3. Великая цена нашего спасения (10:5-10)

В рассматриваемых главах истинность нового завета подтверждается пророчествами, и цитата из Иер 31 следует вплоть до самого конца основной части послания (10:16-17). Здесь автор обращается от пророчеств к псалмам и вкладывает трогательные слова Псалма 39 в уста Господа Иисуса при Его воплощении. Пророчества Иеремии предвосхищали появление нового завета; цитаты из Псалма 39 говорят о будущей совершенной жертве. В этих строках запечатлено великое и прекрасное событие: беседа Господа Иисуса с Отцом, из которой становится ясно, что Бог не желает больше бесконечных и безличных жертв старого завета. Богу намного приятнее принять одну жертву, но от Того, Кто ищет исполнения Его воли. Автор не устает обращаться к ветхозаветному Писанию, одинаково почитаемому и иудеями, и христианами, как к свидетельству, что с жертвой Христа пришло что-то лучшее по сравнению с прежними приношениями, всесожжениями и жертвами за грех.

Что же стоит за строками псалма, говорящими о том, что эти жертвы были неугодны (10:5) Богу и не радовали Его (10:8)? Ведь Бог Сам установил старозаветную систему жертвоприношений. Очевидна прямая связь между смыслом этих строк и поразительными пророчествами, которые были провозглашены целым рядом ветхозаветных пророков. Например, Иеремия говорил, что в тот день, когда евреи были выведены из Египта, Бог приказал им: «Слушайтесь гласа Моего!» Это значит, что жертва не заменяет послушания. Богу не нужна жертва, за которой не стоит любовь и преданность (Иер 7:21-23; Цар. 15-22; Ос 6:6). Его благосклонность не покупается подарками. В Своем завете Он ищет любви, праведной жизни и смиренного сердца (Мих 6:6-8; Ис 1:10-20; Пс 50:18-19). Вот как сказал об этом Уэсткотт: «Сами по себе... жертвы не доставляют Богу удовлетворения. Их ценность определяется тем, о чем они свидетельствуют и что представляют».

Цитируя Псалом 39, автор, как обычно, пользуется текстом Септуагинты, который допускает свой вариант перевода. ВСеп-туагинте Пс 39:7 переводится с древнееврейского не «Ты открыл мне уши», а «тело приготовил Мне». Некоторые комментаторы увидели в этом действии — «открытии ушей» — связь с прокалыванием уха раба из Исх 21:6 и Втор 15:17, что является символом покорности раба своему господину, которому этот раб предан и покидать которого не желает. Как бы то ни было, но «открытое ухо» и «приготовленное тело» подразумевают в итоге одно: Христос открыл Свое ухо и предоставил Свое тело в полное распоряжение Бога. Его неизменным желанием было исполнение всего, что было записано в пророчествах Писания. «Свиток книжный» означал свиток статей закона. Христос знал, что в законе идеально точно запечатлен план Бога на всю Его жизнь, и Он был исполнен решимости привести этот план в исполнение, что было возможно только при условии абсолютного послушания. Он отдал Свое тело ради достижения цели Бога. Христос пришел исполнить Божью волю, и по сей-то воле освящены мы. Автор вновь ведет нас в Гефсиманию («Не Моя воля, но Твоя»), чтобы напомнить о великой цели нашего освяшения. Это чистое и непорочное тело (7:26) было принесено в жертву ради нас однажды и навсегда. Предложение завершается все тем же выразительным и драматичным напоминанием (ерпарах) о единократном принесении тела Иисуса Христа. Слово единократый характеризует здесь не только принесенную жертву, но и то освящение, которое она принесла с собой. Смерть Христа не просто освобождает от вины, она дает нечто намного большее — мы освящены. Надо сказать, что глагол здесь имеет форму совершенного вида, что значит фактическую законченность действия. Наше освящение полностью и совершенно исполнено Христом навсегда.


4. Жертва, освятившая нас (10:11-18)

Апостол Павел считает, что человек должен ешь праведным перед Богом, а вот автор Послания к Евреям считает самым важным для человека очищение перед Богом. Проблема очищения и освящения уходит корнями в ветхозаветное святилище и храм, чему автор послания уделяет особое внимание. Согласно иудейским религиозным законам, определенные вещи, люди и дни должны были очищаться (hegiasmenoi), но не ради физической чистоты, а чтобы очиститься «для Божьего употребления», чтобы стать «отделенными», «святыми» исключительно для исполнения Его воли. В этих стихах утверждается, что наше освящение совершено Христом и запечатлено в слове Святым Духом.

1) Завершенное дело Христа (10:11-14)

В последней части этого чрезвычайно важного в доктриналь-ном отношении отрывка мы вновь видим поразительно контрастные картины, отражающие содержание авторской позиции, выраженной в данном послании. Ветхозаветные священники стояли (10:11) в Божьем присутствии и никогда не могли закончить свое дело. Христос же сидит по правую руку Бога, ибо Его работа закончена (10:12). Они предлагали свои жертвы непрестанно; Он же принес одну-единственную жертву, живую и действенную, навсегда. Жертвы священников не могли никогда... истребить грехов, но Его жертва была принесена за грехи и ради нашего освящения. Несколько ранее наше освящение было названо совершившимся фактом, то есть мы «освящены» (10:10), а в 10:14 и 2:11 освящение рассматривается как продолжающийся процесс, когда «...единственной жертвой Он навсегда сделал совершенными тех, которые продолжают освящаться» (NIV).

Но всегда найдутся те, которые не захотят воспользоваться плодами Его освящающего жертвенного труда, и, вместо того чтобы, очистившись от греха Его жертвой, поклониться Ему, они становятся Его упорными врагами. Может быть, эта повторная ссылка на Пс 109:1 (ср.: 8:1) объясняется желанием автора напомнить читателям, что не все люди хотят найти в лице Христадруга. Вслед за этим стихом следует новый, очень серьезный пассаж (10:26 и дал.); в нем говорится об устрашающей участи отступников, которые узнают, каково впасть в руки живого Бога (10:29-31).

