Библия » Толкование Мэтью Генри

3-я Царств 22 глава

Данная глава заканчивает повествование о царствовании Ахава. В заключительной части предыдущей главы было обещано, что гибель его дома не настанет при его жизни, но его дни очень скоро подошли к концу. В данной главе описывается его война с сирийцами за Рамоф Галаадский. I. Он готовился к этой войне и консультировался:

(1) со своими советниками (ст. 1-3); (2) Иосафатом (ст. 4); и (3) своими пророками. [1] Пророки ободряли его отправиться в этот поход (ст. 5,6), в частности Седекия (ст. 11,12). [2] А пророк Господень Михей, выслушать которого захотел Иосафат (ст. 7,8), пославший за ним (ст. 9,10-13,14), обвинил Ахава в том, что он слишком полагается на лжепророков (ст. 15), и предсказал, что он потерпит поражение в этом походе (ст. 16-18); он также описал, как получилось, что лжепророки обманули его (ст. 19-23). Седекия оскорбляет Михея (ст. 24,25), а Ахав заключает его в тюрьму (ст. 26-28). II. Во время сражения:

(1) Иосафат подвергается опасности, а (2) Ахава убивают (ст. 29-40). В заключительной части главы вкратце описывается [1] царствование благочестивого царя Иудеи Иосафата (ст. 4150) и [2] царствование нечестивого царя Охозии (ст. 5153).

Стихи 1-14. Хотя Ахав оставался виновным и пребывал под гневом, хотя он был во власти похотей, которым продал себя, и приближалось время, когда он должен был вступить в сражение и погибнуть, но в качестве награды за проявленное им покаяние и смирение он был благословлен тремя годами мира (ст. 1) и почетным визитом Иосафата, царя Иудеи (ст. 2). Согласно легендам и представлению иудеев, когда Ахав смирился из-за своего греха и оделся во вретище, то послал за Иосафатом, чтобы тот пришел и наказал его; и царь оставался у него в течение некоторого времени и каждый день наносил ему несколько ударов. Но это безосновательное предание. Он пришел, скорее всего, чтобы посоветоваться относительно дел в их государствах. Странно, что такой великий муж,как Иосафат, проявил такие знаки уважения к царству, восставшему против дома Давидова, и что такой благочестивый человек оказал столько милости царю, оставившему поклонение Богу. Хотя он был человеком благочестивым, но имел излишне уступчивый характер, из-за которого попадал в ловушки и неприятности. Сирийцы больше не осмеливались нападать на Ахава, но:

I. Ахав задумал развязать войну против сирийцев и по этому поводу посоветовался с своим окружением (ст. 3). Он был недоволен царем сирийским: когда тот был отдан ему на милость, то пообещал вернуть его города (3Цар 20:34), и Ахав глупо поверил его слову, хотя не должен был отпускать его, пока не завладел этими городами. Но теперь на собственном опыте он узнал то, что должен был знать раньше: что поцелуи, равно как и обещания ненавидящего, лживы, и не стоит полагаться на союзы, заключенные изза бедственного положения. Венадад был одним из правителей, считавших, что они связаны своим словом лишь до тех пор, пока это служит их интересам. Мы не знаем, были ли возвращены израильтянам другие города, но Рамоф Галаадский значительный город, находившийся в колене Гадовом по ту сторону Иордана, город левитов и один из городов-убежищ, не был. Ахав винил себя и свой народ в том, что они не решились отвоевать его у сирийцев и наказать Венадада за нарушение договора, и решил показать этому неблагодарному и вероломному правителю, что так же, как раньше он даровал ему мир, теперь подарит бедствие. У Ахава был справедливый повод развязать войну, но он потерпел поражение. О справедливости не следует судить по успешности.

II. Он привлек к этому походу Иосафата, чтобы тот присоединился к нему в войне за Рамоф Галаадский (ст. 4). И в данной ситуации я не удивляюсь, что Ахав захотел помощи со стороны такого благочестивого и процветающего соседа. Даже плохие люди часто хотят дружить с хорошими. Желательно иметь к себе заинтересованность со стороны тех, у кого есть часть на небесах, и быть рядом с теми, с кем пребывает Бог. Но странно, что Иосафат настолько заинтересовался предложением Ахава, что сказал: «Как ты, так и я; как твой народ, так и мой народ». Надеюсь, что это не так: Иосафат и его народ не были такими нечестивыми и порочными, как Ахав и его народ. Чрезмерная почтительность к злодеям неосознанно привела многих благочестивых людей к опасному общению с бесплодными делами тьмы. Похоже, Иосафату пришлось дорого заплатить за свою любезность, когда во время сражения его приняли за Ахава. Но некоторые обращают внимание, что, присоединившись к Израилю в борьбе против Сирии, он искупил вину своего отца, который присоединился к Сирии, сражаясь против Израиля (3Цар 15:19,20).

