Библия » Библия говорит Библия говорит сегодня

Откровение 22 Откровение 22 глава

4. ТРЕТЬЕ ОТКРОВЕНИЕ: ОБНОВЛЕННЫЙ БОЖИЙ МИР (22:1−5)

Теперь одна за другой пошли реминисценции из всей Библии. Появление источника воды жизни предвидели три израильских пророка: Иоиль, пророчествовавший до изгнания (3:18), Иезекииль — во время изгнания (47:1−9) и Захария — после него (14:8). Эта дивная река течет, по сути, сквозь все Писание. Она питает набожную жизнь ветхозаветных святых (Пс 1:1−3; Иер 17:7−8). Наш Господь говорит о ней, как о дарующем жизнь Духе, Который можно получить только у Него (Ин 4:14; Ин 7:37−39). Видение Иезекииля действительно в некоторых своих деталях напоминает видение Иоанна, В нем он также видит и дерево, и реку: «У потока по берегам его с той и другой стороны будут расти всякие дерева, доставляющие пищу; листья их не будут увядать, и плоды на них не будут истощаться; каждый месяц будут созревать новые, потому что вода для них течет из святилища; плоды их будут употребляемы в пищу, а листья на врачевание» (47:12).

Но наиболее существенна параллель с первыми главами Бытия. Через все шестьдесят шесть книг Библии красной нитью проходят одни и те же основные идеи. Поэтому третье небесное откровение здесь, в сцене 8, представляет собой резюме библейского учения о сотворении. Заглавие, данное ему в конце сцены 7, таково: «Ибо прежнее прошло... се, творю все новое» (21:4−5). Это относится к тому, что Иисус назвал «пакибытием» (Мф 19:28). Буквально фраза переводится как «новое бытие». В первой главе Библии описано, как Бог творил мир; последняя показывает, как Он переделает его. Все творение и в своем нынешнем, и в будущем состоянии представляет собой огромный организм, жизнь которому дает Бог, ибо поток течет «от престола Бога и Агнца» и далее — «среди улицы его (города)». Обратите внимание, что Дух исходит от Отца и Сына, и Сын Своей властью не только создает все, но также и поддерживает существование всего: «И Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол 1:17). Таким образом реки и деревья Бытия появляются вновь в виде живой воды и вечно плодоносящих деревьев (ст. 1−2).

Опыт человеческой истории добавил к изначальной простоте картины, нарисованной в Бытии, два элемента. Вместо просто сада теперь мы видим сложную структуру города-сада: Ева, «мать всех живущих» (Быт 3:20), стала, по Божьему замыслу, прародительницей великого сообщества народов. И второе различие состоит в том, что замыслы сатаны также усложнились. Человеческий род проклят и теперь нуждается в исцелении. Вот почему возникла необходимость переделывать изначальное творение.

Но теперь, когда Христос устранил проклятие, новое творение в конце концов станет таким, каким оно задумано: престол в центре всего и люди Божьи видят Его и служат Ему. Они запечатлены Его именем и будут царствовать вместе с Ним весь непреходящий день.

5. ЧЕТВЕРТОЕ ОТКРОВЕНИЕ: БОЖЬЕ СЛОВО ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ (22:6−10)

Заглавие всей книги в целом — «Откровение»; мы с помощью этого слова описываем каждый из семи разделов ее последней сцены; а темой данного отрывка, то есть четвертого раздела, становится само «откровение». В нем развивается учение о том, как Бог открывает Себя людям. Кратко это учение было сформулировано в конце сцены 7: «Напиши; ибо слова сии истинны и верны» (21: вторая часть стиха 5). Здесь ее смысл раскрывается. Из нее мы можем многое узнать о методе, с помощью которого Бог дает людям возможность узнать Его, о сущности такого откровения и о способе подтверждения его.

Его метод всегда заключался в том, что Он выбирал определенных людей и через них передавал сообщения о Себе. Главным образом, конечно, Он открывался через Своего Сына (Евр 1:2). Но до кратких лет Воплощения Его посланниками были «святые пророки», а после них — «славные апостолы». Открывающий Себя Господь является (стих 6 не оставляет никаких сомнений по этому поводу) «Богом духов» этих людей. Божественная сила владела их умами и сердцами. Мы ни в коей мере не отрицаем момент импровизации, который вносили в пророческие произведения литературное мастерство и человеческий темперамент. Однако мы стоим на том, что их «сообщения» в точности соответствовали божественным истинам, которые Бог передавал через них.