2) Неувядаемое слово Святого Духа (10:15-18)

Бог говорил не только в прошлом. Согласно этим стихам, Святой Дух свидетельствует нам об этом и сегодня. И вновь звучат пророческие слова Иеремии о новом завете (Иер 31:31-34). В гл. 8, где речь шла о новых важнейших свершениях Христа, автор тоже цитировал эти строки. В данном же отрывке подчеркивается не только новизна, но и совершенство Его дел. Сущность новых взаимоотношений между человеком и Богом состоит в следующем: мы стремимся помнить то (10:15,16), что Бог забыл и не вспоминает (10:17).

Если освящение действительно происходит в нашей жизни, мы будем постоянно нуждаться в действии Святого Духа (10:15), которое оживляло бы в нас слово, записанное в наших сердцах. В старозаветное время слово закона было записано снаружи, на каменных скрижалях, но сокровища нового, Божьего Израиля записаны в сердцах. Святой Дух не только говорит нам, как поступать, но и дает для этого силы (Деян 1:8; Еф 3:16).

Самое драгоценное обещание, передаваемое нам через слово, это обещание прощения: И грехов их и беззаконий их не воспомяну более. На этом заканчивается важнейшая тема превосходства личности и дела Христа. Если во Христе мы получаем такое великое прощение, такую уверенность и такой результат, то очевидно, что отпадает всякая необходимость в прежней системе жертвоприношения. Эти жертвы становятся не просто излишними, — они умаляют цену той единственной жертвы, которая угодна Богу и спасительна для человека.

Заключение

В этом разделе мы напомним читателю о трек практических вещах, имеющих огромное значение для христианской жизни; понимание святости Бога, осознание своей ответственности перед Богом и отношение к возвращению Христа.

1) Святость Бога

Для того чтобы не снижались наши нравственные стандарты, мы должны всегда помнить самое главное. Старый закон видел свою обязанность в том, чтобы напоминать Божьему народу о греховности греха (Рим 7:13), и День очищения был именно таким напоминанием об острой потребности человека в очищении. Закон и его жертвы разоблачали грех и показывали людям, как серьезно они нуждаются в прощении. В рамках нового завета аналогичным образом единственная жертва Христа напоминает человеку о том, что он такой же беспомощный грешник. Но Его жертва не только очишает от греха; она полностью уничтожает грех. В наше время, когда так быстро снижаются моральные стандарты и обесцениваются этические ценности, христианин призван с новой силой провозглашать величие своего спасения. В своей посвященной жизни он должен обращать взор на Голгофу и приходить к пустой гробнице, говоря: «Мой грех возвел Его туда, и Он осужден там вместо меня... Я отделен для служения Богу на этот день ради славы Христа и ради благословения других». Такое сознательное исповедание является неотъемлемой частью нашего освящения. Без этого христианин может не заметить, насколько активно мир подгоняет его под свои нормы (Рим 12:2), разрушая тем самым его христианские стандарты и ценности.

2) Ответственность человека перед Богом

Мы нуждаемся в напоминании об этой истине, ибо подвергаемся опасности быть поглощенными страстью к материальным ценностям. А потом суд. Тема суда периодически возникает на страницах послания, напоминая нам о серьезности и неотложности этого вопроса (10:27,30,31; 12:14,23,25; 13:17). Современное общество сосредоточено на получении финансовых прибылей и удовольствиях. Среди людей преобладает настроение процветающего фермера из известной притчи Христа, убеждавшего себя так: «...много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись». Но Бог называет этого богача безумцем (Лк 12:19,20), а Иисус напоминает Своим слушателям о том, что для спасения души нужно сделать выбор между богатством будущего мира и сокровищами этого. Христианин должен

всегда помнить об этой вечной перспективе человечества Он зна еТ что придет день, когда обнаружатся дела всех (1 Кор 3:12-15; 2Кор 5:8-10). Планируя свои действия и свою дальнейшую жизнь, христианин не ищет личного удовлетворения, а стремится прославить Бога (Мф 5:16; Кол 1:10; 1Фес 4:1).

3) Возвращение Христа

В напоминании об этом мы особенно нуждаемся, когда оказываемся в состоянии духовного упадка и уныния. Послание уверяет нас, что Христос во второй раз явится... для ожидающих Его во спасение. Как часто мы наблюдаем в этом мире за процветанием людей с материалистическим мышлением. Они не только пожимают плечами, демонстрируя свое равнодушие к духовным вещам; иногда они также выступают против Христа и Божьего народа. Верующие помнят о том, что Христос вернется, и не позволяют себе оказаться в состоянии побежденных, стараясь всячески противостоять обстоятельствам. Они знают, что когда-то все изменится. Обещание возвращения Христа дает им силы, спасает от отчаяния, ободряет и наполняет их души новой уверенностью.

Часть III. Наш ответ Богу. 10:19-39

17. Призыв к неколебимой надежде

«Итак, братия...» Эти слова, открывающие новый раздел послания, вновь обращают нас к одной из главных целей автора — сказать «слово увещания» (13:22), исходящее из уст заботливого пастора. Автор очень хорошо понимает, что все его искренние усилия донести до верующих бесценные христианские истины не достигнут цели, если не будут увязаны с их обыденной жизнью. Все без исключения новозаветные авторы связывают доктринальное учение с практическими делами. В этом они остались верны традициям ветхозаветных пророков, которые упорно внедряли великие истины в обычную жизнь простых людей, царей и народов; они стремились открыть им социальные, экономические и политические стороны и обязательства их веры. Сам Иисус, величайший из пророков, никогда не умалял значение праведной жизни, ставя ее в один ряд с правильным учением. Какой смысл прославлять Господа устами, если дела наши не свидетельствуют о нашей вере? (Лк 6:46-49).

