Библия » Толкование Мэтью Генри

2-я Царств 24 глава

← 23 2Цар 24 MGC 1

Последние слова Давида, которые мы прочли в предыдущей главе, были очень хорошими и заслуживают восхищения, но в данной главе мы читаем о его некоторых последних делах, которые были далеко не лучшими; тем не менее он раскаялся и вернулся к прежним делам и таким образом закончил свой путь хорошо. I. Его грех, когда он исчислил народ, исходил от гордости его сердца (ст. 1-9). II. Он осознал его и покаялся (ст. 10). (III) За этот грех он был наказан (ст. 11 15). (IV) Наказание было остановлено (ст. 16,17). (V) В знак примирения Бога с ним и народом был воздвигнут жертвенник (ст. 18-25).

Стихи 1-9. В данной главе мы читаем о том, что:

I. Давид дал повеление Иоаву исчислить народ Израиля и Иуды (ст. 1,2). В данном повелении две вещи кажутся непонятными:

(1) что в этом греховного. Что в этом было плохого? Разве Моисей дважды не пересчитывал народ, и разве это было преступлением? Разве правители помимо других тактик не используют политическую арифметику? Разве не должен пастырь знать количество своих овец? Разве не знает Сын Давидов всех Своих по имени? И разве не может Он с пользой использовать эту информацию? Что плохого в том, что он сделал? Ответ таков: это был грех, и большой грех, но неясно, что же в этом плохого. [1] Некоторые полагают, что ошибка заключалась в том, что он пересчитал даже тех, кто был моложе двадцати лет, если только они были крепкого сложения и могли носить оружие, и именно по этой причине их численность не была зарегистрирована; это было незаконно (1Пар.27: 23,24). [2] Другие считают, что ошибка заключалась в том, что он не потребовал половину сикля, которые нужно было заплатить для служения святилища всякий раз, когда народ пересчитывали, в качестве выкупа за их душу (Исх 30:12). [3] Третьи полагают, что он сделал это для того, чтобы обложить народ данью, которая поступала бы в его сокровищницу в качестве налога; зная численность народа, он мог рассчитать, сколько денег поступит. Но это предположение не подходит, ибо Давид никогда не взимал налоги. [4] Его ошибка заключалась в том, что он не получил повеление от Бога сделать это и не было причины исчислять народ. Это доставило ненужные хлопоты ему самому и его народу. [5] Некоторые считают, что тем самым он публично унизил древнее обещание, данное Богом Аврааму, что его потомков невозможно будет исчислить так же, как прах земной; его поступок зародил недоверие данному обетованию или должен был показать, что оно до сих пор не исполнилось буквально. Он исчислил тех, кого, по словам Бога, невозможно было пересчитать. Те не знают, что делают, кто собирается опровергнуть слово Божье. [6] Наихудшим в исчислении народа было то, что Давид сделал это, потакая гордости своего сердца; такой же грех совершил Езекия, когда показал свои богатства послам. Во-первых, он возгордился, осознавая свое величие и то, что повелевает таким многочисленным народом, словно его умножение (которое следовало приписывать исключительно Божьему благословению) было результатом его правления. Во-вторых, он был уверен в своей силе и гордился ею. Возвестив другим народам о численности своего народа, он хотел предстать более грозным, не сомневаясь, что если придется воевать, то он одолеет врагов численностью своей армии, доверяясь только Богу. Бог судит грех не так, как мы. То, что нам кажется безвредным или, по крайней мере, является незначительным проступком, может быть большим грехом в глазах Бога, Который видит, что движет человеком, и различает мысли и намерения сердца. Но мы уверены, что Его суд по истине.

(2) Еще более странным кажется происхождение этого греха (ст. 1). Разве не странно, что гнев Господень опять возгорелся на Израильтян. Для этого был достаточный повод. Они не благодарили за благословения, сопутствовавшие правлению Давида, и непонятным образом склонились вначале на сторону Авессалома, а потом поддержали Савея. У нас есть основания полагать, что мир и изобилие сделали их самонадеянными и порочными и что именно поэтому Бог был недоволен ими. Но очень странным кажется то, что, испытывая это недовольство, Он побудил Давида исчислить народ. Мы уверены, что Бог не может быть творцом греха; Он не искушает ни одного человека; Писание говорит (1Пар 21:1): «Сатана возбудил Давида сделать счисление Израильтян». Сатана, как враг, предложил сделать этот грех, как он вложил в сердце Иуды предать Христа. Бог, как праведный Судья, допустил это, имея намерение использовать этот грех Давида, чтобы наказать Израиль за его грехи, хотя мог вполне справедливо наказать его и без этого. Но как ранее он наказал израильтян голодом за грех Саула, так и теперь за грех Давида, чтобы на данных примерах правители познали, что когда повсюду свирепствуют суды Божьи, то основанием для этого противостояния следует считать их грехи, чтобы на основании этого они могли покаяться и измениться, чем окажут значительное влияние на народ и побудят его к покаянию и изменению, чтобы народ мог научиться молиться за тех, кто у власти, и просить, чтобы Бог удержал их от греха, потому что если они грешат, то Бог поражает все царство.

