2. Проблема духовной незрелости (6:1−3)

«Твердая пища» предназначена для «совершенных» (5:14). Невежество ведет к инфантильности. Во-первых, мы должны укорениться в начатках учения Христова, после чего развивать аппетит к более твердой пище (5:12), представляющей собой другие аспекты христианского учения. Мы должны стремиться к зрелости (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Невозможно недооценивать значение твердого основания христианской истины, но, когда оно уже надежно заложено, нет нужды повторять все сначала и полагать основание еще раз. Здесь перечисляются шесть ключевых аспектов христианской доктрины, которые та конкретная церковь могла бы принять как основу катехизического курса для недавно обращенных.

1) Обращение от мертвых дел

Покаяние всегда было важнейшей темой учений Иоанна Крестителя, Господа Иисуса и апостолов (Мк 1:4,14−15; Деян 2:38; 3:19; 5:31). Открывая Свою волю церкви через Своего слугу Иоанна, Христос призывает ее к покаянию (Откр 2:5,16,22; 3:3,19). Во многих новозаветных текстах звучит призыв покаяться и отвратиться от своих личных грехов. Но в данном отрывке звучит призыв покаяться и отвратиться от своих мертвых дел. За этими словами нельзя не разглядеть иудейского религиозного опыта самоспасения добрыми делами со всей его бессмысленностью и безнадежностью.

2) Вера в Бога

Простой отказ от мертвых дел не способен дать доброго плода; это совершенно негативная сторона веры. Позитивная же ее сторона заключается в том, чтобы сделать решительный шаг, который предполагает обращение от и веру в. Об этом же говорит Павел в своем обращении к эфесской церкви середины I в. (Деян 20:21). Покаяние и вера — два неразрывных компонента христианского благовестил, потому что отречься от прежней жизни совершенно недостаточно, если при этом не обратиться к новой.

3) Крещение или простое омытые

Первоначально этот термин был употреблен во множественном числе (baptisms). По-видимому, это объяснялось необходимостью откорректировать учение о крещении в связи с тем, что таких учений было множество (как свидетельствуют даже книги Нового Завета). Например, различие между крещением Иоанна и христианским крещением вполне могло стать камнем преткновения для молодых иудеев, обращенных в христианство (Деян 18:25; 19:1−5). Возможно, форма множественного числа объяснялась распространенностью в иудейской среде религиозных омовений (в оригинале здесь использовано то же слово, что и в 9:10), радикально отличавшихся от «одного крещения», проповедуемого христианской церковью (Деян 8:36; 9:18; 10:47−48; Еф 4:5).

4) Возложение рук

Эта простая форма иудейской молитвенной символики стала частью первоначального христианского обряда (Чис 27:18,23; Втор 34:9; Мк 6:5; Деян 8:17,19; 19:6) и имела непосредственное отношение к дарам Святого Духа. Возможно, возложение рук упоминается здесь в связи с посвящением на служение (1Тим 4:14; 5:22; 2Тим 1:6).

5) Воскресение мертвых

Из Первого послания к Коринфянам становится ясно, что некоторые из первых христиан не могли правильно понять учение о воскресении с его важнейшими откровениями для верующих. Церкви, о которых говорит автор Послания к Евреям, верили благому учению о будущем. Со смертью все не кончается, она лишь означает физическое завершение возможности жить для Бога в этом мире, но лучшее для верующих — впереди.

6) Вечный суд

«Человекам положено однажды умереть, а потом суд» (9:27). Воскресение и суд были четко синтезированы в учении Иисуса и в ранней христианской доктрине (Ин 5:26−29; Деян 17:31). Будущая судьба веры была важнейшим аспектом христианского учения первых веков. Доктринальная и духовная ценность этой тематики несомненна, однако автор видит в ней и основу христианского знания. Некоторые исследователи замечали, что шесть основополагающих доктрин христианства имеют свои аналоги в иудаизме. Не исключено, что некоторые из первых читателей послания откатывались назад в тех аспектах веры, где христианские и иудейские представления в той или иной степени пересекались. Чтобы достичь совершенства, эти верующие должны были развивать в себе вкус к «твердой пище» (5:12,14), к которой духовные наставники приучал и-их в прошлом (13:7) и смысл которой автор намерен детально истолковать в последующих главах послания.

