Библия » Толкование Мэтью Генри

3-я Царств 18 глава

← 17 3Цар 18 MGC 19

Пророк Илия так и остался незамеченным. Нельзя сказать, что умножение продуктов и воскресение ребенка привлекло к нему внимание жителей Сарепты, ибо в таком случае Ахав нашел бы его; он предпочитал делать добро, а не стать известным благодаря ему. В данной главе он предстает публично, как раньше, до своего уединения; дни его укрывательства (которое было частью суда над Израилем), когда ему было велено не являться к Ахаву и не надеяться, что дождь прольется на землю, подошли к концу (ст. 1). Согласно этому приказу, в данной главе описывается:

(I) его разговор с Авдием одним из слуг Ахава, через которого он отправляет царю уведомление о том, что придет к нему (ст. 2-16). (II) Его разговор с самим Ахавом (ст. 17-20). (III) Его встреча со всем Израилем на горе Кармил, чтобы публично испытать титулы Господа и Ваала. Это было торжественное событие, во время которого (1) Ваал и его пророки были опозорены; (2) Бог и Илия прославились (ст. 2139). (IV) Совершенное им истребление пророков Ваала (ст. 40). (V) Оказанная народу милость и возвращение дождя по слову Илии (ст. 41-46). В данной главе многие моменты заслуживают особого внимания.

Стихи 1-16. В данных стихах мы читаем:

I. О плачевном положении Израиля в то время. Причина заключалась в том, что:

1. Иезавель истребляла пророков Господних (ст. 4), убивала их (ст. 13). Так как она была идолопоклонницей, то, следовательно, и преследовательницей, и сделала таким же Ахава. Но даже в такое плохое время, когда поклонялись тельцам, а храм в Иерусалиме был оставлен, находились благочестивые люди, которые боялись Бога и служили Ему, благочестивые пророки, которые наставляли людей в познании Бога и помогали им совершать религиозные обряды. Все священники и левиты ушли в Иудею и Иерусалим (2Пар 11:13,14), но вместо них Бог поставил других пророков, которые читали и толковали закон на небольших закрытых собраниях или в семьях, сохранивших свою непорочность, ибо не написано, чтобы в то время существовали синагоги. Эти люди не имели духа пророчества Илии, не приносили жертвы или воскурения, а учили народ жить благочестиво и держаться Бога Израилева. Именно этих пророков стремилась уничтожить Иезавель и многих из них предала смерти, что было значительным государственным бедствием и беззаконием и грозило полным уничтожением бедных религиозных остатков в Израиле. Тем немногим, кому удалось избежать меча, пришлось скрываться и прятаться в пещерах, где они были заживо похоронены и лишены хотя и не жизни, но возможности совершать полезное служение, что является целью и утешением жизни. А когда пророков начали преследовать и загнали в угол, то, безусловно, и их друзьям тем немногим людям, оставшимся в стране, стали угрожать подобным образом. Но как бы плохо ни обстояли дела:

(1) Был один благочестивый муж, занимавший видное положение при дворе, Авдий, характер которого соответствовал его имени слуга Господень. Он боялся Бога и был верен Ему, но при этом оставался управителем царского дома Ахава. Обратите внимание на его характер: он был человек весьма богобоязненный (ст. 3) был не только благочестивым, но ревностным и очень добродетельным. Его высокое положение придавало еще больше сияния его благочестию и давало большие возможности делать добро. Он был богобоязнен от юности своей (ст. 12), он рано стал религиозным и таким оставался все время. Отметьте: есть основание надеяться, что раннее благочестие со временем станет выдающимся благочестием; люди, которые в раннем возрасте становятся благочестивыми, скорее всего будут очень набожными людьми; кто боялся Бога от юности своей, тот со временем будет бояться Его сильнее. Кто хочет процветать, тот должен вставать рано. Но было странно обнаружить человека такого выдающегося благочестия управляющим дома Ахава, в должности, которой сопутствуют почести, власть и высокое доверие. [1] Странно, что такой нечестивый человек, как Ахав, отдал ему предпочтение и оставил в этой должности; безусловно, это потому, что он был известен своей честностью, трудолюбием и искренностью как человек, на которого можно положиться и чьим глазам он мог доверять, как собственным, что следует из ст.

5. Иосифу и Даниилу было оказано предпочтение на том основании, что никто другой так не подходил для занимаемых ими должностей. Отметьте: кто исповедует религию, тот должен научиться похвально представлять себя для оценки даже тех, кто не имеет такой же непорочности, преданности и верности порученному делу. [2] Странно, что такой благочестивый человек, как Авдий, согласился занимать этот высокий пост при дворе, где процветало идолопоклонство и порочность. Мы можем быть уверены, что для получения высокой должности не требовалось исповедовать ту же религию, что царь, и он не должен был соблюдать обычаи Амврия и все дела дома Ахавова. Авдий не согласился бы занимать эту должность, если бы для этого ему пришлось преклонить колени перед Ваалом, да и Ахав не был настолько неразумен, чтобы лишать должности людей, подходящих для нее, лишь на том основании, что они не присоединяются к нему в религиозных обрядах. Человек, который верен своему Богу, будет верен и своему правителю. Поэтому Авдий мог с доброй совестью занять эту должность, а не отказываться от нее, хотя предвидел, что благодаря ей ему не удастся сделать столько добра, сколько хотелось. Боящимся Бога не следует удаляться из мира, каким бы плохим он ни был. [3] Странно, что ни ему не удалось изменить Ахава, ни Ахаву растлить его; похоже, они оба твердо держались своих взглядов; запятнанный так и останется запятнанным, а святой святым. Те в высшей степени боятся Бога, кто хранит в себе страх Божий в плохие времена, обитая в нечестивых местах; таким был Авдий. Бог имеет Свой остаток среди разных людей: и занимающих высокое и низкое положение; были святые и среди окружения Нерона, и среди окружения Ахава.