III. По особому настоянию и требованию Иосафата Ахав спрашивает у пророков совета по поводу этого похода. Ахав считал, что достаточно посоветоваться во своими государственными мужами, а Иосафат настаивал, что они должны спросить, что скажет Господь (ст. 5). Отметьте:

(1) куда бы ни отправился благочестивый муж, он желает, чтобы Бог был с ним; он признает Его руку во всех своих путях, спрашивает у Него позволения и у Него ищет успеха.

(2) Куда бы ни отправился благочестивый муж, он должен взять с собой свою религию и не стыдиться ее даже в том случае, если находится среди людей, недоброжелательно к ней настроенных. Иосафат не оставил в Иерусалиме свою любовь и благоговение перед словом Божьим, а открыто признался в приверженности ему и стремился утвердить его при дворе Ахава. Если Ахав привлек его к своим войнам, то он постарается привлечь его к своим религиозным обрядам.

IV.400 пророков Ахава, постоянная группа дубравных пророков, как они себя называли, решили ободрить его в этом походе и заверить в успехе (ст. 6). Похоже, он честно задал им вопрос: «Идти ли мне войною на Рамоф Галаадский, или нет!» Но они знали, какие действия он был склонен принимать, и хотели лишь угодить желанию двух царей. Чтобы угодить Иосафату, они вспомнили имя Иеговы: «Господь предаст его в руки царя»\ так они крали слово у истинных пророков (Иер 23:30) и говорили их языком. Чтобы угодить Ахаву, они сказали: «Иди...» Безусловно, их совет казался весьма благоразумным: совсем недавно Ахав дважды победил сирийцев, теперь он защищал правое дело, и его армия значительно усилилась благодаря союзу с Иосафатом. Но они сделали вид, что пророчествуют, а не следуют рациональным предположениям, что это божественное, а не человеческое предвидение: «Ты обязательно вернешь Рамоф Галаадский». Седекия лидер этих пророков, подражая истинным пророкам, проиллюстрировал свое лжепророчество знамением (ст. 11). Он сделал себе железные рога, представлявшие двух царей, их славу и силу (символом превознесения которых были роги), и предсказал, что этими рогами будут поражены сирийцы. Все пророки как один подтвердили, что Ахав вернется из похода победителем (ст. 12). Единство не всегда является признаком истинной церкви и истинного служения. В данной ситуации 400 мужей пророчествовали одним разумом и одними устами, но все они ошибались. V. Иосафат не мог согласиться с данным видом проповедования; это было не то, к чему он привык. Лжепророки не должны подражать истинным пророкам, и этот обман должен был раскрыть человек, имеющий духовное видение, и поэтому он спросил: «Нет ли здесь еще пророка Господня?» (ст. 7). Он был слишком хорошо воспитан, чтобы порицать священников царя, но хотел увидеть пророка Господнего, подразумевая, что этих он не считал таковыми. Какими бы ни были они когда-либо (неважно, кем они были раньше), но все вместе они не представляли для него ничего особенного (Гал 2:6); их ответ не удовлетворил его. Один верный пророк Господень стоил всех их вместе взятых. VI. У Ахава был еще один пророк, но он ненавидел его. Этого пророка звали Михей, и, чтобы угодить Иосафату, царь послал за ним (ст. 8-10). Ахав согласился вопросить через него Господа, ибо знал, что тот является истинным пророком и одним из тех, кто знал намерения Бога. Но, несмотря на это:

(1) он не любил его и не стыдился признаться в этом царю Иудеи; он даже привел для этого основание: «Он не пророчествует о мне доброго, а только худое». Но кто был в этом виноват? Если бы Ахав поступал хорошо, то слышал бы только одобрение небес, но раз он поступал плохо, то должен был винить себя за все огорчения, которые доставляли ему обличения и угрозы слова Божьего, обращенного к нему. Отметьте: ужасно ожесточились во грехе и созрели для гибели люди, которые ненавидят Божьих служителей лишь потому, что те честно поступают с ними и предупреждают их о бедственном положении и опасности, в которой они оказались из-за своего греха, которые считают своими врагами тех, кто говорит им истину.

