Библия » Библия говорит сегодня

1 послание Иоанна 2 глава

4. Признаки подлинной веры. 1Иоанна 2:1-6

Бог есть свет. Он полностью последователен в Своей безупречной праведности, и ничто не может изменить истинной сути Его личности. Все другие истины нуждаются в сопоставлении с Божьей истиной. Опираясь на это положение, Иоанн объясняет нам способы, с помощью которых можно проверить, прав ли тот, кто заявляет, что познал Бога и живет в Его свете. Если человек действительно живет в общении с Богом, это должно отразиться на его поведении и, следовательно, может быть проверено. Отсутствие последовательности в этом вопросе объясняет, почему многое из того, что с такой бездумной легкостью написано по поводу христианской веры, по сути не имеет к делу никакого отношения. Как могут «христиане», утверждающие, что познали Бога, быть до такой степени непохожими на Него? Ничто иное не является большим камнем преткновения для агностиков. Самым большим препятствием на пути к распространению Благой вести часто было то, что происходило внутри самой христианской церкви.

Это не означает, что христианин должен стать совершенным. Согласно Евангелию, такое невозможно. Мы уже говорили о том, что в этой жизни ни один христианин не может быть уверен в своей безгрешности. Совершенство ждет нас на небесах. Но у нас есть цель, которая определяет направление нашего развития, и, продвигаясь к ней, все мы можем достигнуть большого прогресса. Вот то направление, которое должно определять всю нашу жизнь. Во всяком случае, оно свидетельствует об искренности христианской веры.

Например, в процессе обучения человек должен начинать с усвоения элементарных истин, прежде чем переходить к более высоким уровням. Любой учащийся понимает, что невозможно узнать сразу все, относящееся к избранным дисциплинам. По мере обучения он постепенно продвигается в нужном направлении, овладевая необходимыми знаниями. Вскоре ему становится ясно, что люди, являющиеся признанными авторитетами в данной области, лучше чем кто-либо понимают, как мало они знают; недаром величайшие ученые часто оказываются чрезвычайно скромными людьми. Путешествуя по миру знаний, человеку нередко приходится оступаться и двигаться ощупью. Однако он старается делать выводы из своих ошибок и, что важнее всего, проявляет настойчивость. Между этим процессом и опытом настоящего христианина можно провести поучительную параллель. Джон Ньютон, который до обращения был морским капитаном и занимался работорговлей, а затем стал верным служителем Господа и Его Слова, возможно, выразил эту мысль наиболее исчерпывающе, когда сказал: «Я не тот, кем я должен быть; но и не тот, кем я был когда-то. И лишь благодаря милости Божьей я стал тем, кто я есть».

В этих стихах Иоанн выдвигает на первый план три характерные особенности, которые присущи человеку, придерживающемуся библейских истин. Христиане знают, что Христос существует, уповают на то, что Он сделал, и соблюдают Его заповеди.

1. Христиане знают, Кто такой Христос (ст. 1)

Говорят, что когда Джон Уэсли покидал родной дом, его мать, Сусанна, показала ему слова, написанные на чистом листе в начале Библии, которую он брал с собой: «Грех будет удерживать тебя от чтения этой книги, но эта книга удержит тебя от греха». Апостол Иоанн тал, что сила Божьего Слова защищает его людей от нападок врага и вдохновляет их в стремлении к святой жизни. В этом состоит одна из причин, по которой Иоанн решил написать свои Послания. Вслед за псалмопевцем, каждый христианин должен иметь возможность сказать: «В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс 118:11). Но зная своих детей и будучи реалистом, Иоанн понимает, что в жизни любого христианина случаются поражения и ошибки. Вот почему признаком истинной веры не может быть «совершенство», основанное на подтасовке понятия греха. Вера, скорее, проявляется в умении понять, до какой степени мы подвержены легко «запивающему нас греху» (Евр 12:1). Наличие такого отношения или отсутствие его зависят от степени понимания нами того, что собой представляет Христос, что Он сделал и делает для нас. Как утверждает Библия, именно наше правильное восприятие Христа является признаком подлинной веры. Допуская ошибку в этом вопросе, мы будем ошибаться во всем.

Иисус – земное имя, закрепленное за Ним в истории как за реальным человеком, не является плодом чьего-то воображения. Но это не просто имя, оно отражает цель Его появления на земле, «…наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф 1:21). Христос – помазанный, мессия. Из Евангелия известно, как Его беспокоило широко распространенное в те времена недопонимание роли мессии, в котором Его современники, в силу своего ограниченного восприятия, ожидали увидеть бряцающего оружием завоевателя или сверхгероя националистического толка. Суть тайны мессианства кроется в утверждении Иисуса, что Он не только сын Давидов, но что «сам Давид называет Его Господом» (Мк 12:35-37). Это говорит «о сверхъестественном сане и происхождении Иисуса, а также указывает на то, что Он не был просто чьим-то сыном в обычном человеческом понимании этого слова» [инсент Тэйлор, Знак (Макмиллан, Лондон, 1966) – Vincent Taylor, Mark (Macmillan, London, 1966), ad loc.]. Вот почему Он был распят. В самом деле, отождествление Его личности именно с «Христом» было существенно для церкви; чтобы понять, что в действительности Он собой представлял, имя Христос было специально использовано как собственное. Рожденный в Вифлееме как обычное человеческое дитя, Он, тем не менее, существовал и прежде со Своим Отцом. Он – Сын Бога.

Две природы слиты во Христе воедино, как будто золотой нитью. Обе они являются доказательством, что Он – Сама Праведность. Он праведен как по Своей вечной божественной природе, потому что Он – Бог, так и в земной жизни, в отличие от грешных людей. Его жизнь была абсолютно безгрешна, хотя искушения, которые Ему пришлось испытать, значительно больше тех, с какими порой сталкиваемся мы. Он просто никогда не поддавался им (Евр 4:15).

Это и есть то, что дает Ему право быть нашим «Ходатаем пред Отцем» (1Ин 2:1). Современный перевод этого стиха звучит именно так. Это означает, что Он имеет право выступать от имени грешных людей, защищая их и спасая от гибели. В более старом переводе здесь использовано слово «защитник» (АВ, ПВ, ПНВ), что мне кажется предпочтительнее. Греческое слово parakletos, употребленное в оригинале, обозначает того, кто призван помогать ближним. Вот почему основное его значение – «защитник». В своем Евангелии Иоанн, говоря о Святом Духе, не раз употребляет то же самое слово (переведенное здесь как «Утешитель»; Ин 14:16,26; 15:26; 16:7). Тот факт, что, говоря о Святом Духе (Ин 14:16), Иисус употребляет слова «другой Утешитель» (alias parakletos), имеющие смысл «другой, подобный мне», указывает на то, что, скорее всего, Он признал бы правильным оба значения.

Именно эта двойная праведность – Бога и человека – давала Христу право выступать в роли защитника, о чем упоминал также и Петр. «Потому что и Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных…» (1Пет 3:18). Мы получили прощение только благодаря тому, что Он пожертвовал ради нас Своей праведной жизнью. Эта жертва дала Ему право защищать нас, грешников, перед лицом праведного Отца.

Настоящий христианин никогда не станет делать противоречащих истине заявлений о своем совершенстве или легкомысленно утверждать, будто, по его мнению, несущественно, грешит он или нет. Такой человек с благодарностью принимает, что, несмотря на греховность, положение его небезнадежно. Близкие отношения между Иисусом Христом, Праведником, и Его Отцом – вот что является для нас залогом прощения и возрождения.

2. Христиане уповают на то, что сделал Христос (ст. 2)

Ключевым здесь является слово умилостивление или, как сказано в более старых переводах, «искупление» (АВ, ПВ, ПНВ). Защищая нас, наш Ходатай с целью признания нас невиновными выдвигает тот факт, что Он предложил Самого Себя в качестве жертвы, искупляющей нашу вину. Существуют значительные расхождения между различными переводами и комментариями этого места Библии, но основную идею, на мой взгляд, нетрудно понять в любом из вариантов. Греческое слово hilasmos, использованное здесь, во всем Новом Завете используется еще только один раз, в этом же самом Послании, 4:10.

В Септуагинте, переводе Ветхого Завета на греческий, сделанном в третьем веке, в Книге Пророка Иезекииля 44:27, употреблен термин «жертва за грех», который представляет собой перевод еврейского слова. «И в тот день, когда ему надобно будет приступить ко святыне во внутреннем дворе, чтобы служить при святыне, он [священник] должен принести жертву за грех, говорит Господь Бог». Этот отрывок полезен для нас с точки зрения объяснения основной идеи. Священник, будучи грешным человеком, должен был принести жертву, чтобы обрести право войти туда, где присутствует праведный Бог. Это помогает нам понять, что Господь Иисус принес жертву Своей смертью на кресте, чтобы заменить наказание прощением, а грех – милостью.

Господь переносит Свой гнев с грешника на Того, Кто принес Себя в жертву за него. Этот смысл отражает слово «умилостивление», именно в этом я и вижу его преимущество. Эта идея подвергалась значительной критике как недостойная библейского Бога и даже высмеивалась, ввиду того что она якобы сводит Его на уровень языческого божества, которого необходимо подкупить, чтобы умилостивить. Но такая критика подвергает сомнению или вообще опровергает тот факт, что Библия – откровение Бога, способного не только на справедливость, но и на гнев. Однако беспокойные и непослушные человеческие существа не раз убеждались, что это действительно так. Даже если мы отнесемся с пренебрежением к многочисленным упоминаниям о Божьем гневе, встречающимся в Ветхом Завете, мы обнаружим достаточное их количество в Новом Завете: «… не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин 3:36); «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою» (Рим 1:18); «За которые гнев Божий грядет на сынов противления» (Кол 3:6). Как поясняет Гордон Ш. Кларк: «Искупительными жертвами могут быть названы любые ритуалы, но спасение, в христианском смысле этого слова, требует принесения одной определенной жертвы, а именно – умилостивления… Иоанн совершенно точен. Искупительная жертва Христа – это и есть умилостивление. Ее целью было успокоить гнев возмущенного Бога, и эта цель была достигнута» [Кларк, с. 46.].

