Библия » Толкование Мэтью Генри

2-я Царств 9 глава

Данная глава полностью посвящена милости, явленной Давидом потомку Ионафана ради последнего. I. Давид навел справки об оставшихся из дома Саулова и нашел Мемфивосфея (ст. 1-4). II. Любезный прием, оказанный Мемфивосфею, когда его привели к Давиду (ст. 5-8). III. Забота Давида о Мемфивосфее и о его домашних (ст. 9-13).

Стихи 1-8. Здесь мы узнаем:

I. Что Давид наводил справки об оставшихся из потерпевшего крах дома Саулова (ст. 1). Это имело место много лет спустя после восхождения Давида на престол, ибо, по-видимому, у Мемфивосфея, которому было всего пять лет, когда умер Саул, уже родился сын (ст. 12). Давид надолго забыл о своих обязательствах перед Ионафаном, но теперь, наконец, вспомнил о таковых. Нам полезно подчас задумываться, не пренебрегли ли мы исполнением каких-либо обещаний или обязательств; лучше сделать это позже, чем никогда. В своем кратком повествовании о жизни Давида апостол Павел говорит, что он служил своему поколению согласно Божьей воле (англ. пер., Деян 13:36), то есть речь идет о человеке, главным делом которого было творить добро; примером тому может послужить и случай, который мы здесь рассматриваем и можем увидеть, что:

1. Давид искал возможности делать добро. Возможно, его совесть была бы спокойна, если бы он исполнил данное Ионафану обещание, просто оказав помощь или поддержку кому-либо из его потомков, которые попросили бы или обратились к нему за этим. Но Давид сделал больше он сам стал наводить справки у окружающих (ст. 1); и когда встретил человека, который, вероятно, смог бы проинформировать его, то спросил конкретно: нет ли еще кого-нибудь из дома Саулова? я оказал бы ему милость Божию (ст. 3). «Есть ли кто-нибудь, с кем я не просто могу поступить справедливо (Числ 5:8), но и оказать таковому любезность?» Следует заметить: Божьим людям следует искать возможности делать добро. А честный и мыслит о честном (Ис 32:8). Ибо, людей, которые действительно нуждаются в нашей помощи и благотворительности, не так часто найдешь без наведения справок. Кто больше всего нуждается, тот наименее настойчив.

2. Давид наводил справки именно об оставшихся из дома Саулова, которым он хотел явить милость ради Ионафана: не остался ли еще кто-нибудь из дома Саулова? У Саула была большая семья ( 1Пар 8:33) достаточно многочисленная, чтобы заселить страну, тем не менее она настолько пострадала, что никого из ее представителей не было видно; но суть вопроса состояла в том, не остался ли еще кто-нибудь? Видите, как по Божьему провидению опустошаются целые семьи? Видите, к чему приводит грех человека? Дом Саула был кровожадным, и не удивительно, что он так сократился (гл 21:1). Но, несмотря на то что Бог наказывал детей за грехи отцов, Давид этого делать не стал. «Не остался ли еще кто-нибудь? Я оказал бы ему милость, но не ради Саула, а ради Ионафана».

(1) Саул был заклятым врагом Давида, тем не менее последний от всего сердца желал явить милость его дому и стремился это сделать. Он не стал спрашивать: «Не остался ли кто-нибудь еще из Саулова дома, чтобы я смог найти способы устранения такового и предотвратить беспокойство, которое он способен причинить мне или моему наследнику?» Например, Авимелеху было не по душе, чтобы остался кто-нибудь из Гедеонова дома (Суд 9:5), и Гофолия не хотела, чтобы остался кто-либо из царского племени (2Пар 22:10,11). Таковые узурпировали власть. Давид же в таких недостойных методах не нуждался. Он желал оказать милость Саулову дому не только потому, что доверял Богу и не боялся каких-либо действий со стороны представителей этого дома, но это желание было обусловлено склонностью к милосердию, к тому же Давид простил былые обиды. Следует заметить: людям, которые когда-то поступили с нами несправедливо или причинили вред, мы должны доказать искренность своего прощения готовностью оказать при случае милость им и их близким. Нам не только следует избегать мщения за себя, но и надлежит любить своих обидчиков и благотворить им (Мат 5:44), а также не отказывать в добрых услугах и в любви тем, кто причинил нам много вреда. Напротив, благословляйте (1Пет 3:9). Именно таким образом мы победим зло и найдем милость для себя и своих близких, когда мы или они будут в таковой нуждаться.