3. Проблема отступничества (6:4−8)

Эти строки, наряду с другими местами послания, ясно гово-рятотом, что доктринальнаябезфамотность и духовная инфантильность стали причиной серьезных проблем внутри церкви. Некоторые верующие, когда-то прекрасно начавшие свою христианскую жизнь, теперь не только духовные инвалиды, но и ярые противники христианского благовестия. Естественно, что некоторые члены этой церкви были серьезно обеспокоены судьбой отступников. Автор в своем пасторском назидании не упускает случая сказать несколько слов о тех, которые не только отошли (2:1) или отпали (3:12), но и, ожесточившись сердцем, восстали против истины и дела Христа. Рассказывая об этих трех группах отступников, автор послания отмечает свойственные им особенности: они пренебрегли дарами Бога, они отвергли Сына Бога и они утратили благословения Бога.

1) Они пренебрегли дарами Бога (6:4,5)

Когда-то давно эти отступники были ревностными последователями Господа и с радостью принимали Его щедрые дары. Прежде всего, для них воссиял свет (2Кор 4:4,6), и в начале своей христианской жизни они были просвещены (Еф 1:18). Яркий свет Христа осветил все темные углы их сердец и душ. Неужели они теперь сознательно оставили путь Христа? (Ин 3:19−21).

Они также получили в дар богатство славного наследия (Еф 1:18). Все небесные благословения были им щедро дарованы (Пс 33:8). Возможно, в прошлом они «познали всю благость евангельской вести» (Моффатт). Следует сказать, что за метафорой, связанной с образом света, следует другая метафора, в которой фигурирует образ пищи (1Пет 2:3,9). Ведь Иисус есть Божий дар с небес. Он пришел как манна в пустыне, чтобы дать силы странствующему народу как единственная «пища» для поддержания жизни (Ин 6:27,31−35,47−51). Когда-то они находили в ней радость, а теперь презирают ее. Утратившим же аппетит к духовной пище очень трудно прийти к покаянию.

Кроме того, они приняли дар Его Духа. Приходя к Христу, мы становимся причастниками, или, если можно так выразиться, «дольщиками» Святого Духа. Благодаря удивительной Божьей милости, эти верующие стали участниками жизни в Духе, работы Духа и даров Духа. Однако сейчас они полностью отказались от «Духа благодати» (10:29), благодаря наставническому служению Которого они, прежде всего, пришли к покаянию и вере. Есть ли у них надежда исправить свой путь и вернуться к Богу, если они отвергают Того единственного, Который силен это сделать?

В прошлом эти верующие также получили дар Его несравненного слова (рассуждение автора основано на английском переводе Библии. — Примеч. пер.), и о них говорится как о вкусивших благого глагола Божия. Читая послание, мы неоднократно замечали, как высоко ценит автор Божье слово. В каждой из рассмотренных глав говорится о роли Священного Писания и о нашем к нему отношении. Отступники же больше не видят Христа на страницах Ветхого Завета, не слышат драгоценных слов, сказанных Им о Самом Себе, не внемлют богодухновенным учениям и посланиям Его апостолов. Когда-то «избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа», а теперь постоянно и регулярно оскорбляя Его, они не могут больше обновлять свои души покаянием. Нет другого пути для грешников, желающих вернуться к Богу, как только через Христа (2Пет 2:20; Евр 10:20; Ин 14:6).

Эти отступники вначале получили дар Его Духа силы. Они на собственном опыте убедились в действии сил будущего века, когда, увлекаемые мощным потоком неведомых им сил (dynameis), почувствовали, как их прежние слабые, немощные, бессильные жизни наполнились совершенством и силой. Будучи «причастниками» действия Святого Духа, они когда-то приняли Его несравненное слово и ощутили в себе Его великую силу. Теперь же они бросили эти чудные сокровища себе под ноги. Петр говорит, что таким людям вообще «лучше бы... не познать пути правды» (2Пет 2:21). По словам Брюса, «Бог обещал прощать всех, раскаивающихся искренне, но Писание и жизненный опыт свидетельствуют о том, чтолюди могут довести свои сердца до такого состояния, в котором покаяние становится невозможным».

