Библия » Райл Комментарии Джона Райла

От Иоанна 1 От Иоанна 1 глава

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИОАННА 1:1−5

1 В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
2 Оно было в начале у Бога.
3 Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.
4 В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.
5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

Евангелие от Иоанна, которое начинается этими словами, не похоже на остальные три евангелия. Многое, что в нем есть, отсутствует в других евангелиях, и наоборот. Этому можно найти объяснения. Только давайте помнить, что и Матфей, и Марк, и Лука, и Иоанн, записывая свои евангелия, были водимы Богом. И в общих чертах, и в деталях — во всем, что евангелисты записали и что не записали.

Апостол Иоанн был вдохновлен особенным образом. То, что мы находим только в его евангелии стало драгоценным сокровищем Церкви Христовой. Никто из четырех евангелистов не рассказал о божественности Христа, об оправдании по вере, о миссии Христа, о работе Святого Духа и о духовной жизни так полно и понятно, как Иоанн. Конечно, Матфей, Марк и Лука тоже не обошли эти важные вопросы стороной. Однако в Евангелии от Иоанна эти истины лежат на поверхности и поэтому бросаются в глаза любому читателю.

Пять стихов, которые сейчас перед нами, — это величественные слова о божественной природе нашего Господа Иисуса Христа. Несомненно, именно Его апостол Иоанн называет «Словом». Вся глубина значения этого слова не может быть постигнута человеческим разумом. Тем не менее из него мы можем извлечь полезные уроки.

Во-первых, мы узнаем, что наш Господь Иисус Христос вечен. Апостол Иоанн говорит нам, что «в начале было Слово». Это Слово не появилось в момент сотворения неба и земли, и тем более не в то время, когда Евангелие пришло в этот мир. Оно имело славу у Отца «прежде бытия мира» (Ин 17:5). Слово существовало еще до того, как появилась материя и время начало свой бег. Оно существовало «прежде всего» (Кол 1:17). Слово существовало от вечности.

Во-вторых, мы узнаем, что наш Господь Иисус Христос — Личность, отдельная от Бога Отца и в то же время единая с Ним. Апостол Иоанн говорит нам, что «Слово было у Бога». Отец и Слово — две отдельные личности, но они соединены в одно. Бог Отец существовал от вечности, и с Ним от вечности существовало Слово, Бог Сын. Каждый из Них по отдельности велик и вечен. И тем не менее они являются одним Богом. Это великая тайна! Блажен тот, кто может принять ее на веру, не пытаясь объяснить.

В-третьих, мы узнаем, что наш Господь Иисус Христос — Бог. Апостол Иоанн говорит нам, что «Слово было Бог». Оно не сотворенный ангел и не существо, которое стоит ниже Бога и наделено властью спасать грешников. Слово — совершенный Бог. Оно обладает такой же божественностью, какой обладает и Бог Отец. Сын, рожденный до сотворения мира, имеет такую же природу, как и Отец.

В-четвертых, из этого отрывка мы узнаем, что наш Господь Иисус Христос — Творец всего. Иоанн пишет: «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Слово вовсе не является творением Отца, как утверждают некоторые еретики, напротив, Оно является Существом, сотворившим Вселенную и все, что в ней есть. «Он повелел, — и явилось» (Пс 32:9; см. Пс 148:5).

И наконец, мы узнаем, что наш Господь Иисус Христос — источник духовной жизни и света. Иоанн говорит, что «в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков». Христос — вечный и единственный источник, из которого сыны человеческие получают жизнь. Духовная жизнь и свет, которыми обладали Адам и Ева до грехопадения, были даны им Христом. Избавление от греха и духовной смерти, которое получали дети Адама после грехопадения, свет совести и духовного знания, которые они приобретали, — все было от Христа. На протяжении всей истории люди отвергали Его, не желая раскаиваться в грехах и признавать свою нужду в Спасителе. Свет же продолжал светить во тьме. Но большинство людей не хотели воспринимать свет. А если кто-то из них и обладал духовной жизнью и светом, то обязан был этим только Христу.

Это краткий обзор главных уроков, содержащихся в этих прекрасных стихах. Многое в них выходит за пределы понимания человеческого разума, но ничто не противоречит ему. Многое мы не в силах объяснить, поэтому должны принимать это верой в смирении. Однако из этого отрывка можно извлечь и очень важные практические уроки.

Во-первых, можете ли вы в полной мере ощутить весь ужас греха? Если вы хотите увидеть, каким должен был быть Спаситель, дающий вечное искупление грешникам, тогда чаще читайте первые пять стихов из Евангелия от Иоанна. Только вечный Бог, Творец и Владыка вселенной мог избавить человека от грехов. Очевидно, что грех является чем-то более страшным, чем это представляется многим людям. Истинная мера греха — степень величия Того, кто пришел на землю, чтобы спасти грешников. Если Христос так велик, значит, грех невероятно ужасен!

Во-вторых, знаете ли вы, насколько непоколебимо основание, на котором держится надежда христиан? Если вы хотите убедиться, что Спаситель, которому доверяет свое спасение грешник, является не кем иным, как вечным Богом, тогда чаще обращайтесь к первым пяти стихам Евангелия от Иоанна. Христос силен спасти всех, приходящих к Отцу через Него. Тот, который «был у Бога» и «был Бог», еще и «Эммануил» — «Бог с нами». Возблагодарим Бога за то, что Он поручил всемогущему Христу помочь нам. Сами по себе мы великие грешники. Но Иисус Христос — великий Спаситель. Он — прочный краеугольный камень, способный выдержать всю тяжесть грехов человечества. «Верующий в Него не постыдится» (1Пет 2:6).

ПРИМЕЧАНИЯ: Ин 1:1−5

Во-первых, евангелие написано апостолом Иоанном, сыном Зеведеевым, братом Иакова. Иоанн некогда рыбачил на Галилейском море, но был призван стать учеником Господа Иисуса Христа. Апостол был очевидцем всех дел Иисуса Христа и впоследствии стал столпом Церкви. Об Иоанне сказано, что он был учеником, которого любил Иисус. Иоанн был одним из трех избранных апостолов, которые видели воскрешение дочери Иаира, были очевидцами преображения Христа и присутствовали с Ним во время Его агонии в Гефсиманском саду. Иоанн был тем, кто припал к груди Иисуса на последней вечере и кого Господь, умиравший на кресте, попросил заботиться о Марии. Интересно отметить, что именно Иоанну были открыты Богом самые глубокие истины о Христе.

Во-вторых, евангелие апостола Иоанна было написано гораздо позже остальных трех евангелий. Но насколько позже и когда именно оно было написано, мы не знаем. Считается, что оно появилось после возникновения еретических учений Эбиона и Керинфа. Эти учения касались личности Христа и Его человеческой и божественной природы. Маловероятно, что Евангелие от Иоанна было написано после разрушения Иерусалима. Если бы это было так, то Иоанн вряд ли бы упоминал Овечьи ворота в Иерусалиме (Ин 5:2).

В-третьих, содержание этого евангелия во многом отличается от остальных трех. За исключением распятия и еще некоторых моментов жизни Христа, факты, записанные апостолом Иоанном по вдохновению Духа Святого, встречаются лишь в его евангелии. Иоанн ничего не говорит о рождении и детстве Иисуса, об искушении в пустыне, о Нагорной проповеди, о преображении, о пророчествах об Иерусалиме, об учреждении Вечери Господней. В его евангелии мало чудес и мало притч. Но то, о чем повествует Иоанн, является бесценным сокровищем, которым обладают христиане. Глава о Никодиме, о самарянке, о воскрешении Лазаря, о явлении Господа Петру у моря Галилейского после Его воскресения, беседы Христа с народом в 5−8-ой и 10-ой главах, беседы с учениками в 13−16-ой главах и, конечно, молитва в 17-ой главе составляют одну из самых ценных частей Библии. И всеми этими главами мы обязаны апостолу Иоанну.

В-четвертых, стиль, которым написано евангелие, так же необычен, как и содержание евангелия. Многие выражения в евангелии очень просты, и тем не менее в них заключен глубокий смысл, который человек не может постичь до конца. В евангелии много простых слов, которые используются в глубоком духовном смысле, например, «свет», «тьма», «мир», «жизнь», «истина», «пребывать», «знать». Иоанн использует имена второго и третьего Лица Троицы, которых нет в других Евангелиях: «Слово» для Бога Сына и «Утешитель» для Святого Духа. Иногда встречаются пояснения и замечания по поводу некоторых высказываний нашего Господа. Также в евангелии часто встречаются краткие пояснения еврейских обычаев и выражений, что говорит о том, что Иоанн писал не столько для иудеев, сколько для всех христиан во всем мире. У Форда находим такую цитату из Григория Назианзина: «Матфей писал для евреев, Марк — для римлян, Лука — для греков, а великий провозвестник Иоанн — для всех».

Наконец, одной из замечательнейших особенностей Евангелия от Иоанна является пролог. Под прологом я подразумеваю первые восемнадцать стихов первой главы. Пролог отражает содержание всей книги и состоит из простых и кратких высказываний. Нигде в Библии мы не найдем таких ясных и четких высказываний о божественной природе Иисуса Христа. Нигде мы не встретим в одном месте так много выражений, значение которых нельзя постичь и объяснить полностью. Ни одна часть Писания не требует столь тщательного исследования каждого слова, и даже формы слова в каждом предложении. Красота грамматических конструкций и меткость точно подобранных слов выделяют книгу Иоанна из всех других книг Писания. Без преувеличения можно сказать, что стоит изменить хотя бы одно слово в первых пяти стихах Евангелия от Иоанна, и это откроет дорогу какому-нибудь еретическому учению.

Первый стих Евангелия от Иоанна всегда считался одним из самых величественных стихов в Библии. Древние говорили, что эти слова заслуживают того, чтобы быть написанными золотыми буквами в каждой христианской церкви. Воистину, такое вступление действительно достойно того, кого Иисус именовал «сыном громовым».

В этом замечательном стихе содержится три истины. Наш Господь Иисус Христос, названный Словом, вечен; Он — Личность, отдельная от Отца, но одновременно самым тесным образом соединеная с Ним и, наконец, Он — Бог. Следует заметить, что под словом «Бог» во второй части этого стиха подразумевается Бог Отец, а в третьей — идет речь о божественной сущности Христа.

Выражение «В начале…» следует понимать «в начале всего творения». Эти слова похожи на первые слова Книги Бытие: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт 1:1).

Слово «было» означает «существовало». Смысл всего стиха заключается в том, что Господь Иисус Христос уже существовал до того, как был сотворен этот мир и впервые появилась материя. У Христа не было начала. Он существовал до начала всего. Никогда не было того, чтобы Его не было. Иначе говоря, Господь Иисус Христос вечен.

Многие отцы церкви подчеркивали, что слово «был» в первом стихе имеет огромное значение. Они обращали внимание на то, что в первых двух стихах оно повторяется четыре раза. Не сказано, что «Слово было сотворено», а сказано, что «Слово было». Василий говорит: «Слова «начало» и «было» подобны двум якорям, которые надежно удерживают корабль человеческой души среди бури ересей».

Кроме Иоанна, никто больше не называет Христа «Словом». Я не вижу неопровержимых доказательств тому, что кто-то еще из авторов Нового Завета называет Мессию этим именем. Даже такие отрывки, как Деян 20:32 и Евр 4:12, не могут свидетельствовать в пользу этого. То, что Иоанн под Словом имеет в виду Иисуса Христа, личность, а не сказанное Богом слово, видно из того, что он говорит дальше: «И Слово стало плотию, и обитало с нами». Очевидно, что использованный здесь термин был хорошо знаком евреям. Комментаторы по-разному объясняют, почему только Иоанн использует это имя Христа.

Тертуллиан, Цвингли, Мускул, Буцер и Кальвин, считают, что Христос назван «Словом» потому, что Он — мудрость Божия, «мудрость» из Книги притч. Они перевели бы данное выражение как «ум», «мудрость» или «совет».

Другие, среди которых некоторые отцы церкви, считают, что Христос назван «Словом» потому, что Он является отражением разума Бога Отца, «сиянием славы и образом ипостаси Его». Точно так же, как наши слова, если они честны и искренни, выражают наши мысли. Картрайт и Титман считают, что Христос назван «Словом» потому, что именно о Нем говорили все ветхозаветные пророчества. Приход Христа был обещан.

Меланхтон, Роллок, Гомар и Скотт, полагают, что Христос назван «Словом» потому, что Он объявляет и объясняет волю Отца. В этой же главе говорится: «Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (ст. 18, курсив мой. — Дж. Р.). Еще написано, что «Бог… в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр 1:2, курсив мой. — Дж. Р.).

Я считаю, что последнее из толкований наиболее убедительно. Но все они не более, чем предположения. По всей видимости, многое в этом имени останется загадкой.

Некоторые из комментаторов полагают, что второе Лицо Троицы было названо несколько раз «Словом» и в Ветхом Завете. В подтверждение тому они приводят следующие отрывки: Пс 32:6; Пс 106:20; 2Цар 7:21 и 1Пар 17:19. Однако ни один из них не звучит достаточно убедительно. Более веское подтверждение данная гипотеза находит в трудах раввинов, в которых Мессия часто называется «Словом». В одном из древних переводов 3-ей главы Бытия говорится, что Адам и Ева «услышали Слово Господа, ходящее в саду».

Эроусмит в своей великолепной работе, посвященной первой главе Евангелия от Иоанна высказывает предположение, что Иоанн написал «В начале было Слово», а не « В начале был Сын Божий» для того, чтобы не настроить сердца читателей против Евангелия с самой первой его главы. Апостол знал, что ни иудеи, ни эллины просто не перенесут выражение «Сын Божий». Они не воспримут идею о том, что у Бога есть такой же, как Он, Сын. Но с тем, что Бога называли «Словом», были хорошо знакомы и те, и другие. Пул говорит, что больше всего иудеи ненавидели выражение «Сын Божий». Фер отмечает, что, называя нашего Господа «Словом», Иоанн исключает возможность материальных, плотских взаимоотношений между Сыном и Отцом. По свидетельству Свайцера, так же считали Иоанн Златоуст, Теодор, Василий, Григорий Ниссен и Феофилакт.

Сегодня нам непривычно называть Бога «Словом», но, очевидно, что для иудеев и эллинов это имя было более привычным. Нельзя согласиться с теми, кто утверждает, что Иоанн заимствовал это слово у философов. Приняв такую точку зрения, нам придется отказаться от богодухновенности Писания. Нам же достаточно знать, что имя, которое использовал Иоанн для обозначения второго Лица Троицы, было хорошо знакомо кругу его читателей.

Это выражение говорит о самом полном и невообразимом единстве первого и второго Лица благословенной Троицы. Не смотря на единство, они остаются разными личностями. Пирсон говорит: «Именно к Нему обращался Отец, когда говорил: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему»» (Быт 1:26).

Взаимоотношения между Лицами Троицы — одна из самых непостижимых тайн. Природу связи между Отцом и Сыном человеческий разум не в силах объяснить. Августин пытался проиллюстрировать ее с помощью солнца и его лучей, а также с помощью огня и света, который он дает. Свет не то же самое, что источник света, но они неотделимы друг от друга: где есть источник света, там есть и свет. Но все подобные иллюстрации несовершенны. Поэтому лучше просто верить, чем пытаться объяснить. Наш Господь ясно говорит: «Я в Отце и Отец во Мне», «Я и Отец — одно», «Видевший Меня видел Отца» (Ин 14:9−11; Ин 10:30). Давайте же будем непоколебимо уверены в том, что Отец и Сын — два различных Лица Троицы, равноправные и одинаково вечные, но в то же время единые в Своей сути, неразрывно связанные и неразделимые. Давайте не будем, как написано в Афанасьевском символе веры, смешивать Лица и разделять сущность.

Мускул отмечает, что Иоанн осторожен в выборе выражений: он написал «Слово было у Бога», а не «Бог был у Бога». Тем самым напомнив нам, что существует не два Бога, а один. Это предложение говорит о том, что Господь Иисус Христос, вечное Слово, по Своей сущности такой же Бог, как и Отец. Сказать о божественности Христа более четче, чем это сделано в этом отрывке, просто невозможно. Нельзя утверждать, что здесь говорится о божественности Отца, так как в божественности Отца и так никто не сомневался. Нельзя также утверждать, что здесь божественность приписывается сотворенному и низшему, чем Отец, существу, подобно тому, как иногда князья этого мира именуются «богами». Тот, кто назван в этом отрывке Богом, — Существо несотворенное и вечное. Слово абсолютно равно Отцу. Отец, Сын и Дух Святой равно божественны. То, что некоторые, имея перед глазами такой ясный текст, утверждают, что Господь Иисус Христос — всего лишь человек, только доказывает испорченность человеческого сердца.

Этот стих опровергает три ереси. Во-первых, ересь Ария, утверждавшего, что Христос не равен Отцу. Во-вторых, савеллианство, приверженцы которого отрицали различие между Лицами Троицы, полагая, что иногда Бог проявлял Себя как Отец, иногда — как Сын, а иногда — как Дух Святой и что на кресте терпели наказание Отец и Святой Дух! В-третьих, учение социниан и унитариев, считающих, что Иисус Христос был не Богом, а человеком, святым и совершенным, но человеком.

Заканчивая изучение этого стиха, остается сказать лишь то, что в нем заключены такие глубокие тайны, что человеческий ум не в силах проникнуть в них, а земные слова слишком скудны, чтобы их описать. Как может быть в единстве множество, а во множестве — единство, как три Лица Троицы могут быть единым Богом, как Христос может одновременно быть в Отце, то есть быть одной с Ним сущности, и с Отцом, то есть быть независимой от Него Личностью — всего этого наш ум не может постичь. Блаженны те, которые согласны с высказыванием Бернарда: «Пытаться до конца исследовать эту тайну — глупость. Поверить в нее — благочестие. Познать ее — жизнь вечная. Эту тайну невозможно постичь, не полюбив ее».

В этом стихе Иоанн повторяет мысль, высказанную во второй части первого стиха, предвидя возражение людей, чье сознание испорчено грехом, против того, что Христос является отдельным Лицом Троицы. В ответ на это возражение Иоанн утверждает, что Слово, которое было вечным и которое было Бог, с самого начала, от вечности существовало как отдельное и в то же время единое с Отцом Лицо Троицы. Иными словами, никогда не было того, чтобы Христос не был «у Бога».

В Ветхом Завете есть два отрывка, которые проливают свет на учение, изложенное в этом стихе: Притч 8:22−31 и Зах 13:7. Отрывок из Книги притч будто специально написан для того, чтобы объяснить этот стих. Отрывок из книги Пророка Захарии содержит выражение похожее на выражение «у Бога»: «О, меч! поднимись на пастыря Моего и на ближнего Моего, говорит Господь». Слова «на ближнего Моего», по мнению наиболее авторитетных комментаторов, относятся к Мессии, Иисусу Христу, а Пул говорит, что слово «ближний» значит «находящийся возле» или «соединенный».

Эроусмит пишет: «Спросите у солнца, существовало ли оно когда-нибудь без своих лучей. Спросите у фонтана, был ли он когда-то без своих потоков. Так и Отец никогда не был без Сына».

Не думайте, что повтор, встречающийся в первых двух стихах, бесполезен и бессмыслен. Эроусмит отмечает, что «повторы в Библии используются с разной целью. В молитве они говорят о силе душевного порыва. В пророчестве — о скором и неизбежном исполнении слов пророка. В предупреждениях они подчеркивают неотвратимость и внезапность наказания. В уставах — необходимость их соблюдения. В утверждениях они служат для того, чтобы показать важность излагаемых в них истин».

Это предложение говорит о том, что творение было делом рук Сына в той же мере, что и Отца. «Ибо Им создано все…» (Кол 1:16), «…В начале Ты, Господи, основал землю…» (Евр 1:10). А Тот, кто является Творцом, не может быть кем-то, кроме Бога. Это выражение совсем не подразумевает, что Бог Отец и Бог Сын не равны: как будто Сын был простой рабочий, действовавший по указанию Отца. Оно также не означает того, что Бог Отец не принимал участия в сотворении. Это выражение говорит о том, что вечное Слово и в творении, и во всем остальном сотрудничало с Отцом. «Ибо, что творит Он, то и Сын творит также» (Ин 5:19). «Чрез Которого и веки сотворил» (Евр 1:2). Когда мы читаем: «Мною цари царствуют» (Притч 8:15), нам ни на минуту не приходит в голову, что слава царей превосходит славу Того, кем они царствуют.

Янсений отмечает, что данный стих опровергает еретическое манихейское учение о том, что материальный мир был создан злым духом, а также учение школы Платона, согласно которому часть творения была создана ангелами и демонами. Эти слова служат дополнительным доказательством тому, что Христос не был сотворен. Если все без исключения было создано с Его участием, очевидно, что Сам Христос не может быть творением.

Отцы Церкви, основываясь на этом стихе, приходили к самым необычным заключениям о происхождении зла в этом мире. «Если ничего не появилось без Христа, — рассуждали они, — то откуда взялся грех?» Самый простой ответ на этот вопрос заключается в том, что грех не был в числе того, что было создано в начале. Грех появился позже, в результате грехопадения. «Одним человеком грех вошел в мир» (Рим 5:12). Но грех вошел в мир с Божьего позволения. Более того, Господь обратил зло греха в добро, проявив Свою милость в искуплении. У нас нет оснований полагать, что грех относится к тому, что было сотворено Христом.

Это выражение говорит о том, что по решению Троицы Христу была назначена роль источника, начала и первопричины жизни. Жизнь течет от Христа. Что же касается того, о какой именно «жизни» здесь идет речь, по этому поводу среди комментаторов существуют разные мнения.

Кирилл, Феофилакт, Кемнитий и Кальвин, считают, что здесь имеется в виду непрекращающаяся забота провидения Христова о всем творении. Создав все, Он поддерживает во вселенной жизнь и порядок.

Цвингли, Картрайт, Эроусмит, Пул, Альфорд и большинство современных комментаторов полагают, что в понятие «жизнь» входят все ее виды: животная, растительная и духовная. «Пошлешь дух Твой — созидаются» (Пс 103:30). «Ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян 17:28).

Лютер, Меланхтон, Брентий, Флаций, Лайтфут, Лэмп и Пирс считают, что данное выражение относится исключительно к духовной жизни, то есть только Христос — источник жизни для людей здесь и на небесах. Христос был Творцом этого мира, Он же является автором и нового творения. Этого мнения придерживаюсь и я. Во-первых, о сотворении природы уже сказано в предыдущем стихе. Во-вторых, данная точка зрения лучше всего согласуется с заключением этого стиха и с отрывками: «Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы видим свет» (Пс 35:10) и «Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его» (Ин 5:11).