Христиане обрели благодать, потому что в Своем сострадании и милосердии Бог предусмотрел средство, благодаря которому грешные люди, такие, как мы с вами, могут быть по справедливости прощены. Более того, перед нами открывается возможность увидеть Его Самого, и Он будет приветствовать нас. Ни у кого не должно быть никаких сомнений в том, что Он простит нас и больше никогда не вспомнит наших грехов. Средством нашего спасения была смерть Его Сына. На кресте Христос заплатил за содеянное нами разрушение Божьего закона. Этим Он в полной мере подтвердил справедливость Бога. «Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются» (Пс 84:11). Справедливость Бога и Его милосердие в равной степени удовлетворены. Мы, люди, созданы по образу и подобию Божьему, и потому в нас живет инстинктивное ощущение того, что так и должно быть. Мы не хотим жить в аморальном мире, в котором, например, Гитлер мог бы действовать безнаказанно. Мы постоянно взываем к справедливости, но сами мы нуждаемся в милосердии. Только оно может сохранить нас от истребления огнем Божьей святости (Плач 3:22; Евр 12:29). Его гнев не просто эмоция, не порыв обиды или плохого настроения, гневаясь, Он проявляет Свою убежденность в том, что правильно все, способствующее уничтожению греха. Благодаря Евангелию мы знаем, что у нас есть Защитник, имеющий право ходатайствовать о милосердии, потому что Он совершил праведное дело – умер смертью, которую по праву заслуживаем мы. Благодаря Его смерти грешник не будет наказан, Сам Бог оплатил наш долг. Чтобы сделать это, Он стал человеком. Крест не является Отцовским наказанием ни в чем не повинного Сына, являющегося одной из трех ипостасей Бога. Крест означает, что Бог, воплотившись в Сыне, принял на Себя то, что требовал Его справедливый гнев, а также, что долг уплачен, карающий меч вложен в ножны и, таким образом, наши грехи искуплены.

Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира. Означает ли это, что, умилостивив Бога, Христос искупил грехи каждого, кто когда-либо жил или будет жить? Если да, то можно сделать вывод, что всякая вражда между Богом и человеком прекращена. Есть немало людей, которые хотели бы вкладывать именно такой смысл в эти слова и даже пошли бы еще дальше, провозгласив всеобщее спасение, не зависящее ни от индивидуальной веры во Христа, ни даже от того, слышал когда-либо человек о Нем или нет. Евангелизм, таким образом, становится большей частью провозглашением того, что сделал Бог и в чем все автоматически будут участвовать. Если бы Иоанн именно это имел в виду, Послание потеряло бы свою цельность из-за противоречий, которые бы его переполняли. Кто, в таком случае, те «антихристы», которые «вышли от нас, но не были наши» (2:18-19)? Они тоже прощены и возрождены к новой жизни? Если бы это было так, Послание во многом утратило бы свой смысл. Как мы должны относиться к утверждению, сделанному в 3:10, что некоторые люди являются «детьми диавола»? Это о них сказано: «… всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (3:10). Как надо воспринимать вполне конкретное утверждение о том, что «есть грех к смерти» (5:16)? Если мы исходим из того, что Иоанн не стал бы противоречить самому себе, то должны задаться вопросом, что он имел в виду, говоря о грехах всего мира.

Иоанн явно проводит границу между «нами» (христианами) и миром. Это означает, что он использует слово мир в более распространенном его значении, подразумевая тех людей, которые в данный момент не со Христом. В других случаях Иоанн употребляет это слово (гр. kosmos) в смысле расы, населяющей землю, или рода человеческого, но чаще всего он подразумевает бунтующих людей (множество неверующих), которые отвергают все, сказанное Христом. Это тот мир, в котором Христос мертв. Каждый христианин когда-то был частью этого мира. «Иоанн никогда не допустил бы, чтобы его читатели восприняли дарованные Богом благословения в таком узком, ограниченном смысле. Сам факт, что можно воспользоваться умилостивлением для избавления от грехов, дает достаточно оснований, чтобы следовать ему» [Брюс, с. 50.]. На самом деле в рассматриваемом отрывке слово грехи присоединено к основному тексту переводчиками, хотя его употребление в этом контексте полностью соответствует тому, как это сделано Иоанном в Евангелии, где он говорит об Иисусе: «Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин 1:29). Мы не должны сомневаться, что жертва, принесенная Христом, на самом деле, как сказано в молитвеннике, является «полной, совершенной и достаточной платой за грехи всего мира» [Порядок проведения святого причастия, Книга общих молитв (1662) – Order for Holy Communion, The Book of Common Prayer (1662).]. Никто не должен быть исключением.

В этом, несомненно, состоит смысл происшествия в храме в момент смерти Иисуса Христа (Мф 27:51). Плотный занавес, или завеса, которая отделяла ту часть храма, куда заходили люди, пришедшие поклониться Богу, от «святая святых» (куда было дозволено входить только первосвященнику и то раз в году, в День Очищения), «разодралась надвое, сверху до низу», и произошло это по воле Бога, а не человека. Как будто Бог произнес, обращаясь ко всем грешникам мира: «Теперь ты можешь войти».

3. Христиане соблюдают заповеди Христа (ст. З-6)

В стихе 3 есть фраза, которая неоднократно встречается в этом Послании: мы знаем, или: «А что мы познали Его, узнаём из того…» Здесь говорится о третьем признаке подлинной веры, который состоит в том, что мы в действительности повинуемся Христу как нашему Господину. Иисус Сам говорил Своим ученикам: «Если любите Меня, соблюдайте Мои заповеди» (Ин 14:15). Это Его высказывание, как и многие другие, в наше время утратило свою популярность, даже в среде тех, кто хотел бы называться христианином. Считающих необходимым повиноваться Божьему Слову, часто в насмешку называют «узколобыми», «следующими букве», тем самым ошибочно противопоставляя закон и любовь. Не так давно один молодой христианин заявил мне, что не видит смысла повиноваться Слову Христа (или даже читать его), потому что, как он выразился: «Я просто люблю Его». Напротив, Иисус говорил: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюдал заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Ин 15:10). Прощение не отменяет Божьего закона, оно записывает его глубоко в наших сердцах. Об этом свидетельствуют стихи 3 и 4 Первого послания Иоанна. Тот, кто говорит, что исповедует христианство, но не повинуется Христу, – лжец (гр. pseustes), потому что подобные заявления находятся в полном противоречии с поведением. Возможно ли, чтобы в душе такого человека была правда Божья?

Мы повторяем: «Поступки говорят громче слов». Под этим подразумевается, что они более точно отражают то, что человек представляет собой на самом деле, позволяют глубже заглянуть в его душу. Слова стоят относительно дешево и могут легко ввести в заблуждение.

Что бы человек ни говорил, но если он не повинуется Богу, то на самом деле он не знает Его как Бога. Если бы то, что этот человек утверждает, так и было, он, не раздумывая, подчинился бы власти Бога, Его мудрости и силе. Он сказал бы: «Богу лучше известно, что мне делать, и поэтому я хочу идти путем, на который Он указывает». Фактически, отрицая необходимость повиноваться Богу, мы выступаем против Него, и в этом кроется корень всех искушений. Когда мы говорим, что разбираемся во всем не хуже Бога, это значит, что на самом деле мы недостаточно хорошо Его знаем. Чтобы поистине познать Бога, необходимо любить Его, а искренне любить – значит повиноваться Ему. Другого способа не существует. В этом вопросе мы должны опасаться самообмана, потому что впасть в заблуждение довольно легко, в особенности если больше полагаться на свои субъективные ощущения, чем на объективную истину Божьего Слова. Как-то мне довелось познакомиться с одной парой. Молодые люди жили вместе, но не были женаты. Они говорили мне, что молились Богу и Он ответил (так им казалось), что ничего страшного в этом нет. Это их «ощущение» находилось в прямом противоречии с тем, что говорит Бог в Священном Писании. Либо они не знали Бога, либо не любили Его в достаточной степени, чтобы повиноваться Ему.

Эта мысль подводит нас к стиху 5. И снова, в который раз, маятник рассуждений Иоанна отклоняется к противоположному полюсу, но, как всегда, каждый новый взмах прибавляет что-то к тому, что уже было сказано. Чем больше мы повинуемся Божьему Слову, тем шире распахиваем дверь для Его любви, давая Ему возможность осуществить задуманное в отношении нас. Если наша любовь к Богу растет, значит, мы ходим во свете. Окончательным доказательством этого являются не волнующие эмоции (хотя в какой-то степени и они могут быть проявлением нашей веры), а воспитание в себе привычки постоянного послушания; благодаря этому мы меняемся, приближаясь к образу Бога, Которого любим. Слово Божье – это не просто набор распоряжений. В Священном Писании, где бы заповеди ни встречались, они всегда сопровождаются напоминанием о том, к чему приводит их соблюдение. Это доказывает, насколько сильна Божья любовь по отношению к нам, и вдохновляет нас на более глубокое ответное проявление нашей любви к Нему, что предполагает доверие и послушание. Любовь Божья «совершилась», говорится в стихе 5, и эти слова подчеркивают тот факт, что именно послушание является способом достижения духовной зрелости. «Иоанн говорит здесь, как и во многих других отрывках своего Послания, об идеальном положении вещей. Любовь христианина к Богу не совершенна, но его знание Бога может в какой-то степени стать похожим на совершенство, так же, как послушание и любовь» [Пламмер, с. 38-39.].