2) Они презирают Сына Божьего (6:6)

Когда-то они, придя к кресту Христа со своей болью, нашли чудесное милосердие, удивительное, невыразимое словами прощение и провозгласили Господа Иисуса своим единственным Спасителем и Господом. А теперь они унижают Его (в русском переводе Библии — «ругаются Ему». — Примеч. пер.), уподобившись безбожной и беззаконной толпе, распинавшей Его в ту предпасхальную пятницу. В этом предельно сжатом стихе запечатлена вся серьезность их отступления. Они пренебрегли Его Божественностью, они вновь распинают Сына Божьего — Того, Кто являет Отца небесного и держит в Своей руке вселенную. Они не просто отказываются принимать основы христианской веры, они оскорбляют Христа; они презирают Его красоту; они унижают Его, когда публично отрекаются от Того, Кто отдал жизнь во имя их искупления. Прежде обожавшие Его и поклонявшиеся Ему, они теперь смотрят на Него так же, как смотрели священники, книжники и толпа в минуты Его страданий, когда Он был «презрен и умален пред людьми» (Ис 53:3).

3) Они потеряли Божьи благословения (6:7−8)

Автор завершает свое пасторское наставление яркой метафорой из сельскохозяйственной тематики, связанной, по-видимому, с известными текстами Ветхого Завета. Например, во Втор 29:18−28 описана судьба тех, «которых сердце уклонилось бы... от Господа, Бога нашего». В сердце таких людей упрямство и «корень, произращающий яд и полынь». Такой отступник не имеет про: щения, а грех его сравнивается с землей, «производящей терния и волчцы». В этих строках слышится отголосок выразительного пророческого слова из Ис 5:1−7, где рассказывается о винограднике, который был «опустошаем», оставлен «в запустении» и зарос «тернами и волчцами», потому что не принес ожидаемого доброго плода. Ссылка на эту ветхозаветную притчу ставит читателя перед жестким выбором. Говорится, что и добрая, и негодная земля, то есть, и преданная, и предательская,

одинаково пили «многократно сходящий на нее дождь». Обильные Божьи благословения изливались на них обеих, однако одна приносит обильный плод и получает благословение от Бога, а другая приносит бесполезные и даже вредные сорняки и имеет проклятие в настоящей жизни и вечное наказание в будущей (12:29).

Не будет преувеличением сказать, что эти строки из Послания к Евреям более чем какие-либо другие строки Нового Завета всегда вызывали ненужный ажиотаж в среде верующих. Сознавая свое нравственное несовершенство и духовную слабость, думающие люди во всем мире не могут не остановиться на этих стихах и не впасть в отчаяние от того, что, отвернувшись от Христа, они навечно утрачивают евангельское благословение. Это учение не только было, но и продолжает оставаться больной темой для отступников, а также постоянно ставит в тупик профессиональных богословов. Сторонники реформаторской, или кальвинистской, доктрины благодати, справедливо утверждающие суверенную роль Бога в деле нашего спасения, заявляют, что человек, спасенный однажды, спасен навсегда. Последователи же арминиан, не отрицающие гарантированности подлинного спасения, тем не менее большое значение придают человеческому постоянству и терпению. Они справедливо настаивают на важности человеческой ответственности, потому что мы не роботы, послушно и совершенно безвольно бредущие по предписанному маршруту. Кальвинисты находят утешение втом, что нас держит Божья сила, а арминиане напоминают, что мы обязаны удерживать себя в рамках Божьей любви (1Пет 1:5; Иуд 21).

Трудности при толковании этих стихов Послания к Евреям знакомы не только богословам, но и многим пасторам, которые нередко испытывают неловкость при их чтении. Пасторы очень хорошо знаюттакие ситуации, когда верующие, начавшие новую жизнь с чудесных исповеданий и имевшие огромный духовный потенциал, исполнявшиеся прекрасной надеждой, поворачиваются спиной к Христу и явно смущены своим прежним «обращением» и своим опытом крещения, а также обещаниями, которые они давали при обращении к Богу. Служители и евангелисты не могут не задаваться вопросом: были ли эти люди «заново рождены» духовно? Эти стихи из послания не могут не беспокоить думающих членов церкви. Они искренне хотят помочь людям, которые оставили свои прежние духовные ценности и либо были невольно увлечены водами секуляристских течений, либо добровольно отказались от своего христианского посвящения. Многим из нас знакомы люди, некогда бывшие нашими братьями и сестрами по вере, а теперь безостановочно и бесцельно плывущие по течению. Естественен вопрос: а были ли эти люди вообще «спасены»? Если они сегодня совершенно равнодушны или решительно негативно настроены против христианских ценностей, то какой может быть их участь в вечности?