Это выражение означает, что жизнь, которая была во Христе, еще до грехопадения была предназначена к тому, чтобы открыть человеку путь на небеса. Она должна была удовлетворить нужду человеческой души и стать единственным утешением для всех спасенных. Только те, которые последовали за Христом, как за светом, обрели жизнь в Боге и стали гражданами небесного царства. Вне Христа человек не может найти ни духовной жизни, ни света.

Это выражение говорит о том, что Христос предлагает людям духовный свет, но после грехопадения люди постоянно пренебрегают им. Этот свет подобен свету от свечи, горящей в темном помещении. Он светит в мире тьмы, делая тьму более заметной. Неверующие люди пребывают в тьме духовной. «Вы были некогда тьма» (Еф 5:8).

По поводу этого предложения Эроусмит пишет: «В делах творения и провидения Христос сиял на протяжении всех веков. Он оставил множество свидетельств о Себе. Все творение похоже на профессора, который читает людям лекцию о Боге, Его мудрости, силе и благости». (В английском переводе — «не постигла». — Прим. пер.) Это выражение говорит о том, что с момента грехопадения сердце человека находится в кромешной тьме и что подавляющее большинство людей не приняли тот свет, который предлагал им Христос. То, что два глагола в этом стихе употреблены в разных временных формах, имеет определенное значение. О «свете» сказано в настоящем времени: он светит сейчас так же, как и всегда. О «тьме» сказано в прошедшем времени: она не восприняла свет с самого начала и до сих пор не может воспринять.

Греческое слово, переведенное как «постичь», использовано и в Еф 3:18. В Деян 4:14 оно переведено словом «ощутить», в Рим 9:30 — «получить», в Флп 1:13 — «достигать», в Ин 8:3 — «взять», а в 1Фес 5:4 — «застать».

Здесь уместно будет процитировать слова Бенгеля: «В первом и во втором стихах первой главы говорится о состоянии до сотворения мира, в третьем стихе — о самом сотворении, в четвертом — о состоянии до грехопадения, в пятом — после грехопадения».

В заключение размышления о первых стихах Евангелия от Иоанна я хотел бы еще раз подчеркнуть то, что ни один комментатор не способен проникнуть в глубину великих истин, содержащихся в этом отрывке. Я приложил немало усилий, чтобы сделать этот отрывок более понятным. Ввиду его огромной важности, я посчитал уместным сделать больше примечаний к нему, чем обычно. Но даже после этого я ощущаю, что смог лишь поверхностно коснуться этого удивительного отрывка. До конца же понять его мы сможем только в вечности.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИОАННА 1:6−13

6 Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.
7 Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.
8 Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете.
9 Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир.
10 В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал.
11 Пришел к своим, и свои Его не приняли.
12 А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими,
13 которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.

Апостол Иоанн, начав свое евангелие с утверждения истины о божественности нашего Господа Иисуса Христа, переводит взгляд читателя на Его предтечу — Иоанна Крестителя. О Спасителе и Его предтече апостол говорит по-разному. О Христе сказано, что Он — вечный Бог, Творец всего сущего, источник жизни и света. Об Иоанне Крестителе лишь сказано, что «был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн».

Во-первых, из этого отрывка мы можем узнать о том, каким должен быть христианский служитель. Он должен быть похож на Иоанна Крестителя, который «пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него» (Ин 1:7).

Христианский служитель — это не священник и не посредник между Богом и человеком. Он не является назначенным Богом доверенным лицом, которому можно перепоручить заботу о своей душе и уполномочить вести духовную жизнь вместо себя. Христианский служитель — это свидетель. Его задача — свидетельствовать о великих истинах Божьих, в особенности о том, что Христос является единственным Спасителем и светом миру. В этом состояло служение апостола Петра в день Пятидесятницы: «И другими многими словами он свидетельствовал» (Деян 2:40, курсив мой. — Дж. Р.). В этом заключалось служение апостола Павла: «Возвещая Иудеям и Еллинам покаяние пред Богом и веру в Господа нашего Иисуса Христа» (Деян 20:21, курсив мой. — Дж. Р.). Если служитель не благовествует, его служение не может быть угодно Богу. Но если он свидетельствует о Христе, то он исполняет свою обязанность служителя и не потеряет награды, даже если его слушатели остались неверующими. Служение христианина принесет пользу только тогда, когда те, кому он проповедовал, примут верой Христа. Людям, может быть, приятно и интересно слушать проповедь, но, пока они не уверуют, все слова ее будут напрасными. Великая цель христианского свидетельства заключается в том, чтобы «все уверовали чрез него».

Во-вторых, мы видим, что Господь Иисус Христос занимает высокое положение по отношению к человечеству. О нем сказано в словах Иоанна: «Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин 1:9).

Христос для человеческих душ значит то же самое, что солнце для мира. Он является центром и источником всего духовного света, тепла, жизни, здоровья, красоты и роста. Подобно солнцу, Христос сияет для блага всех людей: высокого и низкого сословия, богатых и бедных, иудеев и эллинов. Подобно свету солнца, свет Христа дается бесплатно. Все люди имеют возможность смотреть на Него и черпать духовную жизнь от Его Света. Если бы миллионы людей ушли жить в подземные пещеры или решили жить с черной повязкой на глазах, темнота, в которой они бы очутились, была бы следствием их собственной глупости, а не виной солнца. Поэтому если миллионы мужчин и женщин возлюбили духовную «тьму более, нежели свет», то в этом виноват не Христос, а их слепое сердце. «Омрачилось несмысленное их сердце» (Ин 3:19; Рим 1:21). Но независимо от того, видят ли люди или нет, Христос есть истинное солнце и свет мира. Для грешника нет другого света, кроме Господа Иисуса Христа.

В-третьих, этот отрывок убеждает нас в том, что сердце человеческое крайне испорчено. Это видно из того, что Христос «в мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин 1:10).

Христос присутствовал в мире невидимым образом задолго до рождения от девы Марии. С самого начала Он управлял всем творением и поддерживал его. «Все Им стоит» (Кол 1:17). Христос давал всем жизнь и дыхание, посылал дождь с неба и обильный урожай на земле. По Его воле ставились цари, возвеличивались народы и приходили в упадок империи. Однако люди не познали Его и не воздали Ему честь. Они «поклонялись и служили твари вместо Творца» (Рим 1:25). Воистину, сердце человеческое «крайне испорчено»!

Тогда Христос пришел в этот мир видимым образом, родившись в Вифлееме, но люди все равно не приняли Его. Он явился тому народу, который Он вывел из Египта, взял Себе в удел, отделил от других народов и которому открывал Себя через пророков. Христос пришел к тем, кто читал о Нем в писаниях Ветхого Завета, кто видел Его в образах и символах служения в храме и заявлял о том, что ожидает Его пришествия. Однако, когда Он пришел, этот народ не принял Его. Иудеи презрели, отвергли и убили Его. Воистину, «лукаво сердце человеческое»!

И наконец, из этого отрывка мы узнаем, что те, которые приняли Христа и уверовали в Него, получают особые духовные привилегии. Мы читаем, что «тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими» (Ин 1:12).

У Христа всегда есть слуги. Несмотря на то, что большинство иудеев не признали в Нем Мессию, среди них были и такие, которые приняли Его. Этим людям Христос даровал преимущество быть чадами Божьими. Он усыновил их, сделав частью семьи Божьей. Христос признал их Своими братьями и сестрами, костью от костей Его и плотью от плоти Его. Он наделил их великой честью. Она — воздаяние за скорби, которые претерпевают дети Божьи, неся крест ради имени Его. Христос сделал их сыновьями и дочерьми Бога Всевышнего.

Этой чести удостаивается любой, кто примет Христа верой и последует за Ним как за своим Спасителем. О таких людях сказано: «…Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал 3:26). После рождения свыше они усыновляются в семью Царя царей. И хоть они малы числом и мир презирает их, они испытывают на себе бесконечную любовь и заботу Небесного Отца, находя благоволение в Его глазах ради Иисуса Христа. На земле Он посылает им все необходимое для жизни. В вечности же Христос подарит им неувядающий венец славы. И рождение свыше, и усыновление, и жизнь вечная — все это великие дары! И человеку достаточно просто верить в Иисуса Христа, чтобы обладать ими. Как добрые хозяева заботятся о своих слугах, так и Христос заботится о Своих.

Являетесь ли вы сыном Божьим? Родились ли вы свыше? Видны ли в вас доказательства рождения свыше: ненависть ко греху, вера в Иисуса, святость, любовь к ближним? Отделены ли вы от мира? Не успокаивайтесь, пока не дадите утвердительных ответов на эти вопросы.

Хотите ли вы быть сыном Божьим? Если да, тогда примите Христа как Спасителя и верьте в Него всем сердцем. Каждому, кто уверует в Него, Христос даст власть быть чадом Божьим.

Примечания: Ин 1:6−13

Этот стих кратко и в то же время ярко описывает служение Иоанна Крестителя. Он был тем, кого Бог обещал послать перед приходом Мессии. Благодаря чудесному божественному вмешательству, Иоанн родился у престарелых родителей. От чрева матери он был исполнен Духа Святого. Бог дал Ему особое поручение — проповедовать крещение покаяния и провозглашать скорый приход Иисуса Христа. Иными словами, Бог специально воздвиг Иоанна, чтобы тот приготовил путь для Мессии. Именно поэтому говорится, что он «был человек, посланный от Бога». В каком-то смысле все истинные служители Евангелия похожи на Иоанна: они посланы Богом. Невежественные и духовно слепые служители могут быть рукоположены и посланы людьми, не будучи при этом посланниками Бога.

Это означает, что Иоанн пришел для того, чтобы свидетельствовать об Иисусе Христе, о том, что Христос — обещанный Мессия, Агнец Божий, Жених, Всемогущий Спаситель, у которого должны искать избавления все заблудшие души.

Конечно, это слово не означает «все человечество». Здесь подразумеваются все те, которые услышат свидетельство Иоанна, и все иудеи, ищущие Искупителя. Одной из задач служения Иоанна Крестителя было то, чтобы все эти люди уверовали в Христа как в «Свет истинный».

Это не значит через Христа и Его благодать, а через Иоанна Крестителя и его свидетельство. Это один из тех стихов, которые утверждают огромную значимость служения проповедника. Проповедь — это средство и орудие, посредством которого Духу Святому угодно производить веру в сердце человека. «Вера от слышания». Через служение Иоанна Крестителя уверовал Андрей и стал учеником Иисуса Христа. И сегодня благодаря проповеди Слова грешники обретают веру и спасаются.

Обратите внимание, что позже Сам Господь назвал Иоанна Крестителя светильником: «Он был светильник, горящий и светящий…» (Ин 5:35). Однако Иоанн Креститель был светильником, а не самим светом. Верующие же называются «светом миру» (Мф 5:14) только тогда, когда соединены со Христом и отражают Его свет. Только Христос является великим солнцем и источником всего света. Он и есть сам Свет.

Значение слова «истинный» хорошо раскрыто Эроусмитом в его комментарии к этому стиху. Эроусмит говорит, что Христос является истинным Светом в четырех отношениях. Во-первых, в Нем нет никакой лжи в отличие от ложного света язычников. Во-вторых, Он — настоящий Свет в отличие от бликов и теней церемониального закона. В-третьих, Христос — истинный Свет, потому что Сам является Светом. Ему не надо черпать свет у другого источника, чтобы светить. В-четвертых, этот Свет величественен в отличие от обычного света.

Объясняя это выражение, комментаторы сильно расходятся во мнениях по двум пунктам.

Во-первых, богословы не могут прийти к единому мнению по поводу того, к кому относятся слова «приходящего в мир». Одни связывают эти слова со словами «Свет истинный» и, таким образом, стих приобретает следующее прочтение: «Свет истинный, приходя в мир, просвещает каждого человека». В подтверждение этого взгляда приводятся отрывки: «…Свет пришел в мир…» (Ин 3:19) и «Я свет пришел в мир…» (Ин 12:46). Другие комментаторы понимают под «приходящим в мир» человека и считают, что в этом стихе речь идет о всех физических потомках Адама. Нифаний отметил, что «прийти в мир» — еврейское выражение, которое означает «родиться». Однако конструкция стиха в греческом языке допускает и первый и второй варианты перевода.

Доводы каждой стороны выглядят очень убедительно. Можно многое сказать в защиту каждой из двух точек зрения. Я же согласен с Кемнитием и Глассием, которые утверждают, что переводчики были совершенно правы, связав причастный оборот «приходящего в мир» со словом «человек», а не со словами «Свет истинный». Если этот стих перевести: «Свет истинный, приходя в мир, просвещает каждого человека», то это приуменьшит значение истинного света, ограничив время его озаряющего действия периодом после воплощения Иисуса Христа. А это именно то, чему учат социниане. Тем не менее, очевидно, что приход Христа принес духовное просвещение. Иоанн говорит: «Тьма проходит, и истинный свет уже светит» (1Ин 2:8). Если же верен другой вариант толкования, то слова «приходящего в мир» очень хорошо согласуются со словом «человек», указывая на то, что Христос может благословить любого человека. Христос является светом не только для иудеев, но и для «всякого человека, приходящего в мир», из всякого народа, языка и племени. Однако неразумно на основании слов «приходящего в мир» делать выводы о том, что души людей существовали до их рождения.

К счастью, в этом споре оба мнения допустимы. Здравое учение есть и в том, и в другом толковании.

Во-вторых, много споров и разногласий вызывает выражение «просвещающий каждого человека». Существуют различные толкования этих слов. Все, кроме еретиков, согласны с тем, что они не означают того, что все будут обращены и спасется все человечество. Что же тогда означают эти слова?

Одни, среди которых Кирилл, считают, что Христос как «Свет истинный» просвещает всякого мужчину и женщину на земле светом знания, рассудка и совести, отличающей добро от зла. Эта точка зрения, отчасти верна, но в ней есть определенные недостатки.

Другие, например, квакеры, считают, что Христос просвещает всех людей на земле внутренним светом благодати, которого достаточно для спасения. Чтобы спастись, человеку нужно лишь воспользоваться этим светом. Такая точка зрения опасна. Она противоречит многим местам Священного Писания и в конечном итоге может привести к такой ереси, как пелагианство.

Третьи, как Августин, полагают, что просвещенные — это те, кого просветила благодать Христа, а выражение «всякого человека», означает всякого верующего. В подтверждение этой точки зрения они приводят слова: «Господь поддерживает всех падающих» (Пс 144:14). Слово «всех» в этом стихе может означать лишь следующее: «Всякий, кто поддерживается, поддерживается Господом». Для объяснения этого стиха используется также следующая логическая цепочка: учитель учит всех мальчиков в городе, следовательно, все учащиеся мальчики в этом городе, учатся именно у этого учителя. Однако такое толкование не может быть приемлемым. Складывается впечатление, что комментаторы просто уклоняются от точного и правдивого ответа.

Такие, как Иоанн Златоуст, Брентий, а также Лайтфут, считают, что Христос действительно является светом для всего человечества. Они полагают, что слова «Который просвещает всякого человека» означают, что Его света достаточно для спасения всего мира, включая иудеев и язычников. Так солнце освещает всю землю, все страны и народы. Но большинство людей настолько ослеплены грехом, что они не видят Иисуса. И тем не менее Христос доступен каждому. «Он просвещает всех настолько, насколько это от Него зависит», — говорит Иоанн Златоуст. «В свете достаточно силы и желания, чтобы просветить всех, — пишет Кемнитий, — но некоторые возлюбили тьму больше, чем свет». Эроусмит отмечает: «Христос дает каждому человеку достаточно света для того, чтобы потом никто не мог оправдаться в том, что не принял Его. Но Христос не каждому дает свет к обращению, то есть свет, который может привести к спасению».

Я считаю последнюю точку зрения наиболее приемлемой, хотя и признаю, что в ней тоже есть недостатки. Я думаю, что свет Христа светит во всем мире и что каждый рожденный человек, даже если он никогда не будет спасен, все равно в какой-то мере обязан Христу.

Пирс, объясняя слово «просвещает», говорит, что «в еврейском языке зачастую, когда хотят сказать о намерении что-то сделать, говорят так, как будто это уже сделано». Он считает, что и здесь один из таких случаев. Вот другие примеры, которые приводит Пирс: 1Кор 10:33 (слово «угождаю» означает «хочу угождать»), Гал 5:4 («оправдывающие» — это те, кто «хочет оправдываться») и 1Ин 2:28 («обольщающие» — это те, кто «собирается обольстить»).

Греческое слово, переведенное здесь как «просвещает», в Новом Завете используется одиннадцать раз.

Этот стих говорит о неверии всего мира до воплощения Христа. Иисус, до того как родиться от девы Марии, присутствовал в мире невидимым образом, как, например, в дни Ноя (1Пет 3:20). Если бы у людей были глаза, они увидели бы Христа в Его великих делах и в Его мудром управлении этим миром. Но мир, сотворенный Его рукой, не признал Его, отказался верить в Него и покорятся Его власти. Мир не познал Его. В Афинах Павел нашел жертвенник «неведомому Богу».

По свидетельству Лэмпа, Ориген, Иоанн Златоуст, Августин, Кирилл, Феодорит, Беда, Феофилакт и Евтимий единодушно согласны с тем, что это выражение относится к Христу до Его воплощения.

Существует поразительное сходство между содержанием этого стиха и содержанием второй части первой главы Послания к римлянам. Логические рассуждения, с помощью которых апостол Павел в первой главе послания убеждает читателя в том, что язычники находятся под осуждением, а во второй — что иудеи не менее виновны, чем язычники, являются лишь расширенным изложением того, что у Иоанна записано в двух стихах.

В этом стихе говорится о неверии израильского народа после воплощения Христа и во время Его земного служения. Господь пришел к Своему собственному народу, который Он вывел из Египта, ввел в землю Ханаанскую и которому Он дал закон и обетования. Но этот народ не только не поверил и не принял Его, он еще распял Мессию.

В греческом языке слово, переведенное как «своим», имеет одну интересную особенность. Первый раз в этом отрывке слово «свои» стоит в среднем роде и буквально означает «Его собственное владение». Второй раз оно употребляется в мужском роде и означает «Его собственные люди, слуги или подчиненные». Вероятно, автор евангелия хотел этим показать, что наш Господь пришел к народу, чьи земли, города и храм были Его собственностью и изначально были дарованы Израилю Господом. Иудейский народ, вся Палестина, Иерусалим, храм — все это являлось личной собственностью Христа. Израиль был Его наследием (Пс 77:71). От этого грех «не принявших Его» стал еще тяжелее.

Другими словами, «тем, кто поверил в Христа и признал в Нем Мессию». Такой же смысл имеет выражение, которое мы находим в конце этого стиха: «верующим во имя Его». Принять Христа — значит принять Его всей душой и признать Его своим Спасителем. Это выражение лишь одно из тех, которые употребляются в Писании для обозначения оправдывающей веры, соединяющей душу грешника с Христом. Поверить во Христа от всего сердца означает принять Его, а принять Его означает поверить в Него. Апостол Павел пишет колоссянам: «Посему, как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем» (Кол 2:6).

Греческое слово, переведенное на русский язык как «тем», буквально означает «всякому», «любому человеку». Глассий говорит, что это выражение указывает на то, что Христос может даровать благословения любому. «Всякий», кто принял Его: фарисей или саддукей, образованный или безграмотный, мужчина или женщина, иудей или язычник — во Христе каждый может стать сыном Бога Всевышнего.

Это выражение означает, что «Он дал им право быть принятыми в Божью семью». Верующие стали сынами Божьими по вере во Христа Иисуса (Гал 3:26). «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден» (1Ин 5:1). Нельзя быть сыном Бога, не имея живой веры во Христа. Всегда помните об этом. Называть тех, кто не верит в Сына Божия, Божьими детьми и говорить, что Бог — Отец всех, — значит противоречить Писанию. Те, которые не верят в Иисуса, не могут быть детьми Божьими.

Слово «власть» в этом предложении часто неверно объясняется. Здесь оно не использовано в смысле силы или способности, а означает «право» или «привилегию». В этом стихе не идет речь о том, что Христос дарует духовную и моральную силу тем, кто принимает Его, и что человек, получив эту силу, обращается, изменяет свое сердце и делает себя Божьим сыном. Несомненно, Христос посылает Своим детям достаточно благодати для восполнения всех их духовных нужд и дает достаточно силы, чтобы можно было нести крест, вести духовную войну и побеждать мир. Писание действительно учит этому, но только не в этом стихе. Эти слова означают лишь то, что Христос дает привилегию усыновления всем верующим, первыми из которых были Его ученики. В то время как их неверующие соотечественники хвалились тем, что они — дети Авраама, Христос даровал Своим ученикам намного большую привилегию — быть сынами Божьими.

Эти слова добавлены для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что детьми Божьими могут быть не все. Это те, которые принимают Христа и верят в Его имя. Эроусмит пишет: «В Писании за словом «имя» часто стоит сама личность. Когда говорится, что принимающие Христа люди верят в Его имя, это значит, что они верят в самого Христа. Однако не вера в то, что Христос умер за всех, или за меня, или за избранных, спасает человека. Спасает вера в Христа. Личность или имя Христа должны быть объектом веры».

Важно правильно понять значение слов «верующим во имя Его». Эроусмит отмечает, что богословы признают, что верить в Бога можно по-разному: можно верить в Его существование, можно верить в истинность Его Слова и, наконец, можно доверять Богу, считая Его своим Богом. Продолжая свою мысль, Эроусмит говорит, что и верить в Спасителя Христа можно по-разному. Можно верить в то, что Христос существует, можно верить в то, что все, что говорит Христос, истинно, а можно просто доверять Ему как Спасителю. Вера во имя Христа и есть та вера, которой человек спасается и оправдывается.

Рождение, о котором говорится в этом отрывке, — духовное рождение или возрождение, то есть коренное изменение человеческого сердца и природы. Оно происходит тогда, когда человек становится истинным христианином. Это изменение настолько кардинальное, что никакой другой образ, кроме образа рождения, не может адекватно его передать. В результате рождения на свет появляется новое существо. Оно приходит в мир со своими стремлениями, целями и желаниями. Человек, рожденный от Бога, — «новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2Кор 5:17).

