Библия » Толкование Мэтью Генри

Иисус Навин 15 глава

← 14 Нав 15 MGC 16

Хотя земля завоевана пока еще не полностью, тем не менее она успокоилась (как сказано в завершение предшествующей главы) в данное время от войны, и все войска израильтян удалились с поля битвы на общий сбор в Галгале, где и приступили к разделу земли; хотя это дело довели до конца позже в Силоме (гл 18:1 и след.). В данной главе описывается удел колена Иудина, имевшего в данном, как и в других случаях, приоритет. I. Пределы, или границы, наследия Иуды (ст. 1-12). II. Особое предназначение Хеврона и прилегающей местности в удел Халеву и его роду (ст. 13-19). III. Названия разных городов, попавших в удел колена Иудина (ст. 20-63).

Стихи 1-12. Двумя сыновьями Иакова, к которым перешло первородство Рувима, лишившегося такового, были Иуда и Иосиф. Иуда унаследовал главенство, а Иосиф двойной удел, и поэтому потомки именно этих двух сыновей устроились в первую очередь: Иудины в южной части Ханаана, а Иосифовы в северной; за ними следовали остальные семь колен, уделы которых как бы прилагались к этим двум. Уделы Вениамина, Симеона и Дана примыкали к Иуде, а уделы Иссахара, Завулона, Неффалима и Асира к Иосифу. Иуде и Иосифу предстояло быть обеспеченными первыми, по-видимому, еще до того, как провели точную оценку земли, о которой мы читаем позже (гл 18:9). Вероятно, что самые большие участки земли на севере и на юге страны, причем прилегающие к Галгалу, которые народ знал лучше всего, стали первыми двумя уделами, и жребий о них был брошен между двумя главными коленами, представителем одного из которых был Иисус Навин, а другого Халев (первый в списке князей, уполномоченных для раздела земли). И по решению жребия южная часть страны, описание которой мы находим в этой главе, выпала Иуде, а северная ее часть, описание которой приводится в двух последующих главах, Иосифу. После получения этих уделов произошло более равномерное деление (либо по количеству, либо по качеству) остальной земли между семью коленами. Вероятно, при разделе земли руководствовались общим правилом: многочисленному дайте удел более, а малочисленному дай удел менее; кому где выйдет жребий, там ему и будет удел (Числ 33:54); то есть: "Определите два больших удела, которые выпадут по жребию самым многочисленным коленам Иуды и Иосифа, остальные же уделы будут меньшими, и таковые надлежит распределить между менее многочисленными коленами". Первое сделали в Галгале, второе в Силоме. В данных стихах приводится информация о границах жребия Иуды, по племенам их сказано о нем, как и об остальных, то есть при разделе учитывалось число родов в пределах колена. Кроме того, подразумевается, что Иисус Навин, Елеазар и другие уполномоченные, когда они давали каждому колену выпавший по жребию удел, потом еще (вероятно, точно так же по жребию) делили эти большие уделы, чтобы обеспечить наследием каждый род, а затем подобное деление производилось по семьям, ибо лучше, чтобы это делали сами вышестоящие власти, вызывающие меньшее недовольство, а не поручали такое распределение начальникам более низкого ранга, стоящим над каждым коленом. Здесь в основном определены границы удела колена Иудина, причем изменения допускаются, поскольку значительная доля земли, находящейся в этих пределах, будет впоследствии выделена коленам Симеона и Дана.

1. Восточной границей служило только Соленое море на всем своем протяжении (ст. 5). Каждое море является соленым, но соленость этого моря была чрезвычайной и превосходила природную, что стало следствием действия огня и серы, которые во времена Авраама погубили Содом и Гоморру, причем руины этих городов погребены на дне мертвой воды, которая и сама неподвижна, и никакая живность в ней не обитает.

2. Южная граница совпадала с общей границей земли Ханаана, как очевидно на основании сравнения стихов 1-4 с Числ 34:3-5. Так что это сильное и воинственное колено Иуды защищало на границе всех израильтян от старых заклятых врагов идумеев (хотя их праотцы и были братьями-близнецами). И поэтому наш Господь, Который воссиял из колена Иудина и Которому принадлежит царство, будет судить гору Исава (Авд.21).