II. Иоав противостал этим приказам. Даже он увидел в этом намерении безрассудство и тщеславие Давида. Он обратил внимание, что у царя не было повода для этого, помимо его желания исчислить народ, чтобы знать число его, и поэтому старался усмирить его гордость в более уважительной форме, чем прежде старался усмирить его чувства, вызванные смертью Авессалома: тогда он говорил грубо и дерзко (2Цар 19:5-7), а теперь так, как следовало: «Господь Бог твой да умножит народ еще во сто раз» (ст. 3). Не было повода облагать их налогом или пересчитывать, равно как и расселять их. Израильтяне жили в мире и были счастливы, и Иоав желал, чтобы их численность умножалась и царь, находящийся уже в преклонном возрасте, дожил и увидел их умножение и получил от этого удовлетворение. «Но для чего господин мой, царь, желает этого дела? Для чего это нужно делать?» Pauperis est numerare pecus Предоставьте бедным считать свои стада. И почему именно Давид, который так много молился и говорил о том, что наслаждается Богом, и которому, состарившись (как могли бы подумать некоторые), следовало бы оставить детские развлечения, находит удовольствие (можно и так скромно назвать это, хотя здесь подразумевается гордость) в вещах подобной природы? Отметьте: многие сами по себе безгрешные вещи становятся для нас грехом, когда мы чрезмерно радуемся им. В данной ситуации Иоав знал об этом тщеславии Давида, а он сам нет. Было бы хорошо нам иметь друга, который бы верно предостерегал нас, когда мы говорим или совершаем поступки, движимые гордостью или тщеславием, ибо мы часто так поступаем, но не осознаем этого.

III. Несмотря ни на что, повеление выполняется: слово царя превозмогло (ст. 4). Он хотел, чтобы это было сделано, а Иоав не мог возражать, чтобы не подумали, что он тянет время и с неохотой служит царю. Великие люди несчастливы, когда окружающие помогают и служат им своими плохими поступками. Согласно приказу Иоав с неохотой приступил к этой неприятной задаче, взяв в помощь с собой военачальников. Они начали с самых отдаленных районов: вначале с тех, что находились на востоке по ту сторону Иордана (ст. 5), затем двинулись по направлению к Дану на севере (ст. 6), оттуда добрались до Тира на востоке страны и затем пошли в Вирсавию на юге (ст. 7). Более девяти месяцев было потрачено на перепись; все это сопровождалось трудностями и волнениями в стране (ст. 8); и вот, наконец, полный список был доставлен царю в Иерусалим (ст. 9). Нам не сообщается, соответствовали цифры ожиданиям царя или нет; удовлетворила эта перепись его гордость или умертвила. Народа было много, но, возможно, не так много, как он рассчитывал. В Ханаане они умножились не так значительно, как в Египте, и лишь удвоились по сравнению с тем количеством, которое вошло в Ханаан под предводительством Иисуса Навина около 400 лет тому назад; тем не менее это доказывало, что Ханаан был очень плодородной страной, раз сохранилось так много тысяч людей при таких ограниченных возможностях.

Стихи 10-17. Данные стихи рассказывают о том, что Давид покаялся во грехе, но тем не менее был наказан за него, Бог раскаялся в Своем суде, а Давид из-за этого раскаялся еще больше.

I. Поразмыслив, Давид раскаялся в том, что сосчитал народ, и исповедал свой грех. На протяжении всех девяти месяцев, пока длилась перепись, мы не находим, чтобы он осознал его, ибо если бы так было, то он отменил бы данные ранее приказы. Но когда перепись была закончена и список положен перед ним, в ту же ночь его совесть проснулась и причинила ему боль как раз в тот момент, когда он собирался порадоваться ее результатам. Когда он решил отпраздновать исчисление своего народа, то этот пир превратился в желчь аспидов внутри его; осознание греха омрачило радость (ст. 10).

