Часть II. Дело Христа 7:1-19

11. Эта загадочная личность — Мелхиседек. 7:1-19

Мы подошли к той части Послания к Евреям, которая современному читателю представляется весьма сложной для понимания. Здесь использована масса незнакомых образов, да и сама форма аргументации кажется несколько непривычной. Во-первых, нас смущает малоизвестность фигуры Мелхиседека, этого далекого ветхозаветного персонажа, а также то, что эта древняя и непонятная личность выступает в качестве прототипа Христа. Прием сопоставления Христа с ветхозаветными персонажами не очень популярен в современном христианском комментарии, и это становится еще более понятным, если мы приглядимся к манере автора обосновывать свою точку зрения и подавать библейский материал.

Прежде всего, надо помнить о том, что, несмотря на непопулярность в наше время используемого автором приема типоло-гизации, он был хорошо знаком его современникам. Чтобы понять, насколько эффективным был этот прием в то время, необходимо учитывать тип мышления тех людей. Некоторая путаность авторского повествования и аргументов не может заслонить благородство его цели: возвеличить Христа максимально доступным для тогдашних людей способом, чтобы донести до них смысл превосходства Его священства по сравнению со священством левитов. Священство Христа было устроено по чину Мелхиседека, что качественно совершенно отличало его от иудейского священства, устроенного по чину Аарона. Первое — вечное и всегда действенное; второе — временное и несовершенное, теперь отмененное по причине немощи и бесполезности.

И здесь мы вновь видим пример уместного и эффективного использования автором ветхозаветного наследия, которое представляет собой не просто графический отпечаток многовековых событий из истории общения Бога со Своим народом на условиях заключенного завета, но все пронизано мыслью о Христе. Как уже говорилось выше, ветхозаветное Писание наполнено пророчествами о Его приходе и радостью, порожденной этим событием. Оно описывает Его земное служение, с точностью предсказывает обстоятельства Его смерти и вечные блага, которые она несет человечеству, а также простирается за свои исторические рамки, раскрывая тайну будущего исполнения ее чудесных обетовании. Автор высоко ценит историческую достоверность, духовную ценность и нравственные уроки Ветхого Завета, но при этом он подходит к этому замечательному материалу уже по-другому-как человек, уполномоченный Божьим Духом сказать что-то еще, что-то новое. Все книги Библии — о Христе. Божий Сын главенствует в обоих заветах. «Следы» Христа оставлены на всех страницах Священного Писания для всех, кто имеет глаза, чтобы их увидеть.

Нам предлагается рассмотреть один ветхозаветный эпизод (Быт 14:17-20), связанный с возвращением Авраама после битвы с хананейскими царями. Авраам, нагруженный трофеями, встречает царя по имени Мелхиседек, который преподносит ему, как победителю, хлеб и вино (это единственная деталь, не упомянутая автором послания, несмотря на присущую ему склонность к максимальной типологической достоверности). Мелхиседек благословляет Авраама во имя Бога и благодарит Бога за его победу. Авраам предлагает ему десятую частьдобычи, и Мелхиседек исчезает из повествования. Единственный раз после этого имя Мелхиседека упоминается в одном очень важном псалме, который также используется автором (Пс 109:4).

Нужно отметить, что приведенный здесь эпизод с Мелхисе-деком имеет не только историческое, но и духовное значение. Оно заключается в том, как Авраам выразил благодарность Богу за помощь в тяжелый момент жизни и в признании превосходства Мелхиседека, который публично исповедал величие Бога, благословил Авраама во имя Его и принял от него десятую часть трофеев. Царственный священник из Салима показал всем, что Бог, сотворивший мир, защищает Своих детей. Подчеркнув это, автор идет дальше. Его главная цель состоит в том, чтобы доказать превосходство священства Христа над священством Аарона. По-видимому, некоторые иудейские христиане, боясь покидать свою поместную церковь, оставляли традиционное законничество и утрачивали культовые черты своей прежней иудейской веры. Автор всеми силами стремится убедить ихвтом, что Иисус превосходит не только ангелов и Моисея, но и все священство Аарона, исторически происходившее из колена Левия. Прежние ссылки на Христа как на священника вовек по чину Мелхиседека (5:6,10; 6:20) теперь увенчиваются исповеданием Его превосходства над всеми. Вовек — вот ключевое слово этой фразы. Осознание вечности и уникальности священства Христа побуждает автора обратиться к пяти родственным темам типологического характера: статус, авторитет, имя, уникальность и превосходство Мелхиседека.

