Библия » Толкование Мэтью Генри

2-я Царств 16 глава

Предыдущая глава закончилась тем, что Давид бежал из Иерусалима, а Авессалом вошел в него. В данной главе:

(I) мы будем сопровождать Давида в его печальном бегстве и узнаем:

(1) как он был обманут Сивой (ст. 1-4); (2) как его проклинал Семей, а он сам отнесся к этому с поразительным терпением (ст. 5-14).

(11) Мы встретимся с Авессаломом во время его торжественного въезда в Иерусалим и узнаем:

(1) как его обманул Хусий (ст. 15-19); (2) что Ахитофел посоветовал ему войти к наложницам отца (ст. 20-23).

Стихи 1-4. Ранее мы читали о том, как добр был Давид к сыну Ионафана Мемфивосфею, насколько благоразумно он вверил слуге Сиве управление его хозяйством, когда щедро угощал его за своим столом (2Цар 9:10). Этот вопрос был решен, но, похоже. Сива не был удовлетворен должностью управляющего, а хотел быть хозяином имущества Мемфивосфея. И он решил, что теперь настало время добиться своего; если ему удастся добиться разрешения от царя (то ли от Давида, то ли от Авессалома, ему было все равно), то надеялся, что ему удастся сохранить добычу, обрести которую собирался, ловя рыбку в мутной воде. Для этого (1) он преподнес Давиду щедрый подарок превосходные продукты, которые были особенно желанными, так как доставлены очень вовремя (ст. 1). Этим подарком он хотел склонить царя на свою сторону, ибо подарок у человека дает ему простор и до вельмож доведет его (Прит 18:17), более того, куда ни обратится он, успеет (Прит 17:8). Из этого Давид сделал вывод, что Сива был очень предусмотрительным и щедрым человеком, любящим его, в то время как тот желал лишь добиться своей цели и лично завладеть имуществом Мемфивосфея. Неужели возможность продвижения в этом мире может сделать человека щедрым по отношению к богатым? И разве вера в получение щедрого воздаяния при воскресении праведных не должна сделать нас щедрыми к бедным? (Лук 14:14). Сива поступил очень благоразумно, выбирая подарок для Давида; он принес именно то, что могло порадовать его в нынешней беде (ст. 2). Обратите внимание: вино предназначалось для ослабевших, а не для царя или придворных; похоже, они обычно не употребляли его, а оно было целебным средством для погибающих (Прит 31:6). Благо тебе, земля, когда правители используют вино для подкрепления, как Давид, а не для пьянства, как Авессалом (2Цар 13:28). (см. Еккл 10:17). К чему бы ни стремился Сива, преподнося этот дар, но Божье провидение милостиво послало его Давиду для поддержки. Бог использует плохих людей для достижения хороших целей во благо Своему народу и посылает им пищу через воронов. Войдя в доверие к Давиду благодаря своему подарку и заработав хорошую репутацию, далее для осуществления своих планов он решил настроить его против Мемфивосфея, что и сделал с помощью ложного обвинения, представляя его человеком неблагодарным, который решил подняться за счет нынешних волнений и вернуть себе венец в то время, когда Давид с сыном сражались из-за него. Давид спросил о нем Сиву, как члена его семьи, и это дало ему возможность рассказать о Мемфивосфее лживую историю (ст. 3). Какой огромный ущерб часто наносят господам лживые языки их слуг! Давид знал Мемфивосфея как человека не амбициозного и довольного своим положением, довольно преданного ему и его руководству, который из-за своего увечья вряд ли собирался на покалеченных ногах взбираться по карьерной лестнице; тем не менее Давид поверил этой клевете и без дальнейшего исследования и размышлений обвинил Мемфивосфея в предательстве, захватил его землю в качестве конфискации и передал ее Сиве: «Вот тебе все, что у Мемфивосфея» (ст. 4). Он принял поспешное решение, которого потом, когда правда вышла на свет, стыдился (2Цар 19:29). Правители ничего не могут с этим поделать, но иногда (как говорит наш закон) они глубоко ошибаются, доверяя подаркам; хотя они должны использовать все возможные средства, чтобы раскрыть истину, и быть бдительными в отношении злобных и амбициозных людей, которые стремятся обмануть их, как в данном случае Сива обманул Давида. Добившись своей цели с помощью обмана, Сива тайком посмеялся над доверчивостью царя и поздравил себя с успехом, а затем удалился, выразив восхищение царем и признавшись, что ценит его благоволение больше, чем имущество Мемфивосфея: «Да обрету милость в глазах господина моего, царя, и этого мне достаточно!» Люди, занимающие важное положение, должны быть бдительны к льстецам и помнить, что природа дала им два уха, чтобы они могли слушать с двух сторон.

