Библия » Райл Комментарии Джона Райла

От Иоанна 17 От Иоанна 17 глава

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИОАННА 17:1−8

1 После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя,
2 так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную.
3 Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа.
4 Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить.
5 И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира.
6 Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое.
7 Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть,
8 ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня.

Этими стихами открывается одна из самых удивительных глав Библии. В этой главе мы видим, как наш Господь Иисус Христос обращается с продолжительной молитвой к Богу Отцу. Она удивительна как образец того общения, в котором постоянно пребывали Отец и Сын во время земного служения Сына. Она удивительна как образец ходатайства, которое Сын, будучи Первосвященником, постоянно возносит за нас на небесах. И не менее удивительна она как пример того, о чем верующие должны упоминать в молитве. Христиане должны просить для себя то, о чем просит для них Христос. Как справедливо отметил один старый богослов: «За самой лучшей из когда-либо сказанных проповедей следует лучшая из молитв».

Не стоит и говорить, что глава, к изучению которой мы приступаем, содержит много глубоких истин. Едва ли могло быть иначе. Человек, читающий слова, сказанные одним лицом благословенной Троицы другому лицу, Сыном — Отцу, естественно, должен быть готов к тому, что услышит много такого, чего не сможет полностью понять и во что не сможет до конца вникнуть. В двадцати шести стихах этой главы есть предложения, слова и выражения, смысл которых, вероятно, никто никогда еще полностью не раскрывал. Нам не хватает разума сделать это. Но в этой главе есть великие истины, которые лежат прямо на поверхности, и на них мы направим все свое внимание.

Во-первых, в этих стихах мы должны отметить, как замечательно они описывают миссию и достоинство нашего Господа Иисуса Христа. Мы читаем, что Отец дал Иисусу Христу власть над всякою плотью, чтобы Он давал жизнь вечную. В руках Христа находятся ключи от небес. Спасение каждой души человеческой — в Его власти.

Далее мы читаем: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа». Знать только Бога недостаточно для спасения. Мы должны знать Сына, а не только Отца. Бог, которого мы знаем без Христа, — это Тот, кого мы должны лишь бояться, к кому мы не смеем приближаться. Только «Бог, во Христе примиривший с Собою мир», может дать душе жизнь и покой.

Далее мы читаем, что Христос говорит такие слова: «Я... совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить». Он совершил дело искупления и приобрел для Своих людей совершенную праведность. В противовес первому Адаму, который не смог исполнить Божью волю и принес грех в мир, второй Адам сделал все и не оставил не сделанным ничего из того, ради чего пришел.

И наконец, мы читаем, что Христос «имел у Отца славу прежде бытия мира». В отличие от Моисея или Давида, Он существовал от вечности, еще до того, как пришел в мир; Он разделял славу с Отцом до того, как стал плотью и был рожден от девы Марии.

За каждым из этих необыкновенных высказываний стоит нечто, чего наши слабые умы не в силах до конца понять. Мы должны довольствоваться чувством восторга перед теми истинами, которые не можем полностью осознать и объяснить. Но одно совершенно ясно: подобные высказывания могут исходить лишь от Того, кто сам является Богом. Такой язык в Библии не приписывается ни одному патриарху, пророку, царю или апостолу. Такие слова не могут принадлежать никому, кроме Бога.

Давайте вечно благодарить Бога за то, что надежда христианина зиждется на таком прочном основании. Тот, к кому мы имеем повеление обращаться за прощением и в Ком нам предписывается искать утешения, является одновременно и Богом и человеком. Для всех, кто по-настоящему думает о своей душе, кто не поглощен мирским и не относится ко всему спустя рукава, эта мысль полна утешения. Такие люди знают и чувствуют, что великие грешники нуждаются в великом Спасителе и что никакой земной искупитель не удовлетворит их нужду. Так пусть они радуются во Христе и с уверенностью полагаются на Него. Христос имеет всякую власть и способен довести наше спасение до конца, потому что сам является Богом. Его сила и миссия, а также вечное бытие — все это указывает на то, что Он есть Бог.

Во-вторых, в этих стихах мы должны отметить, как милостиво наш Господь Иисус Христос отзывается о Своих учениках. Мы читаем, как Господь говорит о них: «Они сохранили слово Твое. Они уразумели, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть. Они приняли Твои слова, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя. Они уверовали, что Ты послал Меня».

Это чудесные слова, если учитывать, кем были одиннадцати человек, о которых они были сказаны. Какой слабой была их вера! Каким скудным было их знание! Какими неглубокими были их духовные достижения! Какими робкими были их сердца в минуту опасности! Через считанные часы после того, как Иисус произнес эти слова, все они бросили Его и бежали, а один из них трижды клятвенно от Него отрекся. Коротко говоря, тот, кто внимательно читал четыре Евангелия, не может не отметить, что никогда еще великий хозяин не имел таких слабых слуг, как Иисус — в лице одиннадцати апостолов. Но именно об этих слабых слугах милосердный Глава Церкви отзывается здесь в самых высоких и почетных выражениях.

Этот урок полон утешения и назидания. Очевидно, что Иисус видит в верующих людях намного больше, чем они видят в себе сами и чем другие видят в них. Самая малая степень веры имеет в Его глазах большую ценность. Пусть она не больше горчичного зернышка, но это небесное растение, которое отличает его обладателя от мирского человека. Везде, где милостивый Спаситель грешников видит истинную веру в себя, какой бы слабой она ни была, Он смотрит с сочувствием на многие слабости и проходит мимо многих недостатков. Так было и с одиннадцатью апостолами. Они были изменчивыми, как морская волна, но они верили и любили своего Учителя, в то время как миллионы отказывались признавать Его. И из слов о том, что кто поднесет чашу холодной воды во имя ученика, тот не потеряет свою награду, напрямую следует, что их верность не была забыта.

Истинный слуга Христа обязательно должен заметить для себя хорошо видную в этом отрывке черту Христова характера и душой положиться на нее. Лучший из нас, несомненно, часто замечает в себе огромное число слабостей и недостатков и чувствует стыд за слабую веру. Но есть ли в нас простая вера в Иисуса? Тянемся ли мы к Нему и возлагаем ли на Него всю свою ношу? Можем ли мы искренно и честно сказать, как впоследствии сказал Петр: «Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что Я люблю Тебя»? Тогда давайте утешаться этими словами Христа о Своих учениках и никогда не впадать в уныние. Господь Иисус не презирал апостолов из-за их слабости, а пребыл с ними и довел их спасение до конца, потому что они верили. Он не изменяется никогда. То, что Он сделал для них, Он сделает и для нас.

ПРИМЕЧАНИЯ ИН 17:1−8

1 После сих слов Иисус

Глава, к рассмотрению которой мы приступаем, — уникальная часть Библии. Она стоит особняком, и нет ничего похожего на нее. Здесь было бы уместно сделать несколько вступительных замечаний.

Генри отмечает, что это была молитва после проповеди, молитва после таинства, семейная молитва, прощальная молитва, молитва перед жертвоприношением, молитва как образец Христова ходатайства.

Перед нами единственная длинная молитва Господа нашего Иисуса, которую Дух Святой посчитал необходимым записать для нашего назидания. Мы хорошо знаем, что Он часто молился, но это единственная записанная молитва. У нас много Его проповедей, притч и бесед, но только эта молитва.

Перед нами молитва Того, кто говорил так, как никогда не говорил никто из людей, и кто молился так, как никогда не молился человек, — молитва второго лица Троицы Отцу; молитва Того, чья миссия — быть нашим Первосвященником и ходатайствовать за Своих людей.

Перед нами молитва, произнесенная Господом Иисусом в особенно знаменательный момент: сразу после Вечери Господней, сразу после в высшей степени потрясающей проповеди, непосредственно перед предательством и распятием, непосредственно перед тем, как ученики бросят Его и разбегутся, в самом конце Его земного служения.

Перед нами молитва, необыкновенно насыщенная глубокими и величественными выражениями; нужно признаться, настолько глубокими, что нам нечем измерить их глубину. Самый мудрый из христиан должен будет признать, что в этой главе есть вещи, которые он не может полностью объяснить.

Странен читатель Библии, не принимающий этого в расчет.

Августин отмечает: «Христос не только вознес молитву за нас, но и открыл ее нам. Будучи величайшим Учителем, Он использует для назидания учеников не только то, что говорит им в проповеди, но и то, что говорит в молитве о них Отцу».

Кальвин говорит: «Учение не имеет силы, если свыше ему не будет придана действенность. Руководствуясь примером Христа, учителя должны заниматься не только сеянием Слова, но, совмещая с учением молитву, искать Божьей помощи, дабы Его благословение сделало их труд плодотворным».

Буллингер отмечает, что обязанностью иудейского священника было не только принесение жертвы за людей, но и молитва за них.

Что касается того места, где молитва Христа была вознесена, то нам не известно ничего определенного. Некоторые, включая Альфорда, предполагают, что это произошло в горнице, в которой состоялась Вечеря Господня. Такое предположение, как мне кажется, противоречит словам: «Встаньте, пойдем отсюда» (Ин 14:31). Более правдоподобно, что Господь молился в каком-нибудь тихом месте вне стен города, перед тем как «вышел за поток Кедрон» (Ин 18:1). Одно, по крайней мере, можно сказать наверняка. Это не та молитва, которую Иисус произнес в Гефсиманском саду. Руперт чуть ли не в одиночку утверждает, что это та же самая молитва!

Что касается слушателей этой молитвы, нет видимых причин сомневаться в том, что при ней присутствовали все одиннадцать апостолов и все слышали ее. Все слышали проповедь последних трех глав, и мне неясно, почему они не должны были услышать заключительной молитвы.

Что касается общего плана, порядка и построения молитвы, я отказываюсь высказывать свою точку зрения, считая, что выкажу более благоговения, если не буду давать четких определений. С первого взгляда можно отметить, что Господь молится о себе, об учениках и о тех, кто впоследствии станут учениками. Но осмотрительнее на этом остановиться и не пытаться слишком детально анализировать, расчленять и систематизировать такую молитву.

Можно лишь отметить, с какой необыкновенной частотой используется в ней слово «мир». Оно употребляется не менее девятнадцати раз. Завершая свои вступительные наблюдения, я советую всем, кто хочет более основательно изучить эту чудесную главу Писания, обратиться, если возможно, к следующим трудам, специально посвященным ее исследованию: «Проповеди Мантона по 17-й главе Иоанна», «Толкование Джорджа Ньютона на 17-ю главу Иоанна», «Толковательные проповеди Бургесса на 17-ю главу Иоанна». Эти три книги, будучи написаны 200 лет назад пуританами, не известны одним и презираемы другими. Но я позволю себе заметить, что всякий, кто не поленится изучить их, обнаружит, что затраченные на это усилия возмещены с лихвой. Любопытно, что другая молитва, обычно именуемая «Отче наш», часто становилась темой книг и толкований, в то время как эта, большая по продолжительности, была сравнительно обделена вниманием толкователей.

Меланхтон говорит: «Никогда ни на небесах, ни на земле никто не слышал ничего более возвышенного, более святого, более полезного и более величественного, чем эта молитва».

Лютер отмечает: «Насколько эта молитва кажется простой и ясной, настолько в действительности она глубока, широка и богата так, что никто не может ее постичь».