3. Северная граница отделяла удел Иуды от удела Вениамина. В ее описании упоминается камень Богана, сына Рувимова (ст. 6): вероятно, речь идет о выдающемся полководце перешедшего через Иордан войска Рувимова, который умер в стане в Галгале и был похоронен неподалеку под этим камнем. На северной границе находилась долина Ахор (ст. 7), чтобы напоминать мужам Иуды о беде, которую навлек на собрание Израилево представитель их колена Ахан, дабы не слишком превозносились в своем служении. Северная граница примыкала к Иерусалиму (ст. 8), причем так плотно, что в удел колена Иудина входила гора Сион и гора Мориа, хотя большая часть города находилась в уделе Вениамина.

4. Западная граница поначалу проходила вблизи великого моря (ст. 11), но впоследствии значительная часть удела Иуды с этой стороны перешла к колену Данову; ибо данный жребий определял между Иудой и Иосифом: кто будет иметь удел на юге, а кто на севере, но не устанавливал непоколебимых границ этих двух колен. У наследия Иуды были свои пределы. Несмотря на то что это сильное и воинственное колено имело огромное влияние на другие колена, потомкам Иуды не предоставили право самостоятельного выбора, когда можно увеличивать свои владения, как заблагорассудится, но им надлежало потесниться, чтобы и соседи могли жить рядом с ними. Кто Удостоился высокого положения, тот все равно не должен думать, что он один поселен на земле.

Стихи 13-19. Похоже, что летописец рад каждой возможности упомянуть Халева и воздать ему честь, ибо тот почтил Бога, в точности следуя за Ним. Примите во внимание:

I. Здесь повторяется информация о том, что Иисус Навин дал Халеву в наследие гору Хеврон (ст. 13), и говорится, что тот ее получил.

1. Как повелел Господь Иисусу. Хотя Халев в прошении убедительно обосновал свое право на это владение по обетованию, тем не менее, поскольку Бог велел Навину делить землю по жребию, он не стал бы даже в этом исключительном случае потакать своему старому другу Халеву и поступать вопреки Божьему повелению, но, вероятно, просил у Бога совета в этом деле. В любом случае, когда у нас возникают сомнения, весьма полезно узнать Божье мнение и четко увидеть путь своего долга.

2. О наследии Халева говорится как о части среди сынов Иудиных; хотя он получил удел раньше, чем выпал жребий колену Иудину, тем не менее в подтверждение того, что именно Господь направил жребий, наследие Халева оказалось в самом сердце удела Иудина, причем это стало великой милостью, ибо Халев не разлучился с братьями и не жил в окружении представителей других колен.

II. Халев получил наследие, и теперь мы узнаем:

1. Как он проявил доблесть при завоевании Хеврона: и выгнал оттуда Халев трех сынов Енаковых (ст. 14); выгнал их он и те, кто подвизался помочь ему в этом деле. Здесь говорится об этом, чтобы показать, что выраженная им уверенность в успехе этого дела благодаря Божьему присутствию не обманула Халева (гл 14:12), и его упование оправдалось. Здесь сказано, что он не убил этих великанов, а выгнал их оттуда, а значит, они удалились при его приближении, убежали от него; сила и стать енакимов не помогла им сохранить присутствие духа; и за внешностью льва скрывалось дрожащее сердце зайца. Подобным образом Бог часто укрощает дух князей (Пс 75:13), отнимает ум у глав народа (Иов 12:24) и тем самым стыдит гордых в их самонадеянности; если мы таким же образом будем противиться дьяволу этому рыкающему льву, то он, хотя и не упадет, тем не менее убежит.

