3. Божье слово о будущем: верное обещание (4:1−13)

Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим. 2 Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших. З А входим в покоимы уверовавшие, так как Он сказал: «Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в покой Мой», хотя дела Его были совершены еще в начале мира. 4 Ибо негде сказано о седьмом дне так: «и почил Бог в день седьмый от всех дел Своих». 5 И еще здесь: «не войдут в покой Мой», 6 Итак, как некоторым остается войти в него, а те, которым прежде возвещено, не вошли в него за непокорность, 7 То еще определяет некоторый день, «ныне», говоря чрез Давида, после столь долгого времени, как выше сказано: «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших». 8 Ибо, если бы Иисус Новин доставил им покой, то не было бы сказано после того о другом дне. 9 Посему для народа Божия еще остается субботство. 10 Ибо, кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих. 11 Итак постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность.

Напомнив своим читателям идею обещанного Богом покоя, автор теперь говорит, что понятие «покой» не ограничено историческими рамками тогдашних событий в Ханаане. Истинный «покой», говорит Бог, еще не наступил, ибо он принадлежит будущему. Разумеется, никто не думал тогда, что обещанным «покоем» является земля Ханаана, потому что Давид писал об этом с надеждой значительно позднее (Пс 94:11), а иудейский народ уже в значительной мере укоренился в той земле к моменту появления этого псалма. Когда Бог закончил процесс творения, Он удалился на покой, и Он также хочет, чтобы в конце всего все Его люди вошли в этот покой. Это милостивое обетование до сих пор живо, и приглашение остается в силе, однако надо помнить, что существует цена вхождения в него, и довольно высокая. Совершая свое странствие, нам нужно внимательно вглядываться вперед. Но не следует заблуждаться — невозможно достичь цели нашего странствия хорошими делами (Еф 2:8−9), поскольку это Божественный дар верному и послушному страннику в конце его дней, когда он успокоится от дел своих, как и Бог от Своих.

Этот обещанный «покой» иногда истолковывают как нынешний покой, в котором пребывает освященный верующий. Некоторые движения «за святость» обычно обращаются к этим двум главам с целью подкрепления своего учения. Они настаивают на необходимости «второго благословения» христиан. Образ исхода используется здесь, чтобы напомнить, что при обращении верующий с благодарностью оставляет греховный Египет, однако он еще не освятился настолько, чтобы войти в обетованный ханаанский «покой». Если бы под словом «покой» в этом учении понимался нынешний мир в душе христианина, то кто бы возразил против такой версии? Да, Бог дает Своим людям внутренний мир, однако образ «покоя» ассоциируется с чем-то большим, чем просто нынешнее освящение верующего. Уж слишком напоминает эта теория небезызвестную концепцию «живи спокойно, и пусть Бог делает, что хочет». Иными словами, чтобы стать освященным христианином, достаточно полностью расслабиться психологически и оставить всякие попытки нравственного совершенствования. Согласно этой теории, все это делает за нас Бог, а от нас требуется только вера. Совершенно верно, что мы не можем достичь святости своими усилиями, даже самыми отчаянными. Святость дает Бог. Но также верно и то, что невозможно уподобиться Христу в обыденной жизни, ничего не делая для этого. Быть христианином нелегко и ответственно. Верующие должны «стараться» войти в покой Бога (4:11). Это слово (в английском переводе Библии — strive, «прилагать особые усилия». — Примеч. пер.) подразумевает напряженную концентрацию энергии и сил, необходимых для достижения желаемой цели. Отсюда следует, что мы должны мобилизовать все, что имеем, не забывая при этом, что «все наши достоинства, и все наши победы, и вся наша святость от Него одного исходят» (H. Auber, ”Our blest Redeemer, ere he breathed”.). Желание жить для Христа дано нам Богом. Неверующим неведомо это стремление. Бог в Своем слове ясно говорит о нашей ежедневной зависимости от Него. Наша сила для борьбы с искушениями тоже происходит от Святого Духа, Который по милости Божьей живет в нас. В этом смысле все исходит от Него. Однако нельзя опрометчиво называть христианскую жизнь «покоем». Наконец, были же в той земле великие люди! Иисус Навин и его современники очень скоро поняли, что жизнь в Ханаане требовала мужественных героев, а не расслабленных наблюдателей.