(2) Этот великий благочестивый человек использовал свою власть для защиты Божьих пророков. В разгар преследования он спрятал 100 пророков в двух пещерах и питал их хлебом и водою (ст. 4). Он считал, что недостаточно бояться Бога, а, имея богатство и власть, полагал себя обязанным помогать и укрывать других боящихся Бога; он не считал, что помощь им освободит его от необходимости самому быть благочестивым, а делал и то и другое: он весьма боялся Бога и покровительствовал тем, кто так же боялся Его. Посмотрите, как Бог чудесным образом дает друзей Своим служителям и Своему народу, чтобы в трудное время у них было прибежище, когда они уже не надеются на это. В то время наблюдался недостаток в хлебе и воде, но Авдий доставал достаточно того и другого для Божьих пророков, чтобы поддержать их жизнь для дальнейшего служения, хотя в то время они были в изгнании.

2. Когда Иезавель истребляла Божьих пророков, Бог уничтожал продукты, необходимые для жизни, суровой засухой. Возможно, Иезавель преследовала Божьих пророков под предлогом, что они были причиной наказания, ибо это предсказал Илия. Christianas ad leonesХристиан ко львам. Но Бог дал им возможность убедиться в противоположном, ибо голод продолжался лишь до тех пор, пока пророки Ваала не были принесены в жертву, а недостаток воды был лишь для того, чтобы сам царь и Авдий лично отправились искать траву для скота (ст. 5,6). Так распорядилось провидение, чтобы Ахав смог собственными глазами увидеть плохие последствия суда и был более склонен слушать Илию, который должен был направить его на единственный путь, призванный положить этому конец. Ахав беспокоился, как бы не лишиться скота, потому что много они и так уже потеряли, но не беспокоился о своей душе, дабы не потерять ее; он приложил много усилий для поиска травы, но не сделал ничего, чтобы обрести благоволение Бога защищался от последствий, но не задавался вопросом, как удалить причину. Земля Иудеи располагалась рядом с землей Израиля, но мы не находим, чтобы там люди жаловались на отсутствие дождя, ибо Иуда держался еще Бога и верен был со святыми и пророками (Ос 11:12). Согласно этому различию Израиль мог четко увидеть основание для Божьего противостояния, когда Бог проливал дождь на один город, а на другой город не проливал дождя (Ам 4:7,8). Но они ослепили свои глаза и ожесточили сердца, чтобы не видеть этого.

11. О шагах, предпринятых для исправления бедственного положения. Для этого на сцене вновь появился Илия, чтобы действовать как истинный фесвитянин духовный наставник или реформатор Израиля, ибо (как полагают некоторые) это подразумевалось в его титуле. Илия должен был вернуть изральтян Господу Саваофу, от Которого они отступили, и тогда все сразу станет хорошо (см. Лук 1:16,17).

1. Ахав усердно разыскивал его (ст. 10) и предложил награду всякому, кто найдет; он послал разведчиков в каждое колено и владение (как понимают одни), или во все соседние царства и народы, имевшие с ним добрососедские отношения; и когда оказалось, что никто ничего не знает о пророке, то не поверил, пока не поклялись; и, похоже,они клятвенно пообещали, что если он будет найден среди них, то они выдадут его. Похоже, он так усердно искал его не для того, чтобы наказать за провозглашение судов, а для того, чтобы заставить его вернуть все обратно, отменив приговор, ибо пророк сказал, что будет по слову его. Это говорит о том, что царь имел о нем мнение такое же, какое многие глупые люди имеют о ведьмах (что если их вынудить благословить то, что они раньше заколдовали, то все будет опять хорошо), или подобное тому, что царь Моава имел о Валааме. Я же склоняюсь к этой точке зрения на том основании, что, когда они встретились, Илия, зная, чего Ахав хочет от него, назначил встречу на горе Кармил, и царь согласился с его решением, хотя пророк собирался пересмотреть приговор и благословить землю совсем не так, как надеялся Ахав.

2. Наконец Бог велел Илии предстать перед Ахавом, ибо настало время дать дождь на землю (ст. 1). В течение двух лет он прятался у вдовы из Сарепты, после того как в течение года скрывался у потока Хорафа, и поэтому третий год его временного пребывания там, о котором говорится в ст.1, был четвертым годом голода, длившимся всего три года и шесть месяцев, о чем мы читаем в Евангелии Луки 4:25 и Послании Иакова 5:17. Безусловно, это свидетельствовало о ревности Илии в борьбе против идолопоклонства, равно как и о сострадании к своему народу, ибо он считал, что тот слишком долго остается в тяжелом положении. Тем не менее, он не предстал перед царем, пока Бог не велел ему: «Пойди и покажись Ахаву, ибо настало твое время время помиловать Израиль». Отметьте: хорошо обстоят дела у народа, где Бог призывает Своих служителей из отдаленных мест и велит им показаться; это знак того, что Он даст дождь на землю; по крайней мере, нам следует быть довольными, имея хлеб бедствия, пока глаза наши видят учителей наших (Ис 30:20,21).

3. Вначале Илия показался или, скорее, открылся Авдию. Благодаря Духу он знал, где встретить его, и здесь нам рассказывается, какой разговор состоялся между ними.

