Библия » Комментарии Давида Стерна к Новому Завету

Добрая весть по Йоханана 14 глава

Евангелие от Иоанна благовествование

← 13 Ин 14 CENT 15

1 Не позволяйте беспокойству овладеть вами. Верьте в Бога и верьте в меня. 2 В доме моего Отца есть много обителей. Если бы не было, я бы сказал вам, потому что иду туда, чтобы приготовить вам место. 3 А поскольку я иду приготовить вам место, я вернусь, чтобы забрать вас с собой, чтобы вы тоже могли быть там, где буду я. 4 Кроме того, вы знаете куда я ухожу, и знаете путь туда". 5 Тома сказал ему: "Господь, мы не знаем, куда ты идёшь, и как можем знать путь туда?"

Тома, верящий только тому, что можно увидеть (11:16, 20:24-29), отзывается на вызов, брошенный в предыдущем стихе: «Вы знаете путь».

6 Йешуа сказал: "Я – Путь, и Истина, и Жизнь; никто не приходит к Отцу, не через меня.

Это заявление наносит удар по самой основе идеи иудаизма о том, что мессианское посредничество Йешуа ему не нужно. Некоторые пытаются игнорировать этот вызов, отрицая его авторитетность: либо Евангелие Йоханана исторически недостоверно, либо же слова не принадлежат Йешуа, а вложены в его уста теологами ранней Церкви. Такой подход, конечно же, отрицает богодухновенность Нового Завета.

Более интересной представляется теология двух заветов, созданная Раби Моше Бен-Маймоном (Рамбам, Маймонид, 1135-1204), а в двадцатом веке разработанная еврейским философом Францем Розенцвейгом (1886-1929) и затем такими либеральными христианскими теологами, как Рейнхольд Нибур и Джеймс Парке. Согласно данной теории, еврейский народ приблизился к Богу посредством завета с Авраамом и Торы Моше, и потому им не нужно «приходить» к Отцу через Йешуа или кого-то другого, так как они уже с Ним. Соответственно, слова Йешуа обращены не к евреям, а к язычникам, и их следует понимать так: «Я есть путь, истина и жизнь; и никакой язычник не приходит к Отцу, как только через меня». Теория двух заветов в этом смысле может рассматриваться как современный вариант доктрины Талмуда, утверждающей, что евреи связаны Торой Моше, а язычники имеют долю в грядущем мире, если они исполняют семь «Заповедей Ноаха (Ноя)», данных после потопа Ною и предназначенных для всего человечества: запрет идолопоклонства, убийства, кровосмешения, воровства, богохульства и употребления в пищу плоти живого животного; и позитивная заповедь – стремление к правосудию, т.е. установление правительств (Сангедрин 56а, цитируется и обсуждается в ком. к Деят. 15:20).

Учение о двух заветах позволяет еврейской общине жить в видимом согласии (с её собственной точки зрения) с соседями-христианами, поскольку оно уменьшает давление на иудаизм и принижает значимость Иисуса, Нового Завета и христианства; так как традиционный еврей может сказать: «У нас, евреев, свой путь – иудаизм: у вас же, язычников, свой путь – христианство. Каждый из нас должен всеми силами служить Богу тем способом, который нам дан. Ведь Бог проявил милость, дав Иисуса вам, язычникам, а Тору нам, евреям». Таким образом, можно сохранить почтительное отношение к Иисусу, так как его заявления можно не воспринимать как несущие угрозу структуре традиционного иудаизма.

К великому сожалению, эта теория вовсе не соответствует фактам Нового Завета. «Терпимость к христианству», к которой она якобы ведёт – это не терпимость к тому, что Новый Завет предлагает в качестве истины. Ведь Йешуа, будучи евреем, открылся евреям, которые остались евреями после того, как поверили в него. Йешуа очень редко проповедовал Евангелие язычникам; по сути, его еврейские ученики только с помощью сверхъестественного вмешательства смогли осознать, "что язычники могут присоединиться к Божьему народу через веру в Йешуа, не обращаясь при этом в иудаизм (см. Деят. 10-11,15).

