Библия » Толкование Мэтью Генри

Иеремия 7 глава

← 6 Иер 7 MGC 8

Обвинив народ от имени Господа в грехах и предупредив относительно грядущих на него Божьих судов, в данной главе пророк и далее преследует ту же цель уничижение и пробуждение народа. I. Он показывает иудеям необоснованность их довода, на который они весьма полагались и который состоял в том, что у них есть храм Божий и они постоянно присутствовали на богослужениях; пророк также старается убедить народ отказаться от упования на внешние привилегии и обряды (ст. 1 – 11). II. Он напоминает иудеям о разорении Силома и предсказывает, что таким же будет разорение Иерусалима (ст. 12-16). III. Господь указывает пророку на мерзкое идолопоклонство иудеев, за которое Он так разгневался на них (ст. 17-20). IV. Он представляет народу основополагающий принцип религии: «Послушание лучше жертвы» (1Цар 15:22) и говорит о том, что Бог не желает принимать жертвы людей, которые упорствуют в своей непокорности (ст. 21 28). V. Он угрожает, что земля будет полностью опустошена за идолослужение и нечестие и что умерщвление людей будет умножаться, подобно тому как они умножали свои грехи (ст. 29-34).

Стихи 1-15. Этими стихами начинается еще одна проповедь, которая представлена в данной и в двух последующих главах и которая преследует ту же цель, что и предшествующие проповеди: убедить иудеев покаяться. Примите во внимание:

I. Повеления, данные пророку в отношении этой проповеди; ибо у него была не только общая миссия, но и частные указания и наставления по каждой прозвучавшей из его уст проповеди. Речь идет о слове, которое было к Иеремии от Господа (ст. 1). Здесь не говорится, когда именно эта проповедь должна прозвучать, но сказано:

(1) где ее нужно произнести во вратах дома Господня, через которые входили во внешний двор, или двор для народа. Подобная проповедь, прозвучавшая на их территории, бросала вызов священникам и делала пророка уязвимым для их ярости; но пророк не должен бояться людей, иначе он не сможет быть верным своему Господу.

(2) Кому он должен проповедовать всем Иудеям, входящим сими вратами на поклонение Господу; вероятно, дело было во время одного из трех праздников, когда все мужчины из каждого уголка страны должны являться пред Господом во дворах Его дома, причем являться не с пустыми руками; тогда множество собравшихся людей смогло бы услышать проповедь, и такое время было самым подходящим для вразумления народа, чтобы не уповал на свои привилегии. Следует заметить: [1] даже исповедующие религию, наряду с внешними, имеют нужду в проповеднике. [2] Возможность проповедовать многим собравшимся вместе является весьма желанной. Премудрость предпочитает проповедовать в главных местах собраний и точно так же, как здесь Иеремия, при входах в городские ворота, или у ворот храма. [3] Когда мы собираемся поклоняться Богу, то нуждаемся во вразумлении, чтобы служить Ему духом, а не на плоть надеяться (Фил 3:3).

II. Содержание и цель самой проповеди. Она звучит от имени Господа Саваофа, Бога Израилева, Который повелевает всему миру, но заключил завет со Своим народом. Как Его творение, мы должны почитать Господа Саваофа; как христианам, нам надлежит почитать Бога Израилева. Сказанное израильтянам Господь говорит и нам, и эти слова очень похожи на обращенные Иоанном Крестителем к людям, которые пришли к нему креститься: сотворите же достойный плод покаяния и не думайте говорить в себе: «Отец у нас Авраам» (Мат 3:8,9). Здесь же пророк говорит народу:

1. Об истинных и достойных доверия словах Бога. Иудеи могли рассчитывать на то, что если они покаются и преобразуют свою жизнь и вернутся к Богу по пути долга, то Господь вернет им мир, укрепив его, воздаст им за страдания и вернется к ним по пути милости: исправьте пути ваши и деяния ваши (ст. 3). Это подразумевает, что в своих путях и деяниях они допустили много промахов, множество ошибок и заблуждений. Но вот величайший пример Божьей благосклонности к ним, явленной в том, что Господь дал народу право на исправление, причем показал, где и как им нужно исправиться, и пообещал, что примет их после исправления: «...Яоставлю вас жить на сем месте мирно и спокойно и положу конец тем событиям, которые грозят вам изгнанием». Преобразование единственный и надежный путь избежать краха. Далее идет более подробное объяснение (ст. 5-7), в частности:

(1) Какого именно исправления Господь ожидал от народа. Они должны исправиться совсем; поступая достойно, им надлежит сделать достойными пути свои и деяния свои; им следует проявить решительность в преобразовании, которое должно стать всеобщим, неизменным и непрерывным не частичным, а полным; не притворным, а искренним; не шатким, а устойчивым. Они должны сделать дерево хорошим и плоды его хорошими, должны изменить свое сердце и мысли и таким образом исправить свои пути и деяния. В частности: [1] во всех своих делах им надлежит поступать честно и справедливо. Власть предержащие должны верно производить суд между человеком и соперником его, нелицеприятно и согласно фактам, выявленным в ходе дознания. В суде и в сделках им не следует притеснять иноземца, сироты и вдовы; не следует поощрять или защищать притеснителей, но и нельзя отказывать таковым в правосудии, когда они ищут его. Они не должны проливать невинной крови, оскверняя ею место сие и землю, на которой живут. [2] Они должны твердо держаться поклонения только истинному Богу: «.И не пойдете во след иных богов; не стремитесь к ним, не внимайте желающим втянуть вас в общение с идолопоклонниками, ибо это есть и будет на беду себе. Не благоговейте перед неспособными вам помочь, раздражая тем самым Того, Кто способен вас погубить, и таким образом вы проявите не только справедливость по отношению к своему Богу, но и мудрость по отношению к самим себе». Итак, это все, на чем настаивает Бог.

