Библия » Толкование Мэтью Генри

Иезекииль 22 глава

← 21 Иез 22 MGC 23

Здесь прозвучат три отдельных сообщения, касающиеся Иуды и Иерусалима, передать которые поручает Бог пророку; все они имеют одинаковое предназначение, а именно – показать грехи народа и суды, грядущие за эти грехи.

I. Здесь мы найдем целый список грехов, которыми они навлекли на себя позор и за которые Бог приведет их к краху (ст. 1-16).

II. Они сравниваются со шлаком, обреченным сгореть в огне (ст. 17-22).

III. Представители всех рангов и сословий найдены виновными в пренебрежении долгом каждый на своем месте и внесшими свой вклад в национальный грех, по причине которого (поскольку никто не выступил в качестве ходатая) всем предстоит разделить общую участь в наказании (ст. 23-31).

Стихи 1-16. В данных стихах пророк по поручению с Небес предстает в качестве судьи, а Иерусалим занял место на скамье подсудимых; мы знаем, что пророки поставлены над народами (Иер 1:10), тем паче – над Божьим народом. Иезекииль уполномочен судить город кровей – кровавый город. Иерусалим назван так не только потому, что был виновен, в частности в грехе кровопролития, но и потому, что его грехи, в общем, являлись кровавыми преступлениями (Иез 7:23), так что город осквернил себя кровью и заслужил, чтобы ему дали пить кровь. Итак, дело судьи – осудить злодея за его преступления и вынести ему приговор. Иезекиилю предстоит выполнить здесь эти две обязанности.

I. Ему предстоит найти Иерусалим виновным во многих отвратительных преступлениях, перечисленных в длинном обвинительном акте, который является billa veraутвержденным обвинительным актом, ибо его составил Тот, Чей суд, как мы знаем, по истине. Пророк должен высказать Иерусалиму все мерзости его (ст. 2), чтобы действия Бога, причинившего ему опустошения, были оправданы. Давайте рассмотрим каждый из конкретных грехов, которые здесь вменяются ему в вину, причем все они крайне грешны.

1. Убийство: о, город, проливающий кровь не только в предместьях, где обитали пришельцы, но и среди себя, где, казалось бы, власти должны проявлять особую бдительность. Но даже там люди погибали либо в поединках, либо от тайных убийств и отравлений, либо прямо в залах суда под маской закона, причем никто не потрудился разоблачить и наказать убийц по закону (Быт 9:6). Более того, случаи непонятных убийств не расследовались (Втор 21:1), поэтому вина и осквернение остаются на городе. Таким образом, кровью, которую ты пролил, ты сделал себя виновным (ст. 4). На этом преступлении сделано особое ударение, потому что оно, как ничто иное, наполнило меру греха Иерусалима; сказано, что за это преступление Господь не захотел простить (4Цар 24:4).

(1) Начальствующие у Израиля, которым следовало бы встать на защиту невинно пострадавших, каждый по мере сил своих, были у тебя, чтобы проливать кровь (ст. 6). Они жаждали крови и наслаждались кровопролитием, в этом убеждался каждый, кто оказывался в их власти; если кому-то приходилось полагаться на их милость, то ее просто не находили.

(2) Некоторые становились переносчиками сплетен ради того, чтобы проливать кровь (ст. 9). Они клеветали на людей начальникам (которым, как им было известно, это понравится), чтобы настроить их против тех. Или же выдавали тайны, о которых узнавали в частных разговорах, чтобы посеять вражду между соседями, столкнуть их лбами – пусть кусают, съедают и беспокоят друг друга даже до смерти. Следует заметить: кто злословит ближнего, приписывая ему отвратительные черты, и вызывает таким образом разногласия между братьями, тот ответит за все причиненные этим беды, подобно тому как разжигающий огонь несет ответственность за ущерб, нанесенный пожаром.

