Библия » Толкование Мэтью Генри

Второзаконие 20 глава

← 19 Втор 20 MGC 21

Эта глава учреждает народное ополчение, законы и постановления о войне,

(I) касающиеся солдат.

1. Участвующие в битве должны получить ободрение (ст. 1-4).

2. Освобождать от военной службы и отсылать обратно нужно тех, чьи личные дела требуют их присутствия дома (ст. 5-7), или же людей слабых и робких – негодных для сражения в поле (ст. 8,9).

(II) Касающиеся врагов, с которыми они будут сражаться.

1. Они должны были заключить договоры с городами, находящимися далеко от их владений (ст. 10-15).

2. Они должны истреблять народы, проживающие в тех землях, которые они собирались завоевать (ст. 16-18).

3. Осаждая города, они должны особо заботиться, чтобы не уничтожить плодовые деревья (ст. 19,20).

Стихи 1-9. В то время Израиль был больше похож не на царство, а скорее на лагерь, который собирался вступить во вражескую страну, не обосновавшись в своей собственной; теперь они вступали в войну, чтобы поселиться здесь, но после поселения они не могли ни защищать, ни расширять свои границы, не услышав сигналов войны. Поэтому необходимо было дать им наставления о том, как вести военные дела, и в этих стихах указано, как должны управляться, выстраиваться и передвигаться военные силы. Следует обратить внимание, что предписанная здесь военная дисциплина не имеет в себе суровых или строгих постановлений, какие обычно присутствуют в военном положении; наоборот, их основное предназначение – ободрить солдат и сделать их служение легким.

I. Те, которые желали участвовать в сражении, должны были получить ободрение и освободиться от своих страхов.

1. В этих стихах Моисей в общем ободряет начальников и командиров, участвующих в войне: «Не бойся их» (ст. 1). Даже если враг имеет значительное превосходство в численности воинов (их больше, чем вас) и в кавалерии (их армия намного лучше обеспечена лошадьми и колесницами, которые тебе не позволено умножать), то не отказывайся вступать с ними в сражение; не бойся за исход сражения и не сомневайся в успехе». Сражаясь на войне, ободряйте себя двумя вещами и заботьтесь о том, чтобы оставаться близкими к Богу и к религии; в противном случае вы лишитесь этих ободрений:

(1) присутствие Бога с вами: «…с тобою Господь, Бог твой, и поэтому ты вне опасности и тебе не нужно бояться» (см. Ис 41:10).

(2) Они и их отцы знали о силе и милости Бога, который вывел их из земли Египетской, когда Он бросил вызов фараону и его войску. Это было не только основным доказательством всесилия Бога, но лично для них – залогом того, что Бог не остановится на этом и пойдет дальше. Кто спас их от более сильного врага, тот не позволит, чтобы их попирали менее значительные враги и таким образом все, совершенное для них ранее, осталось незаконченным.

2. Это ободрение особым образом адресовано обычным солдатам; оно передано через священника назначенного и, как говорят евреи, помазанного для этой цели, которого они называют помазанного войной – весьма подходящий титул для нашего помазанного Искупителя, вождя нашего спасения. Этот священник во имя Бога должен был воодушевлять народ; и кто больше всего подходил для этого дела, как не тот, чья обязанность, как священника, была молиться за них? Ибо наилучшие ободрения исходят из драгоценных обетований, данных молитве веры. Этот священник должен был (1) повелеть им не бояться (ст. 3), ибо ничто так не ослабляет руки, как то, что заставляет трепетать сердце (ст. 3). Поэтому должна быть заповедь на заповедь, как в этих стихах: «Да не будет ваше сердце чувствительным (дословный перевод) ко всем факторам, производимым страхом, но пусть вера и уверенность в силе и обетовании Бога ожесточит его. Не бойтесь и не торопитесь (дословно), ибо верующий не превышает положенной скорости. Не торопитесь поскорее использовать свои преимущества и не бегите прочь постыдно из-за любого затруднения».

(2) Он должен убедить их в том, что Бог с ними, что Он участвует и сражается за их праведное дело не только для того, чтобы спасти их от врагов, но и чтобы помочь им победить врагов (ст. 4). Отметьте: у тех нет оснований бояться, с кем пребывает Бог. Тот факт, что это ободрение звучало из уст священника, одного из служителей Господа, подразумевал,

[1] что армии должны иметь вождей не только для того, чтобы молиться о них, но и проповедовать им: порицать в том, что препятствовало их успеху, и укреплять надежду на успех.