В конце раздела хотелось бы привлечь внимание к тому, как сказывается на повседневной жизни наше пребывание во свете. Как это делал Иисус? Конечно, Он ходил в Божьем свете, а это значит, что Он безупречно повиновался воле Своего Небесного Отца, Сам Бог неоднократно подтверждал это (Мф 3:17; 12:8; 17:5). Но Иисус также ходил во свете любви к толпам бедствующих, потерянных людей, с которыми ежедневно сталкивался (Мф 9:36). Ходить во свете означает не только стараться избегать греха, но в равной степени – и любить. Тот, кто пребывает во Христе, несет на себе печать Святого Духа, становится в какой-то степени похожим на Христа. Жизненные соки растения дают возможность ветвям принести плоды, соответствующие его внутренней природе. То же самое происходит с истинным христианином, который постоянно пребывает во Христе (Мф 7:16). Если мы действительно ходим в Божьем свете, мы будем стараться походить на Господа нашего, Иисуса Христа. Мы будем выполнять заповеди Божьи вовсе не ради того, чтобы угодить Ему, в таком случае нас по праву можно было бы назвать «узколобыми», «следующими букве». Искренне ходить во свете с Богом, повиноваться Ему по зову души, возрастать духовно – это и есть тот путь, который зовется благодатью.

5. Как сияет истинный свет. 1Иоанна 2:7-14

1. Свет сияет в законе Божьем (ст. 7-8)

Божий закон сам по себе является проявлением любви Бога к людям. Стоит только понять это, и слово «закон» перестает быть таким пугающим. Отец просит свою жену пойти к детям и сказать, чтобы они перестали баловаться. Представлять себе Бога подобным образом – значит клеветать на Него. Закон Божий не запрещает, он предоставляет возможность. В нашей западной культуре мы склонны придавать слову «закон» безличное, лишенное гибкости значение, близкое к значению латинского слова lex (закон, юридическая норма). Однако Закон Ветхого Завета не абстрактный свод правил, это любящее наставление нашего всеведущего Отца, носящее глубоко личностный характер и позволяющее Его детям прожить свою жизнь с наибольшей полнотой. С самого начала Божьего откровения закон учит нас любви, потому что в нем проявляется личность и воля Того, Кто его дал, – Бога, Который есть любовь. Этот Закон предписывает Божьим людям «любить ближнего как самого себя» (Лев 19:18). Говоря о древней заповеди, Иоанн, вероятнее всего, подразумевает, что именно это наставление он и другие Апостолы получили на первых же порах своей христианской жизни и что оно никогда не утратит своего значения.

Иисус Сам говорил, что все, чему в древнем законе учили пророки, может быть сведено к одному – любить Бога и ближнего своего, как самого себя (Мф 22:37-40).

Апостол Павел повторяет эту мысль, говоря, что «весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал 5:14). Иоанн понимает, что нельзя сказать ничего по-настоящему нового о любви, которая отдает; на ней все основано. Именно она заставляет Иоанна, обращаясь к своим читателем, называть их: «Возлюбленные». Любовь – основа всего.

Тем не менее, Иисус называл ее новой заповедью (Ин 13:34), и Иоанн напоминает об этом в первой части стиха 8. Возможно, ее «новизна» связана с тем, что она отражает характер Христа. Эта заповедь в истории нашего мира существовала всегда, но только человеческая жизнь Иисуса Христа проявила всю ее суть. Древняя, никогда не устаревающая заповедь была возрождена Христом.

Но по-настоящему неожиданными являются для нас следующие слова: и в вас. Мы воспринимаем как чудо, что заповедь любви была исполнена не только в Иисусе, но и в нас.

Да, это и есть истинное христианство, в этом оно все заключается. Ибо с приходом Христа началась новая эпоха, с ее Новым Заветом, используя который, Бог вкладывает Свой закон в наш разум и сердца (Евр 6:10, * цитирование Иер 31:33). Сам Христос безупречно исполнял этот закон, и теперь Он предоставил в наше распоряжение Свои божественные возможности, чтобы мы познали любовь, которая была доступна Ему. Он был живым воплощением любви и, следовательно, примером для нас; ничто не мешает нам воспринять и отразить этот свет – ведь мы члены нового Царства Божьего (вторая часть стиха 8). Уже тьма проходит, и этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока, в конце концов, замыслы Божьи не будут завершены: тьма уничтожена, а истинный свет восторжествует.

Это один из величайших стимулов, который вдохновляет всех Божьих детей любить так, как могут любить лишь дети света (В дополнение см. рассуждения Павла в Рим 13:12-14; Еф 5:1-2,8-11; 1Фес 5:5-8). Это свет истинный и, следовательно, совершенный. В противоположность ему, свет древнего закона и пророков был в высшей степени несовершенен, являясь всего лишь тенью подлинной веры, а так называемый свет учения гностиков фактически является тьмой. Только во Христе закон Божий полностью исполнился. Теперь мы видим, что значит быть настоящим христианином.

2. Свет сияет в любви христиан (ст. 9-11)

И снова Иоанн акцентирует наше внимание на любви, а не на знании. Утверждать, что ходит во свете и познал Бога, может всякий, и мы, слыша подобные слова, легко впадаем в заблуждение, принимая интеллектуальное понимание за духовную действительность. Подлинная духовность проявляется в любви. Вполне естественно, что нас удивляет использование автором в данном контексте столь сильного глагола – ненавидит. Это значит, что нам не знакомы подобные чувства. Однако Иоанн видит здесь скрытую от наших глаз западню, в которую легко могут угодить и христиане. Посмотрим на это с иной точки зрения. Какое право имеем мы оставаться равнодушными к нуждам других христиан, наших братьев и сестер? Мы знаем, что природа Бога – это чистый, сияющий свет. Помня об этом, мы не должны думать, будто можем в некоторые моменты нашей жизни забыть о любви к своим братьям по вере. Мы благодарны Богу за то, что Он Своим светом озарил наш жизненный путь. Как можем мы не благодарить Его за каждого из наших друзей-христиан, ведь им довелось испытать на себе влияние той же самой благодати? Мы должны делать все возможное, чтобы их связь с Богом становилась все прочнее, а для этого существует единственное доступное нам средство – деятельная любовь к ним.

Именно к такому проявлению любви, которая превыше всего, Иоанн призывает нас в стихе 10. Есть определенный тип христианского благочестия, когда человеку кажется, будто можно достичь ощущения защищенности от мира, полностью отгородившись от него, примерно так, как это делали прежде отшельники. Человек стремится как можно меньше общаться с теми, кто, по его мнению, верит не так сильно, как он; его-то вера, полагает он, выдержала все испытания на прочность. Причем под такое влияние попадают не только отдельные люди, но и церкви. Но этого не может произойти с теми, кто действительно стремится ходить во свете и кому необходима любовь и общение друг с другом. Чем больше христианин сосредоточивается исключительно на развитии собственной личности, стремясь сохранить свою добродетель, тем менее отчетливо различает он Божий свет, становясь эгоцентричным, а в дальнейшем и себялюбивым. То, что Роберт С. Кендлиш сказал более столетия назад, верно до сих пор: «Эгоистичный человек, замкнутый на своих религиозных переживаниях, обязательно становится либо меланхоликом, либо бесчувственным. Этот огонь «христианства только для себя» можно погасить лишь с помощью сострадания и братского общения»[Кендлиш, с. 142.]. Отсутствие такой позитивной, деятельной любви к другим является несомненным при-, знаком того, что человек во тьме ходит, и это зачастую выплескивается наружу в виде ненависти и насилия. Тот, кто живет во свете, любя своих друзей-христиан, не натолкнется на этот «камень преткновения» (skandalori). Это греческое слово, употребленное в оригинале, означает наживку или ловушку, скрытую опасность, которая подстерегает неосторожного человека, чтобы заманить и уничтожить его, особенно если он ходит во тьме. Единственное средство избежать этой опасности – ходить во свете.

Свет и любовь идут рука об руку. Если мы любим других людей, то постараемся не совершать по отношению к ним ничего плохого, и тем более не станем способствовать тому, чтобы они оступились. Мы будем стремиться поддерживать их и помогать им обрести уверенность в себе. Отсутствие любви искажает наш внешний вид и ослепляет нашу проницательность. Тьма начинает притягивать, мы ощущаем себя в ней «как дома»; пробираемся по жизни ощупью, постоянно оступаясь и попадая в ловушки всевозможных проблем. Такие люди часто даже не подозревают, в какой тьме они находятся и насколько плохо видят. Лошади, которые трудятся всю жизнь в подземелье угольных шахт, в конце концов теряют зрение. Если мы отворачиваемся от света, он вскоре перестает существовать для нас. Если мы постоянно заставляем умолкать свою совесть, она перестает говорить. Если мы не в любви, значит, мы во тьме.

3. Свет сияет в убеждениях христиан (ст. 12-14)

Этот раздел Послания является отправной точкой. Иоанн, прежде чем перейти к более серьезным предостережениям, касающимся мира и лжеучителей, оглядывается назад, на те наставления, которые он уже дал. Читателю предоставляется удобный случай оценить, насколько эти истины практически применимы в его собственной жизни. Структура этих стихов умышленно сделана симметричной. Стихи 12 и 13 в первой части по очереди адресованы детям, отцам и юношам, в сочетании с глаголом пишу. Стихи 13 во второй части и 14 построены подобным же образом и адресуются к тем же трем категориям людей. (Стилистически текст вышеуказанных стихов несколько отличается от греческого оригинала, но различие не затрагивает общей структуры стихов или их содержания.)

Но кто эти дети! Некоторые комментаторы увидели в этих стихах стремление поддержать христиан трех возрастных групп [Брюс, с. 57-58.], правда, с той оговоркой, что здесь речь идет скорее о разных степенях духовной зрелости, чем о возрасте в буквальном смысле. Но поскольку дети – излюбленное обращение Иоанна, зачастую адресуемое ко всей пастве, мне кажется, предпочтительнее подразумевать под этим словом любого читателя. Вспомним, что это Послание вышло из-под пера уважаемого и почтенного Апостола. В таком случае, обращение отцы могло бы означать старейших членов церкви, возможно, весьма пожилых, в чьих руках находится управление ею; юношами можно было бы назвать следующее поколение верующих. Иоанн использует здесь существительные мужского рода, но это, конечно, не должно вызывать у нас сомнений в том, что все сказанное в равной степени относится к женщинам и девушкам.