О людях, уверовавших во имя Христа, говорится, что они «ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин 1:13). Традиционное толкование этого выражения, на мой взгляд, неверно. Истинное же значение этих слов заключается в следующем. Человек становится верующим не «от крови», то есть родственная связь с Авраамом или с благочестивыми людьми не может спасти. Благодать не переходит от родителей к детям. Тем более, верующими не становятся от «хотения плоти», то есть от стараний и усилий неизмененного сердца. Испорченная природа не может изменить себя: «Рожденное от плоти есть плоть» (Ин 3:6). Очевидно, что верующими не становятся и «от хотения мужа», то есть благодаря делам и заслугам других людей. Ни рукоположенный священник, ни кто-либо еще не может передать благодать другому человеку. Ни один человек не может родиться свыше сам. Верующими становятся исключительно благодаря Божьей благодати. Именно Божьей, незаслуженной, охраняющей, призывающей, обращающей, обновляющей и освящающей благодати человек обязан своим новым рождением. Человек рождается от Бога, или, как сказано в третьей главе, от Духа Святого.

Слово, переведенное на русский язык как «кровь», в оригинале стоит во множественном числе. Некоторых комментаторов это заставило предположить, что в этом стихе Иоанн говорит о пролитии крови при обрезании и жертвоприношении, тем самым указывая на то, что эти церемонии неспособны духовно возродить человека. Но это предположение мне кажется надуманным и маловероятным. Использование здесь множественного числа, по-моему, исключает всякую надежду человека на предков или родственников. Ни чья кровь: ни Авраама, Давида, Аарона, Иуды, Левия — не способна даровать благодать или сделать человека дитем Божьим.

Это первый отрывок в Писании, где прямо говорится о рождении свыше. Иоанн с целью оградить учение от ересей сразу предупреждает о том, от чего рождение свыше произойти не может и кто на самом деле его дает. Интересно, что, когда апостол Петр говорит о рождении свыше, он схожим образом пытается оградить это учение от ереси (1Пет 1:23). Так, когда Петр говорит о том, что крещение спасает, он добавляет, что крещение — это «не плотской нечистоты омытие» (1Пет 3:21). Удивительно, как при всех этих предупреждениях некоторые могут сводить учение о рождении свыше на нет утверждением о том, что всякий, кто принял крещение, рожден свыше.

Будьте внимательны чтобы при толковании слов «которые родились» у вас не получилось, что новое рождение — это перемена, которая происходит в сердце человека, после того, как он уверовал, как будто возрождение следует за обращением. Спасительная вера неотделима от возрождения. В тот момент, когда в человеке появляется вера во Христа, какой бы слабой эта вера ни была, можно сказать, что такой человек уже рожден свыше. Из-за слабости веры человек может не осознавать произошедшую в нем перемену так же, как не осознает себя после появления на свет новорожденный младенец. Где есть вера, там всегда есть и новое рождение, а где нет веры, там не было и возрождения.

Евангелие от Иоанна 1:14

14. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.

<

Это очень короткий отрывок, но он преисполнен глубокого смысла. Содержание этого стиха заслуживает того, чтобы рассмотреть его особо. В этом отрывке содержится достаточно материала для того, чтобы посвятить ему целую главу.

Главная истина, которой учит этот стих, состоит в том, что воплощение нашего Господа Иисуса Христа было реальностью. Апостол Иоанн пишет, что «Слово стало плотию, и обитало с нами».

Из этих слов очевидно, что наш божественный Спаситель действительно принял человеческую природу, чтобы спасти грешников. Он действительно стал таким же человеком, как и мы, только в Нем не было греха. Как и мы, Он был рожден от женщины, хотя и чудесным образом. Как и мы, Он взрослел, превращаясь из младенца в юношу, а из юноши в зрелого мужа, преуспевая в премудрости (Лк 2:52). Как и мы, Он голодал, испытывал жажду, ел, пил, спал, утомлялся, ощущал боль, плакал, радовался, удивлялся, испытывал гнев и сострадание. Став плотью, Он молился, изучал Писание, страдал от искушений и подчинял Свою человеческую волю воле Небесного Отца. В конце земного пути Христос испытал реальные страдания, пролив Свою кровь, действительно умер, действительно был погребен, действительно воскрес и действительно вознесся на небо. Все это время Христос был одновременно и Богом, и человеком!

Соединение двух природ в одной личности Христа, бесспорно, является одной из величайших тайн христианской веры. Говорить о ней нужно очень осторожно. Это одна из тех великих истин, которая дана не для того, чтобы человек из любопытства разбирал ее по косточкам, а для того, чтобы он принял ее верой. Во второй статье вероисповедания Англиканской Церкви об Иисусе Христе сказаны разумные слова: «Сын, который есть Слово Отца, рожденный от вечности у Отца, истинного и вечного Бога, и обладающий такой же сущностью, что и Он, принял человеческую сущность во чреве благословенной девы. Таким образом две цельные природы, божественная и человеческая, навеки соединились вместе в одной Личности, в едином Христе, истинном Боге и истинном Человеке». Эти слова очень важны, это «слово здравое, неукоризненное».

Не претендуя на то, чтобы объяснить тайну соединения двух природ в личности нашего Господа Иисуса Христа, мы тем не менее постараемся тщательно оградить эту истину от возможных ересей. Открыто заявляя о той позиции, которой мы придерживаемся, мы не должны уходить от честного разговора о том, чего мы не принимаем. Мы не должны забывать, что, хотя наш Господь и был Богом и человеком одновременно, Его человеческая и божественная природы никогда не смешивались. Одна природа не поглощала другую. Обе природы присутствовали в Нем раздельно и каждая в полной мере. Божественность Христа ни на мгновение не оставляла Его, хотя и присутствовала в Нем незримо. В течение всей земной жизни Христа Его человеческая природа ни в чем не отличалась от нашей, хотя союз с божественной природой делал ее более возвышенной. Христос, совершенный Бог, с первой минуты Своего воплощения был еще и совершенным человеком. Тот, кто взошел на небо и теперь восседает одесную Бога Отца, чтобы ходатайствовать за грешников, является и человеком, и Богом. Будучи совершенным человеком, Христос никогда не переставал быть совершенным Богом. Пострадавший на кресте за грехи наши был Богом, который явился во плоти. Кровь, искупившая Церковь, названа кровью Бога (Деян 20:28). Хотя Он, родившись от девы Марии, стал плотью в самом буквальном смысле этого слова, Он никогда не переставал быть вечным Словом. Но сказать, что Христос на протяжении всего Своего земного служения непрестанно проявлял Свою божественную природу, — значит противоречить очевидным фактам, изложенным в Библии. Пытаясь объяснить, почему Его божественность на земле то проявлялась, то скрывалась, мы тем самым вторгаемся на закрытую от нас территорию. В то же время сказать, что Христос в какой-то момент Своего земного служения не был полностью и всецело Богом, было бы ересью.

Приведенные выше предостережения на первый взгляд могут показаться излишними, утомительными и мелочными. Но пренебрежение ими послужило к погибели многих душ. Именно неизменное единение двух полноценных природ в личности Иисуса Христа является тем, что делает возможным Его посредничество между грешниками и Богом. Наш Посредник способен сочувствовать нам, потому что Он настоящий человек. И в то же время Он может по праву ходатайствовать за нас перед Отцом, потому что Он — Бог. Именно это единение двух природ делает Его праведность бесконечно ценной. Эта праведность вменяется верующим в Него потому, что это праведность Того, кто был одновременно и Богом, и человеком. Это единение природ делает силу искупительной крови, пролитой Христом на кресте за грешников, неисчерпаемой. На кресте была пролита кровь Того, кто был и Богом, и человеком. Это единение двух природ во Христе делает Его воскресение невероятно значительным. Когда Христос воскрес и стал во главе Своей Церкви, Он воскрес не как простой человек, а как Бог. Пусть же эти истины глубоко укоренятся в наших сердцах. Второй Адам более велик, чем первый. Первый Адам был лишь человек, и он пал. Второй Адам не только человек, но и Бог, и Он одержал полную победу.

Завершим рассмотрение этого стиха с чувством глубокой благодарности и признательности. Для тех, кто верой познал Христа и доверился Ему, этот стих является обильным источником утешения.

Слово стало плотью. А значит, Христу знакомы все наши чувства и слабости, потому что Он сам был искушаем. Он Всемогущ, потому что Он Бог, но в то же время Он может сострадать нам, потому что Он человек.

Слово стало плотью. А значит, Христос может дать нам совершенный образец для подражания во всех сферах нашей жизни. Если бы Он жил среди нас как ангел или дух, мы никогда бы не смогли подражать Ему. Но поскольку среди нас жил человек, мы наверняка знаем, что истинный образец святости — это «поступать так, как Он поступал» (1Ин 2:6). Христос являет лучший пример для подражания, потому что Он — Бог. И Он подходит для нас, потому что Он жил на земле как человек.

Слово стало плотью. А если так, то давайте увидим в своих смертных телах истинное достоинство и не будем осквернять их грехом. Каким бы испорченным и немощным ни было наше тело, мы должны помнить, что именно в этом теле вечный Сын Божий не постыдился родиться и взойти на небо. Это событие является залогом того, что в последний день Он воскресит наши тела и прославит их.

примечания: Ин 1:14

Это предложение означает, что вечное Слово Бога, второе Лицо Троицы, стало таким же человеком, как и мы, только в Нем не было греха. Это произошло в результате того, что Он чудесным образом родился от девы Марии при действии Святого Духа. Слово же стало плотью для того, чтобы жить и умереть за грешников.

То, что Христос здесь назван «Словом» говорит о том, что «Слово», которое «Было у Бога и было Бог», должно непременно быть личностью. Только личность могла стать плотью и обитать с нами. Не стоит пытаться выяснять, мог ли Иоанн подобрать какое-нибудь более подходящее имя для второго Лица Троицы. Апостол не мог написать, что «Иисус стал плотью», потому что имя «Иисус» было дано Господу уже после воплощения. Так же Иоанн не мог сказать «В начале был Христос», потому что имя «Христос» было дано Господу уже после грехопадения человека.

Это последний раз, когда Иоанн называет Иисуса Христа «Словом» в своем Евангелии. Говоря о Нем после воплощения, Иоанн называет Его «Иисус» или «Господь».

Стоит обратить внимание на тот факт, что здесь используется слово «плоть» вместо слова «человек». Иоанн преднамеренно выбирает это слово, для того чтобы показать, что Христос, придя на землю, действительно стал человеком: Он имел тело и душу человека. Как говорит Эроусмит: «То, что не было бы принято Христом, нельзя было бы исцелить. Если бы Христос стал человеком не полностью, Он не смог бы спасти человеческую душу». Это слово говорит и о том, что наш Господь воплотился в теле, подверженном слабостям, страданиям и немощам, которые неотделимы от плоти. Он не стал таким, каким был Адам до грехопадения — свободным от всех недостатков. Он стал таким, как любой из потомков Адама — подверженным всем напастям, кроме греха, которые присущи падшей человеческой природе. Он стал «плотью», а «всякая плоть — трава». Наконец, слово «плоть» говорит о том, что наш Господь не стал человеком особого рода. У Христа была такая же человеческая природа, какой обладали все потомки Адама. Он пришел, чтобы стать Спасителем для «всякой плоти», поэтому Он стал «плотью».

Смысл этого стиха далеко не очевиден, и все же очень важно иметь твердые и правильные убеждения относительно того, чему он учит. После учения о Троице больше всего нападкам ересей подверглось учение о воплощении Христа. Сочетание двух природ в одной Личности во многом непостижимо, поэтому мы должны просто поверить в это. Не забывайте, что человек не может объяснить союза тела и души даже в самом себе. Но есть истины о воплощении Христа, которые нам надо хорошо знать и которых надо придерживаться.

1. Нужно запомнить, что, когда «Слово стало плотью», в Иисусе Христе соединились две равноценные, отличные друг от друга природы. Это сочетание невозможно объяснить, но об этой истине нужно знать и в нее нужно твердо верить. Как сказано в Афанасьевском символе веры, «Христос является и Богом и человеком. Он — Бог, рожденный от начала, по Своей природе единый с Богом Отцом, и человек, рожденный в мире, единый по Своей природе с матерью, всецело Бог и всецело человек. Христос один, хотя Он и Бог, и Человек; Он один не потому, что Его Божество обратилось в плоть, но потому что к Его божественному добавилось человеческое». Это очень важно. Когда говорится, что Слово стало плотью, это не значит, что одна природа уступила место другой. Никогда не отделяйте одну природу Христа от другой, помните, что они обе в Нем соединены. У Гомара я нашел одно выражение, которое объясняет слова «Слово стало плотью»: «Я есть Тот же, что и раньше, то есть Бог; Я не был Тем, кто Я теперь, то есть человеком; сейчас Я и тот, и другой, то есть и Бог, и человек».

2. Когда «Слово стало плотью», Оно ни на минуту не переставало быть Богом. Ему было угодно скрыть Свою божественную природу и силу на время Своего земного служения. Христос оставил славу небес и стал плотником на земле. Но Он никогда не утрачивал Своей божественности. Бог не может перестать быть Богом. Христос был Богочеловеком в Своей жизни, страданиях, смерти и воскресении. В Писании сказано, что Бог приобрел Себе Церковь кровью Своею. Эта была кровь Того, кто был не только человеком, но и Богом.

3. Когда «Слово стало плотью», Оно стало во всех отношениях таким же, как и мы, человеком, и с момента воплощения уже не переставало быть им. Его человеческая природа была абсолютно такой же, как и наша, и сейчас у Него такая же природа, только прославленная. Тот, который боролся с искушениями, в совершенстве исполнил закон, терпел поругание от грешников, проводил ночи в молитве, подчинил Свою волю Богу, пострадал, умер и вознесся на небеса, был не только полностью Богом, но и полностью человеком, обладавшим таким же телом, что и наше. Написано, что «Он должен был во всем уподобиться братиям» (Евр 2:17). Не перестал Он быть человеком и тогда, когда вознесся на небо. Тот, кто сейчас сидит одесную Бога Отца, ходатайствуя за грешников, настолько же человек, насколько и Бог. Наш Небесный Первосвященник не только Бог, но и Человек. И человечность, и божественность Христа остались с Ним, когда Он взошел на небеса. Такой же по природе, как и мы, наш Старший Брат первым взошел на небеса, чтобы приготовить для нас обители.

4. Когда «Слово стало плотью», Оно ничего не взяло от испорченности этой плоти. В Послании к Римлянам написано, что Христос был послан «в подобии плоти греховной» (Рим 8:3). И мы не можем в своих размышлениях идти дальше этого. Христос был сделан «жертвою за грех» (в англ. — «сделан грехом» — прим. пер.) (2Кор 5:21). Но Он не знал греха, был свят, безгрешен, не осквернен, отделен от грешников, без единого пятна и порока. Сатане не к чему было придраться. Человеческая природа Его была подвержена слабостям, но не греху. Верны слова 15-й статьи вероисповедания Англиканской церкви: «В Христе не было греха, ни в Его плоти, ни в Его духе».

Из-за того, что единство двух природ в Иисусе Христе неясно понималось, во времена ранней Церкви возникло множество опасных еретических учений. Эроусмит отмечает, что, по крайней мере, четыре таких учения можно сразу же опровергнуть, если правильно объяснить этот стих.

«Ариане говорят, что Иисус не был Богом. Но в этом отрывке Он назван Словом, а Слово — это одно из Лиц Троицы.

Аполлинарии признают, что Христос был одновременно и Богом, и человеком, но они считают, что Он облекся только в тело, место же души заняла Его божественная природа. Мы же понимаем, что слово «плоть» включает в себя и душу, и тело, то есть всю человеческую природу.

Несториане признают, что Христос — и человек, и Бог. Но дальше они говорят, что божественная личность Христа отличается от Его человеческой личности. Мы же стоим на том, что единство Слова и плоти предполагает то, что Христос принял человеческую природу, а не человеческую личность.

Евтихийцы соглашаются с тем, что Христос — это одна личность, но при этом они говорят, что божественная и человеческая природы Христа так переплелись, что получилась некая новая природа. Правильное понимание единства Слова и плоти помогает разобраться и с этим учением».

Далее Эроусмит говорит о том, что ранняя Церковь, отвечая на эти ереси, дала сочетанию двух природ Христа четыре определения: реальное (в противовес арианам), совершенное (в противовес аполлинариям), неразделимое (в противовес несторианам) и несмешанное (в противовес евтихийцам).

Греческое слово, переведенное как «обитало», дословно значит «обитать в шатре». Но отсюда не следует, что на земле Христос обитал в «хижине» Своего тела, которую Он оставил, вознесшись на небеса. Эроусмит говорит, что «Христос в настоящий момент — такой же человек, каким Он был, когда родился от Марии, и останется таким всегда. Христос облекся в человеческую природу для того, чтобы никогда уже ее не совлекаться». Смысл выражения «обитало с нами» заключается в том, что Христос тридцать три года обитал среди людей. Он прожил на земле достаточно долго, чтобы невозможно было усомниться в реальности Его воплощения. Христос явился не как призрак или привидение на несколько минут и не как гость, который приезжает на несколько дней. Он жил среди людей в человеческом теле в течение времени, за которое сменилось целое поколение людей. Тридцать три года Он «разбивал Свой шатер» в Палестине, живя бок о бок с населяющими ее людьми.

Эроусмит отмечает, что в Библии говорится о трех типах людей, живущих в шатрах: о пастухах, путешественниках и воинах. Он считает, что Христос вел жизнь и пастуха, и путешественника, и воина. Однако эта необычная мысль вовсе не высказывается в этом стихе. Греческое слово, переведенное как «обитать», встречается в Новом Завете еще 4 раза (Откр 7:15; Откр 12:12; Откр 13:6; Откр 21:3), и в каждом случае это слово описывает постоянное, а не временное жилище.

Иоанн здесь говорит, что хотя Слово и «стало плотью», но Его слава была время от времени видна Его ученикам. Апостолам были предоставлены доказательства тому, что Христос не только человек, но и единородный Сын Божий.

Среди комментаторов существуют разногласия по поводу того, к чему нужно относить эти слова. Одни полагают, что они относятся к воскресению Христа, свидетелем которого был Иоанн, равно как и к другим сверхъестественным действиям в период служения Христа. В каждом из таких чудесных событий Христос «явил славу Свою», и свидетелями этого были Его ученики. Другие богословы считают, что данные слова относятся лишь к преображению Христа, во время которого Христос явил Свою славу перед Петром, Иоанном и Иаковом. Я склоняюсь к тому, чтобы поддержать именно это мнение, особенно принимая во внимание слова Петра о преображении (2Пет 1:16, 18) и конец данного стиха.

Это предложение означает: «Такую славу, которая может быть только у Того, кто является единородным Сыном Бога Отца». Эти слова вряд ли можно применить к чудесам, совершенным Христом. Скорее всего, проявление славы, которое «видели» два других апостола, сопровождающееся словами Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный», относится к преображению Христа.

Лайтфут, придерживающийся иного мнения по поводу толкования предыдущего выражения, интересно перефразировал последнюю часть 14-го стиха: «Мы видели такую славу, которой может быть достоин только единородный Сын Божий, славу, которая приличествует только Ему. В Нем не было мирской помпезности и пышности, которую иудеи ожидали увидеть в Мессии. Христос был облечен в славу святости, благодати, истины и величия совершенных Им чудес».

Нам важно помнить, что слово «как» в этом месте ни в коем случае не указывает на сравнение или подобие. Иоанн не имел в виду, что слава Христа походила на славу Единородного Сына Божия. Иоанн Златоуст пишет: «Когда Иоанн употребляет слово «как», он не имеет в виду, что слава Слова похожа на славу Бога. Иоанн просто утверждает, что он видел славу, которой и должен обладать единородный Сын Божий, Царь царей».

Глассий, комментируя это выражение, цитирует отрывки из Писания, в которых слово «как» употребляется в том же значении: 2Пет 1:3; 1Пет 1:19; Флм 1:9; 2Кор 3:18. Глассий отмечает, что в древнееврейском языке слово «как» использовалось не для сравнения, а для утверждения истинности или реальности чего-либо. В качестве примеров из Ветхого Завета он приводит Пс 121:3 и Ос 4:4

Это замечательное выражение говорит об извечном рождении нашего Господа, то есть о Его вечном Сыновстве. Господь Иисус Христос — единственный, кто был рожден Отцом от вечности и кто всегда был Его возлюбленным Сыном.

В Новом Завете это выражение используется лишь в пяти местах и только Иоанном. В Ветхом Завете нередко упоминается о том, что у Бога всегда был Сын. «Какое имя сыну его?» — спрашивает Агур (Притч 30:4). В другом месте Отец говорит Мессии: «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя» (Пс 2:7). Но нельзя забывать, что Сыновство Христа не имеет начала. Нельзя назвать день, когда наш Господь стал Сыном, Он был им от вечности.

Это одна из тех истин, которую нужно принять верой, но все же нужно избегать узости взглядов на этот вопрос. Писание ясно учит тому, что в едином Боге есть три личности, одинаковые по Своей сущности, силе и вечности: Отец, Сын и Дух Святой. Не менее ясно Библия учит и тому, что «Сыновство» подразумевает вечные взаимоотношения, существующие между первым и вторым лицами Троицы, и что Христос — единородный и вечный Сын Божий. Также явственно и то, что Отец любит Сына и что Он возлюбил Его еще до сотворения мира (Ин 17:24). Этого нам должно быть достаточно. Из-за своей ограниченности мы не сможем вместить больше.

Однако давайте, размышляя о Христе как о единородном Сыне Отца, никогда не будем связывать понятие Сыновства с понятием неравенства между лицами Троицы. В Афанасьевском символе веры сказано: «Божество Отца, Сына и Святого Духа едино, Их слава равна, а величие одинаково вечно. Каков Отец, таков и Сын». Но в то же время Отец — не Сын, а Сын — не Отец. Ариане утверждают, что, если Христос Сын Божий, значит, Он в меньшей степени Бог, чем Отец, и, следовательно, должен был появиться позже Отца. Однако такое утверждение совершенно безосновательно. Его легко можно опровергнуть. Здесь идет речь о взаимоотношениях не между смертными существами, а между лицами Троицы, которые существуют вечно. Все аналогии и иллюстрации, основанные на примере взаимоотношений земных родителей и детей, несовершенны. На возражения ариан мы должны отвечать так же, как отвечал Августин: «Покажите и объясните мне вечного Отца, и я покажу и объясню вам вечного Сына». В это нужно верить, а не пытаться объяснить. Христос вечный Сын Божий — «род Его кто изъяснит?» Он был рожден Отцом от вечности и всегда был Его возлюбленным Сыном. Но, все же, Христос равен Богу Отцу в том, что касается божественной природы, и находится в подчинении в том, что касается природы человеческой».

