Библия » Толкование Мэтью Генри

3-я Царств 2 глава

← 1 3Цар 2 MGC 3

В данной главе повествуется о закате Давида и одновременном восходе Соломона. I. Конец царствования и жизни Давида.

1. На смертном одре он дает Соломону указания относительно служения Богу в общем (ст. 14) и, в частности, относительно Иоава, Верзеллия и Семея (ст. 5-9).

2. Смерть, погребение и годы правления Давида (ст. 10,11). П. Начало царствования Соломона (ст. 12). Несмотря на то что ему предстояло стать князем мира, он начал свое правление с нескольких выдающихся актов справедливости.

1. Над Адонией, которого предал смерти за честолюбивые притязания (ст. 13-25).

2. Над Авиафаром, которого сместил с должности первосвященника за сотрудничество с Адонией (ст. 26,27).

3. Над Иоавом, которого предал смерти за недавние измены и совершенные в прошлом убийства (ст. 28-35).

4. Над Семеем, которому запретил покидать Иерусалим за то, что он злословил Давида (ст. 36-38); и три года спустя Соломон предал его смерти за нарушение этого запрета (ст. 39-46).

Стихи 1-11. Давид муж великий и благочестивый здесь находится при смерти (ст. 1) и умирает (ст. 10). Хорошо, что за этой жизнью следует другая, ибо смерть затмевает всю ее славу и повергает в прах. Здесь мы узнаем:

I. О поручении и наставлениях, которые Давид перед смертью дал Соломону своему сыну, провозглашенному преемником. Давид сам чувствует, что угасает, и не медлит признать это, не боясь слышать или говорить о смерти: я отхожу в путь всей земли (ст. 2), дословно на иврите: иду по нему. Следует заметить: смерть это путь, не только конец этой жизни, но и переход в лучшую. Речь идет о пути всей земли о пути всех людей, обитающих на земле и сотворенных из праха земного, которым, следовательно, надлежит вернуться в землю. Даже сыны и наследники небес должны отойти в путь всей земли, должны умереть; но они идут по этому пути долиною смертной тени (Пс 22:4) с удовольствием. Пророкам и даже царям тоже предстоит отойти в этот путь к чести и к свету, сияющему ярче, нежели пророчество или владычество. Собирается в этот путь и Давид и поэтому наставляет Соломона в том, что ему предстоит сделать.

1. В общем Давид завещает Соломону соблюдать Божьи заповеди и сознательно исполнять свой долг (ст. 2-4). Он дает ему:

(1) хороший критерий в действиях, а именно Божья воля: «Руководствуйся ею». Завет Давида заключается в том, чтобы Соломон хранил завет Господа Бога своего. Авторитет умирающего отца велик, но и он ничто по сравнению с авторитетом живого Бога. Господь наш Бог завещал нам великие поручения так давайте же будем старательно исполнять их, зная, что нам предстоит дать отчет. Он дал отличные уставы, которыми нам надлежит руководствоваться, давайте будем соблюдать и таковые. Наш критерий это записанное Слово. И сам Соломон должен поступать, как написано в законе Моисеевом.

(2) Хорошее воодушевление для действий: будь тверд и будь мужествен, хотя по годам ты еще дитя. Кто желает хранить завет Господа Бога своего, тот должен проявлять решительность.

(3) Хорошие основания для всего сказанного. Это непременно будет содействовать: [1] процветанию Соломонова царства. Это путь к преуспеванию во всем, что ни будешь делать (англ. пер., ст.3), и к достижению цели в любом предприятии с честью и с удовлетворением. [2] Вечности царства: чтобы Господь утвердил и исполнил слово Свое, которое Он сказал обо мне. Кто понимает ценность обетования этого священного сокровища, тот непременно постарается сохранить право передачи такового по наследству и будет сильно желать, чтобы грядущие поколения не совершили какой-либо поступок, лишающий их этого права. Пусть каждый в своем веке хранит Божий завет, передающийся из поколения в поколение, и тогда Господь непременно исполнит свое слово. Мы никогда не утратим обетование, если не утратим заповедь. Бог обещал Давиду, что из его чресл произойдет Мессия, и это обетование было абсолютным, что же касается обетования о том, что не прекратится муж от него на престоле Израилевом, то оно условное, то есть останется в силе, если его потомки будут вести себя надлежащим образом. Если Соломон в свои дни исполнит это условие, то внесет свой вклад в продление обетования. Условие состоит в том, чтобы ходить перед Богом, соблюдая все Его постановления непритворно, усердно и решительно; а с этой целью необходимо наблюдать за путями своими. Лучше всего помогают хранить постоянство в религии осторожность и осмотрительность.

