Библия » Толкование Мэтью Генри

2-я Царств 7 глава

Ковчег по-прежнему остается предметом заботы и радости Давида. В данной главе описывается:

(I) как Давид советуется с Нафаном о строительстве дома для ковчега; он объясняет свое намерение (ст. 1,2), и Нафан его одобряет (ст. 3). (II) Общение с Богом по этому вопросу.

1. Бог сообщает Давиду добрую весть: Он принял его намерение, но внес коррективы в отношении исполнения и пообещал, что Давидов род будет наследовать благословения (ст. 4-17).

2. В ответ на сообщение от Бога Давид помолился весьма смиренной молитвой, с благодарностью принимая Божьи обетования и усердно прося об исполнении таковых (ст. 1829). И в Божьем сообщении, и в молитве Давида содержится откровение о Мессии и о Его царстве.

Стихи 1-3. Здесь сообщается:

I. О покое Давида. Царь жил в доме своем (ст. 1) мирно и безмятежно, не имея повода выходить на поле брани: Господь успокоил его от всех окрестных врагов его от всех врагов, которые препятствовали его восхождению на престол; и он радовался отдыху. Несмотря на то что Давид был мужем брани, он был мирен (Пс 119:7) и не находил в войне удовольствия. Его отдых длился не долго, и вскоре ему вновь предстояло вступить в борьбу; но в данное время он наслаждался покоем и находился в своей стихии, сидя у себя дома и размышляя о Божьем законе.

II. О помышлении Давида возвести храм в честь Господа. Он уже построил дворец для себя и город для своих слуг и теперь думает об устройстве жилища для ковчега.

1. Таким образом Давид воздал бы Богу благодарность за все почести, которых Он его удостоил. Следует заметить: когда Бог в Своем провидении делает нам чрезвычайно много добра, это должно побудить нас к размышлениям о том, что мы сами смогли бы сделать для Него и во славу Ему. Что воздам Господу?

2. Таким образом Давид хотел воспользоваться нынешним покоем и с пользой распорядиться дарованным ему Богом отдыхом. Сейчас, когда его не призывают служить Богу и Израилю на поле брани, он желает посвятить свой ум, время и имение служению Господу иным образом, а не утопать в неге, тем более в роскоши. Когда Бог в Своем провидении дает нам отдых и освобождает от множества мирских дел, тогда мы должны трудиться для Него и ради собственной души. Как же отличались мысли Давида, сидящего в своем дворце, от мыслей Навуходоносора, когда тот расхаживал по царским чертогам (Дан 4:26,27)! Последний, будучи гордым, не думал ни о чем, кроме как о могуществе своей силы и о славе собственного величия; смиренная же душа Давида была полна мыслей о том, как прославить Господа и воздать Ему честь. И жизнь показала, как Бог противится гордым и дает благодать смиренным. Давид принял во внимание великолепие собственного жилища (я живу в доме кедровом, ст.2), сравнил его со скромным местом обитания ковчега (ковчег Божий находится под шатром) и увидел в этом несоответствие: почему он должен жить во дворце, а ковчег находиться в шатре? Давид и прежде не мог успокоиться, доколе не нашел места ковчегу (Пс 131:4,5), и теперь он беспокоится, чтобы найти ему лучшее место. Благодатные и благодарные души:

(1) никогда не думают, что они могут сделать для Бога достаточно, и, сделав много, продолжают планировать и изобретать нечто большее.

(2) Не могут наслаждаться удобством своего положения, пока видят, что церковь Божия переживает трудные и мрачные времена. Давид не находит удовольствия в доме из кедра, если у ковчега такового нет. Те, которые лежали на ложах из слоновой кости и не болезновали о бедствии Иосифа (несмотря на то что в их распоряжении была Давидова музыка), не обладали Давидовым духом (Ам 6:4,6), как не обладали таковым и те, кто жил в домах с крышей, тогда как дом Божий пребывал в опустошении.

III. Что Давид поделился своими мыслями с пророком Нафаном. Он рассказал ему как другу и доверенному лицу, с которым привык советоваться. Не мог ли Давид начать сам? Разве дело не было хорошим? Разве он сам не являлся пророком? Да, но успех будет при множестве совещаний. Давид сказал Нафану, чтобы через него узнать мнение Бога. Несомненно, речь шла о добром деле, но точно не знали, есть ли Божья воля на то, чтобы его совершил Давид.