Смысл этих слов объясняют по-разному.

Одни считают, что эти слова в общих чертах описывают характер Господа Иисуса Христа во время Его земной жизни. Христос был исполнен благодати Божьей, так как Ему был дан Дух Святой без меры. Иисус был полон доброты, любви и сострадания по отношению к людям, полон истины в Своих словах и делах, «не было лести в устах Его». Истиной были полны Его проповеди о любви Отца к грешникам и о пути спасения. Он полностью раскрывал все те истины, которые нужны для блага души.

Другие полагают, что эти слова в первую очередь говорят о духовных сокровищах, которые Христос принес в мир, когда воплотился и положил основание Своего Царства. Он был полон Евангелия благодати, которое должно было занять место обременительных требований закона. Он был полон истины и подлинного утешения, которое противопоставил символам, образам и тени Моисеева закона. Другими словами, полнота Божьей благодати и полнота знания о пути спасения не были открыты до тех пор, пока Слово не стало плотью и не стало обитать с нами на земле, явив в Себе благодать и истину.

Я однозначно придерживаюсь второй точки зрения. Первая точка зрения также правильна, но для нее нет обоснования в этом стихе. Мне кажется, вторая точка зрения прекрасно согласуется с 17-м стихом, в котором противопоставляются закон и Евангелие и говорится о том, что «благодать… и истина произошли чрез Иисуса Христа».

Евангелие от Иоанна 1:15−18

15 Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня.
16 И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать,
17 ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.
18 Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил.

Данный отрывок содержит три великие истины о нашем Господе Иисусе Христе. Каждая из них лежит в основании христианской веры.

Во-первых, здесь говорится о том, что один лишь Христос удовлетворяет духовные нужды верующих. Написано: «...и от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать».

Во Христе — абсолютная полнота. Как говорит апостол Павел: «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота». В Нем «сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Кол 1:19; Кол 2:3). В Нем, как в сокровищнице, хранится бесконечный запас всего того, в чем нуждается любой грешник на земле и на небесах. Христос дает Своей Церкви особый дар — Духа Жизни, из которого, как из мощного корня, черпают жизненную силу все «верующие» ветви. Иисус безмерно богат благодатью, милостью, премудростью, праведностью, освящением и искуплением. От полноты Христовой насыщались верующие из разных народов и во все времена. Люди ветхого завета имели слабое представление о том источнике, из которого они черпали жизнь. Ветхозаветные святые видели Христа лишь издалека, а не лицом к лицу. Но, начиная с Авеля, все спасенные души получали духовное богатство только от Иисуса Христа. Каждый прославленный святой непременно признает, что он всем обязан Христу. Христос всегда был, есть и будет «все во всем».

Во-вторых, мы узнаем, что Христос существенно превосходит Моисея, а Евангелие — закон. Апостол Иоанн пишет, что «закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа».

Бог использовал Моисея, Своего служителя, для того, чтобы передать Израилю нравственный и церемониальный закон (Евр 3:5). Как служитель, Моисей был верен Тому, кто его назначил, но он был не более, чем служитель. Закон, который он получил на горе Синай, был свят, справедлив и благ, но не мог оправдать: в нем не было целительной силы. Он мог ранить, но не мог перевязывать раны. «Закон производит гнев» (Рим 4:15). Закон помещал под проклятие каждого, кто не мог в точности исполнить все его предписания. Церемониальный закон, который Моисей передал Израилю по повелению Бога, был полн глубокого значения и смысла. Благодаря своим установлениям и обрядам, закон являлся превосходным «детоводителем ко Христу» (Гал 3:24), но не более, чем детоводителем. Соблюдавший закон не мог рассчитывать на то, что церемонии полностью очистят его совесть (Евр 9:9). Закон возложил на людей тяжкое бремя, которое те не могли нести. Он был служением смерти и осуждения (2Кор 3:7−9). Как свет звезды не сравним со светом солнца, так свет закона не сравним со светом Евангелия.

Христос в отличие от Моисея пришел в мир «как Сын», держа в Своих руках ключи от Божьей сокровищницы благодати и истины (Евр 3:6). Благодать пришла через Христа, когда Он начал открыто проповедовать о Божьем плане спасения через веру в Его кровь и открыл источник милости всему миру. Истина пришла через Христа, когда Он исполнил все ветхозаветные образы и стал настоящей жертвой и истинным первосвященником. Вне всяких сомнений, Моисеев закон тоже содержал много «благодати и истины». Но полнота Божьей благодати и вся истина об искуплении не были известны людям до того времени, пока Иисус не пришел в мир и не умер за грешников.

В-третьих, мы узнаем, что только Христос явил человеку Бога Отца. Написано, что «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил».

Смертный человек никогда не видел Бога Отца. Никто бы не перенес встречи с Ним. Даже Моисею было сказано: «Лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Ис 33:20). Однако все то, что смертный человек в состоянии познать о Боге Отце, полностью открыто нам Богом Сыном. Тот, кто от вечности был в недре Отчем, принял нашу природу и в форме человека явил все, что человеческий разум может знать о совершенствах Отца. В словах и делах, в жизни и смерти Христа нам дано ровно столько знания о Боге Отце, сколько наш слабый разум может принять. Совершенная мудрость Бога Отца, Его всемогущество, Его бесконечная любовь к грешникам, Его святость, Его неприятие греха не могут быть явлены человеку лучше, чем в жизни и смерти Христа. Воистину, «Бог явился во плоти» (1Тим 3:16), когда Слово облеклось в человеческое тело. Христос был «сияние славы и образ ипостаси Отца» (Евр 1:3). Христос Сам говорит: «Я и Отец одно;… видевший Меня, видел Отца» (Ин 10:30; Ин 14:9). «В Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол 2:9). Все это непостижимо, но в то же время — это непреложные истины.

Неужели после этих слов можно сказать, что Христос не достоин хвалы? Неужели можно переусердствовать, воздавая Ему честь? Раз и навсегда отгоните подобные недостойные мысли. Прославляйте Его все больше и больше в своем сердце. С готовностью вручайте в Его руки бремена своей души. Человеку легко впасть в заблуждение относительно учения о Троице, если он рассуждает о нем в отрыве от Писания. Но ни один человек не ошибся, чрезмерно возвеличив Сына Божьего. Христос — это мост между Троицей и душой грешника. «Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (Ин 5:23).

Примечания: Ин 1:15−18

Не указано, когда точно свидетельствовал Иоанн. Фактически, мы еще не подошли к описанию событий в Евангелии от Иоанна. Мы все еще разбираем вступительную часть. Поэтому я склонен согласиться с Лайтфутом, который говорил, что данное предложение описывает в общем, как Иоанн свидетельствовал о Христе. На протяжении всего своего служения пророк постоянно провозглашал величие Христа и Его превосходство над собой по природе и по достоинству.

Использованное здесь греческое слово подразумевает очень громкую речь, такую, как у глашатая. Паркхурст вкладывет в это слово следующий смысл: «Говорить открыто».

Проблемы с толкованием этого стиха возникают от того, что выражения «стал впереди» и «был прежде» схожи по смыслу. Хорошее объяснение этого стиха дает Хаммонд.

Слово «впереди» относится к месту, положению или достоинству. Использованное здесь греческое наречие встречается в Новом Завете 49 раз, и нигде оно не значит «прежде, раньше».

Слово «прежде» относится ко времени. «Он существовал до меня, тогда, когда меня еще не было». Другой пример использования этого слова можно найти в этом же евангелии: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел» (Ин 15:18).

Утверждение «Он был прежде меня» говорит о том, что Христос существовал до Иоанна. Иисус родился на шесть месяцев позже Иоанна, то есть был моложе его. Но Иоанн Креститель говорит о том, что Иисус уже был, когда он родился. Если бы речь здесь шла только о более высоком достоинстве Христа по сравнению с достоинством Иоанна, то нужно было бы изменить прошедшее время на настоящее и сказать: «Он есть прежде меня».

Этот стих свидетельствует о глубине духовного познания Иоанна Крестителя: он понимал учение о предсуществовании Христа. Христиане часто недооценивают духовные знания Иоанна Крестителя и глубину его учения.

Это предложение означает, что все мы, уверовавшие во Христа, получили в изобилии все то, в чем нуждается наша душа, из неиссякаемого запаса благодати, хранящегося во Христе для Его людей. Только во Христе восполняются все наши духовные нужды.

Уотэрлэнд в своей книге о Троице обращает особое внимание на это выражение. Он считает, что Иоанн выступает здесь против ереси гностиков в целом и в частности против ереси гностиков в Коринфе. Это учение распространилось перед появлением Евангелия Христа. Согласно этому учению, есть некая божественная полнота, от которой могут принять только особо духовные люди. Другие же, менее духовные люди, получают только определенную меру благодати. Но «Иоанн, — говорит Уотэрлэнд, — утверждает здесь то, что все христиане в равной степени, все верующие без исключения приняли от полноты божественного Слова. И приняли не в какой-то мере, а во всей полноте, благодать на благодать».

Меланхтон в этом стихе обращает особое внимание на слово «все». Он считает, что за ним стоит вся Божья Церковь, начиная с Адама. Все спасенные приняли от полноты Христа, и ни в чем другом нет полноты и нет спасения.

Это необычное выражение комментаторы объясняют по-разному.

Одни полагают, что это выражение означает, что новая благодать Евангелия заменила старую благодать закона. Эту точку зрения разделяют Кирилл Александрийский, Иоанн Златоуст, Феофилакт, Евтимий, Руперт, Лиран, Буцер, Беза, Скалигер, Де Дье, Каловий, Янсений, Лэмп и Квеснел.

Другие считают, что это выражение имеет значение «благодать как следствие Божьего благоволения, и в особенности благоволения к Его Сыну». Этого взгляда придерживаются Цвингли, Меланхтон, Кемнитий, Флаций, Роллок, Гротий, Камерарий, Торновий, Толет, Барадий, Картрайт и Корнелий а Лапиде.

Третьи утверждают, что это выражение имеет значение «благодать, которая дается благодаря добродетели веры, которая есть в человеке». (Благодать и добродетель в английском языке передается одним и тем же словом — «grace». — Прим. пер.) Августин, Гомар и Беда — сторонники этого мнения.

Четвертые считают, что данное выражение следует понимать таким образом: «Благодать соответствующая или соразмерная той благодати, которая есть во Христе». Это мнение Кальвина, Ли и Бриджа.

Пятые полагают, что данное выражение может звучать так: «Благодать для передачи благодати». Эту точку зрения отстаивает Лайтфут.

Наконец, существует мнение, что это выражение следует понимать так: «Огромная, изобилующая благодать». Это мнение Шлеснера, Вайнера, Буцера, Пеликана, Мускула, Гольтера, Пула, Нифания, Пирса, Буркита, Доддриджа, Бенгеля, А. Кларка, Титмана, Ольшаузена, Барнеса и Альфорда.

Брентий, Буллингер, Аретий, Янсений, Гилл, Хатчисон, Скотт и Генри высказываются в пользу нескольких точек зрения, полностью не принимая ни одну из них.

В целом я склонен считать шестую, последнюю, точку зрения наиболее правильной. Для меня очевидно, что греческий предлог, который обычно переводят как «на», в Новом Завете используется только в трех значениях: «на место или вместо чего-либо» (Мф 2:22), «в обмен на» (Рим 12:17) и «из-за чего-либо» (Деян 12:23; Еф 5:31). В данном случае я полагаю, что это выражение следует понимать так: «Благодать на место благодати; постоянный неиссякаемый источник благодати; новая благодать, постоянно появляющаяся на месте старой благодати; благодать, которая никогда не кончается и которая постоянно удовлетворяет все наши нужды».

Иоанн проводя сравнение между Ветхим и Новым Заветом, религией, основанной Моисеем, и религией, основанной Иисусом Христом, говорит о преимуществе Евангелия перед законом.

Через Моисея был дан закон: нравственный закон, полный высоких и святых требований, а также суровых предупреждений нарушителям; и церемониальный закон, полный обременительных жертвоприношений, предписаний и церемоний, которые никогда не могли исцелить совесть человека и были лишь тенью будущих благ.

Через Христа пришли благодать и истина: благодать — через полное откровение о Божьем плане спасения и через возможность полного прощения всякой души, уверовавшей во Христа; истина — через прямое откровение Христа о Себе как об истинной Жертве, истинном Священнике, истинном Искупителе греха.

Августин, комментируя этот стих, говорит: «Закон угрожал, а не помогал; приказывал, а не исцелял; обличал, а не исправлял наши несовершенства. Но он готовил приход Врача, который пришел с благодатью и истиной».

Этот стих указывает на бесконечное личное превосходство Христа над Моисеем или над каким-либо другим святым, когда-либо жившим.

Ни один человек не видел Бога Отца: ни Авраам, ни Моисей, ни Иисус Навин, ни Давид, ни Исаия, ни Даниил. Все эти люди, какими бы святыми и благочестивыми они ни были, были всего лишь людьми, никто из них не мог созерцать Бога лицом к лицу. Все, что они знали о Боге Отце, они получили или из косвенных источников, или из особого откровения которое время от времени посылалось им Богом. Они были лишь рабами, а «раб не знает, что делает господин его» (Ин 15:15).

Но Христос, единородный Сын Божий, всегда пребывающий в недре Отчем и всегда находящийся в самых тесных отношениях с Богом Отцом, во время Своего земного служения явил людям все, что они только могут знать о Боге. Он показал мудрость Своего Отца, Его святость, сострадание, силу, ненависть ко греху и любовь к грешникам настолько, насколько это только возможно. Христос пролил свет на великую тайну о том, как Бог Отец, оставаясь справедливым, может оправдывать нечестивых. Как свет звезд отличается от света солнца, так знания об Отце, которые люди черпали из учения Моисея, отличаются от знаний, которые люди могут почерпнуть из учения Христа.

Никогда не забывайте о том, что ни одно из явлений Бога человеку в ветхом завете не было явлением Бога Отца. Авраам, Иаков, Моисей, Иисус Навин, Исайя и Даниил видели не первое, а второе лицо Троицы.

Некоторые комментаторы считают, что сотворенное Богом существо, например, такое, как ангел или дух, вообще видеть Бога Отца не могут. Однако подобные размышления по меньшей мере бесполезны. В этом стихе говорится о человеке, и написан он для человека.

Выражение «Сущий в недре Отчем» (в англ. яз. «Пребывающий на груди у Отца» — прим. пер.) — образное. Оно передает на понятном для человека языке очень сложную идею. Образ человека, возлежащего на груди другого человека, говорит о самых тесных и близких взаимоотношениях. Он говорит о том, что эти люди знают все мысли и тайны друг друга и что один разделяет взгляды другого. Бог Сын находится в таком же общении с Богом Отцом. Но глубина этого общения непостижима для человеческого ума.

Греческое слово, переведенное здесь как «явить», буквально означает «изложить». Корень слов «экзегеза» и «экзегетический», хорошо знакомых студентам семинарий, тот же, что и у слова «явить». Оно подразумевает полное и детальное объяснение (Деян 15:14). Нельзя однозначно сказать, что явление Христом Отца означает только устное учение Христа об Отце и не означает тех многих черт характера Бога Отца, которые открываются в самой личности Христа. Скорее всего, в этом стихе имеется в виду и то и другое одновременно.

Заканчивая разбор данного отрывка, я хотел бы кое-что сказать по поводу того, кому принадлежит высказывание, начинающееся словами «и от полноты Его». Являются ли они продолжением свидетельства Иоанна Крестителя, или они принадлежат евангелисту Иоанну, представляя собой один из его комментариев, которые иногда встречаются на страницах его евангелия? Аргументы высказываются в пользу обеих точек зрения.

Одни считают, что эти три стиха были сказаны Иоанном Крестителем, потому что в противном случае его свидетельство обрывается слишком резко и неожиданно. Кроме того эти слова являются гармоничным продолжением пятнадцатого стиха, и поэтому нет оснований полагать, что Иоанн Креститель не мог сказать таких слов.

Этого мнения придерживаются Ориген, Афанасий, Василий, Киприан, Августин, Феофилакт, Руперт, Меланхтон, Кальвин, Цвингли, Эразм, Кемнитий, Гольтер, Мускул, Буцер, Флаций, Буллингер, Пеликан, Толет, Гомар, Нифаний, Роллок, Пул, Буркит, Хатчисон, Бенгель и Картрайт.

Другие считают, что эти стихи являются комментарием евангелиста Иоанна, основанном на свидетельстве Иоанна Крестителя о предсуществовании Христа и на выражении «благодать и истина» в 14-м стихе. Комментаторы полагают, что данный стих объясняет выражение «полное благодати и истины». Они сомневаются в том, что Иоанн Креститель мог так сказать. Они полагают, что он не мог сказать «все мы», не сказав сначала «меня». Иоанн не мог использовать слово «полнота». Вряд ли бы он решился в такой ранний период служения Христа противопоставлять Его религию и религию Моисея. Пророк просто не мог так открыто назвать Христа единородным Сыном Божьим, сущим в недре Отчем. И наконец, сторонники этой точки зрения говорят, что если данные слова принадлежали Иоанну Крестителю, то зачем в 19-м стихе вновь упоминать об этом: «И вот свидетельство Иоанна».

Этого мнения придерживаются Кирилл, Иоанн Златоуст, Евтимий, Беда, Лиран, Брентий, Беза, Фер, Гротий, Аретий, Барадий, Мальдонат, Корнелий а Лапиде, Янсений, Лайтфут, Эроусмит, Гилл, Доддридж, Лэмп, Пирс, Генри, Титман, А. Кларк, Барнес, Ольшаузен, Альфорд и Уордсворт. Бакстер и Скотт не дают однозначного ответа на этот вопрос, а Уитби вообще ничего не говорит по этому поводу.

За каждой из этих точек зрения стоят веские аргументы и авторитетные имена, поэтому свое мнение я высказываю с большой нерешительностью. В целом я более склоняюсь к той точке зрения, что эти слова принадлежат не Иоанну Крестителю, а Иоанну-евангелисту. Для меня не удивительно, что свидетельство Иоанна Крестителя резко выделяется на фоне высокого стиля, которым написаны первые восемнадцать стихов евангелия. А связь между этими тремя стихами и словами «полное благодати и истины» в 14-м стихе кажется мне намного более очевидной, чем связь между свидетельством Иоанна Крестителя и словами «и от полноты Его все мы приняли».

К счастью, это вопрос не первостепенной важности, поэтому христиане должны принять тех, кто не разделяет их точку зрения в этом вопросе.

Евангелие от Иоанна 1:19−28

19 И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты?
20 Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос.
21 И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет.
22 Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом?
23 Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия.
24 А посланные были из фарисеев;
25 И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?
26 Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете.
27 Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его.
28 Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.

Только что прочитанные нами стихи открывают повествовательную часть Евангелия от Иоанна. До сих пор мы разбирали глубокие и важные суждения о божественной природе Христа, о Его воплощении и о Его величии. Теперь мы переходим к рассказу о жизни Христа на земле, о том, что Он говорил и что делал, живя среди людей. Апостол Иоанн, так же как и другие евангелисты, начинает свой рассказ со свидетельства Иоанна Крестителя (см. Мф 3:1; Мк 1:2; Лк 3:2).

Во-первых, в этом отрывке нам дан поучительный пример истинного смирения и кротости. Этот пример дает сам Иоанн Креститель.

Иоанн Креститель был величайшим Божьим святым. Он стоит на одном уровне с самыми великими людьми Библии. Сам Господь Иисус Христос сказал, что «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф 11:11). Иисус Христос назвал Иоанна Крестителя светильником: «Он был светильник, горящий и светящий…» (Ин 5:35). Однако в этом отрывке выдающийся святой предстает перед нами как человек скромный и смиренный. Он отказывается от тех почестей, которые иудеи из Иерусалима готовы были оказать ему. Иоанн отклоняет все лестные титулы. И называет себя «гласом вопиющего в пустыне» и «крестящим в воде». Иоанн Креститель во всеуслышанье провозглашает, что среди иудеев есть Тот, кто несоизмеримо больше его самого и у которого он не достоин развязать даже ремень обуви. Иоанн Креститель хочет славы не для себя, а для Христа. Миссия этого святого состояла в том, чтобы возвеличить Христа, и он ее выполнял.

Величайшие святые Божьи были людьми одного духа с Иоанном Крестителем. Часто они значительно отличались друг от друга дарами, знаниями и характером. Но одно было неизменным: они всегда были облечены в смиренномудрие (1Пет 5:5). Они не искали своей славы и не были высокого мнения о себе. Они всегда были готовы умаляться, чтобы возвысился Христос (см. Ин 3:30), и быть ничем, чтобы Христос стал всем. Именно поэтому Бог и удостоил их высокой чести. «Унижающий себя возвысится» (Лк 14:11).

Если вы считаете себя христианином, то стремитесь иметь такой же дух в сердце, какой был у Иоанна Крестителя. Научитесь кротости и смирению. Именно с них начинается путь спасения. В человеке не может быть истинной веры до тех пор, пока он не перестанет думать о себе хорошо и не ощутит себя грешником. К этой добродетели должны стремиться все святые, и пренебрегать ею — непростительно. Не у всех детей Божьих есть замечательные дары, деньги, время и неограниченные возможности, чтобы служить Христу, но все могут быть смиренными. Именно эта добродетель будет вознаграждена больше всего. Нигде нужда в смирении не ощущается так остро, как на смертном одре, когда человек готовится предстать пред престолом Христа. Вся жизнь тогда кажется длинной чередой слабостей, человек кажется ничем, а Христос — всем.

Во-вторых, в этом отрывке дан печальный пример слепоты необращенных людей. Этим примером служат иудеи, которые пришли с вопросами к Иоанну Крестителю.

Иудеи говорили, что ожидают приход Мессии. Как и все фарисеи, они гордились тем, что являются детьми Авраамовыми и обладателями заветов. Они полагались на закон и хвалились Богом, заявляя, что знают Божью волю и верят Его обетованиям. Фарисеи были уверены, что они путеводители слепых и свет для находящихся во тьме (Рим 2:17−19). Но несмотря на все это, их души находились в кромешной тьме. Как сказал о них Иоанн Креститель: «Стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете». Сам Христос, обещанный Мессия, был среди них, но они не познали Его, не увидели Его, не приняли Его, не признали Его и не поверили в Него. И хуже того, подавляющее большинство иудеев так никогда и не познало Его! Слова Иоанна Крестителя были пророческими в отношении них. Христос был среди иудеев, но они не узнали Его и умерли в своих грехах.