В дальнейшем повествовании автор опирается на мощное доктринальное учение, изложенное в первых главах, и сопровождает свои убедительные аргументы наставлениями, ободрениями, разнообразными иллюстрациями и предостережениями. Его читателям дано так много, и они так обильно благословлены, однако, чтобы принять эти благословения и быть достойными их, им придется войти в них (10:19-22), держаться веры неуклонно (10:23-25), не отходить от истины (10:26-35) и проявлять твердость и терпение (10:36-39).

1. Войти (10:19-22)

Автор заложил прочный доктринальный фундамент в разуме своих читателей. Если Иисус — наш Первосвященник, значит мы должны следовать за Ним в святилище. Живя на земле, Он оставил нам вдохновляющий пример для подражания — Он молился. И мы должны делать то же. Сейчас он пребывает на небесах и продолжает Свою молитву (7:25), и мы должны присоединиться к Нему. Эти стихи разъясняют нам, как входить в «святая святых» со своей молитвой, которая должна приноситься с уверенностью, благодарением и искренним сердцем.

1) Входить суверенностью (10:19)

Через Христа мы обретаем дерзновение, или смелость (3:6; 4:16; Еф 3:12), что позволяет нам приближаться к Богу «с полною верою» (10:22). Даже в этом отрывке, посвященном практической стороне веры, автор продолжает подчеркивать различия между ветхим и новым заветами. Мы приближаемся к Богу уверенно и радостно, ветхозаветные же верующие делали это с робостью и страхом; мы имеем право «приступать» к Богу, они же нередко были вынуждены держаться на расстоянии (12:20). Только назначенный первосвященник имел право входить в святое место, и только один раз в году; по условиям же нового завета, все христиане {brethren) могут приходить к престолу Бога за помощью в любое время (4:16). Если им требуются новые духовные силы, они должны входить в святилище «с полною верою» или с «верой, достигшей настоящей зрелости» (комментарий Уэсткотга на 10:22). Вера может стать сильной и гибкой, способной переносить все превратности и невзгоды жизни, только если она питается Божьим словом, только если она сосредоточена на Том, Кто является источником и исполнителем Своих обещаний (10:23).

2) Входить с благодарением (10:20-21)

О цене «вхождения» уже неоднократно говорилось в предыдущих главах, и здесь автор не может умолчать об этом. Христианин должен постоянно помнить о пролитой крови Христа, о пути, Им открытом, и о деле, Им совершенном. Этих трех факторов совершенно достаточно для того, чтобы зажечь в наших сердцах благодарность, которая каждый раз при нашем «вхождении во святилище» исторгала бы из наших уст возгласы восхищения и прославления.

Путь, ведущий в святилище, назван новым, потому что он не был известен обычному верующему, поклонявшемуся Богу до прихода Христа. Он также назван живым, потому что, несмотря на Свою смерть, Он жив вечно (7:25). Этот путь открылся чрез завесу, то есть плоть Его. Как тяжелая завеса в храме разорвалась сверху донизу в Страстную пятницу (Мк 15:38), так и чистое и безгрешное тело Христа было истязаемо ради нас. Его кровь пролилась для того, чтобы доступ к Богу не был закрыт, как в прежние столетия, но открылся бы для всех. Через смерть Христа путь к Богу, ранее скрытый отлюдей, теперь стал видимым.

Кроме того, христиане благодарны Ему не только за то, что Он сделал, но и за то, что Он продолжает делать сейчас. Он служит им, чтобы удовлетворять их нужды. В настоящее время Он ходатайствует как великий священник над домом Божиим. Для верующих Его дверь всегда открыта, они получают от Него помощь и поддержку и принадлежат Ему, а дом Божий есть не что иное, как христианское сообщество, о чем говорилось ранее (3:1-6).

3) Входить с искренним сердцем (10:22)

В старозаветное время служащий священник обязан был совершать полное омовение прежде, чем войти в святилище (Лев 16:4; Исх 29:4). Когда верующие христиане входят в Божье присутствие, мысли их заняты не внешней чистотой своей плоти, а чистотой своих сердец. Они должны входить с искренним и «полностью открытым» сердцем (Моффатт), но ни в коем случае не механически. Фраза омывши тело водою чистою ассоциируется с образом христианского водного крещения, а возможно, здесь скрыт ненавязчивый намек на тех иудеев, которые продолжали уповать на ритуальные омовения. По всей видимости, наш автор пытается убедить христиан не надеяться на внешние обряды такого рода (9:10), а исповедовать Христа так же, как когда-то в прошлом, при крещении (см. термин «исповедание» в следующем стихе), и Его вечную жертву как источник постоянного внутреннего очищения.

2. Держаться неуклонно (10:23-25)

В данном отрывке содержатся три важные темы, каждая из которых так или иначе уже фигурировала в рассмотренных главах послания.

1) Личное исповедание (10:23)

Вновь внимание читателей обращается на необходимость верности первоначальному исповеданию веры в Христа. Это призыв не только к твердости, но и здравомыслию. В современном мире, который не любит Христа и пренебрегает Его заповедями, в котором Божье слово повсеместно попирается, а христианская вера отбрасывается или как несостоятельная, или как непривлекательная, — в этом мире верующие должны быть «твердыми и неколебимыми» (NEB) в исповедании своей надежды.