2. Давид дает Соломону указания относительно того, как поступить с рядом конкретных лиц, чтобы сын исправил недостатки в отправлении правосудия над одними и оказал милость другим.

(1) Что касается Иоава (ст. 5), то Давид теперь осознавал, что поступил нехорошо, пощадив его, когда тот неоднократно нарушал закон: сначала убил Авенира, а затем Амессая, причем оба были великими мужами и вождями войска Израильского. Иоав убил их коварно (пролил кровь бранную во время мира) и тем самым нанес оскорбление Давиду: ты знаешь, что сделал мне Иоав. Убийство подданного является преступлением против его правителя и потерей для последнего, кроме того, это покушение на мир нашего суверенного государя. Эти убийства нанесли особый вред Давиду, отразившись на его репутации, поскольку он в то время состоял в союзе с жертвами; к тому же эти убийства вредили его интересам, потому что убитые могли бы им неплохо послужить. Начальники поставлены, чтобы взыскивать за кровь своих подопечных. А у данного преступления было еще и отягчающее обстоятельство Иоав не стыдился своего греха и не боялся наказания, но дерзко носил пояс и обувь, запятнанную невинной кровью, бросая тем самым вызов правосудию как Бога, так и царя. Давид рассчитывает на мудрость Соломона, отдавая Иоава на его суд (ст. 6). Не говори: «Его «олова покрыта сединой, жалко ее отсекать, ведь она скоро и так поникнет сама». Нет! Не позволь отпустить седины его мирно в преисподнюю. Хотя отсрочка в приведении приговора в исполнение была достаточно долгой, наконец-то Иоава постигнет возмездие; время не стирает вину любого греха, и особенно греха убийства.

(2) Что касается семьи Верзеллия, то Давид велит явить ей милость ради Верзеллия, который, надо полагать, к тому времени уже умер (ст. 7). Когда Давид на смертном одре вспоминал о причиненном ему вреде, то не мог забыть и об оказанных ему любезностях и оставил своему сыну поручение отблагодарить за таковые. Следует заметить: память об услугах, оказанных нам друзьями, не нужно уносить в могилу с собой или хоронить вместе с ними, но нашим детям надлежит отблагодарить их детей. Отсюда, наверно, Соломон извлек принцип: не покидай друга твоего и друга отца твоего (Прит 27:10). И Павел молится о доме Онисифора, который часто поддерживал его.

(3) Что касается Семея (ст. 8,9), то [1] его преступление не забыто: он злословил меня тяжким злословием, которое было еще мучительнее потому, что Давид тогда переживал невзгоды, и Семей как бы лил ему уксус на раны. Иудеи говорят, что, помимо всего упомянутого (2Цар.16), Семей ставил Давиду в вину его происхождение от Руфи, моавитянки, отчего злословие стало особенно тяжким. [2] Его прощение не забыто. Давид поклялся Семею (и сейчас признался в этом), что не умертвит его сам, ибо тот вовремя проявил покорность и закричал: рессауг я согрешил, а посему при таком стечении обстоятельств Давид не пожелал обнажать меч общественного правосудия, чтобы мстить за обиды, причиненные лично ему. [3] Тем не менее Давид предоставил решение дела Семея в его нынешнем состоянии Соломону, который, как он знал, справится с этим, когда найдет повод. Он дает понять, что Семей был прощен не навеки, а лишь получил отсрочку в исполнении приговора на время жизни Давида: «Ты же не оставь его безнаказанным; не считай его своим другом или сторонником твоей власти, ибо ему нельзя доверять. Его злоба с тех пор никуда не исчезла, просто у него появилось больше благоразумия, чтобы скрывать ее. Он до сих пор является должником перед общественным правосудием за тот свой поступок; хотя я и пообещал, что не предам его смерти, но никогда не обещал, что этого не сделает мой преемник. Его мятежный дух вскоре даст тебе повод (и ты не упусти таковой), чтобы низвести седину его в крови в преисподнюю». Это исходило не от чувства личной мести, а от благоразумной ревности о чести правления и завета, который Бог заключил с домом Давида, презрение к которому не должно оставаться безнаказанным. Даже седая голова, если она провинилась, не может служить человеку защитой от правосудия. И столетний грешник будет проклинаем (Ис 65:20). П. О смерти и погребении Давида: и погребен был в городе Давидовом (ст. 10), не в гробе своего отца, как Саул, а в своем собственном городе, основателем которого он являлся. Этот город стал местом престолов и могил дома Давидова. Итак, Давид, в свое время послужив изволению Божию, почил, и приложился к отцам своим, и увидел тление (Деян 13:36, см. также Деян 2:29). А в качестве эпитафии можно взять слова из Писания: здесь лежит Давид, сын Иессеев... муж, поставленный высоко, помазанник Бога Иаковлева и сладкий певец Израилев (2Цар 23:1), и добавить его собственные слова: и плоть моя успокоится в уповании (Пс 15:9). Иосиф Флавий говорит, что, помимо обычной величавой роскоши, с которой хоронили Давида, его сын Соломон положил ему в гроб много денег; и 1300 лет спустя (так он считает), во время правления Антиоха первосвященник Гиркан открыл гроб, из которого взяли 3000 талантов для публичного служения. Что же касается времени царствования Давида, то здесь приводится исчисление лет правления, а именно сорок (ст. 11); дополнительные полгода к семи годам царствования в Хевроне не учтены, сказано лишь о полученном в сумме целом числе.