К сожалению, слова Иоанна Крестителя верны и по сей день. Христос до сих пор находится среди многих людей, которые не видят и не знают Его, не верят в Него. Христос есть во многих церковных приходах и во многих собраниях, но тысячи прихожан не имеют глаз, чтобы видеть Его, и ушей, чтобы слышать. Таких верующих одолел дух сонливости. Они знают о деньгах, об удовольствиях и о мирской суете, но только не о Христе. Царствие Божье рядом с ними, но они спят. Спасение у них прямо перед носом, но они не видят его. Милость, благодать, душевный мир, небеса, вечная жизнь так близки, что к ним можно прикоснуться, но они не могут сделать этого. Христос стоит среди них, но они не знают Его. Писать об этом очень горько. Но каждый верный служитель Христа, подобно Иоанну Крестителю, может засвидетельствовать о том, что это правда.

А в каком состоянии находитесь вы сами? Это очень важный вопрос. Знаете ли вы о тех духовных привилегиях, которыми вы пользуетесь сейчас? Понимаете ли вы, что Христос ходит по вашей родной земле, приглашая вас следовать за Ним и быть Его учеником? Знаете ли вы, что время коротко и что очень скоро дверь Божьей благодати закроется навсегда? Понимаете ли вы, что Христос отвергнутый скоро станет Христом удалившимся? Блажен тот, кто может дать положительный ответ на эти вопросы и кто знает о «времени посещения своего» (Лк 19:44). В последний день вы поймете, что вам лучше было бы совсем не родиться, чем, будучи рядом со Христом на земле, не узнать Его.

Примечания: Ин 1:19−28

Это слово вызывает вопрос: в какое время Иоанн свидетельствовал? По-видимому, это происходило уже после крещения Господа Иисуса Христа и сразу после сорока дней искушения в пустыне. Двадцать девятый стих говорит: «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса». Интересно, что ни в одном другом Евангелии мы не найдем такой четкой хронологии, как в этой части первой главы Евангелия Иоанна.

Это слово примечательно тем, что оно характерно только для Евангелия от Иоанна. Обычно Иоанн называл иудеями врагов Господа и тех, кто пытался своими вопросами поставить Его в тупик. Возможно, этот факт свидетельствует о том, что Иоанн написал свое Евангелие позже других Евангелий и не в Иудее, а где-то в другом месте, предназначив свою книгу в первую очередь христианам-язычникам, разбросанным по всему миру.

Эти слова указывают на то, что люди, задававшие вопросы Иоанну Крестителю, представляли собой официальную делегацию, посланную синедрионом, религиозным советом иудеев, для того чтобы разузнать о деятельности Иоанна Крестителя и потом доложить в Иерусалим о том, чему он учит и за кого себя выдает.

Уордсворт указывает на то, что «иудеи, судя по тому, кто и от кого был посылаем с вопросами, оказали больше чести Иоанну Крестителю, чем Христу. Иоанна они ценили выше из-за его левитского происхождения». Когда же появился Христос, иудеи назвали Его сыном плотника. Именно об этой почтительности иудеев, в первое время оказываемой Иоанну Крестителю, говорит Христос в Ин 5:35: «...вы хотели малое время порадоваться при свете его».

Вряд ли можно предположить, что эти священники и левиты не знали того, что Иоанн был сыном священника Захарии, а следовательно, левитом. Этот вопрос, по-видимому, относится к служению Иоанна. Фарисеи, скорее всего, задавались вопросами: «Кем он себя считает? Может быть, он думает, что он Мессия? Претендует ли он на звание пророка? По какому праву он взял на себя служение проповедника и крестителя? Что он может сказать о себе и о своем служении?»

На основании этого стиха можно сделать два вывода. Во-первых, о служении Иоанна знала вся Палестина. За Иоанном следовало такое множество людей, что синедрион посчитал необходимым навести о нем справки. Во-вторых, в то время иудеи находились в состоянии напряженного ожидания. Отчасти это было связано с окончанием семидесяти седьмин пророка Даниила и отчасти с тем, что скипетр практически отошел от Иуды. Поэтому ожидалось появление великого освободителя. Каким виделся Мессия иудеям? Очевидно, что они представляли себе такого царя, который вернет независимость их государству. Они не думали о том, что это будет духовный Спаситель, Спаситель от греха. О самом факте ожидания Мессии на Востоке именно в это время есть свидетельства римских историков. Необычное служение Иоанна Крестителя сразу же натолкнуло иерусалимских иудеев на мысль о том, что, возможно, он и есть ожидаемый Избавитель. Поэтому иудеи задают вопрос Иоану: «Кто ты? Ты ли царь, которого мы ждем?»

Это выражение, представляет собой открытое, решительное и в тоже время торжественное заявление. Эти слова описывают человека, который пришел в ужас от того, что кто-то посчитал его Христом: «Не причиняйте мне страданий, предполагая, что такой человек, как я, может быть Христом Божьим. Я намного меньше Его».

Бенгель, комментируя этот стих, говорит: «Отрекаясь от себя, Иоанн не отрекся от Христа». Лютер подмечает, с каким серьезным искушением столкнулся здесь Иоанн, имея возможность присвоить славу себе, и какой пример веры и смирения он показал, преодолев подобное искушение.

Этот вопрос совершенно логичен и уместен, хотя некоторые комментаторы с этим и не согласны. Он связан с пророчеством Малахии, который говорил, что Господь «пошлет Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного» (Мал 4:5). Характер, одежда, служение Иоанна Крестителя, а также его пребывание в пустыне — все это указывало на сходство между ним и Илией, наводя иудеев на мысль о том, что Иоанн и есть вновь пришедший Илия. «Если этот человек, — думали священники и левиты, — не Христос, то, возможно, он Его предшественник — пророк Илия».

Ответ Иоанна заслуживает особого внимания, так как он ставит нас перед серьезной проблемой. Как мог Иоанн сказать: «Я не Илия», когда в другом месте Христос ясно говорит о нем: «Это Илия»? Как согласовать эти заявления? Я вижу лишь одно объяснение: будет два пришествия пророка Илии. Первое пришествие было пришествием в духе и силе, оно не было буквальным. Второе пришествие будет видимым появлением пророка на земле. Он явится в том образе, в каком видел его Елисей, — восходящим на небо. Первое пришествие Илии произошло одновременно с первым пришествием Христа. Иоанн Креститель подготовил путь Иисусу Христу, действуя в духе и силе Илии. Второе пришествие произойдет одновременно со вторым пришествием Христа. Тогда сам Илия еще раз явится коленам Израилевым как пророк.

Именно об этом, втором, будущем, видимом пришествии Илии говорит Иоанн в данном отрывке. Когда Иоанн Креститель говорит: «Я не Илия», он имеет в виду: «Я не тот Илия, который был взят на небо 900 лет назад и о котором вы думаете. Видимое пришествие Илии произойдет в будущем. Я предтеча Идущего в первый раз в смирении, а не Идущего во второй раз во славе. Я предвестник Христа, принимающего крестные муки, а не воцарившегося Христа. Его предвестником будет однажды Илия. Я пришел не для того, чтобы подготовить путь для Царя-победителя, которого вы ожидаете по своему простодушию. Я пришел приготовить стези для смиренного и кроткого Спасителя, чья миссия состоит в том, чтобы понести на Себе грехи и умереть. Я не тот Илия, которого вы ждете».

В подтверждение этой точки зрения могут быть приведены интересные слова нашего Господа Иисуса Христа, записанные в другом Евангелии. Он говорит: «…Илия должен придти прежде и устроить все» (Мф 17:11). Однако тут же добавляет: «Но говорю вам, что Илия уже пришел», то есть: «В некотором смысле Илия пришел в лице Иоанна Крестителя, приготовившего Мне путь в его духе и силе». Иными словами, наш Господь одновременно говорит: «Илия придет» и «Илия пришел»! Для меня эти слова ­— бесспорное подтверждение той точки зрения, которой я придерживаюсь, а именно: Илия придет не один, а два раза. В духе Илия пришел через Иоанна Крестителя, который был похож на Илию своими словами и поведением. Но во плоти Илия еще не приходил, ему еще надлежит прийти видимым образом, во второе пришествие Христа. Иоанн Креститель говорил, что он не Илия, он знал, что иудеи ожидали славный приход Мессии и ожидали сопутствующий ему видимый приход Илии. Поэтому Иоанн Креститель говорит: «Я не тот Илия, которого вы имеете в виду».

Другая точка зрения, которой, без сомнения, придерживается большинство комментаторов, по-моему, вызвает непреодолимые трудности. Толкователи считают, что у пророчества Малахии может быть только одно исполнение — в Иоанне Крестителе. Малахия пророчествовал об Иоанне Крестителе, поэтому когда тот совершил свое служение, пророчество полностью исполнилось. Но я не могу понять, как с помощью этой теории можно объяснить ответ Иоанна. Иудеи прямо спросили его: «Ты Илия?», что значит: «Ты ли тот, о котором пророчествовал Малахия?» Они, по крайней мере, имели это в виду, когда задавали этот вопрос. И Иоанн также прямо ответил, что он не Илия. Но согласно теории, против которой я сейчас выступаю, Иоанн Креститель был Илией и должен был дать утвердительный ответ. Таким образом, Иоанн как бы лжет! После него не будет никого, кто бы исполнил пророчество Малахии, но, несмотря на это, Иоанн заявляет, что он не является исполнением пророчества Малахии, т. е. отрицает, что он Илия!

Здесь не уместно рассуждать о будущем видимом пришествии пророка Илии, который прямо объявит иудеям: «Я Илия». Явится ли Илия лишь иудеям, будет ли он одним из двух свидетелей, о которых упоминается в Откровении (Откр 11:3) — ответов на эти любопытные вопросы мы еще пока не знаем. Тем не менее хочу заметить, что эти вопросы часто оставляют без должного внимания.

Следующие цитаты из трудов отцов церкви свидетельствуют, что изложенное мной толкование этого стиха существовало уже давно.

Иоанн Златоуст, комментируя Мф 17:10, пишет: «Так же, как пришествий Христа два: первое — для страдания, второе — для суда, так и пришествий Илии тоже два: первое — когда пришел Иоанн перед первым пришествием Христа и был назван Илией, потому что действовал в духе Илии; второе — видимое пришествие Илии Фесвитянина перед вторым пришествием Христа». Того же мнения придерживаются Иероним и Феофилакт.

Григорий отмечает: «В том, что Иоанн сначала отрицает, что он является Илией, а потом Сам Христос утверждает, что Иоанн — Илия, нет противоречия. Пришествие Илии двойное. Первое пришествие — в духе, перед приходом Христа Искупителя; второе — лично, перед приходом Христа Судьи. Таким образом, то, что говорит Христос, относится к первому пришествию, а то, что говорит Иоанн, — ко второму, и оба они правы. Это был наиболее подходящий ответ людям, которые искали земного, а не духовного».

Августин говорит: «То, чем Иоанн был для первого пришествия Христа, тем Илия будет для второго. Есть два пришествия, есть и два предвестника».

Есть две точки зрения по поводу объяснения этого вопроса. Например, Августин и Григорий считают, что эти слова нужно переводить так: «Являешься ли ты одним из пророков?» Другие, такие, как Кирилл и Иоанн Златоуст, полагают, что иудеи на самом деле спрашивали о том, не является ли Иоанн Креститель тем особенным пророком, приход которого предсказал Моисей (Втор 18:15). Я решительно придерживаюсь второй точки зрения. Не может быть, чтобы Иоанн Креститель полностью отрицал то, что он является пророком. Кроме того, вопрос иудеев о том, был ли Иоанн Креститель тем великим пророком, о котором говорил Моисей, был вполне уместен. На этот вопрос Иоанн Креститель предельно искренно ответил, что он не этот пророк. Однако, понимали ли иудеи то, что «пророк, такой как Моисей» и «Мессия» — это одно и то же лицо? Скорее всего, они считали, что Мессия и пророк будут разными людьми.

Лайтфут считает, что этот вопрос отражает всеобщее ожидание среди иудеев того, что пророки воскреснут как раз перед приходом Мессии. Поэтому у Иоанна, по сути, спрашивали: «Пророк ли ты, восставший из мертвых?» Это суеверие объясняют слова учеников в Евангелии от Луки: «…Другие же говорят, что один из древних пророков воскрес» (Лк 9:19). Однако греческий артикль, использованный здесь перед словом «пророк», с моей точки зрения, указывает на то, что иудеи просто хотели спросить, является ли Иоанн Креститель особенным пророком.

Это выражение подтверждает уже изложенную точку зрения о том, кем являлись люди, задававшие вопросы Иоанну. Они не были просто любопытствующими. Они были официальной делегацией, посланной от синедриона в Иерусалим с целью выяснить, кем являлся Иоанн, и сообщить об этом религиозному совету.

Свидетельство Иоанна о себе в этом стихе основывается на словах из Писания. Иоанн Креститель напоминает священникам и левитам, желающим выведать, кем он являлся, пророчество Исаии об эпохе Мессии (Ис 40:3). Если бы иудеи обратились к этому отрывку, они увидели бы Исаию, говорящего резко и сурово, как пророк, получивший откровение от Бога, который как бы своими глазами видел исполнение пророчества: «Глас вопиющего в пустыне!» Это означает: «Духом вглядываясь сквозь века в эпоху Мессии, я слышу голос человека, проповедующего в пустыне: «Приготовьте путь Господу!»». «Это пророчество, — говорит Иоанн Креститель, — сегодня исполняется во мне. Я тот человек, которого Исаия видел и слышал в своем видении. Я пришел приготовить путь для Мессии, подобно человеку, который идет впереди царя в пустыне, чтобы приготовить ему путь. Я пришел приготовить огрубевшие сердца иудейского народа к первому пришествию Христа и к Царству Божьему. Я всего лишь голос. Я не творю чудес, я хочу, чтобы ученики следовали не за мной, а за моим Господином. Цель моей миссии — быть предвестником, глашатаем, предупреждающим моих соотечественников, чтобы, когда мой Господин начнет Свое служение, они не были неподготовленными».

Принято считать, что эта часть пророчества исполнилась в том, что Иоанн Креститель начал свое служение в Иорданской пустыне. Я сомневаюсь в правильности такого толкования. Язык пророчества — это язык образов и сравнений. Пророк сравнивает предтечу Мессии с человеком, который готовит дорогу царю через пустынную, ненаселенную местность. Слово «путь», или «дорога», очевидно, употреблено в переносном значении, так же, как и повеление сделать стези прямыми. Никто не считает, что Иоанн Креститель, согласно пророчеству Исаии, должен был в буквальном смысле прокладывать дорогу в пустыне. Но если дорога — это символ, то и страна, через которую эта дорога проходит, тоже должна быть символической. Поэтому я считаю, что пустыня — это символ, указывающий на духовное бесплодие израильского народа, среди которого предшественник Мессии начал свое служение. В то же время я согласен с тем, что уединенный, аскетический образ жизни Иоанна и то, что он находился в пустыне, является удивительным совпадением с этим пророчеством.

Часто говорят, что слово «глас» является прекрасной иллюстрацией служения, которое нес Иоанн. Он был в высшей степени смиренным человеком. Он желал быть услышанным, желал словом своего свидетельства разбудить народ, но не желал, чтобы видели его самого или оказывали ему видимые почести.

Значение этого стиха не совсем ясно. Одни считают, что он связан с предыдущим стихом, то есть с пророчеством Исаии. Посланные, будучи фарисеями, а не саддукеями или иродианами, должны были увидеть и признать библейский характер служения Иоанна Крестителя. Другие, такие, как Бенгель, полагают, что этот стих связан со следующим, где поднимается вопрос о крещении. Посланные, будучи фарисеями, со всей тщательностью исполняли церемонии и предписания, поэтому свидетельства Писания для них было не достаточно. По этой причине они спросили Иоанна, какой властью он крестит. Третьи считают, что этот стих подчеркивает враждебность, с которой фарисеи относились к Иоанну Крестителю на протяжении всего его служения. В другом отрывке Господь говорит: «…Фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него [Иоанна Крестителя]» (Лк 7:30). Таким образом, этот стих должен означать, что все вопросы, заданные Иоанну Крестителю, были заданы с большой долей недоброжелательности, и фарисеи вовсе не ставили перед собой цель узнать Божью истину.

Этот стих, очевидно, подразумевает, что те люди, которые задавали Иоанну вопросы, ожидали, что Мессия или Его предшественник будет обязательно крестить, когда придет. Вполне возможно, по мнению Лайтфута, что это представление возникло на основании отрывка из Книги пророка Иезекииля, в котором говорится о времени Мессии: «И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь» (Иез 36:25).

Лютер считает, что на этом этапе разговора вопрошавшие изменили тон. До сих пор они льстили. Теперь они стали угрожать.

Из этого стиха можно сделать вывод: иудеи были знакомы с крещением как религиозным обрядом. Согласно Лайтфуту, через этот обряд проходили прозелиты, которых принимали в иудаизм. Более того, вместе с прозелитами крестили и их детей. Поэтому иудеев смущал не сам факт крещения, а то, какой властью Иоанн Креститель его совершал.

В этом ответе Иоанн Креститель опускает некоторые слова, которые сами собой разумеются, и чтобы разобраться со смыслом его слов, нужно привлечь другие отрывки Писания. Слова Иоанна Крестителя можно развить следующим образом: «Я крещу не своей властью, а властью Того, кто несравненно выше меня или вас. Я крещу лишь водой и ищу учеников не для себя, а для своего Господина. Я не пытаюсь создать себе партию. Я никого не прошу следовать за мной. Всех, кого я крещу, я призываю верить в Мессию, грядущего за мною. Я лишь слуга Того, кто намного больше меня и кто сейчас стоит посреди вас, если бы вы только имели очи, чтобы видеть Его. Он настолько выше меня по Своей природе и достоинству, что я не могу называться даже самым последним Его слугой. Он будет крестить сердца людей и исполнит обещания о Мессии, о которых вы только что упоминали. Пока же я крещу водой всех тех, кто заявляет о своем покаянии и готов принять моего Господина. Я крещу для Другого, а не для себя».

Сомневаюсь, что эти слова означают: «Он стоит среди вас, в толпе слушающих». Я предпочитаю такое толкование: «Уже родился и живет среди вас, в земле Иудейской Тот, кто больше меня». Эти слова я объясняю так, потому что в 29-ом стихе написано: «Иоанн видит идущего к нему Иисуса». Следовательно до этого Иоанн еще не видел Иисуса. Такое предположение согласуется со смыслом следующих стихов: «Не придет Царствие Божие приметным образом», «И внезапно придет в храм Свой Господь» (Лк 17:20; Мал 3:1). Оба стиха говорят об одной и той же истине: Мессия в первый раз придет тихо и незаметно, не сообщая о Своем приходе всему народу. Таким образом, Христос «стоял среди них», но они не знали о Его присутствии.

Греческое слово, переведенное как «стоит», употреблено в такой грамматической форме, которая означает «стоял уже некоторое время и продолжает стоять». «Мессия уже пришел и сейчас среди вас».

Точку зрения о значении слова «стоял», которой придерживаюсь я, разделяет также Паркхурст, определяя это слово как «существует или живет». В качестве примера он приводит Ин 6:22. Пирс придерживается того же мнения, основывая его на Деян 26:22. Аретий предлагает такой вариант: «Он присутствует во плоти и ходит по Иудее».

Это словосочетание, по-видимому, означает, что иудеи не узнали Иисуса Мессию не только потому, что были духовно слепыми, но и потому, что не имели духовного знания о Нем, о Его служении Спасителя грешников. Поэтому Иоанн как бы говорит: «Вы ищете победоносного царственного Мессию, потому что вы не знаете о страдающем Мессии, который придет умереть и быть распятым за грешников».

Бенгель отмечает, что Иоанн Креститель в этом месте обращается в большей мере к жителям Иерусалима, которые не присутствовали при крещении Иисуса. Иоанн здесь старается пробудить в этих людях желание познакомиться с Иисусом.

Комментарии к 15-му стиху целиком подходят и к 27-му стиху. Иоанн заявляет, что, хотя его Господин, в смысле времени, начал Свое служение после него, в смысле Своего достоинства, Он стоит несравнимо выше. Иоанн, как мы видим, постоянно думает о том, чтобы возвысить Христа и умалить себя.

По-видимому, это устойчивый оборот речи, который передает следующую мысль: «Как раб ниже своего великого Господина, так я ниже Грядущего за мной».

В такой засушливой стране, как Палестина, Иоанну Крестителю было важно находиться недалеко от источника воды, в котором можно было бы крестить приходящих к нему людей. Если Бефвара, о которой говорится в истории про Гедеона, то же место, что и Вифавара, то интересно отметить, что в этой истории особо подчеркивается, что она расположена возле «вод» (Суд 7:24).

Название этого места должно быть всегда дорого сердцам христиан. Это то место, где Христос приобрел Своих первых учеников, где был заложен первый камень фундамента христианской Церкви. Именно здесь Христос был назван прилюдно «Агнцем Божиим». Именно здесь «на следующий день» Андрей и еще один ученик последовали за Христом. Именно отсюда началась Церковь Христа.

Заканчивая разбор этого отрывка, давайте запомним, что Иоанн Креститель своим служением лишил иудеев возможности оправдаться в их неверии во Христа. Они уже не могли сослаться на то, что Христос пришел неожиданно и застал их врасплох. Иоанн Креститель своими действиями привлек внимание всего народа, жившего в Палестине, начиная от великого религиозного совета и заканчивая людьми из самых низших слоев общества.

Евангелие от Иоанна 1:29−34

29 На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира.
30 Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня.
31 Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю.
32 И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем.
33 Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым.
34 И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий.

В этом отрывке содержится стих, который должен запечатлеться в сердце каждого читателя Библии. Все звезды на небосводе прекрасны, но есть звезды, которые превосходят других по яркости. Так же и весь текст Писания «богодухновенен и полезен», но все же некоторые места богаче и насыщеннее других по содержанию. Первый стих рассматриваемого текста является прекрасным тому доказательством. Никто и никогда не засвидетельствует о Христе так, как это сделал Иоанн Креститель.