2) Взаимное ободрение (10:24-25а)

Поскольку, согласно Посланию к Евреям, христиане являются братьями одной семьи (3:1; 13:1,22), участниками одного общего дела (3:14) и жителями одного дома (3:6; 10:21; 1Тим 3:15; 1Пет 2:5), на них возлагается ответственность не только «крепко держаться» самим, но также ободрять своих братьев по вере. Джон Уэсли часто напоминал ранней методистской церкви слова своего друга: «Библия не знает, что такое одинокая вера». Автор призывает к братскому общению, но, кроме того, — к активному совместному труду ради Христа. Многие из первых неконформистских общин включали в свой устав следующие слова, под которыми подписывались новые члены поместной церкви: «Мы обязуемся ободрять друг друга в любви».

Неужели этот идеал недостижим в наше время? Под давлением эгоистических и материалистических тенденций современного общества, осознавая потребность в истинно христианском стиле жизни, некоторые верующие отходят от традиционных церквей и уходят в общины. Движение под названием «Люди Иисуса», возникшее в конце 1960-х гг., харизматическое движение и призыв Лозаннской конференции 1974 г. стать «твердыми последователями» — все это способствовало популяризации общинного устройства христианской жизни. Дерек Тидбол показал, что, хотя библейские доводы в пользу церковных общин не кажутся очень убедительными, практические интересы не позволяют отмахнуться от этого вопроса. Он замечает, что сторонники общин исходят из прагматических соображений, касающихся источников существования и взаимоотношений. Во-первых, это касается финансовых средств, что немаловажно в материалистическом окружении, особенно если лишние деньги можно потом раздать нуждающимся. Кроме этого, есть еще духовные и эмоциональные аспекты. Защитники общины утверждают, что она способна удовлетворить неотложные нужды людей, создать условия для дружеского общения, о чем ясно и конкретно говорится в анализируемом отрывке послания.

Такая позиция может расцениваться как прямой вызов современной церкви, которая становится такой же материалистичной и эгоистичной, как светское общество. Это происходит оттого, что многие люди не находят в наших церквах тепла, заботы и внимания, то есть того, ради чего они оставляют организованные или традиционные церкви и поворачиваются к религиозным общинам и домашним собраниям, в которых по-настоящему ищут более близкого общения в атмосфере любви и заботы друг о друге. Несмотря на опасную склонность руководства к авторитаризму, замкнутость и слабость евангелизационной проповеди, свойственные некоторым из христианских общин, их искреннее сострадательное отношение и стремление помогать нуждающимся выгодно отличает их от церквей. А это побуждает последних пересмотреть свои приоритеты и изменить направление своей деятельности, если они препятствуют сближению Божьего народа и превращению его в братство, основанное на принципах любви, заботы и служения другим.

Важно отметить, что автор Послания к Евреям наверняка осудил бы сепаратизм и разделение на группы любого типа. Мы уже говорили, что, по мнению некоторых комментаторов, это послание было адресовано группе верующих, находящихся на грани отделения от братьев-христиан поместной церкви. Автор напоминает нам о том, что недостатки в церкви являются прямым поводом к серьезной молитве, глубокому размышлению, дружеским дебатам и объединенным действиям с целью исправлять, а не убегать от них. Замечание Кальвина на эту тему звучит сегодня не менее актуально, чем в XVI в.: «Все мы так неуживчивы, что, если бы была наша воля, каждый из нас создал бы свою собственную церковь... Все мы должны понимать, что мы нуждаемся в любви, а не в ненависти, и не должны отделяться от тех... кто соединен с нами общей верой».

3) Духовная активность (10:25б)

Верующие должны проявлять особое усердие в служении поощрения и наставления друг друга в любви, потому что их возможности для этого и безграничны, и ограничены одновременно. В настоящее время существует огромный простор для служения, однако надо помнить о приближении дня оного, когда мы уже не сможем свидетельствовать и служить. Когда наступит этот День, мы можем пожалеть о том, что не сделали всего, что могли. В контексте возвращения Христа автор вводит два предписания для верующих: ободрять друг друга и не оставлять свои христианские собрания.

3. Держаться ближе (10:26-35)

В этом отрывке авторский призыв держаться исповедания упования неуклонно (10:23) звучит с максимальной силой и выразительностью, он всеми силами старается убедить верующих держаться ближе к церкви, однако выражает опасение, что некоторые уже отошли (10:26). У него есть два способа образумить таких людей и вернуть их к горячей и стабильной вере: он напоминает им о судьбе отпавших, с одной стороны, и о судьбе претерпевших все испытания до конца, с другой.

1) Предостережение: помнить о судьбе отпавших (10:26-31)

Некоторые активные христиане, знакомые автору и читателям, либо вообще не получили должного наставления от своих собратьев по вере, либо просто на него не отреагировали. Такие верующие начали отходить от основных истин (2:1), затем они «оставили собрание свое» (10:25), затем их стали посещать различные сомнения, перешедшие в неверие и окончившиеся упорным противостоянием Христу и Его народу. Кальвин указывает, что здесь речь идет не о слабоверующих и не о согрешивших и сожалеющих об этом:

«Апостол говорит не об упавших любого рода, а о тех, которые оставили церковь и отделились от Христа... Между отдельными срывами в жизни верующих и тотальным отчуждением, которое имеется здесь в виду, огромная разница... Он говорит, что уже не остается жертвы за тех, которые отвергли смерть Христа, потому что отвержение это происходит уже не от конкретного согрешения, а от полного отказа от веры».

Эти отступники отбросили прочь вечные благословения триединого Бога.