(2) Господь сообщает иудеям, на какое устроение они могут рассчитывать на основании своего исправления: «Возьмитесь за дело преобразования незамедлительно, полностью совершите его и держитесь достигнутого; и Я оставлю вас жить на месте сем (ст. 7), в этом храме; он и далее будет местом вашего прибежища и защиты, местом утешительной встречи с Богом и друг с другом; и вы будете обитать на этой земле, которую дал отцам вашим в роды родов и которая никогда не отнимется у дома Божия и от вас». Звучит обетование, что их гражданские и священные привилегии останутся в силе, и они спокойно смогут ими распоряжаться: Я оставлю вас жить здесь, а кому Бог дает место для жительства, тот живет непринужденно. Иудеи будут располагать данными благами благодаря завету, в силу дара, пожалованного их отцам не провидением, а по обетованию. Их проживание на этой земле не будет омрачено попытками отчуждения или нарушениями прав владения; их не побеспокоят, а тем более не лишат права собственности в роды родов; ничто, кроме греха, не сможет прогнать их. Таким же образом и вечное наследие в небесном Ханаане гарантировано всем живущим в святости и благочестии. В переводе на разговорную латынь в данной фразе упоминается еще большая привилегия, и она звучит так: «Habitabo vobiscum Я буду жить вместе с вами на месте сем» (ст. 3,7);

мы должны убедиться, что сам по себе Ханаан место неудобное для проживания, если только Бог не живет там вместе с нами.

2. О лживых и недостойных доверия словах собственного сердца. Пророк предостерегает людей в отношении самообмана: «Не надейтесь на обманчивые слова (ст. 4). Вам сказано, каким образом и на каких условиях вы можете рассчитывать на безопасность и счастье; итак, не обольщайтесь мыслью, что этого можно достичь на других условиях или каким-то иным образом». Пророк ставит иудеям в вину самообман, возникший на основе их тщеславия: «Вот, очевидно, что вы действительно надеетесь на обманчивые слова, несмотря на все сказанное вам; вы надеетесь на слова, которые не принесут вам пользы (ст. 8). Вы основываетесь на доводе, который вам нисколько не поможет». Пренебрегающие словами истины, которые могли бы оказаться полезными, прибегают к словам лжи, которые пользы не приносят. В данном случае обманчивыми словами были: «Здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень. Эти строения, эти дворы, святилище и святое святых суть храм Господень, возведенный по определению Господа Ему во славу; здесь Он обитает, здесь Ему поклоняются, здесь мы собираемся трижды в году, чтобы засвидетельствовать Ему свое почтение как нашему Царю в Его дворце». Это, по их мнению, служило достаточной гарантией того, что Бог не оставит их и не лишит Своей благосклонности и не обрушится на них со Своими судами. Когда пророки говорили иудеям, как они порочны и какое несчастье их, скорее всего, постигнет, они продолжали ссылаться на храм: «Как же мы можем быть такими-то и таким-то, если у нас есть столь святое блаженное место?» Иеремия повторяет эти слова, потому что иудеи повторяли их при каждом удобном случае. Это стало поговоркой на все времена и звучало из их уст по любому поводу. Если иудеи слышали проповедь, призванную пробудить их, если им приносили устрашающие вести, то они снова и снова убаюкивали себя словами: «Ничего плохого с нами не случится, ибо у нас здесь храм Господень». Следует заметить: зачастую вид благочестия становится гордостью и упованием людей, чуждых силе самого благочестия и даже его врагов. Довольно распространено явление, когда весьма удалившиеся от Бога хвалятся своей особой близостью к церкви. Они превозносятся причастностью к святой горе (англ. пер., Соф 3:11), как будто бы Божья милость привязана к ним так крепко, что они могут пренебрегать Его справедливостью. Итак, чтобы иудеи убедились, как несерьезен их довод и как мало он им поможет:

(1) Пророк показывает всю нелепость довода самого по себе. Если бы они знали что-нибудь о храме Господнем или о Господине храма, то им следовало бы подумать, что подобный довод, приводимый либо в оправдание своего греха против Бога, либо с целью приостановления Божьих судов, направленных против них, был самым неразумным и постыдным. [1] Бог является святым Богом, а подобный довод представляет Его покровителем греха, причем наихудшего из грехов, предосудительного даже с точки зрения природы (ст. 9,10). «Как, говорит Господь, вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, вы повинны в самых мерзких проявлениях безнравственности, против которых свидетельствует общественная мораль и здравый смысл всего человечества? Вы клянетесь во лжи (преступление, всегда приводившее в ужас все народы, которые вместе с верою в Бога обрели уважение к клятве)? Вы кадите Ваалу, ничтожному божеству, которого сделали соперником Великого Иеговы, и, не удовлетворившись этим, ходите также во след иных богов, которых вы не знаете, и всеми этими преступлениями бросили дерзкий вызов Богу как Господу Саваофу, так и Богу Израилеву? Вы меняете Бога, в Чьей силе и благости убеждались на протяжении долгого времени, на богов, о способности и желании которых помогать вам вы не знаете ничего? И после всех ваших наихудших поступков против Господа вам не стыдно приходить и становиться пред лицем Его в доме сем, над которым наречено имя Его и в котором надлежит призывать Его имя, и стоять перед Ним, как слуги, ждущие Его указаний, и как просители, ожидающие Его благосклонности? Ваши поступки свидетельствуют об открытом мятеже против Бога, но вы все равно примыкаете к Его подданным и собираетесь среди лучших из них? Отсюда следует, что вы, по-видимому, думаете, что Господь либо не обнаружит, либо не осудит ваше нечестивое поведение; и если вы вообще допускаете подобные мысли, то тем самым наносите Ему сильнейшее оскорбление из всех вообразимых. Это равнозначно тому, как если бы вы сказали: «Мы спасены, чтобы впредь делать все эти мерзости». И если у народа не хватило дерзости выразить это totidem verbis столь многословно, тем не менее об этом громко говорили их действия. Они не могли не признать, что Бог, причем их собственный Бог, неоднократно спасал их раньше и помогает им в настоящее время, без чего они погибли бы. Господь, освобождая иудеев, имел намерение оставить их лишь для себя и Своей благостью привести их к покаянию; они же, вопреки этому, решили упорствовать в своих мерзостях. Как только они обретали освобождение (как это бывало в старину, в дни судей), так сразу же начинали делать злое пред очами Господа, то есть фактически вели себя прямо противоположно истинной цели и значению действий провидения, как будто бы Бог освобождал их для того, чтобы у них снова появилась возможность бунтовать против Него, принося еще более щедрые жертвы своим идолам. Следует заметить: кто продолжает жить во грехе, потому что изобилует благодать или чтобы благодать изобиловала, тот фактически представляет Христа служителем греха. Существует такое толкование: «Вы предстаете перед Господом со своими жертвами и приношениями за грех и говорите: мы спасены, с нас снимается вина и теперь уже не навредит нам; тогда как, поступая подобным образом, вы можете лишь ослепить мир и заглушить угрызения совести, чтобы с большей легкостью для себя и с большей благовидностью в глазах других делать все эти мерзости». [2] Божий храм является святым местом, а подобный довод представляет его прибежищем для самых нечестивых личностей: «Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое и который является постоянным знамением Божьего Царства, а также противостоит царству греха и сатаны? Неужели вы думаете, что храм возвели как место встречи, более того, как убежище и кров для самых отвратительных злодеев?» Нет, несмотря на то что роги жертвенника служили святым местом убившего по неведению, тем не менее эта защита не распространялась на совершившего умышленное убийство или поступавшего своевольно (Исх 21:14; 3Цар 2:29). Кто думает найти оправдание своему нехристианскому поведению, прикрываясь именем христианина, и грешит более дерзко и самонадеянно лишь потому, что жертва за грех принесена, тот фактически превращает Божий дом молитвы в вертеп разбойников, как поступили священники во времена Христа (Мат 21:13). Но могли ли они таким образом обмануть Бога? Нет: «Вот, Я видел это, говорит Господь», видел истинное беззаконие под маской притворной набожности. Следует заметить: хотя люди и могут обмануть друг друга видимостью религиозного рвения, Бога они не обманут.