(3) Некоторые брали взятки, чтобы проливать кровь (ст. 12); таковых нанимали за деньги, чтобы они своей клеветой сживали человека со свету; или же речь идет о подкупе присяжных заседателей, чтобы признали невинного виновным.

И если так много жестоких, кровавых дел вершилось в Иерусалиме, то мы можем прийти к выводу, что:

[1] человеческая совесть ужасно деградировала, сошла на нет, а сердца ожесточились, ибо кто не останавливается перед такими вещами, тот способен на любое зло.

[2] От множества спокойных, безобидных и благочестивых людей просто избавились, вследствие чего по мере возрастания вины города уменьшалось число людей, которые могли бы «стать в проломе», чтобы отвратить Божий гнев.

2. Идолопоклонство: делает у себя идолов, чтобы осквернять себя (ст. 3), и снова: идолами, каких ты наделал, ты осквернил себя (ст. 4). Следует заметить: кто делает идолов для себя, тот убедится, что сделал их против себя, ибо идолопоклонники сами себя обманывают и готовят себе погибель. Кроме того, таким образом они оскверняют себя и делают отвратительными в глазах справедливого и ревнивого Бога, причем осквернены и ум их и совесть, так что для них нет ничего чистого. Не делавшие идолов сами все равно найдены виновными в том, что на горах, или высотах, ели идоложертвенное (ст. 9), почитая идолов и общаясь с идолопоклонниками.

3. Непокорность родителям: у тебя дети отца и мать злословят (ст. 7), насмехаясь над ними, проклиная их и пренебрегая послушанием им, что являлось признаком необычной порочности как нрава, так и манер и стремления к беспорядкам разного рода (Ис 3:5). Кто злословит своих родителей, тот находится на прямом пути ко всякому нечестию. Бог создал много здравых законов в поддержку родительского авторитета, но никто не потрудился привести их в исполнение. Более того, в свое время фарисеи учили детей пренебрегать родителями и отказывать им в помощи под маской почтения к корвану (Мат 15:5).

4. Угнетение и вымогательство. Чтобы обогатиться, они причиняли зло бедным: пришельцу делают обиду среди тебя (ст. 7), пользуясь его нуждой и незнанием законов и обычаев страны. В Иерусалиме, которому следовало бы служить святилищем для угнетенных, притесняли сироту и вдову, выдвигая тем неразумные требования, допрашивая и навязывая им мучительные судебные тяжбы, в которых сильный преобладает над правым. «Ты берешь рост и лихву (ст. 12), не только твои жители делают это, но и ты сам». Речь идет о деяниях города, или общины: общественные деньги, которые следовало бы использовать на благотворительность, давали в рост, а потом изымали силой. Насилием и обманом вымогаешь корысть у ближнего твоего. Ибо одно дело – приобретать прибыль в честной торговле с соседями, и совсем другое – вымогать, что выходит за рамки справедливости.

5. Осквернение субботы и других святынь. Обычно оно сопровождает остальные грехи, в которых здесь обвиняют иудеев: святынь Моих, святых слов и святых постановлений ты не уважаешь (ст. 8). Обряды, заповеданные Богом, казались иудеям слишком простыми и обыденными, они пренебрегали таковыми и поэтому полюбили обычаи язычников. Следует заметить: безнравственности и нечестности обычно сопутствует пренебрежение религией и поклонением Богу. И субботы Мои нарушаешь. В Иерусалиме отсутствовали внешние признаки освящения субботы, которых следовало бы ожидать от святого города. Нарушение субботы стало тем беззаконием, которое открыло дверь всякому беззаконию. Многие признавали, что этот грех способствовал их погибели не меньше других.