Попытки истолковать эти стихи настолько многочисленны, что рассматривать их мы, конечно же, не станем, ибо наша цель не в этом. Но не хотелось бы и отвергать все безоглядно, поэтому мы готовы взять из этих многочисленных комментариев самое ценное и полезное. Лучше всего сделать краткий обзор некоторых концепций.

Прежде всего, нужно сказать, что эти стихи ставят перед нами серьезную проблему. Некоторые богословы стремятся упростить ее, говоря, что перспектива отступничества истинно верующих не более чем гипотеза. Отсюда следует, что автор послания рассматривает воображаемую ситуацию так: «Если бы верующие когда-нибудь отвернулись от Христа, обновить их покаянием было бы невозможно, но такого, по всей видимости, просто не бывает». Я не возьму на себя смелость отбросить это довольно распространенное и вполне искреннее мнение многих исследователей, однако принимаю сторону Филиппа Хьюгза, который считает, что опасность отступничества в этих стихах «реальна, а не придумана, иначе все послание с его бесценным духовным пасторским содержанием нужно было бы просто объявить пустым, бесполезным и бессмысленным. Очевидно, что автор его крайне серьезен. Он обращается к читателям, которые потеряли доверие к Богу и волю упорно идти по христианскому пути (10:35; 12:3,12), что прямо указывает на перспективу их полного отпадения, а в результате-утрату всякой надежды на возвращение».

Во-вторых, эти тревожные строки говорят о конкретном случае, в котором, несомненно, запечатлен урок для современных христиан и неверующих. Однако этот урок нельзя отрывать от исторического контекста иудейско-христианской общины 1 в. со всеми сопутствующими ей опасностями и трудностями. Мы должны рассматривать Писание, прежде всего, с точки зрения его ценности для первых читателей, а уж затем — в приложении к современным условиям. Главная цель Послания к Евреям заключалась в том, чтобы помочь христианам-иудеям не сойти с пути истинной христианской веры под давлением преследований и не вернуться к старым атрибутам иудейской веры. Ведь это означало бы их согласие с иудейской концепцией, которая объявляет Иисуса богохульником, заслуживающим самой страшной казни. Такая форма отступничества есть серьезное преступление, называемое «хулой на Духа», об опасности которого предупреждал Иисус, когда говорил отом, каким непростительным грехом является попытка приписать благодатное и исцеляющее действие Божьего Духа демоническим силам. Это все равно что называть дело Христа работой дьявола (Мф 12:22−32). Такие верующие оказывались в опасном для себя положении гонителей Христа, сознательно унижавших Его и громко требовавших: «Распни Его».

Мы сейчас ведем речь не об искренне верующем, который огорчен своим духовным падением, и не об отступнике, который временно потерял интерес к Богу. Мы говорим о жестком противостоянии Христу и Его Евангелию, публичном бунте против христианских ценностей и решительном намерении покончить с делом Христа. Масштаб такой оппозиции четко выражен грамматическим временем, употребленным для описания их деятельности. Эти люди «распинают в себе Сына Божия» (настоящее время) и «ругаются Ему» (настоящее время). Если они решили таким образом ответить на Благую весть Христа о любви и прощении, то их действительно уже «невозможно... обновлять покаянием» (настоящее время).