Если мы вспомним, что перед этим Иоанн рассматривал признаки подлинных взаимоотношений, которые должны складываться в семье Божьей, то поймем, что именно эта идея привела к тому, что в этих стихах на первый план выдвигаются убеждения христиан. Когда эти убеждения овладевают ими, их жизнь полностью изменяется – теперь ее освещает свет Божий. Вот почему Иоанн страстно желает, чтобы они и дальше продолжали придерживаться своих убеждений. Дети Божьи должны твердо знать, что все грехи прощены… ради имени Его (ст. 12) и что они познали Отца (ст. 13). Иоанн пишет об этом не для того, чтобы вновь провозгласить эти истины, а чтобы напомнить о важности их применения в жизни и подчеркнуть, каковы должны быть последствия.

Мы можем быть Божьими детьми только потому, что наши грехи прощены и что это произошло ради имени Его. Как всегда в Библии, ссылка на имя равноценна указанию на сущность того, кому оно принадлежит. В противоположность этому, английские названия и имена зачастую являются просто ярлыками, в которые не считается нужным вкладывать какой-либо смысл. В наше время по Лондонскому шоссе, действительно, можно добраться до Лондона, если двигаться по нему достаточно долго и никуда не сворачивать, но название Paradise Square (что в переводе означает Райское местечко – прим. перев.), конечно, не более чем ярлык! Когда Иоанн говорит об имени Иисуса, он хочет подчеркнуть Его сущность как Избавителя и Спасителя. Подобное мы встречали еще в самых ранних проповедях Апостолов. В день Пятидесятницы Петр провозгласил: «… покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов…» (Деян 2:38). Немного позднее, объясняя чудо исцеления хромого, Петр говорит, обращаясь к толпе: «И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете…» (Деян 3:16). И снова, защищая перед синедрионом то же самое совершенное Апостолами чудо, Петр заявляет: «… нет ни в ком ином спасения; ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян 4:11-12). Именно это спасение дает нам подлинное знание о Боге, потому что позволяет верить в Него и быть с Ним. Все Божьи дети знают своего Отца и знают, что Он принимает их во Христе.

Признаком духовной зрелости (отцы) является более глубокое проникновение в это знание. Дважды Иоанн говорит, что он пишет им, потому что они познали Сущего от начала (ст. 13) и Безначального (ст. 14). Такое определение Христа возвращает нас к самому первому стиху Послания и к началу Евангелия от Иоанна, подчеркивая предсуществование и вечную божественность Господа нашего Иисуса Христа. Еще с тех пор как руководители церквей впервые откликнулись на призыв Благой вести, они знали, что Иисус – Бог и что именно это дает Ему право быть «Спасителем миру» (см. 4:14). Они продолжают ходить во свете, потому что непоколебимо верят, что Иисус ничуть не меньше Бога, что бы ни утверждали лжеучителя. Когда в церквах возникают разговоры о том, что Иисус – сын Иосифа, что Святой Дух вошел в Христа в момент Его крещения и покинул прежде, чем Тот испытал крестные муки, следовательно, Его кровь – это вовсе не кровь истинного Сына Божьего, «отцы» твердо стоят в своей вере. Весь род человеческий был создан с помощью Слова, Тем, Кто является Творцом всего на свете, благодаря Кому мир не распадается на части и Кто один лишь есть «свет человеков». Знать Христа – единственный способ достижения духовной зрелости, ибо любит Его тот, кто знает.

Для юношей Иоанн устанавливает другие приоритеты. Они победили лукавого (ст. 13). Они сильны и слово Божие пребывает в них (ст. 14). Здесь делается акцент на победу над сатаной, которая должна характеризовать начало подлинно христианского опыта и ученичества. Бог хочет, чтобы даже те Его дети, которые совсем недавно отдали себя под Его покровительство, понимали, что они свободны от оков дьявола и он больше не властен над ними.

Стих 14 развивает ту мысль, что подлинная сила, которой они обладают, когда ходят во свете и сражаются за правду, является не естественным следствием их юности, а дается им Словом Божьим. «Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе» (Ис 40:30-31). Слыша Его голос, мы обретаем надежду. Сила дается нам, чтобы сражаться и подчинять себе мир, нашу собственную плоть и дьявола. Эту силу мы получаем из Божьего откровения – Священного Писания. Слово Божье на самом деле – меч Святого Духа (Еф 6:17; Евр 4:12). Как важно, в таком случае, чтобы «отцы» церкви учили «юношей» Слову Божьему! Что может быть важнее здорового и сильного будущего Тела Христова? Это Послание и другие, подобные ему, – вот основное оружие против гностиков и их заблуждений. Новый Завет и все Священное Писание написаны под водительством Святого Духа и содержат в себе непогрешимое Божье откровение.

Только Божье Слово является нашим надежным проводником в вере и жизни. Тем не менее, в наши дни многие церкви и отдельные группы христиан пренебрегают его изучением, хотя в это и трудно поверить. Они сами лишают себя защиты от лжеучений, которые только и ждут подходящего момента, чтобы просочиться в церковь. Такие христиане не могут быть сильны; они никого не победят. У них нет прочного якоря, и они будут унесены господствующими в мире сиюминутными течениями. Очень скоро они смогут обнаружить, что оказались во тьме, а не во свете. Мы должны придерживаться тех истин, о которых сказано в Библии, и со всем доступным нам энтузиазмом охранять их неприкосновенность, если хотим остаться верными своему призванию. Именно так «сияет истинный свет».

6. Почему не надо «любить мир»? 1Иоанна 2:15-17

Если мы хотим иметь общение с Богом, Который безупречно свят, то не можем оставаться безразличными ко греху, имеющему место в нашей жизни. Мы уже начали понимать, что быть христианином – значит проявлять бескомпромиссную преданность воле Божьей. Мы должны стараться овладеть всем, что Иисус Своей смертью сделал доступным для нас. Истинная вера состоит в повиновении Богу. Это, в свою очередь, будет способствовать укреплению и развитию наших с Ним отношений. Теперь Иоанн доказывает это же положение в другом контексте, указывая на то, что, любя Бога, мы не можем одновременно любить мир. Эти два понятия взаимно исключают друг друга.

Начнем с вопроса о том, что Иоанн подразумевает под понятием мир. То же самое греческое слово (kosmos) он использует в своем Евангелии, когда говорит нам, что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16). Если Бог проявил такое сочувствие к миру, не должны ли и мы делать то же самое? Тем не менее, далее в этом же Послании мы находим: «весь мир лежит во зле» (5:19). Нет ничего удивительного в том, что христиане всегда по-разному относились к миру. Были периоды в истории, когда церковь избегала каких бы то ни было контактов с миром. Однако были и другие времена, когда церковь оказывалась настолько вовлеченной в мирские дела, что было очень трудно уловить разницу в стиле жизни христиан и мирских людей, окружавших их.

Дело в том, что слово kosmos имеет в Священном Писании различные оттенки смысла. Иногда оно обозначает мир природы, созданный Богом, – планету Земля. Именно это значение мы находим в Пс 23:1: «Господня – земля и что наполняет ее, вселенная и все живущее в ней», хотя в Септуагинте слово kosmos в этой части текста не используется. Природный мир, созданный и поддерживаемый Богом, отражает черты Его личности, и это проявляется в его красоте и великолепии. В этом творении человеческому роду отведено особое место. Человек получил от Бога наказ – владычествовать над «рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися на земле» (Быт 1:26). Таким образом, под словом «мир» в данном контексте может подразумеваться весь человеческий род, который, с одной стороны, представляет собой венец Божьего творения, а с другой, – своеобразное подобие Самого Бога. Именно этот мир «так возлюбил Бог, что отдал Сына Своего», ради его спасения (Ин 3:16).

В Новом Завете слово мир имеет и другое значение. Временами он предстает перед нами как организованная система, являющаяся продуктом цивилизации и человеческой деятельности, отчужденная от Бога и противостоящая Ему. Эта система олицетворяет собой все то, что мешает человеку любить и, следовательно, повиноваться своему Создателю. В этом значении kosmos совпадает со словом «тьма», которое Иоанн упоминает в 1 главе. Вряд ли может быть больший контраст, чем между светом и тьмой. У Иоанна эта мысль получает свое развитие в целой серии противопоставлений, таких, как истина и ложь, любовь и ненависть, любовь к Отцу и любовь к миру. Вот почему в стихе 15 содержится конкретное указание: Не любите мира. Иаков напоминает нам, что тот, «кто хочет быть другом миру, становится врагом Богу» (Иак 4:4). В наше время появилась тенденция смягчать это решительное требование: «Мы думаем, что все-таки можно позволить себе хоть чуть-чуть любить мир, в конце концов, что в этом плохого?» Мир сверкает, искрится, манит нас к себе; многие христиане, даже те, которые на самом деле стремятся найти единение с Христом, приходят к выводу, что любовь к миру достаточно привлекательна, выглядит не такой скучной и старомодной. Очень часто христианская община теряет тех, кто искренне открыт для Христа, потому что образ жизни, который ведут многие христиане, порой заслуживает осуждения. Неудивительно, что люди нередко задают вопрос: «Если я стану христианином, не будет ли это слишком ограничивать и мою жизнь, подавлять мою личность?» Для многих людей церковь, в отличие от многоцветного, красочного спектакля, каким кажется им мир, выглядит как пожелтевшая черно-белая фотография. И эта проблема возникла не в двадцатом веке. Иоанн хочет, чтобы мы поняли, что Христос – единственный, на Кого мы должны стремиться быть похожими, только в Нем мы можем обрести подлинную свободу. Мы поймем это лучше, если сумеем уловить главное, а именно, разберемся, что значит «любить мир».