Стихи 5-14. Данные стихи описывают, что Давид реагировал на проклятия Семея намного лучше, чем на лесть Сивы. Лесть Сивы заставила его вынести неверный суд о другом человеке, а проклятия Семея правильно осудить самого себя. Мы подвергаемся намного большей опасности, когда мир нам улыбается, чем когда он недоволен нами. Здесь обратите внимание:

1. Каким наглым и неистовым был Семей и как его злоба использовала данную ситуацию, когда Давид попал в беду, чтобы стать особо яростной. Спасаясь бегством, Давид пришел в Бахурим город, принадлежавший колену Вениаминову, в котором или поблизости которого проживал Семей. Так как он был из дома Саула (после падения которого все его надежды на продвижение потерпели крах), то испытывал неумолимую вражду к Давиду, несправедливо считая его причиной гибели Саула и его семьи только на том основании, что согласно божественному назначению он должен был стать его преемником. Пока Давид процветал и был у власти, Семей ненавидел его так же, как и сейчас, но тогда не осмеливался ничего сказать против него. Бог знает, что находится в сердцах тех, кто недоволен Им или Его правлением, а земные цари этого не знают. Теперь же Семей вышел вперед и начал проклинать Давида всеми нехорошими словами и пожеланиями, какие только мог придумать (ст. 5). Обратите внимание:

1. Он использовал эту возможность, чтобы дать выход своей злобе, (1) ибо решил, что теперь может это делать, не опасаясь за свою жизнь; тем не менее, если бы Давид решил проявить негодование по этому поводу, то подобное поведение стоило бы ему жизни.

(2) Потому что теперь это было особенно болезненно для Давида и добавляло страданий к его скорби, ибо тем самым он лил уксус на его раны. Давид жаловался, считая самыми жестокими людей, которые страдания уязвленных Богом умножают (Пс 68:27). Так поступал Семей, проклиная того, на кого благородный глаз не мог смотреть без сострадания.

(3) Ибо теперь он думал, что провидение оправдает его порицания и что нынешние страдания Давида доказывают, что он был именно таким плохим человеком, каким он выставлял его. Друзья Иова осудили его на основании того же ложного принципа. Кто испытывает на себе порицания праведного Бога, тот не должен считать странным, если из-за этого он подвергается порицаниям злых людей. Если однажды было сказано: «Бог оставил его», то за этим сразу последуют слова: «Преследуйте и схватите его» (Пс 70:11). Подобным образом низменным духам свойственно топтаться по тем, кто упал, и оскорблять их.

2. Как он выразил свою злобу. Посмотрите:

(1) что делал этот ничтожный человек: он бросал камнями на Давида (ст. 6), словно царь был собакой или наихудшим из преступников, которого весь Израиль должен бить камнями, пока он не умрет. Возможно, он держался на расстоянии, чтобы брошенные камни не достигали Давида или его спутников, тем не менее он показал, что сделал бы, если это бы было в его власти. Он бросал на сторону его и пылью (ст. 13), которая, возможно, попадала ему самому в глаза, как и брошенные им проклятия, которые, будучи беспочвенными, должны были вернуться ему на голову. Поэтому, хотя его злобность была отвратительной, но ее бессилие делало его смешным и презренным. Сражающиеся с Богом не могут причинить Ему вреда, хотя и ненавидят Его. Если ты грешишь, что делаешь ты Ему? (Иов 35:6). Его преступление усугублялось тем, что справа и слева Давида сопровождали храбрые люди, и поэтому он не был в таком безнадежном положении (преследуемый, но не оставленный), как думал Семей, который продолжал свое дело, все больше распаляясь, ибо Давид терпеливо принимал их.