1. Статус Мелхиседека (7:1)

Мелхиседек, как и Христос, был священником. Идея царственного священства кажется нам довольно необычной, но в древнем мире это никого не удивляло. Концепция священства Христа доминирует в центральной части послания. Хотя тщательной проработкой этой концепции отличается только Послание к Евреям, упоминания о священническом служении Христа встречаются во многих местах Нового Завета. Например, апостолы Павел и Иоанн говорят о нынешнем служении Иисуса как нашего Ходатая (Рим 8:34; 1Ин 2:1-2).

2. Авторитет Мелхиседека (7:1)

Мелхиседек, как и Иисус, назван царем. Тема царствования уже была прекрасно представлена автором в гл 1, где говорилось о величии царственного ранга Христа и совершенного Им дела. Теперь, когда Его вечный труд завершен, Он воссел по правую руку великого Бога и принимает поклонение, ибо Он достоин трона, и короны, и всякой чести (Рим 3:26; 5:8-9). Ему по праву принадлежат оба титула — Царя и Первосвященника, ибо, как замечает Хьюз, «как царь Он справедлив, а как священник Он очищает от грехов и ходатайствует за тех, которые верой приняли Его искупительную жертву».

3. Имя Мелхиседека (7:2)

Мелхиседек, как и Христос, есть праведность и мир. Автор расшифровывает имя Мелхиседека как царь праведности (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. В русском переводе — царь правды. — Примеч. пер.). Название местности Салим, где он правил, означает мир. Оба эти качества столь же гармоничны и неразрывны, как и оба титула, ибо, по словам Брюса, «мир с Богом опирается на праведность Бога» (Рим 1:17; 5:1,18-19).

4. Уникальность Мелхиседека (7:3)

Многие исследователи не согласны здесь с авторской манерой толкования текста. Автор особо подчеркивает, что в Книге Бытие отсутствуют родословные данные Мелхиседека, что бросается в глаза на фоне множества генеалогических подробностей, содержащихся в этой книге. Однако автор вовсе не исключает существование родителей Мелхиседека, имена которых просто не упоминаются. Главное, что об этом молчит Священное Писание, а значит, что «и в недомолвках, и в прямых утверждениях» Мелхиседек всегда являет собой «достойную аналогию Христа» (Брюс). В этом смысле царственный священник не подвластен времени и, следовательно, очень похож на Божьего Сына, Который является священником вовек. Нужно заметить, что здесь, как и в других случаях типологизации, не качества Мелхиседека используются для демонстрации достоинств Христа, а как раз наоборот: не Иисус похож на Мелхиседека, а Мелхиседек похож на Господа Иисуса. «Таким образом, Мелхиседек был только копией реальности, носящей имя Христос» (Хоторн).

5. Превосходство Мелхиседека (7:4-10)

Авраам — ключевая фигура иудаизма, отец нации, но при всем своем величии он принес десятину царственному священнику и получил от него благословение, потому что, как говорит автор, меньший благословляется большим. И здесь мы вновь сталкиваемся с несколько непривычной для нас аргументацией, хотя цель ее по-прежнему предельно ясна. Так как левиты были потомками Авраама, то, по мнению автора, все потомство Авраама соучаствовало с ним в процедуре предложения десятины Мелхиседеку. Левий был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его, так что Левий и все его потомственное колено как бы принесли десятину царю-священнику.

А теперь, рассуждает автор, явился священник Иисус, но не из рода левитов и не по чину Аарона, а по чину Мелхиседека. Если бы священническое служение левитов или Аарона было достаточным в духовном отношении, Богу не пришлось бы посылать другого священника, находящегося на духовном уровне Мелхиседека, а не Левия. Иисус принадлежал не колену Левия, а колену Иуды, которое не имело права представлять своих мужчин к служению иудейского священства (7:13-14). Аттестацией подлинности священства Христа является не Его физическое членство в каком-то конкретном колене, что было совершенно законным, а высокая оценка совершенного Им дела, выразившаяся в Его воскресении. Силой жизни непрестающей (7:16) Он живет вечно и является нашим единственным и реальным посредником, священником вовек. Прежний иудейский чин священства отвергнут из-за своей неполноценности, немощи и бесполезности и слабости, ибо закон ничего не довел до совершенства (7:19). Спасительная работа Христа принесла лучшую надежду, и это единственный путь, ведущий нас к Богу.