IV. Об одобрении со стороны Нафана: все, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою (ст. 3). Мы не находим, чтобы Давид говорил ему, что намеревается построить храм, он лишь выразил свое беспокойство об отсутствии такового; и на этом основании Нафан легко догадался, что было у Давида на сердце, поэтому он велел ему приступить к делу и пожелал успеха. Следует заметить: мы должны делать все от нас зависящее, чтобы воодушевлять и способствовать осуществлению полезных целей и планов других людей, и при возможности говорить напутственное слово ради совершения доброго дела. Нафан сейчас говорил не от Божьего, а от своего имени, не как пророк, а как мудрый и благочестивый человек; его пожелание соответствовало Божьей воле, которая известна и заключается в том, что каждый человек на своем месте обязан прилежно содействовать успеху религии и служению Богу; хотя, по-видимому, тайная воля Бога, напротив, была такова, чтобы Давид не строил храм. Исключительное право всегда выражать Божье мнение принадлежало Христу, который прекрасно знал его. Другие пророки сообщали Божью волю лишь тогда, когда на них был дух пророчества; но если они заблуждались (как Самуил в 1Цар 16:6 и Нафан здесь), то Бог быстро исправлял ошибку.

Стихи 4-17. Здесь мы находим полное откровение о Божьей благосклонности к Давиду, основанной на добрых побуждениях, а также замечания и заверения, которые Бог послал ему через пророка Нафана, ибо именно последнему Господь доверил передать царю это длинное послание. Целью такового было отговорить Давида от намерения строить храм, поэтому оно было послано (1) через того же человека, который поддержал эту идею, ведь если бы его передал кто-то другой, то это стало бы оскорблением и ударом для Нафана, а Давид пришел бы в замешательство от того, что один пророк ободрил его, а другой отговорил.

(2) В ту же ночь чтобы Цафану не пребывать в заблуждении слишком долго и чтобы Давид перестал заполнять свою голову идеями, которые ему так и не суждено осуществить. Бог мог бы сказать это Давиду непосредственно, но он решил передать послание через Нафана, чтобы поддержать честь Своих пророков и сохранить уважение Давида к таковым. Хотя Давид и был головой, но пророки служили глазами, которыми он должен видеть видения Всемогущего, и языком, к которому он обязан прислушиваться, чтобы услышать Божье слово. Сообщавший это длинное послание Нафану помог памяти пророка удержать его, чтобы тот (решительно настроившись донести верно) передал его полностью, как принял от Господа. Итак, в данном послании:

I. Бог отклоняет намерение Давида построить Ему дом. Оно не осталось незамеченным, потому что Бог знает, что у человека внутри; причем намерение Господу понравилось: хорошо, что это у тебя лежит на сердце (3Цар 8:18); тем не менее Он запретил Давиду осуществлять его: «ты ли построишь Мне дом? (ст. 5) Нет, не ты (как это объясняется в параллельном месте, Шар.1 7:4); тебе предназначена другая работа, которую следует выполнить в первую очередь». Давид муж брани, и ему предстоит расширить границы Израиля, продолжая свои завоевания. Давид прекрасный псалмопевец, и он должен написать псалмы для исполнения в храме, когда тот будет построен, и установить череды левитов; одаренный же сын Давида будет лучшей кандидатурой для строительства дома, и ему будет вверено на хранение лучшее сокровище, поэтому пусть это дело приберегается для него. Служите... каждый тем даром, какой получил. Строительство храма было делом времени, и к таковому уже началась подготовка, но об этом до сих пор не говорили. Бог сказал Давиду, что (1) до сих пор Ему дома не строили (ст. 6) и пока обходились скинией, которая прослужит еще какое-то время. Господь не обращает внимание на внешнюю помпезность служения; Его присутствие со Своим народом в шатре так же надежно, как и присутствие в храме. Давида беспокоило то, что ковчег находится под шатром (то есть невзрачным переносным жилищем), но Сам Бог никогда не жаловался, что это Его беспокоит. Он не задерживался, а ходил, не утомляясь и не изнемогая. Подобно ковчегу, и Христос, когда Он был здесь, на земле, передвигался вместе с шатром, или скинией, ибо Он ходил, благотворя, и не обитал в каком-либо собственном доме, пока не вознесся на небеса, в горние обители в дом Своего Отца, где и поселился. Подобно ковчегу, и Церковь в этом мире является передвижной, живет в шатре, потому что ее нынешнее состояние пастырское и военное, а постоянный город ждет ее в будущем. Давид в своих псалмах часто называет скинию храмом (например, Пс 5:8; 26:4; 28:9; 64:5; 137:2), потому что она соответствовала назначению храма, хотя и была сделана из покрывал. Мудрые и благочестивые люди ценят не показное, пока у них есть настоящее. Наверно, Давид испытывал истинные религиозные чувства и его общение с Богом в шатре приносило ему радости больше, нежели кому-либо из его наследников общение в доме кедровом.

