Библия » Толкование Мэтью Генри

3-я Царств 19 глава

← 18 3Цар 19 MGC 20

Мы оставили Илию у въезда в Изреель; в то время он еще являлся публично и глаза всего народа были устремлены на него. В данной главе он вновь вынужден скрываться и пребывать в безвестности; было время, когда ему с трудом удавалось спастись. Но нам следует рассматривать эти события как наказание для Израиля за неискренность и непостоянство его реформации. Когда народ не желает учиться, то Бог поступает справедливо, удаляя их учителей в отдаленные места. Обратите внимание:

(I) он был вынужден удалиться в изгнание из-за злобности своего заклятого врага Иезавели (ст. 1-3). (И) В изгнании Бог его друг согласно завету оказал ему благоволение:

(1) Бог кормил его (ст. 4-8); (2) Он общался с ним и явился ему (ст. 9,1113), услышал его жалобу (ст. 10-14), наставил, что ему делать (ст. 15-17), и ободрил (ст. 18). (III) После возвращения из изгнания его руки были укреплены благодаря присоединению к нему Елисея (ст. 1921).

Стихи 1-8. Можно было ожидать, что после такого публичного и ощутимого явления славы Божьей и такого четкого разрешения противоречия между Богом и Ваалом, в результате чего Илия был почтен, пророки Ваала опозорены, а народ удовлетворен, что после того, как они увидели огонь и воду с небес, данные по молитве Илии из милости к ним (первое дабы показать, что Бог принял их жертву, а второе дабы освежить наследие, когда оно изнемогало), что теперь они все как один вернутся к Богу Израиля и будут поклоняться Ему, а Илию возьмут своим вождем и пророком, что с этого момента он будет премьер-министром государства, а его наставления будут законом для царя и царства. Но все обстояло наоборот: тем, кого Бог почтил, пренебрегли; ему не было оказано никакого уважения, не проявлено никакой заботы, никто в нем не нуждался, а земля Израиля, для которой он был и мог быть в будущем большим благословением, теперь стала для него слишком горячей.

1. Ахав настроил против него Иезавель. Она была супругой царя, но фактически правящей царицей, каковой и стала позднее в качестве вдовствующей царицы. Она была властной женщиной, которая повелевала царем и царством так, как хотела. Совесть Ахава не позволяла ему преследовать Илию (в нем еще осталось немного крови и духа израильтянина, которые связывали его руки), но он рассказал Иезавели все, что сделал Илия (ст. 1), и не для того, чтобы убедить, а чтобы привести ее в ярость. Он не сказал ей, что чудо сделал Бог, а сказал, что сделал Илия, словно тот с помощью заклинаний или магии извлек огонь с небес и в этом не было руки Бога. Он обратил внимание Иезавели на то, что могло особенно рассердить ее, сказав, что Илия убил пророков; пророков Ваала он назвал пророками, словно только они были достойны этого звания. Его сердце было привязано к ним, и он усугубил их истребление как убийство со стороны Илии, не отметив, что это было справедливым возмездием Иезавели за убийство Божьих пророков (3Цар 18:4). Тем, кто из-за стыда или страха не может причинить зло, но побуждает к этому других, будет предъявлено это в качестве обвинения, словно они сами совершили злодеяние.

2. Иезавель отправила ему грозное послание (ст. 2), где говорилось, что она дала обет и поклялась умертвить его в течение двадцати четырех часов. Что-то удержало ее от совершения этого немедленно, но она решила не откладывать надолго. Отметьте: плотские сердца приходят в ярость и ожесточаются против Бога из-за того, что должно обличить, завоевать, покорить и подчинить их Ему. Она поклялась своими богами, пришла в ярость, как человек безумный, и наложила на себя проклятие, если ей не удастся убить его, не имея каких-либо оговорок или божественного разрешения. Преследователям часто присущи жестокость и самоуверенность. ...Погонюсь, настигну... (Исх 15:9). Но как она пришла к мысли отправить ему послание со своим планом и тем самым дать ему возможность скрыться? Неужели она думала, что он настолько дерзок, что не убежит, а она настолько грозна, что сможет помешать ему? Или в этом проявилось особое провидение, раз она совершила подобную глупость в порыве ярости? Я же склонен полагать, что хотя больше всего она жаждала его крови, но в то время не осмелилась разделаться с ним, ибо боялась народа, потому что все полагали, что он точно был пророк, великий пророк, и поэтому отправила ему это послание лишь для того, чтобы напугать и избавиться от него в то время, дабы он не мог продолжать то, что начал. Подкрепление угроз клятвой и проклятием вообще не доказывает, что она хотела его убить, в лишь то, что она хотела, чтобы он поверил этому. Боги, которыми она клялась, не могли причинить вреда.