(1) Авдий приветствовал его с большим уважением; он пал на лице свое и смиренно спросил: «Ты ли это, господин мой Илия?» (ст. 7). Он проявил не только сострадание отца к сыновьям пророков, но и благоговение сына к отцу пророков; и это доказало, что он действительно был человеком весьма богобоязненным и почтил того, кто был необычным посланником и имел большое влияние на небесах.

(2) В ответ Илия: [1] передает почетный титул, которым назвали его, Ахаву: «Называй его своим господином, а не меня»; то есть это звание больше подходит для правителя, а не для пророка, который не ищет славы от человеков. Пророков следует называть провидцами, пастырями, стражниками и служителями, а не господами, как людей, которые больше думают о долге, а не о владычестве. [2] Он велит Авдию пойти и сказать царю, что он пришел поговорить с ним: «Пойди, скажи господину твоему: "Илия приближается"» (ст. 8). Он хотел, чтобы царь заранее узнал об этом и не изумился его приходу, чтобы стало очевидно, что он добровольно предстал перед царем.

(3) Авдий просит освободить его от этой обязанности, ибо это может стоить ему жизни. [1] Он рассказал Илии, с каким усердием Ахав разыскивал его, как сильно всем сердцем хотел найти его (ст. 10). [2] Он считает само собой разумеющимся, что Илия вновь удалится (ст. 12): «Дух Господень унесет тебя (похоже, что так было несколько раз, когда Ахаву казалось, что пророк у него в руках), не знаю куда» (см. 4Цар 2:16). Он думал, что Илия не говорил серьезно, когда велел сказать Ахаву, где он находится, а хотел лишь продемонстрировать бессилие его злобы, ибо знал, что царь не достоин принять милость от пророка, и нехорошо, если бы пророку причинили зло с его стороны. [3] Он был уверен, что Ахав настолько разозлится от огорчения, что предаст его смерти за то, что он одурачил царя, или за то, что сам не убил пророка, когда имел для этого возможность (ст. 12). Тираны и преследователи в порыве страсти часто безрассудно приходят в ярость даже по отношению к своим друзьям и наперсникам. [4] Он ссылается на то, что не заслуживает, чтобы его жизнь подобным образом подвергалась опасности: «Чем я провинился?» (ст. 9), более того: «Разве не сказано, как я скрывал сто человек пророков?» (ст. 13). Он упоминает об этом не из гордости или для хвастовства, а для того, чтобы убедить Илию, что хотя и является слугой Ахава, но не содействует его интересам и поэтому не заслуживает, чтобы над ним шутили подобным образом как над одним из орудий его преследований. Он надеялся, что раз защитил так много пророков, то его жизнь не будет подвергаться опасности со стороны такого великого пророка.

(4) Илия успокоил его, сказав, что он может без риска передать послание Ахаву, и заверил свои слова клятвой, что он сегодня же предстанет перед Ахавом (ст. 15). Но пусть Авдий знает, что он говорит серьезно и действительно собирается это сделать, и пусть не колеблясь передает послание Ахаву. Илия поклялся Господом Саваофом, в Чьих руках находится вся власть и Который поэтому может защитить Своих слуг от всех сил ада и земли.

(5) Известие о том, что Илия бросил ему вызов и желает немедленно встретиться в определенном месте, было сразу доставлено Ахаву, и тот принял этот вызов: пошел Ахав навстречу Илии (ст. 16). Мы можем предположить, что Ахав был сильно удивлен, когда услышал, что Илия, которого он так долго искал и не нашел, теперь самостоятельно обнаружился. Он пошел искать траву, а нашел того человека, по чьему слову от уст Божьих он должен был ожидать дождя. Тем не менее, его виновная совесть давала мало оснований надеяться на это, а, скорее, бояться других, более страшных судов. Если бы благодаря своим разведчикам ему удалось схватить Илию, то он одержал бы над ним победу; но теперь пророк сам удивил его, и мы можем предположить, что он даже трепетал, глядя ему в лицо, ненавидел, но в то же время боялся, как Ирод Иоанна.

Стихи 17-20. Данные стихи описывают встречу Ахава и Илии. Царь, которым был наказан мир, остался таким же нечестивым, а пророк, которым была благословлена Церковь, таким же благочестивым.

1. Ахав, как и следовало ожидать, подло обвинил Илию. Он не осмелился поразить его, помня, как высохла рука Иеровоама, когда простерлась против пророка, а говорил неприятные вещи, которые в не меньшей степени оскорбляли Того, Кто послал его. Уже первые слова его приветствия содержали очень грубый комплимент: «Ты ли это, смущающий Израиля?» (ст. 17). Как отличались его слова от тех, которыми Авдий приветствовал пророка (ст. 7): «Ты ли это, господин мой Илия!» Авдий сильно боялся Бога; Ахав посвятил себя делам нечестия; они оба раскрыли свои характеры манерой, в которой обратились к пророку. Можно догадаться, как люди относятся к Богу, наблюдая за тем, как они обращаются с Его народом и служителями. В то время Илия пришел, чтобы принести благословение Израилю известие о том, что скоро будет дождь, но его грубо оскорбили. Если бы он действительно смущал Израиля, то Ахав, как царь, должен был бы осудить его за это. Есть люди, которые смущают Израиль своим нечестием и о которых должны наводить справки те, кому вверено хранение государственного мира. Но все это не касалось Илии, и было ложью; он не только не был врагом благополучию Израиля, а был его опорой колесницами и всадниками Израиля. Отметьте: участь наилучших и самых полезных граждан называться и считаться людьми, которые смущают страну, сталкиваться с пренебрежительными отзывами о себе как о государственном бедствии. Даже Христа и Его учеников подобным образом ложно характеризовали (Деян 17:6).