Стихи 12-25. Здесь сообщается:

1. О восхождении Соломона на престол (ст. 12). Он пришел к этому более мирным и легким путем, чем Давид, к тому же намного быстрее увидел утверждение своей власти. Какое блаженство для царства, когда конец царствования одного доброго правителя означает начало царствования другого, как в данном случае.

II. О справедливом и необходимом устранении соперника Соломона Адонии с целью укрепления престола. Адония и раньше совершал дерзкие посягательства на корону, от которых ему вскоре пришлось отказаться и сдаться на милость Соломона, который отпустил его при условии хорошего поведения; и прояви Адония спокойствие, то остался бы цел. Здесь же мы видим, что он сам предает себя в руки Соломонова правосудия, а тот факт, что в результате такового Адония погиб, означает, что праведный Бог предоставил его самому себе, чтобы он был наказан за совершенную в прошлом измену, а престол Соломона утвердился. Подобным образом многие губят себя, ибо не знают, что для них лучше; и грешники, рассчитывая на Божье терпение, «собирают себе гнев». Итак, примите во внимание:

1. Коварный план Адонии о женитьбе на Ависаге, наложнице Давида, но не по любви к ней, а по расчету на то, что она может оказаться полезной, когда он решит возобновить свои претензии на корону; кроме того, женившись на ней, он мог бы считаться представителем власти как имеющий жену своего предшественника (см. 2Цар 12:8). И Авессалом думал, что вступление в связь с наложницами отца весьма укрепляет его притязания. Адония тешил себя мыслями о том, что если сможет стать преемником царя на брачном ложе (с лучшей из его жен), то таким образом сделает шаг вперед к наследованию престола. Дух мятежный и беспокойный стремится к высотам. Казалось бы, игра не стоила свеч, но Адония надеялся превратить ее в возможность отыграться, когда на кону будет царство, чтобы теперь с помощью жены взять то, что не удалось взять силой.

2. Средства, к которым прибег Адония для достижения своей цели. Он не осмелился ухаживать за Ависагой непосредственно (ибо знал, что та находится в распоряжении Соломона, который ответит на это законным возмущением, если сначала не получили его согласия, как поступил в подобном случае Иевосфей, 2Цар 3:7), равно как и не осмелился обращаться непосредственно к Соломону, зная, что тот им недоволен; но решил в этом деле заручиться поддержкой Вирсавии, которая охотно поверит, что причиной всему любовь, ибо не склонна подозревать какие-либо политические мотивы. Вирсавия удивилась, увидев в своем доме Адонию, и спросила, не пришел ли он с замыслом причинить ей зло, потому что она активно способствовала крушению его недавней попытки взойти на престол. «Нет, говорит Адония, я пришел с миром (ст. 13) и хочу попросить об услуге (ст. 14)», которая заключается в том, чтобы Вирсавия воспользовалась своим огромным влиянием на сына и добилась у него согласия на брак Адонии с Ависагой (ст. 16,17); и если таковое будет получено, то он с благодарностью примет его (1) в качестве компенсации за утраченное царство. Адония говорит об этом намеками: «ты знаешь, что царство принадлежало мне (ст. 15) как старшему сыну своего отца из оставшихся в живых перед его смертью, и весь Израиль обращал на меня взоры свои». Это было неправдой: на стороне Адонии находилось лишь несколько человек; тем не менее он представляет себя человеком, достойным сострадания, ибо лишился короны, и желает получить жену в качестве вознаграждения. Если ему не суждено унаследовать престол отца, то пусть он обретет что-нибудь ценное из принадлежавшего отцу на память о нем, и пусть это будет Ависага.