В-третьих, в этих стихах содержится серьезное предупреждение. Это значит, что нельзя так легко отбросить эти слова вместе с включенными в них ссылками на прошлое как на нечто устаревшее и не имеющее отношения к современности. Мы уже отмечали, что подобные предостережения встречаются на страницах Священного Писания довольно часто, а особенно часто — в учении Иисуса. Возможно, что эти жесткие оппоненты, имевшие первоначально в себе все видимые признаки подлинного христианского посвящения, не были по-настоящему рождены от Святого Духа. Возможно, они убедили окружающих и самих себя в принадлежности Христу, но это так называемое «обращение» оказалось ложным, потому что, как говорится в одной из самых популярных притч Иисуса (Мф 13:3−9,18−23), некоторые семена упали на почву, способную дать только временные и недолговечные всходы. Это и произошло с отступниками. Вначале семя дало, на первый взгляд, прекрасный плод жизни, но затем под влиянием различных испытаний оно потеряло силу. Семя Божьего слова не достигло их сердец и душ. Иисус говорил, что такие люди тотчас с радостью принимают слово, но в них нет корня, и, когда начинаются преследования за слово, они настораживаются, а потом тотчас отходят в сторону. Подобно этим, другие, первоначально активно отвечавшие на призыв Христа, потом затормозили свой рост под действием разных сорняков в виде мирских забот и материализма. Тревоги и страсти — враги слова, пробивающие брешь в стене доверия к Богу как заботливому Отцу. Такие предостережения содержатся не только в притчах Иисуса, но и рассеяны по всем книгам Нового Завета, открываясь при анализе поступков многочисленных новозаветных персонажей. Так, разные люди говорили «Господи, Господи» (Мф 7:21) и исповедовали свою преданность Христу при первой встрече с Ним, а потом остановились, а многие активно обратились против Него. Это Иуда, Демас, Симон Магус. Вместо того чтобы заниматься болезненным самоанализом, лучше бы все верующие испытали себя, чтобы узнать, «в вере ли» они (2Кор 13:5; NIV) и «живут ли жизнью веры» (NEB).

Нужно также помнить о том, что наше нынешнее духовное состояние не зависит от воспоминаний о моменте нашего обращения. Многие люди вообще не могут назвать дату своего обращения, да это и не важно. Некоторые приходят к Христу неожиданно и драматично, для других это превращается в медленный и постепенный процесс, подобный процессу постепенного распускания цветка. Иисус сказал: «По плодам их узнаете их» (Мф 7:16). В этом весь ответ. Наше спасение зависит не от нашей любви к Богу, а от Его любви к нам; не от нашей преданности Ему, а от Его верности нам; не от нашего следования за Ним, а от Его власти над нами (1Ин 4:10,19: Иуд 1:24).

И, наконец, мы должны всегда помнить, что, как бы сильно и актуально ни звучали эти слова, они открывают нам истину только частично, так как представляют собой лишь фрагмент всей истины, заключенной в Писании. Если мы хотим возрастать в

вере, мы должны наполнять свой разум истинами Божьего слова. Это значит, что, наталкиваясь на непонятные нам стихи Библии, мы должны очень тщательно исследовать их смысл и сопоставлять их с другими местами Писания. Многочисленные искаженные толкования возникают как раз потому, что отдельные стихи вырываются из общего контекста и предлагаются для подкрепления какой-нибудь сырой концепции, которая противоречит другим библейским стихам. Несмотря на всю серьезность предостережения, звучащую в этих стихах, мы должны ясно понимать учение Священного Писания о гарантированности спасения для истинного христианина. Настоящее послание содержит массу таких откровений. Далее автор выражает надежду на то, что, несмотря на серьезность ситуации, верующие, к которым он обращается, находятся «в лучшем состоянии» (6:9). Он уверен, что они вошли в Божий дом и удостоились Его благословений. Они получили в дар Царство, которое несокрушимо, и, если только будут твердо стоять на христианском пути, обязательно получат великую награду (3:6,14; 12:28; 13:20−21). Многочисленные обетования Нового Завета укрепляют христиан в надежде получить богатое наследие во Христе. Постоянство, верность и все возрастающая любовь к Христу обратят в реальность тот чудесный духовный плод, который Бог взрастил в их сердцах. Любому христианину знакомо сомнение и беспокойство, однако в таких обстоятельствах нам полезно помнить следующее высказывание Самьюэла Рутерфорда, святого XVII в.:

«Грешники становятся на якорь и успокаиваются в Боге. Так что, если Бог неизменен (а это так), то и моя надежда крепка... Благодарение Богу за то, что наше спасение поставлено на надежный причал в гавани Христа, Который есть Повелитель всех ветров и штормов!»