Нет сомнения, что озлобленные иудейские оппоненты, особенно те, которые вышли из иудейской среды, забрасывали христиан вопросами на эту тему. Они настоятельно требовали конкретного ответа на вопрос: почему священство Христа и Его жертва считаются превосходнее многовековых традиций иудаизма? Наш автор теперь обращается к вопросу: в чем состоит уникальность дела, совершенного Христом? Тема уникальности Христа волновала не только людей I в., но и весьма актуальна для верующих нашего времени. Подобно им, мы такие же грешники, бессильные, лишенные надежды и отделенные от Бога в этом мире (Рим 5:6; Еф 2:12). Дальнейшая цель автора — посвятить центральную часть послания именно этой теме.

12. Высшее священство. 7:20-28

В этом отрывке дано яркое и убедительное толкование некоторых важнейших аспектов Послания к Евреям. Полезно сделать краткий обзор уже рассмотренного ранее материала. Некоторые из первых читателей послания задавались вопросом, не напрасно ли они оставили знакомые и привычные иудейские религиозные обряды и стали христианами. Но автор уверяет их, что они получили «лучшую надежду» (7:19), что священство Иисуса «превосходнейшее» по сравнению с любым иудейским священством, ибо Он есть посредник намного лучшего завета, намного превосходящего старый, потому что он «утвержден на лучших обетованиях» (8:6).

Священство Христа бесконечно выше, превосходнее и эффективнее всего, что эти иудеи-христиане знали до своего обращения, потому что оно основано на клятве, на поручительстве и на священстве.

1. Клятва завета (7:20-21)

Трижды на протяжении гл. 7 автор подчеркивает, что Иисус есть «священник вовек» (7:3,17,21). Для большей убедительности здесь цитируется Псалом 109:4. Это оказывается очень кстати, потому что в псалме содержится клятва Бога. Он клянется, что это выдающееся священство «по чину Мелхиседека» будет вечным и неизменным. Клялся Господь и не изменит Своему слову (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер). Что может быть определеннее? В первой части клятвы объявляется о великом событии: клялся Господь, При этом надо знать, что, по иудейскому понятию, если Бог сказал что-то, оно обязательно исполнится (Быт 1:3; ср.: Лк 7:6-9). Это были не простые слова: в них была сила, приводящая в движение механизм исполнения. Вторая часть клятвы утверждает ее надежность: и не изменит Своему слову. Господь не меняет Своих решений. Поэтому, когда в вечности Он принял служение священства «пред Богом» (2:17), вечность и неколебимость этого служения («священник вовек») была подтверждена Божьей клятвой. Господь Бог сказал, что оно будет продолжаться вовек, значит так и будет.

2. Гарант завета (7:22)

Если Бог так сказал, этого вполне достаточно, но, чтобы убедить христиан из иудеев полностью доверять делу Христа, он рисует новый портрет Иисуса как гаранта лучшего завета. Хотелось бы попристальнее рассмотреть три ключевых слова: лучший, завет и гарант (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. В русской Библии вместо «гарант» использовано слово «поручитель». — Примеч. пер.).

Слово лучший является одним из ключевых в послании. Вначале говорится, что имя Иисуса лучше имен ангелов (1:4), потому что Он есть «Сын Бога». Движимый глубокой пасторской заботой, автор опасается, что некоторые члены церкви скатятся вниз, к тому, что хуже, что временно и частично, тогда как во Христе есть «лучшая надежда», «лучший завет» и «лучшие обетования». Единократная жертва, цена которой — жизнь Христа, является «лучшей жертвой». В результате гонений многие потеряли свои дома и имущество, но они радовались тому, что на небесах они имеют «имущество лучшее». Они возложили свою надежду не на земные материальные ценности, которые в любой момент могут быть разграблены агрессивными соседями, а на «лучший город» (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Даже если бы им пришлось

«выдержать великий подвиг страданий», более тяжкий, чем словесные оскорбления и физическое насилие (10:32-34), и даже положить свои жизни ради Христа (12:4), то и тогда они не оказались бы в проигрыше, потому что знают, что получат «лучшее воскресение» (11:35). В борьбе с притеснениями они уповают не на материальные или нравственные ценности и даже не на свое духовное единство — они полагаются исключительно на кровь Христа, которая говорит «лучше», чем кровь Авеля (12:24). Она милосердно говорит им об искуплении, очищении, прощении и открывшемся доступе в небесную обитель (9:12,14,26; 10:19-22), наполняет их души миром и радостью.