Они отвергли Божью истину (10:26-28; рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Если когда-то они с жадностью принимали ее и подчинялись ей, то теперь они стали ее противниками и произвольно грешат. Истина,

принесшая им весть о спасении и проповеданная им (2:3,4), теперь не нужна им. Здесь, по-видимому, имеются в виду те иудеи, которые раньше уверовали в Христа, но не смогли веру «сохранить до конца» (3:14) и под давлением трудностей, описываемых несколько ниже (10:32-34), вновь скатились в иудаизм, Во второй половине I в. разрыв между иудеями и христианами стал заметно увеличиваться. Вначале многие посвященные иудеи, включая священников, были обращены в христианскую веру и признали Иисуса Мессией и Спасителем (Деян 6:7). Затем религиозные начальники в целом (Деян 6:9-14; 7:54) и Савл из Тарса, в частности (Деян 8:1-3; 9:1,2), развернули активную кампанию гонений против церкви. После своего обращения Павел использовал синагогу как плацдарм для своей евангелиэацион-нойдеятельности (Деян 13:14-44; 14:1; 17:1-4,10-12), но иудейские лидеры, одержимые завистью, начали поносить Павла и выгнали его из своих синагог и городов (Деян 13:45,50; 17:5,13; 18:6-8). Но вскоре возникли проблемы во вновь организованных им церквах. Некоторые иудеи, признавшие Христа Мессией, учили христиан, что, хотя они и под благодатью, но все же не имеют права оставлять иудейские обряды, предписанные законом (Гал 3:1-5; 5:1-7; Флп 3:2-9). Письма к семи церквам Малой Азии, написанные Иоанном на острове Патмос, показывают, что позднее в некоторых частях Малой Азии иудеи активно преследовали христиан (Отк 2:9,10; 3:9,10). Когда появилось Послание к Евреям, столкновение религиозных интересов настолько сильно обострилось, что некоторые христиане вернулись в иудаизм с его упованием на обрядовые церемонии и «мертвые дела» (9:14). По закону ветхого завета отступник был обречен на физическую смерть (10:28; Втор 17:2-6), а по новому завету, отвергнувшие истину тем самым выбирают для себя худшее наказание — вечную смерть (10:27,29).

Они попирают Сына Божия (10:29 а). Когда-то они признавали Христа и доверяли Ему. Теперь они не верят в то, что Он есть Сын Божий, и фактически оскверняют драгоценную кровь, пролитую за них. Отвергнув жертву Христа, они отвергли жертву, способную очистить их от греха и искупить их вину. Перевод осквернили адекватно передает состояние упорного антагонизма и неприятия (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Это значит, что они бросили сокровища христианства себе под ноги. Это же слово дважды встречается в учении Иисуса, когда Он говорит о потерявшей вкус соли, которую можно только «выбросить... вон на попраниелюдям», или о жемчуге, который свиньи «попрали... ногами своими» как нечто негодное. Вот как отнеслись эти отступники к Иисусу Христу, драгоценнейшему дару Бога Своему народу (Мф 5:13; 7:6).

Они Духа благодати оскорбляют (10:296). Святой Дух здесь назван Духом благодати, ибо, по замечанию Кальвина, именно через Его служение «мы получаем благодать, даруемую нам во Христе». Перевод оскорбляют передает глубочайшее личное презрение. Благодатный Божий Дух иногда наталкивался на такую реакцию. Ему, снисходящему на грешников с милостью и любовью, двери открываются далеко не всегда. Оскорбляющие Святого Духа сами приговаривают себя тем, что отказываются от единственного пути к прощению (Мк 3:28-30). Эти люди пренебрегают учением Священного Писания, его предупреждениями (10:30; Втор 32:35-36), его призывами (3:7-13). Вместо того чтобы смиренно предать себя в руки любящего Бога (Втор 33:27; Лк 15:20), они предпочли впасть в руки Бога, Который будет их судьей (10:31:12:23).

2) Наставление: помнить о тех, которые претерпели до конца (10:32-35)

Вспомните прежние дни ваши, когда вы, бывши просвещены, выдержали великий подвиг страданий, 33 То сами среди поношений и скорбей служа зрелищем для других, то принимая участие в других, находившихся в таком же состоянии; 34 Ибо вы и моим узам сострадали, и расхищение имения вашего приняли с радостью, зная, что есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее. 35 Итак не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние.

Наш автор настолько предан своей пасторской миссии, что не может долго сосредоточиваться на негативном, на суровых, хотя и необходимых назиданиях. Все устрашающие слова, исходящие из его уст, неизменно сменяются другими, исполненными любовью и состраданием. Так и на этот раз — после резких и даже страшных слов в адрес отступников он приглашает читателей отвести взгляд от врагов Христа и обратить его на самих себя, на свое твердое упование и смирение перед Ним. Когда вера общины была еще слабой и неутвердившейся, на нее обрушились жестокие преследования (10:32; бывши просвещены). Их дома были разорены грабителями, всячески оскорблявшими и унижавшими их. Но, несмотря на это, они держались своего исповедания «неуклонно» (10:23), и все испытания обернулись для них благом. Какие же блага принесло им прежнее тяжелое испытание?

Оно укрепило их единство. Даже те, которые лично не пострадали тогда, принимали участие в других. Слово участники (рассуждение автора основано на английском переводе Библии. — Примеч. пер.) уже знакомо нам (koinonot), так как мы знаем, что все, разделившие с Христом Его страдания, готовы с радостью разделить страдания Его народа, то есть становятся их участниками, и они же будут участвовать в грядущей славе Христа (2Кор 1:7; Флп 3:10; 1Пет 5:1).

Все беды и невзгоды только укрепили их сострадание к тем, которые были брошены в тюрьмы, о которых они так заботились и которым так сочувствовали (10:34), несмотря на опасность быть обвиненными в пособничестве бунтовщикам. О посещении узников как об особом знаке христианского сострадания в духе истинно братской любви говорится далее в 13:3.

В этом они находили свою радость и оптимизм. Они приняли с радостью все испытания, гонения, насилие (10:34). Разве возможно неверующему переносить все это с радостью? Нехристианин может переносить скорби, но он не может радоваться, переживая их. Только Христос дает для этого силы. Иисус говорил Своим ученикам: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать... Радуйтесь и веселитесь» (Мф 5:11,12).