возвел очи Свои на небо

Эти слова показывают, что жесты в молитве и поклонении Богу не нужно полностью отвергать как ничего не значащие. Есть почтительное и благоговейное поведение, которое приличествует нам при обращении к Богу. Также эти слова, как мне кажется, ясно указывают на то, что Господь молился при свидетелях. Иоанн пишет так, как будто рассказывает о виденном и слышанном. Это выражение еще не доказывает, что Господь молился под открытым небом. Даже в комнате можно устремить свой взгляд вверх, к небесам. Но, бесспорно, оно увеличивает вероятность того, что Господь молился под открытым небом.

Кальвин говорит: «Если мы желаем подражать Христу, нам нужно следить за тем, чтобы наши внешние жесты не выражали ничего сверх того, что у нас на сердце; внутреннее чувство должно управлять нашими глазами, руками, языком и всем, что у нас есть».

Джордж Ньютон говорит: «Как нельзя сказать, что внешнее поведение в поклонении Богу — это все, так нельзя утверждать, что оно — ничто».

и сказал: Отче! пришел час

«Час», о котором здесь говорится, — это час, на который были назначены по Божьему вечному решению жертвенная смерть Христа и окончательное завершение искупительного труда. Тот час, который был обещан Богом и которого ожидали святые 4000 лет со времени падения Адама, в конце концов настал; и «семени жены» вскоре предстояло «поразить змея в голову», приняв заместительную смерть за людей. До этой ночи «еще не пришел час» (Ин 7:30; Ин 8:20); и пока он не пришел, враги Господа не могли причинить Ему вреда. Но вот, наконец, час пришел, и жертва была готова.

Августин по этому поводу говорит: «Не время заставляло Христа умереть, а Христос избрал время для того, чтобы умереть. Таким же образом и час, в который Он родился от Девы, Он установил с Отцом, от которого был рожден в вечности».

Давайте помнить, что в каком-то смысле все верующие бессмертны до того, как придет их час; до тех пор они в безопасности и смерть не может им повредить.

Давайте обратим внимание, как Господь обращается к Богу — «Отче». В известном смысле и мы можем делать то же, если в нас есть Дух усыновления и если мы — Его дети во Христе. Молитва нашего Господа учит нас так поступать.

Стоит отметить, что Иисус использует слово «Отче» в одной этой молитве шесть раз.

прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя

Я считаю, что смысл этого предложения таков: «Прославь Сына Твоего, проведя Его через крест и могилу к триумфальному завершению того дела, ради которого Он пришел, посадив Его одесную себя и возвеличив Его имя превыше всякого другого имени. Сделай это, чтобы Он мог прославить Тебя. Сделай это, чтобы Он мог принести новую славу Твоей святости, справедливости, милости и верности и доказать миру, что Ты справедливый, святой, милостивый Бог и Бог, который держит Свое слово. Моя принятая за других смерть и Мое воскресение докажут это и прославят Тебя. Заверши великий труд. Прославь Меня и, делая это, прославь себя. Заверши Свой труд и для того, чтобы Твой Сын мог прославить Тебя, приведя на небеса много спасенных душ во славу Твоей благодати».

Штир отмечает: «Эти слова доказывают, что в отношении Своей божественности Сын равен Отцу. Какое творение могло бы предстать пред Творцом со словами: «Прославь Меня, да и Я прославляю Тебя»?»

Прославление Бога и всех Его качеств — великая цель творения, а также провидения. Ничто не приносит Богу такую славу, как завершение спасительного труда Христа Его смертью, воскресением и вознесением на небеса. Мне кажется, что Иисус просит о скорейшей смерти, чтобы через смерть быть восхищенным в славу, и чтобы таким образом справедливость, святость, милосердие и верность Отца были прославлены и явлены всему творению, и чтобы многие души Им были спасены и прославили божественную мудрость и силу.

Августин говорит: «Некоторые считают, что прославление Отцом Сына заключается в следующем: Отец не пощадил Сына, а отдал Его за всех нас. Но, если сказано, что Он прославился через страдание, насколько больше Он прославился через воскресение? Ибо в страдании в большей степени явилось Его смирение, нежели Его слава, как говорит апостол в Флп 1:7, 11».

2 так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что ты дал Ему, даст он жизнь вечную

Безусловно, есть связь между этим стихом и последней частью предыдущего. «Пусть Твой Сын прославит Тебя спасением душ, как Ты и предопределил Ему, ведь Ты дал Ему силу и власть над всякой плотью, дабы Он даровал вечную жизнь всем членам таинственного тела, данного Тобой Ему». Когда мы читаем здесь о том, что «Отец дал Сыну власть», нужно отчетливо помнить: здесь не имеется в виду, что сильнейший дает власть слабейшему. Эти слова указывают на решение, принятое вечной Троицей, по которому Отец поручает Своему Сыну совершить дело спасения. Ньютон считает, что «власть» включает в себя честь судить в последний день, как сказано в Ин 5:22.

Я согласен с Августином, Буллингером, Ньютоном и другими, которые считают, что выражение «всякая плоть» относится ко всему человечеству. Не все спасутся, но Христос имеет силу и власть над всеми. Некоторые ограничивают значение этого выражения «избранными», но их доводы для меня неубедительны. Мне кажется, что здесь мы видим то же, что и в Ин 3:16, где слова «мир» и «верующие» противопоставляются. В этом же отрывке противопоставляются «всякая плоть» и «данные Отцом люди».

Иоанн Златоуст полагает, что выражение «всякая плоть» имеет особое отношение к призванию язычников в Церковь и что Господь хотел сказать: «С этого момента Я буду Спасителем не только иудеев, но и язычников».

Выражение «вечная жизнь» включает в себя все необходимое для полного спасения души: оправдание, освящение и, наконец, славу.

Сын не дает вечной жизни никому, кроме «данных Ему» по вечному решению Троицы. Кто эти люди, человек сказать не может. «Многие из «данных», — говорит Трэйлл, — долгое время не знают, что они «даны»». Всем без какого-либо различия предлагается покаяться и уверовать. Никто не имеет права сказать: «Отец не дал меня Сыну, я не могу спастись». Но ясно и очевидно, что в последний день окажется, что не спасся никто, кроме тех, кого Отец дал Христу.

Пул отмечает: «Не нужно восходить на небеса в поисках списков, составленных на извечных советах. Все, кого Отец дал Христу, придут к Христу; они примут Его не только как Священника, а подчинятся Ему, чтобы Он правил ими и оживлял. В тех, кто так принимает Христа, мы узнаем входящих в число данных Христу».

Трэйлл отмечает: «Передача людей Сыну для искупления и спасения — то же самое, что избрание и предопределение. Можно говорить о двойном даянии людей Сыну Отцом. Первое — вечное, входящее в благодатный план; здесь речь идет главным образом о нем. Другое — во времени, когда Отец Своим Духом привлекает людей ко Христу (Ин 6:44). Все избранные от века отданы Сыну, чтобы быть искупленными Его кровью; и всех искупленных в свое время привлекает Отец к Сыну, чтобы сохранить для вечной жизни».

3 Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа

«Секрет обладания вечной жизнью — оправдания и освящения теперь и прославления впоследствии — состоит только в том, чтобы обладать правильным, спасительным знанием о едином истинном Боге и об Иисусе Христе, которого Он послал, чтобы спасти грешников». Проще говоря, Господь заявляет, что тот, кто правильно знает Бога и Христа, обладает вечной жизнью.

Конечно, мы должны отчетливо понимать, что в этом стихе Господь имеет в виду не просто интеллектуальное знание, которое есть и у дьявола. Он подразумевает знание, пребывающее не только в разуме, но и в сердце и влияющее на жизнь. Истинный святой — это тот, кто «знает Бога».

Знать Бога, с одной стороны, — Его святости, Его чистоту, Его ненависть ко греху; и знать Христа, с другой стороны, — о Его искупление, посредническое служение, Его любовь к грешникам — вот два великих основания спасающей веры.

Правильное знание, в конечном счете, лежит в основании всего живого христианства. Свет был в начале творения, и свет является началом спасения всякого верующего (Быт 1:3). Бог озаряет Своим светом сердце человека, и человек начинает верить (2Кор 4:6). Нам необходимо быть теми, кто «обновляется в познании» (Кол 3:10). Мы должны знать, во что верим: мы не можем по-настоящему поклоняться неизвестному Богу. Правильно ли мы знаем Бога? Правильно ли мы знаем Христа? Вот два великих вопроса, над которыми нам необходимо задуматься. Бог, которого мы познаем вне Христа, — огонь поедающий; Он внушает нам лишь страх. Но мы не будем в достаточной мере ценить и Христа, если познаем Его без Бога: от нас будет скрыт смысл Его креста и страданий. Отчетливо видеть в одно и то же время святого, чистого, ненавидящего грех Бога и одновременно любящего, милосердного, искупающего грех Христа — вот самая суть утешительной веры. Коротко говоря, жизнь вечная — в правильном знании Бога и Христа. «Знать Бога без Христа, — говорит Ньютон, — означает не иметь о Нем спасительного знания».

Трэйлл отмечает: «Тайные моль и яд религии многих заключается в том, что их вера совсем не христианская. Бог вне Христа — огонь поедающий; Бог, которому не поклоняются во Христе, — идол; все надежды на то, что Бог примет вне Христа, — бесплодные мечты; небеса без Христа немногим лучше рая турков».

Греческое слово, переведенное как «да знают», лучше перевести — «знать». Это тот же самый оборот, который переведен в Ин 4:34 так: «Моя пища есть творить волю». Буквальный перевод звучал бы так: «Моя пища — да творю Я волю».

Давайте усвоим, что главное в вере — знание, хоть мы и не должны делать из него идола. Большинство нечестивых людей являются таковыми из-за невежества. О благочестивых людях в Писании часто говорится одним предложением: «Они знают Бога».

Довод, который ариане и социниане всегда любили обосновывать этим стихом, мне кажется чрезвычайно слабым. Их утверждение, что наш Господь и не претендовал на божественность, поскольку Он называет Отца «единым истинным Богом», глупо и неразумно. Иоанн Златоуст, Кирилл, Толет и другие очень правильно отмечают, что слово «единый» должно исключать не Сына и Святого Духа, а лишь тех идолов и ложных богов, которыми к моменту явления Христа языческие религии наводнили землю. Сам факт того, что вечная жизнь состоит не только из знания Бога, но и Христа, служит сильнейшим доводом в пользу божественности Христа.

Мантон отмечает, что данное выражение в этом стихе имеет две цели: первая — исключить идолов и ложных богов; вторая — показать порядок и план спасения.

Давайте отметим, что это единственное место в Новом Завете, где наш Господь называет себя «Иисусом Христом».

Я прославил Тебя на земле

Я считаю, что смысл этих слов заключается в следующем. «Я прославил Тебя во время Своей жизни на земле, в совершенстве исполнив Твой закон, поэтому сатана не может найти во Мне никакого пятна и недостатка; Я прославил Тебя, верно свидетельствуя о Твоей истине в борьбе с грехами и лжеучениями иудеев; показав человеку Тебя и Твой разум так, как не открывал Тебя ни один пророк прежде».

«На земле», по-видимому, включает в себя весь период воплощения Христа, от рождения до вознесения. В течение всего этого времени Он прославлял Отца совершенной, неизменной святостью.

совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить

Думаю, что смысл этих слов таков: «Я совершил дело искупления, для чего Ты и послал Меня в мир: Мои смерть и воскресение так близки, что в отношении целей и намерений Моя миссия завершена».