(2) Похоже, Ахав держал его в заключении, ибо когда освободил (ст. 26), то велел офицеру отвести его обратно туда, откуда его привели. Возможно, именно этот пророк обвинил его в чрезмерной снисходительности к Венададу (3Цар 20:38 и далее) и за это был брошен в тюрьму, где и находился все эти три года. Поэтому Ахав знал, где так быстро можно найти его (ст. 9). Но данное заключение не явилось препятствием для божественных видений: дух пророчества продолжал пребывать на нем, пророк находился в заключении, но не слово Божье. Заключение ни в коей мере не уменьшило его смелость и не сделало менее уверенным или верным при передаче своего послания. Иосафат слишком мягко упрекнул Ахава в том, как он выразил свое недовольство верным пророком: «Не говори, царь, так» (ст. 8). Он должен был сказать: «Ты несправедлив к пророку, поступаешь во вред себе и оскорбляешь своего и его Господа, говоря такие слова». Таких грешников, как Ахав, нужно обличать резко. Из страха вызвать недовольство Иосафата и разорвать союз с ним, он покорился порицанию и велел немедленно послать за Михеем (ст. 9). Два царя, одетые в царские одежды, сидели каждый на своем седалище у ворот Самарии, готовые принять бедного пророка и выслушать, что он скажет им по этому поводу, хотя многие, согласившиеся послушать слово Божье, не уделяют ему внимание и не исполняют его. Их сопровождала толпа льстивых пророков, которые пророчествовали только то, что было приятно и услаждало слух обоих прославленных царей, теперь объединившихся в союз. Кто любит льстецов, тот не будет испытывать в них недостатка. VII. Офицер, посланный за Михеем, убеждал его последовать примеру пророков (ст. 13). Но недостоин называться израильтянином тот, кто пытается предписывать пророку, что говорить; офицер считал, что он такой же, как остальные пророки, научившиеся угождать людям, а не Богу. Он сказал Михею, какими единодушными были другие пророки, предсказавшие царю успех в походе, как приятно это было царю, подразумевая, что ему было бы выгодно сказать то, что сказали они, ибо тогда он мог бы не только получить освобождение, но и продвинуться. Кто сам привязан к мирским благам, тот думает, что те же чувства испытывают другие, и, справедливо это или нет, говорит и делает лишь то, что содействует его мирским интересам. Он также подразумевал, что нет смысла противоречить такой многочисленной и единодушной толпе; и если он сделает это, то над ним будут смеяться, как над человеком, претендующим на безрассудную оригинальность. Но Михей, знавший более высокую истину, воспротивился и подтвердил свой протест клятвой, что он честно передаст послание от Бога, независимо от того, понравится ли оно царю (ст. 14): «Я изреку то, что скажет мне Господь, без каких-либо дополнений, смягчений или изменений». Это было благородное решение, которое должен был принять тот, кто взирает на более великого Царя (чем любой их этих царей, облаченных в блистательные одежды), восседающего на более высоком престоле.

Стихи 15-28. В данной ситуации Михей поступил правильно, но, как обычно бывает, пострадал за это.

I. Данные стихи рассказывают, что он честно передал свое послание как человек, который старается больше угодить Богу, чем ублажить великих или множество людей. Ахаву не понравилось, как он сделал это:

1. Он сказал то же, что и остальные пророки, но иронически: «Иди, будет успех» (ст. 15). Ахав задал ему тот же вопрос, что и своим пророкам: «Идти ли нам войною, или нет?»; похоже, он желал знать мнение Бога, но, подобно Валааму, очень хотел поступить по-своему, на что обратил внимание Михей, когда велел ему идти; но манера и тон, в котором это было сказано, четко показывают, что он говорил с насмешкой, словно хотел сказать: «Я знаю, что ты решил идти, и слышал, что твои пророки единодушно заверяют тебя в успехе; тогда иди, и ты увидишь, что случится. Они говорят: «Господь предаст его в руки царя», но я не буду говорить, что так сказал Господь; нет, Он сказал противоположное». Отметьте: любящие лесть заслуживают насмешки; и справедливо поступает Бог, предавая собственным планам тех, кто предает себя своим похотям (Еккл 11:9). В ответ на это Ахав велел ему говорить правду, а не смеяться над ним (ст. 16), словно искренно желал знать, чего Бог хочет от него и что Он сделает с ним; тем не менее он стремился представить пророка упрямым и злобным человеком, не желавшим сказать ему правду, пока он таким образом не заклял его сделать это.