6. Нечистота и разнообразные грехи против седьмой заповеди, плоды порочных страстей, которым Бог предает людей, верша над ними справедливый суд за идолопоклонство и осквернение святынь. Иерусалим некогда славился своей чистотой, теперь же среди тебя производят гнусность (ст. 9). Речь идет о неприкрытой гнусности в самых позорных ее проявлениях, таких, как интимные отношения с женой отца; о них говорится образно: «открывать наготу отца» (ст. 10), и они названы грехом, какого не слышно даже у язычников (1Кор 5:1), а у христиан он не должен именоваться без крайнего отвращения; причем Моисеев закон считал это преступление заслуживающим смерти (Лев 20:11). Иудеи не соблюдали правило о времени уклоняться от объятий (Еккл 3:5), ибо жену во время очищения нечистот ее насиловали у себя. Им ничего не стоило делать мерзости с женою ближнего своего, со снохой своей или с сестрой (ст. 11). И неужели Господь не накажет за это?

7. В основе всех упомянутых проявлений нечестия лежало забвение Бога: «...Меня забыл (ст. 12), иначе не делал бы всего этого». Следует заметить: грешники совершают поступки, раздражающие Бога, потому что забыли Его; забыли о своем происхождении от Него, о своей зависимости от Него и об обязанностях перед Ним; они забыли, сколь ценна Его благосклонность, и стали недостойны ее, забыли, сколь страшен Его гнев, и подвергли себя таковому. Кто извращает путь свой, тот забыл Господа Бога своего (Иер 3:21).

II. Иезекиилю предстоит вынести Иерусалиму приговор за упомянутые преступления.

1. Пусть Иерусалим знает, что наполнил меру своего беззакония и его грехи требуют безотлагательного вмешательства и скорого возмездия. По его же вине наступило время его (ст. 3); он сам приблизил дни свои и достиг годины своей, возраста зрелости для наказания (ст. 4), подобно тому как наследник достигает возраста вступления в право наследования. Бог потерпел бы их и дольше, но дерзость в грехе достигла пика, так что Господь не смог удостоить их ни днем больше. Следует заметить: злоупотребление терпением в конечном счете приведет к тому, что всякое терпение иссякнет. И когда грешники (по словам Соломона) предаются греху, они умирают не в свое время (Еккл 7:17) и сами укорачивают отсрочку смертного приговора.

2. Пусть Иерусалим знает, что сам подверг себя, а посему Бог подвергает его презрению и насмешкам со стороны всех соседей: отдам тебя на посмеяние народам, на поругание всем землям (ст. 4), как ближним, которые были свидетелями отступничества и вырождения Иерусалима, так и далеким, которые, несмотря на расстояние, посчитают нужным принять это во внимание и будут ругаться над тобою (ст. 5). Когда соседи смеялись над израильтянами за их верность Богу, это считалось за честь, и народ Божий мог быть уверен в том, что Господь снимет поношение. Теперь же, когда их высмеивают за то, что оставили своего Бога, им надлежит стыдиться и говорить: праведен Господь! Соседи смеялись над Иерусалимом и потому, что его грехи были вопиющими (он осквернил свое имя, прославился буйством и совершенно запятнал свою репутацию), и потому, что его наказание будет мучительным – город много пострадал (англ. пер., ст.5) и безмерно раздражен своими бедами. Следует заметить: если человек сильно раздражен своими бедами, то вокруг, как правило, найдутся люди, способные подшучивать над ним.

3. Пусть Иерусалим знает, что Бог недоволен, весьма недоволен его нечестием и будет свидетельствовать против него: Я всплеснул руками Моими о корыстолюбии твоем (ст. 13). Бог сообщал о Своем гневе и через пророков, и посредством провидения, открывая гнев с неба на нечестие и неправедность иудеев, на угнетение, в котором они виновны, хотя и получали прибыль от него, и на их убийства (кровопролитие, которое совершается среди тебя), а также на все другие их грехи. Следует заметить: Бог достаточно четко сообщил, как сильно Он гневается на нечестивые пути Своего народа; и, дабы они не говорили, что им не давались честные предупреждения, Господь всплеснул руками Своими на грех, прежде чем поднять руку на грешника. Здесь мы находим веское основание избегать корыстолюбия и корысти от притеснения, удерживать руки свои от взяток (Ис 33:15), ибо именно на эти грехи Бог всплеснул руками.

