Библия » Толкование Мэтью Генри

Иеремия 38 глава

← 37 Иер 38 MGC 39

В этой главе, как и в предыдущей, Иеремия, вызвав недовольство князей, испытывает унижения, но в то же время он значительно почтен благоволением царя: те обращаются с ним как с преступником, а он как с тайным советником.

1. За преданность Богу князья вновь бросают его в темницу (ст. 1-6). II. По ходатайству Авдемелеха Ефиоплянина и согласно особому указу царя он освобожден из темницы и ограничен только тюремным двором (ст. 7-13). III. Он имеет личную встречу с царем по поводу нынешнего состояния дел (ст. 14-22). IV. Предприняты меры предосторожности, чтобы эта встреча осталась в тайне (ст. 24-28).

Стихи 1-13. 1. Иеремия упорствует в своем четком пророчестве и продолжает говорить то же, что говорил много раз (ст. 3): «Непременно будет предан город сей в руки царя Вавилонского»', хотя он долго будет держаться, но в конце будет захвачен. Он часто повторял это неприятное послание лишь для того, чтобы поставить людей на правильный путь, ибо хотя им не удастся спасти город, но они спасут самих себя: если люди последуют этому совету, то каждому будет дана его жизнь в качестве добычи (ст. 2). Пусть не остаются в городе в надежде защитить его, ибо это будет бессмысленно, а идут к халдеям и сдадутся им на милость, пока их положение не дошло до крайности, и тогда они останутся живы. Враг не предаст их мечу, а выделит место для жизни (satis estprostrasse leoni льву достаточно повергнуть противника ниц), и они избегут меча, голода и моровой язвы, в то время как толпы оставшихся в городе постигнет такая смерть. Отметьте: те поступают во благо себе, кто подчиняется упрекам провидения, а не соперничает с ними. И если мы не можем обрести свободу, то должны считать милостью, если сохранили свою жизнь, а не безрассудно бросили ее ради своей чести; она может быть сохранена для лучшего времени.

2. Князья упорствуют в своем недоброжелательстве к Иеремии. Он был верен своей стране и оказанному ему, как пророку, доверию, хотя часто страдал из-за своей верности; и хотя в то время он ел хлеб царя, но это не затворило его уста. Его же преследователи все еще гневались на него и жаловались, что он злоупотребляет свободой передвижения по двору тюрьмы, ибо хотя он не мог пойти в храм, чтобы там проповедовать, тем не менее осмелился говорить те же слова в частной беседе тем, кто приходил навестить его. Поэтому (ст. 4) они представили его царю как человека опасного, у которого отсутствует любовь к родине и правительству: «Этот человек не благоденствия желает народу сему, а бедствия». Это были несправедливые измышления, ибо никто не жертвовал собой ради блага Иерусалима больше, чем он. Они говорили, что его проповедь имеет нехорошую тенденцию. Он стремился лишь к тому, чтобы привести людей к покаянию и обратить к Богу, что в значительной мере укрепило бы руки воинов и городских жителей; они же говорили, что он ослабляет руки воинов и угашает их дух; а если это и было так, то они сами были в этом виновны. Отметьте: очень часто нечестивые люди считают Божьих служителей своими врагами только потому, что те показывают им, какими врагами они будут самим себе, если не покаются.

3. В связи с этим Иеремию с позволения царя сажают в яму, надеясь, что там он погибнет. Хотя Седекия ощущал обличения в том, что Иеремия был пророком, посланным Богом, но у него не было смелости признать это и он покорился насилию его преследователей (ст. 5): «Вот, он в ваших руках»; царь не мог вынести ему худшего приговора. Мы узнаем, что во время правления Иоакима князья лучше относились к пророку, чем сам царь (Иер 36:25); а теперь они были больше разгневаны на него, и это было знаком, что они созрели для гибели. Если бы вопрос касался его личной чести или прибыли, то он дал бы им понять, что является царем, который может делать все, что ему угодно, хотят они того или нет; но так как дело касалось Бога и Его пророка, к которому он относился довольно прохладно, то он позорно увиливает от ответственности и подчиняется им: «Царь ничего не может делать вопреки вам». Отметьте: тем придется за многое ответить, кто, имея тайное благоволение к хорошим людям, не осмеливается признаться в этом во время нужды и не делает того, что в его силах, чтобы предотвратить замышляемое против них зло. Князья, получив позволение от царя, сразу же бросили бедного Иеремию в яму Малхии, которая была во дворе стражи (ст. 6); это была глубокая яма, ибо они опустили его туда на веревках, и наполненная грязью, ибо в яме той не было воды, а только грязь; и он погрузился в грязь по шею, говорит Джозеф (•ГоверЬив). Посадившие его туда, несомненно, желали ему смерти, чтобы он умер от голода и холода, умер презренной смертью, в забвении и страхе; если бы они открыто предали его смерти, то люди могли бы оказаться под впечатлением сказанных им слов и разгневаться на них. Многие верные Божьи свидетели были подобным образом тайно уничтожены и умерли в тюрьмах, но в день явления их кровь многое расскажет. Нам не говорится, что делал Иеремия, оказавшись в беде, но он сам сообщает (Плач 3:55,57): «Я призывал имя Твое, Господи, из ямы глубокой; Ты приближался... и говорил: «не бойся»».