2. Оказавшись под давлением, Михей четко предсказал, что в этом походе царь будет убит, а его армия рассеяна (ст. 17). Он видел в видении или во сне израильтян рассеянными по горам, как овец, не имеющих пастыря. Порази пастыря, и рассеются овцы\ (3ах 13:7). Эти слова подразумевают:

(1) что Израиль лишится своего царя, который был его пастырем. Бог обратил внимание на то, что нет у них начальника.

(2) Что они будут вынуждены отступить re infecta не достигнув своей цели. Он не предвидел большое истребление армии, а лишь ее позорное отступление. Пусть возвращаются с миром каждый в дом свой; безусловно, тогда они будут в смятении, но не много потеряют изза смерти своего царя. Он падет на поле боя, а они отправятся домой с миром. Так Михей в своем пророчестве засвидетельствовал о том, что он видел и слышал (пусть царь воспринимает это, как ему хочется), в то время как другие пророчествовали от собственного сердца (см. Иер 23:28). «Пророк, который видел сон, пусть и рассказывает его как сон; а у которого Мое слово, тот пусть говорит слово Мое верно, а не от своего имени, ибо что общего у мякины с чистым зерном!» Тогда Ахав огорчился, повернулся к Иосафату и спросил, разве тем самым Михей не проявил свою недоброжелательность к нему (ст. 18). Кто желает зла другим, тот обычно считает, что другие тоже желают ему зла, хотя для этого у него нет никакого повода, и поэтому такие люди придают самый плохой смысл всему, что другие говорят. Что плохого Михей напророчествовал Ахаву, сказав, что поход будет иметь для него фатальные последствия, тем более раз царь мог сам выбирать, отправляться в него или нет? Самая большая милость, которую мы можем оказать другому человеку, вступающему на опасный путь, это сказать ему об опасности.

3. Он рассказал царю, как случилось, что все пророки ободряли его выступить в поход: Бог позволили сатане с их помощью обмануть и таким образом погубить его. Он узнал об этом через видение; это было показано ему, и он показал Ахаву, что Бог небес предопределил ему пасть в сражении за Рамоф Галаадский (ст. 19,20), чтобы благоволение, нечестиво оказанное им Венададу, было наказано им же и его армией; и так как он сомневался, стоит ли идти в Рамоф Галаадский, и посоветовался со своими пророками, то они должны были убедить его пойти и победить (ст. 21,22). Именно поэтому они ободряли его с такой уверенностью (ст. 23); это была ложь от отца лжи, допущенная по божественному позволению. Этот вопрос тут представлен так, чтобы поняли люди. Мы не должны думать, что Бог меняет Свои планы или когда-либо бывает в недоумении, с помощью каких средств достичь Своих целей, равно как и полагать, что Он нуждается в совете ангелов или каких-либо творений относительно методов, какие Ему следует предпринять. Мы не должны думать, что Он Творец греха или побуждает людей говорить или верить лжи. Но помимо того, что имело отношение к Ахаву, это все должно было научить нас:

(1) что Бог великий Царь, превыше всех царей, и что Его престол превыше всех престолов земных царей. «У вас есть престолы, говорит Михей двум царям, и вы думаете, что можете делать все, что хотите, а мы должны говорить лишь то, что вы хотите услышать от нас. Но я видел Бога, сидящего на престоле Своем, и увидел, что суд над каждым человеком исходит от Него, и поэтому я должен говорить то, что Он сказал; Он не человек, как вы».

(2) Что он постоянно пребывает в присутствии неисчислимого количества ангелов, которые служат Ему и представляют небесное воинство, сражающееся за Него и готовое отправиться, куда бы Он ни послал, и делать то, что Он велит; посланники милости стояли по правую, а посланники гнева по левую руку Его.

(3) Что Он не только знакомится, но и руководит всеми делами этого нижнего мира по изволению воли Своей. Возвышение и падение царей, исход войн и все важные дела в государствах, о которых советуются мудрые и великие мужи, не могут избежать Божьего руководства, равно как и проживающие в самых бедных лачугах не лишены Его внимания.

(4) Что у Бога есть много способов осуществить Свои планы, в частности те, которые касаются гибели грешников, уже созревших для нее; Он может осуществить это тем или иным способом.