3. В связи с этим Илия в великом страхе бежал, спасая свою жизнь, вероятно, ночью и пришел в Вирсавию (ст. 3). Должны ли мы похвалить его за это? Нет, мы не будем его хвалить. Где делась его смелость, которую он недавно продемонстрировал, противостав Ахаву и всем пророкам Ваала; более того, где смелость, которая поддерживала его вблизи жертвы, когда огонь Божий пал на нее? Он, бесстрашно стоявший посреди ужасов, извергаемых небом и землею, испугался бессильных угроз гордой, одержимой страстями женщины! Господи, что есть человек? Великая вера не всегда является такой же сильной. Он не мог не знать, что будет очень полезен для Израиля в сложившейся ситуации и что у него есть все необходимые основания уповать на Божью защиту, пока он совершает Божье дело; но он убежал. Раньше, когда возникла опасность, Бог велел ему скрыться (ЗЦар.17:3), и поэтому он решил, что и сейчас может это сделать.

4. Из Вирсавии он отправился прямо в пустыню, огромную, унылую пустыню, в которой блуждали израильтяне. Вирсавия находилась на большом расстоянии от Изрееля во владениях благочестивого царя Иосафата, и поэтому там он был в безопасности; тем не менее, даже там, вдали от опасности, он не мог обрести покоя, словно его страхи охотились за ним, и поэтому он отошел в пустыню на расстояние однодневного путешествия. Хотя возможно, что он удалился туда не столько ради собственной безопасности, сколько для того, чтобы полностью уединиться от мира и иметь более свободное и личное общение с Богом. Он оставил отрока своего в Вирсавии, чтобы в пустыне побыть одному, как Авраам оставил своих слуг у подножия горы, когда пошел поклониться Богу, и как Христос в саду удалился от Своих учеников; или, возможно, он сделал это для того, чтобы не подвергать своего слугу, который был молод и незакален, трудностям жизни в пустыне; это было все равно что вливать новое вино в старые мехи. Подобным образом и мы должны принимать во внимание возможности тех, кто нам вверен, ибо Бог учитывает наши возможности.

5. Устав от этого путешествия, он стал раздражительным (как дети, когда хотят спать) и просил смерти себе (ст. 4). Он спрашивал о своей жизни (написано на полях), желая умереть, ибо смерть это жизнь для благочестивого человека; смерть тела это жизнь для души. Но не поэтому он хотел умереть; это не было добровольное желание благодати, как у Павла, разрешиться и быть со Христом, а страстное желание его порочности, как у Иова. Кто подобным образом желает умереть, тот не пребывает в подходящем состоянии для смерти. Иезавель поклялась, что он умрет, и поэтому он в раздражении молится об этом, убежав от одной смерти к другой, но с той разницей, что желает умереть от руки Господа, Чьи милости велики, но не попасть в жестокие руки человека. Он предпочел умереть в пустыне, а не согласно угрозам Иезавели (ст. 2) так, как умерли пророки Ваала, чтобы его поклонники не ликовали и не хулили Бога Израиля, для Которого, по их мнению, они окажутся слишком сильными противниками, если смогут подобным образом убить Его защитника. Он просит: «Довольно уже. Я сделал достаточно и пострадал достаточно. Я устал жить». Кто хранит счастье в ином мире, тот быстро насыщается этим миром. Он умоляет: «Я не лучше отцов моих, мне не легче справляться с теми же трудностями, так почему я должен нести их дольше, чем они?» Ты ли это, господин мой Илия? Разве мог тот великий и отважный дух исчезнуть? Так Бог предоставил его самому себе, чтобы показать, что когда он был смелым и сильным, то укреплялся Господом и могуществом силы Его, а сам по себе был не лучше отцов своих или братьев.