Августин говорит следующее по поводу использования в этом стихе прошедшего времени вместо будущего: «Христос говорит, что совершил то, что, у Него нет никаких сомнений, Он совершит. Таким же образом задолго до того в пророчествах Он использовал глаголы в прошедшем времени, когда предсказанное Им должно было произойти по прошествии многих лет». « Пронзили, — говорит Он, — руки Мои и ноги Мои», а не «пронзят» (Пс 21:17).

Правильно отмечается, что из всех, рожденных женщиной, один Христос мог сказать буквально: «Я совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить». Он сделал то, чего не смог сделать первый Адам и чего не может сделать ни один святой во все времена: Он в совершенстве исполнил закон и, исполнив его, приобрел для всех, кто верит, вечную праведность. Мы, даже будучи заново рожденными и верующими, не можем сделать ничего подобного. Наши лучшие дела крайне несовершенны. Но перед нами пример, от которого мы не должны никогда отводить глаз. Мы должны стремиться совершать порученное нам Отцом дело, будь оно большим или маленьким.

Мускул отмечает, что истинно благочестивое послушание проявляется не в исполнении добровольно взятых на себя обязанностей, а в исполнении дела, назначенного Богом.

Нельзя однозначно судить, нет ли в конце этого стиха скрытой ссылки на пророчество Даниила, согласно которому Мессия сделает так, чтобы «покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная» (Дан 9:24).

Необходимо особо отметить, что искупительный труд Христа на земле был «делом, которое Отец поручил Ему исполнить». Он был Той личностью, которой на советах вечной Троицы было поручено исполнить это дело.

5 И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира

Коротко рассказав о Своем труде на земле и, так сказать, дав отчет о Своем служении, Иисус повторяет здесь ту молитву, с которой Он начинал: «Прославь Меня». Я считаю, что значение этого стиха таково: «Отче, исполнив Свой земной труд, Я прошу о том, чтобы Ты вернул Мне ту небесную славу, в которой Я неописуемым образом пребывал с Тобой задолго до сотворения мира, являясь одним из равных между собой и неразделимых лиц Троицы. Время Моего уничижения и добровольно принятой на себя слабости закончилось — позволь Мне опять разделить Твою славу и восседать с Тобой на Твоем престоле, как до Моего воплощения».

Нет необходимости говорить о том, что смысл всего, о чем просит Иисус в этой молитве здесь и далее, очень глубок и лежит далеко за пределами человеческого понимания. Слава, которую Сын имел «у Отца» до создания мира, — тема, превосходящая наше разумение. Но, несмотря на это, учение о вечном существовании Христа, о том, что Отец и Сын — две разные личности, и о равной славе Отца и Сына изложены здесь совершенно ясно. Видится совершенно невозможным примирить этот стих с теорией социниан, согласно которой Христос был всего лишь человеком, как Давид и Павел, и не существовал до Своего рождения в Вифлееме.

Давайте также извлечем из этого практический урок: молитва о «славе» уместна лишь для тех, кто на земле совершил «труд» для Бога. Желание попасть во славу без труда не соответствует примеру Христа. Если человек поет «слава, слава» на смертном одре, прожив праздную жизнь, то это означает, по меньшей мере, что он очень невежественный христианин.

Я открыл имя Твое

В этой части молитвы Господь начинает говорить о верующих в Него людях: прямо — об одиннадцати апостолах, а косвенно — обо всех верующих всех времен. Оставшаяся часть молитвы, после этого стиха, полностью посвящена ученикам.

Рассматриваемое нами предложение означает: «Я открыл Тебя, Твой характер и Твои качества Моим ученикам». Слово «имя» постоянно используется в этом значении в Библии. Вот некоторые примеры: Пс 21:23; Пс 51:11; Пс 118:55; Ис 26:8; Деян 9:14; Притч 18:11. Правильное знание о Боге Отце было первым, что Христос открыл Своим ученикам и чему их научил.

Бергон отмечает: «Слово «имя» используется здесь в широком смысле, хорошо известном всем читателям Библии, где оно обозначает Самого Бога. Псалмопевец говорит: «Да защитит тебя имя Бога Иаковлева» (Пс 19:2). Евангелист говорит: «И нарекут Ему имя Эммануил», — имея в виду, что наш Спаситель будет тем, что означает имя Эммануил, т. е. «с нами Бог». Поэтому, каждый раз говоря об уме и воле вечного Отца, наш Господь открывал Его имя».

Трэйлл говорит: «Что есть имя Отца? Многие из тех, кому Христос никогда не открывал имя Отца, воображают, будто знают его. Если спросить их, знают ли они имя Христова Отца, у них есть готовый ответ. Он — первое лицо Троицы. Он Всемогущий, Творец и Властелин неба и земли. Да, но это только имя Бога, и то, в общем! Имя Христова Отца — это то имя и откровение о Боге, благодаря которому мы узнаем, каковы Его отношения с Сыном».

человекам, которых Ты дал Мне от мира

В этом предложении Иисус описывает Своих учеников. Он называет их «людьми, которых Отец дал Ему от мира, людьми, которые явились избранными детьми Отца и которых Отец доверил и передал на Его попечение, попечение доброго Пастыря». Лэмп считает, что здесь особо подчеркивается слово «люди» для того, чтобы исключить ангелов. Мне это кажется чрезвычайно маловероятным.

Верующие «даны» Христу Отцом в соответствии с вечным заветом, заключенным задолго до того, как они родились; в назначенный час они отделятся от мира призывом Духа. Они являются собственностью Отца, а также собственностью Христа. Они были «от мира», они были не лучше остальных. Они могут того и не знать, но их призвание и избрание из мира, чтобы они стали Христовыми людьми, а не какое-то предвиденное в них Богом достоинство, является тайной причиной их принадлежности Христу.

Перед нами глубокие истины, истины, о которых необходимо читать с особенным трепетом, ведь мы читаем слова Сына, обращенные к Отцу и касающиеся таких вопросов, которые может решить с определенностью только Вечная Троица. Мы можем судить лишь по внешним признакам, кто те люди, которые даны Отцом Христу. Но то, что верующие таким образом даны Отцом, предопределены, избраны, призваны по вечному завету, что их имена и точное количество известны от вечности, — это истина, в которую мы должны с благоговением верить и которую мы должны всегда, не колеблясь, принимать. На земле мы живем обещаниями, повелениями, призывами, доказательствами и верой. Божие избрание ни в коем случае не уничтожает нашу ответственность. Но все истинные верующие, которые по-настоящему покаялись, уверовали и имеют Духа, вполне могут утешаться той мыслью, что в соответствии с вечным заветом о них знали, ими интересовались и их дали Христу задолго до того, как они узнали Христа и заинтересовались Им. Неописуемое утешение — помнить, что Христос заботится о тех, кого Отец дал Ему.

и они сохранили слово Твое

Здесь Иисус продолжает описывать Своих учеников и говорит о них то, что может увидеть не только Бог, но и человек. Он говорит: «Они сохранили, соблюли, исполнили слово Евангелия, посланное Тобой через Меня. В то время как другие не хотели исполнять это Слово, у этих одиннадцати человек были слышащие уши и внимательные сердца, они прилежно повиновались Твоему посланию». Практическое послушание — вот первая великая проверка подлинного ученичества.

Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть

В этом стихе Господь продолжает говорить об учениках. Смысл стиха, по-видимому, таков: «Сейчас они достигли такого уровня познания, что они понимают: слова Мои, слышанные ими, и дела Мои, виденные ими, — это слова и дела, которые поручил Мне сказать и совершить Ты».

Главное, что ученики «уразумели», — божественность миссии Христа. «Они знают, что Ты послал Меня быть Мессией и поручил Мне говорить и делать то, что Я говорил и делал».

слова, которые Ты дал Мне, Я передал им

В этом предложении Господь говорит о том, что Он сделал, обучая Своих учеников: Он передал им слова, учение, истины, которые Отец поручил Ему возвестить миру. Слова, сказанные нашим Господом, и дела, совершенные Им, — все поручил Ему Отец на вечных советах Троицы о спасении людей.

В качестве примеров тех отрывков, где существительное «слова» используется для обозначения проповеданных Иисусом истин и учений, можно рассмотреть Ин 3:34; Ин 6:68; Ин 12:48; Ин 14:10. Особо нужно отметить слова Петра: «Ты имеешь глаголы вечной жизни».

они приняли, и уразумели

Здесь Господь говорит три замечательные вещи о Своих учениках. Они с готовностью приняли и поверили истинам, которые Он передал им от Отца. Они знали и признавали, что их Учитель исшел от Бога Отца. Они верили и были убеждены, что Отец послал Его быть Мессией. И все это произошло, когда подавляющее большинство их соотечественников не верили и не признавали ничего подобного!

Мы обязательно должны отметить, какое достоинство Господь приписывает Своим ученикам. Когда мы вспоминаем многочисленные недостатки их веры и знания, на первый взгляд кажется удивительным, почему Иисус хвалит их за «знание» и «веру». Несомненно, все познается в сравнении. Но если принять во внимание чрезвычайно тяжелое положение учеников, противостояние со стороны ученых книжников и фарисеев и, в особенности, тот факт, что Христос еще не воскрес из мертвых, мы увидим, что верить им было непросто. Очень утешает, что наш Господь не презирает слабость человека и поощряет подлинность и искренность в вере, какой бы малой эта вера ни была. В глазах неба верующие, порой, лучше, чем в глазах людей.

Мантон отмечает: «Вера апостолов была слаба. Их взгляды на божественность Христа и вечную жизнь были беспорядочны. Они мало знали о Его смерти, были переполнены ожиданиями земного царства и помпезного Мессии и не понимали Его пророчеств о страданиях и смерти. Хотя они и знали, что Он станет Искупителем и Спасителем мира, они не знали о характере Его смерти и страданий. Мы думали, что это Он должен был избавить Израиль. Но посмотрите, как Христос хвалит их слабую веру! Несомненно, Он любит ободрять бедных грешников, если хвалит их слабые и робкие начинания».

Трэйлл отмечает: «Христос говорит о Своих учениках все хорошее, умалчивая об их недостатках. Как несовершенно они приняли слово Христа! Какой слабой и шаткой была их вера! Как часто Христос упрекал их за неверие и другие ошибки! И тем не менее, представляя их Отцу, Он ни словом не обмолвился об этом! Наш Первосвященник всегда поступает так милосердно. На небесах Он не упоминает об ошибках Своих людей, кроме как для их исправления». Увы, человек поступает прямо противоположным образом! Он говорит о недостатках ближнего, а не о его достоинствах.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИОАННА 17:9−16

9 Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои.
10 И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них.
11 Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, [тех], которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы.
12 Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание.
13 Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную.
14 Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира.
15 Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла.
16 Они не от мира, как и Я не от мира.

Эти стихи, как и любая часть этой чудесной главы, содержат в себе глубокие и непонятные мысли, в которых есть «нечто неудобовразумительное». Но есть две очевидные истины, лежащие на самой поверхности отрывка, и они заслуживают особого внимания всех истинных христиан. Оставляя в стороне все другие вопросы, мы сосредоточим свое внимание на этих двух.

Во-первых, мы узнаем, что Иисус Христос делает для верующих в Него людей то, чего Он не делает для нечестивых и неверующих. Он помогает их душам особым заступничеством. Он говорит: «Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне».