Современные христиане, как странники в этом мире, должны понимать, что, согласно данному отрывку из послания, недостаточно исповедовать номинальную верность христианской истине или выражать свою веру периодическими лобзаниями на собраниях и богослужениях. Наша посвященность должна быть искренней и истинной, а это возможно только потому, что Бог говорит нам об этом и видит все:

Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. 13 И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет.

1) Слово Бога (4:12)

Если Бог так ясно говорил Своему народу, значит легкомысленное отношение к Его слову недопустимо и ошибочно. В нем запечатлены великие события прошлого, и этот фактор немаловажен, а особенно для этого послания. Но Божье слово — это нечто неизмеримо более великое, чем обычная историческая летопись. Ключевым словом здесь можно считать «сегодня». Бог говорит к нам через Свое живое слово каждый день (3:7,15). Именно «сегодня» (4:7; рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.) Он обновляет Свой призыв, простирает Свои обетования и повторяет Свои предостережения. Его слово не только живет, оно действует. Оно по-прежнему актуально и эффективно работает сегодня. Оно приводит в исполнение Его суверенную волю и Его замыслы (Ис. 55:11). Его слово исполнено энергии и подобно острому мечу, беспрепятственно проникающему в любую субстанцию. Меч слова (Ис 49:2; Еф 6:17; Откр 1:16; Откр 2:12) глубоко проникаете человеческое сердце и разум. Оно способно достигать таких глубин сердца, куда не доходит пустой звон и шум этого мира и где не слышны ничьи голоса. Это слово проникновеннее любого человеческого, даже самого замечательного голоса. Оно проникает в «самые укромные уголки нашего духовного существа и выносит на свет все подсознательные мотивы сердца» (Брюс).

2) Природа Бога

Эта тема естественным образом вытекает из всего сказанного выше. Бог использует Свое слово, чтобы достичь упрямого и непокорного человеческого сердца, потому что знает, как оно нуждается в этом слове. Он вглядывается сквозь тонкую завесу внешней набожности и видит истинные мысли. Он способен испытывать человека на искренность. Ничто не скроется от Его проницательного взгляда, и все открыто ему. Поэтому так нелепо наше притворство и так отвратительно наше лицемерие. В словах Ему дадим отчет очень точно передан смысл будущей участи человека, который, нравится ему это или нет, неудержимо движется ей навстречу. Благая весть о нашем Вожде и Священнике жива и действенна сегодня. Христос полностью исполнил Свою миссию ради человека, а мы, со своей стороны, призваны верить, подчиняться и делиться с другими этим словом преизобилующей жизни.

8. Великий Первосвященник. 4:14 — 5:10

Божье слово раскрывает сущность человека. Природа Бога такова, что все открыто Его мудрому и всепроникающему взгляду. Человек, лишенный своих лживых гарантий и бутафорской защиты, оказывается перед Богом таким, каким он был всегда и каков он есть сегодня. Так обнаруживает себя греховная и слабая личность. Что делать человеку со своей виной перед Богом? Даже если он очищен от греха и вступил на новый для него путь странника, где ему взять силы, чтобы идти по нему? Он нуждается в помощи. И здесь автор обращается к теме огромной важности — нынешнего ходатайственного служения Господа Иисуса, — чтобы провозгласить четыре грандиозных истины о нашем Первосвященнике великом: Он прошел небеса; Он способен сострадать нам; Он научен послушанию; Он стал источником нашего вечного спасения. Таковы четыре важнейших аспекта священства Христа.

1. Победоносное священство (4:14)

Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.

Дело, совершенное Христом, уже названо в послании триумфальным и победоносным достижением цели (2:9,14−18), и теперь эти положения представлены в виде необычайно богатого по содержанию христианского исповедания — мы имеем Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия. Автор повторяет свое утверждение, что священническая миссия закончилась с завершением дела Христа, принята Богом и эффективно работает в людях. Иисус прошел небеса. Над всеми прочими идеями доминирует идея торжества дела Христа, Его триумфального вознесения и вечной славы. Превознесение Христа — вот главная тема для автора послания. Утверждая это великое исповедание веры, он говорит, что для того чтобы приобрести победоносное священство в результате завершения великого дела преобразования людей, Иисусу пришлось стать великим и уникальным священником-человеком.