(5) Что существуют злобные и ложные духи, которые бродят вокруг и постоянно разыскивают, кого бы поглотить; а для этого они пытаются обмануть и вложить ложь в уста пророков, чтобы с их помощью многих увлечь в погибель.

(6) Дьявол обманывает людей не без божественного позволения, и даже таким образом Бог служит Своим целям. У Него могущество и премудрость, пред Ним заблуждающийся и вводящий в заблуждение (Иов 12:16). Когда Ему угодно, то для наказания тех, кто не принял истины в ее любви, Он не только освобождает Сатану, чтобы он обольщал их (0тк 20:7,8), но и посылает им заблуждения, чтобы они верили лжи (2Фес 2:11,12).

(7) Те, с которыми Он так поступил, четко отмечены для гибели. Бог безусловно изрекает недоброе в адрес тех, кто обманут лжепророками. Так Михей не только дал Ахаву четкое предостережение об опасности продолжения войны, но и показал, насколько опасно верить тем, кто ободрял его продолжать войну. Подобным образом и нас предупреждают остерегаться лжепророков и испытывать духов; ложный дух обманывает особенно смертельно через уста пророков.

II. Данные стихи рассказывают, как Михея оскорбили за то, что он честно и доступно передал это послание в убедительной и действенной форме.

1. Нечестивый пророк Седекия нагло оскорбил его перед лицом двора, ударив Михея по щеке, чтобы опозорить и заставить его молчать, чтобы выразить негодование его поведением (подобным образом оскорбляли нашего благословенного Спасителя Судью Израиля, Мат 26:67; Мих 5:1); и словно он не только имел Дух Господень, но и обладал монополией на этот Дух и Тот не мог покинуть его без его позволения, он спрашивает: «Неужели от меня отошел Дух Господень, чтобы говорить в тебе?» (ст. 24). Лжепророки всегда были самыми злейшими врагами истинных пророков, которые не только настраивали против них правительство, но и сами оскорбляли их, как в данной ситуации поступил Седекия. Нанесение пощечины в царском дворе, особенно в присутствии самого царя, рассматривалось нашим законом как судебнонаказуемый проступок; тем не менее этот нечестивый пророк наносит оскорбление пророку Господнему, и за это ему не объявляют выговор и не призывают к пристойному поведению. Ахаву это понравилось, а у Иосафата не хватило смелости заступиться за оскорбленного пророка, и он сделал вид, что данный вопрос не находится в его юрисдикции. Михей не ответил ему ударом (Божьи пророки не являются драчунами или преследователями, они не мстят за себя и не отвечают ударом на удар, чтобы никоим образом не нарушить мир), но раз Седекия так много хвалился Духом, как часто поступают те, кто меньше всего знает о Его воздействии, то он предоставляет ему самому убедиться в собственной ошибке, наблюдая за исходом событий: «Ты увидишь это в тот день, когда будешь бегать из одной комнаты в другую, чтоб укрыться» (ст. 25). Похоже, Седекия отправился вместе с Ахавом на сражение и для ободрения солдат взял железные рога, чтобы с удовольствием посмотреть, как исполнится его пророчество, и вернуться вместе с царем с триумфом. Но армия потерпела поражение, а он вместе с остальными бежал, спасаясь от вражеского меча, и нашел укрытие, как и Венадад, в одной внутренней комнате (3Цар 20:30), чтобы, как Валаам, не погибнуть (как он того заслуживал) вместе с теми, кого обманул (Числ 31:8): чтобы слепой пророк не упал в яму вместе со слепым царем, которого он вел в неправильном направлении. Отметьте: кто своевременно не исправляет свои ошибки по слову Бога, тот будет разоблачен судами Бога, когда будет слишком поздно.

2. Ахав, нечестивый царь, заключил его в темницу (ст. 27) и не только велел взять под стражу и отправить в тюрьму, откуда он был приведен, но и кормить грубым хлебом и мутной водой до своего возвращения, не сомневаясь, что вернется победителем; а затем он намеревался предать его смерти за лжесвидетельство (ст. 27). Какая жестокость по отношению к человеку, который хотел предотвратить его гибель! Но из этого следует, что Бог решил погубить его (как в 2Пар 25:16). Как Ахав был уверен в успехе! Он не сомневался, что вернется в мире, забыв то, что сам говорил Венададу: «Пусть не хвалится подпоясывающийся, как распоясывающийся»; но маловероятно, чтобы он вернулся домой с миром, раз дома оставил Божьего пророка в тюрьме. Михей решил разрешить этот вопрос и призвал весь народ быть свидетелями его слов: «Если возвратишься в мире, то не Господь говорил через меня (ст. 28). Да подвергнусь я позору и наказанию как лжепророк, если царь вернется домой живым». Он ничем не рисковал, делая это обращение, ибо знал, в кого верил; Тот, Кто является ужасом для царей земных и толчет их, как ступа, скорее допустит, чтобы пала тысяча царей, чем позволит, чтобы не исполнилась хоть одна йота Его слова. Он исполнит изречение Своих посланников (Ис 44:26).