10. Уверенность в лучшем будущем. 6:9−20

Едва ли большинство христиан-иудеев было причастно к отступничеству, о котором говорит послание. Автор уверен, что церковь, к которой он обращается, находится в намного лучшем состоянии. Несмотря на жесткое обличение и серьезные предупреждения относительно отступничества, автор надеется, что это явление не имеет широкого распространения, и поэтому от учительства и наставления переходит к ободрению их веры. О какой лучшей участи, приготовленной всем спасенным, говорит здесь автор, о чем таком, чем Бог залечивает все их раны? Эти стихи свидетельствуют о величии Бога и Его милости к Своим детям.

1. Бог справедлив (6:9−10)

Жесткие и обличительные слова не могут, тем не менее, заслонить противоположную сторону этой истины. Если справедливость Бога не закрывает глаза на непослушание одних верующих, то та же самая справедливость Бога требует говорить о преданности и верности служения других.

Эти и еще несколько других стихов посвящены величествен-ной триаде «вера-надежда-любовь» (6:10−12,19; ср.: 1Кор 13:13; 1Фес 1:3). Автор с похвалой отзывается о любви своих читателей к ближним, выражающейся в щедрости их служения, и с жания.

Прежде всего, это преданное служение. Он благодарен им за их труд. Они должны знать, что Богу это небезразлично, и их усердие отмечено на небесах. Как мудрый пастор, автор не «зацикливается» на бесполезных «терниях и волчцах» (6:8), приготовленных для суда. Он знает, что так можно преувеличить беззаконие немногих и преуменьшить любовь и верность других, многих. Отступники всегда были в меньшинстве, а большинство преданно исполняло свое служение в прошлом и продолжает делать это в настоящем. Их любовь и верность не будут забыты.

Автор хорошо знает, что его читатели совершают практическое служение в своей поместной церкви. Любить — значит делать конкретные дела. Далее автор будет убеждать этих христиан поощрять своих братьев «к любви и добрым делам» (10:24). Но такая посвященность своему служению требует выполнения определенных требований. Вот как комментировал этот стих Джон Кальвин:

«Если мы желаем послужить ближнему, не следует устраняться от конкретных дел. Это значит помогать не только деньгами, но и советом, и усилиями со своей стороны, и любым другим способом. Наше усердие должно сочетаться с большим терпением, ибо на этом пути нас ожидает множество неприятностей и препятствий. Тот, кто хочет научиться любить по-настоящему, должен быть готов много трудиться».

Автор считает их служение усердным. Они не только самоотверженно трудились в прошлом, но и их настоящее служение характеризуется постоянством и обязательностью. Почему же такой огромный христианский труд был оставлен прежде, чем смог созреть плод и прийти успех? Мы быстро утомляемся. Эти верующие тоже неустанно трудились, движимые любовью к своим братьям. Автор благодарен им за прежний труд и с теплотой отзывается об их нынешнем служении (послуживши и служа святым). Он восхищается их умением сострадать, и в дальнейшем будет восхвалять их упорные и благородные усилия на благо ближних (6:11−12).

Вглядываясь в будущее, автор послания уверен, что этот труд ради Христа будет вознагражден. Однако не всегда христианский труд приносит скорый плод, и надо помнить, что, хотя христй* анское служение нередко остается незаметным для других, оно ценно в глазах Бога, ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше. Нам не следует сомневаться в обещанной награде, потому что о ней явно говорится в учении Иисуса (Мф 25:34−40; Мк 9:41). Как сказал Монтефиоре, «любовь всегда содержит награду в самой себе и ныне, и в будущем».

Самой замечательной особенностью их служения является то, что оно прославляет Бога, что все их добрые дела совершаются ради Него. Такой труд обязательно будет вознагражден, однако не жажда награды была движущей силой, а исключительно желание прославить Бога, сделать это «ради имени Его», то есть «ради славы Его» (рассуждение автора основано на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Именно в этом заключалась главная цель жизни Христа (Ин 4:34; 17:4), и только в этом должна быть и наша цель, если мы хотим быть послушными слугами Бога. Никогда труд для Христа, исполняемый исключительно ради славы Божьей, не остается у Бога в пренебрежении.