(2) Ионафан был преданным другом Давида, и поэтому последний хотел явить милость его дому. Этот пример учит нас: [1] помнить о своих заветах. Мы должны добросовестно исполнять обещанное, даже если этого от нас не требуют. Бог верен нам, давайте же и мы будем хранить верность друг другу. [2] Помнить о своих друзьях, о своих старых друзьях. Следует заметить: доброта по отношению к друзьям, а также к их близким это один из законов нашей святой религии. Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным (Прит.1 8:24). Если Провидение даровало нам преуспевание, а наших друзей и их семьи постигло разорение, то нам не следует забывать старые знакомства, но лучше рассматривать эту ситуацию, как прекрасную возможность оказать им милость, ведь именно сейчас наши друзья более всего нуждаются в нас, а мы, как никогда прежде, способны им помочь. Даже если между нами нет дружеского договора, который обязывал бы нас к такому проявлению постоянства в любви, тем не менее священный закон дружбы требует от нас, как от друзей, проявлять сострадание к попавшему в беду (Иов 6:14). Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья. Дружба обязывает нас интересоваться делами семей и оставшихся в живых родственников людей, которых мы любили и которые, хотя и покинули нас, но оставили о себе память, а также своих потомков, нуждающихся в заботе.

3. Милость, которую Давид пообещал Саулову дому, он сам называет милостью Божьей; речь идет не просто о великой милости, а (1) о милости, предусмотренной заветом между Давидом и Ионафаном, при заключении которого призывали в свидетели Бога (см. 1Пар 20:42).

(2) О милости по Божьему примеру, ибо нам надлежит быть милостивыми, как и Господь милостив. Бог щадит тех, над кем у Него преимущество, так же должны поступать и мы. Ионафан обратился к Давиду с просьбой: если я буду еще жив, окажи мне милость Господню... а если я умру, то не отними милости твоей от дома моего (1Пар 20:14,15). Божья милость превосходит ту, которую мы можем, как правило, ожидать от людей.

(3) О благочестивой милости, которую оказывают, взирая на Бога и радея о Его чести и благосклонности. Информацию, которую получил Давид относительно Мемфивосфея, сына Ионафанова. Сива был старым слугой Сауловой семьи и знал о ее состоянии. За ним послали, его расспросили и сообщили царю, что сын Ионафана жив, но он хромой ногами (почему он стал таким, мы узнали раньше, гл 4:4), и теперь он жил неприметно, вероятно, среди родственников своей матери в Лодеваре Галаадском на другом берегу Иордана, где был забыт в сердцах, как мертвый, но переносил это забвение легче, потому что мало помнил о высоких почестях, которых лишился. Как его привели во двор царя. Царь послал за ним (вероятно, Сиву) и велел, чтобы Мемфивосфея доставили в Иерусалим как можно скорее (ст. 5). Таким образом он избавил Махира от хлопот и, наверно, вознаградил его за издержки, связанные с проживанием у него Мемфивосфея. А Махир, похоже, был очень добрым и щедрым человеком и приютил у себя Мемфивосфея не изза какой-либо неприязни к Давиду или его правительству, но из сострадания к княжескому сыну, который лишился высокого положения; ибо впоследствии мы увидим, что он оказал любезность и самому Давиду, когда тот бежал от Авессалома. Махир назван в числе людей, которые снабдили царя всем необходимым, когда он пришел в Маханаим (гл 17:27); хотя, посылая за Мемфивосфеем, Давид не думал, что настанет время, когда он сам будет весьма признателен Махиру, и, возможно, Махир проявил такую готовность помочь Давиду, чтобы отблагодарить его за милость, оказанную Мемфивосфею. Поэтому и нам надлежит стараться быть щедрыми, потому что не знаем, когда сами окажемся в нужде (Еккл 11:2). И кто напояет других, тот и сам напоен будет (Прит 11:25). Итак:

1. Мемфивосфей предстал перед Давидом, выражая все причитающееся тому почтение. Невзирая на хромоту, он пал на лице свое, и поклонился (ст. 6). Давид оказывал такие почести его отцу Ионафану, когда тот был ближайшим наследником престола (Давид пал лиц ем своим на землю и трижды поклонился, 1Пар 20:41); и теперь Мемфивосфей подобным же образом обращается к Давиду, когда состояние дел радикально изменилось. Кто выражает почтение, когда занимает низкое положение, тому будут выражать почтение, когда он получит повышение.

2. Давид принял его со всей любезностью, какая только возможна.

(1) Он говорил с ним, как бы изумляясь, но показывая, что рад его видеть: «Мемфивосфей! Кого я вижу?!» Давид помнил его имя, потому что, вероятно, Мемфивосфей родился примерно в то время, когда Давид и Ионафан близко сдружились.

(2) Давид велел Мемфивосфею не бояться: не бойся (ст. 7). Вероятно, Мемфивосфей смутился при виде Давида, и, чтобы избавить его от смущения, Давид заверяет, что сам послал за ним, но не из злых побуждений или зависти, а чтобы оказать милость. Великие люди не должны испытывать удовольствия от того, что приводят нижестоящих в робость (ибо Великому Богу это не присуще), лучше пусть они их ободряют.

(3) Давид дает Мемфивосфею как царское пожалование все поля Саула, отца его (то есть его вотчину), которые были конфискованы у Иевосфея за его мятеж и причислились к владениям Давида. Это стало настоящей милостью, а не просто добрым словом. Истинную дружбу отличает великодушие.