6. Бог через ангела кормил его в пустыне, раз он добровольно подверг себя опасностям и нуждам, связанным с проживанием в ней; и если бы Бог милостиво не помог ему, то он погиб бы. Бог обращается со своими упрямыми детьми намного лучше, чем они того заслуживают! Илия в дурном настроении захотел умереть; Бог не нуждался в нем, но решил в дальнейшем использовать и почтить его и поэтому послал ангела сберечь ему жизнь. Плохи будут наши дела, если Бог иногда будет поступать с нами по нашему слову и удовлетворять наши глупые страстные просьбы. Помолившись о смерти, он лег и заснул (ст. 5), возможно, желая умереть во сне и больше не просыпаться. Но он проснулся и увидел, что не только обеспечен хлебом и водой (ст. 6), но и (что намного важнее) находится в присутствии ангела, который охранял его, пока он спал, и дважды позвал его, когда еда для него была готова (ст. 5,7). Ему не нужно было жаловаться на жестокость людей, раз он был так хорошо обеспечен всем необходимым благодаря служению ангелов. Раз он был так хорошо обеспечен, то имел основания полагать, что его участь лучше участи пророков дубравных, питавшихся от стола Иезавели. Где бы ни находились пророки Божьи, они всегда находятся на земле своего Отца, равно как и под Его бдительным глазом и заботой. Они могут потеряться в пустыне, но Бог не потеряет их; там они могут видеть Того, Кто живет и видит их, как Агарь (Быт 16:13). Подкрепившись, он был отведен на гору Хорив гору Божию. Туда привел его Дух Господень, возможно, помимо его желания, чтобы он мог пообщаться с Богом на том же месте, что и Моисей, ибо закон, данный Моисею, им был приведен в действие. Ангел велел ему есть во второй раз, так как ему предстояла дальняя дорога (ст. 7). Отметьте: Бог знает, для чего Он нас предназначил (хотя мы нет), какие служения и испытания нам предстоят, и Он позаботится о нас (когда мы из-за отсутствия предвидения, не сможем позаботится о себе), дабы мы были обеспечены достаточной благодатью. Кто определил, какое путешествие следует предпринять, Тот соответственным образом обеспечит корабль провизией. Посмотрите, какими различными методами Бог поддерживал и хранил жизнь Илии: Он питал его с помощью воронов, умножал продукты и тогда и сейчас с помощью ангела, чтобы показать, что не хлебом единым жив человек; в течение сорока дней Он поддерживал его жизнь без еды, покоя и сна, что побудило его меньше жаждать пищи, но постоянно идти по лабиринту пустыни, день за год блужданий Израиля; но Он не нуждался в пище и не желал ее. Безусловно, это место напомнило ему о манне и ободрило надеяться, что Бог поддержит его и выведет отсюда, как поддержал Израиля, хотя, как и тот, он был раздражительным и недоверчивым.

Стихи 9-18. В данных стихах:

I. Илия расположился в пещере на горе Хорив, которая названа горой Божией, ибо недавно здесь Бог явил Свою славу. Возможно, это была та же пещера или расселина скалы, где прятался Моисей, когда Господь проходил перед ним и возвестил Свое имя (Исх 33:22). Я не могу понять, что побудило Илию остановиться в ней, разве только то, что он потакал своей меланхолии или хотел удовлетворить любопытство, укрепить веру и помолиться в том известном месте, где был дан закон и совершено много славных дел, надеясь встретить самого Бога там, где Моисей встретил Его. Или он делал это в знак того, что оставил свой народ Израиля, не желавший реформироваться (в последнем предположении это согласуется с желанием Иеремии (Иер 9:2): «О, кто дал бы мне в пустыне пристанище путников! Оставил бы я народ мой и ушел бы от них: ибо все они прелюбодеи»), и тогда это было бы плохим знаком того, что Бог оставил их; или он думал, что это единственное безопасное для него место, и апостол ссылается на эти трудности, с которыми пришлось столкнуться этому благочестивому человеку (Евр 11:38): «Они скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли».