Перед нами учение, которое особенно ненавидит мир. Ничто не наносит такого оскорбления, не вызывает у нечестивых такого озлобления, как мысль о том, что Бог проводит различие между людьми и любит одного человека больше, чем другого. Но возражения мира против этого учения, как обычно, слабы и неразумны. Ведь достаточно немного подумать, и становится понятно, что Бог, который с одинаковой благосклонностью и расположением относился бы к хорошим и плохим, к святым и грешникам, к праведным и неправедным, был бы очень странным Богом! Особое заступничество Христа за Своих святых приемлемо для разума и здравого смысла.

Конечно же, как и любой другой истине Евангелия, этому учению необходима точная формулировка и библейское обоснование. С одной стороны, мы не должны сужать любовь Христа к грешникам, с другой стороны, мы не должны слишком ее расширять. Верно, что Христос любит всех грешников и предлагает спасение всем; но верно и то, что Он особенным образом любит «благословенное общество всех верных Ему людей», которых Он освящает и прославляет. Верно, что Он совершил искупление, достаточное для всего человечества; но так же верно, что Его искупление действенно только для верующих. Верно, что Он является Посредником между Богом и человеком; но также верно и то, что Он не ходатайствует ни за кого, кроме тех, кто приходит к Богу через Него. Поэтому написано: «Я о них молю: не о всем мире молю».

Особое заступничество Господа Иисуса является одним из великих секретов безопасности верующего. За ним ежедневно наблюдает, о нем думает и неизменно заботится Тот, око которого никогда не дремлет и не засыпает. Иисус «может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евр 7:25). Они никогда не погибнут, потому что Он никогда не перестанет молить о них, а Его молитва все может. Они проявляют стойкость до конца не благодаря своей собственной силе и праведности, а из-за того, что Иисус ходатайствует за них. Если Иуда пал, чтобы никогда уже не подняться, а Петр пал, но впоследствии раскаялся, причина различия между ними заключается в словах Христа, обращенных к Петру: «Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя» (Лк 22:32).

Истинный раб Христа должен полагаться душой на эту истину и утешаться ею. Это одно из особых благословений, одно из богатств верующего, и ему должно быть хорошо известно об этом. Каким бы искажениям и злоупотреблениям не подвергалось это учение со стороны лжеверующих и лицемеров, те, кто действительно ощущает в себе работу Духа, должны твердо его придерживаться и никогда от него не отступать. Правильно говорит рассудительный Хукер: «Ни у кого нет такого безопасного положения, как у нас: молитвы Христа более чем достаточно, чтобы и укрепить нас, как бы слабы мы ни были, и низвергнуть всю вражью силу, как бы сильна и могущественна она ни была».

Во-вторых, из этих стихов мы узнаем, что Христос не хочет, чтобы верующие в Него люди были взяты от мира, но чтобы они были сохранены от зла.

Мы можем не сомневаться, что всевидящее око нашего Господа обнаружило в сердцах Своих учеников нетерпеливое желание избавиться от этого мира. Малые числом и слабые силой, окруженные со всех сторон врагами и преследователями, они, быть может, очень хотели, чтобы их отпустили с поля боя и позвали пойти домой. Даже Давид говорит в одном месте: «Кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы» (Пс 54:7). Видя все это, Господь по Своей мудрости дал возможность записать эту часть Своей молитвы на вечное благо Своей Церкви. Он преподал нам великий урок: Он считает, что для Его людей остаться в мире и «быть сохраненными от зла» лучше, чем быть взятыми от мира и совсем уйти оттуда, где присутствует зло.

По размышлении становится понятна неизменно мудрая забота Господа о Своей Церкви. Как бы ни было приятно для плоти и крови отстраниться от борьбы и искушений, легко убедиться в том, что это не принесло бы пользы. Как могли бы люди Христа сделать что-то доброе для мира, если бы их взяли от него сразу же после обращения? Как могли бы они являть силу благодати, доказывать свою веру, смелость, терпение, проявлять себя как добрые воины распятого Господа? Каким образом могли бы они подготовиться должным образом к небесам и научиться ценить кровь, заступничество и терпение их Искупителя, как только приобретя такой опыт страданием? На подобные вопросы есть только один ответ. Обитать здесь, в этой долине слез, терпеть испытания, искушения, нападения и все же быть сохраненными от греха — вот самый верный план, содействующий освящению христиан и прославлению Христа. Попасть на небеса сразу, в день обращения, несомненно, было бы легким выходом, который позволил бы нам избежать многих трудностей. Но самый легкий путь не всегда путь долга. Желающий завоевать венец должен нести крест и проявлять себя как свет средь тьмы и соль посреди растления. «Если терпим, то с Ним и царствовать будем» (2Тим 2:12).

Если у нас есть хоть маленькая надежда, что мы истинные ученики Христа, давайте радоваться тому, что Христос лучше нас знает, что нам во благо. Давайте отдадим себя в Его руки и будем в терпении довольствоваться жизнью на земле, сколько бы времени Он нам ни назначил и как бы ни было тяжело наше положение, ведь Он сохраняет нас от зла. Мы не должны сомневаться, что Он действительно сохранит нас, если мы просим Его, ибо Он молится о том, чтобы мы были «сохранены». Больше всего Его благодать прославляется тогда, когда мы живем так, как Даниил в Вавилоне, как святые во времена Нерона, — в мире, но не от мира, искушаемые со всех сторон, но побеждающие искушения, живущие посреди зла, но защищенные от его силы.

ПРИМЕЧАНИЯ ИН 17:9−16

9 Я о них молю: не о всем мире молю

В этом стихе Господь переходит к собственно заступнической части Своей молитвы и, начиная с этого стиха и до конца главы, возносит прошения за Своих учеников. Удобно разделять все, о чем Он просит, на четыре группы. Он молит, чтобы Его ученики были 1) сохранены; 2) освящены; 3) объединены; 4) взяты к Нему в Его славу. Трудно представить себе более важные прошения.

Утверждать, как некоторые, что ходатайственная молитва нашего Господа является точным слепком той молитвы, которую Он возносит на небесах, будучи нашим Первосвященником, — значит искажать истину и заходить в своих выводах слишком далеко. Предполагать, что на небесах Сын буквально просит Отца о чем-то в молитве, — на мой взгляд, значит принять неразумный взгляд на заступничество Христа. Мы читаем молитву, которую наш Господь возносил за нас во время Своего земного служения, до того, как вознесся и воссел одесную Бога; но мы не читаем о том, что Он, будучи нашим Священником, делает для нас за завесой. Пусть будет достаточно для нас уверенности в том, что заступничество, описанное в этой главе, правильно отражает отношение Христа к верующим, Его заботу о них, а также, какие добродетели Он страстно желает в них видеть. Более всего давайте верить, что, если мы стремимся к тем четырем целям, которые перечисляет здесь Иисус, у нас есть Друг на небесах, который позаботится о том, чтобы наши усилия не пропали даром и чтобы наши молитвы возымели действие.

Есть два толкования слов Христа, в которых Он говорит, что молится за Своих учеников, а «не за весь мир».

Некоторые, включая Бенгеля и Альфорда, считают, что Господь хотел сказать: «В данный момент Я молюсь только за Своих учеников, а не за весь мир». Они не признают, что Господь не молится и не ходатайствует за нечестивых и неверующих, приводя в доказательство Его молитву на кресте за Своих убийц: «Отче! Прости им» (Лк 23:34).

Другие, включая Хатчесона и Лэмпа, полагают, что Господь хотел сказать: «Я молюсь только за Своих учеников, потому что как теперь, так и всегда, Мои молитвы и заступничество — их особая привилегия». Приверженцы этой точки зрения считают: предположение о том, что Господь может просить о чем-то впустую, порочит Его честь. Его заступничество принадлежит только «приходящим через Него к Богу» (Евр 7:25).

Обсуждаемый вопрос очень тонок и запутан и, наверное, никогда не будет разрешен. С одной стороны, мы должны помнить, что наш Господь Иисус Христос действительно проявляет особый интерес к верующим и делает для них такое, чего Он не делает для нечестивых и неверующих. С другой стороны, мы не должны забывать, что Господь жалеет всех, заботится обо всех; Он приготовил спасение, достаточное для всего человечества. Нельзя умолчать об отрывке, в котором о нечестивых говорится, что они «отвергают искупившего их Господа» (2Пет 2:1). Самое справедливое и честное толкование стиха «ибо так возлюбил Бог мир» (Ин 3:16) — считать, что слово «мир» относится ко всему человечеству.

Как часто бывает в подобных спорах, все разногласия вращаются вокруг того значения, которое мы придаем слову. Если под «заступничеством» мы подразумеваем в обобщенном и неконкретном смысле весь посреднический труд, который Христос совершает за человечество, то правда, что Он заступается за всех: за добрых и злых. Тогда рассматриваемый нами стих означает: «В эту минуту Я молюсь только о Своих людях и думаю только о них». С другой стороны, если под «заступничеством» подразумевать особый труд, который Христос совершает для Своих людей для того, чтобы забрать их на небо, призвав, простив, оправдав, обновив и освятив их, тогда становится понятным, что Христос не заступается ни за кого, кроме верующих, и что в таком случае рассматриваемые нами слова означают: «Сейчас, как и всегда, Я молюсь только за Своих учеников, а не за мир».

Что касается моей точки зрения, должен заявить, что я решительно склоняюсь к последней точке зрения. Я считаю, что Христос никогда в самом полном смысле этого слова не «заступается» за нечестивых. Я полагаю, что заступничество Христа является особой привилегией святых и одной из великих причин их стойкости в благодати. Они стоят потому, что на небе есть Тот, кто непрестанно и действенно за них заступается.

Я не менее других убежден, что Иисус любит все человечество, что Он пришел в мир за всех, умер за всех, совершил искупление, достаточное для всех, призывает всех, приглашает всех, повелевает всем покаяться и уверовать; знание о Нем нужно предлагать всем: свободно, полно, безгранично, прямо, безусловно, без денег и без цены. Если бы я не признавал этого, я не посмел бы встать за кафедру и не представлял себе, как проповедовать Евангелие.

Но, принимая все это, я глубоко убежден, что для верующих в Него Он совершает особый труд, которого Он не совершает для остальных. Он воскрешает их Своим Духом, призывает их Своей благодатью, омывает их в Своей крови, оправдывает их, освящает их, сохраняет их, ведет их и постоянно заступается за них, дабы они не упали. Если бы я не верил во все это, я был бы несчастным христианином, заслуживающим жалости.

Придерживаясь такой точки зрения, я считаю, что рассматриваемый нами стих описывает особое заступничество нашего Господа за Своих людей; и мне кажется, его значение таково: «Я молюсь о них, как о Своем особом народе, чтобы они могли быть сохранены, освящены, объединены и прославлены; но Я не молюсь о мире».

Возможность использования в качестве довода знаменитого отрывка «Отче! прости им» (Лк 23:34), в лучшем случае, вызывает сомнения. Решится ли кто-то утверждать, что те, о ком молился наш Господь, никогда не будут прощены и спасены? Разве мы забыли, что спустя пятьдесят дней после этой молитвы в день Пятидесятницы были обращены 3000 душ, о которых Петр сказал: «Вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили Иисуса Назорея» (Деян 2:23). Кто может доказать, что те самые люди, которые распяли нашего Господа, не были в числе обращенных и не стали, таким образом, ответом на молитву нашего Господа? В любом случае, все это лишь предположения. Данный вопрос не затрагивает сути спасения, поэтому христиане должны признавать друг за другом право придерживаться своей точки зрения, не предавая других анафеме. «Всякий поступай по удостоверению своего ума» (Рим 14:5).