Завет — еще одно из важнейших слов, превалирующих в словаре автора послания. Оно появляется впервые в этом отрывке. В гл. 8 и 9 это слово (diatheke) будет сопровождать все повествование. Оно употребляется в послании в двух значениях: чаще всего diatheke подразумевает завет Бога с нами. В ветхозаветные времена, например, соглашения заключались между двумя царями, которые договаривались в них об условиях мира или распределения земель. В таких обстоятельствах взаимная договоренность была просто необходима. Но в случае завета Бога с нами перевести это слово как «соглашение» было бы неверно, поскольку в Божьем diatheke инициатива принадлежит не нам, а Богу. В Своей милосердной благости Бог вошел в завет с нами посредством заслуг, достоинств и дела Своего Сына. В послании под словом diatheke подразумевается «лучший», «новый» и «вечный» завет (8:8,13; 9:15; 13:20). Тема завета будет разработана автором позднее, и мы сейчас отложим ее обсуждение.

Гарант, или поручитель (engyos), — очень интересное слово, впервые появляющееся только в этом тексте Нового Завета. Уэст-котт замечает, что гарант «обычно гарантирует будущее исполнение чего-либо, однако здесь Вознесенный Христос свидетельствует о том, что уже имеется в наличии, то есть гарантия относится не к будущему времени, а к настоящему, хотя и ныне невидимому». В греческом тексте имя «Иисус» обычно занимает самую выразительную позицию — в конце предложения: «гарант есть Иисус».Таким образом вновь выделяется человеческое имя Христа. Наш поручитель знает наши нужды, потому что жил среди нас, но сегодня Он сидит в присутствии Бога как наш истинный гарант. В классической литературе слово engyos обозначало человека, гарантировавшего выполнение юридических обязательств. Послание говорит нам о том, что Иисус на небе «сегодня действует в качестве гаранта и ходатая за тех, которые на земле ожидают покоя, обещанного Божьему народу».

3. Священник завета (7:23-28)

В сущности, в этом отрывке даны три портрета Христа: как нашего нынешнего гаранта, нашего вечного священника и нашей живой жертвы. Наше внимание направляется на священническую миссию Христа и, в частности, на ее превосходство над иудейским священством. Перед нами раскрываются пять важнейших качеств Его личности и Его свершения: непреходящая исн-ность совершенного Им дела, безграничная сила, нынешнее служение, безгрешность Его природы и Его совершенная жертва.

1)Его бесценное дело (7:23-24)

Веками тысячи священников служили еврейскому народу. Каким бы преданным ни был священник своему деле, в любом случае смерть была его итогом. Но Иисус имеет священство непреходящее, потому что Он пребывает вечно. По этой причине Он может «всегда спасать приходящих чрез Него к Богу» (7:25). Возможно, некоторые из тех христиан были готовы признать власть Христа во время Его земного служения, когда живое слово истины было «сначала проповедано Господом» с такой силой или когда духовные благословения изобиловали при служении первых апостолов, а также когда апостольское благовестие сопровождалось «знамениями и чудесами» (2:3,4). Но с тех пор многое изменилось. Усилились гонения. Никто не сомневался в спасительной силе Христа в те ранние времена, но может ли Он спасать сейчас! Да, Он может спасать «всегда», говорит нам автор послания. То, что Он совершил ради нас, вечно.

2) Его безмерная сила (7:25а)

Это слово навсегда (eis to panicles) можно перевести как «совершенно» (NIV), «полностью» или «абсолютно» (NEB). Здесь вновь речь идет о безграничной спасающей силе жертвы Христа. Его власть безгранична, и Его жизнь бесконечна. Он способен спасать Своих людей полностью и совершенно, и Ему для этого не требуется никаких дополнений. Они спасены не своей маленькой верой и не своими маленькими делами, но это Его достижение и Его победа, и, более того, Он способен спасать их сегодня. Здесь большое значение имеет форма глагольного времени; это глагол настоящего времени (sцzein). Это, по словам Уэсткотта, означает, что «помощь приходит всегда в момент испытаний».

