Библия » Библия говорит сегодня

Евреям 5 глава

3. Смиренное священство (5:4-8)

В этих стихах рассматриваются две великие темы: Божественность и человечность Христа, то есть Его великого достоинства и Его несравнимого ни с чем смирения. Смиренное принятие Христом Своей участи изображается автором очень выразительно. Автор ведет нас в Гефсиманский сад в самые горькие минуты жизни нашего Господа. Если и был в Его жизни период страшного одиночества, так это было именно там, в Гефсимании. Первым христианам было нелишне напомнить об этом, ибо никому из них не довелось познать большего горя. Кроме того, если такое случится и они дойдут до предела своего человеческого терпения, они должны знать, что Он будет рядом с ними, как Тот, Кто Сам познал боль и горечь. Но для такого полного соединения с нами в минуты испытаний Иисус должен был совершенно смирить Себя перед Богом. Для полной убедительности автор напоминает читателям о великом смирении Христа в Его взаимоотношениях с Отцом.

1) Он был назначен Богом

Прежде Своего воплощения, находясь в вечном союзе с Отцом, Христос считал Себя равным Богу и, тем не менее, с готовностью пришел в этот мир, чтобы принять вид слуги (Флп 2:6,7; в русском переводе Библии – «принял образ раба». – Примеч.

пер.). Не был для Него неожиданностью и высокий пост Божественного первосвященника. Он терпеливо ждал назначения на него и был «наречен от Бога» (5:10) быть вечным священником. Здесь автор обращается к псалмам (Пс 2:7 и Пс 109:4), чтобы напомнить еще раз о вечном сыновстве Христа и Его вечном священстве, Его взаимоотношениях с Богом и Его идентичности человеку. В ходе рассуждений по текстам цитат из псалмов впервые в послании появляется фигура Мелхиседека, ветхозаветного первосвященника от Бога и глубоко уважаемой личностью в среде Кумранской общины. Но мы не станем обсуждать Мелхиседека, а вернемся к Тому, Кого он предвосхитил.

2) Он зависел от Бога

В Гефсиманском саду Иисус молился Тому, Кто мог спасти Его от ужаса смерти. Иисус не боялся физической смерти, ибо, в противном случае, Он был бы унижен перед множеством людей, которые в течение веков бесстрашно встречали смерть. Но их смерть даже отдаленно не напоминала Его смерть. В минуту самой страшной агонии Он вознес наши грехи на крест, был презираем и поруган теми, ради которых Он принес Свою жертву, но самое страшное было в том, что в тот момент Отец отвернулся от Сына. Неудивительно, что в ту ночь Он молился с сильным воплем и со слезами (Мф 26:36-46). Перед лицом этой по-человечески ужасающей перспективы и этой Божественным образом предопределенной жертвы Он, стоя на коленях в саду в ночь Своего ареста, вошел в присутствие святого Бога. Друзья не могли помочь Ему, потому что спали, когда Он молился, несмотря на то что Он просил их о поддержке и участии. В тот час Его душа «скорбела смертельно», и только у престола Отца Он мог бы найти утешение. Он нисколько не сомневался в могуществе Отца и Его способности спасти Сына от смерти, и Он бросился к Отцу за помощью. Но Он не был спасен! Неужели молитва Иисуса не была услышана и осталась без ответа? Конечно же, ответ был дан, но он выразился не в освобождении Христа от крестной агонии, а в том, что к Нему пришла сила от Бога и внутренний мир. Да, в тот страшный час помощь пришла – Бог послал Своего ангела, чтобы тот укрепил Сына (Лк 22:43) и успокоил Его. Можно представить следующий перевод ст. 7: «...Он был услышан, и страх оставил Его».

3) Он благоговел перед Богом

Возможна и следующая версия перевода ст. 7 (RV):... Он был услышан, потому что был исполнен страхом Божьим. Глубокое благоговение и трепетное отношение к Отцу помогли Его молитве достичь небес, и она была услышана, хотя это и не привело к немедленному физическому избавлению. Поэтому Он может глубоко сострадать Своим людям в минуты их отчаяния и даже во время молитвы. В те минуты духовной темноты и человеческого ужаса Он не воспротивился воле Бога. Со всей искренностью сердца Он возвысил голос из бездны человеческого отчаяния к Отцу: «...если возможно, да минует Меня чаша сия». Однако далее Он произносит слова, исполненные глубокого смирения: «...впрочем, не как Я хочу, но как Ты». Эпизод в Геф-симании есть не что иное, как ярчайшее доказательство того, что вся Его жизнь была исполнена «смиренного послушания» (NEB).