(2) В качестве награды за молчаливое согласие с утратой царства. Он признает право Соломона на правление: «...от Господа это было ему. Моя попытка оспаривать это была неразумной; и теперь, когда царство вернулось к нему, я удовлетворен». Таким образом он притворяется, что доволен восхождением Соломона на престол, тогда как делает все возможное, чтобы причинить ему беспокойство. Уста его мягче масла, а в сердце его вражда.

3. Обращение Вирсавии к Соломону от имени Адонии. Она пообещала поговорить о нем с царем (ст. 18) и сделала это (ст. 19). Соломон принял Вирсавию со всем почтением, причитающимся матери, хотя сам был царем: он встал перед нею, и поклонился ей, и сделал так, чтобы она села по правую руку его в соответствии с законом пятой заповеди. Ибо дети должны почитать своих родителей, не только когда становятся взрослыми, но и когда становятся великими, и проявлять по отношению к ним послушание и уважение. Не пренебрегай матери твоей, когда она и состарится. Еще одним примером почтительного отношения к мудрости и авторитету своей матери стало следующее обстоятельство: когда Соломон понял, что она пришла к нему с прошением, то пообещал не отказывать ей, причем и он и она понимали, что такое обещание имеет разумные ограничения: если прошение законное и обоснованное, то может быть удовлетворено; в противном же случае, Соломон был уверен, он сможет убедить Вирсавию в некорректности такового, чтобы она отозвала его. И теперь Вирсавия, наконец, рассказывает, с чем пришла: дай Ависагу Сунамитянку Адонии, брату твоему (ст. 21). Странно, что она сама не заподозрила коварство, но еще более странно, что Вирсавия не испытала отвращения к инцесту, который подразумевало подобное предложение. Но либо она не считала Ависагу женой Давида, поскольку они не вступали в полноценные супружеские отношения, либо думала, что этим можно пренебречь, чтобы порадовать Адонию, учитывая его кроткое подчинение Соломону. В этом проявилась ее слабость и неразумность хорошо, что ей не пришлось быть регентом. Следует заметить: люди, к которым прислушиваются правители и сильные мира сего, проявят мудрость, если не станут алчно защищать свои интересы, ибо их долг никогда не пользоваться своим влиянием в потакании греху или в содействии порочным замыслам. Не нужно просить правителей о том, чего они не должны гарантировать. Честному человеку не подобает давать ход нечестивым просьбам или защищать худое дело.

4. Справедливое и разумное отклонение просьбы Соломоном. Хотя в роли адвоката выступила мать царя и назвала свое прошение одной небольшой просьбой и, возможно, побеспокоила его в первый раз, с тех пор как он стал царем, тем не менее Соломон отказал, не нарушая при этом данного ранее общего обещания (ст. 20). Что касается подобных обещаний: если бы Ирод сам не допускал мысли об отсечении головы Иоанну Крестителю, то не счел бы себя обязанным делать это, чтобы исполнить общее обещание, данное Иродиаде. Даже наилучший в мире друг не должен иметь на нас такое влияние, чтобы побуждать к плохим поступкам несправедливым или немудрым.

(1) Соломон убеждает мать в необоснованности просьбы и объясняет, к чему таковая ведет, поскольку раньше она этого не осознавала. Его ответ звучит резковато: «проси ему также и царства (ст. 22). Просить, чтобы Адония стал преемником отца на супружеском ложе фактически равнозначно просьбе о наследовании престола; ибо именно к этому он и стремится». Вероятно, Соломон обладал какой-то информацией или поводом для серьезных подозрений, что Адония вместе с Иоавом и Авиафаром строили заговор, чтобы причинить ему беспокойство, что и давало Соломону право именно таким образом истолковать просьбу Адонии.