4. Честный придворный Авдемелех, служивший в покоях, обратился к царю от имени бедного страдальца. Хотя князья старались совершить свое дело тайно, насколько это было возможно, но об этом поступке узнал этот благочестивый муж, который, вероятно, искал возможности сделать добро. Или он узнал об этом, слыша воздыхания Иеремии из ямы, ибо она находилась во дворе царского дома (ст. 7). Авдемелех был эфиопом, отчужденным от общества Израильского, но в нем было больше человечности и благоговения, чем в израильтянах по плоти. Так Христос нашел больше веры у язычников, чем у евреев. Авдемелех жил среди нечестивых людей в весьма порочное деградирующее время, в то же время он сохранил чувство справедливости и благочестия. Бог имеет Свой остаток во всяком месте и среди всяких людей. У Него были святые даже в доме Кесаря. В то время царь сидел у ворот Вениаминовых, рассматривая дела, принимая обращения и прошения, или, возможно, проводил там военный совет. Авдемелех сразу же направился к нему, ибо ситуация не терпела отлагательства и пророк мог погибнуть, если бы он занялся пустяками или отложил дело, пока не подвернется возможность лично поговорить с царем. Нельзя терять времени, если жизнь в опасности, особенно такая драгоценная жизнь. Он смело заявляет о том, что Иеремии причинили большое зло; он не боится сказать об этом царю, хотя князья, сделавшие это, в то время находились во дворе и у них было разрешение царя так поступить. К кому еще может бежать притесняемая невиновность, особенно если угнетателями являются люди, занимающие важное положение? В этой ситуации Авдемелех ведет себя смело. Он не преуменьшает суть вопроса; хотя он имеет место при дворе, которое мог потерять из-за своего открытого поведения, но он ведет себя честно пусть воспримет его слова, как захочет: «Худо сделали эти люди, так поступившие с Иеремиею». Они были несправедливы к нему, ибо он вообще не заслужил никакого наказания; они поступили жестоко, как не поступали с наихудшими преступниками. Они не должны были предавать его такой презренной смерти, ибо если бы оставили его в одиночестве в том месте, то он скорее всего умер бы там от голода, во дворе темницы, которым он был ограничен, потому что нет более хлеба в городе: склады, из которых он получал свое содержание (Иер 37:21), были пусты. Посмотрите, как Бог может восставить друзей для Своего народа, оказавшегося в беде, когда он и не подозревает о них, как Он может воодушевить людей для служения Себе, когда они не собираются делать этого.

5. Сразу даются повеления о его освобождении, и Авдемелех следит, чтобы они выполнились. Сердце царя, который не осмеливался идти против своих князей, внезапно чудесным образом меняется, и он освобождает Иеремию, бросая вызов князьям, ибо велит тридцати мужам из стражи вытащить его из ямы, чтобы князья не смогли объединиться и воспротивиться указу (ст. 10). Пусть это ободрит нас смело вступаться за дело Божье мы сможем добиться большего успеха, чем надеялись, ибо сердце царя в руках Бога. Авдемелех добился своей цели и вскоре принес Иеремии хорошую весть; заслуживает внимания описание того, каким образом его доставали из ямы (ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви при каких-либо обстоятельствах, и Он показывает это Своему народу или служителям, Евр 6:10); особо следует обратить внимание на то, с какой заботой он беспокоится, чтобы старые негодные тряпки были подложены под мышки рук его; это позволило безболезненно протянуть веревки, с помощью которых вытащили пророка; возможно, эти места были натерты веревками, с помощью которых его опускали. Он также не бросил эти лоскутья вниз, чтобы они не потерялись в грязи, а осторожно опустил их (ст. 11,12). Отметьте: оказавшиеся в беде будут не только освобождены, но освобождены с состраданием и знаками почестей; все будет зачтено, и зачтено во всей полноте в день воздаяния. Посмотрите, с какой пользой могут быть использованы даже старые негодные тряпки, которые не пропадут даром, как и оставшиеся куски хлеба: даже в царском доме под кладовой они бережно хранились для бедных и больных. Так Иеремия был поднят из ямы и переведен во двор стражи (ст. 13). Возможно, в то время, когда царь все-таки выслушал его, Авдемелех мог добиться, чтобы пророка освободили и оттуда, но он подумал, что в том месте он будет лучше обеспечен и в большей безопасности, чем где-либо еще. Бог может, если Ему угодно, сделать тюрьму прибежищем для Своего народа, оказавшегося в беде и опасности.