1. Привлекательность мира обманчива

В стихе 16 Иоанн разъясняет нам, что именно подразумевает он, говоря: «все, что в мире». Очевидно, он не имеет в виду ничего конкретного, например, деньги или какую-либо другую собственность, поскольку сами по себе они не являются безнравственными. С точки зрения нравственности они нейтральны, и дело не в них, а в нашем отношении к ним. «Мирские» качества, о которых говорится в этом стихе, фактически являются проявлением нашей внутренней реакции на то, что происходит вокруг нас. Несомненно, учение Священного Писания вскрывает корни всех основных проблем человеческого рода. Можно поместить человека в самую благоприятную, идеальную и естественную обстановку, и он тут же примется портить и загрязнять ее. И дело тут вовсе не в недостатке чего-либо, скорее всего, возникающие проблемы связаны с тем, что происходит в душе этого человека. Как говорит наш Господь Иисус, «…исходящее из человека оскверняет человека; ибо изнутри, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, безумство. Все это зло изнутри исходит, и оскверняет человека» (Мк 7:20-23). Нет ничего удивительного в словах Марка Твена, который сказал, что человек – это всего лишь животное, способное краснеть от стыда, но только у него одного может возникнуть потребность сделать это! Очень важно понять, в чем суть проблемы. Однако многие христиане считают, что «мирское» – это всего лишь то, что делают люди, или места, которые они посещают. Иоанн хочет, чтобы мы поняли – воздействие мира на наши души неизмеримо глубже. Побудительные мотивы и отношения, рождаемые мыслями и желаниями, – вот что, в конечном счете, заставляет нас совершать те или иные поступки. Наши привязанности могут быть отданы либо миру, либо Богу. Невозможно любить и то, и другое.

Поразительной библейской иллюстрацией к сказанному является описание грехопадения Адама и Евы, когда они утратили состояние той первоначальной чистоты, с которой появились на свет (Быт 3). В совершенной обстановке, окружавшей их, перед ними предстал искуситель со своими вкрадчивыми вопросами и сомнениями, которые, на самом деле, представляли собой выпад лично против Бога. «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (ст. 1). Действительно ли Бог имел в виду то, что сказал? «Нет, не умрете» (ст. 4). Должны ли они, на самом деле, верить Ему? «Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши» (стих 5). Каждый из этих вопросов или замечаний содержал в себе намек на то, что Богу доверять нельзя, равно как и полагаться на Его слово: Ему ничего не стоит изменить Свое мнение; Он лишает удовольствия; Ему нравится лишь запрещать и огорчать. Таким образом, настоящее искушение состояло в том, чтобы отбросить смирение и начать «жить».

Точно так же прельщает нас и мир. Он – не что иное, как приманка, которая притягивает и обманывает. Если мы будем жить независимо от Бога, то окажемся неспособными выполнить свое главное предназначение, ради которого мы и были созданы; наша душа останется закрыта для Бога. Представьте себе, что вашей золотой рыбке, плавающей кругами в аквариуме, надоело мириться с окружающей обстановкой. Вам вполне может прийти в голову мысль освободить ее и выпустить в более широкое пространство, например, на ковер в гостиной! Но такая свобода для нее губительна. Подобным же образом и человек, отвергающий Бога, умирает для тех духовных ценностей, без которых он не может считаться человеком. «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его, и ела; и дала также мужу своему, и он ел» (ст. 6).

Три причины заставили Еву поддаться искушению: плод казался способным удовлетворить ее аппетит – был хорош для пищи; ей было приятно смотреть на него; она надеялась с его помощью обрести знание, то есть стать значимей, чем была до сих пор. Иначе говоря, она хотела удовлетворить свое эго. С того момента, как Адам и Ева ослушались Бога, человеческий род впал в грех. Итак, следуя той же самой логике, Иоанн выдвигает на первый план три элемента искушения мира, которые дьявол использует для того, чтобы соблазнить нас и помешать свободно любить Бога всем сердцем, душой и разумом. Мир точно так же сначала манит, а затем обманывает нас.

Во-первых, Иоанн упоминает о похоти плоти – обо всем, что потворствует нашему аппетиту. Конечно, аппетит сам по себе не является злом; в самом деле, он дан Богом и необходим для продолжения человеческой жизни. Бог снабдил нас аппетитом не для того, чтобы посмеяться над нами или обмануть нас. Однако греховная природа человека часто требует такого уровня удовлетворения наших физических потребностей, который толкает нас к нарушению Божьих законов и к безудержной гонке за излишествами. Иоанн приложил все силы к тому, чтобы мы осознали, что невозможно одновременно любить Бога и жить подобным образом. Наше тело само по себе не зло, во всяком случае, не большее, чем весь остальной природный мир. Правда, некоторые христиане придерживались противоположной точки зрения, и, несмотря на то, что она была ошибочна, у них нашлось немало последователей. Но похоть, или, иначе говоря, развращенная природа человека, точно деспот, держит наше тело в плену, заставляя нас деградировать. Человек, управляемый своими страстями и потворствующий своим желаниям, не свободен; фактически, он пленник дьявола.

Представим, к примеру, алкоголика или наркомана. Страсть, завладевшая им, возникла не мгновенно. Она начиналась с того, что человек пил больше, чем следует, или с одной-двух пилюль. Тот, кто теперь сидит в тюрьме, никогда не стремился к саморазрушению, но вышедшая из-под контроля страсть завладела им. Или, например, тот, кто пренебрегает советом Бога в сексуальных отношениях, которые, как сказано в Священном Писании, возможны только между супругами. Считая, что именно такая позиция делает нас свободными, человек вовсе не стремится достигнуть более серьезных отношений. Радость случайного секса оказывается для него намного выше любой глубокой человеческой привязанностью; любовь воспринимается им как иллюзия, достойная лишь насмешки. И человек, движимый стремлением к естественности, свободе и красоте, не замечает как развивается его влечение, становясь все более жестоким и требовательным. Божьи законы попираются, постепенно это калечит, а потом и полностью уничтожает человека.

Нам необходимо понять, что мир (и стоящий за ним дьявол) никогда не выполняют своих обещаний. По существу, все, чем привлекает мир, – это обман. Вот почему мы не должны позволять отчаянию, возникшему из-за каких-то мирских неудач, разрывать нам сердце. Стремясь к тому, что мы называем мирской удачей, мы всего лишь действуем так же, как тот, кто пытается утолить жажду морской водой. Мы не утоляем своих желаний, а лишь встаем на путь, который не способен привести дитя Божье к жизни. Вот почему христианин должен учиться говорить «нет» искушениям.

Во-вторых, Иоанн упоминает о похоти очей. Здесь он обращает наше внимание на то, что является основным связующим звеном между «плотью» и окружающим миром. Он жил, точно так же, как и мы, в обществе, где распущенность и насилие часто воспринимались лишь как способ веселого времяпрепровождения. Для мира вообще характерно смотреть на все исключительно с точки зрения удовольствия, которое можно получить. В нашем обществе с его возросшими техническими возможностями эта тенденция достигает пугающих размеров. К примеру, порнография начинает вторгаться в жизнь семьи и доступна даже детям благодаря широкому распространению видео. Ясно, что такой образ жизни не подходит для христианина. Нельзя одновременно любить Бога и мир. Но это только один урок. Несомненно, Иоанн не зря упоминает о взгляде алчных глаз, который как бы говорит: «Я вижу это, я хочу это, я буду иметь это». Речь идет о том самом грехе, опираясь на который реклама средств массовой информации, обманывая людей, добивается баснословных прибылей. И поскольку христиане живут в обществе, где властвует потребительское отношение к жизни, мы должны постои и но следить за тем, чтобы алчность, которая является одной из основных черт этого мира, не стала также частью нашей с вами жизни.

В-третьих, Иоанн говорит о гордости житейской.)та фраза, по сути, содержит идею иллюзорности очарования мира, с его сосредоточенностью на материальных благах, погоня за которыми разрушает красоту человеческой личности и опустошает ее. И снова, критически анализируя свое поведение, мы не должны быть поверхностными, необходимо смотреть в корень проблемы. Бог богато одаривает нас всем необходимым, чтобы мы получали удовольствие от жизни; но к Его дарам мы должны относиться как управляющие, которым Хозяин доверил распоряжаться Своим имуществом и перед Которым, следовательно, мы в ответе. Мы не можем гордиться тем, что владеем этими дарами. Тем не менее, мы, христиане, часто бываем поглощены мирскими интересами. Наше беспокойство о материальных благах, общественном положении, имидже и других возможностях, которые мы, порой, боимся упустить, – все это проявления гордыни, свойственной человеку и не имеющей никакого отношения к Богу. Если человеком владеет страстное желание произвести впечатление, то в любом разговоре он никогда не упустит случая превознести самого себя и подчеркнуть, что его собеседник стоит хоть немного, но ниже его на общественной лестнице. Но такой подход к жизни не достоин христианина, скорее, он свойствен миру, который не способен дать человеку чувства полной удовлетворенности. Мир манит и обманывает. Вот почему каждый из нас все время должен быть настороже, внимательно контролировать все свои поступки и осознавать их последствия. Слишком часто, сталкиваясь с искушениями, мы говорим: «Что в этом плохого?» Но будучи христианами, мы на самом деле должны были бы задавать себе другой вопрос: «Правильно ли я поступаю?» (см. также 1Кор 6:12; 10:23).

Эта мысль позволяет нам перейти к вопросу (который затрагивает стих 17) об относительности всего, что происходит в мире. Обманчивые радости мира не только не способны дать удовлетворение, они преходящи. Как можем мы, наследники вечной жизни, сосредоточивать свои интересы на том, что столь быстротечно и ненадежно? Мы должны отдавать себе отчет в чрезвычайной хрупкости всего, что имеет отношение к миру. Люди, чья жизнь связана исключительно с миром, иногда перед смертью внезапно осознают, какой пустой и бесполезной она была, эта мысль путает их до глубины души. Миллионер, который посвятил всю свою жизнь погоне за деньгами, не сможет ничего унести с собой в могилу. Сколько бы ни карабкался карьерист вверх по общественной лестнице, он не достигнет вершины, потому что ее не существует. Девушка легкого поведения окончит свою жизнь так же, как опустившийся алкоголик. Чрезмерное увлечение работой отрывает человека от всего остального или даже ускоряет его уход из жизни. Зачем жить ради того, что проходит? Мы не должны забывать, что в конечном счете никто не вечен.