Это помогло им пересмотреть свои приоритеты. Когда банды грабителей врывались в дома этих христиан, они понимали, что не смогут отнять у них самое ценное. Этому радовались христиане. Они верили словам Иисуса, что великая награда ждет их на небесах. Это сокровище (Мф 6:20; 19:21) есть великое воздам -ние. Не оставлять упования и помнить о вечном — вот к чему призывает автор послания. Христиане должны знать, что испытание не самый страшный враг, и нередко оно служит во благо. Трудности напоминают нам о нетленных вещах, которые неизмеримо важнее всего остального.

4. Стоять твердо (10:36-39)

Под впечатлением перенесенных испытаний, совершавшегося в церкви отступничества и неуверенности в будущем верующие особенно сильно нуждались в терпении. Моффатт предлагает следующий вариант перевода: «долготерпение — вот что вам нужно». Сейчас не время, говорит автор, оставлять (10:35), отступать (10:38-39) и отпадать, уподобляясь утомившемуся путнику или обессилевшему бегуну на дистанции (12:3). Если христиане будут неуклонно исполнять волю Божию для своей жизни, они в конце получат обещанное. Движимый горячей любовью к Священному Писанию, автор вновь обращается к Божьей истине, вложенной в Его слово, которое, хотя и отвергнуто отступниками (10:26), продолжает служить им, наставляя их на путь истины (10:30), и также нам, вдохновляя и ободряя нас (Рим 15:4).

Здесь присутствует намек, хотя и довольно смутно выраженный, на то, что разочарование многих христиан было связано с их надеждами на возвращение Христа, о котором они молились и которого ожидали. Почему этого не произошло? Они хотели получать награду (10:35) там и тогда. Однако пророческое слово Исайи и Аввакума (Ис 26:20; Авв 2:3,4) возвращает их к Его обещанию и показывает, что, если они хотят угодить Ему, они должны проявить терпение и твердость. Использование здесь текста из Книги Аввакума небезынтересно, поскольку этот пророк конца VII в., огорченный повсеместным безбожием и непослушанием, возопил о помощи к Господу Богу (Авв 1:1-4). Бог ответил Ему, сказав, что он должен проявить терпение. Это было чрезвычайно важно в тяжелых условиях жизни ранней церкви. Верующие, пережившие тяжкие испытания, должны помнить о том, что праведные Божьи люди живы верой (10:38). Автор опять говорит о безграничной ценности веры. Те, которые имеют веру, устоят и не погибнут, в отличие от отступников и неверных (10:29); они стараются ради спасения души или, по словам Брюса,

«живут в борьбе». Они могут многого лишиться в ЭТОЙ жизни, но, полагаясь только на Христа, они никогда не потеряют самое главное свое приобретение — «вечную жизнь» 1Тим 6:19).

Заключение

Оглядываясь назад, на все богатое пасторское содержание этого отрывка послания, мы отмечаем две характерные черты учения о личности Христа, имеющие прямое отношение к нашей обыденной жизни: это, во-первых, вопрос о нашем будущем и, во-вторых, — о нашем настоящем. Здесь идет речь об обещанном возвращении Господа и Его нынешнем служении.

1) Несостоявшийся приход Христа

Секуляристская идеология современного мира утверждает важность сиюминутного и приоритет видимого и материального. Важно то, что ты имеешь сейчас, а обещание — это пустой звук. Но верующим чужд удушающий и ограниченный дух такого мировоззрения. Они с любовью верят Христу, хотя никогда Его не видели (2Кор 4:18; 1Пет 1:8). Они смотрят на невидимого Бога и идут в направлении далекого небесного города, хотя тот также невидим на горизонте (11:27,10). Страстное ожидание триумфального возвращения Христа для христиан вполне естественно, а сроки этого явления находятся во власти суверенной воли Бога. Кальвин справедливо заметил, что «церковь была изначально устроена как образ царства Христа, чтобы верные ожидали прихода Судьи и знали, что он неизбежен... Мы должны постоянно ожидать Его второго пришествия и помнить, что каждый день может стать для нас последним».

2) Скорая помощь Христа

В обществе, одержимом жаждой приобретательства, где люди, имеющие много, рвутся к еще большему, христианин радуется тому, что имеет во Христе, тем духовным сокровищам, которые невозможно у него отнять. Одним из драгоценнейших приобретений верующего является обещание постоянного присутствия Христа в его жизни. Лютер проповедовал своим ученикам Послание к Евреям в очень тяжелое время (1517г.). В том же году он прибил свои «Девяносто пять тезисов» к дверям церкви и вскоре понял, что его предложения встречены в штыки религиозными и политическими лидерами. В тот период Послание к Евреям открылось ему с огромной силой и во всей своей истине и важности. Комментируя стих, приглашающий верующих войти в святилище (10:19), он говорит: «(Христос) первым прошел этот путь, чтобы выровнять эту страшно неровную и ухабистую дорогу.. И того, кто полагается на Христа своей верой, Он переносит на собственных плечах».

Верующие, живущие в современном мире, очень хорошо знают, что принадлежат к презираемому, оскорбляемому и обижаемому меньшинству, что вера их часто высмеивается и даже их несравненный Господь попирается, а Его Божественность отрицается даже теми, кто Его исповедует. Молитва для верующих есть путь к жизни, а собрание Божьих людей — «дом», который, несмотря на все невзгоды, продолжает расти, и никто не разрушит его.

