в христианском доме.

Основные правила жизни христианской семьи не возникли на пустом месте: современная Павлу эллинистическая культура уже выработала подобного рода этические нормы. Живущие по соседству с христианской семьей, возможно, имели свои представления о том, что укладывается в рамки привычных представлений о семейных отношениях, а что нет. Апостольское учение эти нормы не отрицает, но подходит к ним с христианской точки зрения, призывая соблюдать их в свете установлений Христа. Тогда возникают совершенно новые мотивация и духовное состояние, что позволяет преобразовать просто «сделанное» в соделанное для Господа.

Некоторые критики находят, что эти семейные установки приемлемы скорее для буржуазии и среднего класса, и поэтому призывают не пытаться приспособить их к нашему, совершенно иному, миру. Такой подход понятен: то, что во времена Павла считалось нормой, едва ли приемлемо в наши дни. Однако высокое доверие христиан к апостолу не позволяет нам предпочесть ему современную мудрость при оценке общественных отношений, но, напротив, заставляет полагать, что учение Павла актуально и в наше время. В любом случае, лучше начать с ясного понимания его учения, а затем рассудить – отвечает ли оно на наши вопросы и нужды сегодня.

1. Жены, повинуйтесь мужьям своим (ст. 18)

Апостольский акцент на «повиновении» одновременно и впечатляет, и смущает нас; в Еф 5:21 Павел предваряет раздел о семье и хозяине/рабе словом напутствия, побуждая создавать гармоничные взаимоотношения: «Повинуйтесь друг другу в страхе Божием». Здесь речь идет не о чьем-то долге, но об ответственности каждого. Действительно, это не должно стать преградой для развития здоровых человеческих отношений, это часть Божественного повеления, исходящего от Благословенной Троицы, где Христос, равный Отцу (Ин 5:18), предвечно подчиняется Ему как Главе (1Кор 11:3; 1Кор 15:28).

Отсюда следует, что правило жизни для жен, приведенное здесь, не противоречит известному высказыванию в Гал 3:28, где прославляется равенство во Христе мужчин и женщин. Если Сын одновременно и равен Отцу, и подчиняется Отцу, тогда равенство и повиновение могут сосуществовать и в человеческих взаимоотношениях.

Интересно, почему же Павел вначале обращается к женам, если муж является признанным главой семьи? Так он поступает при обращении к парам: жены и мужья, дети и родители, рабы и господа; т. е. вначале рассматриваются обязательства подчиненной стороны. На это, по-видимому, существуют две причины. Во-первых, и это главное, Новый Завет учит «этике повиновения» (напр.: 1Пет 2:13-3:7; 5:1-5). Это, согласно библейскому свидетельству, единственный путь, который избавляет человеческое общество от растления (см. также: Ин 12:12 и дал.; Рим 13:1-7). Объявлять, что современный ум не может принять это, совершенно неверно, поскольку грешная человеческая природа никогда не воспринимала это с одобрением – на протяжении веков.

И это просто подчеркивает тот факт, что к женщинам и рабам обращаются прежде, чем к другим, именно потому, что им уже возвещена Благая весть о свободе! Необходимо, чтобы эта удивительная новая свобода была бы использована разумно, чтобы не внести смуту в общество и не нанести вред благовестию. Это совершенно справедливо, потому что во Христе жена христианка была избавлена от унижения, умаления своего достоинства – с чем она сталкивалась в языческих обществах, – а ныне она радуется равенству со своим мужем как «сонаследница благодатной жизни» (1Пет 3:7); она понимает, что должна обращать особое внимание на свое поведение, чтобы не стать причиной нежелательных реакций ее нехристианских соседей, не бросить тень на учение Христа.

Павел повелевает жене повиноваться мужу не просто ради следования определенным критериям и правилам того времени, что можно было бы рассматривать скорее как соглашательство с привычными, но неверными воззрениями, далекими от тех кардинальных перемен, которые определяются верой в Христа, способной бросить вызов нравственным и общественным позициям. Разумеется, апостол не приспосабливается к чуждым позициям. Нет! Его учение ясно свидетельствует о том, что путь жизни, к которому он призывает, действительно соответствует жизни в Господе.