(2) Господь никогда не давал кому-либо из скипетров Израилевых, то есть кому-либо из судей (1Пар 17:6, ибо правители названы скипетрами, Иез 19:14; так же назван и Великий Правитель, Числ 24:17, в русск. пер. жезл), каких-либо распоряжений или указов относительно строительства храма (ст. 7). Поклонение принимается лишь тогда, когда оно установлено Господом. Зачем же Давиду строить планы о том, чего Бог никогда не постановлял? Пусть он дождется поручения, и тогда Бог позволит ему это сделать. Шатер по Божьему предписанию лучше, чем храм собственного изобретения.

II. Бог напомнил Давиду о великих делах, которые Он для него сотворил, чтобы поставить его в известность, что Давид избранник небес; и, несмотря на то что он не избран для строительства храма, Бог не стал его должником за добрые побуждения, ведь, что бы Давид ни делал во славу Божию, Господь всегда и прежде был вместе с ним (ст. 8,9).

1. Бог возвысил Давида, положение которого прежде было низким и незначительным: Я взял тебя от стада овец. Людям, которые достигли высокого положения, полезно напоминать о том, как скромно они начинали, чтобы всегда оставались смиренными и благодарными.

2. Бог даровал Давиду успех и победу над врагами: «Я был с тобою везде, куда ни ходил ты (ст. 9), чтобы защищать тебя в преследованиях и содействовать тебе, когда преследователем был ты. Я истребил всех врагов твоих, которые стояли на твоем пути к восхождению и утверждению».

3. Бог увенчал Давида не только властью и господством над Израилем, но и честью и славой в глазах окружающих народов: Я сделал имя твое великим. Давид прославился своей храбростью, поведением и великими достижениями, о нем говорили больше, нежели о любом другом из известных людей его времени. Обладатель великого имени имеет все основания быть благодарным за него и должен пользоваться им в добрых целях; что же касается не обладающих таковым, то у них нет причин жаждать его, ибо просто доброе имя более желанно. Человек может прожить свою жизнь весьма неприметно, зато спокойно.

III. Израилю Божию обещано благополучное устройство (ст. 10,11). Об этом говорится как бы между прочим перед обетованием, данным самому Давиду, чтобы он понял, что все замышленное для него Бог делает ради Израиля, дабы народ был счастлив под его руководством; пусть Давид удовлетворится предсказанием о мире для Израиля, ведь ему обещано, что он увидит сыновей у сыновей твоих (Пс 127:6). Хороший царь не почувствует себя счастливым, если и его царство не будет таковым. Дальнейшие обетования относятся к семье и к потомкам Давида; следовательно, обетования, касающиеся устройства Израиля, подразумевают благоденствие правления Давида. Предметом обетования являются два обстоятельства:

(1) спокойное место: Я устрою место для народа Моего. Определение о таковом прозвучало много лет назад, но израильтян постигло разочарование, теперь же определение исполнится. Ханаан будет принадлежать исключительно им, их не выселят и не станут им досаждать.