4. Пусть Иерусалим знает, что, при всей своей гордости и уверенности, ему не по силам состязаться с Божьими судами (ст. 14).

(1) Иерусалим заверяют в неминуемости погибели, которую он заслужил: Я, Господь, сказал и сделаю. Верный Своим обетованиям будет верен и Своим угрозам, ибо Он – не человек, чтобы раскаяться Ему.

(2) Предположительно, Иерусалим думает, что сможет состязаться с Господом и выдержит осаду со стороны Его судов. Он вел себя дерзко вплоть до дня Господня (Ис 5:19). Но (3) Иерусалим убеждают в его полной неспособности легко отделаться: «Устоит ли сердце твое, будут ли тверды руки твои в те дни, в которые буду действовать против тебя? Ты думаешь, что тебе придется иметь дело лишь с людьми, подобными тебе, но ты убедишься, что попал в руки Бога Живого».

Здесь примите во внимание:

[1] грядет день, когда Бог будет действовать против грешников, день посещения. Господь действует против одних, чтобы привести их к покаянию, и противиться силе Его убеждения невозможно; против других Он действует, чтобы привести их к погибели. Он действует против грешников в этой жизни, когда наводит на них мучительные суды, но они по-особому почувствуют Его действие в дни вечности, когда на них изольются полные чаши Божьего гнева.

[2] Божий гнев на грешников, когда Он придет действовать против них, окажется нестерпимым и непреодолимым. Нет сердца достаточно крепкого, чтобы выдержать его; дух человека не сможет перенести его немощей. Проклятые грешники не способны ни забыть о своих страданиях, ни пренебречь ими, к тому же у них не найдется никакой поддержки в муках. Нет рук достаточно твердых, чтобы отразить удары Божьего гнева или порвать цепи, которыми грешники прикованы ко дню гнева. Кто знает силу Божьего гнева?

5. Пусть Иерусалим знает: поскольку он ходил путями язычников и научился их делам, то пресытится таковыми: «Я не только рассею тебя по народам, выдворив из собственной страны, но и развею тебя среди них, по землям их (ст. 15), чтобы тебя унижали и поражали чужие». И поскольку Иерусалим оставался нечистым и хранил в себе мерзости, несмотря на все предпринятые Богом меры для его очищения (город не желал очищаться. Иер 13:27), то Господь посредством Своих судов положит конец мерзостям его; Он уничтожит безнадежно порочных и исправит склонных к благочестию.

6. Пусть Иерусалим знает, что Бог отрекся от него и бросил. Господь был его наследием и уделом, но теперь: «Ты сам станешь своим наследием (англ. пер., ст. 16), перейдешь сам к себе в распоряжение, постараешься заботиться о себе, ибо Бог больше не станет заниматься твоими делами». Следует заметить: кто предается во власть собственных похотей, тот будет заслуженно отдан им на растерзание. Кто решил стать хозяином самому себе, тот пусть рассчитывает лишь на то счастье и утешение, которое сможет создать своими руками. Какой жалкий удел его ждет! Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. Ты получил уже доброе твое в жизни твоей. Тот же смысл имеют слова: «Ты сам станешь своим наследием и тогда (когда будет уже слишком поздно) признаешь перед глазами народов... что Я Господь, Я – единственный удел, достаточный для Моего народа». Следует заметить: кто утратил свои привилегии в Боге, тот научится их ценить.

Стихи 17-22. До сих пор звучит один и тот же грустный мотив в различных вариациях, чтобы произвести впечатление и оказать влияние. Здесь пророк должен показать, или, по крайней мере, здесь показано ему, что весь дом Израилев стал как шлак, и нужно их сжечь, как шлак. То, что Давид некогда сказал о нечестивых мира сего, здесь говорится о нечестивцах в Церкви теперь, когда она становится порочной и вырождающейся: как изгарь, отметаешь Ты всех нечестивых земли (Пс 118:119).

