Библия » Толкование Мэтью Генри

Иезекииль 8 глава

Обеспечив пророка четким предсказанием о несчастьях, грядущих в скором времени на народ, здесь Бог дает ему четкое представление о нечестии народа, которое и побудило Господа навести на них эти несчастья, чтобы он признал правоту Бога во всех Его судах и мог более обоснованно обличать грехи народа и более убедительно предсказывать их погибель. Здесь Бог в видении доставляет Иезекииля в Иерусалим, чтобы показать ему грехи, совершавшиеся там, вопреки тому, что Господь уже начал бороться с ними (ст. 1-4), и там пророк видит:

(I) идола ревности, воздвигнутого у ворот жертвенника (ст. 5,6).

(II) Старейшин Израилевых, поклоняющихся идолам всякого рода в тайной комнате (ст. 7-12).

(III) Женщин, плачущих по Фаммузе (ст. 13,14).

(IV) Мужчин, поклоняющихся солнцу (ст. 15,16). И тогда Господь взывает к пророку с вопросом, стоит ли вообще проявлять жалость по отношению к такому народу (ст. 17,18).

Стихи 1-6. В это время Иезекииль находился в Вавилоне, а сообщения о гневе, которые ему довелось передать в предшествующих главах, относились к Иерусалиму, мир или беды которого переселенцы воспринимали как свои собственные. Поэтому здесь пророку дается видение о том, что постигло Иерусалим, которое продолжается до конца 11-й главы.

I. Здесь указано время видения. Первое видение Иезекииля имело место в пятый год пленения, в четвертый месяц, в пятый день месяца (Иез 1:1,2). Описываемое здесь видение дается как раз четырнадцать месяцев спустя. Возможно, это произошло после того, как пророк пролежал 390 дней на левом боку, неся беззаконие Израиля, и перед тем, как он начал лежать в течение сорока дней на правом боку, неся беззаконие Иуды; ибо сейчас он сидел в доме, а не лежал. Следует заметить: Бог ведет особый учет посылаемых нам сообщений, потому что вскоре он призовет нас отчитаться за них.

II. Наряду со временем отмечены обстоятельства.

1. Пророк сидел в доме в состоянии покоя и невозмутимости, возможно, в глубокой задумчивости. Следует заметить: чем больше мы удаляемся от мира и замыкаемся в собственном сердце, тем лучше состояние нашего общения с Богом; кто сидит и размышляет о том, что узнал, тот будет научен еще большему. Или же сидел в доме, готовясь проповедовать собравшейся у него компании и ожидая при этом наставлений, что следует говорить. Бог передаст больше знания тому, кто умело делится своими знаниями.

2. Старейшины Иудейские, находившиеся в то время вместе с пророком в пленении, сидели перед ним. Вероятно, дело было в день субботний, и они имели обыкновение навещать пророка по субботам, чтобы послушать его слова и вознести вместе с ним молитву и хвалу; и можно ли придумать лучшее времяпрепровождение в субботу теперь, когда нет ни храма, ни синагоги, ни священника, ни жертвенника? И это – великая милость, что у них была возможность проводить субботы так же хорошо, как это делали благочестивые люди во времена Елисея (4Цар 4:23). Однако существует мнение, что старейшины пришли к Иезекиилю по какому-то чрезвычайному случаю, чтобы вопросить Господа, и сидели у Его ног, чтобы услышать Его слово.

Здесь примите во внимание:

(1) когда не стало учения у священника (чьи уста должны хранить ведение) в Иерусалиме (Иез 7:26), в то же время у переселенцев в Вавилоне был пророк, к которому могли обратиться за советом. Бог не привязан ни к местам, ни к отдельным людям.

(2) Теперь, когда старейшины иудейские были в пленении, они относились к Божьим пророкам и к слову Господа в их устах с большим уважением, нежели в то время, когда жили в мире на собственной земле. Когда Бог приводит людей к узам бедствия, тогда Он открывает их ухо для вразумления (Иов 36:8,10; Пс 110:6). Кто пренебрегал видением в долине видения, тот стал дорожить им теперь, когда слово Господа драгоценно и видения не часты.

(3) Когда наших учителей загоняют в угол и они вынуждены проповедовать по домам, тогда нам надлежит прилежно внимать им там. Дом духовного служителя должен стать церковью для всех его соседей. Так и Павел проповедовал в снятом им для себя доме в Риме, и Бог признавал его служение, а посему ни один человек не мог ему воспретить.