(2) Спокойное владение этим местом: люди нечестивые (подразумеваются главным образом филистимляне, которые долгое время были для израильтян настоящей язвой) не станут более теснить его, как прежде, с того времени, как Я поставил судей над народом Моим, Израилем; и Я успокою тебя от всех врагов твоих (ст. 11), то есть: «Я позабочусь, чтобы мир наконец был достигнут и чтобы он стал длительным; земля успокоится от войны, как во времена судей».

IV. Благословения распространяются на семью и на потомков Давида. Давид вознамерился построить дом Богу, и в знак благодарности Бог обещает, что устроит дом ему (ст. 11). Все, что мы делаем или искренне замышляем сделать для Господа, не потеряет награды своей, даже если провидение не даст нам осуществить это. Выше Господь пообещал, что сделает Давиду имя (ст. 9), здесь же Он обещает устроить ему дом, который будет носить это имя. То обстоятельство, что Давид обладает непреложными удостоверениями Божьего обетования о процветании семьи после его смерти, станет огромным удовлетворением для него при жизни. После пожелания блаженства самим себе и Божьей Церкви нам следует желать блаженства нашим потомкам, чтобы происходящие от нас славили Бога на земле, когда мы будем славить Его на небе.

1. Некоторые из этих обетований имеют отношение к Соломону непосредственному преемнику Давида и продолжателю царского рода Иуды.

(1) Бог возведет Соломона на престол. Слова: «когда же исполнятся дни твои, и ты почиешь с отцами твоими» подразумевают, что сам Давид сойдет в могилу в мире; «и тогда Я восставлю после тебя семя твое». Эта милость намного превосходила оказанную Богом Моисею, Иисусу Навину и любому из судей, которых Он призывал пасти Свой народ. В ситуации с Давидом право на правление впервые передавалось по наследству; ибо и обетованию, которое было дано Христу относительно Его царства, предстояло распространяться на Его духовное потомство. Если дети, то и наследники.

(2) Бог утвердит Соломона на престоле: Я упрочу царство его (ст. 12), утвержу престол царства его на веки (ст. 13). Его право на престол станет явным и неоспоримым, его влияние усилится, а правление будет стабильным.

(3) Бог задействует Соломона в благом деле строительства храма, о котором Давид лишь имел удовольствие замышлять: он построит дом имени Моему (ст. 13). Работа будет сделана, хотя и не руками Давида.

(4) Бог примет Соломона в завет усыновления: Я буду ему отцом, и он будет Мне сыном (ст. 14,15). Нам ничего для счастья и не нужно, кроме того, чтобы Бог был нашим Отцом и Отцом наших близких; и все люди, для которых Бог Отец, превращаются по благодати в Его сыновей, ибо Он наделяет их правами Своих детей. И если Бог становится для нас заботливым, нежным и щедрым Отцом, то и мы должны быть для Него покорными, уступчивыми и послушными детьми. В этом обетовании в отношении Соломона как сына содержится сообщение, что [1] Бог будет наказывать его, когда он даст для этого повод; ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Скорби предусмотрены заветом, они не только не противоречат, но и следуют из отчей любви Бога. «И если он согрешит (как на самом деле и оказалось, 3Цар 11:1), то Я накажу его, чтобы привести к покаянию, но жезлом мужей таким жезлом, обращаться с которым умеют мужья, то есть Я не стану состязаться с ним в полном могуществе Своем (Иов 23:6)». Или же, скорее, речь идет о наказании, которое может перенести человек: «Я учту его состояние и буду наказывать со всей осторожностью и состраданием там, где это необходимо, и не превышу пределы необходимого; накажу его ударами (дословно прикосновениями) сынов человеческих не поражением и ранами, а нежными прикосновениями». [2] Тем не менее Бог не лишит Соломона наследства: но милости Моей (то есть наследия сыновей) не отниму от него (ст. 15). Отделение десяти колен от дома Давидова было наказанием за беззаконие, но благодаря постоянной приверженности этому дому двух остальных колен (что являлось значительной поддержкой царского достоинства) Божья милость непрерывно передавалась потомкам Давида в соответствии с данным обетованием; несмотря на то что род Давида уменьшился, он не оборвался, как род Саула. Жезл Иуды никогда не переходил от Давидовой семьи к какой-либо другой. Этим и был славен завет о царстве (Пс 88:4 и след.), будучи прообразом завета об искуплении и благодати.