В книге Деяний в своих первых проповедях Кефа показал евреям, что Йешуа – их еврейский Мессия (Деят. 2:14-40, 3:12-26; особенно Деят. 2:36 и ком., 3:25-26), что делал также Шауль (Деят. 9:20-22, 13:16-43). В Послании к Римлянам Шауль утверждает, что спасение через Йешуа – это Божья Добрая Весть, предназначенная «особенно еврею»; и тем не менее, поскольку он подчёркивает, что язычники тоже могут быть частью Божьего народа, он тут же добавляет: «но в равной мере и язычнику» (Рим. 1:16). В общем, замена слов Йешуа «никто не приходит к Отцу, как только через меня» на слова «никакой язычник не приходит...» является неприемлемым искажением прямого смысла этого от рывка и всего Нового Завета.

На самом же деле, теория Розенцвейга отражает его личный опыт. Будучи немецким евреем, воспитанным в ассимилированной семье, он серьёзно относился к заявлениям христианства, в частности, он указывал на это в переписке с евреем-христианином по имени Юген Розенсток. Он уже находился на пороге «обращения в христианство» – я пишу эту фразу в кавычках, чтобы сделать ударение на том, что обращение в Европе, в её государственных церквях, никогда не было бы положительно воспринято евреями – когда решил дать ещё один шанс традиционному иудаизму. Придя в синагогу в Йом-Кипур, он почувствовал всю глубину литургии Махзор (молитвенник для Великих праздников) и решил разделить судьбу своего собственного народа, своего наследия. Благородный поступок, но всё же жаль, что в его обществе отсутствовал мессианский иудаизм, который он посчитал бы таким же еврейским, как и то, к чему он присоединился. К тому же, в мессианском иудаизме есть та действенная духовная сила, которую Бог даёт только через Йешуа, который есть Путь, Истина и Жизнь!

Если слова этого стиха на самом деле принадлежат Йешуа и если теория двух заветов не соответствует фактам, тогда мы сталкиваемся со смелым утверждением; его размах, граничащий с бахвальством, и явная хуцпа представляют собой серьёзную проблему. Насколько же ограниченной и нетерпимой должна быть религия, чтобы принять заявление Йешуа о том, что он единственный путь к Богу! В этом случае необходимо сделать выбор: либо признать Йешуа Мессией, Божьим Сыном, либо отвергнуть его как сумасшедшего или обманщика, а саму религию, связанную с ним, признать в лучшем случае заблуждением (см. ком. к 5:17-18). Ведь если кто-то считает Йешуа «великим учителем», возникает неизбежный вопрос: тогда почему же ты не веришь ему и не поступаешь в соответствии с его великим учением: «Я – Путь, и Истина, и Жизнь; никто не приходит к Отцу не через меня»?

Мессианский иудаизм и христианство, принимающие это учение, действительно в некотором смысле претендуют на исключительность, так как они отрицают, что могут быть какие-то другие люди, другие религиозные лидеры, пришедшие от Бога и взявшие на себя наказание за грехи человечества. В этом смысле Йешуа – единственный путь; и ошибочно считать, что «на вершине горы все тропы встретятся», потому что туда ведёт лишь тропа Йешуа. Тем не менее, подобная исключительность смягчается тремя факторами:

1) Эта тропа открыта для всякого человека (Рим. 10:9-13).

2) Тропа Йешуа не ставит перед человеком никаких предварительных условий, кроме оставления грехов и обращения к одному истинному Богу. В частности, она не требует от язычников перестать быть язычниками, а от евреев перестать быть евреями.

3) Это единственная истинная Божья тропа; она существует в действительности. Вместо того, чтобы жаловаться на притязания христианства, нужно быть глубоко благодарным Богу за то, что Он дал нам путь, выводящий из грешного состояния, в котором находится любой человек. Подобные обвинения были бы оправданны, если бы Бог вообще не дал никакой тропы вместо той, которая доступна всем, или если бы Он предназначил её только для некоторых, но не для всех. Желать другого пути, отличного от того, который был приготовлен Богом, – значит брать на себя роль Бога, придумывать собственное искупление греха и, в конечном счёте, не принимать всерьёз злостность греха (о новозаветном искуплении греха см. Рим. 5:12-21 и ком.). Именно в этом истинная гордыня и хуцпа.

Мессианский иудаизм и христианство, при правильном учении и практике, нетерпимо относятся к греху и к вышеупомянутым видам самопревозношения и хуцпы, но не к другим религиям. Мессианские евреи и христиане-неевреи признают не только свободу вероисповедания, гарантированную конституциями народов, но также де-факто право и способность каждого человека искать истину наилучшим, по его мнению, способом. Другие религии имеют право, в рамках закона, сообщать свои взгляды, искать, приобретать и удерживать приверженцев. Именно в этом заключается терпимость. Но терпимость не подразумевает и не должна подразумевать признание истинности остальных религий.