(2) Что он говорил. Вместе с камнями он стрелял своими стрелами горькими словами (ст. 7,8), презирая закон, гласивший: «...начальника в народе твоем не поноси» (Исх 22:28). Давид был человеком чести и совести и имел хорошую репутацию благодаря своим благочестивым и справедливым поступкам; что же этот нечистый рот говорил против него? Он мог припомнить только то, что давным-давно было сделано в отношении дома Саулова, в чем он обвинял Давида, ибо из-за этого считал себя проигравшим. Посмотрите, насколько мы склонны судить о людях и их характере по тому, как это касается нас, и делать вывод, что, безусловно, нечестивы (какими бы справедливыми они ни были), если они являются инструментом, причинившим нам зло. Мы настолько предвзяты к самим себе, что ни одно правило не может быть ошибочнее этого. Не было человека более невиновного в пролитии крови дома Саулова, чем Давид. Не один раз он щадил жизнь Саула, в то время как Саул хотел лишить его жизни. Когда Саул и его сыновья были убиты филистимлянами, то Давид со своими воинами находился очень далеко, и когда они узнали об этом, то оплакивали их смерть. Он оправдал себя от обвинений в убийстве Авенира и Иевосфея, и тем не менее вся кровь дома Саулова возлагалась у его дверей. Невиновность не ограждает от злобности и лжесвидетельства, и поэтому мы не должны считать странным, если нас обвиняют в том, от чего мы особенно тщательно пытались оградить себя. Хорошо, что нас судить будут не люди, а Тот, Кто судит по истине. Самым несправедливым для Давида было обвинение в крови дома Саулова, [1] ибо оно демонстрировало его характер и представляло как человека кровожадного, сына Велиара (ст. 7). Если человек кровожадный, то нет сомнений в том, что он принадлежит дьяволу, то есть является его чадом; дьявол назван Велиаром (2Кор 6:15), он был убийцей с самого начала. Кровожадные люди являются наихудшими. [2] Ибо получалось, что из-за этого на него обрушилась нынешняя беда: «Теперь, когда тебя свергли с престола и выгнали в пустыню, Господь обратил на тебя всю кровь дома Саулова». Посмотрите, как наглы нечестивцы, приспосабливающие суды Божьи для служения своим личным страстям и мести. Если кто-либо (как они думают) причинит им зло, то попадет в беду, а нанесенный им ущерб станет основанием для беды. Но мы должны остерегаться, чтобы не обидеть Бога, делая таким образом Его провидение покровителем нашего безрассудства и несправедливого негодования. Как гнев человека не творит правды Божией, так и праведность Бога не служит гневу человека. [3] Ибо оно было представлено причиной его гибели. Семей пытался разуверить Давида в возможности вернуть себе престол. Теперь его враги говорили: «Нет ему спасения в Боге (Пс 3:3); предал Господь царство в руки Авессалома (а не Мемфивосфея, ибо дом Саулов никогда не хотел сделать его царем, как представил Сива); и вот, ты в беде, то есть эта беда будет твоей гибелью, ибо ты кровопийца». Так Семей проклинал Давида.

II. Каким терпеливым и покорным был Давид, когда его оскорбляли. Сыновья Саруи, в частности Авесса, хотели защитить честь Давида своим мечом; они были сильно возмущены этим оскорблением и вполне имели право: «Зачем позволять этому мертвому псу злословить царя?» (ст. 9). Если только Давид позволит им, то они заставят молчать эти проклинающие лживые уста и лишат его головы, ибо бросание камней в сторону царя было публичным действием, доказывавшим, что он замышлял и желал смерти царю. Но Давид ни в коем случае не хотел допустить этого: « Что мне и вам, сыны Саруины? Пусть он злословит». Подобным образом Христос порицал Своих учеников, которые из ревности по Его чести хотели, чтобы Он повелел огню с небес сойти на город, оскорбивший Его (Лук 9:55). Посмотрите, какими размышлениями Давид успокаивает себя.

1. Главное, что заставляло его молчать, это мысль, что он заслужил эти страдания. Конечно, об этом не упоминается, ибо человек может искренно раскаяться, но ему необязательно во всех ситуациях возвещать о своих раскаяниях. Семей несправедливо обвинял его в крови Саула: от этой вины его совесть оправдала его, но в то же время она обвиняла в крови Урии. «Это обвинение слишком правдивое, думал Давид, хотя то, что он подозревает, ложь». Отметьте: смиренный и кроткий дух превратит обвинения в порицания, и тогда вместо того, чтобы гневаться, человек получит от них пользу.