Стихи 29-40. Вопрос соперничества между Божьим пророком и пророками Ваала очень скоро разрешился, и стало очевидно, кто из них прав.

1. Два царя вместе со своими армиями двигались по направлению к Рамофу Галаадскому (ст. 29). Неудивительно, что царь Израиля, ненавидевший Божьего пророка, настолько не верил его увещеваниям, что вопреки им продолжал упорствовать в своем решении; но мы изумляемся, что Иосафат, благочестивый правитель, пожелавший, чтобы вопросили пророка Господнего (тем самым проявив недоверие и неуважение к пророкам Ахава), тоже отправился в поход после такого четкого предостережения. Изза своей легковерности он поддался уговорам друзей (как Варнава увлекся лицемерием иудеев, Гал 2:13). Он уделил слишком много внимания пророкам Ахава, так как они притворялись, что говорят от Бога, а в своей стране его никогда не пытались обмануть подобным образом. Он был готов присоединиться к большинству и сделал вывод, что 400 были против одного, и поэтому им должен сопутствовать успех. Михей не запретил им идти; более того, в самом начале он сказал: «Иди, будет успех». В крайнем случае, только Ахаву пророчествовали гибель, и поэтому Иосафат надеялся благополучно выйти из этого рискованного мероприятия. П. У Ахава родился замысел, благодаря которому он надеялся сохранить свою жизнь и подвергнуть опасности жизнь друга (ст. 30): «Я переоденусь и пойду, как простой солдат, а ты, Иосафат, надень свои царские одежды и будь в облачении военачальника». Он сделал вид, что хочет почтить Иосафата и выразить ему свое признание, вручив в данном походе всю армию под его командование. Он будет направлять и давать приказы, а Ахав будет служить в качестве солдата под его руководством. Но тем самым он хотел:

(1) сделать лжецом благочестивого пророка. Так он надеялся избежать опасности и аннулировать угрозу, словно, переодевшись, мог обмануть божественное ведение и преследовавшие его суды.

(2) Выставить глупцом благочестивого царя, которого любил неискренне, так как тот был верен Богу и тем самым осуждал его за отступничество. Он знал, что если кому-то суждено погибнуть, то это будет пастырь (так предсказал Михей), и, возможно, предполагал, что враг получил приказ сражаться только с одним царем Израильским, и поэтому хотел подло подвергнуть Иосафата опасности, чтобы самому спастись. Ахав был предопределен для гибели; никто даже за большие деньги не согласился бы надеть его одежду, но ему удалось убедить благочестивого царя командовать армией вместо него. Посмотрите, что происходит с теми, кто объединяется с порочными людьми, потерявшими благородство, чья совесть развращена. Как можно было ожидать, что он поступит честно по отношению к своему другу, раз он предал своего Бога?

III. Так как Иосафату было больше присуще благочестие, чем хитрость, то он принял этот почетный пост, хотя тот подвергал его опасности и из-за него он рисковал своей жизнью, но Бог милостиво спас его. Царь Сирии повелел своим начальникам направить войска не против царя Иудеи, с которым у него не было споров, а только против царя Израиля (ст. 31), чтобы охотились только за ним, словно он испытывал особую враждебность именно к нему. Теперь Ахав получил справедливое воздаяние за то, что пощадил Венадада, который, как часто поступают потомки змея, ужалил ту грудь, которая питала и хранила его, спасая от гибели. Некоторые полагают, что он всего лишь хотел взять его в плен, чтобы оказать такой же почетный прием, какой недавно был оказан ему. Каким бы ни было основание, но начальники получили этот приказ и старались удовлетворить своего владыку, ибо, увидев Иосафата в царской одежде, приняли его за царя Израиля и окружили.

1. Подвергнув его опасности, Бог хотел дать ему понять, что недоволен его союзом, заключенным с Ахавом. Желая оказать любезность Ахаву, Иосафат сказал (ст. 4): «Как ты, так и я», и теперь его действительно приняли за него. Кто дружит со злодеями, тот подвергается опасности разделить с ними наказание.