2. Илия, как и следовало ожидать, смело ответил, обвинив в этом царя и доказав, что он смущал Израиля (ст. 18). Илия не был таким, как Ахан: «Не я смущаю Израиля; я никогда не причинял своему народу зла и не замышлял его». Зло свершают те, которые навлекают суды Божьи, а не те, которые просто предсказывают и предупреждают о них, чтобы народ мог покаяться и предотвратить их. Я врачевал Израиля, но он не исцелился. Ахав это Ахан, смутитель, который идет вслед Ваалам проклятым истуканам. Ничто не причиняет большей беды стране, чем нечестие и богохульство царей и их семей.

3. Как человек, получивший власть непосредственно от Царя царей, он повелел созвать собрание колен и устроить встречу на горе Кармил, где находился жертвенник, построенный для Бога (ст. 30). Возможно, на этой горе находилось особенно высокое место, где раньше поддерживалось чистое поклонение Богу, которое могло совершаться не только в Иерусалиме. Именно туда должен был прийти весь Израиль, чтобы встретиться с Илией; также должны были лично явиться пророки Ваала, рассеянные по всей земле, вместе с пророками дубравными придворными священниками Иезавели.

4. Ахав издал соответственный указ, чтобы собралась эта генеральная ассамблея (ст. 20), то ли потому что боялся Илию и не осмеливался противостать ему (Саул благоговел перед Самуилом больше, чем перед Богом), то ли потому что надеялся, что Илия благословит землю и изречет слово, чтобы они имели дождь; на таких условиях они все были готовы исполнить любое его поручение. Кто пренебрегал и ненавидел его советы, те с радостью будут угождать ему ради его молитв. Теперь Бог сделает, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, – вот, Он сделает то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя (Отк 3:9).

Стихи 21-40. Ахав и собравшиеся люди ожидали, что Илия на этом торжественном собрании благословит землю и помолится о дожде, но он вначале должен был сделать другое дело. Народу вначале надо покаяться и измениться, а затем они могли бы ожидать, что наказание будет отменено, но не ранее. Так было бы правильно. Бог вначале подготовит наше сердце, а затем повернет Свое ухо, чтобы слышать; Он вначале обратит нас к Себе, а затем обратится к нам (Пс 9:38; 79:4). Дезертирам не стоит искать Божьего благоволения, пока они не вернутся и вновь станут верными Ему. Илия мог бы ожидать дождя седмижды семидесяти раз, но так и не увидеть его, если бы не приступил к делу с правильного конца. Голод, длившийся три с половиной года, не вернул народ к Богу. Илия старался довести до их сознания причину этого наказания и, безусловно, только с особого позволения и наставления с небес он устроил публичное соперничество между Богом и Ваалом. Бог в высшей степени снизошел, раз допустил, чтобы такой простой вопрос подвергался сомнению, и позволил Ваалу соперничать с Ним. Но тем самым Бог хотел затворить всякие уста и заставить молчать перед Ним всякую плоть. Дело Бога непреложно и справедливо и не боится, чтобы доказательства его истинности исследовались и взвешивались.

I. Илия обвинил народ в том, что он смешивает поклонение Богу и поклонение Ваалу. Не только одни израильтяне поклонялись Богу, а другие Ваалу, но одни и те же израильтяне иногда поклонялись одному, а иногда другому. Он назвал их (ст. 21) колеблющимися между двумя мнениями (в англ.пер.) или хромыми на оба колена (в рус.пер.). Они поклонялись Богу, чтобы угодить пророкам, и поклонялись Ваалу, чтобы угодить Иезавели и заработать благоволение двора. Они думали, что им удастся приспособиться и угодить двум сторонам, как поступали самаряне (4Цар 17:33). И теперь Илия показал, насколько нелепо они поступали. Он не настаивал на том, что их Бог Иегова: «Разве он не ваш Бог и Бог ваших отцов, в то время как Ваал Бог сидонян? Так переменил ли какой народ богов своих?» (Иер 2:11). Нет, он отклоняет это предположение и далее переходит к достоинствам их Бога: «Может быть только один Бог, безграничный и всевышний, только один Бог, всемогущий и вседостаточный. Так разве нужно что-то добавлять к тому, что совершенно? Если после этого испытания окажется, что Ваал является этой безграничной и всемогущей Личностью, единственным всевышним Господом и вседостаточным даятелем, то вам нужно будет отказаться от Иеговы и прилепиться к Ваалу, но если этим единственным Богом окажется Иегова, а Ваал обманщиком, то вам больше не нужно будет иметь с ним дела». Отметьте:

(1) очень плохо колебаться между Богом и Ваалом. «Когда отличия совместимы, говорит епископ Холл, самое безопасное соблюдать нейтральность, но в ситуации, когда наблюдается крайняя враждебность, как было между Богом и Ваалом, кто не с Богом, тот против Него». (Сравните Мар 9:38,39 с Мат 21:30). Служение Богу и служение греху, владычество Христа и владычество наших похотей являются двумя понятиями, между которыми нельзя колебаться. А колеблются между ними те, которые не пришли к определенному мнению под воздействием своих обличений, которые непостоянны и не устремлены к своим целям, которые дают хорошие обещания, но не выполняют их. Такие хорошо начинают, но не держатся избранного пути, так как непостоянны или безразличны и равнодушны к тому, что хорошо. Разделилось сердце их (Ос 10:2), а Бог хочет иметь все или ничего.