I. Обратите внимание, как здесь описывается ужасное вырождение дома Израилева. Во времена Давида и Соломона он сравнивался с золотой головой, а когда царства разделились, стал как руки из серебра. Теперь же (1) он выродился в менее благородный металл, не имеющий ценности по сравнению с тем, чем был прежде: все они – олово, медь и железо и свинец (существует мнение, что разные металлы символизируют грешников разного рода среди них). Медь означает Дерзость некоторых людей в нечестии, как будто бы их лица из меди и не могут покраснеть от стыда; когда-то из железа и меди была их обувь (англ. пер.. Втор 33:25), теперь же таковы их жилы и лоб (Ис 48:4). Олово символизирует лицемерную набожность, под маской которой многие скрывали свои беззакония; обладая обманчивым блеском, они не имеют внутреннего достоинства. Железо символизирует жестокий нрав некоторых израильтян, радость, которую те находят в войне, в соответствии с характерной особенностью железного века. Свинец символизирует глупость, тупость и бесчувственность: они мягки и податливы на зло, но тяжелы и неподвижны на добро. Как потускло золото, изменилось золото наилучшее! Так Иеремия оплакивал вырождение Иерусалима (Плач 4:1). Но и это не наихудшее: упомянутые металлы, обладая меньшей ценностью, тем не менее находят полезное применение. Но (2) дом Израилев сделался у Меня изгарью. Таков он в Божьих глазах, каким бы он ни был в собственных глазах и в глазах соседей. Некогда они сравнивались с серебром, а теперь сделались как изгарь серебра. Данное слово обозначает всю грязь, примеси и ненужные вещества, которые отделяются от серебра во время промывания, плавления и очищения. Следует заметить: грешники, и в особенности те, кто заявлял о своей вере, а теперь деградировал, являются, по Божьему мнению, изгарью – мерзкой, отвратительной и бесполезной, как худые смоквы, которых и есть нельзя по негодности их. Они бесполезны и ни на что не пригодны; непоследовательные сами по себе и не приносящие пользу людям.

II. Предсказание об ужасном истреблении выродившегося дома Израилева. Все они теперь собрались в Иерусалиме; именно сюда прибежал народ из разных частей страны, считая Иерусалим городом-убежищем, не только потому что тот укреплен, но и потому что свят. И теперь Бог говорит им, что замышлявшееся в целях безопасности скопление народа в Иерусалиме будет подобно набору металлов разного вида, собранных в печи или в тигле для плавления с целью отделения изгари. Израильтяне находятся внутри Иерусалима, окруженного войсками врага. Что их ждет в этом замкнутом пространстве?

1. В этой печи будет разожжен огонь Божьего негодования, который раздуют, чтобы горел еще сильнее и яростнее (ст. 20,21). Бог соберет их во гневе Своем и в ярости Своей. Горение огня производит сильный шум, то же самое можно сказать и о Божьих судах над Иерусалимом. Когда Бог принимается за исполнение судов над дерзким народом, руководствуясь соображениями о собственной славе и необходимости показательных примеров, тогда о Нем можно сказать, что Господь дышит огнем негодования Своего на грех и грешников и разжигает печь в семь раз сильнее.

2. Набор из металлов разного вида будет расплавлен. Суровые суды, подобно неистовому огню, разрушат их структуру, и они утратят былую форму и силу и совершенно лишатся способности выстоять перед Божьим гневом. Грешники разного рода расплавятся все вместе и будут низвергнуты единой массой, как медь и свинец в одной печи и как хворостины в вязанке, приготовленной для костра. Они собрались в Иерусалиме в поисках защиты, но Бог соберет их здесь вместе на казнь.