(4) Несмотря на то что Давид пожаловал Мемфивосфею хорошее имение, достаточное, чтобы содержать себя, тем не менее ради Ионафана (наверно, потому что увидел в лице Мемфивосфея черты, напоминавшие его отца) он пригласил его быть постоянным гостем за своим собственным столом, где он будет обеспечен не только хорошей пищей, но и обслуживанием и компанией, подобающей лицу столь высокого рода и достоинства. Хотя Мемфивосфей был хромым и неказистым на вид и, по всей вероятности, не имел особых способностей к ведению дел, тем не менее ради его доброго отца Давид принял его в свою семью.

3. Мемфивосфей принимает эту милость с огромным смирением и самоуничижением. Он не относился к числу тех, кто воспринимает каждую любезность как должное и считает слишком незначительным все, что могут сделать для него друзья. Но, наоборот, он говорит о милостях Давида с изумлением: что такое раб твой, что ты призрел на такого мертвого пса, как я? (ст. 8). Как он поносит себя! Хотя Мемфивосфей был сыном принца и внуком царя, тем не менее поскольку его семья была виновной и навлекла на себя гнев, а сам он стал бедным и хромым, то называет себя перед Давидом мертвым псом. Следует заметить: хорошо, когда сердце смиряется под действием смиряющих обстоятельств. Если по Божьему провидению наше положение становится низким, то Божья благодать не дает и нашему духу превозноситься и тогда нам будет легко. И кто смирился подобным образом, тот поднимется. Как Мемфивосфей восхищается милостью Давида! Хотя он легко мог бы и преуменьшить ее значение, если бы был к этому расположен: Давид вернул ему имение его отца? Так он отдал ему его собственное. Давид пригласил его к себе за стол? Так это своего рода хитрость чтобы присматривать за ним. Но Мемфивосфей почитает все слова и дела Давида великой милостью, а себя самого недостойным самой малой из Давидовых милостей (см. 1Цар 18:18).

Стихи 9-13. Здесь описывается, как решился вопрос с Мемфивосфеем.

1. Акт дарения поместья его отца закрепили, и в свидетели призвали Сиву (ст. 9); по-видимому, у Саула было очень хорошее имение, потому что его отец был человеком знатным и весьма состоятельным (1Цар 9:1), к тому же Саул располагал полями и виноградниками, которые мог дарить (1Цар 22:7). Но, каким бы большим ни было имение, теперь всем владел Мемфивосфей.

2. Управление поместьем поручили Сиве, который знал, что это такое и как из этого извлечь максимальную пользу, и которому Мемфивосфей мог доверять, как слуге своего отца; кроме того, у Сивы была семья, состоящая из множества сыновей и слуг, то есть у него нашлось достаточно рук, чтобы справляться с делами в поместье (ст. 10). Таким образом, для Мемфивосфея стало огромным облегчением обрести имение без особых хлопот, и он оказался на верном пути к обогащению, имея большие доходы при отсутствии необходимости нести расходы, поскольку сам питался за столом у Давида. Тем не менее, кроме хлеба для себя, он нуждался в продовольствии для своего сына и слуг; кроме того, свою долю от прибыли желали получать сыновья и слуги Сивы, и по этой причине, вероятно, здесь приводится число таковых: пятнадцать сыновей и двадцать рабов, которые могли потребовать почти все, что там было. Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им: разве только смотреть своими глазами? (Еккл 5:10). Все живущие в доме Сивы были рабами Мемфивосфея (ст. 12), то есть все жили за его счет и превращали его имение в добычу, притворяясь, что служат ему и приносят пользу. Иудейская поговорка гласит: «Кто умножает слуг, тот умножает воров». Теперь Сива доволен, ибо он любит богатство и будет иметь его в избытке. «Все, что приказывает господин мой царь рабу своему, исполнит раб твой (ст. 11). Предоставьте мне это имение; что же касается Мемфивосфея (похоже, что это слова Сивы), то, если царю угодно, не стоит беспокоить двор, ибо он всегда будет есть за моим столом, и при этом с ним будут обращаться как с одним из сыновей царя». Но Давид пожелал, чтобы Мемфивосфей ел за его столом, и Мемфивосфей был доволен своим положением, равно как и Сива своим. О неверности Сивы мы узнаем позже (гл 16:3). Итак, поскольку Давид был прообразом Христа своего Господа и сына, своего корня и отрасли, то пусть его милость по отношению к Мемфивосфею послужит примером милости и любви Бога и нашего Спасителя к падшему человеку, хотя Господь и не имеет перед ним обязательств, какие были у Давида перед Ионафаном. Человек обвинялся в бунте против Бога и, подобно Сауловому дому, был приговорен к отвержению, а посему не только обнищал и лишился своего достоинства, но и стал хромым и немощным в результате грехопадения. А Сын Божий наводит справки об этом выродившемся племени (которое не вопрошает о Нем) и приходит, чтобы взыскать и спасти его. Тем его представителям, которые смирили себя перед Ним и посвятили Ему, Спаситель возвращает утраченное наследие и дает им право на рай, который лучше потерянного Адамом, и приглашает смиренных к общению с Собой и усаживает их за Свой стол вместе со Своими детьми, чтобы кормить их яствами с небес. Господи, что такое человек, что Ты столько ценишь его?!

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на вторую книгу Царств, 9 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.