4) Он был послушен Богу

Хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию. Это не значит, что Иисус научился послушанию, потому что раньше вообще не был знаком с ним. Само воплощение было деянием, исполненным любви и послушания (10:7). Даже в юном возрасте послушание было главным качеством Иисуса (Лк 2:49,52). Он никогда не искал своего; Его служение людям всегда исходило от желания исполнять волю Бога, подчиняться Ему и прославлять Его, чтобы в конце с уверенностью сказать: «Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить» (Ин 17:4). Это значит, что Он был послушен всегда, и даже в момент ужаснейшей агонии в Своем безграничном смирении Он остался послушным воле Своего всемогущего и суверенного Отца. Там, в саду «Он узнал, что в ответ на молитву может быть дано совсем не то, чего просишь... и Он смирился, чтобы принять смерть (Флп 2:8), смирил Себя до крайней мыслимой степени смирения» (Монтефиоре).

4. Действенное священство (5:9,10)

Он добровольно принял страдание, и в Гефсиманском саду мы увидели Его величайшее и драгоценнейшее смирение. Но что подразумевал автор, сказавший, что, сделавшись совершенным (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. -Примеч. пер.), Он стал источником нашего спасения? Конечно, не то, что прежде эпизода в Гефсиманском саду и крестной казни Он был несовершенен, равно как и не то, что прежде Он был непослушен. Очевидно, что слово «совершенный» в данном контексте не имеет отношения к Его нравственному совершенству. Здесь повторяется мысль, звучавшая в 2:10,-что через Свою жизнь, смерть и вознесение Христу «надлежало» стать нашим Спасителем.

В послании уже отмечены шесть основных качеств Божьего Сына, позволивших Ему стать священником для людей: Он был назначен Богом, во всем уподобился людям и умел сострадать им, был свободным от греха, послушным Божьей воле и был готов умереть ради спасения этих людей (5:5; 2:17,18; 4:15; 5:8; 2:14). И последний Его шаг – это победоносное восхождение к небесному престолу, чтобы воссесть по правую руку Бога и «увенчаться славою и честию» (2:9). Именно это подразумевает наш автор, говоря, что «однажды став совершенным» (NEB), Он стал источником вечного спасения. Послушный Сын спасает тех, кто отзывается на Его Благую весть об искуплении смиренных сердец и душ. Отвечая в совершенстве всем предъявляемым к Нему требованиям, Он предназначен, или «вызван Богом» (NEB), стать первосвященником полного и вечно действующего спасения всего человечества.

Прежде чем мы оставим этот отрывок послания с его замечательным описанием несравнимого ни с чем смирения нашего Господа и пойдем дальше, нам следует напомнить себе о том, что смирение необходимо нам сегодня не меньше, чем было необходимо Ему. Спасение доступно только тем, кто послушен Ему. Нам важно понимать, что, доверившись совершенно воле Бога, Иисус сделал это не только из почитания и уважения к Нему, но и для того, чтобы показать нам на деле сущность истинного послушания. Комментируя этот отрывок, Кальвин писал: «Он пошел на это ради нас, чтобы показать нам на собственном примере, что есть настоящее смирение... Если мы хотим, чтобы урок смирения Христа пошел нам на пользу, мы должны подражать Ему».

Эти слова звучат очень актуально для нашего времени, когда христиане пренебрегают правилами дисциплины, данными нам Христом. Это делается ради «немедленного» благословения, которое мы желаем получить тотчас и без промедления и которое нам с готовностью предлагают некоторые «знатоки» христианской жизни. Они рассуждают примерно так: обетования у вас есть, так востребуйте их прямо сейчас, и награда, неважно какая – будь то немедленное освящение, немедленное исполнение силой или немедленное исцеление, – будет вашей. Мы живем в атмосфере всеобщей суеты и спешки, где сама мысль о смиренном послушании, терпеливом ожидании и неуклонном следовании не находит ревностных сторонников. Но путь Христа – это путь постоянного послушания. Вся Его жизнь пронизана им. Он резко возражал против любых зрелищных сверхъестественных явлений (Лк 4:9-12). Он неуклонно следовал планам и замыслам Бога. И хорошо знал, что исполнение их невозможно в некий магический момент.

Более того, Он говорил Своим ученикам, что Его путь должен стать их путем, ибо другого им не дано. Единственный путь к святости – это путь креста. Когда ученики пришли в ужас от картины креста, ожидавшего Его, Он сказал им, что такой же крест ожидает и их. «Если кто хочет идти за Мною, отвертись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф 16:24). В какой-то момент жизни каждому из нас приходится решительно взять свой крест, что всегда является испытанием для человеческой души. Действительно, следование, за Христом и отказ от себя – это ежедневная болезненная и нелегкая реальность, которая наступает не в результате внезапного потрясения или кризиса, а в результате постоянно обновляющегося посвящения и смиренного послушания Богу через исполнение требований, которые Он предъявляет к Своему народу и дает ему для этого силы.