2. Как он воодушевил окружающих на доблестное завоевание Давира (ст. 15 и след.). Повидимому, несмотря на то что однажды Иисус Навин уже завладел Давиром (гл 10:39), хананеи вернули себе владения в отсутствие израильского войска, поэтому дело предстояло совершить во второй раз. И когда Халев закончил покорение Хеврона, который предназначался ему и его роду, то, чтобы явить свою ревность о благе народа (причем не меньшую, чем ревность о собственных интересах), он целеустремленно переходит к завоеванию Давира и не желает складывать оружие, пока не увидит, что город, лежащий всего в десяти милях к югу от Хеврона, успешно покорен, хотя при этом он не преследовал никаких личных интересов, но завоевание Давира давало общее преимущество всему колену Иудину. Давайте на этом примере научимся думать не только о личной выгоде, но будем заботиться и участвовать в достижении благосостояния общества, членами которого мы являемся; мы рождены не для самих себя и не должны жить для себя. Здесь особо упоминается название города. Раньше он назывался Кириаф-Сефер город книги, или Кириаф-Санна (ст. 49) город знании (существует такой перевод, причем так он назван и в Септуагинте Polis grammaton), и на этом основании возникло мнение, что речь идет о городе-университете для хананеев (как Афины в Греции), где молодежь получала образование. Либо же там хранились книги летописей, или записей, или предметы древности этого народа. И возможно, именно это обстоятельство пробудило в Халеве столь настойчивое желание увидеть во владельце города Израиля, чтобы и его народ ознакомился с древними познаниями хананеев. Халев предложил руку своей дочери, а вместе с ней и хорошее приданое любому, кто возьмется покорить этот город и возглавит войска, задействованные в этом предприятии (ст. 16). Подобным же образом и Саул пообещал руку своей дочери тому, кто убьет Голиафа (1Пар 17:25), причем ни один из них не подразумевал силой выдать дочь за нелюбимого человека, но оба рассчитывали на дочернее послушание и подчинение воле отца, даже если в результате жених придется не по нраву. Род Халева не считался издавна почитаемым и богатым, но был религиозным; и кто сам в точности следовал Господу, тот, несомненно, научил этому и своих детей, а посему невеста была весьма желанной партией для любого хорошо воспитанного молодого человека. Сделав это предложение, Халев преследовал цель: [1] сослужить службу своей стране тем, что завоюет важное место. [2] Удачно выдать свою дочь замуж за человека, стремящего к знаниям, у которого возникнут особые чувства по отношению к городу книг, к тому же за мужа брани, желающего послужить своей стране, и достойного представителя своего поколения. Если ему удастся связать судьбу своего ребенка с человеком такого нрава, то он будет считать свою дочь хорошо устроенной, независимо от размера доли жениха в жребии колена. Храбрым завоевателем места стал племянник Халева Гофониил, о котором, вероятно, тот и думал, когда выступил с предложением (ст. 17). Этот самый Гофониил намного позже, уже в более зрелом возрасте, удостоился чести стать избавителем и судьей Израиля самым первым человеком, который управлял делами всего Израиля после смерти Иисуса Навина. Кто намерен добиться положения в обществе, тому было бы полезно своевременно проявить себя в добрых и великих делах и преуспевать в служении еще в молодости, чтобы в преклонных летах преуспевать в чести. Вслед за этим (и по согласию всех сторон) Гофониил женился на своей двоюродной сестре и дочери Халева Ахсе. Вероятно, он и прежде питал к ней нежные чувства, и желание получить ее в жены