2. Остальные обетования имеют отношение к Христу, Которого часто называют Давидом или Сыном Давидовым Тем Сыном Давидовым, на Которого указывали данные обетования и в Котором они полностью исполнились. Христос был из потомства Давида (Деян 13:23). Именно Ему Бог дал престол Давида, отца Его (Лук 1:32), а также всякую власть на небе и на земле и власть вершить суд. Ему предстояло создать евангельский храм дом во имя Господа (Зах 6:12,13). А обетование «Я буду ему отцом, и он будет Мне сыном» апостол явно применил к Христу (Евр 1:5). Что же касается обетования об утверждении дома и престола царства его на веки (ст. 13 и ст.16, где слово на веки упоминается дважды), то оно может относиться исключительно к Христу и к Его царству. Дому Давида и его царству уже давно пришел конец; и лишь царство Мессии является вечным, причем умножению владычества Его и мира нет предела. Предположение о совершении беззакония нельзя применить к Самому Мессии, но оно применимо (и весьма уместно) к Его духовному потомству. У истинных верующих есть свои несовершенства, за которые их ждет наказание, но не истребление. Мы не перестаем быть участниками завета за каждое нарушение условий такового. Итак:

(1) Нафан верно предал данное послание Давиду (ст. 17); несмотря на то что в запрете строить храм звучало противоречие собственным словам Нафана, это не помешало ему передать послание верно, когда он лучше узнал Божью волю.

(2) Бог верно исполнил обещанное Давиду и его потомству в должное время. Хотя Давиду и не удалось осуществить свое намерение о строительстве дома для Бога, тем не менее Господь успешно выполнил Свое обещание и устроил дом Давиду. Такова особенность завета, которому мы подчиняемся: хотя мы совершаем много ошибок в его исполнении, Бог не совершает ни одной.

Стихи 18-29. Здесь приводится торжественное обращение Давида к Богу в ответ на благодатное послание Господа. Мы не знаем, что Давид сказал Нафану; вне всякого сомнения, он принял пророка весьма любезно и почтительно, как Божьего посланника. Но дать ответ Господу Давид решил сам, не посылая таковой через Нафана. Когда духовные служители передают нам послание от Бога, то наши сердца должны давать ответ Господу, а не им; Бог понимает язык сердца, и к Нему мы можем приходить с дерзновением. Поэтому, как только Давид получил послание, он тотчас же удалился, чтобы дать ответ, пока впечатления свежи. Примите во внимание:

I. Место, куда Давид удалился: он пошел... и предстал пред лицем Господа, то есть отправился в скинию, в которой находился знак Божьего присутствия ковчег перед ним царь и расположился. Сейчас Божья воля такова, чтобы люди молились во всяком месте; но, где бы мы ни молились, нам следует вести себя соответственно тому, что мы предстали пред лицом Господа, и видеть Его перед собой.

II. Положение, которое принял Давид: он сел перед Господом (англ. пер, ст.18).

1. Это указывает на положение его тела. Конечно, самая подходящая поза для молитвы стоя или преклонив колени; но иудеи, основываясь на данном примере, говорят: «Цари дома Давидова могли сидеть в храме, никому другому это не позволялось». Но это никоим образом не оправдывает сидение во время молитвы в обычных ситуациях, даже если в случае крайней необходимости позволено иначе. «Давид вошел и занял свое место перед Господом», возможно и такое чтение. Но когда он начал молиться, то встал по обычаю. Или же: он вошел и пребывал пред Господом, находясь какое-то время в безмолвном размышлении, прежде чем приступить к молитве, а потом оставался в скинии дольше обычного.

2. Или же эти слова могут указывать на состояние Давидова духа в то время. Он вошел и успокоился перед Господом именно так мы должны поступать каждый раз, когда приближаемся к Господу. Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое.