(2) Нам предоставлен полный выбор, кому служить (Нав 24:15). Если мы найдем того, кто более честен с нами или будет для нас лучшим господином, чем Бог, то можем выбрать его на свой риск. Бог требует от нас только то, на что может предъявить права. И, услышав такое открытое изложение из уст Илии, народ не знал, что сказать: «Не отвечал народ ему ни слова». Они ничего не могли сказать в свое оправдание и не хотели говорить ничего, что осуждало их, а, как люди смущенные, они позволили ему говорить все, что он хочет.

II. Он предложил устроить открытое испытание в этом вопросе и поступил очень честно, так как на стороне Ваала были все внешние преимущества. Царь и весь царский двор были на его стороне; их поддерживал народ. Дело Ваала поддерживали 450 его служителей, тучных и хорошо питавшихся (ст. 22), помимо них было еще 400 человек, которые поддерживали или помогали им (ст. 19). А дело Бога поддерживал лишь один человек, который совсем недавно был бедным изгнанником, едва не умершим от голода; и поэтому дело Бога могла поддерживать только Его правота. Как бы ни было, но решили поставить эксперимент. «Пусть каждая сторона приготовит жертву и помолится своему Богу, и тот Бог, Который даст ответ посредством огня, есть Бог. Если же ни один Бог не ответит, то пусть люди станут атеистами; если же оба ответят огнем, то пусть продолжают хромать на оба колена». Безусловно, Илия имел особое поручение от Бога провести подобное испытание, в противном случае он бы искушал Бога и оскорбил религию; но ситуация была исключительная, и связанное с ней испытание могло быть использовано не только в том случае, но и во все века. Илия проявил смелость, дерзнув один заступиться за дело Бога и выступить против такой силы и большого количества людей. Этот случай ободряет всех свидетелей и защитников дела Божьего никогда не бояться лица человека. Илия не сказал: «Бог, Который даст ответ водой...» (хотя именно ее в то время не хватало в стране), а: «...Который даст ответ посредством огня, есть Бог», так как искупление нужно приносить с помощью жертвы, чтобы наказание было удалено из милости. Поэтому Бог, Который имеет власть прощать грех и символизирует это поглощением жертвы за грех, и есть Тот Бог, Который может помочь нам в беде. Тот, Который может дать огонь, может дать и дождь (см. Мат 9:2,6).

III. Люди согласились с ним; отвечал весь народ и сказал: «Хорошо» (ст. 24). Они согласились, что его предложение честное и замечательное: «Бог часто отвечал огнем; если Ваал не сможет сделать этого, то пусть убирается как узурпатор, незаконно завладевший властью». Они очень хотели увидеть, чем закончится эксперимент, и, похоже, решили поступить соответственно его исходу. Кто крепко держался Бога, тот не сомневался, что в итоге Бог будет прославлен; кто был безразличен, тот хотел определиться; а Ахав и пророки Ваала не осмелились возражать из страха перед народом и надеялись, что они либо получат огонь с небес (хотя раньше этого не было), потому что, как полагали некоторые, в лице Ваала они поклонялись солнцу, либо Илия не получит его, так как жертвоприношение совершалось не в храме, где Богу было угодно подобным образом являть Свою славу. Если в итоге этого испытания исход останется неясным, то другие преимущества воздадут им славу. Поэтому, пусть испытание начнется.

IV. Пророки Ваала начали первыми, но все было напрасно: их бог не отвечал. Они добивались первенства не только ради славы, а стремясь, чтобы Илию вообще не допустили к испытанию, если им удастся в наименьшей степени добиться своей цели. Илия позволил им быть первыми (ст. 25) и даже дал им руководство, как действовать, чем еще больше смутил их; но, зная, что сатана совершает свои дела с помощью ложных чудес, он позаботился, чтобы предотвратить мошенничество: «Только огня не подкладывайте». В данном испытании обратите внимание:

1. Как назойливы были пророки Ваала и как много шума они производили, взывая к нему. Они приготовили свои жертвы, и мы можем представить, какой шум издали 450 человек, когда, как один человек, воскликнули со всей силой: «Ваале, услышь нас! Ваале, ответь нам!», как написано на полях. Так продолжалось несколько часов дольше, чем взывали поклоняющиеся к Артемиде: «Велика Артемида Ефесская\» (Деян 19:34). Какими глупыми и неразумными были эти люди, взывавшие к Ваалу!

(1) Как глупцы они скакали на жертвеннике (в англ.пер.), словно сами стали жертвами, вместе со своим тельцом; или подобным образом они выражали свою великую ревность. Они скакали у жертвенника (написано в некоторых переводах), надеясь своими танцами угодить божеству, как Иродиада танцевала перед Иродом, чтобы он удовлетворил ее просьбу.

(2) Подобно людям, лишенным ума, они кололи себя ножами и копьями (ст. 28), раздражаясь из-за того, что им не отвечают; или они впадали в пророческий транс и надеялись таким образом обрести благоволение своего бога, принеся ему в жертву собственную кровь, раз не могли получить его благодаря крови тельца. Бог же никогда не велел Своим поклонникам подобным образом чтить Его; а служение дьяволу хотя в некоторых случаях угождает и доставляет наслаждение плоти, но в других ситуациях поступает жестоко, как это бывает с завистью и пьянством. Похоже, так было с поклоняющимися Ваалу. Бог четко запретил Своим поклонникам делать нарезы на теле (Втор 14:1). Он настаивает, чтобы мы умерщвляли свои похоти и пороки, а не приводящие к этому телесные наказания и аскетизм, применяемые папистами, не угодны Ему. Кто просит вас об этом?