(2) Он показывает несостоятельность данного довода, который задолго до этого был развенчан (в случае с Силомом). [1] Несомненно, Силом был разрушен (несмотря на то что там находилось Божье святилище), когда люди своим нечестием это святилище осквернили: «Пойдите же на место Мое в Силом» (ст. 12). Вероятно, развалины этого, некогда процветавшего, города еще сохранились; или, по крайней мере, иудеи могли прочитать его историю, которой надлежало произвести на них впечатление, равное тому, как если бы они увидели это место собственными глазами. Там Бог прежде назначил пребывать имени Своему, там была установлена скиния, когда Израиль только завладел Ханааном (ИНав 18:1), и туда восходили колена Израилевы; но служившие при скинии развратились сами и развратили других, и от них пошло нечестие народа Божия Израиля; тот источник стал зараженным и пускал зловредные потоки; и каков был исход? Бог отринул его (Пс 77:60), отправил Свой ковчег в плен и истребил главенствовавший там дом Илия; и весьма вероятно, что город был полностью разрушен, потому что если мы и находим упоминания о нем, то только как о памятнике возмездию свыше, которое постигает святые места, когда они становятся пристанищем для нечестивых людей. Следует заметить, что Божьи суды над другими, которые отошли от Бога, в то время как заявляли о своей близости к Нему, должны служить нам предупреждением, чтобы не надеялись на обманчивые слова. Полезно обращать внимание на прецеденты и извлекать из них уроки. Вспоминайте жену Лотову, вспоминайте Силом и семь церквей Асийских и знайте, что ковчег и светильник вещи подвижные (Отк 2:5; Мат 21:43). [2] Несомненно, Иерусалим постигнет судьба Силома, если этого не предотвратит быстрое и искреннее покаяние. Во-первых, Иерусалим теперь сравнился в своей греховности с Силомом, что доказывается непогрешимым свидетельством против него из уст Самого Бога: «...вы делаете все эти дела и не сможете этого отрицать»; народ упорствовал в грехе, и это подтверждается тем фактом, что Бог сокрушался и повторял, говорил им с раннего утра, проявляя искреннюю заботу и усердие и стараясь не упустить время, более того, используя наиболее подходящую возможность говорить с ними а именно ранним утром, когда они могли еще мыслить трезво и ясно; но все было тщетно. Бог говорил, а они не слушали, не внимали, не придавали значения; Он звал их, а они не отвечали; не пожелали прийти на Его зов. Следует заметить: тот факт, что Бог говорил с нами, является серьезным отягчающим обстоятельством наших проступков против Господа. Во-вторых, Иерусалим вскоре станет таким же жалким, как и Силом: «Поэтому Я так же поступлю с домом сим... как поступил с Силомом (ст. 14): разрушу его и опустошу». Идущие по стопам нечестия своих предшественников должны быть готовыми, что их постигнут похожие суды, ибо все это происходило с ними, как образы. Если внутри иерусалимского храма обнаружится нечестие, то, каким бы прочным ни был храм, он не устоит и будет побежден с такой же легкостью, как скиния в Силоме, когда настал день Божьего возмездия. «Над этим домом, говорит Бог, наречено имя Мое, и поэтому вы, возможно, думаете, что Я защищу его; это дом, на который вы надеетесь и считаете, что он защитит вас; эта земля, этот город являются местом, которое Я дал вам и отцам вашим, и поэтому вы уверены в постоянстве и думаете, что ничто не сможет изгнать вас отсюда; но точно так же обольщались жители Силома и при этом лишь обманывали себя». Он ссылается на еще один прецедент на крах царства десяти колен (ст. 15), которые являлись семенем Авраама и имели завет обрезания, владели землей, которую Бог дал им и их отцам, тем не менее из-за своего идолопоклонства были вырваны с корнем и изгнаны: «Разве вам не приходит в голову, что такие же нечестивые пути окажутся для вас столь же фатальными?» Несомненно, именно так и будет, ибо Господь не изменяется и в отправлении правосудия поступает последовательно. Одно из правил справедливости гласит: ut partum par sit ratio аналогичные судебные дела должны подвергаться аналогичной судебной процедуре. «Вы развратились так же, как и братья ваши... семя Ефремово, и стали братьями по беззакониям, и поэтому Я отвергну вас от лица Моего, как отверг их» Приведенное здесь описание суда свидетельствует, что он поистине ужасен; изгнание иудеев из своей земли означает их изгнание с Божьих глаз долой, так что Бог уже никогда на них не взглянет и не станет о них заботиться. Даже если мы подвергаемся изгнанию, это не страшно, если пребываем в Божьей любви; но когда Господь отвергает нас, лишая благосклонности, тогда плохи наши дела, пусть мы даже остаемся жить на своей земле. Угрозу о том, что Бог поступит с этим домом, как с Силомом, мы встретим и в дальнейшем (Иер 26:6) и увидим, что Иеремия подвергся за нее осуждению.

Стихи 16-20. В предшествующих стихах Бог показал народу, что храма и служения в нем, которыми они хвалились и на которые уповали, недостаточно для предотвращения грозящих им судов. Однако было еще одно обстоятельство, которое могло бы им некоторым образом помочь, но которое они совершенно не ценили, а именно ходатайство за них пророка; его молитвы могли бы принести им больше пользы, нежели их собственные доводы; но и эта поддержка у них теперь здесь отнимается; поистине, они лишились привилегии, заключающейся в молитвах Божьих служителей и людей.

I. Бог здесь запрещает пророку молиться о них: «Указ вышел, решение о разорении принято, поэтому не возноси за них молитвы (ст. 16), то есть не молись о предотвращении грозящего им суда; они согрешили грехом к смерти, и поэтому не молись об их жизни, но только о жизни их душ (1Иоан 5:16)». Здесь обратите внимание:

(1) что Божьи пророки мужи молитвы; Иеремия предсказал разрушение Иуды и Иерусалима, но тем не менее продолжал молиться об их сохранении, не ведая, что указ отмене не подлежит. И есть Божья воля на то, чтобы мы просили мира Иерусалиму. Даже когда мы угрожаем грешникам проклятием, то и тогда нам надлежит молиться об их спасении, чтобы они обратились и жили. Иеремию ненавидели, преследовали и ругали дети его же народа, и тем не менее он молился о них; ибо нам подобает воздавать за зло добром.

(2) Молящиеся пророки Божии имеют большое влияние на небесах, независимо от того, насколько ничтожно оно на земле. Когда Бог постановил погубить этот народ, тогда Он сказал Иеремии не молиться о них, потому что не хотел, чтобы молитвы пророка не нашли ответа (а с молитвами пророков такое случается редко). Господь говорил и Моисею: «...оставь Меня» (Исх 32:10).

(3) Любой народ может увидеть зловещее предзнаменование в том, что Бог удерживает дух Своих служителей и Своих людей от молитвы за него и дает Своим понять, что случай этого народа столь безнадежен, что они просто не отваживаются замолвить за него слово.

(4) Кто не внимает проповедям благочестивых служителей, тот не вправе рассчитывать на какую-либо выгоду от их молитв. Если вы не желаете слушать, когда мы обращаемся к вам от Божьего имени, то Бог не желает слушать нас, когда мы просим Его за вас.

II. Господь обосновывает данный пророку запрет. Дыхание молитвы является слишком ценным, чтобы его терять или растрачивать на народ, столь ожесточенный в грехе и отмеченный к погибели.