Положительное содержание этого стиха доступно всем. Йешуа – Путь, которым всякий человек приходит к Отцу. Труд, им совершённый, а также сама его личность показывают и дают нам всё, что нам нужно для правильных личных взаимоотношений с Богом. Более того, он является не только путём, тропой, но и самой целью – Истиной и вечной Жизнью. И единственным условием этого является лишь наша непоколебимая вера в него, проявляющаяся в том, что мы исполняем его заповеди.

Больше информации на эту тему можно найти в брошюре мессианского еврея Луи Гольдберга «Существуют ли два способа искупления?».

7 Если вы узнали меня, то узнаете и моего Отца. Отныне вы знаете Его, по сути, вы видели Его". 8 Филипп сказал ему: "Господь, покажи нам Отца, и этого будет достаточно". 9 Йешуа ответил ему: "Я был с вами так долго, и неужели вы не узнали меня, Филипп? Тот, кто видел меня, видел и Отца, и как ты можешь говорить: 'Покажи нам Отца'?

Кто видел меня, видел и Отца. Это заявление явно противоречит 1:18 («Никто никогда не видел Бога») и 5:17-30, где говорится о различиях между Отцом и Сыном. Противоречие разрешается в Кол. 2:9: «В нём», в Йешуа, «обитает полнота Бога телесно». Согласие с мыслью о том, что Творец вселенной и одно из Его творений, человек по имени Йешуа, тождественны, требует от нашего сознания выйти за пределы своих возможностей. Язык Нового Завета в тех местах, где он пытается осветить эту тему, показывает, что Бог чрезвычайно чутко относится к трудностям, возникающим у нас при осознании этой идеи. Новый Завет никогда не говорит прямо, что «Йешуа – Бог». Но он также не говорит: «Йешуа – только человек, а не Бог», разве что устами его противников. Новый Завет там и здесь вкрапляет слова, помогающие осознать это, строка на строку, правило на правило, тут немного и там немного (Исайя 28:10,13).

10 Разве ты не веришь, что я един с Отцом, и Отец един со мной? Что я говорю вам, то говорю не от себя лично: Отец, живущий во мне, совершает Свои дела. 11 Доверьтесь мне в том, что я един с Отцом, и Отец един со мной. Но если не можете, тогда доверьтесь из-за самих дел.

Я един с Отцом, и Отец един со мной. Дополнение к тому, о чем учит стих 9; см. 17:21-23 и ком.

12 Да, именно! Говорю вам, что верящий в меня тоже будет делать то, что делаю я! Именно так, он совершит и более великие дела, потому что я ухожу к Отцу.

Последующие стихи объясняют то, как должно исполниться это поразительное обетование.

13 На самом деле, всё, что вы попросите в моё имя, я исполню, чтобы Отец прославился в Сыне. 14 Если вы попросите меня о чём-либо в моё имя, я исполню.

Слова «меня» нет в первых трёх изданиях Еврейского Нового Завета, но текстуальные свидетельства убедительно выступают за его включение, хотя некоторые из поздних рукописей отсекают его. Включение этого слова создает «еврейскую проблему», так как оно заставляет предположить, что Новый Завет учит людей «молиться Иисусу, а не Богу», что противоречит правильной доктрине иудаизма о том, что молитва должна быть адресована только Богу.

Тем не менее, здесь нет противоречия. В других случаях Йешуа наставляет своих последователей молиться Отцу (16:23, Мат. 6:9). Но здесь Йешуа только что учил тому, что он и Отец – одно, что Отец живёт в нём и творит Свои дела через него (ст. 10-11; также 10:30, 17:21-23); мы также знаем, что Йешуа делает только то, что ему велит делать Отец (5:17-30). Таким образом, молитва, адресованная Йешуа, равносильна молитве, обращённой к Богу. Йешуа, божественный Сын, является божественным посланником Отца, он не уступает в статусе своему Отцу, Богу, и потому совершенно оправданно обращать к нему свои молитвы.