2. Как резко вел себя Илия по отношению к ним (ст. 27). Он стоял рядом с ними и терпеливо в течение многих часов слушал, как они молились своему идолу, испытывая тайное негодование и презрение; но в полдень, когда солнце достигло своей наивысшей точки и стало невыносимо жарким, а идолопоклонники продолжали ожидать огня (если это возможно, то только тогда), он обвинил их в безрассудстве; и, несмотря на степенность своего служения и торжественность работы, которая ожидала его, он посмеялся над ними: «Кричите громким голосом, ибо он бог большой бог, который не может услышать без этого шума. Наверно, вы думаете, что он разговаривает или размышляет (дословно) или ушел в глубокое раздумье, думая о чем-то другом, но не о своей чести, когда на карту поставлена не только ваша репутация, но его слава и судьба всего Израиля. Он потеряет свои недавние завоевания, если быстро не посмотрит вокруг себя». Отметьте: поклонение идолам самое смешное, что может быть, и тот, кто высмеивает, справедливо представляет его. Но это ни в коей мере не оправдает тех, кто высмеивает поклоняющихся Богу во Христе лишь на том основании, что те делают это не так, как они. Но порицания Илии не обличили пророков Ваала и не постыдили их; они стали еще более неистовыми, а их действия еще более смешными. Обманутое сердце ввело их в заблуждение, и они не могли освободить души своей и сказать: «Не обман ли в правой руке моей?»

3. Каким глухим оставался Ваал. Илия не прервал их, но позволил им продолжать поклонение, пока они не устали и не отчаялись добиться успеха. Это длилось до самого времени вечернего жертвоприношения (ст. 29). В течение всего этого времени одни из них молились, а другие пророчествовали, пели гимны, возможно, прославляя Ваала, но, скорее, ободряли тех, кто продолжал молиться, говоря, что в конце концов Ваал им ответит. Но не было ни голоса, ни ответа. Идолы не могут делать ни добра, ни зла. Если бы Бог позволил, то князь, владычествующий в воздухе, мог бы сделать так, чтобы в данном случае огонь сошел с небес для поддержки своего Ваала. Мы читаем, что так поступает зверь, обманывающий мир: он огонь низводит с неба на землю перед людьми и обольщает живущих на земле (Отк 13:13,14). Но Бог не допустил, чтобы тогда дьявол сделал это, ибо с согласия сторон в данной ситуации испытывался Его титул. V. Илия быстро получил от своего Бога ответ посредством огня. Поклонники Ваала были вынуждены отказаться от своих притязаний, а для Илии настало время предъявить свои. Давайте посмотрим, удалось ли ему добиться своей цели.

1. Илия построил жертвенник. Он не хотел использовать алтарь идолопоклонников, оскверненный молитвами Ваалу, а, обнаружив остатки жертвенника, ранее использовавшегося для служения Богу, решил восстановить его (ст. 30). Это означало, что он не собирался учреждать новую религию, а восстанавливал веру и поклонение Богу их отцов, возвращал народ к их первой любви и к их первым делам. Он не мог привести народ к жертвеннику в Иерусалиме, пока два царства не объединились вновь (а Бог для наказания обоих не собирался делать этого в то время); поэтому, используя свою власть пророка, он построил жертвенник на горе Кармил и таким образом признал тот, который ранее был там построен. Когда мы не можем продвинуть реформацию так далеко, как нам хотелось, то должны делать, что нам по силам, и, скорее, пойти на уступки некоторым порокам, чем вообще не прилагать максимальных усилий для полного уничтожения Ваала. Он восстановил жертвенник с помощью двенадцати камней, по числу сынов Иакова (ст. 31). Хотя десять колен восстали и ушли к Ваалу, но он считал их все еще принадлежащими Богу благодаря древнему завету, заключенному с их отцами; и хотя, как государство, эти десять колен были бедственным образом отделены от двух, но в вопросе поклонения Богу Израилеву у них не было отличий, и все двенадцать колен были как одно целое. Упоминается тот факт, что Бог назвал их отца Иакова Израилем, царствующим с Богом (ст. 31), чтобы постыдить это деградировавшее поколение, поклонявшееся богу, который, как они увидели, не слышал и не отвечал им, и ободрить пророка, которому предстояло сразиться с Богом, как Иакову в свое время; он тоже будет царствовать с Богом. Ищущие лица Твоего, Боже Иакова! (Пс 23:6); там Он говорил с нами (Ос 12:4).

2. Построив жертвенник во имя Господа (ст. 32), согласно Его наставлению и взирая на Него, а не на свою славу, он приготовил свою жертву (ст. 3З). Вот телец и дрова, где же огонь для всесожжения? (Быт 22:7,8). Бог усмотрит Себе огонь. Если мы искренне принесем свои сердца Богу, то Он Своей благодатью зажжет в них святой огонь. Илия не был священником, а сопровождающие его не были левитами; на горе Кармил никогда не было ни скинии, ни храма; она находилась на большом расстоянии от ковчега свидетельства и места, избранного Богом; это не был жертвенник, который освящал дар; тем не менее не было жертвы более благоугодной для Бога, чем эта. Так как без деталей постановлений для левитов часто обходились (так было во времена судей, Самуила и теперь), то людям хотелось думать, что они больше предназначались в качестве прообразов, которые должны исполниться в евангельское время, чем для закона, который должен был строго соблюдаться. То, что они постепенно стирались (как говорит апостол (Кол 2:22): «...истлевали от употребления»), должно было подразумевать, что они полностью упразднятся спустя какое-то время (Евр 8:13).