[2] Что труд служителей Христа – ободрять Его добрых воинов в их духовном конфликте с миром и плотью, а также убеждать их в том, что они одержат победу через Христа, который любит нас.

II. Кто не желал сражаться, тот освобождался от военной службы даже в том случае, если причиной этого нежелания были:

1. Обстоятельства внешних условий жизни человека; если он (1) недавно построил или купил новый дом, но не вступил полностью во владение им и не посвятил его (ст. 5), то есть не устроил торжественный праздник, чтобы развлечь своих друзей, пришедших поздравить его с приобретением дома. Пусть отправляется домой и радуется тому, чем Бог благословил его, пока, порадовавшись какое-то время, он станет меньше любить его и, следовательно, будет меньше беспокоиться, думая о нем во время войны, пока не будет расположен оставить его. Ибо такова природа всех наших мирских удовольствий: вначале они очень нравятся нам, а спустя какое-то время мы видим их суетность. Некоторые считают, что упоминаемое посвящение домов было религиозным действом, когда люди вступали во владение ими с молитвами и хвалой, торжественно посвящая семя и все свои радости для служения и славы Бога. По такому поводу Давид сочинил Псалом 29, как следует из названия. Отметьте: кто имеет собственный дом, тот должен посвятить его Богу, учреждая и поддерживая в нем страх и поклонение Богу, чтобы Господь имел церковь в Его доме; нельзя было допускать, чтобы что-либо отвлекало человека от этого. Или (2) если человек сильно потратился, чтобы насадить виноградник, и страстно желал вкусить его плоды (англ.пер.), что запрещалось законом в течение первых трех лет (Лев 19:23 и далее). Пусть отправляется домой, если желает, и удовлетворит свой каприз плодами (ст. 6). Посмотрите, как снисходителен Бог к Своему народу в его невинных желаниях, как Он непохож на сурового Господина. Раз человек естественно желает есть плоды своих рук, то и израильтянину не нужно препятствовать в этом, а лучше на войне обойтись без его услуг. Или (3) если человек собрался жениться, но обряд бракосочетания не состоялся, то он имел право вернуться (ст. 7) и оставаться дома в течение первого года после женитьбы (Втор 24:5), ибо ужасы войны будут неприятны человеку, только что познавшему радость спокойной семейной жизни. Нехорошо, если Богу на войне будут служить мужчины, которых насильно заставили служить в армии против их воли – все воины должны быть добровольцами (Пс 109:3): «…народ Твой готов (желает, англ.пер.)». Проходя поприще христианина и подвизаясь доброй верой, мы должны свергнуть с себя всякое бремя и все, что может препятствовать и отвратить наши мысли, сделав нас нежелающими. Иудейские толкователи согласны с тем, что подобная свобода возвратиться существовала только во время тех войн, которые были добровольными (как выражается епископ Патрик), а не тех, которые, согласно божественному повелению, были развязаны против Амалика и хананеев, когда сражаться должен был каждый человек.

2. Если нежелание человека сражаться вытекало из слабости и робости его духа, то ему позволялось возвращаться и не участвовать в войне (ст. 8). Об этом Гедеон возвестил в своей армии, и это освободило от участия в войне две трети войска (Суд 7:3). Некоторые полагают, что упомянутые здесь боязливость и малодушие являются результатом ужасов, воздействующих на злую совесть, из-за которых человек боится посмотреть в лицо смерти и опасности. В то время полагалось, что человек, ведущий развратный и распущенный образ жизни, не может быть хорошим солдатом, а скорее всего является трусом и проклятием для армии, позором и бедствием стана; поэтому от тех, которые осознавали себя виновными в подобном отвратительном образе жизни, избавлялись. Но, похоже, здесь имеется в виду природная боязливость. Освобождение от военной службы частично было милостью для таких людей (ибо хотя это было позорно, но приносило облегчение), но в значительно большей степени было милостью для остальной армии, ибо тем самым она избавлялась от бесполезных и никуда не годных препятствий; это также предотвращало опасность заражения других малодушием и готовностью бежать. Вот какое основание для этого здесь приводится: «Дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце». Страх обладает способностью охватывать людей и несет в себе самые губительные последствия для армии. Мы должны остерегаться, чтобы не бояться того, чего другие боятся (Ис 8:12).