(2) Соломон обличает и осуждает Адонию за его притязания, причем клятвенно. Царь обличает его словами собственных уст (ст. 23). Языком своим он поразит самого себя, а это самое тяжкое бремя, от которого падает человек. Можно обмануть Вирсавию, но не Соломона! Он четко видит цели Адонии и приходит к выводу: «...на свою душу сказал Адония такое слово; он был уловлен словами собственных уст; и теперь показал, к чему стремился». Соломон осуждает его на немедленную смерть: ныне же Адония должен умереть (ст. 24). Сам Бог некогда провозгласил с клятвой, что утвердит престол Давида (Пс 88:36), поэтому и Соломон столь же торжественно обещает защитить утвержденное Господом, истребляя его врагов. «Жив Господь, утверждающий власть, и да умрет Адония, желающий разрушить ее». Подобным же образом погибель врагов царства Христова столь же неизбежна, как и неизбежно укрепление Его царства; это верно, как верно и то, что Бог, основатель этого царства, есть, и Он жив. Приговор тотчас же подписан к исполнению, причем палачом, согласно приказу, станет не кто иной, как Ванея, сын Иодаев, генерал армии (ст. 25). Странно, что мы не слышим слов Адонии в свою защиту, но Соломон настолько мудр, что не нуждается в дальнейшем расследовании дела; слишком очевидно, что Адония нацелился на корону, и Соломон не будет в безопасности, пока тот жив. Дух честолюбивый и мятежный зачастую готовит себе орудие погибели. И не одна голова пала с плеч в погоне за короной.

Стихи 26-34. Иоав и Авиафар поощряли Адонию и помогали ему в дерзкой попытке взойти на престол и, вероятно, стояли у истоков новой затеи с женитьбой Адонии на Ависаге, о чем Соломон, по-видимому, знал (ст. 22). Такое поведение и того и другого являлось недопустимым оскорблением в адрес Бога и правительства и усугублялось тем, что оба занимали высокое положение в обществе и их пример мог оказать сильное влияние на многих других. Поэтому пришел черед посчитаться и с ними. Оба были в равной степени виновны в государственной измене, но подверглись различным наказаниям, и различие было обоснованным.

I. Учитывая былые заслуги Авиафара, можно сказать, что он всего лишь деградировал (ст. 26,27).

1. Соломон обличает его и по своей великой мудрости находит виновным: «ты достоин смерти за пособничество Адонии, потому что знал, на чью голову Бог намеревался надеть царский венец».

2. Соломон вспоминает, какое почтение Авиафар в прошлом оказывал его отцу Давиду, и знает о том, что Авиафар не только служил ему в священнодействиях (носил ковчег Владыки Господа пред Давидом), но и заботливо поддерживал во всех выпавших на его долю тяготах, особенно когда Давид находился в изгнании, страдал от гонений Саула и бунта Авессалома. Следует заметить: если человек оказывает услуги Божьему народу, то однажды о них вспомнят ему на пользу.

3. На этом основании Соломон щадит жизнь Авиафара, но смещает его с должности и ограничивает пределы его обитания загородным поместьем в Анафофе, запретив приближаться к царскому двору, городу, скинии, жертвеннику и вмешиваться в общественные дела, подразумевая тем самым, как много зависит от его поведения: хотя Соломон не предал его смерти в этот раз, он может это сделать в другой, если Авиафар плохо себя поведет. В настоящее же время он просто лишился сана священника, ибо признан недостойным столь высокого положения за противодействие обстоятельствам, которые, как он знал, соответствуют Божьей воле. Саул варварски уничтожил отца Авиафара и восемьдесят пять других священников, а также их семьи и весь город за вымышленное преступление. А Авиафара Соломон пощадил, хотя он повинен в настоящем преступлении. Таким образом рушилась власть Саула и утверждалась власть Соломона. Как люди поступают со служителями Бога, так и Он поступит с ними.

4. В смещении Авиафара с должности исполнилась угроза дому Илия (1Цар 2:30), ибо он стал последним первосвященником из этого рода. С того времени, как угроза о крахе прозвучала, прошло восемьдесят лет; но Божьи суды, хотя и не быстро совершаются, но совершатся непременно.