III. Действие свыше и ощущения пророка: и низошла на меня там рука Господа Бога. Божья рука схватила Иезекииля и завладела им, чтобы он принял участие в данном видении, причем в то же время рука поддерживала пророка, чтобы он смог вынести это.

IV. Видение, данное пророку (ст. 2). Он увидел подобие (надо полагать) человека, ибо это подобие он уже видел раньше, но было оно как бы огненное, и от чресл его и ниже – огонь, и от чресл его и выше – как бы сияние, огонь и пламя. Это согласуется с описанием видения, которое мы уже встречали раньше (Иез 1:27). Вероятно, речь идет о той же личности – о человеке Иисусе Христе. Наверное, сидевшие с Иезекиилем старейшины (подобно людям, сопровождавшим Павла, Деян 22:9) увидели свет и испугались, причем они удостоились этого благословенного зрелища, будучи на личной встрече с пророком, но четкого видения Говорившего с ним у них не было.

V. Пророк переносится в видении в Иерусалим. Увиденный им Подобный мужу простер как бы руку, которая взяла его за волоса головы, причем простертой рукой был Дух, ибо Дух Божий назван перстом Божиим. Или же дух, пребывающий внутри пророка, поднял его, и он вознесся и перемещался благодаря внутреннему началу, а не посредством внешней силы. Верный и подготовленный служитель Божий будет стремиться к служению, словно водимый за волосок малейшим намеком Божьей воли; ибо внутри у него есть нечто, склоняющее его к согласию с ней (Пс 26:8). Чудесным образом Иезекииль поднялся между землею и небом, как будто летел на крыльях орла. Вероятно, это могли увидеть (по мнению Гроция) старейшины, сидевшие с ним. Они стали свидетелями того, как рука взяла Иезекииля за волоса головы и подняла и как, возможно, вернула затем назад в состоянии транса, или экстаза, пока он наблюдал описанные ниже видения в теле или вне тела (предположительно, об этом он сам не знал, как в подобном случае Павел; еще меньше ведаем об этом мы). Лучше всего к общению с Богом и к передаче Божьего света готов тот, кого Божья благодать подняла над землей и над всем земным, чтобы он не подвергался силе мирского притяжения. Но, будучи поднятым к небу, Иезекииль переместился в видении в Иерусалим, к находящемуся там Божьему святилищу; ибо кто желает попасть на небо, тот должен взять с собой в дорогу и святилище. Дух представил мысленному взору пророка город и храм так четко, как если бы он присутствовал там лично. О, если бы мы так же могли верою войти в святой город, в небесный Иерусалим, и увидеть там невидимое!

VI. Откровения, данные там пророку.

1. Там он увидел Божью славу: и вот, там была слава Бога Израилева (ст. 4), таким же было явление животных, колес и престола, увиденных Иезекиилем ранее (гл.1). Следует заметить: Божьи служители, где бы они ни оказались и куда бы ни пошли, должны верою видеть Божью славу и всегда представлять ее перед собою. Кто видел Божью силу и славу в святилище, тому надлежит желать увидеть их снова (Пс 62:3). Повторное ведение Божьей славы имело своей целью вызвать у Иезекииля доверие и почтение к последующим видениям. Но по-видимому, здесь мы имеем дело с более глубоким намерением, а именно – усугубить грех Израиля, променявшего своего Бога, Бога Израилева (которому принадлежит такая великая слава, как становится очевидным здесь), на бренных богов, позорных богов, ложных богов, которые на самом – то деле и не боги. Следует заметить: чем больше мы видим Божьей славы, тем омерзительнее нам представляется грех, особенно идолопоклонство, превращающее Божью истину в ложь, Его славу – в бесчестье. Кроме того, это имело целью усугубить грядущее несчастье, когда слава Господа удалится от народа (Иез 11:23), оставив дом и город пустыми.

2. Там Иезекииль увидел позор Израиля, а именно – идола ревности, поставленного с северной стороны у ворот жертвенника (ст. 3,5). Что это был за идол, не известно, наверное, образ Ваала или деревянный истукан, изготовленный и установленный в храме Манассией (4Цар 21:7; 2Пар 33:3), который Иосия удалил, но его наследники, похоже, поставили снова, как, вероятно, они поступили и с колесницами солнца, которые были обнаружены пред входом в дом Господень (4Цар 23:11). Здесь же сказано, что идол находился при входе. Однако пророк, вместо того чтобы сказать нам, что это был за идол, не желая потакать нашему любопытству, просто называет его идолом ревности, дабы внушить нам, что, каким бы ни был идол, его наличие наносило сильнейшее оскорбление Господу и возбуждало в Нем ревнование. Бог вознегодовал, как вознегодовал бы муж на блуд своей жены и непременно отомстил за это; ибо Господь есть Бог ревнитель и мститель (Наум 1:2).