Несмотря на это, нам подчас все еще стараются внушить, что не следует переносить это учение на современную почву, поскольку Павел здесь и в других случаях явно озабочен сохранением доброго имени христианина в ситуации своего времени. В нынешнем мире, допускающем разные модели поведения женщин, возникает вопрос, должен ли современный проповедник призывать христианок к чему-либо, что может рассматриваться как шаг назад?

Ни один внимательный христианский учитель не захочет обойти стороной эти вопросы. Задача применения апостольских принципов в современном мире требует одновременно и признания непреходящих новозаветных критериев, и осознания обширных расхождений во взглядах, существующих между временем Павла« и нашим собственным. Но в процессе «перевода» Павла на современный язык, ключевая проблема состоит в том, сохраняем ли мы истину оригинала или эффективно упраздняем ее. При нашей нетерпимости легче сделать второе.

Многое зависит от того, какое значение вкладывается в понятие «повиновение», и от контекста, в котором оно находится. И можно однозначно утверждать, что в этом термине у Павла нет значения приниженности и рабских уз, хотя именно так это Часто и истолковывается. В словаре Нового Завета этот термин описывает обычные обязательства, которые возлагаются на всех мужчин и женщин как гражданина некоторых мужчин как воинов, на слуг, юношей и жен (Рим 13:1; Лк 7:8; 1Пет 5:5; 2:18; 3:1). Это означает, что Бог провиденциально устраивает дела людей таким образом, чтобы каждый нес определенную меру ответственности, чтобы человеческое общество сохранилось и Поддерживало своих членов.

Тот, кто соблазняется «земной» мудростью, непременно, столкнется с трудной задачей – отделаться от неблагоприятных свидетельств человеческих дел, которые мы сами совершаем и которые наблюдаем, не говоря уже 0 том, чтобы отделаться от учения Петра и Павла! Обычно вакуум, созданный развенчанными авторитетами, быстро заполняется, и нередко новым авторитетом, гораздо более деспотическим, чем ожидалось.

Итак, апостол учит, что определенный порядок в семье не исключёние, но всеобщее правило. И внутри этой малой социальной ячейки, в которой, по замыслу Божьему, должна царить любовь, забота друг о друге и взаимная поддержка, необходимо признать дарованный Богом порядок. Разумеется, мы можем игнорировать этот порядок и отрицать этот авторитет. Но если эта структура – часть данной Богом природы вещей, сотворенных Им, то мы, поступая так, разрушаем установленный Им порядок, и тогда семья перестает существовать как «семья», в рамках своего предназначения. Мы часто начинаем видеть «новую семью» в светском понимании этого уникального Божественного установления. Христиане могут убедиться, сколь разительна эта подмена. Не трудно увидеть, что могут сделать церкви через создание больших семьей и через христианских приемных родителей, которые берут к себе новых бездомных, т. е. ущемленных в правах детей, чьи родители живут, не руководствуясь принципом верности и любви, без чего невозможно создать настоящую семью.

Все это не означает, что любая женщина найдет себя исключительно в самопожертвовании, отдавая себя другому. Но если мы верно оцениваем эти этические нормы как отражение образа Христа, то тогда отношение христианки к своему мужу отражает ее посвящение своему Господу: то, что Павел объясняет словами как прилично в Господе. При Таком понимании невозможно, чтобы замужняя женщина, посвятившая себя небесному Христу, не стала повиноваться земному мужу. Утверждать (как иногда я слышал), что раскрытие новой грани посвящения Господу побуждает жену (за исключением крайних обстоятельств) не повиноваться мужу, означает придерживаться ложной морали.

Увы, многие мужья вряд ли заслуживают любящей и верной жены. Но Павел обращается и к ним с таким же неординарным словом.

2. Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы (ст. 19)

В этих словах, несомненно, звучит христианская весть. Эллинистический мир хорошо был знаком с таким словом, как «любовь», но не соотносил его с правилами семейной жизни '. Но как характерна для Нового Завета эта заповедь любви, повеление любить (напр.: 2Ин 6)

Отметим также, что Павел призывает к исполнению взаимных обязательств мужа и жены. Действительно, ее обязанности вряд ли выполнимы без него, и наоборот. Эти два требования неотделимы друг от друга; Как легко любить верную, послушную жену! И какая жена не будет преданной верному, любящему супругу?