В данном отрывке речь идет о том, «чему надлежит быть вскоре». Здесь мы видим еще одно звено, связывающее его с началом книги. Разбирая его, мы убедились, что слово «вскоре» употреблялось по отношению к тем событиям, которые во времена Даниила были вопросом далекого будущего, а там они «приближались» к нам, попадая непосредственно в поле нашего зрения. Но на протяжении всего Писания, это также относится и к пророчествам Даниила, в Божьей вести всегда говорилось о том, что должно иметь место вскоре, а по сути — сейчас. Ведь и слово, которое переводится как «вскоре» в первоисточнике может означать или «через короткое время», или «быстро, сразу, без отсрочек» (АГ). Пророчество обращено ко мне, оно говорит мне о том, что я должен делать сегодня, о чем я должен думать и какие планы я должен строить на завтра. «Во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе» (2Кор 6:2). Центром этой божественной «безотлагательности» вновь является Христос: Он был чистейшим образцом Божьего метода передачи откровений через избранных посланников, и Он же является самой сутью этих откровений. Вскоре случится то, что вскоре придет Сын. В 1 Послании Коринфянам 16:22 мы находим одну из самых старых молитв христианской церкви. Она называется «Маран-афа» (АВ), что переводится как «Господь наш грядет». Произносящий молитву ждет телесного возвращения Христа на эту землю и хочет также, чтобы Он пришел в нашу теперешнюю жизнь как Спаситель и Господь; чтобы Он пришел «вскоре» — сегодня, в этот самый час.

Это само по себе подтверждает ценность самораскрытия Бога. Знание Его, которое приходит к нам через «пророчества книги сей», а также через всю Библию в целом, не может не стать для нас благословением. И благословение это — знание Бога во Христе, которое дается «соблюдающим» слова пророчества. Слово, переведенное здесь как «соблюдающий», часто встречается в Евангелии от Иоанна. Оно означает «исполнять закон, следовать учению» (АГ). Следовательно, внимательное и смиренное изучение Писания, а также его последней книги, суммирующей изложенное в нем, поражает не ум, набитый знаниями, а дух, пробужденный к жизни.

О ценности этой вести свидетельствует особенность повествования. Давайте вновь постараемся поставить себя на место Иоанна. Мы слышим голос — очевидно, это тот же самый голос, который раздавался все время. Он говорит: «Се, гряду скоро... Смотри, не делай сего (не поклоняйся мне); ибо я — сослужитель тебе... Се, гряду скоро... Я Иисус» (ст. 7, 9, 12, 16). Раз он отказывается принимать поклонение Иоанна, значит, он — ангел? Или это божественный Иисус, принимающий подобное поклонение? В сцене 8 содержится один из самых поразительных случаев «сдвигов фокуса», которые мы уже наблюдали в повествовании Иоанна. Мы сталкивались с аналогичными случаями в целом ряде мест ранее. Но здесь, как и следует ожидать от сцены, в которой Божий свет светит ярче всего, действительно очень трудно разобрать, которое из ослепительных действующих лиц говорит в каждый данный конкретный момент. В отношении Слова Божьего это значит, что хотя ангел и Христос являются разными личностями, но несут они нам одну и ту же весть. Благодаря очень образному, данному в первых стихах книги объяснению, мы ясно понимаем это. Там сказано, что откровение было дано Богом Христу, затем Христом — ангелу, ангелом — Иоанну, а Иоанном — нам. Причем ни на одном из этапов оно не утратило своего божественного авторитета. Так что сказанное Иоанном есть сказанное Богом. Таково классическое учение о богодухновеннос-ти всего Писания в целом. Это еще раз подтверждает, что книга Иоанна задумана как итог всего остального, а не как дополнение к нему.

6. ПЯТОЕ ОТКРОВЕНИЕ: БОЖЬЯ РАБОТА ЗАВЕРШЕНА (22:11−15)

Заглавие, данное этому разделу в сцене 7, является узелком, завязанным на дальнем конце еще одной нити, которая проходит через все Писание. В Эдеме была завершена работа творения (Быт 2:1, 2); на Голгофе был завершен подвиг искупления (Ин 19:30); в Раю Божий голос наконец скажет о труде Бога в целом: «Совершилось!» (21:6). В рассматриваемом нами отрывке содержится резюме библейской эсхатологической доктрины — учения о конечных судьбах мира и человека; в нем говорится о состоянии Божьего творения в финале. В это состояние его приведет Христос, Который еще раз подтверждает Свою божественность, называя Себя «Алфой и Омегой», началом и концом; а в 21:6 мы видим, что эти титулы принадлежат Богу.