Стихи 14-28. В предыдущей главе рассказывалось о частной встрече царя с Иеремией; в данных стихах он вновь встречается с пророком, хотя (ст. 5) ранее отдал его в руки врагов. Это свидетельствует о борьбе между обличениями и пороками, происходившей в душе несчастного правителя. Обратите внимание:

I. На честь, которую Седекия оказал пророку. Как только его достали из ямы, он послал за ним, чтобы получить неофициальный совет. Он встретился с ним при третьем входе или (как написано на полях) у главного входа, который ведет, присоединен или находится в доме Господнем (ст. 14). Назначив это место для встречи с пророком, он, возможно, хотел оказать уважение и почтение дому Господнему, который в то время, когда он пожелал услышать слово от Господа, был подходящим местом. Седекия хотел у Иеремии спросить нечто; пожалуй, нужно понимать, слово. «Я хочу спросить у тебя слово предсказания, совета или утешения слово от Господа (Иер 37:17). Какое бы слово ты ни имел, не скрой от меня ничего; дай мне знать даже наихудшее». В предыдущей главе ему четко было сказано о том, что ожидает его, но он, как Валаам, спрашивает вновь, надеясь получить более благоприятный ответ, словно Бог, Который тверд в Своих намерениях, таков, как он сам, который имеет разные намерения. П. На договор, заключенный с ним Иеремией до того, как он дал царю совет (ст. 15). Он хочет (1) оговорить условия собственной безопасности. Седекия хотел, чтобы пророк был честен с ним. И Иеремия говорит: «Если я открою тебе, не предашь ли ты меня смерти? Боюсь, что ты так и поступишь (читают некоторые). Чего еще можно ожидать от тебя, если ты слепо согласился с решением князей?» Это не значит, что Иеремия был готов отказаться от доктрины, которой раньше твердо держался, когда его к этому призвали, но, исполняя свой долг, мы должны использовать все законные средства для собственной сохранности; даже апостолы Христа так поступали.

(2) Ответить таким образом, чтобы его совету последовали, ибо он заботился о благополучии Седекии не меньше, чем о своем. Он хочет дать ему полезный совет и не обвиняет в плохом с ним обращении, когда его поместили в яму, как и не велит ему идти за советом к князьям, чье мнение он так высоко ценил. Служители должны с кротостью наставлять даже тех, кто противится им, и воздавать добром за зло. Он хочет, чтобы царь послушал совет и принял наставление: «Неужели ты не послушаешь меня? Конечно, послушаешь; я надеюсь, что наконец-то ты будешь податлив и сейчас, в сей день твой, захочешь узнать, что содействует твоему миру». Отметьте: только тогда у грешников появляется надежда, когда у них появляется желание послушать доброго совета. Некоторые читают эту фразу с оттенком отчаяния: «Если дам тебе совет, ты не послушаешь меня; у меня есть основания опасаться, что ты не примешь его, и тогда я смогу оставить его при себе». У служителей остается мало надежды достучаться до тех, кто долго поворачивался к ним глухим ухом. Что касается этого последнего переживания Иеремии, то Седекия не дает ему ответа и не обещает прислушаться к его совету: хотя он и желает узнать намерения Бога, тем не менее оставляет за собой свободу выбора поступать так, как считает нужным, после того как он узнает их, словно исключительное право владыки заключается в том, чтобы не следовать доброму совету ради предотвращения собственной гибели. Что же касается безопасности пророка, то он дает слово царя и подтверждает свое обещание клятвой: что бы ни сказал пророк, это не послужит ему во вред. «Не предам тебя смерти и не отдам в руки этих людей, которые ищут души твоей», говорит он (ст. 16). Он считал, что этим оказал великое благоволение, в то время как Навуходоносор и Валтасар, после того как Даниил зачитал им их участь, не только защитили его, но повысили в должности и наградили (Дан 2:28,29). В данном случае клятва Седекии очень торжественна и заслуживает внимания: «Жив Господь, Который сотворил нам душу сию и дал мне мою жизнь, а тебе твою, и поэтому я не осмелюсь несправедливо лишить тебя жизни, зная, что тогда мне придется отдать свою жизнь Тому, Кто является Господом жизни». Отметьте: Бог Отец духов; душа это Его произведение, и она более дивно устроена, чем тело. Души и величайшего правителя, и самого несчастного узника сотворены Богом. Подобным образом легко Он создал их сердца. Во всех наших взаимоотношениях с самими собой и с другими мы должны задумываться о том, что Бог сотворил эти души.