Печально сознавать, что мы легко обманываем себя в этих делах, при этом мужчины с большей готовностью, чем женщины. Сказать: «Я люблю тебя»(- всегда довольно просто (1Ин 3:18; 4:20). И Новый Завет дает возможность мужьям проверить на практике свою верность и посвящение своей супруге. Не будьте к ним суровы (т. е. «не озлобляйте», «не раздражайте») – это здравое напоминание о том, что озлобление легко проникает в человеческие дела, а потом может укорениться и в сердцах. Жена может не оправдать надежд и амбиций мужа, не отвечать его представлениям о качествах идеальной жены (которые часто неосознанно компенсируют его собственные недостатки). Усталость и несдержанность часто приводят к тому, что такое разочарование быстро находит : свое выражение в необдуманных резких выражениях.

С какой легкостью мы можем разрушить наши теплые отношения даже с самыми близкими и дорогими нам людьми. Входя в роль господина, мы игнорируем других: если они не служат нам, как мы того хотим, мы ищем отмщения. Совершенно другая позиция высказывается в Еф 5:25 и дал.: здесь речь идет о созидательной, преданной любви. Такая любовь является определяющим фактором в формировании человеческой личности.

Как и прежде, контекст очень важен для нашего истолкования данной темы. Правило общежития, которое предлагает нам Христос, требует, чтобы муж служил своей жене – это свидетельство того, что он служит Христу. И снова, с позиций повседневной жизни, мы познаем, что значит сделать Христа своим Господом.

Это является иллюстрацией того, что означает подчинение. Без такого послушания, добровольно оно или нет, матери и отцы не могут воспользоваться своими правами родителей. Чем меньше послушания со стороны их детей, тем меньше счастья и удовлетворения они получают. Другими словами, апостольское увещевание не носит произвольного характера; без такого послушания невозможно существование полноценных взаимоотношений в семье. Непослушные дети – весьма неприятный и тревожный сигнал, указывающий на состояние упадка в христианской культуре. Это означает, что люди постепенно теряют из виду библейское здравомыслие; особенно обидно, когда происходящее объясняется благими намерениями и прогрессом.

Фраза «во всем» может вызвать затруднения при истолковании. Но Павел не дает основополагающие правила для церквей без их разъяснения (напр.: Рим 13:1) – иначе это могло бы привести к их произвольному толкованию на практике (напр.: Деян 4:19,20). Иногда он предлагает одно из своих собственных правил – для всех церквей '. Но нужна мудрость, чтобы оценить силу слова Павла и не стремиться поспешно отрицать его высказывания, найдя какие-то частные исключения из общих правил. В любом случае, совершать то, к чему явно не благоволит Господь, но требуют родители, врядли будет благоугодно Господу, таким образом, побудительный мотив тонко уравновешивает это повеление.

И снова Павел говорит: ибо это благоугодно Господу – «жизненно важный социальный мотив» того времени. Вместе с тем, не следует из этого делать вывод, что Павел радостно «вписывается» в привычную культурную ситуацию, удовлетворяясь традиционной ссылкой на Господа. Трудно найти какое-либо другое правило семейной жизни, более основательно укорененное в Священном Писании, чем требование послушания детей своим родителям. В библейских историях избалованные дети редко научаются служить Богу (напр.: 3Цар 1:6; относится ли это и к Авессалому?)״ И, конечно, это ведет нас к главному моменту: как болезнен будет удел христианского ученика, прихотям которого, возможно, задолго до его обращения в веру, неразумно потворствовали дома! (напр.: Евр 12:3-11; особенно ст. 11). Именно дом, а не церковь – то место, где необходимо усвоить урок послушания, который позволяет предусмотреть почти все возможности в жизни и христианском служении, для будущей пользы и чести (Евр 12:9).

4. Отцы, не раздражайте детей ваших (ст. 21)

Те комментаторы, которые спрашивают, почему здесь не говорится о матерях, задаются также вопросом, нуждаются ли и матери в таком увещевании. Вероятно, именно проблема отцов вызывает проблемы детей. Здесь зло – в разрушительной природе таких провокаций, как постоянная критика и жесткие наказания. Конструктивный подход состоит в том, чтобы ободрить и поддержать человека; это побудит его совершить то, чего в других обстоятельствах он никогда бы не достиг (см. также: 2Кор 9;2). Раздражительный родитель воспитывает «удрученных» детей: они боязливые и робкие, слишком застенчивые и неуверенные в себе. Такому отцу нечего жаловаться на неспособность детей проявлять силу и уверенность в себе – черты характера, которыми обладает он сам, – поскольку он свою силу использовал на подавление этих качеств у собственных детей.