В стихе 11 подводится итог участи человечества. Английский перевод не передает в полной мере силу этих слов. Стих производит впечатление наставления («Будь плохим», «Будь хорошим») или разрешения («Тебе позволено быть плохим (или хорошим)»; но мы ближе всего к греческому тексту Иоанна, когда воспринимаем его как заявление или декларацию. Здесь Откр 22 вновь перекликается с первой главой Бытия, которая проясняет для нас смысл этого отрывка, поскольку в обоих местах Бог прибегает к одной и той же форме глагола.

Подобно тому, как в начале божественное Слово сказало: «Да будет свет», и стал свет, так же и в конце то же самое Слово произнесет властно и определенно: «Да будет этот человек зол, а этот свят»; и будет так, отныне и навеки. Эти слова означают «статичность, неизменяемость состояния», в котором окажутся как добрые, так и злые. Настанет «время, когда изменение станет невозможным — когда больше не предоставится возможности для покаяния, с одной стороны, или для отступничества — с другой».

Если, следовательно, «человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр 9:27) и если суд — это конец, который вводит в это перманентное состояние праведности или неправедности, то это значит, что у нас не будет никаких оснований надеяться на какой-либо «второй шанc или перевоплощение, и мы должны всерьез относиться к этой жизни как к единственной возможности изменить сердце; а с другой стороны, нам не надо бояться, что небеса, однажды полученные, когда-либо будут вновь утрачены.

Стих 12 подчеркивает эти моменты и показывает, от чего зависит исход. Окончательное состояние напрямую связано с нынешней жизнью: оно станет для каждого человека воздаянием за все, совершенное им здесь. И это воздаяние принадлежит Христу, поскольку «все, сделанное им», означает на деле «все, что он сделал вместе с Христом», и «все, что он позволил Христу сделать через него». Этот критерий, который миллионы людей забывают или игнорируют, будет ьосстановлен в день суда, ибо он есть последний и первый — конец и начало.

Стихи 14 и 15 ясно показывают, кто будет внутри города, а кто останется снаружи. Тем, чей характер и поведение злы («псы» — парии трущоб восточного города — символизируют всех нечистых), на этом основании доступ в город закрыт. Но допущенные в него были допущены не на основании собственных хороших качеств. Благословение принадлежит им единственно потому, что они омыли свои одежды — «убелили их», как было сказано Иоанну в 7:14, «кровию Агнца». Зная, что они были очищены распятым Христом, они «имеют право на дерево жизни». То, что было запрещено первому человеку, теперь находится в распоряжении человека нового. Это подводит итог под всем сказанным о стихе 11: все сделано, чтобы человек «взял от дерева жизни, и вкусил, и жил вечно» (Быт 3:22).

7. ШЕСТОЕ ОТКРОВЕНИЕ: ПОСЛЕДНЕЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ БОГА (22:16−17)

В первых пять разделах этой сцены подводятся итоги учений о Церкви, Евангелии, сотворении, откровении и конце света. Конец книги представляет собой, по меткому выражению Глэссона, «победоносный финал Библии; словно бы композитор соединил все темы своей симфонии в последнем восхитительном аккорде». И теперь, в шестом разделе, вся явленная Богом истина кристаллизуется в двух стихах. Давид, величайший из израильских царей, символизирует славу Израиля; но в гораздо большей степени символизирует ее Иисус. Он не только «еще более великий сын великого Давида», но также и Господь и Царь нового Израиля. И для Давида Он тоже Господь; Он «Отец вечности» Исаии; прежде чем Авраам был, Он есть; Он действительно прежде всего (Мф 22:41 и далее; Ис 9:6; Ин 8:58; Кол 1:17). В двух словах, Он есть «корень и потомок Давида», одновременно и его предок, и потомок, если добавить еще одну пару всеобъемлющих титулов к тем, которые приведены в стихе 13. Он охватывает Собой всю историю.

Затем, как «звезда светлая и утренняя», Он возвещает рассвет вечности. Он говорит нам, что эта жизнь только прелюдия к реальной жизни в грядущем мире; и посылая Своего ангела с этим свидетельством, Он показывает любовь, могущество и мудрость Бога, Который хочет открыть его Своим творениям.

Этот замысел божественной истины, охватывающий время и вечность и возвещающий себя людям, обязательно будет осуществлен. Ибо все, чей слух открыт для него, откликаются и приветствуют пришествие Христа. То есть невеста — Церковь — приветствует своего Жениха, потому что Дух, помогающий ей молиться (Рим 8:26 и далее), молится о том же.