1. Иудеи полны решимости упорствовать в своем противостоянии Богу и не желают обратиться под воздействием проповеди пророка. Именно на это Господь обращает внимание Иеремии и ссылается на его собственные наблюдения и исследования: «Не видишь ли, что они делают открыто и публично, без стыда и страха в городах Иудеи и на улицах Иерусалима?» (ст. 17). Это свидетельствует и о том, что грех был столь очевиден, что его невозможно отрицать, и о том, что грешники были дерзки и не поддавались перевоспитанию; они совершали свое нечестие в присутствии пророка, прямо у него на глазах; он видел, что они делали, а они продолжали в том же духе, бросая таким образом вызов и его служению, и Тому, Чьим служителем он являлся, не считаясь ни с пророком, ни с Господом. Итак, примите во внимание:

(1) Какой грех вменяется им в вину. Идолопоклонство (ст. 18). Они почитали богиню неба, луну, и поклонялись либо образу, либо оригиналу, или же и тому и другому. Вероятно, они служили луне под именем Астарта или какой-то другой из богинь, восхищаясь блистательным шествием луны и считая себя в долгу перед ней за ее благоприятное влияние или же боясь ее пагубных воздействий (Иов 31:26). Поклонение луне было весьма распространенным явлением среди языческих народов (Иер 44:17,19). Некоторые считают, что речь идет о небосводе или о созвездиях. Небесный глобус с его красотой и множеством светил был предметом восхищения людей. Они служили воинству небесному (Деян 7:42). Почтение, с которым надлежало относиться к своему Владыке, они оказывали статуям, украшавшим фасад Его дворца; они поклонялись творению, а не создавшему его Творцу, слугам вместо Господина, дарам вместо Дарившего. Они поклонялись и иным богам наряду с богиней неба, изображениям не только того, что на небе вверху, но того, что на земле внизу и что в воде ниже земли; ибо оставившие истинного Бога бесконечно блуждают вслед за ложными. Этим божествам собственного изготовления они приносили пирожки в качестве мучного дара и совершали возлияния, как будто бы получали от них пищу и питье и были обязаны выражать им свою признательность; и посмотрите, как они деловиты, как каждая рука занята в служении идолам, подобно тому как люди обычно ведут домашнее хозяйство. Детей посылали собирать дрова; отцы разводили огонь для печи, как в бедных семействах, которые не могут позволить себе держать прислугу для подобной работы, но предпочитают сделать сами, нежели погибнуть; женщины месили тесто собственными руками, потому что, даже если у них и были слуги, тем не менее они таким образом с гордостью показывали ревность о своих идолах. Так пусть даже этот отрицательный пример станет для нас назиданием, как служить своему Богу. [1] Давайте будем чтить Господа от имения своего, как подобает людям, получающим от Него все средства к существованию, и будем есть и пить во славу Тому, Кто дает нам пищу и питье. [2] Давайте не будем уклоняться от самых тяжелых видов служения и не станем пренебрегать наименее почетным трудом, которым можно почтить Бога, ибо никому не следует напрасно держать огня на Божьем жертвеннике. Давайте будем считать за честь участие в любом деле для Господа. [3] Давайте будем приучать своих детей к деяниям поклонения; пусть они по мере возможности принимают участие в работе, связанной с религиозными обрядами.

(2) К чему они стремятся, совершая этот грех: «К тому, чтобы огорчать Меня; ничего другого они придумать не могут. Но Меня ли огорчают они? (ст. 19) Не потому ли, что Мне трудно угодить или Меня легко спровоцировать? Или чтобы обвинить Меня в неприязни? Нет, это их собственное деяние, и винить они могут только себя, ибо сами понесут вину». Богу ли будет хуже от того, что они раздражают Его на гнев? Причинит ли Ему это какой-либо ощутимый ущерб? Нет, не себя ли самих они огорчают к стыду своему? Злодеяние направлено против Бога, но оно бессильно; оно не может причинить Ему вреда, это неразумная злоба, она навредит им самим. Они досаждали Господу, но досадили себе. О каких последствиях можно подумать? Только о том, что народ, так отчаянно настроившийся на собственную погибель, будет оставлен.

2. Бог решительно настроен и далее наводить суды на иудеев, и молитвы пророка не побудят Его передумать: так говорит Господь Бог, а что сказал, того Он не отменит, и целый мир не сможет этому противоречить, поэтому слушайте и трепещите. «Вот, изливается гнев Мой и ярость Моя на место сие (ст. 20), как излился водный потоп на древний мир или дождь из огня и серы на Содом; поскольку они хотели разгневать Меня, пусть увидят, что из этого выйдет». Они вскоре обнаружат, что:

(1) избежать этого потопа из огня невозможно ни при помощи побега, ни при помощи забора; гнев изольется на место сие, несмотря на то что оно свято и является домом Господа. Гнев падет и на людей, и на скот, подобно казням египетским, и, как некоторые из них, погубит дерева полевые и плоды земли, которые иудеи предназначали и готовили для Ваала, из которых они делали пирожки для богини неба.

(2) Побороть его невозможно: возгорится и не погаснет; молитвы и слезы ничем не помогут. Когда гнев Божий возгорается лишь чуть-чуть, а тем более когда возгорается до такой степени, тогда Его невозможно погасить. Гнев Божий является тем огнем неугасимым, конца которому не увидит сама вечность. Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный.