Теперь можно по-новому посмотреть на весь этот раздел, попытавшись оценить непреходящее значение предложенных в нем советов. В нем блестяще раскрываются секреты счастливой семейной жизни и ярко показано, как те, кто мог бы остаться слабым, становятся сильными. Думаю, не будет преувеличением сказать, что здесь закладывается фундамент здорового общества. Вместе с тем, ничто из сказанного не может осуществиться без исполнения правил жизни во Христе. Сильный не использует свою силу для помощи другим, если не руководствуется любовью Господа. И никто добровольно не подчинится другому – поскольку все мы своевольны и упрямы, – если в нас не действует любовь Божья. Можем ли мы предложить что-то лучшее, чем Павел, который показывает здесь, что все члены семьи связаны между собой взаимными обязательствами? Можем ли мы легкомысленно относиться к нашей ответственности и надеяться сохранить при этом христианскую семью?

Христианин за работой Кол 3:22-4:1

Благая весть о Христе, Который пришел освободить нас (ср.: Лк 4:18), постоянно воодушевляла Павла, когда он писал это послание. Сначала он говорил о том, что избавление «от власти тьмы» неразрывно связано с «прошением грехов» (1:13,14). И, как мы знаем, это нужно было подчеркнуть, поскольку новые учителя живо ухватились за эту будоражащую концепцию духовной свободы и представили ее в искаженном виде, утрировав некоторые ее аспекты (и тем самым, сделав ее еще более завлекательной и потенциально опасной); поэтому апостол встал на страже Евангелия, чтобы оберечь его от неверного понимания, а христиан в Колоссах – от необдуманных поступков в поисках более полной «свободы».

Проповедовать освобождение от прежнего неравенства, что не раз делал Павел (см., напр. Гал 3:28: «Не туже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе»; ср.: Кол 3:11), – нельзя, не задаваясь вопросом, как на практике это может отразиться на обществе, где эти неравенства продолжают сохраняться. Если представляется необходимым обратиться к женам и мужьям (христианам), чтобы их новообретенная свобода не стала преградой между ними и их соседями (дискредитировав при этом само понятие духовной свободы), то еще более необходимо сказать нечто рабам и господам! Это может несколько смутить обе стороны, а может даже и угрожать чему-то; может выглядеть непонятным не только для членов небольших христианских общин, но и для тех, кто серьезно озабочен тем, как бы это не подорвало основы социального строя.

Тема освобождения от угнетения и сегодня глубоко волнует нас, а, возможно, даже и в более широком плане, чем когда либо в истории. По вполне понятным причинам, в некоторых частях мира возникает потребность в «теологии освобождения». На этом фоне даже христианские читатели Павла выражают целый разброс мнений – от неопределенности через смущение до разочарования по поводу того, что апостол, по-видимому, вполне согласен с существующим положением вещей и явно не желает призывать к социальным переменам. Характерна поспешность, с которой защитники Павла указывают на явную невозможность, если не абсурдность, попыток изменить экономическую основу огромной империи или на конечное торжество Евангелия в отмене рабства; эта поспешность только подчеркивает, насколько глубоко они осознают весомость этих нападок.

Разумеется, Павел имел, что сказать на эту весьма щекотливую тему помимо кратко сформулированных тезисов в своем письме. Примечательно, что в Послании к Филимону, которое сохранило для нас ранние свидетельства влияния Благой вести на отношения рабов и господ, он ясно показывает, что новые веяния способствовали переменам в римском обществе, которое с тех пор утратило многие из своих прежних форм. Мы вернемся к этому позже, но, читая данный раздел, отдадим должное апостолу и прислушаемся к тому, что же он хочет сказать нам.

На первый взгляд кажется, что Павел, вместо того чтобы ослабить узы рабства, затягивав их еще крепче. Рабам-христианам предписывалось во всем повиноваться своим господам.

Можно ли здесь провести параллель с положением детей в семье, с его неизбежными ограничениями (обратите внимание на эту параллель в ст. 20 и 22а), причем рабы, в отличие от детей, которые жили надеждой когда-нибудь стать взрослыми, были практически лишены перспективы стать свободными?