Во-первых, Христос назван великим священником. Он намного превосходит всех Своих предшественников, ибо их служение несравнимо с Его трудом ни по своему масштабу, ни по своей сущности, ни по своей ценности, ни по своему результату. Он один поистине «велик».

Во-вторых, Христос — человеческий священник. Имя Того, Кто прошел небеса, — «Иисус». Человеческое имя Христа, так часто звучащее со страниц этого послания, упоминается также в контексте Его триумфального вознесения: на небе сейчас находится человек, который понимает нас и знает наши скорби.

В-третьих, Он, как священник, уникален, ибо Он есть Сын Божий. Его Божественность, как и Его человечность — одна из главных тем послания. Начавшись в первых стихах, она продолжает развиваться и комментироваться. Здесь слышится и предупреждение об опасности, которой чревато отрицание этой истины, и радостная уверенность, которая происходит от безусловного доверия к ней.

Три перечисленные качества (величие, человечность и Божественность) составляют важнейшую сущность победоносного дела Христа. Ни один другой священник не смог бы сокрушить силу греха, смерти и дьявола. Тот факт, что Он прошел небеса и «воссел одесную престола величия на высоте», означает, что дело спасения человечества завершено. Оно совершилось «однажды» (9:26), то есть раз и навсегда. Эта мысль преобладает на страницах послания. Вознесение Христа было не просто эффектным завершением земного служения Иисуса. Это было явно Божье действие, засвидетельствовавшее Его одобрение и прославление Сына. Борьба окончена. Победа одержана. Дело сделано. Исполняя свое служение, многочисленные иудейские священники в течение многих веков входили за завесу в обычном небольшом святилище или храме, но Иисус Сам вошел в присутствие Бога.

Далее автор говорит, что наследники этой победы не имеют права на малодушие. Исповедание веры — вот наше бесценное сокровище, которое нельзя легко отбросить или запросто отказаться от него. Оно придает жизни смысл. В течение веков сотни мужчин и женщин были готовы умереть за него. Именно первым христианам адресовано наставление твердо держаться своего исповедания. В этом звучит не только призыв к долготерпению, но и поощрение к бесстрашному свидетельству веры — не позволить никому украсть ее, открыто ее демонстрировать, твердо и неколебимо ее держаться. Чтобы стать великим и во всех отношениях совершенным священником, Иисус пострадал «вне врат». Так же и мы должны быть готовы идти во враждебный, ненавидящий и отрицающий Христа мир, «нося Его поругание» (13:12−13).

2. Сострадательное священство (4:15 — 5:3)

Мы уже сказали, что стихи послания исполнены радостного утверждения истинности человеческой природы Христа. Он был искушен во всем, чем были испытуемы христиане I в. Конечно, когда автор говорит, что Иисус был испытуем во всем, он не имеет в виду, что в течение Своей жизни Ему пришлось бороться со всеми возможными искушениями. Вряд ли Ему были знакомы специфические женские проблемы, или проблемы людей, состоящих в браке, или трудности пожилых людей, или людей, пострадавших от экономических катаклизмов, или тех, кто живет в мире современных технологий. Тем не менее в первооснове всевозможных искушений, преследующих человека в его многообразном человеческом опыте, имеется ряд базовых искушений или ис-пытаний, с которыми столкнулся и которые победил Иисус. Он познал искушения, которые, если дать им волю, открывают дверь сомнению, отчаянию, богопротивлению, нелюбви к другим людям и эгоистическому сосредоточению на собственных потребностях и желаниях. Вполне возможно, что искушения Христа были тяжелее наших. Согласно комментарию Т. X. Робинсона, «вся Его жизнь была наполнена искушением, и тот факт, что Он обладал силой, которой нет в нас, лишь подтверждает это. Он был самой совершенной и самой яркой личностью из всех известных этому миру, а совершенство Его человеческой природы делало Его уязвимым для самых тяжелых испытаний». Ни один человек из живших ранее или ныне живущих не переживал такого духовного одиночества и не вытерпел такой страшной боли. Именно поэтому Он может помочь нам в тяжелые минуты испытаний. Он знает наши нужды, потому что Сам в полной мере познал давление и ненависть этого безбожного мира.