III. В этих стихах велено, чтобы после изгнания всех малодушных были назначены начальники (ст. 9), ибо было особо необходимо, чтобы вожди и начальники были смелыми воинами. Поэтому реформу нужно было произвести сразу, когда армия только была собрана и построена. Воины Христа должны быть смелыми, чтобы они могли вести себя, как подобает мужчинам, и терпеть трудности подобно добрым воинам, особенно офицерам армии.

Стихи 10-20. В этих стихах велено, как они должны обращаться с городами (здесь упомянуты только города, ст.10, но, безусловно, также подразумеваются армии, сражающиеся в полях, и народы, с которыми им пришлось сталкиваться), с которыми они воевали. Они не должны развязывать военные действия против какого-либо соседнего государства, пока вначале честно не предупредят его публичным заявлением или увещеванием, в котором говорится о предмете спора между ними. Даже имея дело с наихудшими врагами, нужно соблюдать законы справедливости и чести; меч никогда нельзя брать в руки не только без повода, но и без демонстрации оснований для этого. Война объявляется, когда изложены основания для ее ведения.

I. Даже объявление о войне должно сопровождаться предложением о мире, которое может быть принято на разумных условиях, то есть (говорят иудейские толкователи) «при условии, что они откажутся от идолопоклонства, начнут поклонятся Богу Израиля и станут последователями, проживающими среди них, хотя и необрезанными; они должны платить своим новым господам ежегодную дань и подчиняться их правлению». На таких условиях война должна прекращаться, а завоеватели, при подчинении покоренных народов, должны стать их защитниками (ст. 10,11). Некоторые полагают, что даже семи народам Ханаана был предложен мир, и это предложение не было насмешкой или притворством, хотя именно от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и не приняли его (ИНав 11:20). Другие полагают, что они были лишены (ст. 16) привилегий не только этого закона (ст. 13), который ограничивается наказанием лишь мужчин, но и того закона, который не позволял развязывать войну, пока не поступил отказ подчиниться мирному предложению. И я не вижу, каким образом они могли предлагать мир тем, кто, согласно закону, должен быть полностью истреблен и кому они не должны были оказывать милости (Втор 7:2). Что же касается других народов, с которыми им предстояло вести войну для расширения своих границ, то вначале израильтяне должны были предложить им мир, а потом мстить за причиненное зло и восстанавливать свои права. Это должно было показать, (1) как милостиво Бог обращается с грешниками: хотя Он мог вполне справедливо и легко уничтожить их, но так как Он не получал удовольствия от их гибели, то предлагает им примириться. Поэтому тот, кто был особо отвратителен для Его справедливости и готов пасть Его жертвой, но положительно ответил на предложение Бога о мире и открыт для Него, то при условии, что он будет платить дань и служить Ему, он не только спасется от гибели, но и присоединится к Израилю как соработник со святыми.

(2) Наши обязанности при обращении с братьями: если развязывается какой-то спор, то мы должны быть готовы не только прислушаться к предложению о мире, но и поспешить сделать подобное предложение. Мы не должны прибегать к закону, не попытавшись мирно решить противоречивые вопросы без каких-либо затрат и раздражения. Мы должны стремиться к миру, кто бы ни стремился к войне.

II. Если предложение о мире не было принято, тогда они могли объявлять войну. И пусть те, кому Бог предлагает мир, знают, что если они отвергнут это предложение и в ближайшее время не воспользуются его выгодами, то суд восторжествует над милостью, приводя приговор в исполнение, в той же степени, в какой сейчас милость торжествует над судом во время отсрочки. В этом случае (1) подразумевается обетование, что они будут победителями. Не требует доказательств тот факт, что Господь, Бог твой, предаст его в руки твои (ст. 13). Отметьте: мы можем надеяться, что успешно закончатся те мероприятия, которые мы берем на себя согласно божественному предписанию. Поступая согласно Божьему повелению, мы получим Его благословение.