III. На хороший совет, данный царю Иеремией, с добрыми основаниями, почему он должен последовать ему: он должен так поступить во имя Господа Бога Саваофа, Бога Израилева, а не из собственного благоразумия или хитрости. Не как государственный деятель он советует ему полностью подчиниться и отдать город сей князьям царя Вавилонского: «Выйди к ним и заключи договор на лучших условиях, которых сможешь добиться» (ст. 17). Этот же совет он давал народу (ст. 2 и ранее в Иер 21:9): подчиниться божественным судам и даже не собираться соперничать с ними. Отметьте: имея дело с Богом, помните, что тот совет, который хорош для самых ничтожных людей, хорош и для самых великих, ибо нет лицеприятия у Бога. Чтобы убедить царя последовать его совету, пророк представляет ему добро и зло, жизнь и смерть.

1. Если он смиренно покорится, то спасет своих детей от меча, а Иерусалим от огня. Белый флаг всегда можно вывесить; если он признает Божью справедливость, то познает Его милость: этот город не будет сожжен огнем, и ты будешь жив, и дом твой.

2. Если же он будет упрямо стоять на своем, то будет уничтожен и дом его и Иерусалим (ст. 18), ибо когда Бог судит, то Он превозмогает. Такое же положение грешников перед Богом: пусть смиренно подчинятся Его благодати и руководству и они будут жить, пусть прибегнут к Его защите и заключат с Ним мир и они будут иметь мир. Но если они ожесточат свои сердца и не примут Его предложения, то это приведет их к гибели: или они склонятся, или будут сокрушены.

IV. На возражение, которое Седекия выдвигает против совета пророка (ст. 19). Иеремия говорил с ним пророчески во имя Бога; и поэтому, если у царя было должное отношение к божественной власти, мудрости и милости, то как только он понял намерение Бога, так сразу должен был согласиться с ним и принять решение последовать его совету без колебаний; но, словно совет был продиктован только благоразумием Иеремии, царь выдвигает против него некие собственные разумные размышления (но человеческая мудрость является глупостью, если она противоречит божественному совету). Вот что он выдвигает: «Я боюсь не халдеев; их князья мужи чести; а боюсь я иудеев, которые уже перешли к халдеям; когда они увидят меня, идущего к ним, который так сильно противился их переходу, то посмеются надо мной и скажут: "И ты сделался бессильным, как мы!"» (Ис 14:10). Вряд ли его подвергли бы такому позору и так высмеивали халдеи, потакая иудеям или попирая его, чтобы предать в их руки; вряд ли иудеи, сами оказавшиеся пленниками, были расположены веселиться и высмеивать бедственное положение своего правителя. Отметьте: мы часто отпугиваем себя от своего долга глупыми, беспочвенными и безосновательными страхами, которые являются лишь плодом нашего воображения.

2. Даже если иудеи будут насмехаться над ним, то не сможет ли он отнестись к этому с презрением и безразличием? Какой вред это причинит ему? Отметьте: слабого и пугливого духа можно, несомненно, назвать тех, кто не может вынести насмешек за исполнение своего долга и того, что выгодно им.