Итак, Иоанн добивается от нас, чтобы мы, размышляя о своей жизни, приняли достойное христиан решение. Если мы любим мир, то одновременно любить Отца мы не можем. Если мы связываем свою жизнь неразрывными узами исключительно с миром, мы сами выносим окончательный приговор, обрекая себя на распад вместе с ним. Этот выбор является частью наших человеческих возможностей. Иоанн настаивает, чтобы мы ответили на вопрос, кому на самом деле мы принадлежим: миру или Богу?

2. Четкая альтернатива

«Исполняющий волю Божию пребывает вовек» (ст. 17). Очевидно, по крайней мере, из написанного Иоанном, что исполнять волю Божью – значит любить Отца. Противопоставление предельно просто. Мир притягивает и заманивает очень многих людей. Они любят его и идут по жизни теми путями, которые он предлагает, в основном потому, что любят себя и любят доставлять себе удовольствия. Но на противоположной стороне стоит Бог, наш любящий небесный Отец, и с Ним – те, кто любят Его и повинуются Его воле. Мир и все, живущие ради него, пройдут. Отец и Его послушные дети пребудут вовек. Все, что нам может предложить сатана, – это страстные желания, которые никогда не будут удовлетворены. Бог совершенен, и Его воля нерушима. Приговор, вынесенный миру, и смерть ожидают всех тех, кто следует призывам мира. Детей Божьих ожидает вечная жизнь. Этот вызов, с которым каждый из нас сталкивается лицом к лицу, приводит либо к тому, что руководящим принципом нашей жизни становится стремление получать желаемое, либо к повиновению Божьей воле и участию в осуществлении Его замыслов. В этом и состоит различие между адом и небесами.

Нам необходимо также помнить, что если мы хотим попасть на небеса, стараемся исполнять волю Божью, то должны стремиться любить Бога настолько сильно, чтобы оказаться достойными предстать перед Ним. В Евангелии Иоанн прямо подводит нас к этой мысли, цитируя слова Самого Иисуса: «Вот дело Божие, чтобы все веровали в Того, Кого Он послал» (Ин 6:29). Он никому не желает гибели, но призывает всех покаяться и уверовать в спасение во Христе, о котором сказано в Благой вести. Любя нас, Бог послал Своего Сына, чтобы Он, прожив безупречную жизнь, исполняя волю Отца, взял на Себя наш грех и нашу вину и искупил их ценой Своей жизни, тем самым победив этот мир. Мы не должны пассивно плыть по течению, дожидаясь, пока поток жизни доведет до того места, где Бог вынесет нам Свой приговор. Тот, кто поступает подобным образом, слишком сильно любит мир. Правильно будет, если мы осознаем, как сильно Бог любит нас, и полностью подчиним свою жизнь Иисусу Христу, нашему Господу. Только такая бескомпромиссная приверженность Богу содержит в себе истинную любовь, которую мы обязаны принести к Его стопам за все, что Он для нас сделал.

7. Реальное представление о враге. 1Иоанна 2:18-23

Иоанн сознавал, что участвует в битве за правду. То же самое можно сказать и о нас. Если лжеучителя проявляют активность, христианская церковь должна быть способна нанести им сокрушительный удар. Если же церковь подражает окружающему миру, то под его влиянием она сама и ее миссия пойдут по тому же пути, который уготован миру. Все это преходящее. Это именно та трагедия, которую мы наблюдаем во многих церквах на протяжении всего нашего столетия. Церкви постепенно отходят от учения апостольского Евангелия, и все меньше и меньше людей собираются под их кровом. Если наше поколение евангельских христиан не станет жить и веровать в соответствии с Божьей правдой и, главное, передавать ее другим, то следующего поколения христиан может вообще не быть.

Часто мы лишь пожимаем плечами в ответ на эти предостережения, поскольку наша культура заражена релятивизмом [Релятивизм (лат. relativus – относительный) – философская концепция, утверждающая относительность, условность и субъективность человеческого познания. (Философский словарь, М., 1991) – прим. ред.]. Все люди вокруг говорят: «Совершенно неважно, во что верить, была бы искренность». Смысл этих слов состоит в том, что мы больше не верим в истину как таковую; не верим ни во что, выходящее за пределы реальности (не говоря уже о вере в кого-то!). Мы понимаем лишь то, что мы ничего не можем знать. Поскольку просвещение внесло в нашу современную жизнь интеллектуальную терпимость, христианам позволено верить в Бога, но вряд ли мы можем рассчитывать, что идеи христиан привлекут к себе внимание других. Это всего лишь одна из книг на полках идеологического супермаркета, к тому же слегка устаревшая для нашего времени, но, если вам нравится, вы можете купить ее. «Если, по-вашему, это стоящее дело, прекрасно, все мы во что-нибудь верим. Искренность прежде всего, не так ли?»

Однако кто был бы удовлетворен таким подходом в других областях жизни, где вопросы правильно или ошибочно, истинно или ложно имеют более очевидные драматические последствия? Предположим, вы с семьей совершаете загородную прогулку. Ваша маленькая дочь замечает сочные, манящие, красные ягоды. Они очень красивы, и она искренне верит в то, что они приятны на вкус и от них не может быть никакого вреда. Стали бы вы поощрять своего ребенка действовать в соответствии с ее искренней верой?

Можно быть искренним и в то же время заблуждаться. Сколько бы мы ни обманывали себя, говоря, что живем в мире, лишенном абсолютов, никто из нас не смог бы жить в таком мире. Наш мир и наша жизнь сами по себе имеют ограничения. В духовной сфере, так же, как и в физической, существует определенная структура реальности. Это значит, что одни наши верования истинны, а другие ложны. Например, закон тяготения будет действовать всегда, даже если кто-то «искренне» впадет в заблуждение и станет отрицать его. Апостол озабочен именно тем, чтобы научить нас отличать правду от лжи. Развивая тему стиха 17, где сказано, что «и мир проходит, и похоть его», Иоанн в стихе 18 говорит о последнем времени. Означают ли эти слова, что приближается возвращение Христа? На это в контексте указаний нет. Слова последнее время перекликаются с новозаветной фразой о «последних днях», где речь идет о периоде между первым и вторым пришествием Христа, или, точнее, между днем Пятидесятницы и возвращением Христа (о заключительном отрезке того времени, с которого, как считают некоторые, началась эпоха Евангелия и церкви). Если рассматривать историю с точки зрения божественной перспективы, предстоит произойти лишь одному судьбоносному событию, а именно – возвращению Христа уже как Царя и Судьи. Весь этот период отмечен враждебностью со стороны мира, иногда в форме проникновения в церковь лжеучений, вносящих смятение в умы, иногда в виде открытых гонений. Ближе к концу этого периода, в то время, которое можно было бы назвать последним из последних дней, противоборство этих антихристианских сил возрастает в предвидении завершающего появления Христа. Пока этот День не настал, христиане должны быть настороже, умея распознавать врага и противостоять его тактике.

1. Как распознавать антихристов

В стихе 18 сказано об антихристе и о многих антихристах. Иоанн – единственный среди авторов книг Библии использует это выражение (см. также 2:22, 4:3 и 2Ин 7), хотя Иисус Сам предостерегал Своих последователей от «лжехристов»: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф 24:24). Павел также говорит о «человеке греха», который будет выдавать «себя за Бога» (2Фес 2:3-4) и объединит антихристианские силы перед возвращением Христа. Интерпретаторы расходятся во мнениях по поводу того, что конкретно тут имеется в виду, – особого рода личность или повсеместно распространившаяся идеология. Из Нового Завета ясно одно, что в каждом поколении антихристианские силы будут проявлять себя непримиримым противостоянием Христу и Его церкви.

Существуют, по крайней мере, две доминирующие идеи относительно того, что или кто обозначается термином антихрист. Первая представляет его как соперника Христа, претендующего на обладание всеми Его силами и возможностями. Вторая утверждает, что речь идет об оппозиции, сознательно выступающей против Иисуса, Его справедливости и правды. Таким образом, антихрист – это узурпатор, под всякими фальшивыми предлогами присваивающий себе положение, претендовать на которое у него нет никаких оснований, и оказывающий упорное сопротивление Тому, Кто по праву занимает это положение, то есть, Христу. Этот обман должен быть раскрыт, ему должны противостоять наша вера и наше поведение.

а. Вера (ст. 22-23)

Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына. Повторение слова «отвергает» («отвергающий») придает особую силу этому утверждению. Все зависит от веры в Иисуса. Если человек не верит в то, что Иисус из Назарета был и есть Христос, Сын Божий, посланный Отцом, значит, он (буквально) против Христа. Это значит, что ему недоступно и духовное общение с Богом-Отцом, поскольку он отвергает всю ту основу, на которой оно может осуществляться. Это очень важный критерий, он должен применяться по отношению к любому существующему религиозному учению.

Исторически именно это побудило христианскую церковь осуществлять свою миссию. Мы, христиане, не верим, что к свету ведут все пути. Все, отрицающие божественность Иисуса Христа, являются «антихристами». Это не значит, что в учениях, которым они следуют, не может быть никаких зерен истины или что мы должны начать против них новый ужасающий крестовый поход! Но это значит, что миллионы людей попали в сети неверных религиозных и идеологических учений и нуждаются в познании Божьей правды.