Более пристальный взгляд, однако, показывает, что здесь совсем другая история; здесь перед нами очень глубокий подход к данной проблеме, и Павел делится своим пониманием ее с верующими рабами. Он хочет показать им, что, по сути, они вообще теперь не служат людям. Это разъясняется в ст. 23; работая на хозяина, они служат Господу. Этот тезис подкрепляется другим отрицанием в ст. 22: не в глазах (только) служа им как человекоугодники\ вместе эти утверждения формируют положительный тезис: все, что раб теперь делает, это часть его новой работы для Господа. Освобожденный от своего рабского услужения, он стал постоянным слугой Христа.

С таким ключом в руках мы теперь можем вникать в смысл каждого стиха.

тые мотивы можно оставить в стороне и исполнять каждое распоряжение не для удовольствия или умиротворения человека, хотя и его желания учитываются, но только ради того, что таким образом можно исполнить повеление Христа. Назвать Христа Господом означает, что нужно бояться не угодить Ему, как некогда своему господину: страх Божий рано или поздно освобождает нас от других – меньших и недостойных – страхов. В то время как его языческий собрат «во всем повинуется» своему хозяину из чувства страха, раб-христианин усердно повинуется тому же самому хозяину, но без всякого страха и по совершенно другим мотивам.

2. Раб освобожден для беззаветного служения

Перемена, описанная в ст. 22, носит кардинальный характер. Но может ли такое новое повиновение сочетаться с беззаветным служением? Это серьезный вопрос, и он заслуживает особого внимания. Если кто-то, будучи рабом другого человека, доброго и справедливого хозяина, исполняет свои обязанности добросовестно во имя Иисуса Христа (как призывает ст. 17) – все равно, вряд ли он делает это «от души» (см.: Еф 6:6). Ибо в глубине души каждый из нас знает, что человек не может быть собственностью другого человека; никто, по сути, не может смириться с такой несправедливостью. Нет, мы можем посвятить свое сердце только Господу (Мк 12:30), и ни один христианин не может «поклоняться» никакой другой силе, но только Богу.

Здесь говорится о том, что раб-христианин, независимо от требований закона или традиций, не может быть собственностью другого человека. Как ни парадоксально это может показаться с первого взгляда, но эта гарантия ценности и достоинства личности создает основу для беззаветного служения раба своему господину (независимо от того, достоин этого хозяин или нет). И именно поэтому нужно признать, что во Христе достоинство раба позволяет ему в любой его работе на своего хозяина, хотя бы и самой грубой, делать ее частью служения Господу. И дело не только в том, что он может выполнять свою работу, трудясь так, как трудился бы Христос (см. ст. 17), он может совершать ее, зная, что она предназначена для Христа и что Господь хочет получить такую работу (см. ст. 23).

3. Раб освобожден от работы без надлежащего воздаяния

В ст. 24 Павел продолжает размышлять над начатой темой, но его утверждение здесь можно рассматривать и как самостоятельный тезис, не упуская при этом его связь со ст. 25. Еще раз рабу-христианину напоминается о том, что его истинное призвание – служить Господу Иисусу Христу. В итоге, он должен понять, что хотя служение раба может быть его земным уделом (хозяин не платит ему вознаграждения за его работу), но он получит за все полную компенсацию от Своего небесного Господа. Ст. 25 в применении к рабу является строгим напоминанием о том, что прежняя привычка к недобросовестной работе будет соответственно оценена его новым Господином, Который абсолютно справедлив и беспристрастен: Он, в отличие от господ на земле, не окажет незаслуженного расположения угнетенному рабу только потому, что он никогда не был облагодетельствован ранее – здоровый взгляд на отсутствие фаворитизма в Царстве Христовом.

Но касается ли сказанное в ст. 25 также и земных господ? С формальной точки зрения, Павел к ним обращается лишь в 4:1, но нам трудно избавиться от ощущения, что он предусматривал применение этого важного тезиса (в ст. 25) и к ним. Возможно, провозглашением этого принципа Павел указывает на ответственность, которую несут хозяева таких рабов. Ибо кто более заслуживает обличения – раб, который отлынивает от работы в определенных обстоятельствах, или хозяин, который не вознаграждает должным образом своего работника?