II. В том месте Бог нанес ему визит и задал вопрос: «Что ты здесь, Илия!» Мы не можем где-либо скрыться от глаз Бога, Его мышцы и Его слова. Куда пойду от Духа Твоего! (Пс 138:7 и далее). Бог позаботится о Своих изгнанниках; Он найдет и признает тех, которые ради Него изгнаны из общества людей, и соберет их вечной милостью. Иоанн видел видения Всевышнего, находясь в изгнании на острове Патмос (Отк 1:9). Бог задал пророку вопрос: «Что ты здесь, Илия!» (ст. 9 и 13). Это обличение, ибо (1) он туда сбежал. «Что заставило тебя бежать так далеко от дома? Неужели ты бежал от Иезавели? Почему ты не уповаешь на всемогущую силу, которая может защитить тебя?» Поставьте ударение на местоимение «ты». «Что, ты1 Такой великий муж, такой великий пророк, известный своей решимостью, и бежишь из своей страны, из-под своего флага?» Такую трусость можно было бы извинить в ком-то другом, и она не была бы таким плохим примером. «Может ли бежать такой человек, как я?» (Неем 6:11). Рыдай, кипарис, если упал кедр.

(2) Он остался там. «Что ты делаешь здесь, в этой пещере? Разве это место, чтобы здесь жил пророк Господень? Разве это подходящее время, чтобы такой человек удалился, когда народ так сильно нуждается в нем?» В уединенном месте, куда Бог отправил Илию (гл.17), он был благословением для бедной вдовы из Сарепты, а здесь у него не было никакой возможности делать добро. Отметьте: мы должны часто задавать себе вопрос, находимся ли мы на своем месте и исполняем ли свой долг. «Нахожусь ли я там, куда Бог меня позвал, где находится мое дело и где я могу быть полезен?»

III. Илия отвечает на поставленный вопрос (ст. 10), описывает свое состояние и повторяет ответ на тот же вопрос (ст. 14).

1. Он оправдывает свое бегство и хочет, чтобы ему не приписывали недостаточной ревности по реформации, ибо причина в том, что он отчаялся в успехе. Бог знает, и его совесть свидетельствует в его пользу о том, что, пока была хоть какая-то надежда сделать доброе дело, он возревновал о Господе, Боге Саваофе; а теперь он видит, что напрасно трудился и все его старания не достигли цели; он подумал, что пришло время оставить это дело и скорбеть о том, что он не смог изменить. Abi in cellam, et die, Miserere mei Прочь, в свою келью и воскликни: «Помилуй меня!»

2. Он жалуется на народ, упорствующий во грехе, и на его чудовищную нечестивость: «Сыны Израилевы оставили завет Твой\ это стало причиной, почему я оставил их; кто может оставаться среди них и видеть все, что было священного, разрушенным и уничтоженным?» Эти слова апостол называет ходатайством против Израиля (Рим 11:2,3, англ.пер.). Он часто добровольно становился их защитником, а теперь вынужден быть их обвинителем перед Богом. Есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете (Иоан 5:45). Действительно бедственным является положение тех, против кого свидетельствуют и молятся пророки Бога. Он обвиняет их в том, (1) что они оставили завет Божий; хотя они сохранили обрезание его знак и печать, но оставили поклонение и служение Богу, в чем заключался его смысл. Кто пренебрег Божьими постановлениями и прервал общение с Ним, тот в действительности оставил Его завет и разорвал союз с Ним.

(2) Что они разрушили Его жертвенники: не только оставили их и позволили им угасать, но своим ревностным поклонением Ваалу сознательно разрушили их. Это ссылка на личные жертвенники, возведенные пророками Господа и посещаемые теми благочестивыми людьми, которые не могли ходить в Иерусалим и не желали поклоняться тельцам и Ваалу. Хотя эти отдельные жертвенники и нарушали единство Церкви, но были построены и посещались теми, кто искренно стремился воздать славу Богу и служить Ему верно, и поэтому этот кажущийся раскол можно оправдать. Бог признал их Своими жертвенниками такими же, как в Иерусалиме, и тот факт, что они были разрушены, предъявляется Израилю в качестве обвинения и вопиющего греха. Но это еще не все.

(3) Что они убивали пророков Божьих мечем возможно, тех, которые служили у жертвенников. Убивала их чужестранка Иезавель (3Цар 18:4), а вина возлагается на весь народ, так как большинство израильтян одобряло убиение их и радовалось этому.

3. Он приводит основание, почему Илия удалился в пустыню и поселился в пещере.

(1) Он сделал это, так как не было смысла продолжать служение: «Остался я один, и нет никого, кто помог или поддержал бы меня в каком-либо добром деле. Все они сказали: «Господь есть Бог\», но ни один из них не остался со мной и не предложил укрыть меня. Мы вновь упустили ту цель, которую раньше достигли, и Иезавель может сделать больше для их развращения, чем я для их реформации. Что может сделать один против тысячи?» Отчаяние в успехе препятствует многим хорошим предприятиям. Никто не желает рисковать в одиночку, забывая, что не бывают в одиночестве те, с кем Бог.