9. Проблемы пасторского служения. 5:11-6:8

Мы уже убедились в том, что в душе автора послания живет истинно пасторское участие. Физически он разлучен со своей церковью и жаждет вернуться к своим овцам (13:23), но духовно связан с ними неразрывно. В этом отрывке мы встречаемся с еще одним авторским отступлением, как бы его «взглядом со стороны». В 5:10 говорилось, что вечное священство Господа Иисуса устроено «по чину Мелхиседека». Воспоминание об этом ветхозаветном персонаже заставляет автора признать неумение его общины питаться «твердой пищей» глубокого христианского учения. Поэтому он несколько отступает здесь от главной темы, чтобы остановиться на трех тесно связанных между собой духовных вопросах, стоящих перед некоторыми из его читателей. Но, читая эти строки, мы внезапно обнаруживаем необыкновенную близость рассматриваемых в них проблем нашему времени.

1. Проблема невежества (5:11-14)

Автор убежден, что корни невежества читателей послания находятся в их лености (5:11). Да и как можно донести до них смысл фразы «по чину Мелхиседека», если они утратили вкус к христианской жизни? Вместо того чтобы углубиться в мудрость христианской доктрины и задуматься над практическим приложением ее к своей жизни, многие из тех первых читателей-христиан стали неспособны слушать. Слово, употребленное здесь в Септуагинте, буквально означает «быть медлительным, инертным или ленивым человеком, нежелающим заниматься серьезным трудом». Оно встречается далее в послании, когда речь идет о «ленивых» христианах, нуждающихся в хорошей встряске (6:12). Здесь говорится о тех, которые отличаются крайне равнодушным отношением к учению Священного Писания и не приучают себя к регулярному, методичному и усердному приобщению к его истинам, не размышляют об их важности для обыденной жизни.

Во-вторых, автор отмечает, что невежество сделало их беспомощными (5:12). Невнимательное отношение к учению Священного Писания привело их к духовной слабости, ибо они остались детьми, вместо того чтобы повзрослеть, учениками – вместо того чтобы быть учителями, христианами, нуждающимися в помощи, вместо того чтобы помогать другим. Апостол Павел упрекал в этом же коринфскую церковь (1Кор 3:1,2). Дело даже не втом, что сами они не получают никакой пользы и помощи, а в том, что другие люди лишены той помощи, которую могли бы получать от них, будь они верными и сильными духом верующими.

Далее, духовное невежество христиан порождает в них легкомыслие (5:13,14). Люди, которые еще не освоили даже основных принципов христианской жизни (ср.: 6:1), не могут обогатить других, ибо их собственная вера слишком слаба, чтобы свидетельствовать и способствовать духовному укреплению других. Они все еще, как дети, требуют молока вместо того, чтобы перейти на более взрослую и разнообразную пищу. Но самым опасным следствием их духовного невежества является то, что они, не познав слово Бога, не способны познать Его разум, Его взгляд на важнейшие доктринальные, этические и духовные проблемы. Его истина заключена в Его слове праведности (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. – Примеч. пер.), и принимающие его научаются различать добро и зло. Это не всем дается легко, и многим приходится воспитывать в себе эти качества (gegymnasmena) так же, как это делают спортсмены в спортивных залах (2Тим 4:7; ср.: 2Пет 2:14). К этой же мысли автор возвращается далее в 12:11, где также говорится о дисциплине

верующих. Разумеется, никто из них не стремился дойти до та-кого убогого духовного состояния, однако это произошло. Говоря о том, что они сделались глухими к Божьему слову, автор употребляет здесь глагол совершенного вида, что означает факт совершенного действия. Какими бы благими намерениями они ни были исполнены вначале, они дошли до своего нынешнего состояния. Ни один верующий не должен пренебрегать этим предупреждением. Многие христиане склонны снижать требования к самим себе только потому, что недооценивают роль христианского наставничества и систематического изучения Библии. Вполне вероятно, что они время от времени читают Библию и произносят быструю молитву, но не понимают, что этого далеко недостаточно. Отвыкая от Божьего слова, они постепенно теряют к нему интерес. Как бы ни был занят христианин, он (она) обязан (обязана) находить возможность для регулярного и серьезного изучения Библии.