Жаждет ли читатель получить эт> благословение? Желает ли он быть включенным в этот славный замысел спасения? Это вода жизни, и ее можно брать даром, если только он, со своей стороны, готов встретить Христа, прийти к Нему и принять благословение.

8. СЕДЬМОЕ ОТКРОВЕНИЕ: ПОСЛЕДНЕЕ ПРОКЛЯТИЕ БОГА (22:18−19)

Если человек, читая Откровение, напрягает все силы ума и сердца и при этом молится, то тогда он не воспримет эти стихи поверхностно. Внесение изменений в текст последней книги Библии — несущественный вопрос в сравнении с грехом, который она осуждает. Ибо если (а это, по всей видимости, так) все библейское откровение суммировано в этой книге, и в особенности в последней сцене, а в особо концентрированной форме — в стихах 16 и 17, то, конечно, мы не смеем ни добавлять что-то к этому, ни отнимать. В таком случае мы искажали бы или скрывали само Евангелие. И добавляемся угроза язв, и отнимается жизнь так реагирует Бог на подобное бесцеремонное обращение с Его вестью. Все это не напыщенные слова, а спокойная и рассудительная констатация факта. Ибо если мы считаем, что сказанного Богом в Его книге недостаточно для спасения и что нам надо внести от себя некоторые добавления, что некоторые из предъявляемых к нам Божьих требований чрезмерны и их можно не соблюдать, — тогда мы не только заявляем, что знаем лучше, чем Он, мы (и это несравненно хуже) поступаем так, словно это соответствует действительности. Грубость Он может простить; но слепое своеволие есть грех против Святого Духа. О тех, кто пытается подогнать Евангелие под себя и которых за это постигает проклятие, будет сказано, что они сами навлекли на себя беду. И это станет ужасающей правдой.

22:20−21 Эпилог. КНИГА, БЕЗ КОТОРОЙ МОЖНО ОБОЙТИСЬ

«До самого конца мы должны всегда помнить превосходящую разумение великую любовь нашего Господа и единственного Спасителя, умершего за нас, Иисуса Христа, и бесчисленные благословения, которые благодаря пролитию Его драгоценной крови мы получили; Он установил и учредил святые таинства как залог Своей любви и для того, чтобы мы снова и снова вспоминали Его смерть для своего великого и бесконечного утешения».

Так сказано в молитвеннике о причастии; Христос также установил крещение. Крещение — это тоже залог, знамение и печать, которое свидетельствует о начале христианской жизни и ее продолжении.

Мы совершаем оба этих таинства, исполняя повеление Христа, ибо церковь должна соблюдать то, что говорит ее Господь. В Евангелии от Ин 3:7 используется похожее слово, здесь сказано: «Должно вам родиться свыше», но мы отдаем себе отчет в том, что в это слово вкладывается иное значение. Новое рождение — это непременное условие, без него мы погибаем. Нигде не говорится, что что-то подобное может произойти при несоблюдении таинств. Христос ясно дает понять, что вечная жизнь зависит от прихода к Нему, не к Его таинствам. Надо прийти, услышать, покаяться, уверовать. Но хотя участь человека и зависит от внутреннего состояния его души, все же Бог заповедовал и соблюдение внешних обрядов. Мы «должны» покаяться и уверовать, потому что это необходимо. Мы «должны» креститься и причащаться, потому что это наша обязанность.

Эти прекрасные слова — залог Его любви мы можем отнести и к Книге Откровения. В процессе анализа мы неоднократно подчеркивали, что в этой книге не содержится ничего принципиально нового, нет никакой истины, которую невозможно было бы найти где-то еще в Библии. Это подтверждается одной фразой, содержащейся в предпоследнем стихе последней главы: «Свидетельствующий сие». Из контекста ясно, что речь идет об Иисусе Христе. С этой фразой перекликается другая, она находится во втором стихе первой главы. Там речь идет о «свидетельстве Иисуса». Здесь использован родительный падеж: то есть, Сам Иисус несет свидетельство, а не кто-то другой свидетельствует. Иисус свидетельствует об истинах Откровения. Нам было дано понять, что вся книга есть весть, данная Отцом Сыну, чтобы Он, через Ангела, сообщил ее Иоанну и чтобы Иоанн, в свою очередь, передал ее Церкви (1:1−2; 22:6). Но как мы убедились, изучая пролог, слово Божье и свидетельство Иисуса были не только великой драмой, которую Иоанну предстояло увидеть на Патмосе (1:2). Собственно говоря, причиной его пребывания на острове послужила его верность слову и свидетельству, ибо он уже принял их. И действительно, уже во время страстей Господних Иисус мог, обращаясь в молитве к Отцу, сказать о Своих Апостолах: «Ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им» (Ин 17:8). И все, что они узнали от Него после Его воскресения и от Святого Духа после Пятидесятницы, было не более чем объяснением того, что уже было передано им (Лк 24:44−48; Ин 14:26). Нигде в Новом Завете нельзя найти какие-либо намеки на то, что Евангелие, к середине первого века проповеданное по всему римскому миру, было неполным, — что слово и свидетельство, известные Иоанну еще до того, как он попал на Патмос, имели какие-то пробелы, которые Откровение должно было заполнить.