Хенгстенберг отмечает: «Мир можно рассматривать с двух точек зрения. Во-первых, несмотря на глубину испорченности грехом расы Адама, в ней все равно остается восприимчивость к благодати. О мире в этом смысле Иисус говорит: «Я пришел не судить мир, а спасти мир» (Ин 1:29; Ин 3:17). Рассматриваемый с этой точки зрения, мир — предмет заступничества Христа. Сами ученики были вырваны из мира. Но мир можно рассматривать и как управляемый преимущественно нечестивыми принципами. О таком мире мы читаем, что он не может принять «Духа истины» (Ин 14:17). Молиться о мире в этом смысле было бы не менее тщетно, чем молиться о князе этого мира.

Мантон предлагает делать некоторое различие между заступничеством Христа как божественного Посредника и молитвами Христа как человека, в которых Он является примером для Своих людей. Но, каким бы справедливым это утверждение ни было, вряд ли оно применимо к этой необычайно торжественной молитве.

но о тех, которых Ты дал Мне

Господь повторяет здесь уже данное Им описание Своих учеников. Они были теми, кого «Отец дал Ему» и поручил научить и спасти. Они были овцами Его Отца, переданными под Его опеку. Видимо, поэтому Он заявляет: «Я в особенности должен молиться о них и просить обо всем, в чем нуждаются их души. Будучи добрым Пастырем, однажды Я дам о них отчет».

10 И все Мое Твое, и Твое Мое

Это предложение, по-видимому, используется как вводное и является еще одним утверждением великой истины о совершенном единстве Отца и Сына. Постоянное повторение истины о совершенном единстве Бога и различиях между лицами Троицы в высшей степени примечательно и назидательно.

Я прославился в них

В этом предложении Господь возвращается к ученикам. «Я прославился в них и Я прославляюсь в них: они верят в Меня, слушают и любят Меня, в то время как подавляющее большинство их соотечественников ненавидит и отвергает Меня. Ученики почтили и прославили Меня, пребывая со Мной в Моих напастях. Поэтому сейчас Я возношу особую молитву и заступаюсь за них».

Давайте отметим, что самая слабая вера и любовь к Христу приносит Ему славу и не остается Им не замеченной.

11 Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду

В начале этого стиха Господь описывает положение учеников и объясняет особую причину, по которой им понадобились Его молитва и заступничество. Им вскоре предстояло в первый раз остаться одним, подобно сиротам, и в некотором смысле быть оставленными на собственное попечение. До сих пор рядом с ними всегда был их Учитель, к которому они могли обратиться с любой нуждой. Сейчас им предстояло жить в совершенно иных условиях. «Близится время Моего ухода из мира. Очень скоро Я вознесусь на небеса и приду к Тебе. Но эта кучка овец, эти слабые ученики не пойдут на небеса со Мной. Они будут оставлены одни в испорченном, холодном и преследующем их мире».

Пул отмечает: «Хотя ничего из этого еще не произошло, здесь Христос говорит о себе как об уже умершем, воскресшем и вознесшемся, потому что все это должно было случиться так скоро и неожиданно».

Давайте не забывать, как хорошо Господь помнит о положении Его людей здесь, на земле Он нежно заботится о них и делает все необходимое для их спокойствия и безопасности. «Знаю твои дела, и что ты живешь там» (Откр 2:13).

Отче Святый!

Это единственное место в Евангелиях, в котором Господь обращается к Отцу, используя такой эпитет. Несомненно, на это есть какая-то веская причина. Быть может, особо уместно просить Святого Отца хранить учеников святыми и свободными от сил зла. «Поскольку Ты свят, храни и Моих учеников святыми».

соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал

Вот первое прошение Иисуса о Своих учениках. Он просит, чтобы они были ограждены и сохранены от зла, от отступничества, от лжеучения, от падения в искушении, от слабости в гонениях, от всяких происков и ухищрений дьявола. Со всех сторон их окружала опасность. Слабость была на тот момент их отличительной чертой. Сохранение — вот о чем Он просил.

Интересно выражение «Соблюди именем Твоим» (англ. пер.). Я считаю, что оно означает: «Божественной силой, любовью и мудростью». «Имя» Божие, как уже было отмечено, часто используется в Библии для обозначения характера и качеств Бога.

чтобы они были едино, как и Мы

Здесь Господь упоминает особую цель, с которой Он желает, чтобы Его люди были сохранены: Он хочет, чтобы они были едины. «Сохрани их, чтобы у них было одно сердце и разум, чтобы они вместе сражались с общими врагами ради общих целей, не сломались, не ослабели и не были парализованы внутренними ссорами и междоусобицами».

Более того, Он приводит самый великий пример единства — «едины как Мы», т. е. единство Отца и Сына. Конечно же, между христианами не может в буквальном смысле быть такого единства как между двумя лицами Троицы. Но единство, на которое, как просит Иисус, смогли бы равняться ученики, должно быть тесным, близким, неразрывным единством ума, воли, взглядов и чувств.

Бергон отмечает: «Слово «как» здесь и в 21-м стихе по-гречески не обозначает строгого соответствия, а всего лишь общее сходство; подобным образом в Афанасьевском символе веры единство двух природ в одной личности Христа сравнивается с единством души и тела человека» (ср. Мф 5:48; Лк 6:36).

Значение, придаваемое Господом единству христиан, подчеркнуто особым местом, которое отводится этому прошению. Первое, для чего Он желает сохранения учеников, — чтобы между ними не было разделения. Это и неудивительно, если вспомнить бесконечные распри христиан во все века, огромный вред, который они принесли в этом мире, и невероятное безразличие, с которым многие к ним относятся, как будто они — всего лишь невинные игры, а создание новых сект — похвальное дело!

Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое

Здесь Господь напоминает, что Он сделал для учеников за время Своего служения: «Все три года, которые Я был в мире с этими одиннадцатью учениками, Я сохранял их с помощью Твоей силы и имени от всего, что могло причинить им вред». Не вижу причины, по которой те же самые греческие слова и в этом стихе, как и в предыдущем, нельзя перевести как «именем Твоим». В обоих случаях, смысл, по-видимому, один и тот же: «Ученики были сохранены благодатью, силой и качествами Бога Отца».

никто из них не погиб, кроме сына погибели

Это примечательное выражение, конечно же, относится к Иуде Искариоту, предателю, единственному из апостолов, кто был потерян и низвергнут в ад. Имя, которое здесь дается Иуде, — гебраизм, оно означает «человек, достойный погибели, который заслуживает только того, чтобы быть потерянным и отверженным по причине своей испорченности». Давид говорит слугам Саула: «Вы достойны смерти», или, как гласит примечание на полях английского перевода, «сыны смерти» (1Цар 26:16). Или Давид говорит Нафану: «Достоин смерти человек, сделавший это», — или «сын смерти» (2Цар 12:5; см. также Пс 78:11; Мф 13:38; Лк 16:8). Удивительно, что столь категоричное выражение исходит из уст нашего милосердного и любящего Спасителя. Оно показывает отчаянное, безнадежное положение всякого, кто, пребывая, подобно Иуде, в великом свете и обладая многими привилегиями, неправильно использует свои возможности и умышленно следует своим греховным наклонностям. Такой человек становится «сыном геенны» (Мф 23:15).

В связи с этим возникает очень серьезный вопрос. Хотел ли Иисус сказать, что изначально Иуда был одним из тех, кого Отец «дал Ему», что вначале он был истинным верующим? Отпал ли он от благодати? Многие, включая Хаммонда, Альфорда, Бергона и Уордсворта, считают, что Иуда был когда-то истинным верующим, как Петр, Иаков и Иоанн, что этот текст является неопровержимым доказательством того, что благодать можно потерять и что человек может быть обращенным, иметь Святого Духа, но, в конце концов, отпасть и оказаться в аду. Это учение не только лишает нас утешения, но еще и труднопримиримо со многими ясными местами Писания, не говоря уже о 17-й статье англиканского вероисповедания. Но доказывает ли этот текст так неоспоримо, что Иуда был одним из тех, кого Отец «дал Сыну»? Я глубоко убежден, что нет. Я считаю, что слово «кроме» в этом стихе не исключающее, а противопоставляющее слово. Я полагаю, что истинный смысл этого стиха таков: «Я сохранил тех, кого Ты Мне дал, и из них ни один не был потерян. Но есть один потерянный — Иуда, сын погибели; не один из тех, кого Ты когда-то дал Мне, а тот, кого Я задолго до этого назвал дьяволом, человеком, чье ожесточенное сердце обрекло его на гибель».

Легко, конечно, сказать, что такое толкование натянуто и неестественно. Я попрошу тех, кто говорит это, отметить, что то же греческое слово, которое здесь переведено как «кроме», используется в других местах Нового Завета, где ему невозможно придать исключающее значение и где противопоставляющее значение единственно возможное. Пусть кто-нибудь попробует оспорить, что значение греческого слова «кроме» в таких отрывках, как Мф 12:4 — «а одним только священникам», Мк 13:32 — «но только Отец», Откр 9:4 — «а только одним людям», Откр 21:27 — «а только те, которые написаны», — необходимо толковать как противопоставляющее и невозможно толковать как исключающее (см. также Деян 27:22). Так же и здесь. Наш Господь не говорит: «Ни один из тех, кого Ты дал Мне не был потерян, исключая сына погибели». Истинный смысл слов нашего Господа таков: «Никто из тех, кого Ты дал Мне, не был потерян. С другой стороны, в противовес им, Иуда, которого Ты не давал Мне, человек, не имеющий благодати, потерян».

Позволю в подтверждение этой точки зрения добавить, что уже в следующей главе св. Иоанн в своем описании пленения Иисуса ссылается на использованное здесь выражение. «Иисус отвечал: ...да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого» (Ин 18:9). Иоанн даже и не намекает на то, что Господь делал какие-либо исключения в ту ночь, когда говорил эти слова.

Данную точку зрения на отрывок разделяют со мной Де Дье, Гомар, Лэмп, Хатчесон и Мантон.

Форд цитирует такие слова епископа Бевериджа: «Несмотря на то, что он казался человеком, данным Христу и пришедшим к Нему, Иуда, здесь названный сыном погибели, таковым не являлся. Поэтому, хотя он и был потерян, что и предсказывалось в Писании, слова Христа о том, что никогда не изгоняет и не теряет тех, кто по-настоящему к Нему приходит, остаются истинными».

да сбудется Писание

Здесь, как и во многих местах, эти слова означают не то, что Иуда был потерян, чтобы сбылось Писание, а Писание сбылось с потерей Иуды. Это место отсылает к Пс 108:8.

Нельзя упускать из виду то, какое высокое достоинство приписывается в этом месте Писанию. Даже в этой возвышенной молитве, с которой Сын обращается к Отцу, мы находим благоговейное упоминание слов из Ветхого Завета, из так часто цитируемой книги Псалтирь.

к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою

Смысл этого стиха не совсем ясен. Мне кажется, он примерно таков: «Скоро Я оставлю мир и приду к Тебе. Но еще находясь в мире, Я открыто, в присутствии Своих учеников говорю все это в молитве для того, чтобы они ободрились, и утешились, и ощутили ту совершенную радость, которую Я посылаю в их сердца».

Сомневаюсь, что Господь ссылается на проповедь, предшествующую этой молитве. Кажется более естественным отнести «сие говорю» к Его молитве.

Выражение «Моя радость» употребляется и выше, в Ин 15:11. Должно быть, оно означает то особое внутреннее чувство умиротворения, которое Христос дарует верующим и которого не знает никто, кроме тех, кто его получил.

Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира

В этом стихе Господь подробнее описывает положение учеников, используя эти слова как вступление к повторной и более полной молитве об их сохранении. Он будто говорит: «Я молюсь о сохранении Моих учеников не без веской на то причины. Я передал им Евангелие, и они приняли его, сразу же подвергнувшись за это преследованию. Мир ненавидел их с тех пор, как они стали Моими учениками, ибо, как и Я, они не от мира, они не придерживаются мирских принципов и не ходят мирскими путями».

Давайте не обходить вниманием тот факт, что истинные верующие всех времен должны ожидать от нечестивых ненависти и вражды. И это совершенно не должно удивлять. Христу и Его ученикам приходилось терпеть ненависть мира — все истинные христиане тоже должны ее терпеть. Причина этой вражды — постоянное свидетельство, которое несут верующие против взглядов и дел этого мира. Мир чувствует, что его обвиняют, и ненавидит тех, чья вера и жизнь обличает его. Если бы у верующих было больше смелости, решительности и последовательности, это вскоре стало бы для них более очевидным. Теплые отзывы мира — это, вероятно, последнее, чего должен ожидать и желать истинный христианин. Если в мире говорят хорошее о его вере и жизни, ему впору задуматься над тем, нет ли в них серьезных заблуждений и недостатков. Мы не должны провоцировать вражду мира угрюмостью, строгостью и суровостью. Но, столкнувшись с враждой мира, мы ни в малейшей степени не должны ей удивляться. Чем мы праведнее, тем чаще будем сталкиваться с враждебностью. Христос был совершенен в святости, но мир ненавидел Его.

15 Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла

В этом стихе Господь повторяет и развивает Свою молитву о сохранении учеников. По-видимому, Он хочет сказать следующее: «Каким бы испорченным и враждебным мир ни был, Я не молю, чтобы Ты сразу же взял из него Моих учеников. Это было бы плохо и для них, и для мира. О чем Я молюсь, так это о том, чтобы, оставляя их в мире, Ты сохранил их от зла. Хотя они и остаются в мире, пусть он не испортит и не растлит их».

В этом стихе заложена великая мудрость. Кто бы из нас не хотел избежать трудностей, борьбы и гонений? Однако это не благоприятствовало бы нашему освящению и лишило бы мир учения и примера. Верующие никогда бы не ценили Христа и небеса так, как они будут ценить Его однажды, если бы их не оставили на долгое время на этой земле, не дали познать собственное сердце, если бы они, подобно их Учителю, не достигли совершенства через страдания (см. Евр 2:10).

Хатчесон отмечает: «Как бы ни устремляли мы свой взор на место нашего покоя и как бы ни готовились к нему, мы не должны ни безудержно жаждать его до назначенного Богом часа, ни уставать от жизни из-за проблем, гонений или неудобств, с которыми мы сталкиваемся на службе Ему».

Как отмечают Буллингер и Гольтер, этот стих содержит сильный косвенный довод, опровергающий излюбленную теорию многих богословов, согласно которой полный уход из мира для жизни в монастырях — средство достижения величайшей святости. Величайшая святость лучше всего проявляется тогда, когда мы, живя среди людей, побеждаем зло, а не когда трусливо дезертируем со своего поста в обществе.

Три из тех немногочисленных библейских молитв, на которые святые не получили ответа, — это молитвы Моисея, Илии и Ионы о «взятии из мира».

Герхард отмечает, что апостолы должны были стать первыми проповедниками Евангелия, светом миру. Если бы их забрали сразу же после их Господа, мир бы остался во тьме. Более того, крест — это школа веры и терпения; не оставшись в мире, они не смогли бы стать великими святыми.

Джордж Ньютон отмечает: «Мир является тем местом, где мы приносим славу Господу; в будущем мире мы будем прославлены Им. О, пусть у нас будет достаточно трудолюбия, чтобы иметь желание некоторое время пробыть там, где мы можем прославлять Бога, а не там, где можно получить от Него славу. Давайте не жаждать награды и покоя, пока мы не завершили свою работу и не послужили своим современникам. Когда мы сделаем это, Бог навеки прославит нас вместе с собой».

Значение слова «зло» — проблема, вызывающая много разногласий.

Некоторые соглашаются с английским переводом Библии и считают, что оно означает зло в общем смысле этого слова. Они полагают, что это слово включает в себя все зло, которое может обрушиться на нас со стороны мира, плоти и дьявола.

Другие считают, что это слово лучше перевести как «лукавый» и отнести его к дьяволу как великой первопричине и родоначальнику зла. Подобным образом это слово переведено в Мф 13:19, 38; 1Ин 2:13; 1Ин 3:12; 1Ин 5:18.

Этот вопрос, вероятно, так никогда и не будет решен, и греческий оригинал допускает оба перевода. Тем не менее я решительно склоняюсь к тому, что наш перевод правилен. Господь имеет в виду зло в общем, а не дьявола. Я так считаю частично потому, что в этой молитве дьявол нигде не упоминается, и частично потому, что логичнее предположить, что наш Господь хотел сохранить Своих учеников от всякого «зла», а не только от дьявола. Я еще более убеждаюсь в правильности своей точки зрения, когда вспоминаю, что Иисус только что говорил о «мире» и его ненависти, а не о дьяволе. Однако я готов признать, что это спорный вопрос.

Они не от мира, как и Я не от мира

Эти слова являются дословным повторением конца 14го стиха и не нуждаются в дополнительном комментарии. По-видимому, Господь повторяет их, чтобы сильнее подчеркнуть высказанную только что просьбу; и это повторение утверждает меня во мнении, что Он в особенности желает сохранения Своих людей от «зла мира». «Их необходимо особым образом хранить и защищать, поскольку, повторяю, между ними и этим испорченным миром, в котором Я их оставляю, — полный разлад, непреодолимая пропасть. Они столкнутся с беспредельной ненавистью, и поэтому им необходима особая поддержка».

Можно отметить, что повторения в настоящей, искренней молитве вполне допустимы: на это дает нам право пример Христа. В Нагорной же проповеди (Мф 6:7) Господь предостерегает нас от бездушных повторений одних и тех же слов в молитве, что было обычным среди язычников.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИОАННА 17:17−26

17 Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина.
18 Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир.
19 И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною.
20 Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их,
21 да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня.
22 И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.
23 Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня.
24 Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира.
25 Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня.
26 И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них.

Эти чудесные слова — подходящее заключение самой чудесной молитвы, когда-либо звучавшей на земле, — последней молитвы Господа на земле, произнесенной после первой Вечери Господней. В этих стихах — три самых важных просьбы, с которыми Господь обратился к Отцу. На них мы и сосредоточим свое внимание. Оставив в стороне другие интересные моменты этого отрывка, давайте обратим пристальное внимание на эти три вопроса.

Во-первых, мы должны обратить внимание на то, что Господь молится об освящении Своих людей. «Освяти их, — говорит Он, — истиною Твоею; слово Твое есть истина».

Нет сомнений в том, что, по крайней мере, в этом отрывке слово «освятить» значит «сделать святым». Это молитва о том, чтобы Отец сделал Своих людей более праведными, более духовными, более чистыми в мыслях, словах и делах, в жизни и характерами. Благодать уже сделала кое-что для учеников: она призвала, обратила, обновила и изменила их. Великий Глава Церкви молится о том, чтобы труд благодати все продолжался в Его людях, чтобы они могли быть освящены более полно, чтобы они стали праведными телом, душой и духом, то есть, фактически, уподобились Ему.

Конечно же, не нужно много слов, чтобы показать несравненную мудрость этой молитвы. Больше святости — именно то, что нужно больше всего желать для всех слуг Христа. Святая жизнь — великое доказательство подлинности христианства. Люди могут отвергать наши доводы, но они ничего не могут противопоставить свидетельству благочестивой жизни. Праведная жизнь украшает веру и делает ее прекрасной, иногда обращая тех, кто не был приобретен словом. Святая жизнь готовит христиан к небесам. Чем ближе мы живем к Богу на земле, тем больше мы готовы вечно пребывать в Его присутствии после смерти. Наше вхождение на небеса осуществится по благодати, а не по делам; но даже небеса не были бы для нас небесами, если бы мы вошли на них без внутреннего освящения. Наши сердца должны быть настроены в унисон с небесами, чтобы мы могли ими наслаждаться. Только кровь Христа дает нам право на вечное наследие. Через освящение же мы обретаем способность наслаждаться им.

Так стоит ли удивляться, что Иисус прежде всего просит о росте святости Своих учеников? Кто из подлинно наученных Богом не понимает, что святость — это счастье и что те, кто находятся с Ним в самых близких отношениях, неизменно находят в Нем наибольшее утешение? Пусть никто не обманывает нас суетными словами. Тот, кто презирает святость и пренебрегает добрыми делами, ложно прикрываясь тем, что исповедует оправдание по вере, неопровержимо доказывает, что не имеет ума Христова.

Во-вторых, мы должны отметить на основании этих стихов, как Иисус молится О единстве и сплоченности Своих людей. «Да будут все едино... да будут в Нас едино... да будут едино, как Мы едино» и «да познает мир, что Ты послал Меня» — вот главное, с чем обращается Господь в молитве к Своему Отцу.

Невозможно требовать более весомого доказательства тому, как ценно единство христиан и греховно разделение, чем значимость, придаваемая этому нашим Учителем в рассматриваемом отрывке. С какой болью приходится признать, что во все века разделения были позором для веры и слабостью Церкви Христа! Как часто христиане попусту тратили свои силы, сражаясь со своими братьями, вместо того чтобы сражаться с дьяволом и грехом! Как часто они давали миру повод говорить: «Уладьте сначала свои внутренние разногласия — и тогда мы поверим!» Вне всяких сомнений, Господь Иисус пророчески предвидел все это. Именно предвидение заставило Его так ревностно молиться о «единстве» верующих.

Пусть воспоминание об этой части молитвы Христа прочно укоренится в нашем разуме и постоянно влияет на наше христианское поведение. Пусть никто не относится легкомысленно к расколу, как это делают некоторые, и не считает, что умножение сект и конфессий угодно Богу. Можно не сомневаться в том, что все это на руку дьяволу и вредит делу Христову. «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим 12:18). Давайте учиться многое терпеть, со многим соглашаться или мириться перед тем, как ударяться в разделения и распри. Есть движения, в которых много ложного огня. Пусть неистовые фанатики, находящие удовольствие в умножении сект, если хотят, восстают против нас и злословят. Это не должно нас волновать. Пока у нас есть Христос и чистая совесть, давайте терпеливо следовать своему пути, стремиться к тому, что несет примирение, и стараться способствовать единству. Ведь не просто так Господь столь ревностно молился о том, чтобы Его люди стали «едины».

И наконец, на основании этих стихов мы должны отметить, как Иисус молится о том, чтобы в конце Его люди были с Ним и видели Его славу. Иисус говорит: «Хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою».

Это не сравнимое ни с чем по красоте и трогательности завершение замечательной молитвы Господа. С полным правом можно предположить, что эти слова были сказаны, чтобы ободрить и успокоить тех, кто их слышал перед близким расставанием. Но даже сейчас для всякого, кто их читает, эти слова полны сладостного и невыразимого утешения.