II. Учитывая былые грехи Иоава, Соломон предал его смерти.

1. Виновная совесть побудила Иоава бежать к рогам жертвенника. Он услышал о казни Адонии и о смещении Авиафара и поэтому, боясь, что его черед будет следующим, поспешил найти прибежище у жертвенника. Многие пренебрегавшие служением у жертвенника в дни, когда им ничего не грозило, были бы рады найти у него защиту в день беды. Существует мнение, что, сделав это, Иоав замыслил в будущем посвятить себя постоянному служению у жертвенника, надеясь получить таким образом прощение; точно так же и другие, которые во все дни своей жизни предавались распутству, думают искупить преступления, удалившись в монастырь при наступлении старости и оставляя этот мир, будучи сами оставлены и забыты всеми.

2. Соломон приказал предать его смерти за убийство Авенира и Амессая, ибо счел именно эти преступления, а не предательское пособничество Адонии подходящим основанием для приговора. На самом деле Иоав был достоин смерти за то, что переметнулся к Адонии, презрев Соломона и его предназначение взойти на престол, хотя на сторону Авессалома он не склонялся (англ. пер., ст.28). Проявленная прежде преданность не послужит когда-нибудь в дальнейшем оправданием предательству. Тем не менее, кроме упомянутой, у Иоава было много заслуг перед домом Давидовым: в свое время он немало послужил и Давиду и стране, и, вероятно, учитывая это, Соломон простил бы ему личное оскорбление (ибо милосердие весьма способствует хорошей репутации и утверждению зарождающегося правительства) и ограничился бы смещением с должности (как он поступил с Авиафаром), но Иоав должен умереть за совершенные им прежде убийства, ведь отец поручил Соломону призвать его к ответу за таковые. Сам Давид не мог вернуть долг за взывавшую к нему невинно пролитую кровь пролитием крови убийцы, но оставил этот долг своему сыну, чтобы тот оплатил его, что Соломон и не преминул сделать, имея необходимые полномочия. На этом он и основывает приговор за преступления, усугубившиеся тем, что Иоав убил двух мужей невинных и лучших его (ст. 32), которые не причинили и не замышляли ему зла, и если бы остались в живых, то, вероятно, служили бы Давиду лучше (ведь пролитая кровь названа не только невинной, но и лучшей; эта жизнь ценилась выше жизни обычных людей, а значит, и преступление против нее тем более отвратительно); и Давид о замыслах Иоава не знал, хотя в данной ситуации его могли заподозрить в причастности; таким образом, Иоав ставил под угрозу репутацию своего господина, лишив жизни своих соперников, что является еще одним отягчающим обстоятельством. И за эти преступления:

(1) он должен умереть, причем умереть от меча правосудия. Его кровь прольется рукою человека и будет обращена на голову его (ст. 32) вместе с кровью тех, кого он убил (ст. 3З). Горе голове, которая повинна в пролитии крови! Отмщение за убийство долго шло к Иоаву, но когда оно пришло, то и осталось надолго, ибо будет передаваться по наследству на голову потомства его на веки (ст. 3З). И потомки Иоава, вместо того чтобы унаследовать славу за его героические поступки (как и было бы в противном случае), унаследуют вину, стыд и проклятие за злодеяния, расплата за которые станет самой тяжкой в этом мире. Вовеки не прославится племя таких злодеев.

(2) Пусть Иоав лучше умрет у жертвенника, нежели убежит. Он решил не отходить от жертвенника (ст. 3О), надеясь таким образом защитить себя или представить Соломона мерзким в глазах народа за осквернение святого места, поскольку тот предаст его смерти прямо там. Ванею терзали сомнения: убить Иоава на месте или вытащить его оттуда; но Соломон знал закон, согласно которому Божий жертвенник не дает никакой защиты совершившему намеренное убийство: и от жертвенника Моего бери его на смерть (Исх 21:14), чтобы умер как жертва. Жертвенник мог служить защитой в случае совершения греха, искуплением за который служила кровь жертвенного животного, но не в случае преступления Иоава. Поэтому Соломон приказывает убить его прямо там, если он не желает выходить оттуда, чтобы показать, что царь не боится осуждения со стороны народа, когда исполняет свой долг, но готов исправить ошибку и дать народу понять, что отправление правосудия лучше жертвы и что святость места никогда не послужит поощрению нечестия человека. Кто своей живой верой решительно ухватится за Христа и Его праведность, тот если и погибнет на месте, то найдет во Христе более мощную защиту, нежели нашел Иоав, ухватившись за рога жертвенника. Ванея убил его (ст. 34), соблюдая, вне всякого сомнения, ритуал публичной казни. Таким образом, требования закона были удовлетворены, и он был похоронен в доме своем в пустыне, неофициально как преступник, а не торжественно, как подобает погребать воина; тем не менее, над мертвым телом никто не надругался. Что бы ни делал Бог, ни одному человек не позволено чинить беззаконие над костями.