3. Бог оставит их в печи: Я соберу вас в печи и оставлю там (англ. пер., ст.20). Когда Бог приводит в печь Свой собственный народ, Он сидит рядом с ними, как плавильщик возле золота, и следит, чтобы не оставались там дольше положенного. Но когда Господь приведет в печь этот народ, то поступит с ними, как люди поступают с изгарью: бросили ее в печь, чтобы сгорела, и не беспокоятся, оставив ее там. Сравните: Я растерзаю и уйду (Ос 5:14). 4. Таким образом изгарь полностью отделится от очищенного хорошего металла: нераскаявшиеся погибнут, а кающиеся исправятся и будут подготовлены к избавлению. Отдели примесь от серебра, и выйдет у серебряника сосуд (Прит 25:4). Данный суд над домом Израилевым приведет к результату, в достижении которого другие методы оказались тщетными; и тогда их уже не будут называть отверженным серебром (Иер 6:30).

Стихи 23-31. Здесь приводится:

I. Общее описание земли Израилевой в подтверждение того, что она заслужила наведения на нее истребляющих судов и нуждалась в очищении посредством таковых. Пусть пророк скажет ей прямо: «Ты – земля неочищенная – не очищенная, как надлежит очищать металл, и поэтому тебе нужно снова отправиться в печь. Меры и методы исправления оказались неэффективными; ты не орошалась дождем в день гнева». Речь идет об одном из судов, которые Бог навел на израильтян в день гнева Своего, когда удержал от них дождь (Иер 14:4). Или: «Когда тебе давались знаки Божьего недовольства и в день гнева Его не было дождя на землю, ты не приняла вразумлений пророков, об учении которых говорится: польется, как дождь». Или же: «Когда тебя исправляют, ты не очищаешься, твое осквернение не удаляется, подобно тому как дождь смывает с улиц грязь. Более того, даже в день гнева на тебя твое осквернение, от которого следовало бы очиститься, станет еще омерзительнее, как происходит с городом в сухую погоду, когда нет дождей». Или: «У тебя нет ничего, что подкрепило бы и утешило в день гнева; тебя не орошает дождь Божьего сострадания». Подобным же образом у богача в муках не было ни капли воды или дождя для охлаждения языка.

II. Конкретное обвинение, выдвинутое против представителей разных рангов и сословий, которое показывает, что все они помогали наполнить меру общенационального греха, но никто не предпринял попыток освободиться от такового, поэтому все одинаковы.

1. Каждый извратил путь свой, и кому следовало бы стать ярчайшим примером добродетели, те выступали зачинщиками в беззаконии и являли образец порока.

(1) Пророки, притязавшие на возвещение народу Божьей воли, не только обманывали, но и съедали души (ст. 25), ожесточали их в нечестии как своими проповедями, в которых обещали народу безнаказанность и процветание, так и образом жизни – распутным, как и у остальных. Заговор пророков ее среди нее – заговор против Бога и религии, против истинных пророков и всех благочестивых людей; они сговорились «петь одну песню», подобно пророкам Ахава, и заверять, что у народа будет мир в его греховных путях. Следует заметить: единство между претендующими на непогрешимость, о котором они много хвалятся, есть не что иное, как результат тайного заговора против истины. Сатана не разделится сам с собою. Упомянутые пророки состоят в заговоре с убийцами и угнетателями, которым покровительствуют и защищают в злодеяниях и оправдывают их в своих лжепророчествах при условии, что те возьмут их в долю при дележе прибыли. Они – как лев рыкающий, терзающий добычу; они извергают угрозы в адрес людей, которых намерены погубить, запугивают их и делают ненавистными в глазах народа, становясь таким образом хозяевами [1] жизни людей: они съедают души и способствуют пролитию крови многих невинных, из-за чего умножается число скорбящих вдов, бывших некогда благополучными женами. Они преследуют до смерти тех, кто свидетельствовал против их притязаний на пророчество и не пожелал поверить в их миссию. Или же они съедают души, внушая грешникам ложное чувство покоя и тщетную надежду и совращая их на путь нечестия, ведущий к вечной погибели. Следует заметить: кто склоняет людей к нечестию и ободряет их в таковом, тот съедает и убивает их души.