III. Саму молитву, которая полна воздыханий от благочестивой и преданной любви к Богу.

1. О себе и о своих заслугах Давид говорит очень скромно. Поэтому его первые слова как бы выражают удивление: кто я, Господи, Господи, и что такое дом мой? (ст. 18). Бог напомнил ему о его незнатном происхождении (ст. 8), и Давид согласился с этим; Давид был невысокого мнения о (1) своих личных заслугах: кто я? Хотя во всех отношениях он был весьма важным и ценным человеком. Давид обладал чрезвычайными физическими и умственными способностями. Его таланты и достоинства были выдающимися. Речь идет о человеке чести, весьма успешном и полезном, любимце народа и грозе для врагов. Тем не менее, когда он пришел говорить перед Господом, то сказал: «кто я? Человек, не достойный внимания».

(2) О заслугах своей семьи: и что такое дом мой? Его дом принадлежал к царскому колену и происходил от князя этого колена; он был связан родственными узами с лучшими семьями страны, тем не менее, подобно Гедеону, Давид считает свое племя бедным в колене Иудином, а самого себя самым младшим в доме своего отца (Суд 6:15). Давид точно так же смирил себя, когда ему давали в жены Саулову дочь (1Цар 18:18), но теперь он делает это более обоснованно. Следует заметить: самым лучшим и великим из людей, даже на пике своих достижений, весьма приличествует иметь о себе скромное и невысокое мнение; ибо и величайшие из людей всего лишь черви, наилучшие не более чем грешники, а достигшие высокого положения не имеют ничего, кроме того, что получили: «кто я... что Ты меня так возвеличил, дал мне царство и утвердил меня в нем и даровал покой от всех врагов?» Здесь подразумевается, что своими силами Давид этого не добился бы, если бы не Бог. На все свои достижения мы должны смотреть как на Божьи дары.

2. Давид говорит очень похвально и почтительно о дарованных ему Божьих милостях.

(1)0 том, что Бог для него сделал: «... Ты меня так возвеличил, до столь высокого положения и господства. Именно Ты помог мне сюда взойти». Даже если мы пребываем в неведении относительно будущих милостей, у нас есть веские основания быть благодарными за то, что Господь для нас делал до сих пор (Деян 26:22).

(2) О том, что Господь ему пообещал. Бог уже сотворил ради Давида великие дела, тем не менее Он обещает ему намного больше, как будто те ничего не значили (ст. 19). Следует заметить: Бог возлагает на Своих людей многое, но приберегаемое для них бесконечно больше (Пс 30:20). Благодати и утешения святых в настоящем являются бесценными дарами; тем не менее (как будто бы Бог счел, что это слишком малый дар для Его детей) Он обещает им несравненно больше в грядущем безмерно, как сама вечность. И в этом отношении мы должны, как и Давид здесь, признать, что [1] обетованные блага намного превосходят то, чего мы можем ожидать: это уже по-человечески, то есть", во-первых, вправе ли человек ожидать такого отношения к Себе со стороны Создателя? Разве это по Адамову закону? Следует заметить: учитывая особенности и состояние человека, остается лишь удивляться и изумляться, что Бог поступает с ним именно так. Человек низкое создание, а значит, по закону о дистанции совершенно непригодное для Бога и заслуживает по закону пренебрежительного отношения, ведь речь идет об отвратительном грешнике, подлежащем суду по закону проклятия и смерти. Таков Адамов закон, и Божье обращение с людьми совсем ему не соответствует! Бог приблизил к себе человека, купил его дорогой ценой, заключил с ним завет, стал с ним общаться мыслимо ли это? И, во-вторых, разве люди обычно поступают так друг с другом? Нет. Пути Бога намного превосходят образ действий людей. Несмотря на то что Господь столь высок, Он уделяет внимание низшим разве таков образ действия людей? Хотя мы и оскорбили Бога, Он стремится примириться с нами, медлит, чтобы помиловать, неоднократно прощает разве таков образ действий людей? Существует другое толкование этих слов: и это закон человеческий, Господи Иегова, то есть: «Обетование о Том, Чье царство утвердится навеки, надлежит понимать как обетование о человеке, но в то же время и о Господе Иегове, а значит, речь идет о законе Такового. Мессия из Моих чресл должен быть человеком, но Царствующий вечно должен быть Богом». [2] Сверх того человеку больше нечего и желать: «Что еще может сказать Тебе Давид? (ст. 20). О чем мне еще просить, чего мне еще желать? Ты знаешь раба Твоего, Господи мой, Господи! Ты знаешь, что сделает меня счастливым, а обещанного Тобой достаточно для моего блаженства». Обетование о Христе включает в себя все. Если Этот Человек, Господи Боже, будет у нас, то о чем нам еще просить? (Еф 3:20). Обетования о завете благодати сформулированы Тем, Кто нас знает, следовательно, Он знает, как применить их ко всем нашим потребностям. Он знает нас лучше, чем мы знаем себя, поэтому давайте будем довольствоваться тем, что Он о нас позаботился. Можем ли попросить для себя в своих молитвах еще чего-то, если Он предусмотрел для нас в Своих обетованиях все?