2. Во всем происшедшем он видел руку Бога: «Господь повелел ему злословить Давида» (ст. 10); и вновь: «Пусть злословит, ибо Господь повелел ему» (ст. 11). Но так как своим поступком Семей совершил грех, то он был не от Бога, а от дьявола и исходил из его нечестивого сердца, и поэтому, сославшись на руку Божью, его нельзя простить или смягчить, тем более оправдать, равно как и грех тех, кто предал смерти Христа (Деян 2:23; 4:28). Что же касается страданий Давида, то они были от Господа, ибо это было зло, которое он восставил против него. Давид смотрел выше инструмента, ввергнувшего его в беду, на главного руководителя, как Иов, который, лишившись всего, сказал: «Господь дал, Господь и взял». Ничто так не успокоит благодатную душу в страдании, как осознание того, что в нем присутствует рука Бога. «Я не открываю уст моих; потому что Ты соделал это». Бич уст это жезл Божий.

3. Он успокаивает себя, убеждая, что страдания могли бы быть более значительными (ст. 11): «Если мой сын ищет души моей, тем больше сын Вениамитянина». Отметьте: страдания вырабатывают терпение в освященных верующих. Чем больше мы несем страданий, тем легче сможем нести большие страдания; то, что испытывает наше терпение, должно совершенствовать его. Чем больше мы приучены к бедам, тем меньше они удивляют нас, и мы перестаем считать их странными. Не удивляйтесь, что враги причиняют ущерб, когда друзья оказываются недобрыми; не удивляйтесь тому, что друзья недоброжелательны, если даже дети не исполняют свой долг.

4. Он утешает себя надеждой, что Бог тем или иным образом превратит страдание во благо и сбалансирует это бедствие, воздав должное его терпению в сложившейся ситуации: «Может, воздаст мне Господь за теперешнее его злословие. Если Бог повелел Семею проклинать меня, то Он Сам будет утешать меня; нет сомнений, что Он хранит для меня милость, которую подготовил, чтобы дать после этого испытания». Мы можем полагаться на Бога как на нашего кассира, Который оплатит не только наши служения, но и страдания. Они проклинают, а Ты благослови. В конце концов Давид остановился в Бахуриме (ст. 14), где мог отдохнуть и скрыться от злобных языков.

Стихи 15-23. От своих друзей в Иерусалиме Авессалом получил извещение, что Давид покинул город и удалился с небольшой свитой; теперь место освободилось, и Авессалом мог завладеть Иерусалимом, когда захочет. Ворота были открыты, и никто не противостоял ему. Авессалом безотлагательно прибыл туда (ст. 15); несомненно, он находился в весьма приподнятом настроении, радуясь прежде всего своему успеху и тому, что ему удалось с такой легкостью и эффективностью осуществить свой план, хотя он осознавал, что, возможно, ему придется столкнуться с большими трудностями. Теперь, став хозяином Иерусалима, он решил, что ему принадлежит вся страна. Бог позволяет нечестивцам какое-то время процветать на их нечестивых путях даже выше их ожиданий, чтобы огорчение было более скорбным и позорным. В то время самыми выдающимися политиками были Ахитофел и Хусий. Первого Авессалом привез с собой в Иерусалим (ст. 15), а второй встретил его там (ст. 16), и поэтому, когда они стали его советниками, он был абсолютно уверен в успехе, полностью положился на них и не советовался с ковчегом, хотя тот остался в Иерусалиме. Но оба они были жалкими советчиками, ибо:

I. Хусий никогда не давал ему мудрых советов. Фактически он был его врагом и хотел предать его, хотя притворялся, что на его стороне; таким образом именно он был самым опасным человеком в окружении Авессалома.

1. Хусий поздравил его со вступлением на престол, словно ему очень нравилось, что теперь этот титул и все владения принадлежат ему (ст. 16). К какому лицемерию приходится прибегать тем, кто руководствуется плотской мудростью! И блаженны те, которые не познали этих глубин сатанинских, а живут в мире просто, благочестиво и искренно!

2. Авессалом был удивлен, узнав, что Хусий, близкий друг и доверенное лицо Давида, на его стороне. Он спросил его: «Таково-то усердие твое к твоему другу!» (ст. 17), ублажая себя мыслью, что раз Хусий покорился ему, то скоро так поступят все. Он не сомневался в его искренности, а с легкостью поверил тому, во что ему хотелось верить: что наилучшие друзья Давида так любят его, что воспользовались первой же возможностью, чтобы перейти на его сторону. Гордость сердца его обольстила его (Авд.З). Хусий заверил его, что он искренно присоединился к нему, ибо хотя Давид и друг ему, но он за того царя, который у власти (ст. 18); он будет верен тому царю, которого выбрал народ и которому улыбается провидение; он будет служить царю, наследовавшему власть (ст. 19), восходящему солнцу. Правда, что он любил его отца; было время, когда он царствовал, но теперь его день закончился, так почему он так же не может любить его преемника? Так он делал вид и приводил основание для решения, думать о котором не мог без отвращения.