Стихи 21-28. Показав народу, что храм не защитит их, поскольку они осквернили его своим нечестием, здесь Бог сообщает, что жертвоприношения не искупят их вины и не будут приняты, пока народ упорствует в непослушании. Обратите внимание, с каким презрением Господь говорит о церемониальном служении иудеев: «Всесожжения ваши прилагайте к жертвам вашим (ст. 21), продолжайте в том же духе сколько угодно; добавляйте к жертве одного рода жертву другого рода; превращайте ваши всесожжения (которые надлежало полностью сжигать в честь Бога) в мирную жертву (значительная доля которой причиталась самому жертвующему), чтобы вам есть мясо, потому что, похоже, вся польза, которую вы получаете от своих жертвоприношений, сводится к одной-двум хорошим порциям мяса для себя, но не ждите от них никакого иного блага, до тех пор пока вы ведете такой распутный образ жизни. Оставьте свои жертвоприношения себе (существует и такое толкование), подавайте их к столу, ибо они никоим образом не приемлемы для Божьих жертвенников». В качестве предисловия:

I. Бог показывает народу, что единственным Его требованием к ним было послушание (ст. 22,23). Он ссылается на изначальный договор, благодаря которому произошло их становление как народа тогда, когда их вывели из Египта. Господь сделал их царством священников для Себя не с тем, чтобы пировать за счет их жертвоприношений, подобно бесам, которым поклоняются язычники и которых представляют поедающими с аппетитом тук жертв их и пьющими вино возлияний их (Втор 32:38). Но: будет ли Бог есть мясо волов? (Пс 49:13). Отцам вашим Я не говорил сначала о всесожжении и жертве. Заповеди морального закона были даны прежде церемониальных установлений; последние пришли позже в качестве испытания на послушание и содействия покаянию и вере людей. Закон, данный в Книге Левит, начинается таким образом: когда кто из вас хочет принести жертву Господу, тогда он должен делать то-то и то-то (Лев 1:2;2:1), то есть подразумевается, скорее, регулирование жертвоприношения, а не требование такового. Но что действительно повелел Бог, к чему Он обязал народ Своей верховной властью и на чем настаивал, как на главном условии завета, сводилось к требованию: слушайтесь гласа Моего; когда Бог дал народу устав и закон и испытывал его, тогда Он сказал: «Если ты будешь слушаться гласа Господа, Бога твоего...» (см. Исх 15:26). Условие, согласно которому израильтяне становятся особым народом у Господа, гласит: «Если вы будете слушаться гласа Моего...» (Исх 19:5). «Будьте добросовестны в отношении долга, требуемого настоящей религией, соблюдайте определенные установления, руководствуясь принципом послушания, и тогда Я буду вашим Богом, а вы будете Моим народом», что поистине является величайшей честью, счастьем и удовлетворением, которые вообще доступны кому-либо из сынов человеческих. «Пусть ваше поведение будет правильным, и во всем научитесь действовать согласно воле и Слову Господа; и ходите внутри установленных Мною для вас границ и по всякому пути, который Я заповедаю вам, и тогда вы сможете убедиться, что вам будет хорошо». Весьма разумным является звучащее здесь требование о том, что нам надлежит следовать руководству Безграничной Мудрости, чтобы поступать достойно, и что нами должен управлять Создавший нас и что закон нам даст Тот, Кто дает нам жизнь и все для ее поддержания; весьма воодушевляет и обетование: пусть вами руководит Божья воля и Божья благосклонность будет вашим блаженством.

II. Господь показывает, что непослушание народа было единственной причиной Его ссоры с ним. Не за жертвы их Он будет укорять их, не за пренебрежение жертвоприношением, ибо жертвы всегда были перед Ним (Пс 49:8);

ими они надеялись подкупить Бога и приобрести себе разрешение на продолжение греха. Господь постоянно вменял людям в вину нарушение Его заповедей в повседневной жизни, тогда как в отдельных случаях заповеди соблюдались в обрядах поклонения Ему (ст. 24,25 и след.).

1. В состязании с Божьей волей они утвердили собственную: они не послушали ни Бога, ни Его закон; они так ему и не вняли, и создавалось впечатление, будто закон им никогда не давался или же не вступал в силу; они не приклонили уха своего, чтобы прислушаться к нему, еще меньше их сердца были склонны ему повиноваться. Во всем же хотели поступать по-своему, на основании собственных решений, а не так, как им велели. Руководством для них служили их собственные замыслы, а не предписания мудрости свыше; у них были свои понятия о добром и законном, хотя Божье Слово говорило прямо противоположное. Внушение и упорство злого сердца, его похоти и страсти станут для них законом, и ходить они будут по путям сердца своего и по видению очей своих.

2. Если они и начали хорошо, все равно не продолжили, но вскоре отклонились. Они стали к Богу спиною, когда заговорили о том, чтобы поставить себе начальника и возвратиться в Египет, не желая идти вперед под Божьим руководством. Ранее они дали хорошее обещание: все, что Господь скажет нам, мы будем исполнять; и если бы они только держались этого доброго намерения, то все было бы хорошо; но, вместо того чтобы и дальше идти по пути долга, они повернули назад на путь греха и стали еще хуже, чем когда-либо.

3. Когда Бог посылал им слово уст, чтобы напомнить письменное Слово (что и было делом пророков), людям было все равно, они по-прежнему не слушались. У Бога были Свои служители среди народа в каждом веке с того дня, как они вышли из земли Египетской, до сего дня Господь с раннего утра (как сказано выше в ст.13) посылал того или иного служителя, чтобы он говорил народу о проступках и напоминал о долге, подобно тому как хороший хозяин поднимается рано, чтобы созвать своих рабов на работу; народ же оставался глух к словам пророков, равно как и к закону: но они не слушались Меня и не приклонили уха своего (ст. 26). Они вели себя в том же духе постоянно; таким упрямым и непокорным нравом отличались и их предшественники; таков был дух этого народа, причем злой дух, который не даст ему покоя, пока в конце концов совсем не погубит.