Во-первых, давайте отметим особое имя, которое Иоанн Креститель дает Иисусу Христу. Он называет Его «Агнцем Божьим».

Это имя не означает только то, как предполагают некоторые, что Христос был кротким и смиренным, как ягненок. Это, конечно, правда, но не вся. В этом имени заключено намного больше! Прежде всего оно значило то, что Христос должен стать великой жертвой за грех, что Он пришел на землю, чтобы Своей смертью на кресте искупить беззакония людей. Он был тем истинным Агнцем, о котором Авраам говорил Исааку в земле Мориа, что «Бог усмотрит Себе агнца» (Быт 22:8). Он был тем истинным Агнцем, на которого указывали все утренние и вечерние жертвоприношения в храме. Он был Агнцем, о котором пророчествовал Исаия, говоря, что Он «веден был на заклание» (Ис 53:7). Он был истинным Агнцем, символом которого являлся пасхальный ягненок, которого закололи в Египте. Иными словами, Он был тем великим умилостивлением за грехи, искупителем, которого Бог определил послать в мир еще до его сотворения. Он был Божьим Агнцем.

Размышляя о Христе, представляйте Его таким, каким описал Его Иоанн Креститель. Служите Ему верно как своему Господину. Безоговорочно повинуйтесь Ему как Царю. Исследуйте Его учение как учение великого Пророка. Во всем берите с Него пример. С нетерпением и надеждой ожидайте Его как грядущего Избавителя души и тела. Но в первую очередь цените и прославляйте Его за то, что Он стал жертвой за ваши грехи, и всей душой полагайтесь на Его искупительную смерть. Пусть кровь Христа с каждым прожитым годом приобретает все большую ценность в ваших глазах. Слава Христа велика, но самая большая Его слава в смерти на кресте. Это — краеугольный камень, это — твердое основание, это — корень истинного христианского богословия. Мы ничего как следует не узнаем о Христе, пока не увидим Его глазами Иоанна Крестителя и не возрадуемся о Нем как об «Агнце, который был веден на заклание».

Во-вторых, давайте отметим, что Иоанн Креститель описывает особую миссию, возложенную на Христа. Он говорит, что Христос «берет на Себя грех мира».

Христос — Спаситель. Он пришел на землю не для того, чтобы быть завоевателем, философом или просто учителем нравственности. Он пришел для того, чтобы спасти грешников. Он пришел сделать то, что человек не способен сделать сам для себя, сделать то, что не приобретается никакими деньгами или знаниями, то, без чего не может быть настоящего счастья. Он пришел взять грех.

Христос — совершенный Спаситель. Он забирает грех. Он не просто заявляет о благодати, прощении и милости. Он берет наши грехи на Себя и удаляет их. Христос позволил возложить грехи на Себя и «вознес их Телом Своим на древо» (1Пет 2:24). Христос делает так, что всякий, уверовавший в Него, становится чист, как будто он вообще никогда не грешил. Агнец Божий полностью очищает человека от его грехов.

Христос — всемогущий Спаситель и Спаситель для всего мира. Он «берет на Себя грех мира». Он умер не только за иудеев, но и за язычников. Он пострадал не за горстку людей, а за все человечество. Платы, внесенной Им на кресте, более чем достаточно, чтобы покрыть долги абсолютно всех людей. Драгоценная кровь, пролитая Им, в состоянии омыть все грехи. Его жертва искупления на кресте достаточна для всего человечества, но действенна лишь для верующих. Христос вознес на крест грехи всего мира.

И наконец, Христос — вечный и неутомимый Спаситель. Он забирает грех. Христос снимает грех со всякого верующего в Него, ежедневно очищая и омывая души Своих детей, ежедневно открывая новые источники Своей благости. Он не перестал трудиться для Своих святых после того, как умер на кресте. На небесах Он является нашим Первосвященником, непрестанно предъявляя Богу Свою жертву. И в провидении, и в благодати Христос не перестает трудиться. Он постоянно забирает грех.

Что за потрясающие истины! Какое благословение было бы для Церкви Христа, если бы все, знающие их, жили ими! Опасно, когда такие отрывки, как этот, становятся привычными. Блаженны те люди, которые не только хранят такие стихи в памяти, но и находят в них духовную пищу!

И наконец, давайте отметим особое служение, которое Иоанн Креститель приписывает Христу. Он говорит, что Христос есть Тот, кто «крестит Духом Святым».

Крещение, о котором говорится в этом отрывке, не является водным крещением. Суть его не в погружении и не в окроплении. Это не то крещение, которое могут принимать или только взрослые, или только дети. Это крещение не может преподать ни один человек: ни англиканин, ни пресвитерианин, ни методист, ни рядовой член церкви, ни рукоположенный. Это крещение совершает только великий Глава Церкви. Суть его — передать человеку благодать. Это то же самое, что и рождение свыше. Это крещение не тела, а сердца. Это крещение получил кающийся разбойник на кресте, хотя его никто не погружал в воду и не окроплял водой. Этого крещения не получили Анания и Сапфира, хотя и были приняты апостолами в церковь.

Крещение, о котором говорит Иоанн Креститель, совершенно необходимо для спасения. Хорошо быть принятым через крещение в видимую церковь, но несравнимо лучше быть принятым через крещение в Церковь, состоящую из истинных верующих, истинных последователей Христа. Крещение водой — благословенное и полезное установление, неисполнение которого является большим грехом. Но крещение Духом Святым намного важней. Человек, умирающий без крещения Христова, не может быть спасен.

Заканчивая размышления над этим отрывком, задайте себе вопросы. Крещен ли я Святым Духом? Действительно ли меня влечет к Агнцу Божьему? К сожалению, многие люди только зря тратят свое время, споря о водном крещении и пренебрегая крещением сердца. Еще больше людей ограничиваются лишь знанием об Агнце Божьем. Они не ищут Его верой, чтобы найти в Нем избавление от грехов. Спросите себя, есть ли у вас новое сердце и спасительная вера.

Примечания: Ин 1:29−34

Это значит на следующий день после разговора между Иоанном Крестителем и делегацией священников и левитов. Стоит обратить внимание, что Иоанн в этой части своего Евангелия дает очень подробное описание событий.

Эти слова, как мне кажется, доказывают то, что Иисус не присутствовал при разговоре Иоанна со священниками и левитами и что слова Иоанна Крестителя «стоит среди вас» нельзя воспринимать буквально.

Как мы уже отмечали раньше, вполне вероятно, что Господь вернулся к Иоанну после искушения в пустыне. Дух повел Его в пустыню сразу же после крещения (Мк 1:12), и по истечении сорока дней Иоанн Креститель опять увидел Христа.

По-видимому, эти слова были сказаны открыто, перед всем народом и учениками, которые окружали Иоанна. «Посмотрите: к нам идет человек. Это и есть Агнец Божий, Мессия, о котором я вам проповедовал и в которого я призывал вас уверовать».

Вне всяких сомнений, Иоанн дал это имя Господу потому, что Он действительно был истинной Жертвой за грех, был Тем, чьим образом являлся пасхальный агнец, был тем агнцем, о котором пророчествовал Исаия (Ис 53:7). Таким образом, предположение о том, что Иоанн только хочет указать на кротость и смирение Господа, неверно. Иоанн Креститель говорит о том, что главное в нашем Господе это то, что Он стал великим умилостивлением за грехи.

Одни полагают, что словосочетание «Агнец Божий» означает «великий, славный, возвышенный и совершенный Агнец». Особенностью древнееврейского языка является то, что слово «Божий» всегда относится к чему-то великому. В Писании мы находим такие словосочетания, как «громы Божии» и «ужас великий от Господа» (Ис 9:28; 1Цар 14:15). По мнению других, это выражение указывает на то, что Христос — это Агнец, приготовленный Богом еще от вечности. Его Бог обещал принести в жертву для спасения грешников. Вторая точка зрения кажется мне более правильной.

Бенгель считает, что Иоанн назвал нашего Господа Агнцем Божиим потому, что в то время приближалась Пасха (Ин 2:13). Комментатор также проводит параллель между выражениями «Агнец Божий» и «Жертва Богу» (Пс 50:19), причем последнее выражение означает жертву, которую Бог считает угодной Себе.

Ко всем этим толкованиям можно добавить объяснение Кемнития, который говорит, что Иоанн называет так Господа потому, что Его Царство не от мира сего, оно неземное. Иоанн Креститель не употребляет образ овна или козла из книги Даниила (Дан 8:20−21).

Это греческое слово можно перевести еще как «несет». Но один перевод не исключает другого. Слово «берет» означает: «Он забирает наши грехи через искупительную смерть». Агнец Божий взял на Себя грех мира и понес Его. Он позволил, чтобы наша вина была возложена на Него. Он понес ее, как козел отпущения, полностью освободив нас от нее. Это слово, наряду со многими другими библейскими выражениями, передает великую истину о том, что смерть Христа была заместительной жертвой за грех. Он страдал вместо нас. Он взял на Себя наш грех. И вместо нас понес на Себе его бремя. Наш грех был вменен Ему. Вместо нас Он был проклят Отцом.

Слово, переведенное здесь как «берет», в Новом Завете встречается около ста раз. Практически во всех случаях оно значит «забирать» или «убирать». Это указывает на то, что когда Христос взял грех и вознес его на крест, Он совершил полное и окончательное умилостивление.

Лучшие из современных и древних комментаторов обращают внимание на использование в этом стихе настоящего времени. Оно указывает на полноту искупительной жертвы Христа и на то, что действенность этой жертвы не прекращается. Христос постоянно может избавлять от греха. Роллок говорит: «Действие жертвы Христа вечно, Его Кровь никогда не высыхает».

Некоторые считают, что выражение «брать на Себя грех» означает кроме оправдания еще и освящение. Но эта точка зрения, по-моему, ошибочна. Христос, конечно же, не только искупает грех, но и лишает грех силы в жизни верующего. Однако здесь об этом не говорится.

Обратите внимание на то, что это слово употребляется здесь в единственном числе: «грех», а не «грехи» мира. Я считаю, что этим выражением Иоанн хочет показать, что грех, который Христос вознес на крест, не был грехом лишь определенного круга людей, а совокупным грехом всех детей Адама. Христос понес на себе тяжесть всех грехов, чтобы Его искупительной жертвы было достаточно для всех.

Существует точка зрения, что «грех», о котором говорится в данном стихе, является лишь первородным грехом, со своими же сознательными грехами человек должен разбираться сам. Но такая точка зрения не имеет никакого библейского обоснования, она противоречит Писанию и отрицает Евангелие.

Существует два толкования этого слова. По мнению одних, оно означает то, что Христос берет грехи и язычников, и иудеев, но искупает грехи только избранных Божьих. По мнению других, Христос «берет» грех всего человечества, то есть Его жертвы достаточно для всех, и все могут спастись, хотя и не все спасутся.

Я решительно придерживаюсь последней точки зрения. Хотя не могу не согласиться и с тем, что смерть Христа может принести пользу только избранным, верующим в Имя Его. Я не осмеливаюсь утверждать, что жертва за грех, хоть в каком-нибудь смысле, была принесена лишь за избранных. Я думаю, что иногда мы пытаемся быть мудрее Библии. Когда я читаю о потерянных грешниках, которые живут, «отвергаясь искупившего их Господа» (2Пет 2:1), и о том, что «Бог во Христе примирил с Собою мир» (2Кор 5:19), я не допускаю мысли, что искупление совершалось лишь для избранных святых. Христос — для всех.

Я знаю, что против моей точки зрения часто возражают, утверждая, что если Христос взял грех всего мира, то есть абсолютно все грехи всех без исключения людей, а большинство людей умирает во грехах и навечно погибает, то тогда смерть Христа за них ничего не значит. Я не считаю, что это возражение имеет силу. Точно так же можно сказать, что грех, пришедший в мир, испортил творение, а значит, Бог зря творил этот мир. Но мы говорим не о делах человеческих, а о делах вечного Слова, и поэтому мы должны признать, что в Его деле есть то, чего мы не можем понять до конца. И хотя множество людей погибнет, я верю, что в последний день откроется, что то, что сделал для них Христос, не было напрасным.

Я считаю, что этот стих говорит о том, что каким-то непонятным и необъяснимым образом Христос понес на Себе грех всего человечества, полностью заплатив за него. Он берет на Себя, или искупает, грехи всех людей в мире. Писание не оставляет сомнений в том, что в последний день окажется, что многие жители этого «мира» погибнут в своих грехах и не получат никакой пользы от жертвы Христа. Я отрицаю идею всеобщего спасения и считаю ее опасной ересью, полностью противоречащей Библии. Но потерянные будут потеряны не из-за того, что Христос ничего не сделал для них. Он понес их грехи, Он взял на Себя их беззакония, Он заплатил за них, но люди посчитали это не нужным. Христос открыл дверь темницы для всех, но большинство людей просто не захотели выйти на свободу. Библия говорит нам, что Бог Отец избирает не всех и что Святой Дух обращает не всех. Но Христос искупает всех. Искупление было совершено для всего мира, но получают его лишь верующие. Христос ходатайствует только за детей Божьих, но Его жертва безвозмездно предлагается всему человечеству.

Говоря все это, я не упускаю из виду, что слово «мир» иногда используется в узком смысле и требует некоторых уточнений при толковании. Слова «и мир Его не познал» (Ин 1:10) не означают, что вообще никто, ни один человек в мире, не познал Его. Однако, я не вижу причины ограничивать смысл слова «мир» в разбираемом стихе. Я считаю, что груз вины всего человечества, о котором говорится в словах «грех мира», был взят Христом. Мне кажется, что этот стих говорит о том, что Агнец Божий принес жертву, достаточную для всего человечества, но действенную лишь для верующих.

Августин отмечает: «Какой весомой должна быть кровь Агнца, сотворившего мир, чтобы перевесить чашу грехов этого мира!»

Кальвин, комментируя этот стих, говорит: «Иоанн использует слово «грех» в единственном числе для того, чтобы указать на любое беззаконие и показать, что любое беззаконие, которое только может отделять человека от Бога, было искуплено Христом. Когда Иоанн говорит «грех мира», он имеет в виду, что Христос предлагает Свою жертву всем людям без исключения, чтобы иудеи не думали, что Христос пришел лишь для них одних. Из этого вытекает, что весь мир находится под одним и тем же осуждением и что все люди без исключения виновны в глазах Бога и нуждаются в примирении с Ним. Иоанн Креститель, говоря в общем о грехе мира, хотел утвердить нас в осознании своей духовной нищеты и подтолкнуть нас к поиску спасения. Наша личная обязанность состоит в том, чтобы принять жертву, предлагаемую абсолютно всем, и быть уверенными в том, что всякому приходящему ко Христу с верой ничто не мешает получить примирение».

Брентий пишет: «Несмотря на то, что не все люди в мире получают дар Христовой жертвы, потому что не все люди веруют во Христа, дар этот предлагается всему миру, так что всякий: обрезанный или необрезанный, царь или крестьянин, знатный или простолюдин, богатый или бедный, здоровый или больной, старый или молодой — всякий принимающий Христа верой оправдывается пред Богом и обретает вечное спасение».

Мускул замечает: «Иоанн не говорит, что Агнец пришел искупить грехи какого-то конкретного человека. За словом «мир» стоит все человечество, то есть от начала мира до его конца».

Меланхтон говорит: «Он берет грех, то есть всеобщее проклятие всего человечества».

Кемнитий замечает, что этими словами «Иоанн утверждает всемирный характер искупления, отрицая то утверждение, что дар Христа предназначен только для иудеев. Никто в мире не лишен благословений Христа, но для того, чтобы их получить, нужно поверить».

Следует обратить внимание на глубокие, духовные знания Иоанна Крестителя. Ни один из апостолов до дня Пятидесятницы не произнес таких глубоких слов о Христе, как Иоанн Креститель. Нашего Господа Христа называли и Сыном Божьим, и Мессией, и Сыном Давидовым, и Царем Израиля, и Сыном Благословенного, грядущим в мир, но никто не видел так ясно, как Иоанн, что Христос был жертвой за грех, Агнцем для заклания. Было бы великим благословением для христианской Церкви XIX века, если бы ее служители обладали такими же знаниями об искуплении, как Иоанн Креститель! Иоанн видел заместительную жертву Христа еще до Его распятия. Многие так называемые христиане не могут уразуметь заместительную жертву Христа даже в наши дни!

По-видимому, эти слова были сказаны в присутствии Христа с особым намерением — привлечь к Нему внимание людей. «Человек, стоящий перед вами, это Тот, который намного больше меня и о котором я так часто говорил вам. Сейчас Он перед вами».

Иоанн в одном предложении упоминает и о человеческой, и о божественной природе Христа. «Тот, о ком я вам говорю, — человек, но Он же был и до меня, потому что Он существовал вечно».

Это означает: «В прошлом я с Ним не был знаком. Между нами не могло быть никакого сговора. Я даже не знал, как Он выглядит до того дня, как Он пришел ко мне креститься». Проблема, возникающая при толковании этих слов Иоанна Крестителя, будет подробно обсуждаться далее.

Иоанн здесь заявляет, что великая цель его служения состоит в том, чтобы об этом удивительном Человеке узнал весь израильский народ. Иоанн Креститель пришел не для того, чтобы собрать вокруг себя группу последователей или крестить людей в свое имя. Его цель — явить Израилю Могущественного, Агнца Божия, который находился сейчас перед их глазами.

Иоанн открыто и убедительно свидетельствовал о том, что Бог Отец видимым образом подтвердил, что Иисус есть Мессия. Если бы люди захотели более убедительных доказательств тому, что человек, на которого указал Иоанн, действительно Христос, Иоанн рассказал бы им о том, что видел своими глазами. Он бы засвидетельствовал о том, что видел доказательства тому, что этот человек и есть Мессия.

Иоанн как бы говорит: «Я видел это небесное видение тогда, когда я крестил Христа». Я сомневаюсь, что кто-то еще, кроме Иоанна, был свидетелем этого видения и слышал голос Отца. Но даже если и были таковые, они все равно не поняли того, что слышали и видели.

Иоанн видел нечто похожее на голубя, летящего вниз, и это был Дух Святой, милостиво открывший Себя в видимой форме.

Это значит, что Дух Святой находился над Христом во время Его крещения. Дух Святой опустился на Него, как голубь спускается на землю, и не оставлял Его.

Я не могу согласиться с тем, что выражение «как голубь» в этом стихе подразумевает то, что Иоанн действительно видел голубя, садящегося на плечо Иисуса. Все четыре евангелия описывают появление Духа «как голубя». Лука говорит, что Дух Святой был в «телесном виде, как голубь». Очевидно, что Дух был видим для Иоанна Крестителя и что Его появление напоминало полет голубя. Но я не могу представить, что Дух Святой буквально принял форму голубя.

Некоторые богословы, такие, как Августин, считают, что образ голубя в данном случае выбран не случайно: он напоминает о потопе. Августин говорит: «Так же, как голубь принес весть о том, что вода спала, так и Святой Дух принес весть о том, что с приходом Евангелия прекратился гнев Отца».

То, что Иоанн видел Духа, спустившегося на Иисуса Христа, ни в коей мере не означает, что Господь Иисус Христос только в тот момент получил Духа Святого или что до этого Он присутствовал во Христе не в полной мере. Без сомнения, Дух Святой обитал во Христе «без меры» с самого момента Его воплощения. Цель видения состояла в том, чтобы показать Церкви, что с началом служения Христа человечество получает более полное откровение о всех трех лицах Троицы. Оно свидетельствовало Иоанну Крестителю о том, что перед ним был действительно Мессия, обещанный Спаситель, которого Отец помазал Духом и послал в мир. Небесное видение говорило Иоанну, что началось служение Христа и что перед ним Тот, кто будет крестить Святым Духом. И Бог Отец, и Бог Святой Дух засвидетельствовали о начале служения Христа. Таким образом, произошло явление одновременно всех трех лиц Святой Троицы.

Будучи левитом, Иоанн отлично знал все церемонии, посредством которых иудейские первосвященники и цари торжественно возводились в сан. Ради него наш Господь получил с небес видимый знак того, что Он Мессия, помазанный Священник, Царь и Пророк.

Мускул так комментирует этот стих: «Дух спустился не для Христа, ибо Он никогда не был отделен ни от Отца, ни от Духа, а для людей, чтобы через свидетельство Иоанна они узнали о Спасителе мира.

Так же, как и в 31-ом стихе, здесь говорится о том, что Иоанн не знал Христа до этого момента. Из-за некоторых трудностей этот стих требует дополнительного объяснения. Матфей сообщает, что когда наш Господь пришел креститься у Иоанна, то тот сказал Ему: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф 3:14). Из этого следует, что Иоанн знал Того, кто был перед ним. А здесь он говорит, что не знал. Как же разрешить это противоречие?

Одни, среди которых Иоанн Златоуст, считают, что Иоанн познакомился со Христом незадолго до крещения.

Другие, такие, как Августин, полагают, что это предложение означает следующее: «До сего дня я не знал, что Христос будет крестить Святым Духом, хотя я уже давно знаю Его лично и знаю то, что Он есть Христос Божий. Но когда Он принял крещение, мне открылось, что Христос будет наделять людей даром Святого Духа».

Третьи, такие, как Брентий и Беза, считают, что это предложение можно читать так: «Я не знал Христа лично до дня Его крещения. Я знал, что Он родился от девы Марии, но, живя в пустыне, знаком лично с Ним не был (Лк 1:80). Пославший меня крестить сказал лишь то, что, когда придет Мессия, мне будет дано знамение сходящего на Него Духа Святого. Когда Он пришел, Бог послал мне тайное откровение о том, что передо мной стоит Мессия, и поэтому я признался, что не достоин крестить Его. Но когда крещение совершилось, я получил полное подтверждение своей веры, увидев обещанное знамение — сошествие Святого Духа». Придерживающиеся этого толкования считают, что история о том, как Самуил получил тайное откровение о Сауле, является подтверждением правоты их точки зрения (см. 1Цар 9:15).

Четвертые, такие, как Пул, полагают, что этот стих имеет следующее прочтение: «Я не знал Его хорошо, хотя, когда я впервые увидел Его, идущего креститься, я понял, что Он намного больше меня, и поэтому не хотел крестить Его. Но после крещения я отчетливо увидел, кто Он».