1. Он почувствовал обличение во грехе: и вздрогнуло сердце Давидово перед тем, как к нему пришел пророк; и когда Давид встал на другой день утром (ст. 11), его совесть показала ему, какое зло он совершил, хотя раньше он не видел ничего плохого в этом. Он размышлял о своем поступке с большим сожалением, сердце порицало его за это. Отметьте: хорошо, когда человека согрешившего поражает его сердце; это является добрым знаком того, что в его сердце присутствует благодать, и шагом навстречу покаянию и изменению.

2. Он исповедал свой грех Богу и искренно попросил простить его.

(1) Он признал, что согрешил, согрешил тяжко, хотя другие не считали это грехом или весьма незначительным. Истинно раскаявшиеся грешники, чья совесть чувствительна и восприимчива, видят в грехе то зло, которого не видят другие.

(2) Он признал, что поступил крайне неразумно, ибо сделал это по велению гордости своего сердца. Глупо было гордиться численностью народа, когда это был не его народ, а Божий; и как бы много их ни было, Бог мог очень скоро сделать их малочисленным.

(3) Он взывал к Богу о прощении: «Молю Тебя, Господи, прости грех раба твоего». Если мы исповедуем грехи наши, то можем с верой молиться, чтобы Бог простил прощающей милостью то беззаконие, от которого мы избавляемся искренним покаянием.

II. За этот грех он понес справедливое и немедленное наказание. Всю ночь, осознавая свой грех, Давид пребывал в тревоге, не имея из-за него покоя в своих костях; и на другой день утром он встал, готовый услышать, что Бог недоволен им за то, что он сделал; или, возможно, он хотел поговорить со своим пророком Гадом об этом деле. Гад назван пророком, потому что всегда был рядом, чтобы давать советы в вопросах, касающихся Бога, и был для царя советником и исповедником. Но Бог воспрепятствовал этому и наставил пророка Гада, что нужно говорить царю (ст. 11). В данной ситуации:

1. Три момента считаются само собой разумеющимися.

(1) Давида нужно наказать за его проступок. Его вина слишком велика, и если он останется ненаказанным, то это бросит тень на Бога. Из семи вещей, которые Бог ненавидит, гордость названа первой (Прит 6:17). Отметьте: кто искренне раскаивается в своих грехах и получает их прощение, тот, тем не менее, часто наказывается за них в этом мире.

(2) Наказание должно соответствовать греху. Он возгордился и должен подвергнуться такому наказанию за свой грех, чтобы не испытывать больше подобных искушений. Отметьте: Бог поступает справедливо, лишая или наполняя горечью тем или иным образом для нас то, чем мы гордимся, чтобы сделать предмет нашей гордости нашим наказанием.

(3) Это должно быть такое наказание, чтобы оно поразило весь народ, ибо гнев Господень возгорелся на Израильтян (ст. 1). Хотя именно грех Давида непосредственно открыл шлюз, но грехи всего народа внесли свой вклад к потоку.

2. Что касается наказания, которое должно поразить их, то:

(1) Давиду позволено выбирать жезл, которым он будет наказан (ст. 12,13). Его небесный отец должен наказать его, но чтобы показать, что Он делает это неохотно, Он дает Давиду возможность выбрать, что это будет за наказание: голод, война или эпидемия. Это было три суровых наказания, которые значительно ослабляли и уменьшали численность народа. Тем самым, предоставив ему выбор, Бог хотел: [1] еще больше смирить его за грех, который предстает перед нами чудовищно порочным, когда мы задумываемся об этих ужасных судах. [2] Укорить его за гордость и заносчивость, за то, что вообразил себя всемогущим владыкой Израиля. Раз он стал великим царем, то решил, что может делать все, что хочет. «А теперь, спрашивает Бог, что ты выберешь из этих трех?» Сравните Иер 34:17: «Я объявляю вам свободу (но эта свобода похожа на свободу, данную Давиду) подвергнуться мечу, моровой язве и голоду»; и Иер 15:2: «...кто обречен на смерть, иди на смерть...» Или [3] немного ободрить его в данном наказании, чтобы он знал, что Бог не лишает его Своего общение и все еще близок к нему, а, наказывая, учитывает его природу и возможности. Или [4] дать ему возможность более терпеливо нести жезл, раз он сам выбрал его. Пророк велит ему самому решить этот вопрос, а затем сказать, какой ответ он должен дать Пославшему его. Отметьте: служители посланы нам Богом, и они должны давать Ему отчет об успешности своего служения. Поэтому нам следует задумываться о том, какой ответ будет дан от нашего имени, чтобы они могли дать отчет с радостью.