Мы должны обращать наши просьбы во имя Йешуа, то есть как его последователи, его властью. Это необходимо, так как только Йешуа безгрешен (Рим. 3:23); и, за исключением молитв покаяния, Бог не обязывает Себя слушать молитвы грешников (Исайя 59:1-2, процитировано в ком. к Рим. 3:23).

Наконец, мы знаем из 1-го послания Йоханана 5:14, что, если мы хотим получить ответ на наши молитвы, то, о чём мы просим, должно соответствовать Божьей воле.

Таким образом, смысл стиха, в целом, заключается в том, что Йешуа говорит своим ученикам: вы мои последователи, Отец дал мне власть принимать ваши просьбы, которые тут же передаются Ему. Он также дал мне власть отвечать на ваши просьбы без формального представления их Ему. Просить меня – это то же самое, что и просить Его. Если ваши просьбы благочестивы, совпадают с Божьим замыслом, мне не нужно просить у Отца разрешения, чтобы исполнить их, и я исполню их.

Для того, чтобы оправдать этим стихом христианские молитвы Иисусу, нужно осознать, что когда Иисус, вечный Сын Бога и «часть» Адоная, слышит молитву, то Отец, который также является «частью» Адоная, тоже слышит её. В такой трактовке этот стих соответствует еврейской идее о том, что молитва должна быть направлена только к Адонаю.

Однако весь вопрос является достаточно спорным, потому что ниже, в 16:23, Йешуа говорит, что придёт такой день, когда талмидим не будут больше просить его, но только Отца, о чём он учил в Господней Молитве. Кто-то может посчитать, что этот день наступил, когда Йешуа воскрес или же когда он послал Святого Духа. Если это так, тогда молитва, обращённая к Йешуа, уже является запоздавшей, а «еврейская проблема» этого стиха теряет свой накал. Возможно, кто-то истолкует поведение тех, кто до сих пор молится Йешуа, как отражение их веры в то, что этот день ещё не наступил.

15 Если вы любите меня, то будете соблюдать мои повеления,

Если вы любите меня, то будете соблюдать мои повеления, мои мицвот. Было бы неправильным считать, что мессианский иудаизм или христианство – «лёгкие» религии, требующие лишь любви и никаких поступков, подтверждающих эту любовь. «Толковая Библия Дейка» перечисляет 1050 новозаветных заповедей, которые, судя по этому стиху, должны исполняться теми, кто любит Йешуа. Различие, проведённое между иудаизмом Ветхого Завета как религией закона и верой Нового Завета как религией любви, лишено оснований. Как в Танахе, так и в Брит Хадаша (Новый Договор) библейская религия основана на любви и на законе, на милости и на правосудии; так было всегда и всегда будет.

16 и я попрошу Отца, и он даст вам иного утешающего Советника, подобного мне, Духа Истины, чтобы он оставался с вами навеки.

Иного утешающего Советника. Греческое параклетос означает «советник», «утешитель», «убеждающий», буквально «призванный быть рядом». В греческом существуют два слова, обозначающие «другой», «иной», алое («другой такого же типа») и этерос («другой, отличного типа»). Здесь стоит слово алое: утешающий советник, такой же, как Йешуа, а именно Руах ГаКодеш (ст. 17,26). Ср. Талмуд:

Каково имя [Мессии]?.. [Некоторые] говорят: «Его имя – Менахем, сын Хезекии, ибо написано: "Потому что далеко от меня Менахем [утешитель], который мог бы успокоить душу мою" (Плач Иеремии 1:16)». (Сангедрин 986)

17 Мир не может принять его, потому что он не видит и не знает его. Вы знаете его, потому что он с вами, и соединится с вами.

Духа Истины, Божьего Духа, Святого Духа, который будет в вас. Это обещание может показаться удивительным еврею, потому что лишь «с» несколькими людьми или «на» них пребывал Святой Дух в Танахе Моше и семьдесят старейшин (Числа 11:17-29), Гидон (Судей 6:34), Йифтах (Судей 11:29), Шимшон (Судей 14:6), Шауль (1 Царств 11:6), Давид (1 Царств 16:13, Псалом 50:13) и посланники Шауля (1 Царств 19:20); ещё меньше людей имели Святого Духа «в» себе (Йосеф (Бытие 41:38) и Бецальэль (Исход. 31:3)).