3) Его нынешнее служение (7:25б)

Хотя в послании уделяется огромное внимание вечной искупительной жертве Христа, совершенной на века, оно также много говорит о том, что Он делает для Своего народа сегодня. Сегодня, когда дело искупления завершено, Он помогает нам Своим ходатайственным служением. День за днем, час за часом Христос молится за нас. Мы должны уделить особое внимание этой стороне нынешнего служения Христа и рассмотреть ее в связи с иудейскими религиозными представлениями, о которых говорится в послании.

Раввины считали, что служение ходатайства за людей было доверено ангелам, в частности, Михаилу Архангелу. Но здесь Христос изображается как священник, выполняющий заступническую функцию, которая намного превосходит служение ангелов в иудейской традиции. Он ходатайствует за нас с большим пониманием и состраданием, чем ангелы, потому что на собственном опыте знает наши скорби и испытания. Он ходатайствует за нас результативно, потому что, в отличие от ангелов, Он силен удовлетворять наши нужды.

В Своем земном служении Иисус молился за Своих друзей (Лк 22:32; Ин 17:9,15). Первые христиане радовались при мысли о том, что Его ходатайственное служение не ограничилось Его жизнью на земле, но продолжается на небесах (Рим 8:33; ср.: Ис 53:12).

4) Его безгрешная природа (7:26)

Даже самые посвященные служители старого завета не были святыми и нарушали закон. Несмотря на то что они, по своему призванию, должны были вести чистую и безгрешную жизнь (Мал 2:4-7), они все же оставались грешниками по своей природе. Для прежнего священства особое значение имело внешнее очищение и ритуальная чистота, но священство Христа выше, потому что оно несете собой внутреннюю, моральную чистоту и святость. Его жизнь среди людей и Его нынешняя слава описываются рядом выразительных определений. Христос прожил святую жизнь (Деян 2:27; 3:13-14), которая была полностью отделена для исполнения Божьего плана и поэтому абсолютно угодна Отцу. Он прожил непорочную жизнь, абсолютно безвинную, ни разу не оскверненную нравственной нечистотой (1Пет 2:22). Он был непричастен злу, никакая внешняя грязь не могла извратить святую красоту Его облика. Он прожил жизнь, отделенную от греха, и, хотя Он свободно ходил среди нас и при этом любил нас, Он был безгранично предан воле Бога и поэтому никакой контакт с грешниками не мог испачкать Его. А сейчас Он жив превознесенной жизнью; Он прошел сквозь небеса к трону Бога, и Бог поставил Свою печать одобрения на исполненном Христом деле. Своей прекрасной жизнью, Своей искупительной жертвой, которая продолжает спасать нас и сегодня, Он совершенно угодил Своему Отцу, поскольку полностью исполнил Его волю (1Пет 3:18-22).

5) Его совершенная жертва (7:27-28)

Иисус не только совершенный священник, но и совершенная жертва. В послании Христос представлен священником, жертвой, жертвенником и даже «завесой», которая разорвалась в ту пятницу, чтобы открыть всем доступ к Богу (10:19; Мк 15:38).

Иудейский священник при жертвоприношении проливал кровь животных как за себя, так и за своих современников (9:6-7). Христос принес в жертву Себя Самого, а не кровь животных, причем Он сделал это не ради Себя, а ради других. Кроме того, прежние жертвы должны были приноситься постоянно. Ежедневные жертвы приносились для искупления грехов (Лев 4:1) вне связи с ежегодным Днем искупления. Закон не требовал ежедневных жертвоприношений, однако они были необходимы для очищения некоторых согрешивших людей. Этот обряд был предназначен для покрытия неумышленных грехов, от которых можно было таким образом избавляться как от «ежедневного бремени» (Брюс). Жертва Христа уникальна, потому что вечна, потому что чиста и непорочна, потому что жива и действенна и потому что бесценна. Он совершил это однажды, принесши в жертву Себя Самого.