(2) Ради славы гражданской справедливости им велено предать мечу всех воинов, которых я понимаю под словами «весь мужской пол» (ст. 13): всех, кто носит оружие (как делали все, кто был в состоянии); но им было позволено брать себе добычу (ст. 14), то есть женщин и детей. Отметьте: что добыто в законной войне, то обладает правом законной собственности. Сам Бог признает это право: Господь, Бог твой, предает его в руки твои, и в этом нужно признавать Его право (Пс 43:4).

III. Милостивые постановления этого закона не касаются народов Ханаана. Можно было не истреблять полностью лишь далеко расположенные города (ст. 15), так как от них не исходила такая значительная опасность заразиться идолопоклонством и их страны не были так четко и непосредственно упомянуты в обетовании; что же касается тех городов, которые были отданы Израилю в наследство, то их обитатели должны быть полностью истреблены (ст. 16); и если бы израильтяне допустили, чтобы хананеяне разделили с ними право на владение замлей обетованной, которая принадлежала исключительно им, то тем самым пренебрегли бы обетованием. Жителей Ханаана нужно было полностью истребить по другой причине (ст. 17): не следовало ожидать, что они исцелятся от своего идолопоклонства, и поэтому, оставив эту заразную рану, Божий Израиль подвергался опасности заразиться, ибо израильтяне были склонны к подобной инфекции: «Дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали» (ст. 18): они могли внедрить свои обычаи в поклонение Богу Израиля и постепенно уводить израильтян от Него, чтобы они поклонились ложным богам. Кто осмеливается нарушить вторую заповедь, тот недолго будет соблюдать первую. Чужое поклонение открывает дверь чужим божествам.

IV. Предприняты меры, чтобы при осаде городов не уничтожались фруктовые деревья (ст. 19-20). В те времена осаждающая сторона прокладывала свой путь не так, как сейчас, с помощью взрывательных устройств и пушечных ядер, а с помощью стенобитных орудий, поэтому им требовалось много лесоматериала для осады города. А так как в пылу сражения люди не склонны задумываться, как это должно быть, о благе народа, то в данном месте требуется, чтобы фруктовые деревья не использовались в качестве строевого материала. Основание для этого повеления «ибо дерево на поле – человеческая (слово жизнь мы подразумеваем)»; все древние версии, Септуагинта, Таргум и т.д. читают так: «Ибо разве дерево на поле – человек?» или «ибо дерево на поле не человек, чтобы могло уйти от тебя в укрепление» (рус.пер.). «Не давай выход своей ярости и не направляй свою жестокость против деревьев, которые не причинили тебе вреда». Но, похоже, английский перевод больше согласуется с намерением этого закона, который учит нас, (1) что Бог для человека – лучший друг, чем сам человек для себя, и что Божий закон, на который мы склонны жаловаться, как на тяжкое ярмо, содействует нашим интересам и утешениям, в то время как наши желания и страсти, которым мы потакаем, в действительности являются врагами нашего благополучия. Основная цель многих божественных заповедей – оградить нас от того, что разрушает нашу жизнь и пищу.

(2) Что армиям и начальникам не позволено по своему желанию опустошать страны, на земле которых идет война. Военную ярость нужно постоянно контролировать и управлять ею с разумом. Даже в том случае, если война ведется с максимальной осторожностью, она сама по себе является достаточно опустошительной, и поэтому ее не нужно делать более разорительной, чем необходимо. Великодушный дух проявит свою заботу, не только сохраняя жизнь людей, но и средства к их существованию, ибо, хотя жизнь больше пищи, тем не менее она скоро иссякнет без пищи.

(3) Евреи понимают это постановление как запрет преднамеренно наносить ущерб чему-либо. Никакое плодовое дерево не должно уничтожаться, если только оно не бесплодное и не напрасно занимает землю. «Более того, – утверждают они, – кто умышленно разбивает сосуды, разрывает одежду, засыпает колодцы, разрушает здания или портит пищу, тот нарушает закон: «Не порти…». Христос побеспокоился, чтобы оставшиеся куски хлеба были собраны и ничего не пропало. Каждое творение Бога хорошо, и как ничто не должно быть бесполезным, так ничем нельзя злоупотреблять. Мы можем впоследствии нуждаться в том, что беспечно растратили.


Толкование Мэтью Генри на Второзаконие, 20 глава


← 19 Втор 20 MGC 21

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.