(2) Давид возражает только против наказания мечом; что же касается двух остальных, то он предоставляет этот вопрос Богу, подразумевая, что сам он скорее выбрал бы моровую язву (ст. 14): «Тяжело мне очень»; и для этого у него были все основания, раз ужас и яма и петля – для него (Иер 48:43,44); если ему удастся избежать одного, то он неизбежно попадет в другое. Отметьте: из-за греха человек попадает в затруднительное положение; мудрые и благочестивые люди часто испытывают трудности из-за собственной глупости. [1] Он просит: «Только бы в руки человеческие не впасть мне». «Будь что будет, лишь бы мне три месяца не бегать от неприятелей моих»', это запятнало бы славу побед Давида и дало повод врагам Бога и Израиля нагло превозноситься (см. Втор 32:26,27). «Они немилосердны, и в течение трех месяцев нанесут такой ущерб стране, восстановить который мы не сможем в течение многих лет». [2] Но он вверяет себя Богу: «Пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его». Люди это рука Бога (так их называют, Пс 16:14 в англ.пер., это меч, Им посланный); тем не менее есть суды, которые более других приходят непосредственно от Его руки: голод и моровая язва; и Давид предоставляет Богу выбрать, который станет бичом. И Господь в данной ситуации выбирает самый кратковременный, чтобы иметь возможность поскорее засвидетельствовать о Своем примирении. Но некоторые полагают, что этими словами Давид намекнул, что выбирает язву. Земля еще не восстановилась после голода, который поражал ее три года за гаваонитян, и поэтому Давид просит: «Не наказывай нас этим жезлом, ибо это вызовет радость у наших соседей (поэтому мы читаем о поношении от народов из-за голода, Иез 36:30), и если Израилю суждено уменьшиться, то пусть это будет из-за язвы, ибо в таком случае мы впадем в руки Господа», Который обычно наказывает рукой Своих непосредственных слуг, ангелов, как во время уничтожения первенцев в Египте. Этому наказанию подвергнется и сам Давид и его семья так же, как его самые презренные подданные, чего нельзя сказать в отношении наказания голодом или мечом, и поэтому Давид, осознавая свою вину, выбирает этот суд. Меч и голод будут пожирать то одного, то другого, а ангел-губитель (можно было представить) поднимет свой меч против тех, которые особо виновны в глазах Бога. Это наказание будет самым коротким, а Давид боялся даже думать о том, чтобы долго испытывать на себе знаки Божьего недовольства. Апостол говорит: «Страшно впасть в руки Бога живого!» (Евр 10:31); безусловно, это особенно страшно для грешников, которые своим нежеланием покаяться лишают себя всякой надежды обрести Его милость. Но Давид, покаявшись, осмеливается отдать себя в руки Бога, ибо знает, что Его милости велики. Благочестивые люди, даже испытывая на себе знаки Божьего недовольства, думают о Нем только хорошее. Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться.

(3) Соответственно пожеланию была послана моровая язва (ст. 15), которая поразила Израиль от Дана до Вирсавии от одного края царства до другого; это продемонстрировало, что она пришла непосредственно от руки Бога, а не по каким-то естественным причинам. Давид сделал свой выбор; он подвергся страданиям чудесного происхождения, а не природного. Что касается ее продолжительности, то она длилась от утра (того самого, когда Давид сделал свой выбор) до назначенного времени, то есть третьего дня (как полагает г-н Поул), или только до вечера того же дня времени, определенного для вечерней жертвы; так считает епископ Патрик и другие, которые думают, что язва длилась всего девять часов и что Бог из сострадания к Давиду укоротил время, назначенное раньше. Моровая язва совершила страшное истребление: умерло из народа семьдесят тысяч человек, которые чувствовали себя хорошо, но в течение нескольких часов заболели и умерли. Мы можем только представить, что теперь по всей земле Израиля стоял такой же великий плач, как в Египте, когда были убиты первенцы! Но тогда стояла полночь, а теперь дневное время (Пс 90:6). Посмотрите на силу ангелов, когда Бог дает им поручение спасать или уничтожать. Иоаву понадобилось девять месяцев, чтобы с ручкой пройти через всю землю израильскую от края до края, а ангелу с мечом всего лишь девять часов. Посмотрите, как легко Бог может повергнуть самых гордых грешников и как сильно мы обязаны божественному терпению. Прелюбодеяние Давида было наказано только смертью младенца, а его гордость смертью многих тысяч; так сильно Бог ненавидит гордость. Численность убитых равнялась почти половине десятой части, так как 70000 составляли приблизительно одну двадцатую часть исчисленного народа. И теперь мы можем предположить, что трепетала от страха перед Богом плоть Давида, и судов Его он боялся (Пс.11 8:120).