[2] Имений людей. Когда Навуфей был убит, его виноградником завладели; они обирают имущество и драгоценности, конфискуют их. Так или иначе они, подобно фарисеям, поедают домы вдов (Мат 23:14). Или же они обретают имущество и драгоценности в качестве платы за ложные и лестные пророчества, ибо кто ничего не кладет им в рот, против того объявляют войну (Мих 3:5). Плохо дело Иерусалима, когда подобные люди сходят в нем за пророков.

(2) Священникам, которые были учителями по роду своего служения и которым вверены святыни, следовало бы призвать лжепророков к ответу, но они сами оказались не лучше тех (ст. 26).

[1] Они нарушали Божий закон, который надлежало соблюдать самим и учить этому других. Их отношение к закону о священстве было недобросовестным, и они открыто нарушали его, причем с презрением, как это делали Офни и Финеес. Они поступали, как им заблагорассудится, явно non obstante – вопреки Божьему Слову. И как могли научить народ соблюдению долга те, кто жил в противоречии с собственным?

[2] Они оскверняли Божьи святыни, имевшие непосредственное отношение к их духовному служению, от осквернения которых им следовало бы удерживать других. Они позволяли есть святое тем, кому не разрешал закон. Они не уважали трапезу Господню. Подходя к святыням с такими нечистыми руками, они сами оскверняли их.

[3] Они не проводили различия сами и не научили народ отличать священное от несвященного и нечистое от чистого согласно указаниям и отличительным признакам, записанным в законе. Они допускали в Божьи дворы людей, отлучать которых предписывал закон, и не учили народ предусмотренным законом отличиям между чистой и нечистой пищей, между святыми и обычными местами и временем, но жили, ничем себя не ограничивая, и поощряли к этому других.

[4] И от суббот Божьих они закрыли глаза свои, не заботились о них; им было безразлично, святили Божью субботу или нет: они не высказывали одобрения святившим день субботний, равно как и не обуздывали нарушавших его; да и сами никоим образом не проявляли почтительного отношения к субботам. Они закрывали глаза на то, что люди работали в этот день, и сами занимались другими делами, вместо того чтобы следить за поведением народа в субботу. Бог Своими установлениями наделил субботу таким великолепием и славой, что она требует уважения к себе, священники же закрыли глаза свои от суббот и не желали видеть их превосходства.

[5] Таким образом, Сам Бог был унижен у них; Его властью пренебрегали, к Его благости относились легкомысленно и бросали самый дерзкий вызов Его святости. Следует заметить: осквернение чести Писания, субботы и святынь – это осквернение чести Самого Бога, который дорожит ими.

(3) Правители, которым следовало бы применить власть и прекратить эти безобразия, оказались такими же дерзкими нарушителями закона, как и остальные: они – как волки, похищающие добычу (ст. 27), ибо именно такой становится сила без направляющей ее справедливости и благочестия. Единственным занятием князей было потакать [1] собственной гордости и честолюбию, сделавшись деспотами и чудовищами.

[2] Собственной злобе и мстительности, проливая кровь, губя души и принося в жертву своей жестокости всех стоящих у них на пути или чем-то их обидевших.