Церковь должна стоять на страже, зорко следя за теми, кто, находясь в ее собственных рядах, отрицает либо полноту человечности, либо полноту божественности Христа. Как правило, долго незаживающие раны наносят именно те раздоры, которые возникают внутри церкви. То, чего не сумел добиться Нерон своими гонениями, может сделать ересь. Отрицание второй ипостаси Троицы влечет за собой отрицание и первой. Это утверждение Иоанна, проводящее четкую грань между правдой и ложью, лежит в основе христианской доктрины. Не следует представлять себе доктрину как «холодное (или скучное) умствование» или как нечто, являющееся «исключительно результатом умственной деятельности». «Ложная доктрина есть ложь; она противоположна правде; и никакое количество предполагаемого благочестивого опыта не может заменить ее» [Кларк, с. 79.]. Говард Маршалл со свойственной ему проницательностью подтверждает ту же мысль: «Низводить Иисуса до положения простого человека или допускать, что Он служил временным пристанищем для некоей божественной силы, вселившейся в Него, – значит подрубать самый корень христианства» [Маршалл, с. 159.].

Стих 23 еще более категоричен. Всякий, не верящий в Сына, «не имеет и Отца». Иисус сказал о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня» (Ин 14:6). Этот путь может быть отвергнут, но другого не существует. Просто верить в одного Бога – значит не верить вообще. Библейский Бог триедин. Существует только один истинный Бог, являющийся Отцом Господа нашего Иисуса Христа. Не познав Сына, мы не можем познать Отца. Конечно же, тем, кто отрицает это, ничто не мешает в рассуждениях употреблять слово «Бог», но они не могут знать, Кто Он на самом деле.

б. Наше поведение (ст. 19)

Антихристы, как правило, сторонятся тех, кто придерживается ортодоксальной христианской доктрины. Они крайне опасны, потому что появляются внутри самой церкви, и проходит достаточно много времени, прежде чем их сущность становится очевидной для всех. Вспомним хотя бы о современных сектах и экстремистских группировках, которые наносят так много вреда христианскому служению. Их отступничество доказывает (Иоанн обращает на это особое внимание), что это не просто сбитые с толку, невежественные христиане; они столь энергично противятся правде, они не могут сосуществовать рядом с мощным библейским учением. Поведение подтверждает их еретические взгляды. Конечно, это не означает, что все, покидающие церковь, – антихристы; но будьте внимательны, если появляется группа, которая устраивает тайные сборища, считает себя элитной, стоящей ближе к Богу, и претендует на более глубокое религиозное понимание и опыт по сравнению с другими христианами. Вначале их сомнения и вопросы будут просто лишать верующих душевного равновесия, и пройдет немало времени, прежде чем их заблуждения станут понятны всем. Если отрицаются основные истины веры, утрачивается и тяга к общению с другими христианами.

2. Как противодействовать антихристам

Недостаточно только лишь распознать неправильные взгляды, необходимо противодействовать им, непоколебимо придерживаясь правды и живя в соответствии с ней; мы должны не просто поверить в нее умом, но принять всей душой. Нужно, чтобы Божья правда занимала такое же место в нашей жизни, какое занимает сердце в работе организма; ее «пульсацией» должно определяться все. Джон Беньян, автор книги «Путешествие пилигрима», сказал, что сама Его кровь была «Библией»; образно говоря, если разрезать Христа, из Его вен хлынула бы Библия. Примерно таким же должен быть уровень приверженности Божьей правде со стороны преданных Ему людей, чтобы они могли эффективно бороться с антихристом и нанести ему поражение. Слова Иоанна в стихе 20, подтверждают это: «Впрочем, вы… знаете все». Несколько раз в последующих стихах Иоанн возвращается к этой мысли (2:27, «Впрочем, … вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас»; 3:2, «Знаем только…»; 3:5, «И вы знаете…»). Мир с его завораживающим обманом и лжеучителя с их вводящими в заблуждение доктринами и стилем жизни могут легко поймать Божьих детей в свои сети и помешать им применять на практике Божью правду, впрочем… Стихи 19 и 21 учат, как противостоять антихристам и одержать победу над ними, быть стойкими в вере и во внешних ее проявлениях.

а. Вера (ст. 20-21)

Впрочем, вы имеете помазание. В этом стихе употреблено греческое слово chrisma. Христос – Помазанный, дал chrisma каждому, кто верит в Него. Это всех нас делает christoi, помазанными, или, иначе говоря, христианами. Как напоминает нам Павел в Послании к Ефесянам 4:7-8, «каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова. Посему и сказано (здесь Павел цитирует 1с. 67:19): «восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам». На всех в этом мире распространяется дар восшедшего на высоту Христа – Дух Святой, Чье величие служение состоит в том, чтобы наставлять детей Божьих «на всякую истину» (Ин 16:13) с помощью свидетельств Апостолов. Каждый христианин знает истину, потому что без этого знания он не может быть христианином. То, что мы знаем ее, объясняется воздействием исключительно дара Божьей благодати, проявленного с помощью Святого Духа. Иоанн хочет сказать нам, что даже самый неопытный христианин, находящийся в стадии «раннего детства» в вере, понимает достаточно, для того чтобы отличить правду от лжи. Следовательно, в стихе 21 акцент делается на том, насколько важно придерживаться уже известного, не поддаваясь никаким новым спекулятивным теориям или учениям, фактически отрицающим саму сущность веры. Даже когда нас одолевают сомнения, недопустимо поддаваться им. Ответ на них кроется в самой истине даже больше, чем в вере. Вера может являться результатом субъективного опыта, в то время как истина представляет собой объективную реальность, проявляющуюся вне ее самой. На самом деле, мы могли бы даже оказаться достаточно глупы для того, чтобы вовсе не верить! Но и в этом случае нам следовало бы скорее усомниться в своих сомнениях, чем в Божьей правде.

б. Поведение (ст. 19)

Нужно приложить все усилия к тому, чтобы продолжать и развивать общение с другими христианами. Мы нужны друг другу, не только для того, чтобы поднимать наше слабеющее моральное состояние, необходимо оказывать поддержку и в более серьезных проблемах. Принадлежа Христу, мы принадлежим и Его людям; признаком этой принадлежности является то, что мы находимся рядом с ними. Когда возникает ощущение, что наши друзья-христиане не понимают нас, когда появляется какое-нибудь новое волнующее учение или переживание, сулящее желанное облегчение, тогда-то нам и необходимы Божьи люди. В конечном счете, проявляя преданность, мы тем самым доказываем реальность нашей любви.

Наше время очень опасно. Действует множество враждебных сил. Предмет нашей веры имеет очень большое значение, равно как и наше общение с другими христианами. Мы должны реально воспринимать нашего врага и доверять только Спасителю. Давайте предоставим последнее слово в этом вопросе Апостолу Петру: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить; противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире» (1Пет 5:8-9).

8. Продолжайте следовать путем христианина. 1Иоанна 2:24-29

Каждый, кто когда-либо пробовал писать книгу, знает, что одно дело начать ее, но совсем другое – закончить. В промежутке между тем и другим бывают моменты, когда завершение (или даже продолжение!) кажется самым невероятным из всех возможных исходов. В такие минуты важно упорно идти тем же путем, повторяя в качестве девиза: «Продолжать работу и не сдаваться». В нашей христианской жизни мы все имеем подобный опыт. Мы пережили трепет начала и, подобно пилигриму Беньяна, скинули с плеч бремя греха и вины, похоронив его навсегда. И вот тут нередко бывают периоды, когда мы с трудом бредем по жизни, когда на повестку дня ставится вопрос постоянной самодисциплины, когда «мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть» (Евр 2:1). Картина достаточно выразительна. Вам остается взять себя в руки, либо вы сорветесь с якоря и беспощадное течение унесет вас от обретенного причала к чужим, вероломным скалам.

Как выполнить свое намерение продолжать следовать путем христианина? Никакого «автопилота» для этого не существует. Как сказано в одном из церковных гимнов: «Я вижу ослепляющие зрелища, я слышу заманчивые звуки». Как удостовериться в том, что под влиянием бойких болтунов или вкрадчивых советчиков я не свернул в тупик, что на самом деле я следую в направлении, предназначенном мне Христом, и Его намерения относительно моей жизни выполняются? Обо всем этом и говорится в тех стихах, которые мы рассматриваем.

1. Пусть Божья правда пребывает в вас (ст. 24-25)

Стих 24 в греческом тексте начинается со слова вы, этим подчеркивается контраст со стихами 22 и 23, где говорится о лжецах, отрицающих, что Иисус есть Христос. Благодать Божья уже отделила нас от этих людей, выведя из тьмы к свету и даровав новое рождение. Производить это разделение не наша задача, мы должны лишь радоваться ему и поддерживать его. Шесть раз в рассматриваемых шести стихах Иоанн употребляет в той или иной форме глагол, который переводится в разных версиях по-разному – пребывать, сохраняться или оставаться. Иоанну нравится этот глагол; он означает «занимать неизменную позицию» или «находиться в одном и том же месте». Если мы хотим продолжать жить как христиане, духовно возрастать, то истина Бога во Христе и Его Слово будут всегда занимать в нашем сознании и сердце главное место.

Это вовсе не означает, что нам нужно усвоить какую-то новую истину. Новизна сама по себе может оказаться опасной ловушкой. Правильнее было бы сказать, что мы должны глубже вникнуть и полнее применять на практике те великие истины, которые осознали в начале своего христианского опыта (от начала). Многие из нас, современных христиан, тратят сравнительно мало времени на то, чтобы предоставить возможность величественным истинам нашей веры проникнуть глубоко в сознание. Мы не жалеем времени на разговоры о нашем опыте христианской жизни, но не уделяем достаточно внимания таким вопросам, как свойства Бога, личность Христа, Его искупляющая смерть, Его жизнь после воскресения, суть и деятельность Святого Духа, а также – наша всеобщая человеческая греховность, благодать Божья, данная во спасении, процесс изменения личности, приближающий наше уподобление Христу (очищение от порока), и надежда на то, что мы разделим с Богом Его славу. Эти истины – реальность жизни, не зависящая от нас, но они должны постоянно присутствовать в сознании и управлять нашими желаниями. Как дети, мы должны питаться «молочной пищей», прежде чем нам станет доступна «твердая»; но во всех случаях этой «пищей» должна быть истина Божья, только тогда мы сможем, будучи христианами, духовно возрастать.