2. Бог щедр (6:11−15)

Теперь наш автор обращается от темы любви к другим христианским качествам — надежде и вере, которые требуют большой твердости и постоянства. Та же ревность, которая проявляется в любви, о чем говорилось вначале, должна присутствовать в вере и надежде и сохраниться до самого конца. Церковь, о которой здесь идет речь, столкнулась с жестокой оппозицией и ненавистью (10:32−34). В такое критическое и тяжелое время Божьи обетования приобретают особо важное значение. Из любви Бог обещает Своим детям облегчение и улучшение. И хотя Его обещания поддерживают их в это мрачное время, все-таки нужно уметь принять их, убедиться в их истинности и унаследовать (11:33; 11:11; 6:12).

Примером именно такого отношения к Божьим обетованиям является жизнь Авраама, хотя он лишь один из многих. Авраам не ленился практически воплощать свою веру; он хранил в своем сердце совершенную уверенность в надежде в течение всей своей нелегкой жизни, верою и долготерпением унаследовав Божьи обетования. Движимый неколебимой верой в Бога, Который не подведет, и в обетования, которые никогда не меняются, Авраам настойчиво шел указанным путем. Проще было бы бросить все, но он положился на верное и ясное Божье слово, в котором Бог обещал благословить... и размножить его. Когда Бог впервые обратился к Своему рабу Аврааму, все казалось таким неясным и ненадежным. Бог говорил о его будущих многочисленных потомках, а у него с Сарой тогда вообще не было детей. Но они продолжали твердо верить щедрым обещаниям верного Бога (10:23; 11:11), а не своим сомневающимся сердцам. И тогда это произошло — родился Исаак. Обетование исполнилось. Через много лет, когда Авраам однажды едва не лишился сына, чудесное обещание Бога прозвучало вновь: «благословлютебя и... размножу тебя». И этому слову Авраам не мог не поверить. В конце концов, Авраам прибыл в то место, где богатое обетование исполнилось совершенно. Божий дар лежал перед ним! Бог верен Своему слову. По Своей справедливости Он помнит наши дела любви, по Своей милости Он вознаграждает нашу веру.

3. На Бога надо полагаться (6:16−20)

Эти стихи укрепляют нашу веру и обновляют надежду. С замечательным литературным и пасторским мастерством автор излагает перед читателями три важнейших аспекта своего учения: верующие полагаются на слово Бога, на природу Бога и на Божьего Сына.

1) Верное слово Бога

Мы часто слышим, как люди дают обещания друг другу, но можно ли быть уверенными в надежности этих обещаний? Нередко для большего эффекта человеческие обещания сопровождаются клятвами. В течение веков Бог также подкреплял Свои обетования клятвой Своему народу, чтобы поддержать его слабую веру. Он давал обещание и подкреплял его клятвой, а поскольку Бог не может клясться никем выше Себя, то Он клянется Самим Собой.

2) Неизменная природа Бога

Какая польза от обещаний, исходящих из уст нечестивого или ненадежного человека, и чего стоят его клятвы? Его слова пусты и бессмысленны. Но Бог клялся Собой, и Он не обманет. Бог не из тех, которые колеблются (Чис 23:19; Мал 3:6; Иак 1:17). Наследники обетования взирали на Бога, ожидая исполнения Его слова, и не были разочарованы просто потому, что обещания и клятвы Бога покоились на основании Его святого и праведного характера. Всякая фальшь и всякая ложь чужды Его природе. Мы верим обещаниям Бога потому, что они исходят из Его уст.

3) Верность Божьего Сына

Мы не принадлежим этому миру. Как и Авраам, мы странники или даже беженцы, ищущие родную землю (11:14; 13:14). У нас есть надежда, подобная безопасному и крепкому якорю. Образ якоря стал важным символом христианской веры к концу И в. Выдающийся учитель ранней церкви Климент Александрийский называл якорь одним из приемлемых атрибутов для украшения кольца верующего человека: «В качестве печати мы можем взять либо образ голубя, либо рыбы... либо корабельного якоря». Иногда изображение якоря находят на ранних христианских эпитафиях как символ неколебимой надежды. Тем, кто представляет его заброшенным в небеса за завесу, недоступен его глубокий и предельно лаконичный смысл. Подобные умствования вряд ли полезны. По сути смысл этого символа христианской надежды прост и убедителен.