2. Избавив его от опасности, Бог хотел показать, что хотя Он недоволен им, но не оставил его. Некоторые из начальников, знавшие Иосафата, поняли свою ошибку и прекратили преследование; но сказано (2Пар 18:31), что отвел их Бог от него, ибо Он держит все сердца в Своей руке. Именно Ему царь воскликнул в порыве благоговения, а не из-за малодушия, ибо от Него пришла помощь; Ахав же не пытался ему помочь. Бог является другом, Который не подведет, когда друзья оставят нас.

IV. В этом бою Ахаву была нанесена смертельная рана, несмотря на все его усилия спасти себя, полагаясь на личную охрану. Пусть никто не думает, что ему удастся скрыться от суда Божьего, даже с помощью маскарада. «Рука Твоя найдет всех врагов Твоих», как бы они ни прятались (ст. 34). Сириец, попавший в него, мало задумывался о том, какую услугу он оказал Богу и Его царю, ибо он случайно натянул лук, не стараясь попасть в определенного человека; тем не менее Бог таким образом направил стрелу, что (1) она попала в нужного человека, который был отмечен для уничтожения, но, попав в плен, как планировалось, мог бы остаться в живых, если бы Венадад пощадил его. Не смогут спасти свою жизнь те, кого Бог приговорил к смерти.

(2) Она попала в правильное место сквозь швы лат единственное место в броне, куда могла проникнуть смертельная стрела. Никакие доспехи не смогут устоять против стрел божественного мщения. Даже если преступник закован в сталь, то и тогда Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой. То, что нам кажется случайным, совершается по определенному плану и предвидению Бога. V. Армия была рассеяна врагом, и царь отправил воинов домой. Один из царей Иосафат или Ахав повелел овцам отступить, раз пастырь был убит: «Каждый иди в свой город, ибо нет смысла пытаться что-либо сделать» (ст. 36). Сам Ахав прожил достаточно долго, чтобы увидеть, что часть пророчества Михея, гласившая, что весь Израиль будет рассеян по горам Галаада (ст. 17), исполнилась, и, возможно, умирающими устами он отдал этот приказ; ибо даже если его вынесли с поля боя, чтобы перевязать раны (ст. 34), тем не менее, стоя на своей колеснице, он мог видеть, побеждает ли его армия. Но так как он увидел, что сражение усиливается, то пал духом и умер, хотя его смерть была оттянута настолько, чтобы он смог увидеть себя умирающим. И теперь мы можем представить, с каким ужасом он умирал, вспоминая совершенные им нечестивые поступки, предостережения, которыми пренебрег, жертвенники Ваалу, виноградник Навуфея и Михея, заключенного в тюрьму. Теперь он увидел, что сам ускорил собственную гибель, а рога железные, изготовленные Седекией, толкали не сирийцев, а его самого в погибель. Так он был низведен к царю ужасов без надежды даже при смерти. VI. Тело царя было доставлено в Самарию и там похоронено (ст. 37); туда же была доставлена залитая кровью царя колесница и доспехи, в которых он умер (ст. 38). Обращается внимание на одну деталь, так как это было исполнением пророчества: когда колесницу привезли к пруду Самарийскому, чтобы обмыть ее, то псы (и свиньи, говорит Септуагинта) собрались возле нее и, как это обычно бывает, лизали кровь его или, как полагают некоторые, воду, которой ее омывали, смешанную с кровью. Псы не отличают царскую кровь от любой другой. Теперь свершилась месть за кровь Навуфея (3Цар 21:19) и исполнилось слово Давида и Илии (Пс 67:23): «Ты погрузишь ногу твою, как и псы твои язык твой, в крови врагов». Псы, лакающие виновную кровь, должны были символизировать ужасы, которые охотятся за виновной душой после смерти. И наконец, история Ахава заканчивается в обычной форме (ст. 39,40). Среди дел, совершенных им, упоминается построенный дом из слоновой кости, так названный, потому что многие его части были обложены слоновой костью. Возможно, он должен был соперничать с величественным дворцом царей Иудеи, построенным Соломоном.