2. Сострадательное священство (4:15-5:3)

Мы уже сказали, что стихи послания исполнены радостного утверждения истинности человеческой природы Христа. Он был искушен во всем, чем были испытуемы христиане I в. Конечно, когда автор говорит, что Иисус был испытуем во всем, он не имеет в виду, что в течение Своей жизни Ему пришлось бороться со всеми возможными искушениями. Вряд ли Ему были знакомы специфические женские проблемы, или проблемы людей, состоящих в браке, или трудности пожилых людей, или людей, пострадавших от экономических катаклизмов, или тех, кто живет в мире современных технологий. Тем не менее в первооснове всевозможных искушений, преследующих человека в его многообразном человеческом опыте, имеется ряд базовых искушений или ис-пытаний, с которыми столкнулся и которые победил Иисус. Он познал искушения, которые, если дать им волю, открывают дверь сомнению, отчаянию, богопротивлению, нелюбви к другим людям и эгоистическому сосредоточению на собственных потребностях и желаниях. Вполне возможно, что искушения Христа были тяжелее наших. Согласно комментарию Т. X. Робинсона, «вся Его жизнь была наполнена искушением, и тот факт, что Он обладал силой, которой нет в нас, лишь подтверждает это. Он был самой совершенной и самой яркой личностью из всех известных этому миру, а совершенство Его человеческой природы делало Его уязвимым для самых тяжелых испытаний». Ни один человек из живших ранее или ныне живущих не переживал такого духовного одиночества и не вытерпел такой страшной боли. Именно поэтому Он может помочь нам в тяжелые минуты испытаний. Он знает наши нужды, потому что Сам в полной мере познал давление и ненависть этого безбожного мира.

Если ст. 14 убеждает нас быть верными Христу, тост, ^уверяет, что мы не одиноки. Сила нашего исповедания происходит от Того, Кто произнес Свое исповедание перед Пилатом (1Тим 6:13). Он с точностью знает наши чувства. Уверенность в Его сострадании (2:18) поддерживает нас в тяжелые минуты. Здесь мы встречаемся с одним их важнейших новозаветных наставлений: Да приступаем с дерзновением к престолу благодати. Безмолитвенная жизнь не для нас. В тяжелые минуты жизни мы находим утешение в нашей глубокой уверенности, что «Иисус знает», однако первосвященство Христа открывает нам путь для смелого вхождения вслед за Ним в самое святое место. Только здесь мы получаем милость ляп очищения от вчерашних грехов, и именно здесь мы обретаем благодать для решения наших сегодняшних проблем.

Форсайт утверждал, что отсутствие молитвы есть корень всех грехов. Если мы ежедневно не выделяем времени серьезной и доверительной молитве, значит мы готовы справляться с нашими трудностями самостоятельно, без помощи свыше. Это наихудший вариант человеческого высокомерия. Иисус знал, что должен молиться (Мф 14:23; Мк 1:35; Лк 5:16), и делал это с радостью, несмотря ни на что, и молитвы Его не были тщетны. Пренебрежение молитвой равноценно самой отвратительной форме активного атеизма. Мы говорим, что верим в Бога, но можем обойтись без Него. Это воспитывает в нас легкое отношение к нашим прошлым грехам и пренебрежительное – к нашим нынешним нуждам. Это послание побуждает нас войти в присутствие Бога, Который ждет нас, и Христа, Который понимает нас. Отказываясь от молитвы, мы лишаем себя реального и своевременного источника помощи, потому что для христиан престол благодати является именно таким источником.

Анализируя смысл первосвященства Христа, наш автор рассуждает о сущности иудейского священства. Служение иудейского священника совершалось прежде всего для Бога (главная функция) и затем – для человека (две дополнительные функции). Во-первых, он должен быть призван Богом. Он избирался людьми и назначался на должность священника, потому что совершенно искренне считалось, что такова Божья воля для этого человека – служить Богу и людям ради очищения их от грехов. Во-вторых, он также должен сострадать, «снисходить невеже-ствующим» (не знающим нравственного пути) и «заблуждающим» (знающим этот путь, но пренебрегающим им). Помимо этих двух требований ветхозаветный священник должен был удовлетворять еще одному: осознавать свои собственные нужды. Сострадательное служение возможно, если только священник «сам обложен немощью». Как может он произносить суровые приговоры, возлагать непосильные наказания или предъявлять жесткие требования к другим людям, если знает о своих собственных ежедневных слабостях и грехах. Так что он ни в чем не превосходил других.

Но Иисус был самым сострадательным из всех священнослужителей. Он был назначен Отцом на вечное служение (5:5) и принял на Себя хрупкую человеческую плоть, унизившись на некоторое время перед ангелами (2:9). Он может помочь гораздо больше, чем любой человеческий священнослужитель, потому что последний, даже сострадая другим, все равно остается грешником. Многие из них были по-настоящему святыми и посвященными служителями (Мал 2:4-7; Лк 1:5,6), и, тем не менее, грешными. Иисус не сделал ни одного греха, но постоянно чувствовал возле Себя его ядовитое дыхание и искусно организованные атаки. «Безгрешность Христа вовсе не отменяет слабость человеческой природы, но дает силу для постоянно обновляемой победы над искушением» (Херинг). Иисусу не нужно было приносить жертву за Свои грехи, как должны были делать ветхозаветные священники, но, пройдя сквозь множество горьких испытаний, Он мог понимать наши духовные потребности и результативно удовлетворять их.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Баркли на послание к Евреям, 5 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.