2. Однократный характер Его жертвы (9:25 — 10:4)

Анализируя работу Христа, автор вновь и вновь подчеркивает, что она была совершена однажды, к концу веков (парах). Характерной чертой старозаветного жертвоприношения была его нескончаемость. Жертвы приносились каждый год постоянно (10:1). Они каждогодно напоминали о человеческих грехах (10:3). И в этом состояла их важнейшая и необходимая функция. Пока приносились жертвы, человек постоянно ощущал свою духовную немощь. Хотя животные жертвы не могли полностью удовлетворить духовные потребности человека, они все же указывали внутрь его души, разоблачая грех, а также вперед в будущее, в котором было предусмотрено надежное основание для прощения человека и примирения его с Богом.

Послание вновь свидетельствует о том, что это основание уже заложено; время ожидания закончилось: Христос явился. Первосвященнику приходилось входить в святилище год за годом, но совершенная жертва Христа не нуждается в повторении. Он явился однажды, в конце времен. Это слово (парах) повторяется в ст. 28: «Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих...» Прежде священник предлагал в качестве жертвы кровь животных. Он входил в святилище с чужою кровью, потому что никакой священник не приносил в жертву себя. Но наш Первосвященник пришел к Богу с жертвою Своею. Эта однократная жертва Христа настолько достаточна и эффективна, что нет нужды приносить ее повторно; она приносит такие духовные плоды, которые просто немыслимы и невозможны для животных жертв.

Своей жертвой Христос выполнил две задачи: Он устранил наш грех, и Он удалил его. Сначала эта мысль была выражена автором посредством правовой терминологии (грех аннулирован), а затем — священнической (грех унесен прочь подобно тому, как жертва уносится на жертвенник).

1) Сила греха в нас уничтожена (9:26)

Наш Первосвященник явился для уничтожения греха жертвою Своею. Слово, употребленное в этом стихе (athetesin), переводится как «удалить», «устранить» (NEB) или «покончить» (NIV) и означает буквально, что Христос пришел, чтобы «уничтожить грех полностью». Это же слово употребляется в 7:18, где говорится, что закон священнического богослужения «отменен» (athetosis) по причине своей «немощи и бесполезности». Это значит, что смерть Христа не только обезоружила дьявола и победила силу смерти, но и уничтожила грех. Иисус пришел, чтобы освободить человека от мертвой хватки греха. Очевидно, что грех все еще имеет очень большую власть в современном мире, так же смерть и дьявол не менее активны, но все они уже потеряли свою прежнюю безграничную власть над человеком. Во Христе мы освобождены от этой рабской зависимости.

2) Мы освобождены от наказания (9:28)

Христос умер, чтобы «унести» (NIV) наш грех. Этот глагол часто встречается в Септуагинте при описании работы священника, заключавшейся в возложении жертвы на жертвенник (Лев 14:20). Чтобы лучше представить иудейский обряд священства, автор использует здесь специфические понятия и особый язык, как делаетэто и вдругих аналогичных местах послания (7:27; 13:15). Параллельное место мы находим в посланиях апостола Петра, где говорится, что Христос вознес наши грехи на крест (1Пет 2:24). «Христос „вознес на древо” грехи и там покончил со всяким грехом и со всеми грехами» (Уэсткотт). Более того, ради искупления человека Христос взял грех и унес его совершенно так же, как иудейский козел отпущения грехов уносил на себе грех Израиля в пустыню. Первосвященник возлагал руки на голову животного и исповедовал грехи народа: «и возложит их на голову козла и отошлет... в пустыню» (Лев 16:22). Как тогда в Израиле, так и сегодня наша вина «удалена» (ср.: Ис 6:7) от нас, и наш грех очищен.

В связи с этим нельзя не вспомнить еще один момент из пророческих книг. Автор хочет напомнить нам знаменитую песню о Рабе из Книги Исайи, где говорится, что «Он понес на Себе грех многих». Между языком повествования в Ис 53:12 и в данном отрывке Послания к Евреям есть определенное сходство. Когда Христос понес наши грехи на крест, Он взял на Себя все проклятия и все наказания, предназначавшиеся нам. Он «претерпел муки от „проклятия” этих грехов... заключавшегося в отлучении от Бога, и, как следствие, получил сполна наказание за них». И все это сделал Христос на кресте, принеся Свою уникальную жертву, то есть Себя Самого. Грамматическое время глагола «понести» (anenengkein) показывает окончательную завершенность действия. Следовательно, дело закончено полностью. Мы уже не можем ничего добавить к нему своими хорошими делами, но можем только довериться ему по благодати.

В этих стихах говорится о двух пришествиях Христа: Он... явился для уничтожения греха жертвою Своею (9:26); Христос... во второй раз явится... для ожидающих Его во спасение. Брюс совершенно обоснованно увязывает это событие с темой священства: «Израильтяне, наблюдавшие за первосвященником, входившим ради них в „святая святых”, трепетно ожидали его возвращения как знака того, что предложенная им жертва принята Богом... Так и наш автор представляет Иисуса, входящего в небесное святилище, чтобы появиться вновь однажды и засвидетельствовать Своему народу о спасении, которое Его совершенная жертва принесла им». Уэсткотт также подчеркивает, что, согласно автору послания, Он «однажды был принесен в жертву (9:28), и в определенное время Он возвратится из Божьего Присутствия, чтобы доказать реальность результатов Своего великого дела».

И вновь автор возвращается к мысли, что иудеи, жившие под законом, были лишены духовной силы и полноты, но «ожидающие Его» знают, что, когда Он явится, чтобы спасти, это будет для них спасением во всей полноте. Такое спасение было недоступно людям во времена закона; верным закону ничего не было известно о прошении, чувстве уверенности и мире, которыми были благословлены первые христиане. Закон был лишь тенью (10:1), а не истинным образом (eikon). Старозаветные жертвы — это только тени. Они бессильны и не могут ни «сделать совершенными» (teleiosai), ни привести к духовной зрелости, ни дать полноту приходящим. Согласно учению послания, дело Христа достигло совершенства и полноты (2:10; 5:8), что открыло путь полному и безграничному действию Бога в сердце верующего. Закон «ничего не довел до совершенства»; прежние жертвы «не могут сделать в совести совершенным приносящего». Но Своей жертвой Иисус «одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых» (7:19; 9:9; 10:14).