3. Давид приписывает все дарованной ему Божьей благодати (ст. 21), причем это касается как великих деяний, уже совершенных ради него, так и великих деяний, о которых ему поведал Бог. Все это было:

(1) ради Его Слова, то есть ради Христа Вечного Слова; все благодаря Его заслугам. Или же: «Чтобы Ты, Господи, смог возвеличить слово обетования Твоего превыше всякого имени, сделав его опорой и сокровищницей Твоего народа».

(2) По Твоему сердцу, Твоим благодатным советам и замыслам ех тего motu по своей доброй воле. Ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение. Все, что Бог делает в Своем провидении для Своего народа, и все, что Он гарантирует ему в Своих обетованиях, делается по Божьей воле и во хвалу Всевышнему, по благоволению и во славу Его слова.

4. Давид восхищается величием Божьей славы: по всему велик Ты, Господи мой, Господи! ибо нет подобного Тебе (ст. 22). Милостивое снисхождение Бога к Давиду и честь, которой Господь его удостоил, отнюдь не уменьшили благоговейный трепет царя перед Божьим величием; ибо, чем ближе человек становится к Богу, тем лучше он видит Его славу, и чем более дороги мы в Его глазах, тем величественнее Он должен быть в наших. И мы признаем тот факт, что нет никого подобного Господу и кроме Него нет другого Бога, и та сила и благость, которую мы видели собственными глазами, соответствует услышанному собственными ушами, а нам и вполовину не сказано.

5. Давид говорит о том, как он ценит Израиль Божий (ст. 23,24). Никто из богов не сравнится с Иеговой, подобным же образом ни один из народов не сравнится с Израилем, если учесть:

(1) Божьи дела, сотворенные для израильтян. Господь приходил, чтобы искупить их, усердно принявшись за это великое дело и совершая его со всей торжественностью. Elohim halecu, dii iveruni Боги приходили, как если бы все три ипостаси благословенной Троицы собрались на совещание по делу искупления, как в свое время совещались во время дела сотворения, когда Бог сказал: сотворим человека. В халдейском парафразе говорится: (народ) который приходили приобрести те, кто был послан от Бога, подразумевая (по моему предположению) Моисея и Аарона. Искупление Израиля, как о нем говорится здесь, было прообразом нашего искупления Христом, поскольку: [1] израильтяне были выкуплены у язычников и их богов; подобным же образом выкуплены и мы от всякого беззакония и сообразования с этим миром. Христос пришел спасти людей Своих от грехов их. [2] Израильтяне были искуплены, чтобы стать Богу избранным народом, очищены и соответствующим образом преобразованы, чтобы Он смог сделать Себе великое имя, а для них сотворить великие дела. Так и две основные цели искупления святых это Божья слава и вечное блаженство святых.

(2) Завет, который Бог заключил с Израилем (ст. 24). Таковой был [1] двусторонним: «Они будут Тебе народом, а Ты будешь им Богом; они посвящают Тебе все свои интересы, а Ты используешь ради них все Свои атрибуты. [2] Непреложным: «Ты заверил их». Заключающий завет заверяет его и будет его исполнять.

6. В заключение Давид обращается к Богу со смиренными прошениями.