3. Хотя этим поступком он мог причинить себе величайшее зло, но он должен был дерзнуть сделать это из послушания Богу, ради сохранения семьи и города. Он думал, что его подчинение будет рассматриваться как трусость, хотя на самом деле это был бы пример истинной смелости с радостью согласиться на меньшее зло и насмешки иудеев, чтобы избежать большего: гибели своей семьи и царства. V. На настойчивость, с которой Иеремия навязывал свой совет царю. Он заверяет его в том, что если царь согласится с волей Божьей, то его страхи не осуществятся (ст. 20): «Они не предадут тебя, а будут обращаться с тобой так, как требует твоя репутация». Он умолят его после всех совершенных им глупых поступков поступить мудро хотя бы в этот раз на благо себе: «Послушай, прошу тебя, гласа Господа (англ.пер.), ибо это Его глас, и хорошо будет тебе». Но он также говорит, какие будут последствия, если он не будет повиноваться.

1. Он сам попадет в руки халдеев, своих безжалостных врагов, которых сейчас может сделать своими друзьями, отдавшись им в руки. Если ему предстоит пасть, то он должен подумать, как сделать это менее болезненным: «Я ты не избежишь от рук их, хотя надеешься на это» (ст. 23).

2. Он сам будет виновен в разрушении Иерусалима, хотя притворяется, что заботится о его сохранности: «Ты сделаешь то, что город сей будет сожжен огнем, ибо незначительным покорством и самоотречением мог бы сохранить его». Так часто подданные страдают из-за гордости и своеволия своих правителей, которые должны быть их защитниками, а на самом деле оказываются их губителями.

3. В то время как он безосновательно опасался несправедливого порицания за подчинение, он подлежал справедливому порицанию со стороны женщин за то, что не сдавался (ст. 22). Женщины, оставшиеся при дворе, когда Иоаким и Иехония были уведены, теперь попадут в руки врага, и они скажут: «Друзья твои, с которыми ты советовался и на которых полагался, обещавшие тебе мир, если ты будешь следовать их советам, обольстили тебя, побуждая быть смелым и сражаться до последнего; и посмотри, что из этого вышло? Они превозмогли тебя, и ты убедился в том, что те, кого ты считал своими единственными друзьями, в действительности оказались врагами. Теперь ноги твои погрузились в грязь, ты оказался в тупике и не можешь помочь себе; твои ноги не могут ступить вперед и удалились от тебя». Так будут подсмеиваться над Седекией женщины, когда все его жены и дети станут добычей завоевателей (ст. 23). Отметьте: то, чего мы стараемся избежать с помощью греха, справедливо обрушится на нас благодаря праведности Бога. А кто отклонится от пути долга из-за страха перед порицанием, тот несомненно столкнется с намного большим порицанием на пути непослушания. Чего страшится нечестивый, то и постигнет его (Прит 10:24). VI. На заботу, с которой Седекия старался сохранить эту встречу в тайне (ст. 24): «Никто не должен знать этих слов». Он не склонился к тому, чтобы последовать Божьему совету, и не обещал подумать о нем; он упрямо противостоял призывам Бога и сознательно стоял на путях греха, ибо хотя ему был дан хороший совет, но он решил следовать собственным намерениям. Он ничего не возражал против совета Иеремии, но и не последовал ему. Многие слышат слова Божьи, но не исполняют их.

1. Царь призывает Иеремию никому не рассказывать об их разговоре. Седекия старается сохранить его в тайне не ради безопасности Иеремии (ибо знал, что князья не причинят ему зла без его разрешения), а ради собственной репутации. Отметьте: многие в действительности намного лучше относятся к благочестивым людям и хорошим советам, чем готовы это признать. Божьи пророки открыты для их совести (2Кор 5:11), но они не стараются явить это миру; они скорее окажут им милость, чем продемонстрируют свой поступок; и нужно опасаться, чтобы таковые не возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию.

2. Пророку даются наставления, что говорить князьям, если они будут спрашивать его о встрече. Он должен отвечать, что просил царя не возвращать его в дом Ионафана писца (ст. 25,26), и это было правдой: он не хотел упускать возможность привлечь благоволение царя; и это не было ложью или уловкой, а частью правды, и он вполне законно мог воспользоваться ею, чтобы отделаться от них, не будучи обязанным говорить всю истину. Отметьте: хотя мы должны быть безвредны, как голубицы, и никогда сознательно не лгать, тем не менее должны быть мудры, как змеи, и не подвергать себя ненужной опасности, рассказывая все, что знаем.


Толкование Мэтью Генри на книгу пророка Иеремии, 38 глава


← 37 Иер 38 MGC 39

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.