(2) Он сделал это потому, что не мог являться в публичных местах безопасно: «Моей души ищут, чтобы отнять ее, и я лучше проведу свою жизнь в бесполезном одиночестве, чем потеряю ее в бесполезных попытках изменить тех, кто не желает меняться».

IV. Бог явился ему. Илия пришел туда, чтобы встретиться с Богом? И он убедится, что Бог не откажет ему во встрече. Моисей был вынужден скрыться в расселине скалы, когда мимо него прошла слава Божья, а Илия был отозван оттуда: «Выйди и стань на горе пред лицем Господним» (ст. 11). Он не видел никакого образа, как и Израиль, когда говорил к ним Господь на горе Хориве. Но (1) он услышал сильный ветер и увидел его ужасные последствия, ибо тот раздирал горы и сокрушал скалы. Так трубила труба перед Судьей неба и земли через Его ангелов, которых Он сделал духами или ветрами (Пс 103:4), издающими такие громкие звуки, что они не только заставляли землю звенеть, но и разрывали ее.

(2) Он почувствовал толчок землетрясения.

(3) Он увидел выброс огня (ст. 12). Это должно было объявить о явлении божественной славы; в этих явлениях были задействованы ангелы, которых Он делает пламенеющим огнем и которые шествуют перед Ним, чтобы сделать прямыми в этой пустыне стези Богу нашему. Но (4) в конце он услышал веяние тихого ветра (голоса в англ.пер.), в котором был Господь, то есть через который Он разговаривал с ним, а не через сильный ветер, землетрясение или огонь. Эти явления вызвали в нем благоговейный страх, пробудили внимание, вдохнули смирение и благоговение, но Бог решил открыть ему Свои намерения в тихом шепоте, а не в вызывающих ужас звуках. Услышав веяние тихого ветра, [1] он закрыл лицо свое милотью своею, как человек, боящийся взглянуть на славу Бога, ибо это ослепит глаза и повергнет его. Ангелы в знак благоговения закрывали лицо свое (Ис 6:2), а Илия спрятал свое лицо в знак позора, что оказался трусом и сбежал от своего долга, когда его поддерживал такой могущественный Бог. Ветер, землетрясение и огонь не заставили его закрыть лицо, это сделал тихий голос (в англ.пер.). На благодатные души большее влияние оказывают милости Господа, чем Его ужасы. [2] Он встал у входа в пещеру, готовый услышать, что Бог скажет ему. Эта манера явления Бога в данном случае на горе Хорив, похоже, ссылается на предыдущие явления Бога на этом же месте Моисею, (а) Тогда поднялась сильная буря, землетрясение и огонь (Евр 12:18), но когда Бог захотел показать Моисею Свою славу, то возвестил Свою милость; так и в данном случае: Он был, Слово было в тихом голосе. (б) Тогда таким образом Израилю был дан закон: вначале, вызывая в них страх, а потом словами, сказанными тихим голосом; и теперь, когда Илия был призван восстановить закон, особенно его две первые заповеди, здесь его учат, как это нужно сделать. Он должен не только пробудить и напугать народ поразительными знамениями, такими как землетрясение и огонь, но и постараться тихим голосом обличить и убедить их, а не оставлять, когда он должен обратиться к ним. Вера приходит от слышания слова Божьего, а чудеса всего лишь прокладывают для него путь, (в) Тогда Бог разговаривал с народом, вызывая в них ужас, а в Евангелии Христа, которое должно быть представлено в духе и силе Илии, Он будет говорить тихим голосом, страх перед которым не должен заставить нас бояться (см. Евр 12:18 и далее). V. Бог велит ему, что он должен сделать. Он повторяет вопрос, заданный ему ранее: «Что ты здесь, Илия? Теперь это не место для тебя». Илия повторяет свой ответ (ст. 14), жалуясь на отступничество Израиля от Бога и на гибель в их среде религии. На это Бог отвечает. Когда Илия захотел умереть (ст. 4), Бог не ответил на эту глупую просьбу; Он не только не позволил ему умереть и поддержал его жизнь в той ситуации, а побеспокоился, чтобы он никогда не умер, а был перенесен. Но когда пророк жаловался на свои огорчения (а куда еще идти пророкам Бога с жалобами подобного рода, как не к своему Господину?), то Бог ответил ему. Он отправил его обратно, повелев назначить Азаила царем Сирии (ст. 15), Ииуя царем Израиля и Елисея его преемником в выдающемся пророческом служении (ст. 16). Это должно было предсказать, что через этих людей Бог накажет деградирующих израильтян, заступится за Свое дело и отомстит за завет (ст. 17). Илия жаловался, что злодеяния Израиля остались ненаказанными. Наказание голодом было слишком мягким и не изменило их; оно было прекращено до того, как они изменились. «Возревновал я, говорит он, об имени Бога, но Он сам не ревновал о нем». «Хорошо, отвечает Бог, успокойся; всему свое время; готовы для кощунствующих суды, хотя они еще не настали; люди уже отобраны и будут назначены, ибо теперь появились на арене действий те, кто должен совершить это дело».