И наконец, есть такие, которые дают наиболее простое и, по-видимому, наиболее правдоподобное объяснение. Очевидно, что Иоанн какой-то промежуток времени вообще не знал Христа лично, он получил о Нем неполное знание. Совершенное же знание о Христе, Его природе, достоинстве и миссии Иоанн получил только после сошествия на Христа Духа Святого, то есть после крещения. Когда Иоанн сказал: «Мне надобно креститься от Тебя», он обладал еще неполным знанием и только начинал понимать, что Иисус был Мессией, поэтому он и воскликнул: «Ты ли приходишь ко мне?»

Иоанн Златоуст считает, что данное выражение служит доказательством тому, что «описываемые некоторыми чудеса, якобы совершенные Христом в детстве, являются выдумкой тех, кто о них говорит. Ибо если бы Он начал с детства творить чудеса, Иоанн бы знал об этом, да и народу не потребовалось бы свидетельство Иоанна о Христе».

Это выражение указывает на то, что Иоанн Креститель часто получал особые, не записанные в Библии, откровения от Господа относительно служения Христа. По-видимому, Иоанн Креститель получал знания и указания подобно ветхозаветному пророку.

Слова, которыми охарактеризовал здесь Иоанн Креститель Христа, толкуются по-разному.

Одни считают, что данное выражение означает: «Это Тот, кто установит христианское крещение, с которым будет связано получение дара Святого Духа. Он будет крестить в воде, как и я. Но Его крещение не будет лишь крещением водой, как мое, а крещением, сопровождающимся возрождающим действием Святого Духа».

Другие полагают, что эти слова можно читать так: «Это Тот, кто будет крестить Духом Святым в день Пятидесятницы и пошлет чудесные дары для Церкви».

Третьи считают, что данное выражение означает следующее: «Это Тот, кто будет крестить сердца людей. Ни я, ни любой другой земной служитель не может этого делать. Он — единственный, кто может дать духовную жизнь. Он дает Духа Святого всем, кто верит в Него».

Я уверен, что третья точка зрения наиболее правильная. Она отражает и величие Христа, и смирение Иоанна Крестителя, и важность происходящего. Можно сказать, что «это Тот, кто установит христианское крещение», но это будет очень поверхностное толкование. Можно сказать, что «это Тот, кто явит чудесные дары в день Пятидесятницы», но и такое толкование не даст полного представления о служении Христа, ограничив его одним поколением. Но сказать о Христе, что «Он Тот, кто во все дни существования Церкви будет крестить сердца Своих людей Духом Святым и этим крещением постоянно пополнять Свое чудесное тело новыми членами», — значит по достоинству оценить работу нашего Господа в мире.

Мускул, комментируя этот стих, пишет: «Что значит крестить Духом Святым? Это значит возрождать сердца избранных и принимать их в общение сынов Божиих. Только Христос крестит Духом Святым. Кроме Христа, ни один служитель не обладает такой властью».

Та точка зрения, которой придерживаюсь я, прекрасно изложена Буцером в комментарии к этому отрывку. Буцер пишет: «Посредством водного крещения нас принимают в общение поместной церкви. Посредством крещения Духом нас принимают в небесную Божью семью». Мнение человека, который являлся профессором богословия в Кембридже во времена правления Эдварда IV, а также добрым другом и советником Кранмера и других английских реформаторов, заслуживает серьезного внимания. По крайней мере, эти слова Буцера указывают на то, что крещение Духом, которое человек может получить лишь от Господа Иисуса Христа, и отождествление этого крещения с обращением или новым рождением не являются такими уж современными и, как некоторым кажется, презренными идеями.

Лайтфут в своей книге «Гармония четырех евангелистов» показывает слабость широко распространенной точки зрения, что Иоанново крещение отличалось от христианского и у него было свое назначение. Если Иоанново крещение не было христианским, то тогда получается, что некоторые ученики вообще никогда не крестились христианским крещением. Нет ни малейшего указания на то, что Иисус крестил Андрея, Петра и Филиппа.

Стоит обратить внимание на то, что Иоанн знал о Святом Духе и Его работе. Не может быть, чтобы Святой Дух не действовал до дня Пятидесятницы. Святой Дух пребывал в сердцах верующих во все времена. Бесспорно, время после прихода Христа на землю отличается обильным излиянием Святого Духа. Но Он всегда пребывал в избранных Божьих, и без Его участия ни одна душа не могла спастись.

Это означает: «Я ясно увидел и с этого момента открыто и уверенно свидетельствовал о том, что человек, стоявший перед вами, был Христос, Сын Бога живого. Со дня Его крещения я непоколебимо уверен в том, что Он и есть Мессия».

Этими словами Иоанн выражает свою твердую уверенность в божественности нашего Господа, в Его извечном существовании. Иоанн Креститель понимал, что наш Господь был не только сыном Марии, но и Сыном Бога.

Евангелие от Иоанна 1:35−42

35 На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его.
36 И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий.
37 Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом.
38 Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, — что значит: учитель, — где живешь?
39 Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа.
40 Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра.
41 Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос;
42 и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты — Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр).

Эти стихи должны быть интересны каждому истинному христианину. Они описывают появление христианской Церкви. Сегодня Церковь Христа велика, но было время, когда она состояла лишь из двух немощных членов. О призвании первых двух христиан и повествуется в этом отрывке.

Во-первых, в этом отрывке мы видим, какое благо приносит постоянное свидетельство о Христе. Когда Иоанн Креститель в первый раз воскликнул: «Вот Агнец Божий», кажется, его слова не произвели никакого эффекта. Отсутствуют свидетельства о том, что кто-либо из слышавших это обратился ко Христу. Но когда Иоанн Креститель повторил те же слова на следующий день, то двое из его учеников «услышавши эти слова... пошли за Иисусом». И они были радушно приняты Тем, за кем последовали. «Они пошли и увидели, где Он живет, и пробыли у Него день тот». Воистину, это был самый благословенный и запоминающийся день в их жизни! С этого дня они стали верными и стойкими последователями пришедшего Мессии. Они взяли свой крест. Они были рядом во всех Его скорбях. Они следовали за Иисусом повсюду. По крайней мере, один из них стал избранным апостолом и первым строителем христианской церкви. И все это благодаря свидетельству Иоанна Крестителя: «Вот Агнец Божий». Это свидетельство было подобно крохотному семени, но оно принесло великие плоды.

Эта простая история — пример того каким образом на протяжении всей истории христианской Церкви души получали благо. Только через свидетельство об Агнце Божьем люди обращаются и получают спасение. Когда возвышается Христос, а не Церковь, Христос, а не таинства, Христос, а не служитель, лишь тогда изменяются человеческие сердца и грешники обращаются к Богу. Для мира такое свидетельство кажется глупостью и безумием. Тем не менее, подобно трубному гласу, который разрушил стены Иерихона, такое свидетельство способно разрушить самые прочные твердыни в сердцах и умах. История о распятом Агнце Божьем во все века была силой Божьей ко спасению. Люди, которые больше других сделали для Христа, были людьми, подобными Иоанну Крестителю. Они не восклицали: «Вот, я!» или «Вот, Церковь!», или «Вот, обряды!», но — «Вот, Агнец Божий!» Для спасения человеку необходимо указать прямо на Христа.

Одного, тем не менее, никогда нельзя забывать. Для успеха проповеди и наставления в истине необходимы терпение и настойчивость. Нужно вновь и вновь говорить: «…Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира». Учение о благодати нужно повторять многократно, помня о том, что капля точит камень. Обетование Господа «Слово Мое... не возвращается ко Мне тщетным» никогда не будет нарушено (Ис 55:11). Но нигде не говорится о том, что результат будет достигнут с первой же попытки. Не первое, а второе заявление Иоанна Крестителя побудило Андрея и его спутника следовать за Иисусом.

Во-вторых, мы узнаем, какую добрую услугу может оказать верующий ближним, свидетельствуя им о Христе.

Как только Андрей стал учеником Христа, он сразу же решил найти своего брата Симона и рассказать ему о своем открытии. Как тот, кто, неожиданно узнав добрую весть, спешит поделиться ей, так и Андрей спешил сообщить о Христе близкому и дорогому человеку. Он сказал своему брату: «Мы нашли Мессию», и «привел его к Иисусу». Кто знает, что было бы, если бы Андрей был угрюмым, замкнутым и необщительным человеком, как многие христиане сегодня? Кто знает, может быть его брат так и остался бы рыбаком до конца своих дней? Но, к счастью для Симона, у Андрея было совсем другое отношение. Он не мог молчать о том, что наполняло его сердце. Именно через свидетельство Андрея, с помощью Божьей, в душе великого апостола Петра появился первый проблеск света.

Перед нами удивительный и назидательный пример. Один из трех первых христиан пришел к Иисусу благодаря свидетельству родственника. Симон, по всей вероятности, не слышал проповеди Христа и не был свидетелем Его чудес. Ему достаточно было просто услышать от своего брата, что тот нашел Спасителя, чтобы что-то перевернулось в его душе. Простое свидетельство любящего брата было первым звеном той цепи, которая извлекла Петра из мира и соединила со Христом. Словами «мы нашли Мессию» Андрей начал то великое дело, в результате которого Петр стал столпом Церкви.

Какая великая польза была бы для Церкви Христовой, если бы верующие старались походить на Андрея! Какая великая польза была бы для человеческих душ, если бы верующие, пережившие обращение, беседовали со своими родственниками, друзьями и знакомыми на духовные темы, рассказывая им о том, что они обрели во Христе! Сколько было бы в этом блага! Сколько людей, которые сейчас живут и умирают в неверии, могли бы прийти к Иисусу! Свидетельствоваит о благодати Божьей обязаны не только служители. Все, принявшие милость Божью, должны открыть уста и рассказать людям о том, что Бог сделал для их души. Все, освободившиеся от власти сатаны, должны пойти домой к своим и рассказать им, что сотворил с ними Господь (Мк 5:19). Многие люди, которые никогда не станут слушать проповедь, могут принять слова друга. Каждый верующий должен быть миссионером — миссионером для своей семьи, детей, соседей и друзей. Истинно, если нам нечего сказать об Иисусе другим, тогда возникает вопрос, достаточно ли хорошо мы Его сами знаем.

Действительно ли вы находитесь в числе тех, кто следует за Христом и пребывает с Ним? Недостаточно слушать о Нем с кафедры или читать о Нем в книгах. Нужно по-настоящему следовать за Ним, изливая перед Ним свое сердце и пребывая с Ним в личном общении. Тогда и только тогда придет желание рассказать о Христе другим людям. Человек, знающий Христа лишь понаслышке, никогда не будет усердно трудиться на ниве Божьей.

Примечания: Ин 1:35−42

Снова обратим внимание на присущую лишь Иоанну точность в указании дат на этом отрезке служения Христа. Если, как многие предполагают, Иоанн был одним из тех двоих, кто в этот день последовал за Христом и стал Его учеником, то понятно, почему этот день был для него особенно памятным.

Это выражение, по-видимому, подразумевает, что возле Вифавары было определенное место, куда обычно приходил Иоанн, чтобы проповедовать и принимать тех, кто хотел креститься. Все описанное далее происходило именно здесь, на этом месте.

Это, скорее всего, означает, что он увидел Иисуса, идущего сквозь толпу людей, пришедших к Иоанну, одного, без учеников. Следовательно на тот момент еще никто не признал в Иисусе Мессию.

Штиер отмечает: «Иоанн увидел Иисуса, идущего в безмолвном размышлении, ожидавшего Своего часа и повеления Отца. Христос готов был столкнуться с миром и грехом. Для свидетельства об истине Иисус был облачен в доспехи, которые уже были проверены в Его первом духовном сражении. Он был готов возвещать новое учение, данное Ему Отцом».

По-видимому, это второе по счету заявление Иоанна Крестителя о том, кто наш Господь и какое служение Он пришел исполнить. И хотя оно во многом повторяет первое, тем не менее, как показывают дальнейшие события, оно возымело больший успех. Истина, сказанная во второй раз, может сделать то, чего она не сделала в первый.

Стоит обратить внимание на три момента, которые описываются в этом стихе. Иоанн Креститель говорил, ученики слушали, и услышав, они пошли за Иисусом. В этих словах заключается краткая схема того, как Бог спасает миллионы душ.

Роллок, комментируя этот стих, говорит: «На этом примере мы убеждаемся, как сильна проповедь Христа. Несколько слов о Христе и кресте обладают огромной силой, способной изменять сердца людей! Сколько бы вы ни проповедовали о великих подвигах царей и полководцев, об их мужестве и славе — в лучшем случае это на некоторое время увлечет ваших слушателей, но никогда не обратит их. Но начните рассказывать людям о распятом Христе, и тогда проповедь о кресте, которая есть безумие для погибающих, станет силой и мудростью Божьей для верующих».

Мы не сомневаемся в том, что наш Господь отлично знал все сердечные побуждения этих двух учеников. Поэтому, задавая этот вопрос, Христос хотел, во-первых, ободрить их и, во-вторых, побудить их исследовать себя. «Что вам надобно? Могу ли Я что-нибудь сделать для вас? Вы хотите, чтобы Я вас чему-нибудь научил, или, может быть, снял бремя которое вас тяготит? Если да, то говорите, не бойтесь! Что вам надобно? Вы уверены, что следуете за Мной по правильным мотивам? Вы уверены, что не считаете Меня лишь земным царем? Вы уверены, что не ищете богатства, славы, почестей и величия в этом мире, как остальные иудеи? Проверьте себя и убедитесь, что вы ищете то, что Я могу вам дать».

Это одно из выражений, подтверждающих то, что Иоанн писал свое евангелие скорее для язычников, чем для иудеев. Иудею бы такой комментарий не понадобился. То же относится и к 41-му стиху.

Вопрос, очевидно, подразумевает желание учеников побеседовать с Иисусом наедине. «Мы хотим больше знать о Тебе. Мы пришли к Тебе, услышав проповедь Иоанна Крестителя. Мы бы хотели уйти от толпы и поговорить с Тобой о том, что волнует нас, в тихой и спокойной обстановке, у Тебя дома».

Некоторые утверждают, что с духовной точки зрения жилище нашего Господа находится в «сокрушенных сердцах» (Ис 57:15), и богословски это правильно. Однако в этом стихе не говорится об этом.

Первые слова, которые наш Господь сказал после того, как впервые явился народу как Мессия, были приветливыми и дружелюбными. Первое, что Он сказал после того, как Иоанн публично назвал Его Агнцем Божиим, было «пойдите и увидите». С похожими словами Иисус Христос обращается к сынам человеческим и сегодня: «Пойдите и увидите, кто Я. Придите и познакомьтесь со Мной».

Шоттген и Лайтфут отмечают, что выражение «пойдите и увидите» очень характерно для раввинских текстов и, конечно, было знакомо иудеям.

Вероятно, наш Господь имел какое-то временное пристанище в Вифаваре. Скорее всего, это было весьма скромное жилище. Не исключено также, что Ему приходилось ютиться в пещере. Он часто не имел «где приклонить голову». Если бы ученики хоть в какой-то степени разделяли убеждения иудеев, что Мессия придет в царском достоинстве и славе, то жилище Господа с легкостью убедило бы их в неправильности этих ожиданий.

Иудейский день начинался в 6 часов утра. Таким образом, десятый час приходился на 4 часа дня. Многие комментаторы, начиная от Августина, отмечают, что это время было большим благословением для обоих учеников. Какое благословение мы получили бы, если бы знали, о чем они беседовали! Однако если бы эта информация была нам действительно нужна, она была бы записана для нас. В Писании нет недостатка.

Нельзя упускать из виду тот факт, что Андрей стал учеником раньше Петра. Петр, которому католическая церковь приписывает первенство среди апостолов, познакомился со Христом и обратился позже, чем его брат.

Нам точно не известно, как звали второго ученика. Вполне вероятно, что этим учеником был сам Иоанн — так считают Иоанн Златоуст и Феофилакт. В семи других отрывках Евангелия Иоанн также смиренно опускает свое имя (Ин 13:23; Ин 19:26, 35; Ин 20:2; Ин 21:7, 20, 24). Поэтому, весьма вероятно, что и в этом стихе он свое имя опустил по той же причине. Предположение Мускула и других комментаторов о том, что второй ученик не упоминается по имени потому, что не отличался таким усердием и преданностью, как Иоанн, кажется мне маловероятным.

Это выражение означает либо то, что Андрей первым из двух учеников привел своего брата ко Христу, либо то, что он первым из всех учеников рассказал другому о Мессии; либо то, что Андрей, а не Петр, первым заговорил о Христе.

Это выражение означает, что Андрей сделал для себя неожиданное и радостное открытие. Разговор с Иисусом убедил его, что Тот на самом деле Христос.

Оба эти слова означают «помазанный». Первое слово взято из еврейского языка, второе — из греческого. Цари, пророки и священники в ветхом завете вступали в свою должность после помазания. И наш Господь — Пророк, Священник и Царь Церкви — назван Помазанным, но не потому, что был помазан елеем, а потому, что был помазан Духом Святым (Деян 10:38).

Следует отметить глубину религиозных познаний Андрея. Несмотря на низкое происхождение и бедность, Андрей, как и все иудеи, знал, что ветхозаветные пророки предсказывали о Мессии, и ожидал прихода человека, который бы соответствовал этим предсказаниям. Этот стих указывает на то, что простые иудеи знали Ветхий Завет лучше, чем знают Новый Завет, да и вообще Библию, большинство простых людей сегодня.

Кальвин говорит о поведении Андрея так: «Горе ленивому человеку, который, будучи до конца просвещенным, не пытается помочь другим стать причастниками благодати».

Здесь наш Господь проявляет совершенное знание всех людей, имен и событий. Христос не имел нужды, чтобы кто-нибудь засвидетельствовал Ему о человеке. Всезнание было одним из отличительных признаков Мессии, которого ждали иудеи. Мессия должен был обладать духом премудрости, разума и ведения (Ис 11:2). Всезнание — это качество Бога. Только Он может знать сердца людей. Тот факт, что наш Господь знал сердца людей, является одним из доказательств Его божественности. То же всезнание проявляется и в 47-м стихе этой главы, в беседе Христа с Нафанаилом, а также в разговоре Христа с самарянкой (Ин 4:18 и далее). Стоит обратить внимание на то, какое впечатление произвело это всезнание в обоих случаях.

Это арамейское слово соответствует греческому слову «петрос», которое в нашем языке звучит как «Петр». «Петра» означает «камень», а «петрос» — «часть камня», «часть скалы». Интересно, что Иисус назвал Симона «петрос», а не «петра».

Лайтфут считает, что это место лучше перевести как «Кифа, что значит Петр».

В новозаветные времена существовал обычай — иметь больше одного имени. Апостол Петр, очевидно, был известен под именем «Кифа» лишь в коринфской церкви. Из пяти случаев упоминания имени «Кифа» в Новом Завете четыре встречаются в Посланиях к коринфянам, в то время, как имя «Петр» в этих посланиях вообще не употребляется.

Нифаний приводит имена трех Пап, которые, думая, что слово «Кифа» происходит от греческого слова, означающего «глава», совершали грубую ошибку, делая вывод о главенстве Петра в Церкви! Такое вопиющее невежество является еще одним доказательством тому, что Папы не намного безгрешнее обыкновенных людей. Каловий упрекает в том же самом кардинала Беллармина.

Скорее всего, наш Господь дал Симону это новое имя потому, что оно хорошо передавало ту перемену, которую благодать должна была произвести в его сердце. Петр, будучи по натуре импульсивным, изменчивым и непостоянным, должен был стать крепким камнем в основании Церкви Христа. Петру предстояло претерпеть мученическую смерть, проявив непоколебимость своей веры.

Иоанн Златоуст считает, что Господь дал Симону новое имя «для того, чтобы показать, что именно Он заключал старый завет, именно Он назвал Аврама Авраамом, а Сару — Саррой и дал Иакову новое имя — Израиль».

Заканчивая разбор этого отрывка, давайте отметим, что апостолами и первыми проповедниками Евангелия были простые и неграмотные люди. Это является сильным свидетельством в пользу истинности христианства. Религия, которая распространялась такими слабыми орудиями несмотря на преследование и ожесточенное сопротивление со стороны богатых и сильных, должна быть не иначе, как от Бога. Служение таких несовершенных служителей принесло великие плоды, и это нельзя объяснить естественными причинами.

Евангелие от Иоанна 1:43−51

43 На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною.
44 Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром.
45 Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета.
46 Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.
47 Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства.
48 Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя.
49 Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев.
50 Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего.
51 И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.

Читая эти стихи, давайте отметим, какими разными средствами Бог может привести душу на узкую тропу жизни.

Здесь говорится о Филиппе, который примкнул к маленькой группе учеников Христа. Филипп примкнул к ней не потому, что на него подействовало свидетельство Иоанна, как на Андрея, и не потому, что он услышал свидетельство брата, как Симон Петр. Филипп был призван непосредственно Самим Христом без посредничества других людей. Однако в вере и жизни он стал таким же, как и другие ученики. Несмотря на то, что все шли ко Христу разными путями, все встали на одну дорогу, приняли одни истины, стали служить одному Господину и, в конце концов, пришли в один дом.

Пути спасения многообразны. Все истинные христиане водимы одним Духом, омыты одной кровью, служат одному Господу, полагаются на одного Спасителя, верят в одну истину и следуют одному закону. Но каждое обращение к Богу индивидуально, у каждого христианина свой опыт. В обращении Дух Святой действует по Своему усмотрению. Каждого Он призывает именно таким образом, каким считает нужным.

Эта истина может уберечь нас от многих ошибок. Мы не должны духовный опыт одного человека превращать в эталон для всех. Мы не должны думать, что тот, кто не пришел ко спасению таким путем, как мы, не обладает благодатью. Получил ли человек дар Божьей благодати? Вот единственный вопрос, который должен нас волновать. Покаялся ли человек? Верует ли он? Ведет ли он святую жизнь? Если на эти вопросы даются положительные ответы, мы можем не волноваться. Неважно, каким путем шел человек, важно, что в конце концов он пришел туда, куда нужно.

Во-вторых, мы убеждаемся, как много в писаниях Ветхого Завета говорится о Христе. Мы читаем, как Филипп, свидетельствуя о Христе Нафанаилу, сказал: «Мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки».