Наша надежда заключается в том, что совершил Христос. Своей жизнью, смертью, воскресением и вознесением Иисус достиг мгновенной и вечной победы. Он вошел в присутствие Бога как первопроходец (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. — Примеч. пер.). Обычно это слово (prodromos) использовалось в греческой литературе при описании деятельности небольшого отряда солдат, посылаемого вперед на разведку местности, по которой предстоит двигаться армии. Христос есть наш prodromos. Он прошел впереди нас (Ин 14:2−3). С таким вождем, Который открыл нам путь Своей жертвенной смертью (10:20), в нас не может быть места беспокойству и сомнению, ибо мы уверены в надежности Его обещаний. Имея такой якорь здесь и такого священника там, мы свободны от страха и боязни неудач.

Заключение

Данный отрывок послания может очень многое сказать служителям, пасторам и всем христианским труженикам. Теперь нам пора посмотреть на заключенные в нем наставления сточки зрения их практической полезности для ежедневного труда христианского служителя.

1) Душевная щедрость служителя

Автор очень хорошо знаком с трудностями, выпавшими на долю первых христианских общин, в которых действительно имели место такие явления, как духовная незрелость и отступничество. Но, несмотря на это, он продолжает видеть церковь в истинном свете. Он уверен, что в жизни верующих есть что-то лучшее. В связи с этим, нельзя недооценивать роль наставничества в церкви. Разумеется, похвально стремление любого пастора или служителя вести свою общи ну к совершенству, но здесь есть опасность чрезмерного увлечения этой целью, когда, побуждая людей к духовному росту, служители злоупотребляют, упрекая своих прихожан в слабости их ответа на призывы и пассивности. Конечно, необходимо ободрять и призывать к активности верующих, но, с другой стороны, излишняя укоризна не приносит пользы, а лишь наскучивает. Кальвин дает следующее толкование этого отрывка:

«Хороший наставник всегда ободряет и вдохновляет своих учеников, а не разочаровывает их, потому что ничто так не убивает желание слушать, как пессимистические и укоризненные слова, лишающие человека надежды на лучшее».

2) Проповедь, организованная по закону равновесия

Глубоко осознавая опасности и трудности, стоящие на пути верующих христиан, автор имел все основания сосредоточиться исключительно на анализе их негативных последствий. Но он очень хорошо понимает важность и необходимость соблюдения равновесия. Служитель, систематически обращающийся с проповедью к своей общине, обязан возвещать «всю волю Божию» (Деян 20:27). Без внимательного изучения слова и усердного труда проповедник может впасть в серьезное заблуждение вплоть до искажения христианской истины. Этой опасности можно избежать, глубоко изучая Писание как единое целое, а не только отдельные его части, кажущиеся нам важными и нужными. Именно по этой причине пастор обязан заниматься толкованием слова. Неделя за неделей разъясняя смысл какой-либо библейской книги, он неизменно охватывает весь объем материала и не опускает темы, которые, при небрежном отношении, могут показаться маловажными и остаться без внимания.

3) Жизнь служителя — пример для общины

Каким бы добрым и великодушным ни был пастор, какими бы замечательными ни были слова его проповеди, Божье слово обязывает и призывает его к ответственности за свое поведение. Не только к первым читателям послания, но и к нам обращен призыв подражатьтъч святым, которые жили раньше нас и которые своей верой и долготерпением унаследовали Божьи обетования. Этот факт ярко проиллюстрирован примером жизни одного из любимейших библейских персонажей автора — Авраама. Достойная жизнь является самым красноречивым свидетельством нашей веры. Автор ни в малейшей степени не умаляет важность правильного толкования библейской доктрины (5:11−14), однако настаивает, что только если мы будем стремиться подражать тем, которые прошли впереди нас, и Божьей благола тью станем подражателями Христа (Мф 11:29−30; Ин 13:14−15; 1Пет 2:21), — только в этом случае наша проповедь будет не только яркой и интересной, но и убедительной.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии Баркли на послание к Евреям, 6 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.