1. «Когда Азаил станет царем Сирии, то совершит кровавое дело среди народа Израиля (4Цар 8:12) и накажет его за идолопоклонство».

2. «Когда Ииуй станет царем Израиля, то прольет кровь, уничтожит царскую семью и полностью истребит дом Ахава, учредивший и поддерживавший идолопоклонство».

3. «Пока ты здесь, на земле, Елисей будет укреплять твои руки, а когда ты уйдешь, он продолжит твое дело и останется свидетелем отступничества Израиля; он убьет детей Вефиля города идолопоклонников». Отметьте: нечестивцы хранятся для суда. Зло преследует грешников, и они не могут сбежать от него; пытаться избежать его все равно что бегать от одного меча к другому. Кто убежит от ужаса, упадет в яму; а кто выйдет из ямы, попадет в петлю (Иер 48:44). Елисей мечом Духа напугает и поразит совесть тех, кто избежал меча войны Азаила и меча справедливости Ииуя. Духом уст Своих он убьет нечестивого (Ис 11:4; 2Фес 2:8; Ос 6:5). Великое утешение для благочестивых людей и служителей думать, что Бог никогда не будет нуждаться в инструментах для совершения Своего дела в нужное время, а когда они уйдут, Он поставит других продолжать его. VI. Бог сообщает Илии благоприятную информацию о количестве израильтян, сохранивших свою непорочность, хотя тот думал, что остался в одиночестве (ст. 18): «Я оставил между Израильтянами (помимо Иудеи) 7000 мужей; всех сих колена не преклонялись пред Ваалом». Отметьте:

(1) во времена величайшей деградации и отступничества Бог всегда имел и будет иметь остаток, верный Ему тех немногих людей, которые сохранили свою непорочность и не поплыли по течению. Апостол упоминает об этом ответе Бога Илии (Рим 11:4) и применяет к своему времени, когда в основном все иудеи отвергли Евангелие. «Но и в нынешнее время, говорит он, сохранился остаток» (Рим 11:5).

(2) Именно Бог хранит остаток и делает его отличным от остальных, ибо без Его благодати они не отличались бы от других. «Я соблюл Себе», говорит Он, и это остаток по избранию благодати.

(3) Это малый остаток по сравнению с деградирующим большинством; что значат 7000 по сравнению с тысячами Израиля? Тем не менее, когда остатки всех веков соберутся вместе, то их окажется намного больше 12000 запечатленных из каждого колена сынов Израилевых (Отк 7:4).

(4) Верные дети Божьи часто сокрыты (Пс 82:4, англ.пер.) и видимая Церковь с трудом различима, зерно теряется в шелухе, а золото в примеси, пока не настанет день отсева, очищения и отделения.

(5) Господь знает Своих, хотя мы не знаем; Он видит тайное.

(6) В этом мире хороших людей больше, чем думают некоторые мудрые и святые люди. Ревность к себе и к Богу побуждает их думать, что порочность завладела всеми, но Бог видит не так, как они. Когда мы попадем на небеса, то не только не увидим многих, которых надеялись встретить, но и встретимся со многими, которых не собирались найти там. Любовь Бога часто оказывается сильнее и более всесторонней, чем щедрость людей.