Автор утверждает, что невозможно жертвенной кровью животных достичь такого полного очищения, в котором нуждается человек (10:4). Отвергается не только вся старозаветная система жертвоприношения как недостаточная и неспособная дать полное очищение, но, по всем признакам, выносится приговор любой другой религиозной системе как пути к прощению и вечному спасению. Последнее утверждение подводит нас к очень сложной теме, затрагивающей сокровенные религиозные чувства других людей и касающейся вопроса их участи в вечности. Но от этого нельзя отмахнуться. Что может сказать Послание к Евреям современному обществу, кишащему многообразными и соперничающими религиозными идеями? Эту проблему нельзя просто переложить на плечи наших друзей-миссионеров, трудящихся за океаном, ибо последователей всех мировых религий мы встречаем сегодня также в большинстве западных городов. Ислам уже считается второй крупнейшей религией Великобритании. Такая же картина наблюдается в Европе. Другие религии наступают очень активно, и в большинстве случаев эффективно. Как быть в такой ситуации христианину? Как совместить бескомпромиссность истины, провозглашенной в Послании к Евреям, с претензиями представителей других религий?

Надо сказать, что христианин, желающий свидетельствовать верующим других религий о своей вере, должен быть сам прежде всего внимательным слушателем. Он не должен врываться в чужую веру со своим поспешным судом и оскорблять религиозные чувства других людей. Он постарается понять и уважать убеждения того, в ком он, прежде всего, видит друга, а не объект для обращения в свою веру. Если нами руководит любовь, мы захотим познакомиться с доктринами иудаизма, ислама, буддизма, индуизма и сихка так, чтобы понять их правильно.

Во-вторых, верующий примет все хорошее из других религий. Одобрение позитивного содержания другой веры не можетскомп-рометировать ясные и бескомпромиссные истины христианства. По словам Р. У. Ф. Бутона, «мы восхищаемся тем благоговением перед даром жизни и поиском мира, которые свойственны индуизму, буддистским стремлением к внутреннему озарению и нравственному совершенству, любовью к ближнему и практической помощью ему, свойственными сикхской религии, и все это хорошее и доброе только укрепляет нашу собственную веру и помогает нам в практической жизни»'. Мы убедились, что автор послания с большой симпатией относится к иудаизму, хотя и не признает его как путь к спасению. Его законы разоблачают грех (10:2-3), в его истории отражены все превратности нашего пути веры (гл 3,4), а его герои показывают нам примеры истинной веры (гл. 11).

В-третьих, вполне возможен диалог между религиями на темы человеческой вины, страха, одиночества, морального падения, бесцельности жизни, чувства незащищенности и т. п. В других религиях мы находим «разнообразие человеческих усилий, нацеленных на объяснение такого феномена, как жизнь, ради того чтобы выйти за пределы конечной реальности и создать такую систему мышления, которая будет способна удовлетворить нужды человека». При наличии в других религиях такого множества общих черт, касающихся основных нужд человечества, христианин может устанавливать мосты общения с ними подобно тому, как это делал Павел в афинском ареопаге, когда, начав с рассуждений об особой образованности и набожности своих греческих соседей, он перешел затем к их несовершенствам и, наконец, к Божьему откровению во Христе (Деян 17:16-31). Христианин не должен спешить навязывать доктрины своей веры, но, с другой стороны, он не должен стыдиться исповедовать их, когда это требуется, и всегда делать это в духе любви и искреннего доброжелательства. Христианин должен стойко держаться бескомпромиссной природы своей веры. Другие религии, возможно, за исключением буддизма, весьма жестко отстаивают свои догмы, поэтому, когда мы несем Благую весть другому человеку, мы должны понимать, насколько он готов ее принять. Бомбардировка новообращенного «доказательными цитатами» только вызовет протест с его стороны и заставит его занять оборонительную позицию. Он нуждается в понимании, любви и помощи.

Однако, в любом случае, мы приходим к истине об уникальности Христа, и здесь нашим несомненным помощником является Послание к Евреям с его безусловным авторитетом для христианской веры и практической жизни верующего. В итоге, мы не можем не сказать своему собеседнику с любовью, но твердо, о том, что вечная жизнь невозможна вне Христа, ибо послание утверждает, что невозможно, чтобы кровь быков и козлов уничтожала наши грехи, и точно так же человеку невозможно достичь спасения с помощью пяти столпов ислама, или индуистского самоотречения, или буддистской этики, или сикхских рецептов самоспасения. В отрывке, который мы рассматриваем, подчеркивается мысль об огромной духовной жажде человеческого сердца. Грех человека должен быть «уничтожен». Чтобы совершилось чудо спасения, на землю «явился» Христос, Сын Бога, Который принес в жертву Себя Самого. Невозможно, чтобы остальное большинство людей, помимо тех, кого Он спас Своей смертью, могли спасаться какими-то другими средствами. Автор послания полностью отрицает такую возможность. Человек не только нуждается; человек осужден (9:28). Христос придет во второй раз, но не как воплотившийся искупитель, а как вечный судья. «Одной жертвой за грехи» (10:12) люди могут быть спасены сразу и навсегда. Мы не должны позволить современному религиозному плюрализму с его разнообразными учениями о спасении замутить ясную и четкую идею христианского Евангелия, Новая жизнь для всех людей сокрыта только во Христе, и мы далее увидим, насколько велика ее цена.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Баркли на послание к Евреям, 10 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.