Христос — главная тема Ветхого Завета. Самые первые обетования, данные во времена Адама и Еноха, Ноя и Авраама, Исаака и Иакова, указывали на Христа. На Него указывало каждое жертвоприношение церемониального закона, данного на горе Синай. Каждый первосвященник был образом Христа; каждая деталь скинии была Его тенью; каждый судья и освободитель Израиля был Его тусклым отражением. Христос был Пророком подобным Моисею, которого Господь Бог обещал воздвигнуть (Втор 18:15), и тем Царем из дома Давидова, который стал и Господом Давида, и сыном Давида. Он был сыном девы и Агнцем, о котором пророчествовал Исаия; Отраслью праведной, о которой упоминает Иеремия; добрым Пастырем, предвиденным Иезекиилем; Ангелом завета, обещанным Малахией, и Мессией, который, по словам Даниила, должен быть предан смерти. Чем больше мы вчитываемся в книги Ветхого Завета, тем яснее мы видим свидетельство о Христе. Свет, который видели авторы Ветхого Завета, был лишь тусклым отражением света Евангелия. Но все они издали видели одного и того же грядущего Мессию, на Него были обращены их взоры. Дух, пребывающий в них, свидетельствовал о Христе (1Пет 1:11).

Испытываете ли вы затруднения в принятии этой истины? Может быть, вам трудно обнаружить Христа в Ветхом Завете потому, что там открыто не упоминается Его имя? Но проблема только в вас самих. Винить стоит только свою духовную слепоту, а не Библию. Необходимо, чтобы покрывало было снято с ваших глаз. Молитесь о духе смиренном и восприимчивом к наставлениям. Прочтите заново книгу Моисея и пророков. Христос в них, хотя ваши глаза могут Его и не увидеть. Не успокаивайтесь до тех пор, пока не будете готовы полностью согласиться со словами нашего Господа о писаниях Ветхого Завета: «Они свидетельствуют о Мне» (Ин 5:39).

В-третьих, из этого отрывка мы узнаем о мудром совете, который Филипп дал Нафанаилу. Нафанаил сомневался в истинности слов Филиппа о Спасителе. Нафанаил спросил: «Из Назарета может ли быть что доброе?» А как ответил Филипп? Он сказал: «Пойди и посмотри».

Какой мудрый совет! Если бы Филипп стал упрекать Нафанаила в неверии, он мог бы обидеть его и не смог бы потом долгое время и слова сказать о Христе. Если бы Филипп стал убеждать Нафанаила, возможно, его аргументы показались бы Нафанаилу слабыми, и он бы только упрочился в своих сомнениях. Но Филипп предлагает Нафанаилу проверить все самому. Тем самым Филипп показал, что он полностью уверен в отстаиваемом им утверждении и готов подвергнуть свои слова проверке. Мудрость Филиппа дала свои плоды. Искреннее приглашение друга: «Пойди и посмотри», позволило Нафанаилу познакомиться со Христом.

Если вы считаем себя христианином, то не бойтесь обращаться с другими людьми так, как это делал Филипп с Нафанаилом. Смело приглашайте их испытать вашу веру. Убеждайте их, что они не смогут по-настоящему оценить христианскую веру до тех пор, пока не испытают ее. Заверяйте их в том, что настоящее христианство открыто для всевозможных вопросов. В нем нет никаких секретов, христианам нечего скрывать. Люди противятся вере и учению потому, что им не хватает знаний о христианстве. Противники христианства злословят то, чего не знают. Они не понимают ни того, что говорят, ни того, что утверждают. Свидетельство Филиппа о Христе — лучший пример того, как можно оказать благо другим душам. Немного людей обращаются к Богу благодаря логичным доводам и здравым рассуждениям. Еще меньше людей спасаются страхом. Больше всего для блага душ делают простые верующие, которые скромно свидетельствуют своим близким и друзьям: «Я нашел Спасителя; пойди и сам посмотри».

И наконец, обратим внимание на то, как высоко оценил Иисус Нафанаила. Он назвал его израильтянином, в котором нет лукавства.

Мы не должны сомневаться в том, что Нафанаил был истинным чадом Божьим, причем чадом Божьим в трудное время. Он принадлежал к очень маленькому стаду. Как Симеон, Анна и другие благочестивые иудеи, он жил верой, ожидая обещанного Спасителя. Нафанаил обладал тем, что может дать лишь благодать, — чистым сердцем, сердцем без лукавства. Возможно, ему не хватало знаний, а духовное видение было затуманено. Но он был твердо верен тому, что ему было открыто. Нафанаил прилежно использовал то знание, которым обладал. Око его было чисто, хотя зрение и не было особенно острым. Его рассуждения были честными, хотя и не слишком глубокими. Он уверенно держался того, что видел в Писании, невзирая на мнение фарисеев, саддукеев и модные религиозные идеи. Нафанаил был честным ветхозаветным верующим и в своей честности был одинок. Поэтому он и удостоился особой похвалы от нашего Господа! Христос назвал Нафанаила истинным сыном Авраама, истинным иудеем, обрезанным не только по букве, но и по духу, не только потомком Иакова по плоти, но и потомком Израиля по сердцу.

Просите Бога, чтобы вам быть такого же духа, что и Нафанаил. Искренний, свободный от предрассудков ум, детская готовность следовать за истиной, куда бы она ни вела, желание быть наученным и водимым Духом — вот бесценные сокровища Нафанаила. Человек такого духа может жить среди кромешной тьмы и всевозможных неблагоприятных для его души влияний мира. Но Господь Иисус Христос позаботится о том, чтобы такой человек не потерял дорогу на небеса. Он «направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим» (Пс 24:9).

Примечания: Ин 1:43−51

Это уже четвертый день, который Иоанн особо отмечает, подробно описывая происходящие в этот день события. В первый день Иоанна Креститель давал ответ священникам и левитам, во второй день он указал на Агнца Божьего, в третий день произошло призвание Андрея, его друга и Петра, в четвертый — призвание Филиппа и Нафанаила.

Трудно сказать, где был Филипп, когда Иисус призвал его. Он был либо среди слушателей Иоанна Крестителя в Вифаваре, либо находился где-то на дороге из Вифавары в Галилею, либо в родном городе Вифсаиде. Последнее предположение наиболее вероятно.

В этих простых словах мы слышим животворящий призыв всемогущего Спасителя. Очевидно, что сила Святого Духа сопровождала слова нашего Господа и что, как только они были произнесены, Филипп, как и мытарь Матфей, поднялся, оставил все и стал учеником Христа. В обращении Господь проявляет Свое всевластие. Одних Он призывает так, других иначе. Роллок, комментируя данный стих, говорит: «Из этого стиха мы узнаем, что Христос способен призвать в Царствие Божие всех, кого захочет, без помощи ангела или человека».

Этот стих подтверждает мысль о том, что призвание и обращение Филиппа произошло в Вифсаиде. Андрей и Петр, сопровождавшие после своего обращения Иисуса на пути в Галилею, по-видимому, пригласили Его посетить свой родной город Вифсаиду.

Филипп, как и Андрей, живший с ним в одном городе, также ожидал появления Мессии.

Иоанн Златоуст отмечает: «Посмотрите, разве Филипп не задумывался о многом, разве не изучал тщательно книги Моисея, разве не ожидал с нетерпением пришествия Мессии? Выражение «мы нашли» значит, что они искали».

Здесь, как и в случае с Андреем, необходимо отметить, что Филипп, несмотря на свою бедность и необразованность, был знаком с содержанием ветхозаветных писаний. Он знал, что Моисей и пророки провозглашали приход Избавителя и предсказывали приход лучшего Священника, Пророка и Царя. «Ветхий Завет, — как записано в англиканском символе веры, — не противоречит Новому, ибо и в Ветхом, и в Новом Заветах вечная жизнь предлагается человечеству через Христа». Опасно пренебрегать Ветхим Заветом. В конце концов это может привести к неверию.

Здесь Филипп излагает общепринятое мнение об Иисусе. По всей вероятности оно основывалось только на тех знаниях о Христе, которыми он обладал на тот момент. Чудесное зачатие Христа было в то время еще сокрыто от Филиппа. Можно также заметить, что искаженное свидетельство Филиппа о нашем Господе, вероятно, и послужило почвой для недоверия и предубеждения Нафанаила. Ошибки новообращенных часто становятся препятствием на пути духовных исканий других людей. Однако мы не должны презирать Филиппа за его ошибку. Роллок отмечает: «По мне, намного лучше, если человек будет свидетельствовать, заикаясь и запинаясь, но искренне и от всего сердца, желая одного — прославить Бога, чем, если он будет говорить о Христе красиво и стройно, но ради тщеславия».

Этот вопрос показывает, какое плохое отношение было у иудеев к Назарету, городу, где вырос Иисус Христос. Это был заброшенный город на окраине Галилеи, недалеко от границы провинции, пользующийся, похоже, дурной славой. Нафанаил не смог вспомнить ни одного пророчества, в котором бы говорилось, что Мессия придет из Назарета. Поэтому мысль о том, что Мессия, о котором писал «Моисей и пророки», происходил из такого странного места, казалась ему очень сомнительной.

Вопрос Нафанаила указывает на смирение, которое явил Христос, прожив 30 лет в таком месте, как Назарет.

Августин, Кирилл, Ориген и другие считают, что это не вопрос, а утверждение: «Из Назарета может быть что-то доброе». Тогда данный стих описывает реакцию спокойного и непредубежденного человека, допускающего, что и в Назарете может быть что-то доброе. Мускул считает, что рассматривать данное выражение с такой точки зрения — значит допускать то, что Нафанаил мог знать об удивительном пророческом высказывании, процитированном Матфеем: «Он Назареем наречется!» Однако подавляющее большинство комментаторов соглашаются с существующим переводом и считают, что Нафанаил спрашивал, а не утверждал. Я также придерживаюсь этой точки зрения.

Мы уже отмечали, что это выражение употреблялось иудейскими религиозными учителями довольно часто. Следует обратить внимание на мудрость Филиппа, который не стал спорить и доказывать. Форд приводит интересный комментарий Адама: «Споры дают мало хорошего. В основании спора обычно лежит гордость, а не человеколюбие и стремление к истине. Редко споры ведутся с достаточной честностью и прямотой, чтобы от них была хоть какая-то польза. Давайте сеять слово в нужное время и терпеливо ждать, когда небесный дождь оросит его».

Возможно, здесь наш Господь цитирует 31-й псалом, описывающий благочестивого человека. Это не просто человек, чьи грехи прощены, это человек, «в чьем духе нет лукавства». Так можно сказать только об обращенном человеке с чистым сердцем, не просто о наследнике Авраама по плоти, а о его духовном сыне.

Хатчисон отмечает: «Признаком настоящего израильтянина по духу является не безгрешность и совершенство, а искренность».

В этих словах звучит удивление Нафанаила, никак не ожидавшего, что Христос может знать его мысли.

Принято считать, что, когда Иисус увидел Нафанаила, сидящего под смоковницей, тот в это время или молился, или размышлял о Боге. Может быть, и так. Но здесь ничего об этом не говорится, и нам остается лишь предполагать. Если бы от этого была польза, нам бы было конкретно сообщено о том, что Нафанаил делал под смоковницей. Нам достаточно знать, что, когда Нафанаил был один и думал, что никто его не видит, Господь Иисус Христос, благодаря Своей божественной способности видеть и знать все, был полностью посвящен во все, что говорил, думал и делал Нафанаил. «На всяком месте очи Господни» (Притч 15:3).

Иоанн Златоуст и Феофилакт считают, что это выражение относится к беседе Филиппа и Нафанаила о Христе, которая произошла под смоковницей. Так же считает и Гротий.

Гилл приводит цитату из сборника арамейских преданий: «Мать Нафанаила спрятала его под смоковницу, когда по приказанию Ирода в Вифлееме убивали младенцев» (Мф 2:16). Опираясь на нее, комментатор делает вывод, что наш Господь, упомянув об этом факте, проявил Свое всезнание.

Гейнсий считает, что здесь есть связь с пророчеством Захарии: «В тот день, говорит Господь Саваоф, будете друг друга приглашать под виноград и под смоковницу» (Зах 3:10). Поэтому Нафанаил из слов Христа делает вывод о том, что время Мессии пришло и что перед ним Сам Мессия.

Августин в смоковнице видит символ и со всей серьезностью заявляет: «Поскольку Адам и Ева, согрешив, сделали себе набедренные повязки из смоковных листьев, то листья смоковницы должны символизировать грех. Поэтому то, что Нафанаил был под смоковницей, означает, что он был под тенью смерти!»

Эти слова исходили из уст человека, который неожиданно понял, что Иисус — Мессия, что Он — тот божественный посланник, который, согласно Божьему обещанию, должен был прийти в мир, чтобы избавить грешников; что Он — тот Царь, который, согласно пророчествам, должен был собрать колена израилевы и править ими. Вряд ли Нафанаил в то время хорошо понимал сущность царства Христа. Но не может быть сомнений в том, что он, как и Петр, видел, что Иисус был Христом, Сыном Благословенного. Правильное понимание восстановления Израильского царства, как мы видим из других отрывков, пришло к ученикам далеко не сразу (Деян 1:6).

Призвание Нафанаила можно сравнить с призванием самарянки, которое описано в 4-й главе этого же евангелия. Удивительно, что в обоих случаях знание нашего Господа о самых сокровенных мыслях этих людей сыграло решающую роль в их обращении.

Нельзя забывать, что Господь никогда не отрекался от звания «Царь Израилев», хотя Своей огромной властью никогда и не пользовался. Ангел Гавриил предсказал об Иисусе, что «даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца» (Лк 1:32−33). Мудрецы, пришедшие с востока, искали рожденного «Царя Иудейского» (Мф 2:2). Когда Господь был распят, над Ним повесили табличку с надписью «Царь Иудейский». Христос еще воцарится на Сионе и будет царствовать над собранными и восстановленными коленами Израилевыми после Своего второго пришествия. И тогда слова, сказанные Нафанаилом, исполнятся в полной мере. Христос будет всеми признан Сыном Божиим и Царем Иудейским.

Это замечательное выражение характерно только для Иоанна. Здесь дважды употребляется слово, хорошо знакомое всем христианам, — «аминь». В Евангелии от Иоанна такое выражение встречается 25 раз, и всегда оно употребляется вначале предложения и только Христом. Во всех случаях оно используется для того, чтобы подчеркнуть важность истины или серьезность вопроса. Никакой другой автор Нового Завета, кроме Иоанна, не использует двойное «аминь».

Это предсказание очень необычно, оно обращено не только к Нафанаилу, но и к другим ученикам. В предыдущем стихе сказано «увидишь», а здесь — «будете видеть». То есть Нафанаил и все другие ученики будут видеть.

Комментаторы по-разному объясняют смысл этого пророчества. Тем не менее в одном они единодушно соглашаются: это пророчество связано с видением Иакова — лестницы спускавшейся с неба на землю. Спорят только о том, каким образом это пророчество исполнится.

Такие комментаторы, как Штиер, считают, что слова Господа следует воспринимать в переносном значении и что пророчество уже исполнилось в пришествии Христа на землю. Эти комментаторы полагают, что смысл слов Иисуса заключается в том, что с течением времени откровение о Христе и о Евангелии будет открываться ученикам все больше и больше. Наступит день, когда они увидят символическое исполнение видения Иакова: откроется путь с земли на небеса для всех истинных израильтян, или верующих. Они увидят чудеса и знамения, доказывающие то, что Иисус есть Сын Божий. Небеса, в духовном смысле закрытые грехом первого Адама, откроются повиновением второго Адама. «Небесная лестница, — пишет Бонавентура, — была сломана Адамом и восстановлена Христом». Согласно этой точки зрения, за словосочетанием «Ангелов Божиих» в этом тексте ничего конкретного не стоит. Такое толкование мне кажется слишком неопределенным, а потому неудовлетворительным.

Другие, например, Роллок, считают, что это пророчество можно толковать буквально и что оно исполнилось во время земной жизни Христа, а именно: во время преображения Христа, в Гефсиманском саду, когда появился ангел, при вознесении Господа с Елеонской горы. Такая точка зрения тоже весьма неудовлетворительна. Нафанаил не мог видеть ни преображения, ни гефсиманских страданий. Нигде ничего не сказано о том, что во время преображения Иисуса Христа или Его вознесения являлись ангелы. Что касается «Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих», то за все время Евангелия не происходило ничего такого, что могло бы быть исполнением этой части предсказания.

Объяснение, как мне кажется, может быть верным и удовлетворительным только в том случае, если оно связывает исполнение всего этого пророчества с будущим. Наш Господь говорил о Своем втором пришествии и грядущем Царстве. Буквально слова пророчества исполнятся тогда, когда Христос придет во второй раз, чтобы установить Свою власть и царствовать. Тогда небеса откроются, между землей и небом будет постоянное общение, Бог будет пребывать с людьми в одной скинии, а ангелы будут видимым образом служить Царю Израильскому и Царю всей земли.

Такое толкование стиха вытекает из контекста. Нафанаил поверил, что Иисус есть Мессия, когда Тот был беден и уничижен. Иисус же укрепляет его веру тем, что убеждает его в том, что, несмотря на Свое униженное положение на земле, Он еще явится на облаках небесных и будет господствовать как Царь.

Необыкновенная схожесть слов этого пророчества со словами нашего Господа, сказанными первосвященникам на допросе, еще больше утверждает меня в истинности этой точки зрения. «Отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных» (Мф 26:64). Гомар имеет точно такое же мнение по поводу этого стиха.

Мне известно, что комментаторы, оспаривающие эту точку зрения, утверждают, что греческое слово, переведенное здесь как «отныне», должно означать «начиная с этого момента и не прекращаясь». Таким образом, оно не может указывать на событие из далекого будущего. В ответ на это я хотел бы отметить, что то же греческое слово используется в обращении Христа к первосвященникам на допросе (Мф 26:64). Не может быть никаких сомнений, что Господь говорит о событии, которое произойдет в отдаленном будущем. Я считаю, что и в разбираемом нами стихе Христос также говорит о событии, которое произойдет еще не скоро.

Что касается будущего Царства Христа и связи между землей и небом, то об этом здесь говорить не к месту. Я лишь хочу отметить, что, вполне возможно, эти слова Христа исполнятся в самом буквальном смысле, чего многие не ожидают.

Заслуживает нашего внимания и тот факт, что Нафанаил называет нашего Господа «Сыном Божиим». Иисус в Своем пророчестве сообщает Нафанаилу, что тот увидит «Ангелов Божьих, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому». Тот, кто стоял перед Нафанаилом в человеческом теле, в день второго пришествия явится в теле прославленном. Даже тогда Он будет Богочеловеком. Выражение «Сын Человеческий», впервые здесь использованное Иоанном, по мнению Кемнития, скорее всего, заимствовано из пророчества Даниила о Мессии (Дан 7:13, 14). Кроме Стефана (Деян 7:56) и Самого Господа, никто так Мессию больше не называл. Лайтфут полагает, что, «упоминая так часто это имя по отношению к Себе, Спаситель подчеркивает, что Он — второй Адам, истинное семя жены».

Заканчивая разбор этого отрывка, я хотел бы попытаться ответить на естественно возникший вопрос, кто такой Нафанаил. Почему Библия так мало говорит о таком благочестивом человеке, который, очевидно, был верующим?

Августин и многие другие считают, что Нафанаил намеренно не был избран Господом в качестве апостола. Нафанаил, по мнению этих толкователей, был человеком большого образования и знаний, а из-за этого люди могли сделать вывод, что наш Господь полагался в служении на способных и образованных людей. Эта точка зрения, по моему мнению, совершенно безосновательна. Я думаю, что нет никаких оснований полагать, что Нафанаил был образован более, чем любой другой иудей низкого социального происхождения. К тому же Нафанаил дружил с Филиппом, одним из апостолов нашего Господа, и вполне возможно, что оба они занимали одинаковое социальное положение и обладали примерно равным и способностями. Более того, в другом отрывке говорится, что Нафанаил жил в Кане Галилейской (Ин 21:2).

Другие на основании того, что Нафанаил жил в Кане, делают вывод, что он и апостол Симон Кананит — одно лицо (Мф 10:4; Мк 3:18).

Третьи отождествляют Нафанаила с мучеником Стефаном, у которого также было видение отверстых небес (Деян 7:56).

С моей точки зрения, вероятнее всего то, что Нафанаил был апостолом, которого называют Варфоломеем, и у него, как и у многих других апостолов, было два имени. Есть три замечательных факта, подтверждающих это предположение. Во-первых, в трех из четырех списков апостолов имена Филиппа и Варфоломея употребляются вместе (Мф 10:3; Мк 3:18; Лк 6:14). Во-вторых, имя Нафанаила упоминается в одном ряду с Петром, Фомой, Иоанном, Иаковом и другими двумя учениками, которым Христос явился после воскресения. В-третьих, Иоанн ни разу в своем Евангелии не упоминает имени Варфоломей. Возражение, что ни Матфей, ни Марк, ни Лука не упоминают Нафанаила, не имеет силы. Так, ни один из этих трех евангелистов не называл Петра Кифой, и только Матфей называет Иуду, брата Иакова, Леввеем.

К счастью, этот вопрос не столь важен. Тем не менее хочу подчеркнуть, что предположение о том, что апостол Варфоломей и Нафанаил — одно лицо, кажется очень разумным и обоснованным.

В конце разбора этой главы я хочу привести наблюдения Аретия. Он отмечает, что первая глава Евангелия от Иоанна содержит исключительно большое количество имен Христа. Используется двадцать одно имя: 1. Слово. 2. Бог. 3. Жизнь. 4. Свет. 5. Свет истинный. 6. Единородный от Отца. 7. Полный благодати и истины. 8. Иисус Христос. 9. Единородный Сын. 10. Господь. 11. Агнец Божий. 12. Иисус. 13. Муж. 14. Сын Божий. 15. Равви. 16. Учитель. 17. Мессия. 18. Христос. 19. Сын Иосифов. 20. Царь Израилев. 21. Сын Человеческий.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Джона Райла на Евангелие от Иоанна, 1 глава. Комментарии Джона Райла.


Публикуется с разрешения издателя.
© 2001−2004.

Я ХОЧУ ПОМОЧЬ

От Иоанна 1 глава в переводах:
От Иоанна 1 глава, комментарии:
  1. Новой Женевской Библии
  2. Толкование Мэтью Генри
  3. Комментарии МакДональда
  4. Толковая Библия Лопухина
  5. Комментарии Баркли
  6. Комментарии Жана Кальвина
  7. Комментарии Джона Райла
  8. Толкования Августина
  9. Толкование Иоанна Златоуста
  10. Толкование Феофилакта Болгарского
  11. Новый Библейский Комментарий
  12. Лингвистический. Роджерс
  13. Комментарии Давида Стерна
  14. Библия говорит сегодня
  15. Комментарии Скоуфилда


2007–2024. Сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите нам: bible-man@mail.ru.