4. Характер иудеев и образ их жизни оставались прежними. Впрочем, они стали даже хуже, а никак не лучше отцов своих.

(1) Иеремия сам мог засвидетельствовать, что они были непокорны, или вскоре убедился бы в этом: «И когда ты будешь говорить им все эти слова (ст-27), в частности обвинишь их в упрямстве и непокорности, то даже и это не подействует на них. Они тебя не послушают, не внимут тебе. Ты пойдешь и будешь звать их со всей искренностью и усердием, но они тебе не ответят; они либо не дадут ответа вообще, либо не ответят послушанием; они не придут на твой зов».

(2) Поэтому пророк должен признать, что они заслуженно названы непокорным народом и созрели к погибели, и значит, ему надлежит пойти к народу и сказать об этом в глаза: «Тогда скажи им: вот народ, который не слушает гласа Господа Бога своего (ст. 28). Они печально известны своим упрямством; они приносят жертвы Господу как своему Богу, но не желают, чтобы Он управлял ими как их Бог; они не желают принимать от Него ни наставления словом, ни наказания жезлом; ни то ни другое не перевоспитало и не исправило их. Не стало у них истины; они не способны принять ее, они не желают ни подчиняться ей, ни руководствоваться ею. Они не желают говорить правду; нельзя верить ни единому их слову, ибо истина отнята от уст их, и ее место заняла ложь. Они лживы как перед Богом, так и перед людьми».

Стихи 29-34. В данных стихах:

I. Звучит громкий призыв к плачу и скорби. Иерусалим, некогда полный веселья город, радость всей земли, теперь должен поднять плач на горах (ст. 29), на высотах, где народ служил своим идолам и где теперь ему придется оплакивать свое несчастье. В ознаменование рабства и печали Иерусалиму предстоит теперь остричь волоса свои и бросить; данные слова имеют особое отношение к назореям, волосы которых служили символом и знаком их посвящения Богу и поэтому назывались их венцом. Иерусалим прежде был Божьим городом-назореем, но сейчас ему предстоит остричь волоса свои, покрыть себя позором, унизиться и стать отделенным от Господа, тогда как раньше он был отделенным для Него. Пришло время, когда потерявшие святость должны отказаться от радости.

II. Приводится основание для этого великого плача.

1. Грех Иерусалима представлен здесь в весьма неприглядном виде, превосходящим по своей гнусности и тяжести грехи, совершавшиеся в других местах: «Ибо сыновья Иуды (исповедующий Бога народ, происшедшие от источника Иудина, Ис 48:1) делают злое пред очами Моими (ст. 3О), под Моим присмотром и в Моем присутствии; они бросили вызов прямо Мне в лицо, что весьма усугубляет брошенный вызов». Или же: «Они совершали поступки, о которых знали, что таковые будут злом в Моих глазах (англ. пер., ст.3О) и в высшей степени оскорбительными для Меня». Идолопоклонство было грехом, который в Божьих глазах превосходил по злостности все другие. Итак, здесь народу вменяются в вину два обстоятельства их идолопоклонства, которые были весьма провокационными:

(1) Народ проявлял непревзойденную дерзость по отношению к Богу, открыто выражая неповиновение Ему: поставили мерзости свои (своих мерзких идолов и возведенные для них алтари) в доме, над которым наречено имя Мое, в самих дворах храма, чтобы осквернить его (так поступал Манассия, 4Цар 21:7;23:12), как будто думали, что Господь посмотрит на это сквозь пальцы или не придаст значения, вопреки тому что Он всегда был весьма недоволен этим, или как будто бы хотели примирить небеса и ад, Бога и Ваала. Сердце является тем местом, которое Господь избрал, чтобы пребывать имени Его там; и если грех занял в сердце самое сокровенное и самое высокое место, то таким образом мы оскверняем храм Господень, и посему более всего Бог негодует по тому поводу, что допустили идолов своих в сердце свое (Иез 14:4).

(2) Они поступали варварски по отношению к собственным детям (ст. 31). В частности, устроили высоты Тофета, где установили изваяние Молоха, в прилегающей к Иерусалиму долине сыновей Енномовых, там они сжигали сыновей своих и дочерей своих в огне, сжигали их заживо, убивали их, причем убивали самым жестоким образом, чтобы почтить или умиротворить идолов, которые были бесами, а не богами. Поистине, в этом мы видим самый вопиющий из всех случаев действия силы сатаны в сынах противления и свидетельство вырождения и порочности человеческого естества. Нам хочется верить, что примеров такого варварского идолослужения было не много, но удивительно то, что таковое вообще имело место и что человек может быть начисто лишен нормальных чувств и доходит до таких бесчеловечных поступков, что сжигает малых невинных детей, в том числе и собственных, и что человек может быть начисто лишен нормальной религии, чтобы считать подобные деяния законными, более того, приемлемыми. Несомненно, что происходившее было проявлением справедливого суда, потому что люди сменили славу Бога на подобие зверя, и Господь предал их во власть низменных чувств, превративших их в наихудших из зверей. Господь говорит, что этого Он им не повелевал, Ему это на сердце не приходило, подразумевая не то, что не велел им таким образом поклоняться Молоху (это Он им категорически запретил), а то, что Он никогда не повелевал, чтобы поклонение осуществлялось ценой таких жертв, когда над природными чувствами поклоняющихся совершается насилие; Богу никогда не приходило на сердце, чтобы Ему в жертву приносили детей, однако народ оставил служение Господу ради служения таким богам, которые повелевали совершать подобное, проявив при этом свою истинную сущность врагов человечества.