II. Ахитофел посоветовал Авессалому совершить нечестивый поступок и таким образом фактически предал его, как обычно поступают люди неискренние; ибо кто советует людям грешить, тот дает совет им во вред; а правительство, которое основано на грехе, построено на песке.

1. Похоже, Ахитофел был известен как мудрый политик; его совет ценился так же, как пророчество Бога (ст. 23). Он добился такой репутации благодаря коварству и дальновидности в государственных делах; он видел настолько дальше других советников, так объяснял свои советы и такой огромный успех обычно сопутствовал его планам, что все люди, плохие и хорошие, и Давид, и Авессалом глубоко уважали его мнение и слишком высоко ценили, раз сравнивали его совет с наставлением у Бога. Разве благоразумно поступает тот, кто сравнивает смертного человека с единственно мудрым Богом? А теперь со ссылкой на известность Ахитофела в коварстве давайте обратим внимание:

(1) что многие, превосходящие в мирской мудрости, полностью лишены небесной благодати, ибо те, которые считают себя пророками, склонны презирать пророков Божьих. Бог избрал немудрое мира; величайшие государственные деятели очень редко являются величайшими святыми.

(2) Что часто величайшие политики поступают очень глупо во вред себе. Ахитофелом восхищались как пророком, но он поступил очень глупо, приняв сторону Авессалома, который был не только узурпатором, но и опрометчивым юношей, которого вряд ли ожидал успех и чье падение, вместе с падением всех его сторонников, мог предвидеть всякий, обладавший десятой частью хитрости Ахитофела. Помимо прочего, честность наилучшая политика, и рано или поздно об этом узнают.

2. В данном случае его хитрость поразила его собственную цель. Обратите внимание:

(1) Какой нечестивый совет Ахитофел дал Авессалому. Узнав, что Давид оставил своих наложниц охранять дом, он посоветовал ему войти к ним (ст. 21) совершить очень нечестивый поступок. Божественный закон карал такое преступление смертью (Лев 20:11). Апостол говорит об этом как о злодействе, какого не слышно даже у язычников (1Кор 5:1). Из-за этого Рувим потерял право первородства. А Ахитофел посоветовал совершить это преступление публично, ибо оно должно было заверить весь Израиль в том, [1] что он был очень ревностным в своих притязаниях. Нет сомнений в том, что, войдя к наложницам отца, он решил сделать себя хозяином всего, что принадлежало его предшественнику. [2] Что он решил ни при каких условиях не заключать мир с отцом, ибо своим поступком сделал себя омерзительным в его глазах и тот никогда не согласится примириться с ним; возможно, многие боялись этого, так как могли бы стать жертвами примирения. Когда он достал меч, то выбросил ножны, и это должно было укрепить руки его сторонников и побудить их крепче держаться его. В этом заключалась проклятая хитрость Ахитофела, которая свидетельствовала, скорее, что он пророк дьявола, а не Бога.

(2) Авессалом последовал его совету, который полностью соответствовал его распутному и нечестивому разуму, и не откладывал надолго его осуществление (ст. 22). Когда этот противоестественный сценарий был написан, то что могло послужить лучшим для него прологом, чем подобная противоестественная похоть? Даже не совсем сожженная совесть не могла думать о подобном нечестии без содрогания. Более того, исполнитель превзошел данный ему совет. Ахитофел посоветовал ему сделать это пред глазами всего Израиля. И для этого дела была поставлена палатка на крыше дома; так дерзко он возвещал о своем грехе, как Содом. Но при этом буквально исполнилось слово Бога, Который через Нафана грозил ему, что за совращение Вирсавии жены Давида будут осквернены (2Цар 12:11,12); и некоторые считают, что Ахитофел, посоветовав совершить это преступление, хотел отомстить Давиду за соблазнение Вирсавии, своей внучки, ибо она была дочерью Елиама (2Цар 11:3) сына Ахитофела (2Цар 23:34). Иов говорит об этом как о справедливом наказании за прелюбодеяние («Пусть моя жена мелет на другого», Иов 31:9,10), равно как и пророк Осия (Ос 4:13,14). Я не знаю, что думать о наложницах, которые покорились нечестию, но как бы нечестивы ни были Авессалом и они, мы должны сказать: «Господь праведен», ибо ни одно из Его слов не останется неисполненным.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на вторую книгу Царств, 16 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.