Сейчас мы не видим Христа. Мы читаем о Нем, слышим о Нем, верим в Него и успокаиваем свои души тем, что труд Его был завершен. Но даже лучшие из нас ходят верой, а не видением, и наша немощная, колеблющаяся вера нередко делает наши шаги по направлению к небесам очень неуверенными. Наступит день, когда подобному положению вещей будет положен конец. Мы наконец увидим Христа, как Он есть, и познаем, как мы познаны. Мы будем видеть Его лицом к лицу, а не сквозь тусклое стекло. Мы действительно будем в Его присутствии и в общении с Ним и никогда уже не разлучимся. Если вера приносила нам удовольствие, то тем более принесет видение; если надежда была сладка, то тем более будет сладка уверенность. Неудивительно, что св. Павел после слов «и так всегда с Господом будем» добавляет: «Итак утешайте друг друга сими словами» (1Фес 4:17, 18).

Сейчас мы мало знаем о небесах. Мы теряемся в догадках, когда пытаемся представить себе будущую жизнь, в которой прощенные грешники обретут совершенное счастье. «Но еще не открылось, что будем» (1Ин 3:2). Все же мы можем успокаивать себя блаженной мыслью, что после смерти будем «со Христом». И в раю до воскресения, и в вечной славе после воскресения, блаженство настоящего христианина остается тем же: быть со Христом. Нам не нужно знать ничего другого. Где есть та благословенная личность, которая родилась для нас, умерла за нас и воскресла, там не может быть недостатка ни в чем. Давид мог с полным правом сказать: «Полнота радостей пред лицем Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек» (Пс 15:11).

Давайте завершим рассмотрение этой чудесной молитвы, с благоговением памятуя о трех великих прошениях, содержащихся в ней. Пусть святость и единство на пути и общество Христа в конце пути будут предметом наших постоянных размышлений. Блажен тот христианин, который ни о чем так не заботится, как о том, чтобы, находясь на этой земле, быть святым и любить, как Учитель, и о том, чтобы быть рядом со своим Учителем после смерти.

ПРИМЕЧАНИЯ ИН 17:17−26

17 Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина

В этом стихе Иисус обращается к Отцу со вторым прошением за учеников. Первым было сохранение, вторым — освящение. Он просит Своего Отца сделать учеников более святыми. Он просит Его сделать это при помощи «истины». Истина должна более мощно воздействовать на их сердца, совесть и внутренний мир. И чтобы предотвратить неправильное понимание того, что Он имел в виду под истиной, Он добавляет: «Слово, явленное Тобой Слово, есть истина, о которой Я говорю».

Некоторые, подобно Мальдонату, считают, что это предложение всего лишь означает «освяти их истинно», в противоположность законническому освящению священниками, о котором мы читаем в книгах Исход и Левит. Однако такое толкование этих слов мне кажется слишком неверным.

Некоторые, как Мид, Пирс и Бергон, полагают, что Господь молится лишь об освящении, приготовлении и отделении Своих апостолов на великий труд благовестия и что этим значение слова «освяти» исчерпывается. Такая точка зрения на предложение мне кажется неубедительной и ущербной.

Несомненно, слово «освящать» первоначально и преимущественно означает «отделить, обособить для религиозного использования»; это слово можно использовать по отношению к сосуду, зданию или животному. Но поскольку у людей это отделение проявляется, главным образом, в святости и чистоте жизни и характера, то появляется второе значение слова «освящать» — «делать праведным», то есть праведные и благочестивые люди «освящены». Я абсолютно уверен, что именно таков смысл этого стиха. Это молитва о том, чтобы последователи Христа росли в святости и практическом благочестии. Иисус просит о следующем: «Отделяй их все больше и больше от греха и грешников, делая их более чистыми, духовными и более похожими на Меня». Это точка зрения Иоанна Златоуста и всех ведущих комментаторов.

Из этого стиха можно извлечь четыре великих принципа.

1. Важность освящения и практического благочестия. Господь особо просит о них для Своих учеников. Те, кто пренебрегают практической христианской жизнью и считают ее необязательной для верящего в правильное учение человека, очень плохо знают ум Христов. Наше христианство ничего не стоит, если не побуждает нас ценить практическое освящение и искать его.

2. Большая разница между оправданием и освящением. Оправдание в законченном и совершенном виде приобретено для нас Христом, оно вменяется нам, оно внешнее по отношению к нам. В момент уверования мы получаем самое полное оправдание, какое только может быть. У оправдание нет уровней и степеней. Освящение — это внутренний труд, производимый в наших сердцах Святым Духом, оно не может быть полными, пока мы в теле греха. Ученики не нуждались в молитве об оправдании, ведь они уже были полностью оправданы. Но им нужна была молитва об освящении, ведь они не были полностью освящены.

3. Верующие могут и должны расти в освящении, иначе почему Господь молился: «Освяти их»? Нигде в Слове Божием я не могу отыскать учение о вмененном освящении. Я ясно вижу вмененную праведность Христа, но не вмененную святость. Святость нам не вменяется, а производится внутри нас.

4. Слово является тем великим инструментом, которым Святой Дух производит внутреннее освящение. Заставляя это Слово более мощно воздействовать на разум, волю, совесть и чувства, Он освящает наш характер. Освящение нельзя совершать внешними средствами: изнурением тела, аскетизмом, обрядами и церемониями. Истинное освящение происходит внутри. Поэтому настолько важно регулярно читать записанное Слово, а также слушать Слово проповедуемое. Оно, хоть и невидимым образом, способствует нашему освящению. Верующие, пренебрегающие Словом, не будут расти в святости и побеждать грех.

Кальвин отмечает: «Поскольку апостолы не были лишены благодати, из слов Христа мы должны заключить, что освящение не совершается в нас мгновенно в первый же день. Напротив, мы растем в нем всю свою жизнь».

Хатчесон отмечает: «Нет толку в начатом освящении, если мы ежедневно не продвигаемся вперед в святости. Христос молится о тех, кто уже был обращен и освящен».

Августин считает, что «Слово Твое» означает личностное Слово, Самого Христа. Но познания Августина в греческом языке были очень несовершенны, и я не обнаружил никого, кто бы разделял его точку зрения, кроме Руперта.

18 Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир

Связь между этим стихом и предыдущим, как мне кажется, такая: «Я прошу о росте святости Моих учеников из-за того места, которое они занимают на земле. Как Ты поручил Мне быть Посланником к грешному миру, так и Я поручил им быть посланниками к миру. Поэтому крайне важно, чтобы они были святы — стали святыми посланниками святого Учителя — и таким образом заграждали уста своих обвинителей». Верующие являются свидетелями Христа, а характер свидетеля должен быть незапятнанным и безупречным. По этой причине Господь особо молится о том, чтобы Его ученики были «освящены».

19 И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною

Я так же, как и Иоанн Златоуст, считаю, что смысл этих слов должен быть таков: «Кроме всех прочих, есть и особая причина, по которой Я посвящаю себя и, подобно священнику, приношу себя в жертву: чтобы Мои ученики были освящены истиной и стали святыми людьми». Разве нельзя пересказать слова Христа так: «Освящение Моих людей не в меньшей степени цель Моей жертвы, чем оправдание? Я хочу иметь народ, который не только оправдан, но и освящен. Я придаю этому столь большое значение, что считаю это одной из самых важных целей Своей жертвенной смерти». По-видимому, та же самая идея лежит в основании и других отрывков: «Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить себе народ особенный, ревностный к добрым делам»; «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее» (Тит 2:14; Еф 5:25; 1Пет 2:24).

Меланхтон отмечает: «В этом отрывке слова «Я посвящаю Себя», несомненно, должны напоминать о священнике и жертве».

Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их

В этом и в трех последующих стихах Господь переходит к следующему прошению о Своих учениках. Он просит, чтобы они были «едины». Господь уже возносил это прошение, молясь об одиннадцати апостолах. Но сейчас Он пользуется случаем, чтобы развить Свою молитву и включить в нее не только Своих учеников, но и других людей — все общество будущих верующих. «Сейчас Я молюсь также и о тех, кто в будущем поверит через проповедь Моих учеников, а не только об одиннадцати апостолах». Всем верующим всех времен необходимо сохранение и освящение; но не так, как одиннадцати ученикам, которым первым предстояло начать наступление на мир и выдержать его главный удар. В некоторых отношениях, в самом начале истории Церкви было легче жить в единстве и труднее — быть сохраненными и освященными людьми. Затем все труднее становилось быть едиными.

Давайте отметим, насколько крупны были масштабы заступнической молитвы нашего Господа. Он молился не только о бывших тогда, но и о будущих верующих. Так должно быть и с нашими молитвами. Мы должны смотреть в будущее и молиться о еще не родившихся верующих, хотя мы не можем обращаться назад и молиться об умерших.

Джордж Ньютон говорит о том, какое ободрение должны мы получать, молясь о других: о друзьях или о детях, когда вспоминаем, что, возможно, в этот самый момент Христос ходатайствует за него или за нее. В этом стихе Он молится за тех, кто еще не уверовал, но кому однажды предстоит уверовать.

Давайте обратим внимание, что о проповедуемом «слове» здесь говорится как о средстве, которым люди приводятся к вере. «Вера — от слышания». Церковь, которая ставит таинства выше проповеди Слова, не получит Божьего благословения, потому что отвергает Божье установление.

Хенгстенберг считает, что «слово» в этом контексте должно включать в себя и проповеди апостолов, и их письменные произведения.

21 да будут все едино

Я считаю, что смысл этого предложения заключается в следующем: «Я молюсь, чтобы и эти Мои ученики, и те, что впоследствии станут Моими учениками, были тесно связаны и объединены: имели один разум, одно учение, одну точку зрения, одно сердце, одну жизнь, как Ты, Отче, и Я имеем один ум и волю вследствие того неразрывного союза, благодаря которому Ты во Мне и Я в Тебе». Читая этот стих, как и стих 11 -й, мы обязательно должны помнить, что между Отцом и Сыном такое единство, какого верующие не способны достичь. И тем не менее они должны подражать ему.

Истинный секрет единства верующих заключается в выражении «в Нас едино». Верующие могут быть на самом деле едины, только будучи соединены с одним Отцом и одним Спасителем. Тогда они будут едиными друг с другом.

Фер считает, что Господь, кроме всего прочего, хочет сказать этими словами об объединении иудеев и эллинов в одну Церковь и разрушении «стоявшей посреди преграды».

да уверует мир, что Ты послал Меня

Здесь Иисус упоминает о важной причине, по которой Он молится о единстве Своих учеников. Оно заставит мир поверить в Его божественную миссию. «Когда мир увидит, что Мой народ не ссорится, не разделяется, но един во мнениях, чувствах и жизни, тогда мир начнет верить, что Спаситель, у которого такой народ, действительно послан Богом».

Давайте обязательно отметим, как хорошо Господь предвидел воздействие, которое будут иметь образ жизни и взгляды исповедующих христианство на окружающий мир. Недостаток единства, который привел к распрям, терзающим английских христиан уже 300 лет, причинил невосполнимый ущерб душам и послужил плачевным примером огромного вреда, который был нанесен делу Учителя пренебрежением этими Его словами. Джордж Ньютон говорит: «Как же пострадали наш благословенный Спаситель и Его Евангелие из-за жестоких распрей среди тех, кто называют себя святыми».

22 И славу, которую Ты дал Мне Я дал им: да будут едино, как Мы едино

В этом стихе Господь снова говорит о том, как страстно желает Он единства Своих последователей. Он заявляет, что для того, чтобы они могли быть едины, Он дал им славу, которую Отец дал Ему. Это очень сложное выражение, приводящее в замешательство всех комментаторов. Вся проблема в том, что имел в виду Господь под «славой», которую Он дал.