18 Я не оставлю вас сиротами – я вернусь к вам. 19 Совсем немного осталось до того момента когда мир больше не увидит меня, но вы увидите меня. Поскольку я живу, то и вы будете жить. 20 Когда наступит тот день, вы узнаете, что я соединился с Отцом, а вы со мной, и я с вами. 21 Всякий хранящий мои повеления и соблюдающий их любит меня, а любящего меня будет любить мой Отец, и я буду любить его и откроюсь ему". 22 Йегуда (не тот, что из Криота) сказал ему: "Что случилось, Господь, что ты собираешься открыться нам, а не миру?" 23 Йешуа ответил ему: "Если кто-либо любит меня, он исполнит моё слово, и Отец мой будет любить его, и мы придём к нему и обустроим дом с ним. 24 Тот, кто не любит меня, не соблюдает мои слова, а слово, которое вы слышите, не моё. Оно принадлежит Отцу, пославшему меня. 25 Я сказал вам это, пока я с вами. 26 Но Советник, Руах ГаКодеш, которого пришлёт Отец в моё имя, научит вас всему; то есть он напомнит вам всё, что я говорил.

Отец пришлёт Святого Духа в моё [Йешуа] имя. В 15:26 мы читаем: «Я [Йешуа] пошлю вам [Святого Духа] от Отца». То, от кого именно приходит Руах ГаКодеш: от Отца и Сына вместе или только от Отца – кажется весьма отдалённой от повседневной жизни проблемой. Тем не менее, именно этот богословский пункт послужил причиной раскола в 1054 году между греческой православной церковью, центр которой был в Константинополе, и римско-католической церковью, руководящее духовенство которой находилось в Риме. См. ком. к 17:21-23 о конфессиональных распрях.

27 Я же оставляю вам шалом – я даю вам свой шалом. Не даю его так, как даёт мир. Не позволяйте разочарованию и страху овладеть вами.

Я даю вам свой шалом, свой мир (покой). «Если Иисус – Мессия, почему же не наступил мир во всём мире?» Этот вопрос часто звучит для того, чтобы доказать при помощи подразумеваемого отрицательного ответа, что притязания Йешуа на мессианство ложны. В самом деле, мечи пока что не перекованы на орала, а народы всё ещё учатся воевать (Исайя 2:4).

Ответ в том, что Йешуа действительно исполняет своё обещание, но не сразу. Мир уже приходит к тем, кто с радостью его принимает, но не к тем, кто отказывается от него, кто активно ему противостоит.

Внутри всякого верующего есть шалом (что означает не только «мир», «покой», но также «здоровье», «благополучие»; см. ком. к Мат. 10:12), который приходит непосредственно от Бога. Это не обманчивый мир, ведущий к самодовольству, глухой к страданиям окружающих, но мир, несущий сострадание, стремящийся к тому, чтобы Божий шалом пребывал в каждом, и побуждающий делать всё, чтобы это происходило.

Когда Мессия возвратится, чтобы править железным жезлом (Отк. 12:5, 19:15), он принудит народы прекратить военные действия. Где же сейчас мир на земле? В жизни верующих. В Йешуа чёрные и белые, израильские евреи и палестинцы, а также другие члены враждующих групп могут почувствовать в себе и друг в друге шалом Йешуа.

28 Вы слышали, что я сказал вам: 'Я ухожу и вернусь к вам'. Если вы любите меня, то будете рады тому, что я ухожу к Отцу, потому что Отец более велик, нежели я.

Отец более велик, нежели я. Йешуа говорит здесь о себе как о человеке с ограниченными возможностями. Ибо, будучи Словом, он обладает славой, равной славе Отца (17:5), будучи человеком, он смирил себя (Фил. 2:6-8); бывало, что он уставал (4:6) и чего-то не знал (Map. 13:32). И при этом в своей сути он и Отец – одно (1:1-3, 5:23, 6:62, 10:30, 14:9).

29 Кроме того, я сказал вам это заранее, чтобы когда это произойдёт, вы поверили. 30 Я не буду больше говорить с вами, потому что приходит правитель этого мира. Он не имеет на меня никаких прав; происходит же это для того, чтобы мир узнал, что я люблю Отца и исполняю повеления, данные мне Отцом.

Правитель этого мира. См. ком. к 12:31.

31 Вставайте! Пойдёмте отсюда!

Настало время закончить Пасхальную трапезу и идти в сад Гат-Шманим (Мат. 26:36).


← 13 Ин 14 CENT 15

2007-2018, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.