(1) Он обосновывает свои просьбы на послании, которое передал ему Господь: так как Ты... открыл рабу Твоему (ст. 27), то есть: «По Своему благоволению Ты обещал, что устроишь мне дом, иначе я никогда не нашел бы в своем сердце побуждение обратиться к Тебе с такой молитвой, как эта. Я не осмелился бы просить о столь великих вещах, если бы Твое обетование не воодушевило меня и не велело мне просить об этом. Они действительно велики, чтобы мне просить о них, но не столь велики для Тебя, чтобы дать. Твой раб нашел в своем сердце побуждение молиться этой молитвой», так это звучит в подлиннике и в Септуагинте. Многим перед молитвой нужно «искать свое сердце», а Давид свое нашел, то есть сосредоточился, сердце его не блуждало, а всецело посвятило себя долгу и служению. Молитва, которая только на языке, не может удовлетворить Господа: она должна быть в сердце и ему надлежит ликовать и изливаться перед Богом. Сын мой! отдай сердце твое Богу.

(2) Его вера и упования зиждутся на надежности Божьего обетования: «Господи Боже (ведь Ты Тот Бог Господь Саваоф и Бог Израилев, Бог, Чьи слова истинны и верны, и Бог, на Которого можно положиться), Ты возвестил рабу Твоему такое благо (ст. 28), о котором я теперь осмеливаюсь молиться.

(3) Отсюда Давид берет тему своей молитвы и ссылается на Божьи слова как на руководство в таковой. [1] Он молится об исполнении Божьего обетования: «Пусть Твое слово, на которое Ты повелел мне уповать, сбудется (Пс 118:49) и исполни то, что Ты изрек (ст. 25); большего я не желаю, но и ожидаю не меньшего; столь исчерпывающе и надежно обетование». Подобным же образом и мы должны превращать Божьи обетования в предмет молитвы, и тогда они исполнятся; ибо у Бога слова с делом не расходятся, как это часто бывает у людей. Бог поступит так, как Он сказал. [2] Давид молится о прославлении Божьего имени: и да возвеличится имя Твое во веки (ст. 26). Это должно быть сутью и главной темой всех наших молитв, их альфой и омегой. Начинайте со слов: да славится имя Твое, а завершайте: Твоя слава во веки. «Возвеличусь я или нет, да возвеличится имя Твое». Давид считает, что лучше всего прославит Бога, если скажет с подобающим чувством: Господь Саваоф Бог над Израилем. Это означает, что Бог Израилев славится Своим величием, потому что Он Господь Саваоф; это также означает, что Господь Саваоф славится Своей благостью, потому что Он Бог над Израилем. И в том и в другом да возвеличится имя Его во веки. Пусть все творенье и все церкви славят Его за это. Давид желал, чтобы Божьи обетования исполнились во славу Господу и делали честь Божьему имени, а не его собственному. Подобным образом молился и Сын Давидов: Отче! прославь имя Твое (Иоан 12:28), а также: прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя (Иоан 17:21). [3] Давид молится о своем доме, потому что обетование имеет к нему особое отношение, и просит, чтобы, во-первых, он был счастлив: благослови дом раба Твоего (ст. 29), и снова: благословением Твоим... «Пусть дом Твоего раба обретет истинное и вечное благословение. Поистине блажен тот, кого благословляешь Ты». Благочестивые люди очень заботятся о своих семьях; и наилучшее наследство, которое они могут им оставить, это Божье благословение. Давид повторяет просьбу о благословении, причем не напрасно, потому что таким образом он явно говорит о том, как ценит Божье благословение и как страстно желает его, ибо, в конечном счете, от этого зависит счастье его семьи. Во-вторых, счастье его дома продлилось: «да будет он тверд пред лицем Твоим (ст. 26); чтоб он был вечно пред лицем Твоим» (ст. 29). Давид молился, чтобы (а) право наследования престола не было упразднено, но осталось в его семье, чтобы никто из его потомков не лишился такового, но чтобы ходили пред Господом, ибо это послужит их устойчивости, (б) Его царство пребывало и достигло совершенства в царстве Мессии. На эту молитву Давида, сына Иессеева, о своем доме, чтоб он был вечно пред лицем Господа (см. Пс 71:17), был дан исчерпывающий ответ, когда Христос навсегда воссел одесную Бога (Евр 10:12) и получил полное заверение, что семя его пребудет вовек и престол его продлится, как дни неба. Вечность царства Мессии должна стать предметом желаний и веры всех благочестивых людей.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на вторую книгу Царств, 7 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.