III. Бог милостиво смягчил наказание, когда оно коснулось Иерусалима (ст. 16): «И простер Ангел руку свою на Иерусалим, словно намеревался там произвести большие разрушения, чем в других местах, и даже опустошить его». Страна испила горькую чашу, а Иерусалиму остался осадок. Похоже, жители Иерусалима были исчислены в последнюю очередь, и поэтому город был оставлен для последней казни; возможно, именно в Иерусалиме пребывало больше порочности, особенно гордости (а сейчас наказывали именно этот грех), чем в каком-либо другом месте, и поэтому рука губителя простерлась на него. Но тогда Господь пожалел о бедствии, Он не изменил Свое решение, а лишь Свой путь и сказал ангелу-губителю: «Довольно, теперь опусти руку твою; пусть милость восторжествует над судом». Бог пощадил Иерусалим ради ковчега, ибо Он избрал это место, чтобы там пребывать имени Его. Посмотрите на данном примере, насколько готов Бог прощать и как мало удовольствия получает от наказания; пусть это ободрит нас встречать Его покаянием на пути Его судов. Д-р Лайтфут обращает внимание, что именно на том месте, где Авраам был остановлен повелением с небес не убивать своего сына, данный ангел подобной отменой предыдущего приказа был удержан от уничтожения Иерусалима. А наши жизни были сохранены от руки ангела-губителя ради великой Жертвы.

IV. В связи с этим событием Давид обновил покаяние за свой грех (ст. 17). Он увидел ангела (для этого Бог открыл его глаза), увидел его пламенеющий меч, простертый, чтобы уничтожать, увидел, что ангел готов вложить его в ножны, получив приказ остановить истребление. Увидев это, он сказал, но не ангелу (ибо знал, что лучше не обращаться к слуге в присутствии господина и не воздавать творению те почести, которые принадлежат только Творцу), а сказал Господу. «Вот, я согрешил». Отметьте: чем больше осознают раскаявшиеся грешники щадящую и прощающую милость Бога, тем больше они смиряются из-за своего греха и становятся более решительными в борьбе с ним. Они постыдятся, когда Я прощу их (Иез 16:63). Обратите внимание:

(1) как он осуждает себя, словно никогда не говорил достаточно плохо о своем проступке: «Я поступил беззаконно; я виновен, и поэтому мне нести этот крест. Пусть же рука Твоя обратится на меня и дом отца моего. Я грешник, поэтому я должен страдать». Он был готов принять наказание за свое преступление, хотя он стоит 10000 их.

2. Как он ходатайствовал о народе, чей горький плач заставил его сердце болеть, а уши звенеть: «А эти овцы что сделали?» Сделали! Почему они совершили так много плохих поступков? Именно их грех спровоцировал Бога предоставить Давида самому себе, чтобы он так поступил; тем не менее, как и приличествует раскаявшемуся грешнику, он сурово судит свои ошибки и смягчает их ошибки. Когда Божьи с>ды свирепствуют повсюду, то большинство людей обвиняют в этом других и не беспокоятся о том, кто падет от них, лишь бы им удалось их избежать. Но раскаявшийся гражданский дух Давида был настроен другим образом. Пусть это напомнит нам о благодати нашего Господа Иисуса, Который отдал себя за наши грехи и хотел, чтобы Божья рука простерлась против Него, а мы могли спастись. Пастырь был поражен, чтобы овцы не пострадали.

Стихи 18-25. I. Давиду дано повеление поставить жертвенник на том месте, где он увидел ангела (ст. 18). Для него это должно было означать:

(1) что благодаря его повторному покаянию и смирению теперь Бог полностью примирился с ним, ибо если бы Господь хотел умертвить нас, то не принял бы от рук наших жертву и не повелел бы построить жертвенник. Ободрение Бога принести Ему духовные жертвы, адресованное нам, является утешительным доказательством того, что Он примирился с нами.