3. Соломон удовлетворился этим актом правосудия, но не в угоду чувству личной мести, а потому, что исполнил распоряжения своего отца и оказал настоящую услугу себе и своему правлению.

(1) Таким образом была снята вина (ст. 31). Вернув невинную кровь на голову пролившего ее, он удалил ее от себя и от дома своего отца, а это означает, что если за кровь не ответил убийца, то за нее ответит судья, по крайней мере, ему грозит такая опасность. Кто желает безопасности и прочности своему дому, тот должен удались от него беззаконие.

(2) Таким образом был обеспечен мир Давиду (ст. 3З). Речь идет не о Давиде лично, а, как объясняет далее сам Соломон: потомству его, и дому его и престолу его да будет мир на веки от Господа! Таким образом Соломон выражает свое пожелание и надежду, что именно так и будет. «Теперь, когда правосудие свершилось и на вопль голоса крови ответили, правление будет успешным». Так правда и мир облобызаются. Теперь, когда такой беспокойный человек, как Иоав, устранен, будет мир. Удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою (Прит 25:5). Соломон, благословляя миром свой дом и престол, благоговейно взирает вверх на Бога, дающего это. «Это будет мир от Господа мир навеки от Господа». Пусть Сам Бог мира даст нам мир, который вечен.

Стихи 35-46. Здесь сообщается:

I. О повышении Ваней и Садока двух верных сторонников Соломона и его правления (ст. 35). Иоав был предан смерти, и Ванея стал вместо него главнокомандующим войсками; Авиафар был смещен с должности, и Садок стал вместо него первосвященником, причем в этом исполнилось слово Бога, когда Он угрожал отстранить дом Илия: и поставлю Себе священника верного... и дом его сделаю твердым (1Цар 2:35). Хотя люди могут осквернить священное служение изза неправильного распоряжения тем, что им вверено, уничтожить его они не в силах, и Божье дело не остановится из-за недостатка рук для выполнения такового. Поэтому не удивительно, что человек, ставший царем по Божьему изволению, тотчас же получил полномочия назначить первосвященником того, кого сочтет достойным. Причем Соломон воспользовался этими полномочиями правильно, потому что издревле право на первосвященство принадлежало Садоку, поскольку он был из рода Елеазара, тогда как Илий и его дом происходили от Ифамара.

II. О тактике Соломона в отношении Семея. За ним послали человека, чтобы вызвать его из своего дома в Бахуриме; и, возможно, Семей ожидал, что его постигнет участь Адонии, поскольку осознавал, насколько враждебно относится к дому Давидову. Однако Соломон прекрасно видел различия между преступниками и преступлениями. Давид обещал, что не умертвит Семея, пока жив. Соломон не связан таким обязательством, тем не менее он не желает поступить прямо вопреки ему.

1. И устанавливает Семею пределы обитания, не разрешив ему покидать Иерусалим и под каким-либо предлогом выходить из города дальше потока Кедрон (ст. 36,37). Соломон готов терпеть пребывание Семея поблизости, лишь бы тот не причинил зла своим соседям, поэтому и поселил его в Иерусалиме, где он, по большому счету, был на положении узника. Такое заточение могло стать для Семея удобным, поскольку Иерусалим прекрасная возвышенность, радость всей земли, царский город и святой город (у Семея не было причин жаловаться на узы в таком райском месте); кроме того, так было спокойнее Соломону, ибо он имел возможность наблюдать за действиями Семея, который был у него на глазах. И Соломон четко сказал Семею, что если когда-нибудь тот выйдет за рамки установленных правил, то непременно умрет. Это стало честным испытанием на послушание, и на подобную проверку лояльности жаловаться причин не было. Условия сохранения жизни оказались простыми: он останется в живых, если будет довольствоваться жизнью в Иерусалиме.