Стихи 41-53. В данных стихах:

1. Вкратце описывается царствование Иосафата, царя Иудеи, о котором мы больше узнаем из Книги Паралипоменон. Мы узнаем о величии и благочестии этого правителя, которое не пострадало и не было замарано никакими порочными поступками, кроме сближения с домом Ахава, в определенном отношении унизившем его. Мы уже увидели, что союз с Ахавом оказался опасным для него, а сотрудничество с его сыном Охозией в сфере торговли также было неуспешным. Иосафат предложил ему принять участие в походе торговых судов, направлявшихся в Офир за золотом, как делал флот Соломона (ст. 49, см. 2Пар 20:35,36). Но пока они готовились отправиться в путь, флот был значительно поврежден штормом, разразившимся в Ецион-Гавере. В связи с этим событием пророк объяснил Иосафату, что это знак недовольства Бога его союзом, заключенным с нечестивым Охозией (2Пар 20:37); и поэтому, как повествуется в данном месте (ст. 49), когда Охозия вторично захотел участвовать в этом деле, или, если это невозможно, хотя бы отправить своих слуг с некоторыми денежными средствами на кораблях Иосафата, то он отказался: Иосафат не захотел. Жезл Божий в толковании слова Божьего решительно оттолкнул его от сотрудничества с нечестивым и неудачным правителем. Лучше купить мудрость дороже, чем остаться без нее; но опыт назван повелительницей глупцов на том основании, что они не могут научиться, пока не познают на собственном опыте, в частности пока не научатся, насколько опасно сотрудничать с нечестивыми людьми. Из данных стихов видно, что царствование Иосафата не было одним из самых длительных, но одним из наилучших.

1. Оно не было самым длительным, ибо он царствовал всего двадцать пять лет (ст. 42), но в расцвете своих сил: от тридцати пяти до шестидесяти лет; и эти двадцать пять лет совместно с периодом благоприятного царствования его отца, который длился сорок один год, дают нам приятную перспективу процветающего состояния царства Иудеи и его религии, ибо в Израиле в течение долгого времени во всех отношениях дела обстояли плохо. Хотя Иосафат не царствовал так же долго, как его отец, но следует отметить, что он и не совершал таких же ошибок, как его отец в последние годы своего правления (2Пар.16,9,10,12); ибо лучше человеку умереть, когда он известен своей мудростью и славой, чем пережить эти дни.

2. Тем не менее он был одним из лучших царей, прославившихся благочестием и процветанием.

(1) Он поступал хорошо, делая угодное пред очами Господними (ст. 43), соблюдал заповеди своего Бога и ходил во всем путем своего благочестивого отца. В этом он был постоянен и не сходил с него. Но каждый человеческий характер имеет то или иное «но», так и в данном случае. Только высоты не были отменены на территории Иудеи и Вениамина, хотя эти колена располагались близко к Иерусалиму и поэтому могли приносить свои жертвы и курения к находившемуся там жертвеннику, а не ссылаться, как некоторые другие колена, на неудобства и свою отдаленность. Старую порочность трудно искоренить, особенно если раньше ей покровительствовали такие благочестивые люди как Самуил, Соломон и некоторые другие, имевшие высоты.

(2) Его дела обстояли хорошо. Он предупредил зло, сопутствовавшее войнам с царством Израиля, и учредил длительный мир (ст. 44), который был бы великим благословением, если бы не привел к сближению с Израилем. Он отправил представителя, или наместника царя, в Едом, и таким образом это царство стало платить ему дань (ст. 47); тем самым исполнилось пророчество об Исаве и Иакове, гласившее, что старший будет служить младшему. В общем упоминается о его величии и войнах, в которых он участвовал (ст. 45). Он угождал Богу, и Бог благословил его силой и успехом. Рассказ о нем заканчивается сообщением о его смерти (ст. 50), тем не менее в истории царей Израилевых позже мы находим о нем упоминание (4Цар 3:7).

II. Начинается история Охозии сына Ахава (ст. 51-53). Его царствование было очень коротким менее двух лет. Иногда Бог быстро разделывается с грешниками. Данные стихи очень'плохо характеризуют его характер. Он не только сохранил идолопоклонство Иеровоама, но и стал поклоняться Ваалу, хотя слышал о гибели семьи Иеровоама и видел, как его отец погиб по вине пророков Ваала, которые часто оказывались лжепророками. Тем не менее он не принял этого наставления и предостережения, а последовал примеру своего нечестивого отца и совету своей еще более нечестивой матери Иезавели, которая все еще была жива. Бедственна участь детей, которые не только произошли от порочного древа своих родителей, но и ими научены ходить теми же путями; особенно несчастны родители, которые способствуют осуждению душ своих детей.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на третью книгу Царств, 22 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.