(1) Сам факт воздвижения идола в доме Господнем достаточен для того, чтобы вызвать ревность, ибо именно в отношении поклонения звучат слова: «...Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель». Кто поставил этого идола у входа внутренних ворот, называемых воротами жертвенника (ст. 5), где собирались люди, тот просто намеревался:

[1] бросить вызов прямо в лицо Богу и открыто выступить против Него, воздвигая Ему соперника, перед которым будет поклоняться народ, пренебрегая Его правосудием и нарушая Его закон.

[2] Развратить Его народ, ловя людей прямо при входе во дворы Божьего дома, куда они приносили свои жертвы, и искушая их принести те упомянутому идолу; он ведет себя подобно описываемой Соломоном блуднице, которая садится у дверей дома своего... чтобы звать проходящих дорогою, идущих прямо своими путями: «Кто глуп, обратись сюда!» (Прит 9:14-16). Поэтому данный идол назван идолом ревности вполне обоснованно.

(2) Можно легко представить, как опечалился Иезекииль, увидев идола в Божьем доме, тогда как он надеялся, что суды, постигшие иудеев к этому времени, произвели в них некоторые перемены; но в мире и в церкви гораздо больше зла, чем думают благочестивые люди.

Итак:

[1] Бог взывает к пророку с вопросом, не является ли это довольно плохим поступком и достаточным основанием, чтобы Он поразил этот народ и предал их погибели. Мог ли сам Иезекииль да и любой другой подумать, что не кто иной, как Сам Бог удалится от святилища Своего, когда в нем, именно в этом месте, творились такие мерзости, более того, разве Его не изгнали оттуда? Люди сделали это намеренно с той целью, чтобы Господь покинул Свое святилище, а посему именно такая участь их и ждет. Фактически они, подобно жителям окрестности Гадаринской, хотели, чтобы Он покинул их пределы, поэтому Господь удалится. Он больше не удостоит чести и не защитит Свое святилище, как Он это делал прежде, но предаст его поношениям и разрушению. Однако [2] хотя и это довольно плохо и служит исчерпывающим основанием для оправдания Бога во всех Его действиях против народа, тем не менее дело обстоит гораздо хуже: но обратись, и ты поразишься, когда увидишь еще большие мерзости. Где одна мерзость, там и другая – там их великое множество. Грехи поодиночке не ходят.

Стихи 7-12. Здесь происходит дальнейшее разоблачение мерзостей, делавшихся в Иерусалиме, в том числе и внутри храма. Итак, примите во внимание:

I. Как было сделано открытие. Бог в видении привел Иезекииля ко входу во двор, внешний двор, вдоль которого располагались жилища священников. Господь мог сразу же ввести пророка в расписные комнаты, но Он подводит его к ним постепенно: отчасти для того, чтобы пророк сам проявил прилежание в поисках тайн беззакония, отчасти – чтобы Иезекииль понял, с какой тщательностью и осторожностью идолопоклонники скрывали свое служение идолам. Священники возвели стену перед комнатами, чтобы сделать их более уединенными и скрытыми от взглядов прохожих – вопиющий признак того, что они занимались делами, стыдиться которых у них были все основания. Всякий, делающий злое, ненавидит свет. Они не хотели, чтобы люди, видевшие их в доме Господнем, увидели их в собственном доме, иначе поймут, что священники противоречат самим себе и втайне разрушают то, что делали публично. Но Иезекииль взглянул, и вот в стене скважина (ст. 7), смотровое отверстие, через которое вы сможете увидеть то, что дает повод для подозрений в отношении священников. Когда лицемеры прячутся под маской притворной религиозности и думают, что таким образом скроют свое нечестие от глаз мира и будут с большим успехом осуществлять свои замыслы, то им не очень хорошо удается выдавать себя за тех, кем они не являются, поскольку в стене всегда останется та или иная щель – нечто выдающее их людям, которые прилежны и наблюдательны. В известной басне из-под шкуры льва выглядывали ослиные уши. Иезекииль сделал эту скважину в стене шире и увидел дверь (ст. 8). Через эту дверь он входит в сокровищницу или в какую-то из комнат священников и видит отвратительные мерзости, какие они делают здесь (ст. 9). Следует заметить: кто открывает тайну беззакония других или своего собственного, тот должен провести тщательное расследование, ибо у сатаны есть свои хитрости, подвохи и уловки, в отношении которых нам лучше не оставаться в неведении, к тому же лукаво сердце человеческое более всего, в исследовании которого по этой причине мы обязаны проявить строгость.