[3] Собственной алчности; все, к чему они стремились, – приобрести корысть, подавляя и угнетая своих подданных. Lucri bonus est odor ex re qualibet. Rem, rem, quocunque modo rem – Сладок запах прибыли, от чего бы он ни исходил. Деньги, деньги, всеми правдами и неправдами добывай деньги. И хотя у них было достаточно власти, чтобы и дальше преуспевать в своем деспотизме, тем не менее, как это согласуется с оказанным им доверием и собственной совестью? Здесь мы находим ответ на заданный вопрос: все замазывают грязью пророки (ст. 28), говоря князьям от Божьего имени (вопиющее нечестие!), что в их действиях нет никакого вреда и они вправе распоряжаться жизнью и имуществом подданных по своему усмотрению, ибо зла в этом быть не может, более того, преднамеренно преследуя такого-то и такого-то, они служат Богу; таким образом пророки заглушали голос совести князей. Они также оправдывали действия правителей перед народом, более того, прославляли злодеяния, якобы те служили всеобщему благу, и таким образом пророки спасали репутацию правителей, а угнетаемых подданных удерживали от ропота. Следует заметить: «замазывающие» пророки оказывают сильную поддержку кровожадным князьям, но в конечном счете окажется, что они – большие обманщики, потому что замазывали грязью, которая не станет держать, и стена, ею скрепленная, не устоит. Они претендуют на роль провидцев, но видят пустое; они претендуют на роль предсказателей, но предсказывают ложное; они претендуют на полномочия с Небес, утверждая, что все сказанное ими – истинно, как Евангелие. Они произносят: так говорит Господь Бог, но это – обман, ибо не говорил Господь.

(4) Люди, в руках которых была хотя бы какая-то власть, научились у своих князей злоупотреблять ею (ст. 29). Кому следовало бы пожаловаться на притеснение подданных и заявить о правах пострадавших, выступая на их стороне, кому надлежало отстаивать свободу и неприкосновенность собственности, тот сам попирал их: в народе угнетают друг друга, грабят. Богатые притесняют бедных, господа – слуг, землевладельцы – арендаторов, даже родители – собственных детей. Более того, покупатели и продавцы находят тот или иной способ обмануть друг друга. Речь идет о грехе, который, когда он приобретает национальные масштабы, сам становится судом национального масштаба; и такая угроза уже прозвучала: в народе один будет угнетаем другим, и каждый – ближним своим (Ис 3:5). Отягчающим обстоятельством греха было притеснение бедного и нищего, которым следовало бы помогать, а также угнетение пришельца, права которого попирались, тогда как надлежало проявить по отношению к нему не только справедливость, но и милость. Итак, отступничество было всеобщим, и болезнь носила эпидемический характер.

2. Очевидно, у народа не нашлось ходатая: искал Я у них человека, который... стал бы предо Мною в проломе... но не нашел (ст. 30). Следует заметить:

(1) грех создает пролом в защитном ограждении, окружающем народ, и тогда через этот пролом все хорошее уходит, а зло изливается на людей; через этот пролом входит Бог, чтобы истребить их.

(2) Существует способ, позволяющий стать в проломе и заделать брешь, через которую врываются суды, и сделать это можно путем покаяния, молитвы и преобразования. В проломе стоял и Моисей, когда ходатайствовал за Израиль, чтобы отвратить ярость Бога (Пс 115:23).

(3) Когда Бог выступает против грешного народа, чтобы погубить его, Он ожидает, что кто-то будет ходатайствовать за них, и спрашивает, не найдется ли хотя бы один; так велико Его желание явить милость. Если найдется человек, который стал бы в проломе, как Авраам за Содом, то Господь обнаружит его и весьма ему обрадуется.

(4) Плохо народу, если на него обрушиваются суды, а дух молитвы удержан, так что не найдется человека, который мог бы сказать доброе слово людям или замолвить слово за них.

(5) Когда дела обстоят именно так, то чего еще ждать, если не полного краха? Итак, изолью на них негодование Мое (ст. 31) в полную силу, чтобы накрыло их с головой. Тем не менее, как бы Божий гнев ни обрушился на людей, именно поведение их будет таким образом обращено им на голову, и Бог поступит с ними не хуже, но даже намного лучше, чем того заслуживает их беззаконие.


Толкование Мэтью Генри на книгу пророка Иезекииля, 22 глава


← 21 Иез 22 MGC 23

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.