Безусловно, это совсем новая идея – что хозяин должен иметь обязательства по отношению к своим рабам: такое учение (там, где оно становилось известным) вызывало негодование среди рабовладельцев. Такие заявления рассматривались как опрометчивые и дерзкие. Но в то же время были и такие рабовладельцы, которые к ним прислушивались (напр., такие, как Филимон, в самых первых общинах); те же из них, кто стал христианином, хорошо осознали, что эти новые отношения с их небесным Господом должны неизбежно определять все их действия и поступки, в том числе и их обращение со своими рабами.

Это новое правило было, кроме всего прочего, должное и справедливое (4:1). То, что Христос показал им в Своих деяниях, они, в свою очередь, должны продемонстрировать своим слугам. Необычную природу этого правила по достоинству можно оценить, только осознавая бедственное положение раба, лишенного справедливого обращения и равенства в любой форме. Здесь же говорится, что ему должно быть отдано все, чего он требовать не может, о чем никто и помыслить не может по отношению к нему. В социальной обстановке того времени это кратко сформулированное Повеление: оказывайте рабам должное и справедливое было даже труднее выполнить, чем какуюлибо просьбу раба, поскольку это подвергало рабовладельцев в определенной мере социальному остракизму, помимо разного рода финансовых проблем. Но об этом мы еще поговорим ниже, когда будем размышлять над Посланием к Филимону,

Оглядываясь назад, на весь этот раздел, мы теперь должны посмотреть, позволительно ли критиковать учение Павла с позиций легализма, поскольку он не смог заявить решительный протест против рабства, или нам придется сказать, что он нашел гораздо лучший путь. Что же мы можем почерпнуть из этого учения о приоритетах Павла?

Во-первых, первостепенный интерес для апостола представляют не человеческие взаимоотношения, но отношения каждого человека с Богом. Павел не пытается разрешить проблемы отношений между рабом и его господином на земном уровне. Он ясно показывает, что, только научившись служить Господу Христу, каждый сможет наладить свои отношения с людьми. Почему он хочет, чтобы об этом знал каждый? Разве не потому, что и раб, и его господин имеют Господа на небесах (см. слово зная в 3:24 и 4:1)? Это совсем не тот путь установления социальных и экономических отношений, который мы имеем на земле; но Церковь не может возвещать Царство Божье, не говоря о Царе (отметим, что Господь в этих четырех стихах упоминается четыре раза). Более того, Павел дерзновенно говорит о небесном воздаянии: о награде и о наказании – пример, которому мы сегодня боимся следовать (опасаясь насмешек марксистов) – не хотим потерять доверие людей.

Никакой пользы нет в принижении такого подхода как слишком благочестивого и индивидуалистического, напротив, нам нужно увидеть результаты, о которых говорит Павел. Обратите внимание, как раб-христианин теперь может воспрянуть духом, сосредоточиваясь не на своих собственных нуждах, но на нуждах своего хозяина – разве не станет он теперь относиться по-иному к своему труду? То же и со стороны хозяина: когда он смотрит на Христа, то сосредоточен уже не только на своих нуждах, но и на нуждах своего раба – и разве оба они не имеют права на награду, которая ожидает их на небесах? Но какая человеческая власть или общественный опыт могут осуществить это?

Во-вторых, апостол предельно озабочен настоящим положением вещей. Это послание адресовано рядовым членам церкви, а не общественным властям. Оно призвано помочь верующим разрешить их насущные проблемы и оградить их от возможных бед и опасностей. Если бы Павел призвал рабов к восстанию, это могло бы привести их к еще большей нищете; неверно полагать, что протест апостола против социального зла мог изменить ситуацию таким образом, что это принесло бы пользу всем. Слава Евангелия в том, что оно дарует нам надежду и радость в самых худших ситуациях. Всегда и везде можно жить как победители. Послание Павла дает надежду и помогает совершать свое дело здесь и сейчас. Павел хотел привести людей к свободе во Христе ныне, и весьма сомнительно, что он просто лелеял мечты о грядущем времени, когда будет отменено рабство. Когда же это произошло, то победа была достигнута именно тем оружием, которое он выковал. Каким прозррливцем он был!

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Баркли на послание к Колоссянам, 3 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.