побудило юношу к участию в этом смелом предприятии. Возможно, именно чувства к Ахсе, а не любовь к своей стране, честолюбие и желание снискать расположение князей своего народа стали решающей причиной, толкнувшей Гофониила на совершение подвига. Он просто не мог думать о том, что кто-то другой, а не он сам завоюет благосклонность девушки такой благородный огонь горел в его сердце и побуждал к действиям. Поэтому говорится, что крепка, как смерть, любовь и люта, как преисподняя, ревность. Поскольку летописец повествует сейчас о разделе земли, то он сообщает и о доле Ахсы на этой земле, тем более ценной потому, что таковая была дана в силу Божьего обетования, хотя можно предположить, что завоеватели Ханаана, взявшие трофеи в столь многих богатых городах, обладали немалым состоянием. [1] Ахса получила в дар от Халева участок земли, что позволялось, поскольку дочь выходила замуж в своем колене и роду, как это было и с дочерьми Салпаада. Халев дал ей землю полуденную (ст. 19). Но полуденная земля была обезвоженной, склонной к засухам. [2] Ахса получила еще больше по своей просьбе. Она предпочла бы, чтобы землю попросил ее муж какое-либо поле или участок равнины, принадлежавший уделу Халева, и тогда его присоединили бы к полуденной земле, причитавшейся дочери как приданое. Ахса знала, что ее муж пользуется большим уважением у отца, который, вне всякого сомнения, был весьма доволен его славным достижением, но муж решил, что будет лучше, если она попросит сама, ибо добьется успеха с большей вероятностью. Именно так Ахса и поступила, подчиняясь мнению своего мужа, хотя и вопреки собственному; и она справилась, взяв на себя труд обратиться с просьбой. Во-первых, она использовала прекрасную возможность, когда отец привел ее в дом мужа и, радуясь по поводу столь удачного устройства собственной дочери, был готов сделать для нее все, что ни попросит. во-вторых, Ахса сошла с осла в знак уважения и благоговения перед своим отцом, к которому она продолжала относиться с тем же почтением, что и до замужества. Согласно Септуагинте и Вульгате, она сошла с осла с плачем и вздохами; таким образом она выражала печаль и тревогу, чтобы дать своему отцу повод спросить, что она хочет. В-третьих, она называет просимое благословением, потому что оно сделает ее поселение намного более удобным; Ахса была уверена, что поскольку она вышла замуж не просто с согласия отца, а в послушание его повелению, то он не откажет ей в благословении. В-четвертых, она просит только о воде, без которой земля, полученная ею, окажется бесполезной для возделывания и устройства пастбищ, поэтому ей нужно лишь поле с источниками вод. Скромность и обоснованность ее просьбы давали ей огромное преимущество. Почва без воды подобна дереву без соков или животному без крови. Поэтому, когда Бог собирал воду в одно место, Он мудро и милостиво оставлял понемногу в каждом месте, чтобы земля была богатой и могла служить человеку (см. Пс 103:10 и след.). Итак, Ахса достигла своей цели: отец дал ей то, что она просила, и, возможно, больше, ибо дал он ей источники верхние и источники нижние два поля, названные в честь орошавших их источников, то есть мы бы провели различие между верхним полем и нижним полем. Толкователи, которые придерживаются мнения, что речь идет об одном поле, орошаемом как дождем с небес, так и родниками, текущими из недр земли, дают обоснование молитвам, которыми мы молимся (упоминая эти слова из Писания), когда просим о духовных и небесных благословениях для души из верхних источников, а о благословениях для тела и жизни из нижних источников. Эта история учит нас, что:

(1) если мы в меру желаем в этой жизни удобств и утешений, которые считаем достижимыми обычным и законным образом, то это не является нарушением десятой заповеди.

(2) Мужья и жены должны советоваться друг с другом и приходить к общему согласию по вопросам благосостояния своей семьи; но более всего им нужно согласованно просить своего Небесного Отца о лучших благословениях из верхних источников.

(3) Родители не должны считать за потерю то, что Дарят своим детям на пользу, но следует давать им уделы так же щедро, как и пропитание, особенно когда дети исполнительны. У Халева были и сыновья (1Пар 4:15), тем не менее он так щедро одарил именно дочь. А родители, которые жалеют для своих детей необходимое, причем то, с чем могли бы без труда расстаться, забывают себя и свое родство.

Стихи 20-63. Здесь приводится перечень названий разных городов, попавших в удел колена Иудина; упомянут каждый город, чтобы представители колена знали свое, хранили свое, придерживались своего и не утратили законные владения по трусости или лени.

I. Города названы и перечислены по группам: для такой классификации у израильтян были причины, известные им тогда лучше, чем нам теперь.

1. О некоторых городах сказано как о находящихся с края колена сынов Иудиных в смежности с Идумеею (ст. 21-32). Упомянуты названия тридцати восьми городов (англ. пер.), хотя сказано, что таковых двадцать девять (ст. 32), потому что девять из них впоследствии перешли в удел Симеона и считались его собственностью, что очевидно на основании сравнения с перечнем городов в уделе Симеоновом (гл 19:2 и след.). Следовательно, приводится общее число только тех городов, которые остались в уделе Иуды (хотя упомянуты названия и остальных).

2. Вторая группа это города, располагавшиеся на низменных местах (ст. 3З). Приводится число четырнадцать, хотя упомянуты названия пятнадцати (англ. пер.), вероятно, потому что Гедера и Гедерофаим были либо двумя названиями одного и того же города, либо названиями его двух частей.

3. Затем упомянуты еще шестнадцать городов без указания направления или каких-либо отличительных особенностей (ст. 37-41) и еще девять (ст. 42-44).

4. Три города филистимлян: Екрон, Азот и Газа (ст. 45-47).

5. Города на горах, общим числом одиннадцать (ст. 48-51), еще девять (ст. 52-54), еще десять (ст. 55-57), еще шесть (ст. 58,59) и два (ст. 60), а также шесть городов в пустыне в регионе не столь густонаселенном, как некоторые другие.

II. Итак, здесь обратите внимание:

(1) мы не находим упоминания о Вифлееме, который впоследствии стал городом Давида и возвеличился благодаря рождению в нем нашего Господа Иисуса. Ибо этот город, который в лучшем случае, не удостойся он такой чести, был бы мал между тысячами Иудиными (Мих 5:2), в то время большими размерами не отличался, чтобы числиться среди городов, но, наверно, числился среди сел, названия которых в данном перечне не упоминались. Христос пришел, чтобы удостоить чести связанные с Его именем места, а не принять честь от них.

(2) Об Иерусалиме сказано, что он продолжал находиться в руках иевусеев, ибо их не могли изгнать сыны Иудины (ст. 63) по своей лени, тупости и неверию. Если бы они энергично и решительно взялись за дело изгнания, то у нас есть все основания полагать, что Бог не преминул бы даровать им успех; они же не смогли этого сделать, потому что не захотели. Впоследствии Иерусалиму суждено было стать святым городом, столицей и городом Великого Царя, ярчайшим украшением всей земли Израиля. Таковым он стал по Божьему замыслу. А значит, то обстоятельство, что он так долго не принадлежал израильтянам, может считаться заслуженным наказанием за их небрежность в завоевании данных им Богом городов.

(3) Среди городов Иуды (общим числом 114) мы находим Ливну, восставшую в дни Иорама и, вероятно, добившуюся свободы, чтобы стать независимым государством (4Цар 8:22), и Лахис, где был умерщвлен царь Амасия (4Цар 14:19); отсюда была открыта дверь разгулу идолопоклонства и берет свое начало грех дщери Сионовой (Мих 1:13). Здесь упомянут Гило город Ахитофела, и Феко, в котором родился пророк Амос и одержал свою славную победу Иосафат (2Пар 20:20 и след.), а также назван город Мареша, где победителем стал Аса. Многие города этого колена упоминаются в истории злоключений Давида. Одоллам, Зиф, Кеил, Маон, Ен-Геди и Циклаг числились в этом уделе и были местами, которые часто посещал Давид; ибо, хотя Саул и изгонял его из наследия Господня, Давид держался к нему как можно ближе. Он часто посещал пустыню Иудейскую, в которой также проповедовал Иоанн Креститель и где приблизилось Царство Небесное (Мат 3:1). Богатства этой земли, несомненно, соответствовали благословению, которым благословил это колено Иаков, а именно: он моет в вине одежду свою (Быт 49:11). И вообще, Иуда! тебя восхвалят братья твои без зависти.


Толкование Мэтью Генри на книгу Иисуса Навина, 15 глава


← 14 Нав 15 MGC 16

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.