Людям, живущим под законом, приходилось довольствоваться услугами священников, которые были такими же слабыми и грешными людьми, как они сами. Но наш Первосвященник, в отличие от них, чист и непорочен, на веки совершенный. Теодо-рико, итальянский комментатор, назвал последние стихи «гимном Первосвященнику... который, как всплеск радости, вырвался из груди человечества, нашедшего, наконец, священника, способного понять его слабости и прийти на помощь, такого близкого, такого чистого, не нуждающегося ни в каком очищении, но способного искупить нашу вину».

Заключение

Из всех практических аспектов, с которыми ассоциируются рассмотренные нами стихи, мы выберем только два, наиболее достойных внимания. Как христиане, мы признаем две концепции нашей практической веры: мы верим слову Бога и мы признаем дело Христа.

1) Мы верим слову Бога

«Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек» (7:21). Мы уже знаем, что Послание к Евреям посвящено двум темам:слово Бога (гл. 1-6 и 11-13) и дело Христа (гл. 7-10). Слово Бога абсолютно надежно. Он не сомневается и не меняет Своих решений (Ис 40:8; Мал 3:6; Иак 1:17). Другими словами, наше вечное спасение не зависит ни от наших меняющихся эмоций, ни от нашего непрочного опыта. Вся наша уверенность — в Боге, Который всегда верен Своему слову. Христос — наш священник вовек. Иногда мы очень разочаровываем Его, но Он не прогоняет нас прочь. Бог верен Своему слову, и во все времена Иисус как священникслужиттем, которые любят Его и доверяют Ему. Мы — Его братья, и мы — Его дом. Мы принадлежим царству, которое никогда не поколеблется. Бог есть наш любящий Отец (12:5-9,28), а Христос есть наш вечный священник. В тяжелые времена сомнений мы, ободряемые стихами послания, можем положиться на слово Бога и еще раз вспомнить, что, даже несмотря на непостоянство наших чувств и переменчивость наших обстоятельств, Его Сын является нашим священником вовек, ибо Он поклялся в этом.

2) Мы признаем дело Христа

Невозможно сдержать восхищение и благоговейный трепет, заполняющие душу всякий раз при чтении текста послания, в котором говорится, что на кресте «однажды» и «навсегда» Христос разрешил тройственную проблему человечества: греха, смерти и дьявола. Мы спасены, но это вопрос не только нашего духовного опыта. В послании утверждается, что спасение есть дело нашей сегодняшней жизни, нашего нынешнего, постоянно обновляющегося духовного опыта. Он всегда может сохранить в безопасности (sozein) тех, которые приходят к Богу через Него (7:25). Как замечает Уэсткотт, главная мысль состоит в том, что «спасение максимально реализуется в тех, которые приняли евангельскую весть».

Это современное содержание концепции спасения иногда совершенно невольно умаляется в евангельских проповедях и христианской деятельности. Мы так часто увлекаемся толкованиями идеи «завершенности дела Христа» в ракурсе его вечного значения, что забываем о его эффективном действии в современной жизни. Мы все время обращаемся к тому моменту, когда мы были «спасены» (Рим 8:24; Еф 2:5; 2Тим 1:9; Тит 3:5). Но Новый Завет решительно настаивает на реальности нынешнего спасения. Апостол Павел в своем послании к коринфской церкви радовался тому, что они «спасаются» (1Кор 1:18; 2Кор 2:15), несмотря на распущенность и безнравственность окружавшего их древнегреческого общества. Сила спасения не ограничена славными моментами нашего обращения. Христос спасает Своих людей каждый день. «Вождь» нашего спасения ведет спасаемых к вечной славе путем очищения. Да, мы спасены, но мы продолжаем спасаться, и мы будем спасены. Наше нынешнее спасение — во Христе, но мы обязаны сохранить это благословение и остаться теми, кто мы есть. Автор послания уверен, что Христос может спасать людей от греха, страха, непокорности, отступничества и уныния. Он есть исполнитель их вечного спасения (5:9), а это значит, что Он есть источник их нынешнего спасения. Он спасает нас не только в момент первоначального посвящения, но день заднем и час за часом. Мы должны постоянно обновляться в нашем доверии к Нему и быть уверенными, что Он никогда не подведет нас.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Баркли на послание к Евреям, 7 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.