2. Разрушение Иерусалима представлено здесь весьма ужасающим. В общем, страдание довольно сильное: отверг Господь и оставил род, навлекший гнев Его (ст. 29). Грех делает этот род, бывший некогда родом Божьей любви, родом Божьего гнева (англ.пер., ст.29). И Бог будет отвергать и навсегда оставлять людей, которые подобным образом превращают себя в сосуды гнева, готовые к погибели. Господь не желает признавать таковых Своими. «Истинно говорю вам: Я не знаю вас». Господь предаст народ страхам от осознания собственной вины и предаст его во власть этих страхов.

(1) Над ними восторжествует смерть (ст. 32,33). Грех царствует к смерти, ибо она является возмездием за него, концом всему. Тофет долина, прилегающая к Иерусалиму, будет назван долиною убийства, потому что многие найдут там свою смерть, ибо, делая вылазки из города и пытаясь спастись бегством, они попадут в руки осаждающих. Или же будет назван долиною умерщвленных, потому что туда будут приносить для захоронения трупы убитых, поскольку все другие кладбища уже переполнены; там же будут хоронить до возникновения недостатка места для могил. Это свидетельствует о великом множестве павших от меча, чумы или голода. Смерть будет успешно шествовать по стране с устрашающей силой и величием, как всадник победоносный, и чтобы победить. И много будет пораженных Господом. Долина Тофет была местом, куда жители Иерусалима выходили погулять и подышать свежим воздухом; теперь же она станет непригодной для этой цели, ибо на ней появится такое множество могил, что прогулки прекратятся, чтобы избежать осквернения (согласно церемониальному закону) от прикосновения к гробу. Именно здесь народ одних своих детей приносил в жертву, других посвящал Молоху, поэтому Тофет является подходящим местом, чтобы пасть жертвами Божьего суда. В свое время долина стала местом захоронения или местом сжигания трупов осаждающей стороны, когда ангел истребил ассирийское войско; таково было ее предназначение издревле (англ. пер., Ис 30:33). Иудеи же забыли о милости и превратили Тофет в место своего греха, поэтому теперь Бог превратит его в место погребения осажденной стороны. Со ссылкой на эту долину, ад в Новом завете назван Геенной, то есть Енномовой долиной, потому что там похоронена большая часть ассирийских захватчиков и взбунтовавшихся евреев; подобным же образом ад является посмертным вместилищем как для неверных, так и для лицемеров, для явных врагов церкви Божьей и для ее коварных друзей; это собрание мертвых, оно приготовлено для рода гнева Божия. Однако побоище будет столь массовым, что даже огромная долина Тофет не сможет вместить всех убитых, и в конечном счете оставшихся в живых станет недостаточно для погребения мертвых, так что будут трупы народа сего пищею птицам небесным и зверям земным, которые набросятся на них как на падаль, и никто не позаботится, никто не осмелится отпугнуть их, в отличие от Рицпы, которая не допускала, чтобы хищники касались мертвых тел сыновей Саула (2Цар 21:10). «И будут трупы твои пищею всем птицам небесным и зверям, и не будет отгоняющего их» (Втор 28:26). Такое согласие наблюдается между законом и пророками, и с такой точностью они исполняются. Гуманность побуждает нас хоронить мертвых подобающим образом в память о том, кем они были при жизни, а именно скинией разумной души. Более того, к тому нас побуждают духовные соображения, упование на то, что будет с мертвым телом при воскресении. Некогда ярость людей против Божьих свидетелей проявилась в том, что их тела оставались без погребения (Отк 11:9). Здесь же звучит угроза не предавать погребению, как проявление гнева Господа на Своих врагов и свидетельство о том, что грешников преследует зло даже после смерти.

(2) От них отойдет радость: прекращу... голос торжества (ст. 34). Бог призывал их через Своих пророков и посредством меньших судов плакать и сетовать, они же поступали Ему наперекор и не желали слушать ни о чем, кроме веселья и радости (Ис 22:12,13). И что из этого вышло? Теперь Бог призвал к плачу (ст. 29), причем призыв был действенным, ибо Он не оставил ни повода, ни настроения для радости и веселья. Не желающие плакать заплачут; не желающие излечиться от праздного веселья по Божьей благодати лишатся всякого веселья по Божьей справедливости; ибо, когда Бог будет судить, Он победит в суде Своем. Здесь звучит угроза о том, что нечему будет радоваться. Не будет свадебного веселья: торжества нет, потому что нет бракосочетаний. Исчезнут жизненные блага, и все заботы о поддержании жизни на земле будут отброшены; уже не услышишь голоса жениха и голоса невесты, не услышишь музыки и свадебных песен. Уже не будет радости от сбора урожая, потому что земля эта будет пустынею, невозделанной и необработанной. Такая мрачная картина будет наблюдаться как в городах Иудеи, так и на улицах Иерусалима; и когда люди оглянутся вокруг и не увидят повода для радости, то не удивительно, что они уйдут в себя и лишатся настроения, чтобы радоваться. Следует заметить: Бог может быстро испортить и прекратить веселье самого заядлого весельчака, и по этой причине нам всегда надлежит радоваться с трепетом, быть веселыми и мудрыми.


Толкование Мэтью Генри на книгу пророка Иеремии, 7 глава


← 6 Иер 7 MGC 8

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.