Мы говорим: «Упражнение позволяет достичь совершенства». Я наблюдаю это (и слышу!), когда мои дети упражняются на пианино и тромбоне. Если вы хотите достигнуть успеха в игре в теннис, вы должны тренироваться, отрабатывая взмах и подачу, чтобы это умение было частью вас самих, стало автоматическим, иначе говоря, вошло в привычку. Почему мы не понимаем, что все сказанное применимо и к жизни христианина? Если мы не будем жалеть времени и позволим Божьему Слову совершать свою работу, глубоко проникая в нашу жизнь, то «пребудем в Боге». Самьюэл не раз повторял: «Дух Божий использует Слово Божье, чтобы создать детей Божьих».

Каждый из нас может найти в этом Слове то, что важно лично для него. Во время визита в Северную Ирландию я слышал об одном молодом человеке, который отбывал долгий срок наказания за террористические преступления и участие в акциях «грязного протеста». Единственной вещью, которую ему позволили иметь в тюремной камере, была Библия. Он проводил время, читая ее, но ничего не понимал и поэтому попросил, чтобы ему позволили увидеться с тюремным священником. Священник объяснил, что нужно просить Бога и Святого Духа открыть «духовные очи». Заключенный так и поступил. Спустя недолгое время произошло его второе рождение, он перестал протестовать против своего заключения и начал духовно возрастать. Слово Божье сблизило его со Христом, с Ним он и пребывает.

То, что Он обещал нам, есть жизнь вечная (ст. 25). Мы знаем, что вся полнота счастья ожидает нас по ту сторону мира. Исаак Уоттс был прав, когда пел: «Люди благодати обрели славу, начало которой положено на земле». Вечная жизнь начинается здесь и сейчас, когда Святой Дух приходит, чтобы поселиться в душе вновь родившегося христианина и возродить его к новой жизни в Боге. Мы можем познать Бога, а не только получить представление о том, что Он существует. Мы вступаем в личное общение с Ним, опираясь на веру, которая объединила нас навсегда. Уже сейчас мы частично обладаем нашим будущим наследием. Чтобы пребывать в Боге, углубляя наше знание и любовь к Нему и становясь христианами, которые приносят много пользы Божьему делу, важно, чтобы Его правда стала главным стремлением нашей жизни. Мы всегда будем чувствовать потребность обращаться к Его Слову, подобно тому, как ежедневно нам требуется пища. Чем больше мы будем возрастать, тем больше будет эта потребность. Для большинства из нас еда не является самоцелью; она позволяет эффективно проживать наши дни и выполнять свое дело. Легкость ее приготовления, приятный вкус и внешний вид значат меньше, чем то, что мы поглощаем и усваиваем, когда в этом возникает необходимость.

2. Пусть Божье помазание учит вас (ст. 26-27)

И снова здесь подчеркивается контраст между фальшивой и подлинной верой, между ложью и истиной. Лжеучителя, обольщая христиан, стараются сбить их с истинного пути, переманить на свою сторону и втянуть в свою клику. Честолюбивые устремления лжеучителей в наше время толкают их к созданию своих маленьких «империй», каждая из которых стоит особняком по отношению к остальным. Греческое слово, переведенное как обольщающие, образовано от глагола planao, что значит «вводить в заблуждение», и созвучно слову «планета». Греки противопоставляли планеты, которые перемещаются по небу, то есть, «блуждают», звездам, чье положение на небосводе остается неизменным. Процветающие секты и культы двадцатого века извлекают немалую выгоду, вводя в заблуждение и обманывая колеблющихся христиан. Для этого они используют свои, рассчитанные на эффект заявления и искусно выстроенные теории. Средство от этой болезни не просто «Истина» как абсолют, как нечто самодовлеющее, стоящее вне нас, а прежде всего умение понять, что Истина – в душе.

Вот почему мы зависим от Божьего помазания (ст. 27). Помазание, получаемое царем или священником, в Ветхом Завете было символом благодати Божьей, которая, излившись на человека, обеспечивала выполнение им своей задачи или осуществление служения. По мнению Иоанна, Новый Завет – это та же самая благодать, изливаемая Святым Духом на каждого из спасенных Божьих людей и дающая христианам возможность жить в истине. Своим первоначальным пониманием Евангелия и ответной реакцией на него мы обязаны Святому Духу, равно как и дальнейшим возрастанием во Христе, которое приходит от Него же через Божью правду. «Противоядием, которое не позволит нам попасть под влияние ложных идей, касающихся христианской веры, может быть лишь одно – стойко придерживаться христианской истины, которую мы усвоили с самого начала. Она была дана нам в свидетельствах Апостолов, и помазание, полученное от Святого Духа, помогает этой истине укорениться в наших сердцах» [Маршалл, с. 164.].

Утверждение Иоанна о том, что вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас (ст. 27), на первый взгляд, противоречит сказанному выше. Однако, если бы он подразумевал, что те, к кому он обращается, не нуждаются в учении, вряд ли он вообще взялся бы писать свое Послание! Он уже упоминал (ст. 21), что пишет к тем, кто знает истину, но все еще нуждается в учении. Здесь он лишь хочет сказать, что, поскольку каждый верующий имеет такого божественного учителя, как Дух Святой, нам не нужны никакие дополнительные тайные «знания», о которых твердят руководители гностических сект. Свидетельства Апостолов, собранные в Новом Завете, представляют собой превосходное «пособие» для обучения. Имея в руках Божье Слово, а в сердце – Святого Духа, мы не нуждаемся больше ни в чем для того, чтобы понимать истину и возрастать во Христе. Чему оно научило вас, в том пребывайте. Благодаря Духу Святому истина жива, и мы всегда можем открыть в ней для себя что-то новое, свежее. Она возрождает и обновляет наш духовный опыт, учит всему необходимому и помогает тем, кто повинуется Богу, обрести искреннюю, глубокую веру. Главная задача Святого Духа состоит в том, чтобы для каждого из нас Иисус стал реальным и бесконечно дорогим (Ин 16:14), потому что это единственный способ пребывать в Нем.

3. Пусть Христос станет основой вашей жизни (ст. 28-29)

Как только мы начинаем осознавать, что секрет христианской стойкости заключается в наших отношениях с Христом, нам тут же приходит на память притча, рассказанная нашим Господом, в которой речь идет о виноградной лозе и ее ветвях (Ин 15). Существует органическая связь между стеблем и ветвью, дающая возможность растению плодоносить. Сказанное относится и к каждому христианину. «Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин 15:5). Это единственный способ оставаться христианами и приносить «много плода», тем самым осуществляя Божье намерение относительно нашей жизни. Если этот «мир проходит» (ст. 17) и если сейчас «последнее время» (ст. 18), то нам больше, чем кому бы то ни было из живущих на земле, необходимо отчетливо представлять себе, что ждет нас в будущем. Господь наш Иисус намерен прийти вновь, и мы встретим Его появление с радостью или стыдом, с раскаянием или надеждой. Велико желание Иоанна, чтобы его «дети» могли иметь «дерзновение [это слово означает возможность встретиться с радостью и свободой, без страха] и не постыдиться пред Ним». Возможно, здесь игра слов. Божьи дети должны иметь parresia (дерзновение) при parousia (появлении) Христа. Это произойдет только в том случае, если мы пребываем в Нем; но достичь этого можно, лишь живя каждый день в соответствии со своими христианскими убеждениями. Может быть, наше отношение к Христу, позволит иметь хотя бы некоторое представление о том, готовы ли мы к встрече с Ним.

Эта мысль подводит нас к стиху 29, в котором Иоанн выдвигает на первый план результат нашего искреннего пребывания во Христе, проявляющегося уже сейчас. Если я пребываю во Христе и неразрывно связан с Ним, как ветвь со стеблем виноградной лозы, то жизнь Христа течет через меня, порождая плоды святости, благодаря которым я уподобляюсь Ему. Всякий праведник на самом деле подобен Христу. Когда Павел в Послании к Гал 5:22-23 перечисляет плоды Святого Духа, перед нами предстает образ Самого Христа, Который все эти плоды нес в Себе. Он – праведник; мы знаем, что это непреложный факт. Если я пребываю в Нем, а Он – во мне, то отсюда логически вытекает, что и моя жизнь все в большей и большей степени становится праведной. Праведность является основой наших отношений с Богом, это основная гарантия их существования. Всякий, делающий правду, рожден от Него. Вот почему знание истины, о которой говорится в начале стиха, логически обосновывает понимание того, что изложено во второй его части. И как бы подводя итог всему сказанному, Иоанн напоминает нам, что суть христианского опыта состоит в том, чтобы быть рожденными от Него. От кого? От Отца или от Христа? Нигде больше во всей Библии не упоминается о христианах как о сыновьях Христа; мы – Его братья, но не сыновья (Евр 2:11). Тем не менее, праведность, о которой мы знаем (об этом говорится в первой части стиха), должна быть отнесена именно к Иисусу, поскольку только о Его жизни у нас есть сведения. Вот почему рассматриваемое местоимение должно обозначать Христа. Но разве не соответствует такая характеристика всему богословскому подходу Иоанна? Он никогда не думал о Боге и Его отношении к человеку в отрыве от Христа. И он никогда не представлял себе человеческую природу Христа в отрыве от Его божественной сути. Эти две стороны Его натуры полностью и совершенно взаимосвязаны. Вот «знание», на котором основана вера. Подобно Сыну, Который всегда исполнял волю Отца, мы должны постоянно стремиться радовать Отца, это и будет признаком нашей новой жизни.

Действующая сила исходит от Христа, но ее реализация зависит от нас, при условии, что день за днем мы обращаемся к Его безграничным источникам. Каждый из нас, пребывая во Христе, может иметь надежду, что с Божьей помощью никогда не сойдет с праведного пути.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Баркли на 1 послание Иоанна, 2 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.