2. Семей покоряется заточению и благодарен за сохранение ему жизни на данных условиях. Семей поставлен в известность о том, что под страхом смерти ему не позволено покидать Иерусалим, и признает постановление хорошим (ст. 38). Даже погибающие не могут не признать, что условия, на которых дается прощение и жизнь, превосходны, так что их кровь, как и кровь Семея, останется на голове их. Семей пообещал с клятвой, что не будет выходить за установленные пределы (ст. 42).

3. Семей нарушает данное обязательство, на что и рассчитывал Соломон; и Бог праведен в том, что позволил ему сделать это, чтобы теперь Семей пострадал за свои старые грехи. Двое из его рабов (похоже, несмотря на узы, он жил в свое удовольствие, имея в распоряжении слуг) сбежали в землю филистимлян (ст. 39). Он погнался за ними и привел назад в Иерусалим (ст. 40). Чтобы сохранить это в тайне, он сам оседлал осла своего и отправился, вероятно, ночью и пришел домой, думая, что это не обнаружилось. «В поисках своих рабов, говорит епископ Холл, он потерял самого себя; должно быть, мы начинаем относиться к земному, как Семей к этим рабам. Как часто мы видим, что люди выходят за пределы, установленные Божьим законом, чтобы гнаться за земным, пока не навлекут на свою душу страшный суд!»

4. Соломон использует эту ситуацию. Ему сообщают о совершенном Семеем нарушении (ст. 41). Царь посылает за ним и (1) обвиняет в преступлении, которое он только что совершил (ст. 42,43), выразив тем самым огромное презрение к власти и гневу как Бога, так и царя, ибо нарушил клятву пред Господом и не послушался приказа своего правителя; причем этим поступком Семей показал, какого рода дух ему присущ, так что его не удерживают ни узы совести, ни чувство благодарности. Если бы он пришел к Соломону и объяснил, сколь неотложное у него дело, и попросил, чтобы его отпустили, то, возможно, Соломон и дал бы ему соответствующее разрешение; но Семей рассчитывал, что Соломон либо не узнает об этом поступке, либо посмотрит на него сквозь пальцы, и тем самым нанес царю сильнейшее оскорбление.

(2) Соломон обвиняет Семея в предыдущем преступлении в том, что он проклинал Давида и бросал в него камни в день его скорби: знает сердце твое все зло, какое ты сделал (ст. 44). В данном случае не было необходимости расспрашивать свидетелей для подтверждения этого факта собственная совесть преступника могла заменить тысячу свидетелей. Зло, о котором знает лишь сердце человека, является достаточным основанием (если должным образом об этом размышлять), чтобы человек пришел в полное смятение в ожидании возмездия на голову свою; ибо если об этом знает сердце, то тем паче Бог, Который превосходит сердце величием и знает все. О том, что Семей проклинал Давида, знали и другие, но сам Семей ведал о корне зла о ненависти и злобе по отношению к Давиду именно эти чувства и проявились в проклятии, а покорность Семея была притворной и вынужденной.

(3) Соломон благословил себя и свое правление: а царь Соломон да будет благословен (ст. 45); несмотря на бессильные проклятия Семея, произнесенные, наверно, в ярости и отчаянии, Соломон говорит теперь свободно: они проклинают, а Ты благослови. И престол Давида да будет непоколебим пред Господом во веки теперь, когда угрожавшие ему устранены. В отношении же враждебности врагов Церкви мы знаем, что, как бы те ни свирепствовали, они замышляют тщетное, и это служит нам утешением. Престол Христа утвердится, и они не смогут его пошатнуть.

(4) Соломон отдает приказ о незамедлительной казни Семея (ст. 46). Весь суд отдан в руки Господа Иисуса, и, несмотря на то что Он Царь мира, люди убедятся, что он и Царь праведности; и вскоре прозвучит слово приказа в отношении всех Его врагов, которые не пожелали, чтобы Он царствовал над ними: приведите их сюда и избейте предо мною; поношения хуливших Его падут на них самих, к их вечному осуждению.


Толкование Мэтью Генри на третью книгу Царств, 2 глава


← 1 3Цар 2 MGC 3

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.