II. В чем состояло открытие. А было оно весьма печальным.

1. Иезекииль видит комнату с изображениями идолов на всех стенах: всякие идолы дома Израилева (ст. 10), которых израильтяне позаимствовали у соседних народов, были написаны по стенам кругом. Причем среди них были и самые ничтожные – изображения пресмыкающихся, которым поклонялись, и даже нечистых животных, мерзких и ядовитых; по крайней мере, они отвратительны, когда им поклоняются. Это был своего рода пантеон, собрание всех идолов, перед которыми преклонялись. Хотя вторая заповедь по букве своей запрещает только скульптуры (в русск. пер. – кумиры, Исх 20:4), нарисованные изображения так же вредны и опасны.

2. Он видит, что эта комната полна идолопоклонников: там было семьдесят мужей из старейшин дома Израилева (ст. 11), которые кадили нарисованным идолам. Здесь собралось большое число идолопоклонников, которые поддерживали друг другу руки в нечестии. Хотя все происходило в тайной комнате и собрание было тщательно законспирировано, тем не менее в нем участвовало семьдесят человек. Сомневаюсь, что этих священников было намного больше, чем сидящих перед пророком в его доме в Вавилоне (ст. 1). Речь идет о семидесяти мужьях – числе великого Синедриона, главного совета нации; и у нас есть основания опасаться, что это были именно те мужи. Ибо это – старейшины дома Израилева не только по возрасту, но и по рангу, которые обязаны по долгу службы запрещать и наказывать идолопоклонство, разрушать и уничтожать все признаки языческих верований везде, где обнаружат их. Тем не менее именно они поклонялись идолам втайне, подрывая тем самым основы религии, которую исповедовали и поддерживали на публике лишь потому, что это сулило им продвижение по службе. И у каждого из них в руке было свое кадило: они так увлеклись служением идолам, что все хотели быть их собственными жрецами, к тому же они были столь расточительными, воскуряя благовония перед образами, что густое облако курений возносилось кверху и наполняло комнату. О, если бы ревность этих идолопоклонников могла пристыдить поклонников истинного Бога, чтобы те не были равнодушными в служении! Пророк обращает особое внимание на одного человека, которого он знал и который стоял среди этих идолопоклонников как вождь, возможно, являясь в то время главой великого совета или же предводителем в нечестии. Не удивительно, что при таких старейшинах порочным был и народ. Грехи руководителей становятся руководством к действию для остальных.

III. Какое замечание сделано по этому поводу: «Видишь ли, сын человеческий (ст. 12)? Мог ли ты себе представить, что там совершается такое зло?»

В связи с этим приводятся такие наблюдения:

(1) упомянутое делалось в темноте; ибо греховные деяния – это дела тьмы. Их скрывали, чтобы не лишиться места или, по крайней мере, доверия. В этом мире много тайного нечестия, о котором возвестит день – день откровения праведного суда от Бога.

(2) Это собрание идолослужителей было всего лишь одним примером из множества подобных. Здесь собрались для совместного поклонения образам, но, по-видимому, у каждого, кроме этого, была своя расписанная комната, специально выделенное для этой цели помещение в собственном доме, где каждый потакал прихотям собственного воображения, окружив себя росписями на свой вкус. У идолопоклонников были домашние боги и тайное семейное поклонение таковым, чем можно пристыдить людей, называющих себя христианами, но не имеющими домашней церкви и не поклоняющимися Богу в кругу семьи. И если у тех были расписанные комнаты, то неужели мы не можем устроить у себя комнаты для поклонения?

(3) В основе их идолопоклонства лежал атеизм. Они поклонялись образам в темноте, причем образам богов других народов, и говорили: «Иегова, Бог Израилев, Которому нам следовало бы служить, не видит нас. Иегова оставил землю сию, и мы вправе поклоняться какому угодно богу; Господь не обращает на нас внимания».