Нет; с этой точки зрения Откровение излишне. Шестьдесят пять книг от Бытия до послания к Евреям содержат в себе Евангелие, достаточное, чтобы спасти мир. Для чего тогда нужна шестьдесят шестая?

Ответ содержится в той же самой фразе: слово и свидетельство. Ибо это Иоанн уже знал; но это же самое ему вновь и вновь показывалось на Патмосе. Его великое видение стало последним и величайшим повторением образцов. И когда мы спрашиваем, почему уже завершенное Божье откровение нуждается в этой последней переформулировке, то ответ на этот вопрос можно найти в сравнении, которое мы уже начали проводить. Мы знаем, что были омыты от своих грехов, мы знаем, что благодаря кресту можем получать очищение ежедневно; мы должны знать эти вещи, если хотим иметь вечную жизнь. Мы не «должны» соблюдать таинства — мы можем быть спасены без них. Но кто захочет относиться с неуважением к этим «залогам Его любви», ведь посредством их Он в живой и драматической форме делает для нас реальными те истины, которые мы уже знаем.

Откровение также есть «залог Его любви». Мы можем обойтись без него; оно не говорит нам ничего такого, чего нельзя найти в каком-нибудь другом месте Писания. Но Иисус дал нам его в качестве таинства воображения, чтобы ускорить сердцебиение нашей души и заставить ее гореть истинами Евангелия, которое мы слишком часто принимаем как нечто само собой разумеющееся.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА (22:20−21).

Это завершающее приветствие обращено ко всем Божьим людям по всему лицу земли. И когда мы закрываем книгу (не только Откровение, но все Писание), то перед нашим внутренним взором предстает сияющий образ Господа Иисуса. Этот образ имеет тройной смысл, напоминая нам, что Он «вчера и сегодня и вовеки Тот же» (Евр 13:8). Во-первых, Он «свидетель верный» (1:5; 3:14). Он свидетельствует об истине, которая была явлена Иоанну, и тем самым подтверждает подлинность всего послания. Фундаментом этого послания является Ветхий Завет, а увенчивается оно Новым. Его начало находится в тени Закона, а конец ярко озарен светом Евангелия. Все «это» Он засвидетельствовал. Таким образом, Откровение Иоанна завершает собой канон Писания. Отныне он завершен, завершено Писание, слово Божье и свидетельство Иисуса.

Он также Грядущий; Он обещает это, и Церковь радуется Его обещанию. Тот, Кто в те далекие дни провозгласил весть о спасении, скоро вернется, чтобы завершить работу и забрать Своих искупленных святых в небесный дом.

А пока этого не произошло, Он дарует благодать, которая вселяет новые силы и радость в Его исполненных ожидания людей. Благодать напоминает им и о действенной силе вести, которую они услышали, и о надеждах, исполнения которых они с нетерпением ожидают. Эта благодать, освежающий напиток в тяжкие времена, доступна каждому человеку, который готов принять в сердце не только эти двадцать две главы, но также и все «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим... Блажен читающий» (1:1, 3).

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Майкла Уилкока на Откровение Иоанна, 22 глава. Библия говорит сегодня.

Я ХОЧУ ПОМОЧЬ

Откровение 22 глава в переводах:
Откровение 22 глава, комментарии:
  1. Новой Женевской Библии
  2. Толкование Мэтью Генри
  3. Комментарии МакДональда
  4. Толковая Библия Лопухина
  5. Комментарии Баркли
  6. Толкования Августина
  7. Новый Библейский Комментарий
  8. Лингвистический. Роджерс
  9. Комментарии Давида Стерна
  10. Библия говорит сегодня
  11. Комментарии Скоуфилда


2007–2024. Сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите нам: bible-man@mail.ru.