Стихи 19-21. Елисей был назван последним в повелении Бога, данном Илии, но был призван первым, ибо с его помощью надлежало призвать двух остальных. Он должен был прийти вместо Илии, но Илия старался воспитать его и не только не завидовал своему преемнику, но и радовался, видя, что оставляет дело Божье в таких хороших руках. Относительно призыва Елисея обратите внимание:

(1) что это был неожиданный и поразительный призыв. Илия нашел его согласно божественному наставлению, или, возможно, он раньше был знаком с ним и знал, где его найти. Он обнаружил его не в школе пророков, а нашел в поле, когда тот не читал, не молился, не приносил жертву, а орал (ст. 19). Хотя он был известным человеком (о чем говорит устроенное им пиршество, СТ.21), хозяином поля, волов и слуг, но не считал унижением самому заниматься этим делом; он не только следил за своими работниками, но и лично брался за плуг. Безделье не прославляет человека, а земледелие не опозорило никого. Честный труд в мире ни в коей мере не препятствует нам идти по пути нашего небесного призвания, как это было у Елисея, который был взят от плуга, чтобы питать Израиль и сеять семя слова, и у апостолов, которые были призваны ловить человеков, а не заниматься рыбной ловлей. Елисей не задавал вопросы об Илии, а был предвосхищен этим призывом. Мы любим Бога и выбираем Его, потому что Он вначале выбрал и полюбил нас.

(2) Это был могущественный призыв. Илия всего лишь бросил на него милоть свою (ст. 19) в знак дружбы; это означало, что он возьмет его под свою опеку, чтобы учить, так же, как взял под свой плащ, что они будут одним целым в одних и тех же одеждах, или что он будет облачен духом Илии (сейчас он возложил на него часть своих почестей, как Моисей на Иисуса Навина, Числ 27:20); но когда Илия отправится на небеса, плащ будет полностью принадлежать ему (4Цар 2:13). Он сразу же оставил волов, чтобы они шли, куда хотят, и побежал за Илиею, чтобы заверить, что с этого момента всегда будет следовать за ним (ст. 20). Невидимая рука коснулась его сердца и безотчетно склонила его тайной силой без каких-либо словесных убеждений оставить земледелие и посвятить себя служению. В день силы подданные Христа будут готовы (Пс 109:3), никто не придет ко Христу, если только их таким образом не привлекут. Тогда же Елисей принял решение и попросил немного времени, но не для того, чтобы спросить позволения, а чтобы попрощаться со своими родителями. Это не было поводом для отсрочки, как у того мужа (Лук 9:61), который хотел проститься с домашними своими, а проявлением уважения и долга по отношению к отцу и матери. Илия велел ему вернуться домой и сделать это, ибо не хотел препятствовать ему; более того, если бы он попытался помешать ему, то из-за этого Елисей мог пойти и не вернуться. Илия не заставлял его, не принуждал идти против воли; пусть сядет и все взвесит и примет решение. Действенность Божьей благодати хранит естественную свободу человеческой воли, так что люди благочестивые становятся таковыми по собственному выбору и не по принуждению; их не заставляют, так они поступают добровольно.

(3) Это был приятный и доброжелательный призыв, обращенный к нему; это следует из того, какое щедрое прощальное угощение он устроил для своей семьи (ст. 21), хотя не только оставил все утешения, связанные с отцовским домом, но и сделал себя объектом для злобы Иезавели и ее партии, подвергая себя опасности. Это было трудное время для пророков, чтобы начинать служение. Человек, который советуется с плотью и кровью, не обрадовался бы, получив плащ Илии, и не носил бы его; но Елисей с готовностью и большим удовлетворением оставляет все, чтобы присоединиться к нему. Подобным образом Матфей устроил большой пир, когда оставил доход от сбора налогов, чтобы следовать за Христом.

(4) Это был действенный призыв. Илия не оставался с ним, чтобы не казалось, что он принуждает его, а предоставил ему возможность лично сделать выбор; и вскоре Елисей встал и пошел за ним, и не только помогал ему, но и стал служить ему как слуга и подавал воду на руки Илии (4Цар 3:11). Большое преимущество имеют те молодые служители, которые проводят некоторое время под наставлением людей пожилых и опытных, чьи года учат мудрости, и долго не задумываются, если появляется возможность услужить им. Кто хочет быть пригодным для обучения, тот должен иметь время, чтобы учиться; а кто надеется благодаря этому возрасти и руководить, тот должен вначале иметь желание покориться и служить.


Толкование Мэтью Генри на третью книгу Царств, 19 глава


← 18 3Цар 19 MGC 20

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.