[1] Они считают, что находятся вне поля зрения Бога, ибо говорят: «Не видит нас Господь». На том основании, что дело совершалось так секретно, что люди не могли его обнаружить, более того, никто из соседей не подозревал их в идолопоклонстве, они вообразили, что их деяния скрыты от Божьего ока. Как будто бы существует такая тьма или тень смертная, где могли бы укрыться делающие беззаконие. Следует заметить: фактически в основе наших вероломных уходов от Господа лежит неверие в Божье всеведение; но Церковь обоснованно приводит такую точку зрения в отношении самого греха идолопоклонства: если бы мы забыли имя Бога нашего и простерли руки наши к богу чужому, то не взыскал ли бы сего Бог? (Пс 43:20,21). Несомненно, взыскал бы.

[2] Они считают, что Богу нет до них дела: «Оставил Господь землю и не следит за ее делами, тогда мы можем поклоняться любому другом богу, как Ему». Или же: «Оставил Господь землю сию, чтобы стала добычей своим врагам; а посему самое время для нас – поискать какого-нибудь другого бога, которому можно вверить ее защиту. Наш Бог один не может или не желает нас спасти, поэтому пусть у нас их будет много». Подобное размышление о Боге было хулительным: якобы Бог бросил их первым, иначе они не оставили бы Его. Следует заметить: кто дошел до такой вопиющей дерзости, что возлагает вину за свои грехи на Самого Бога, тот поистине созрел к погибели.

Стихи 13-18. Здесь сообщается:

I. Как пророку открылись еще большие мерзости. Он считал, что все увиденное им и так довольно порочно, тем не менее: обратись, и увидишь еще большие мерзости (ст. 13), и еще большие (ст. 15), как было сказано раньше (ст. 6). Есть люди, которые живут в затворничестве и не подозревают о существующем в мире нечестии. Но чем дольше мы вращаемся в мире и чем дальше идем, тем более порочным он нам представляется. Столкнувшись с чем-то плохим, мы, возможно, перестанем изумляться своему открытию, когда обнаружим нечто в том или ином отношении гораздо худшее. Исследуя собственное сердце, углубляясь в него, мы придем к выводу, что в нем уместилось целое царство беззакония, изобилуют разнообразные мерзости, и, обнаружив множество недостатков, мы найдем еще больше, ибо сердце крайне испорчено; кто узнает его?

Итак, здесь открылись такие мерзости:

(1) женщины, плачущие по Фаммузе (ст. 14). – На самом деле отвратительное явление, если некто предпочитает служить идолу со слезами, вместо того чтобы служить истинному Богу с веселием и радостью сердца. Тем не менее именно так нелепо ведут себя чтущие суетных и ложных богов и оставившие Милосердного своего. Одни думают, что здесь лили слезы по Адонису – идолу, почитавшемуся греками, другие – что по идолу египтян Осирису. Говорят, что образ изготавливался для плача, вот поклонники и плакали при нем. Они горевали по поводу смерти этого Фаммузы и вскоре радовались его возвращению к жизни. Причем плакальщицы сидели у входа в ворота дома Господня и именно там проливали идолопоклоннические слезы, как бы бросая вызов Богу и священным обрядам поклонения Ему. Существует мнение, что их идолопоклонство доходило до реального блуда. Ибо два этих греха обычно шли вместе, и кто бесчестил Божье естество одним из них, того Бог справедливо предавал постыдным страстям и постыдным чувствам, чтобы осквернили и человеческое естество, которое нигде не опускается так низко, как при совершении подобных языческих ритуалов.

(2) Мужи, кланяющиеся на восток солнцу (ст. 16). Мерзость усугублялась тем, что она происходила во внутреннем дворе дома Господня... у дверей храма Господня, между притвором и жертвенником. В месте, где раньше происходили самые торжественные обряды святой религии, теперь совершалось это отвратительное нечестие. Господь вполне справедливо мог бы в ревности сказать бросившим Ему такой дерзкий вызов у Его собственных дверей слова царя, обращенные к Аману: даже и насиловать царицу хочет в доме у меня! Здесь было около двадцати пяти мужей, воздававших солнцу почести, причитающиеся только Богу. Существует мнение, что речь идет о царе и его князьях; хотя больше похоже, что это были священники, ибо дело происходило в священническом дворе, где их вернее всего можно было найти. Люди, которым доверили истинную религию и поручили заботиться о ней, включая обязательства по ее охране, – именно они изменили ей.

[1] Они повернулись спинами своими ко храму Господню, решительно забывая о нем и умышленно выражая ему свое презрение и пренебрежение. Следует заметить: когда люди поворачиваются спиной к Божьим установлениям и презирают их, тогда не удивительно, что они бесконечно скитаются и блудодействуют поступками своими. Непочтительность к Богу лежит в начале идолопоклонства и всякого беззакония.