Если ст. 14 убеждает нас быть верными Христу, то ст. 15 уверяет, что мы не одиноки. Сила нашего исповедания происходит от Того, Кто произнес Свое исповедание перед Пилатом (1Тим 6:13). Он с точностью знает наши чувства. Уверенность в Его сострадании (2:18) поддерживает нас в тяжелые минуты. Здесь мы встречаемся с одним из важнейших новозаветных наставлений: Да приступаем с дерзновением к престолу благодати. Безмолитвенная жизнь не для нас. В тяжелые минуты жизни мы находим утешение в нашей глубокой уверенности, что «Иисус знает», однако первосвященство Христа открывает нам путь для смелого вхождения вслед за Ним в самое святое место. Только здесь мы получаем милость для очищения от вчерашних грехов, и именно здесь мы обретаем благодать для решения наших сегодняшних проблем.

Форсайт утверждал, что отсутствие молитвы есть корень всех грехов. Если мы ежедневно не выделяем времени серьезной и доверительной молитве, значит мы готовы справляться с нашими трудностями самостоятельно, без помощи свыше. Это наихудший вариант человеческого высокомерия. Иисус знал, что должен молиться (Мф 14:23; Мк 1:35; Лк 5:16), и делал это с радостью, несмотря ни на что, и молитвы Его не были тщетны. Пренебрежение молитвой равноценно самой отвратительной форме активного атеизма. Мы говорим, что верим в Бога, но можем обойтись без Него. Это воспитывает в нас легкое отношение к нашим прошлым грехам и пренебрежительное — к нашим нынешним нуждам. Это послание побуждает нас войти в присутствие Бога, Который ждет нас, и Христа, Который понимает нас. Отказываясь от молитвы, мы лишаем себя реального и своевременного источника помощи, потому что для христиан престол благодати является именно таким источником.

Анализируя смысл первосвященства Христа, наш автор рассуждает о сущности иудейского священства. Служение иудейского священника совершалось прежде всего для Бога (главная функция) и затем — для человека (две дополнительные функции). Во-первых, он должен быть призван Богом. Он избирался людьми и назначался на должность священника, потому что совершенно искренне считалось, что такова Божья воля для этого человека — служить Богу и людям ради очищения их от грехов. Во-вторых, он также должен сострадать, «снисходить невеже-ствующим» (не знающим нравственного пути) и «заблуждаю-щим» (знающим этот путь, но пренебрегающим им). Помимо этих двух требований ветхозаветный священник должен был удовлетворять еще одному: осознавать свои собственные нужды. Сострадательное служение возможно, если только священник «сам обложен немощью». Как может он произносить суровые приговоры, возлагать непосильные наказания или предъявлять жесткие требования к другим людям, если знает о своих собственных ежедневных слабостях и грехах. Так что он ни в чем не превосходил других.

Но Иисус был самым сострадательным из всех священнослужителей. Он был назначен Отцом на вечное служение (5:5) и принял на Себя хрупкую человеческую плоть, унизившись на некоторое время перед ангелами (2:9). Он может помочь гораздо больше, чем любой человеческий священнослужитель, потому что последний, даже сострадая другим, все равно остается грешником. Многие из них были по-настоящему святыми и посвященными служителями (Мал 2:4−7; Лк 1:5−6), и, тем не менее, грешными. Иисус не сделал ни одного греха, но постоянно чувствовал возле Себя его ядовитое дыхание и искусно организованные атаки. «Безгрешность Христа вовсе не отменяет слабость человеческой природы, но дает силу для постоянно обновляемой победы над искушением» (Херинг). Иисусу не нужно было приносить жертву за Свои грехи, как должны были делать ветхозаветные священники, но, пройдя сквозь множество горьких испытаний, Он мог понимать наши духовные потребности и результативно удовлетворять их.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Баркли на послание к Евреям, 4 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.