3. Он повелел, чтобы на его жертвенник вылили много воды, а для этого вырыл вокруг него ров (ст. 32); некоторые полагают, что при этом жертвенник оказался расположенным во впадине. Двенадцать ведер воды (вероятно, морской воды, ибо такое количество питьевой воды во время сильной засухи было слишком драгоценно, чтобы так расточительно расходовать ее) три раза по четыре ведра он вылил на свою жертву, чтобы исключить подозрения в том, что под ней находится огонь (ибо если бы что-то было, то все потухло бы), и сделать ожидаемое чудо более прославленным.

4. Затем он торжественно обратился с молитвой к Богу перед Его жертвенником, смиренно умоляя превратить в пепел его всесожжение (как в Пс 19:4) и засвидетельствовать о том, что Он принял его. Его молитва не была длинной, ибо он не использовал ненужные повторения и не думал, что в многословии своем будет услышан", он был очень серьезен и собран, показал, что его разум спокоен и уравновешен и совсем не похож на ярость и волнения, в которых пребывали пророки Ваала (ст. 36,37). Хотя он не находился в назначенном месте, но избрал время, назначенное для вечернего жертвоприношения, тем самым засвидетельствовав о своем сходстве с жертвенником в Иерусалиме. Хотя он ожидал ответа посредством огня, тем не менее смело приступил к жертвеннику, не испугавшись пламени. Он обратился к Господу как к Богу Авраама, Исаака и Израиля, Полагаясь верой на древний Божий завет и напоминая людям (ибо молитва может одолевать) об их связи с Богом и патриархами. В молитве он ходатайствует о двух вещах:

(1) о славе Бога: «Господи, услышь меня и ответь мне, и да познают в сей день (ибо сейчас многие отказываются или забыли), что Ты один Бог в Израиле, и Тебе единственному должны поклоняться и воздавать почести в Израиле; да познают, что я раб Твой, и все, что я делал, делаю и буду делать как Твой посланник, я делаю по слову Твоему, а не для того, чтобы удовлетворить свои желания и страсти. Ты нанял меня; так покажи, Господи, что Ты сделал это» (см. Числ 16:28,29). Илия не искал себе славы, а делал это для Бога и Его защиты.

(2) О назидании людей: «Да познает народ сей, что Ты, Господи, Бог, да познает он Твою благодать. Обрати, Господи, сердца их этим чудом к Тебе, дабы Ты мог повернуться к ним с милостью».

5. Бог сразу же ответил ему огнем (ст. 38). Бог Илии не разговаривал ни с кем и не размышлял, Его не нужно было будить или побуждать к действию; пока пророк еще говорил, ниспал огонь Господень и не только, как в других ситуациях (Лев 9:24; 1Пар 21:26; 2Пар,7:1), пожрал всесожжение и дрова, но в знак того, что Бог принял жертву, он поглотил воду, которая во рве, и вдохнул ее, как пар, чтобы пошел долгожданный дождь, который должен был стать плодом этой жертвы и молитвы, а не результатом естественных причин; (ср. Пс 134:7): «Он возводит облака от края земли, творит молнии при дожде», ибо этот дождь сделал и то и другое. Что касается тех, кто пал жертвой огня гнева Божьего, то вода могла защитить их с таким же успехом, что волчцы и тернии (Ис 27:4,5). Но это еще не все: чтобы дополнить это чудо, огонь пожрал и камни жертвенника и прах; это должно было показать, что это был необычный огонь, возможно, намекнуть, что хотя Бог принял данную случайную жертву на этом жертвеннике, но в будущем они должны разрушить все жертвенники на своих высотах и для постоянного жертвоприношения использовать только жертвенник в Иерусалиме. Жертвенники Моисея и Соломона были посвящены огнем с небес, а этот должен быть уничтожен, чтобы его больше не использовали. Мы можем представить, каким ужасом огонь поразил виновного Ахава и всех поклонников Ваала, что они бежали от него как можно дальше и быстрее, говоря: «Дабы и нас он не поглотил» (Числ 16:34). VI. Каков был итог этого честного испытания. Пророки Ваала не смогли ничего доказать; они не смогли привести никаких доказательств, подкрепляющих их притязания, от имени своего бога и полностью отказались соперничать с Илией, ибо тот имел самые убедительные и неоспоримые доказательства, подтверждающие его права от имени Бога Израилева.

1. Народ в качестве присяжных вынес решение по этому вопросу, и все согласились с ним; ситуация была настолько очевидна, что им не нужно было обращаться в суд, чтобы посовещаться о решении или обдумать его. Весь народ пал на лице свое, и все, как один человек, сказали: «Господь есть Бог, а не Ваал; мы убеждены и удовлетворены этим; Господь есть Бог\» (ст. 39). Исходя из этого, можно было надеяться, что они сделают вывод: «Если Он Бог, то пусть будет нашим Богом, и мы будем служить Ему одному» (как в Нав 24:24). Мы надеемся, что благодаря этому сердца некоторых обратились к Богу, но большинство людей лишь были обличены, но не обратились; они покорились истине Бога, утверждавшей, что Он Бог, но не согласились заключить с Ним завет, что Он их Бог. Блаженны те, которые не видели то, что они видели, и тем не менее уверовали, и это воздействовало на них больше, чем на свидетелей этого события. Давайте всегда рассматривать эту ситуацию как обвиняющую всех притворщиков (ибо испытание проводилось во всеуслышание и было направлено против самых дерзких и грозных соперников, которые когда-либо наносили оскорбление Богу Израиля) и подтвердившую, что Господь есть Бог, единственный Бог.