[2] Они обратились лицами своими на восток и кланялись на восток солнцу, восходящему солнцу. Речь идет о древнем виде идолопоклонства, которое упоминалось еще во времена Иова (Иов 31:26) и было весьма распространенным среди народов: одни поклонялись солнцу под одним именем, другие – под другим. Священники оправдывали это действие его древностью и общим согласием, с которым разные народы совершали его (два довода, к которым прибегают католики в наши дни, защищая языческие ритуалы, в частности поклонение на восток) и практиковали во дворе храма, считая, что, не включив его в ритуал, они сделают упущение. Видите, как неразумны идолопоклонники, которые поклоняются, словно богу, и называют Ваалом (Господином) то, что Господь сотворил на служение всему мирозданию (ибо именно таковым является солнце, и это отражено в его названии Шемеш, Втор 4:19); неразумные восхищаются позаимствованным светом, презирая Отца светов.

II. Какой вывод сделан на основании этих открытий: «Видишь ли, сын человеческий? Мог ли ты подумать, что когда-нибудь тебе доведется увидеть такие дела в храме Господнем?» (ст. 17).

Итак:

(1) Бог взывает к самому пророку с вопросом о гнусности преступления. Считает ли он, что мало дому Иудину, который знал и исповедовал нечто лучшее и был удостоен столь многих привилегий по сравнению с другими народами? Простительно ли народу, имеющему Божье Слово и постановления, делать такие мерзости, какие они делают здесь? Разве не заслуживают страданий люди, совершившие такой грех? Разве не приведут к запустению мерзости, подобные этим (Дан 9:27).

(2) Грех усугубляется мошенничеством и угнетением, которое наблюдалось во всех уголках страны: они еще землю наполнили нечестием. Неудивительно, что люди, поступавшие бесчестно по отношению к Богу, бессовестно вредили друг другу и попирали не только святыни, но и принципы справедливости. Нечестие в отношениях между людьми сделало отвратительным для Господа даже их поклонение Ему (Ис 1:11 и след.). «Они землю наполнили нечестием, а потом вернулись в храм, чтобы сугубо прогневлять Меня там; ибо даже их жертвы не только не являлись искуплением, но и усугубляли их вину. Они вернулись, чтобы спровоцировать Мой гнев (англ. пер., ст. 17), то есть повторяли дерзкие поступки, совершали их снова и снова, и вот, они ветви подносят к носам своим» – поговорка, означающая, возможно, насмешки над Богом, несерьезное к Нему отношение. Они «чихали» на служение Господу, как обычно происходит с людьми, пощекотавшими веткой нос. Или речь идет об обычае, существовавшем у язычников для чествования идолов, которым они служили. Мы читаем о венках, использовавшихся в поклонении язычников (Деян 14:13), из которых каждый фанатик культа брал ветку и нюхал ее, как букетик цветов. Доктор Лайтфут (Ноr. Heb. John 15.6) видит иной смысл в данной фразе: они приносили ветви на гнев, на гнев Господа, как написано у масоретов; то есть они все еще подбрасывают топливо (такое, как высохшие ветви виноградной лозы) в огонь Божьего гнева, который они уже разожгли, как будто бы этот огонь и без того не разгорелся довольно сильно. Или же приближение ветви к носу, возможно, означает весьма дерзкий выпад или провокацию в отношении Бога или человека; речь идет о людях очень жестокого рода.

(3) Бог выносит приговор, гласящий, что они будут полностью истреблены: за то (что они являются такими яростными приверженцами греха) и Я стану действовать с яростью (ст. 18). Они землю наполнили нечестием, а Бог наполнит ее насилием их врагов и не приклонит благосклонного уха к доводам либо [1] Своей собственной жалости: не пожалеет око Мое, и не помилую; покаяние будет скрыто от Его глаз. Либо [2] их молитв: и хотя бы они взывали в уши Мои громким голосом, не услышу их; ибо все равно их грехи призывают к возмездию громче, чем молитвы взывают к милости. Бог теперь будет так же глух к их молитвам, как были глухи идолы, к которым они громко взывали, но напрасно (3Цар 18:26). Было время, когда Бог был готов услышать даже прежде нежели они воззовут, и ответить, пока они еще будут говорить, теперь же с утра будут искать Меня, и не найдут Меня (Прит 1:28). Бог обращает внимание не на громкий голос, а на правое сердце.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на книгу пророка Иезекииля, 8 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.