(2) Что мир между Богом и грешником заключается благодаря жертве, а не каким-то другим способом только благодаря Христу великой Жертве умилостивления, прообразом Которого были все жертвы, приносимые по закону. Именно ради Него ангелу-губителю было сказано остановить свою руку.

(3) Что когда Божьи суды милостиво приостановлены, то мы должны признать это с благодарностью и прославить Его. Этот жертвенник должен был служить для жертв благодарения (см. Ис 12:1).

II. Для этого Давид купил участок земли. Похоже, она принадлежала Орне Иевусеянину последователю иудейской религии, которому (хотя по происхождению он был язычником) на этом основании было позволено не только жить среди израильтян, но и иметь собственность в городе (Лев 25:29,30). Этот участок земли был отведен под гумно довольно презренное место, но так как на этом месте трудились, то оно было облагорожено и поэтому возвеличено.

1. Давид сам лично отправился к владельцу, чтобы договориться с ним. Обратите внимание, насколько он справедлив: он не желал использовать это место в данной крайней необходимости, пока не купил и уплатил за него, хотя его владелец был чужестранцем, а он сам царем, к тому же получил четкий приказ от Бога возвести здесь жертвенник. Бог ненавидит грабительство ради всесожжении. Посмотрите на его смирение: он не собирался использовать свое положение; хотя Давид был царем, но в то время раскаявшимся грешником и поэтому в знак самоуничижения не посылает за Орном, чтобы тот пришел, и не отправляет другого человека, чтобы договориться с ним, а лично отправляется к нему (ст. 19); хотя данная ситуация выглядит для него унизительной, но из-за нее он не потерял своей славы. Увидев его, Орна вышел и поклонился царю лицом своим до земли (ст. 20). Великих людей не будут уважать меньше за их смирение, а больше.

2. Когда Орна узнал, в чем дело (ст. 21), то щедро предложил Давиду не только землю для постройки жертвенника, но и волы для всесожжения и другие вещи, которые могли бы понадобиться ему для этого служения (ст. 22). Все это он предложил даром и завершил сделку хорошей молитвой: «Господь,, Бог твой, да будет милостив к тебе]» Он так поступил, (1) потому что имел щедрый дух и большое состояние. Все это он отдал, как царь (ст. 23 в англ.пер.); хотя он был обычным подданным, но имел дух правителя. В еврейском переводе написано: «Он отдал, как царь царю», тем самым подразумевая, что Орна был царем иевусеев в том месте или происходил из царской семьи, хотя в то время платил дань Давиду.

(2) Потому что высоко ценил Давида (хотя тот был его завоевателем) благодаря его личным заслугам и никогда не думал, что слишком много сделал для него и тот у него в долгу.

(3) Потому что он любил Израиль и искренне хотел, чтобы прекратилось поражение народа', а тот факт, что оно прекратится у его гумна, он считал честью и уважением за то, что сейчас отдал Давиду.

3. Давид решил за все уплатить сполна, и так и сделал (ст. 24). В данной ситуации столкнулись две щедрые души. Орна очень хотел все отдать даром, а Давид решил купить, и для этого у него было хорошее основание: он не хотел жертвовать Богу то, что ему ничего не стоило. Он не хотел воспользоваться благочестивой щедростью иевусея. Безусловно, он поблагодарил его за это щедрое предложение, но все-таки заплатил ему пятьдесят сиклей серебра за гумно и волов для этого служения, а позднее 600 сиклей золота за прилегающую землю, чтобы на ней построить храм. Отметьте: тот не знает, что такое религия, кто больше всего заботится о том, чтобы сделать ее для себя дешевой и необременительной, кому больше всего нравится то, что стоит меньше денег и на что требуется меньше усилий. Для чего нам имущество, как не для того, чтобы им почитать Бога? Каким образом его можно использовать лучше?

III. Жертвенник был построен, и на нем были принесены соответствующие данной ситуации жертвы (ст. 25): всесожжения во славу Божьей справедливости, которая совершилась, и мирные жертвы во славу Его милости, за то, что Он своевременно остановил наказание. Тем самым Бог показал (предполагается, что огонь с небес поглотил эти жертвы), что Он умилостивился над страною и что наказание остановлено из милости и в знак примирения Бога с царем и народом. Христос наш жертвенник, наша жертва; только через Него одного мы можем надеяться обрести благоволение у Бога, избежать Его гнева и пламенеющего меча херувима, который охраняет путь к дереву жизни.


Толкование Мэтью Генри на вторую книгу Царств, 24 глава


← 23 2Цар 24 MGC 1

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.