2. Пророков Ваала схватили как преступников, осудили и казнили согласно закону (ст. 40). Если Иегова истинный Бог, то Ваал ложный бог, к которому ушли эти израильтяне и соблазнили других поклоняться ему. Поэтому, согласно четкому закону Бога, их нужно было предать смерти (Втор 13:1-11). Этот факт не нуждался ни в каких доказательствах; свидетелем был весь Израиль, и поэтому Илия, продолжая действовать согласно полученному чрезвычайному поручению, которое не следовало превращать в прецедент, велит немедленно убить всех этих возмутителей страны; а сам Ахав был настолько напуган происшедшим и, в частности, огнем с небес, что не осмелился противиться его словам. Там находилось 450 пророков Ваала; а 400 пророков дубравных (которые, как полагают некоторые, были сидонянами), хотя и были призваны (ст. 19), но, похоже, не пришли и таким образом избежали казни. Возможно, Ахав и Иезавель радовались тому, что им удалось спастись, но оказалось, что они были сохранены, чтобы позднее стать инструментом для уничтожения Ахава, ободряя его выступить против Рамофа Галаадского (3Цар 22:6).

Стихи 41-46. Так Израиль был подвергнут реформации. Они признали, что Господь есть Бог, и согласились уничтожить пророков Ваала, дабы те больше не совращали их. Хотя это нельзя назвать основательной реформацией, тем не менее Бог принял ее, открыл сосуды небесные и излил благословения на землю (вероятно) вечером того же дня, когда они совершили это хорошее дело, что в свое время укрепило их в решении реформироваться (см. Агг 2:18,19).

I. Илия отослал Ахава домой есть и пить от радости, что теперь Бог благоволит к его делам и приближается дождь (см. Еккл 9:7). Ахав постился весь день то ли из религиозных соображений, так как это был день молитвы, то ли из-за отсутствия каких-либо планов, так как это был день больших ожиданий, но теперь он мог есть и пить, ибо, хотя другие не видели никаких знамений, но Илия верой услышал шум обильного дождя (ст. 41). Бог открывает тайны Своим слугам пророкам, но мы и без откровений могли предвидеть, что когда человеческий суд течет, как река, то течет и река Божьей милости. Дождь это поток Божий (Пс 64:10).

II. Он сам удалился, чтобы помолиться, ибо хотя Бог пообещал дождь, но он должен был попросить о нем (Зах 10:1) и поблагодарить за то, что Бог ответил посредством огня, теперь надеясь, что Он ответит и даст воду. Нам не сообщается, что он говорил, но сказано, что (1) он удалился в странное место взошел на верх Кармила, очень высокое и уединенное место. Мы читаем о тех, которые скрывались на вершине Кармила (Ам 9:3). Там он остался в одиночестве. Кто призван публично являться и действовать для Бога, тот, тем не менее, должен находить время для личного общения с Ним наедине. Там он оставался как пророк, подобно стражнику на башне (Авв 2:1).

(2) Он принял необычное положение: стал коленями на землю в знак своего смирения, благоговения и настойчивости и положил лицо свое между коленами своими, то есть склонил свою голову так низко, что она коснулась коленей. Тем самым он уничижил себя, признав собственную ничтожность теперь, когда Бог особым образом почтил его.

III. Он велел своему слуге принести известие сразу, как только тот увидит облако, поднимающееся от Средиземного моря, которое хорошо видно с вершины Кармила. Сегодня моряки называют ее мыс Кармил. Шесть раз слуга выходил на вершину и всматривался вдаль, но ничего не видел и не доставлял хороших известий своему господину. А Илия продолжал молиться; он не хотел отвлекаться, чтобы пойти и посмотреть своими глазами, а продолжал отправлять слугу наблюдать, не различит ли он обнадеживающее облако, пока его ум был поглощен молитвой и он пребывал в ней, как человек, охваченный такой же решимостью, как и его отец Иаков: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня». Отметьте: хотя ответ на наше ревностное ходатайство в вере может не прийти быстро, но мы должны продолжать постоянно молиться, не ослабевать и не отказываться: ибо в конце оно проговорит и не обманет.

IV. Наконец появилось небольшое облако, не больше человеческой ладони, которое покрыло небеса и напоило землю (ст. 44,45). Большие благословения часто кажутся незначительными вначале, а потоки изобилия облаками размером с ладонь. Поэтому давайте не считать день сей маловажным, а надеяться и ожидать от него больших дел. Оно не было похоже на утреннее облако, которое быстро высыхает (хотя именно таким было благочестие Израиля), а по виду похоже на то, что производит обильный дождь (Пс 67:10) и является залогом большего. V. В связи с этим, Илия поторопил Ахава отправиться домой, и сам решил сопровождать его. Царь ехал на своей колеснице с удобствами и почетом (ст. 45), а Илия бежал рядом с ним. Если бы Ахав захотел отплатить Илии за заслуги, то взял бы его к себе в колесницу, как евнух взял Филипа, чтобы почтить его перед старейшинами Израиля и обсудить с ним дальнейшую реформацию царства. Но пороки одержали верх над обличениями, и он захотел избавиться от него, как Феликс от Павла, когда отправил его и отложил встречу с ним до более подходящего времени. И тогда, раз Ахав не пригласил его ехать вместе с ним в колеснице, Илия бежал перед ним (ст. 46), как один из его лакеев, чтобы не подумали, что он возгордился из-за великих почестей, оказанных ему Богом, или стал меньше уважать своего правителя, из-за того что верно обличал его. И как бы величественно Божьи служители ни выглядели, когда передают Божье послание", они должны стараться, чтобы их величие не напоминало мирское великолепие; пусть предоставят это земным царям.


Толкование Мэтью Генри на третью книгу Царств, 18 глава


← 17 3Цар 18 MGC 19

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.