1. Одни, включая Кальвина, считают, что «слава» — это образ и подобие Божие, которые обновились в учениках (2Кор 3:18).

2. Другие, в том числе Бенгель, считают, что «слава» — это те незримые сила, влияние и власть, которые сопровождали все, что Господь говорил и делал во время Своего земного служения. Такая «слава» освещала лицо Моисея, когда он сходил с горы (2Кор 3:7). Те же самые власть и силу дал Христос апостолам (см. Деян 4:33).

3. Третьи, как Цвингли, Брентий, Гольтер и Пирс, считают, что «слава» — это сила совершать чудеса, которая во время земного служения Господа была Его особой и неповторимой «славой». Так, мы читаем: «Христос воскрес из мертвых славою Отца» (Рим 6:4).

4. Четвертые, включая Августина, Эколампадия, Буллингера и Мантона, считают, что «слава» — это небесная слава и бессмертие, которые наш Господь обещал Своим ученикам, слава, которой они будут обладать, верно послужив Ему на земле (Рим 8:18).

5. Странным кажется предположение Толета, который утверждает, что здесь идет речь о той «славе», которая передается нам через Вечерю Господню!

6. Штир и Хенгстенберг считают, что «слава» — это единство умов и сердец.

7. Некоторые, как Григорий Нисский, Аммоний, Феофилакт и Буцер, полагают, что, когда здесь говорится о «славе», имеется в виду Святой Дух, который в другом месте назван «Духом славы» (1Пет 4:14).

Эти разногласия, вероятно, никогда не будут разрешены. Если кто-то спросит меня о моей точке зрения, я отвечу, что предпочитаю всем прочим последнее толкование. Оно больше, чем остальные, согласуется с окончанием стиха. Ничто так не могло сделать учеников «едиными», как дар Святого Духа. Не читаем ли мы о «единстве Духа» (Еф 4:3)?

23 Я в них, и Ты во Мне

В этом стихе Иисус упрощает Свои высказывания о единстве и говорит о нем более полно, чтобы ярче показать, какую огромную важность Он ему придает. Полагаю, что смысл этих слов состоит примерно в следующем: «Молю, чтобы Мои ученики, благодаря тому, что Я обитаю в них и Ты во Мне, были настолько тесно связаны, что соединились и усовершенствовались бы в одно тело, имеющее один ум, одну волю, одно сердце и один образ мыслей, хотя и множество членов; и чтобы мир тогда, видя их единство, вынужден был бы признать, что Ты послал Меня в качестве Мессии и что Ты возлюбил Моих людей так, как возлюбил Меня».

Завершая рассмотрение этого глубокого и сложного отрывка о единстве, полезно вспомнить, что Церковь, о единстве которой Господь беспокоится и молит, — это не отдельная конфессия или вся видимая церковь, а Церковь, являющаяся Его Телом, Церковь избранных, Церковь, которая состоит исключительно из истинных верующих и святых.

Кроме того, единство, о котором молит Господь, — это не единство церемоний и иерархий, а единство сердца, воли, учения и жизни. Те, кто основным предметом этой части молитвы Господа считают церковное единообразие, совершенно не разобрались в этих стихах. При единообразии может не быть единства, как во многих видимых церквах, существующих сегодня. С другой стороны, единство может быть там, где нет единообразия, как, например, между богословскими англиканами и пресвитерианами. Единообразие, несомненно, может сильно способствовать единству, но само по себе это не единство.

Единство, о котором молится здесь Господь, — это то истинное, существенное, духовное, вечное, единство сердец, которое, несомненно, связывает всех истинных членов Христа из каждой церкви и каждой конфессии. Это единство возможно благодаря тому, что один Святой Дух всех делает членами Христа. Именно это единство дает им между собой большее единомыслие, чем с формальными сторонниками собственной деноминации. Именно оно является истинным масонством на земле, оно потрясает мир и заставляет его признать истинность христианства. В Своей молитве Господь просит постоянно поддерживать это единство и укреплять его. И не стоит удивляться. Размежевания среди номинальных верующих маловажны. Размежевания же среди истинных христиан являются самым большим вредом, который только можно причинить делу Евангелия. Они приводят к потере времени и сил и дают миру причины не верить. Если бы все верующие сейчас были единодушны, если бы они сотрудничали, то вскоре могли бы перевернуть весь мир. Не удивительно, что Господь молится о единстве.

24 Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы где Я, и они были со Мною

В этом стихе Господь возносит четвертое прошение о Своих учениках. За сохранением, освящением и единством следует участие в Его славе. Он просит, чтобы они были с Ним в той славе, которой предстояло открыться, а также «видели», разделяли ее и участвовали в ней.

Примечательно слово Христа «хочу», хотя и не следует сильно увлекаться, далеко заходя в своих выводах (см. Мк 10:35). Дочь Ирода, прося голову Иоанна Крестителя, сказала: «Хочу, чтобы ты дал мне» (Мк 6:25). Это слово, быть может, указывает всего лишь на сильное желание. Однако это желание Того, кто един с Отцом и чья воля полностью совпадает с волей Отца. Вероятно, это слово используется для того, чтобы ободрить сердца учеников. «Хочу» — и это будет сделано.

Хатчесон говорит: ««Хочу» не придает поведению Христа властности, противоречащей доселе смиренному характеру Его молитвы. Это слово лишь подразумевает, что в молитве Он оставлял Свою последнюю волю и завет, отдавал нам Свое наследие, которое, Он был уверен, окажется действенным, будучи приобретенным Его заслугами и Его исполненными любви и искренности ходатайственными молитвами».

Трэйлл отмечает: «Христиане, обратите внимание на потрясающую разницу между тем, как Христос молится о Своем избавлении от ада и о нашем обретении небес! В молитве о себе Он говорит: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты». Но в молитве о небесах для Своих людей Он говорит иное: «Отче! Хочу, чтобы они были со Мною».

Штир считает, что «словом «хочу» Сын, который един с Отцом и совершает все по своей воле, завершает оставленное Им завещание. Это слово записано там, где уже закончилась молитва-прошение».

Альфорд говорит, что «за этим волеизъявлением стоит осознание Своих неограниченных возможностей».

Выражение «были там, где Я» — одно из тех высказываний, которые показывают природу будущей обители верующих. Где бы ни находилось это место, когда бы оно нам ни открылось — до воскресения или после, там мы будем вместе «со Христом». Подобные выражения встречаются в Лк 23:43; Флп 1:23; 1Фес 4:17: «со Мною в раю», «разрешиться и быть со Христом» и «всегда с Господом будем». Будущее состояние премудро сокрыто от нас. Верующим достаточно знать, что они будут «со Христом». Общение, а не место, определяет наше счастье.

Трэйлл отмечает: «Небеса — это совершенное, непосредственное присутствие Христа. Совершенное присутствие — это когда присутствуют целиком обе стороны: весь Христос и весь христианин. Но пока не весь Христос с нами и не все в нас с Ним. От Христа у нас есть Христов Дух, слово и благодать. От нас у Него — наши сердца, дела нашей веры и любви. Но это присутствие несовершенно: нас разделяет физическое и духовное расстояние.

да видят славу Мою

Выражение «видят славу Мою», конечно же, нельзя сужать, сопоставив учеников со «зрителями, которые что-то наблюдают». Оно включает участие, разделение и совместное наслаждение (ср. Ин 3:3, 36; Ин 8:51; Откр 18:7).

которую Ты дал Мне

Слова «которую Ты дал Мне», очевидно, указывают на ту особую славу, которую Отец, в соответствии с вечным заветом, дал Христу в награду за труд искупления (Флп 1:9).

потому что возлюбил Меня прежде основания мира

Думается, это предложение использовано здесь специально для того, чтобы показать, что слава Христа в грядущем мире готовилась Ему от вечности, до начала времени и до сотворения человека. Он, в отличие от Моисея и Иоанна Крестителя, не приобрел ее за Свою преданность на земле; нет, Он, будучи вечным Сыном вечного Отца, обладал этой славой всегда. «Ты возлюбил Меня и предназначил для Меня эту славу задолго до того, как мир был сотворен», т. е. от вечности. Это очень глубокое высказывание, содержащее намного больше, чем мы можем уразуметь.

25 Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали

В этом стихе Господь переходит к заключению Своей чудесной молитвы. Он завершает ее словами о том состоянии, в котором Он оставляет мир и Своих учеников. Я считаю, что смысл их таков: «Я иду к Тебе из мира, который не познал Тебя и отказывался от познания Тебя в течение всего Моего служения. Но, пребывая в этом мире, Я знал Тебя и неизменно держался Тебя. А Мои ученики познали и уверовали, что Ты послал Меня в качестве Мессии».

Неясно, почему Господь использует выражение «Отче праведный!» Оно стоит в стихе особняком. Быть может, оно должно указывать на резкий контраст между нечестием мира, который «не познал Слово», когда Слово было в нем (см. Ин 1:10), и тем, как справедливо Господь наказывает мир, который отказался познать Христа, в то время как Его ученики приняли Его.

И еще раз стоит отметить высокую оценку, данную ученикам. При всей их немощи они познали Его божественную миссию.

26 И Я открыл им имя Твое и открою

В этом предложении Господь кратко подводит итог тому, что Он сделал и продолжал делать для учеников. «Я как Спаситель погибающего мира открыл им Твое имя, характер и качества, и Я буду продолжать открывать их после Своего вознесения через Святого Духа».

Здесь, как и в других местах, Господь в очередной раз заявляет, что одной из важнейших задач Его служения было явить Отца.

Выражение «Я открою», согласно Джорджу Ньютону, доказывает, что «Иисус Христос будет продолжать все больше открывать имя Своего Отца другим народам и другим людям до самого конца мира».

да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них

Иисус, завершая Свою молитву, говорит о Своем желании видеть в сердцах учеников любовь Отца, о желании Самому обитать в их сердцах. «Я очень хочу, чтобы они знали и чувствовали ту любовь, которой Ты возлюбил Меня, и чтобы Я мог всегда обитать в их сердцах через веру».

Давайте не забывать одно из самых главных пожеланий Павла в Послании к Ефесянам: да даст Бог Отец «верою вселиться Христу в сердца их» (Еф 3:17). Он также говорит римлянам: «Любовь Божия излилась в сердца наши» (Рим 5:5).

Выражение «Я открою им Свою любовь» является сложным для толкования. Оно означает либо «Я лично открою ее в период между Моим воскресением и вознесением»; либо «Я продолжу открывать ее через наставление Духа после Моего ухода из мира». Последнее кажется более правдоподобным.

Выражение «да любовь Твоя в них будет» представляет еще одно серьезное затруднение. По всей видимости, оно обозначает либо «пусть Твоя любовь, та самая, которой Ты любишь Меня, будет направлена на них и к ним»; либо «пусть они ощутят в своих сердцах ту самую любовь, которой Ты любишь Меня». Я предпочитаю последнее толкование.

Джордж Ньютон, комментируя этот стих, отмечает: «Если Христос живет в вас, позвольте вас предупредить: дайте Ему спокойно жить в вашем сердце. Не дразните и не беспокойте Его; не заставляйте Его раздражаться и тревожиться. Пусть обитание в вас не будет для Него наказанием. Напротив, изо всех сил старайтесь во всем угодить Ему, доставить Ему удовольствие, чтобы Он с радостью, а не с тоской жил в избранном доме».

Мантон отмечает: «Если земному царю предстоит провести в каком-то доме всего одну ночь, как тщательно все готовится, дабы ничто не оказалось противным его взору, а наоборот, все было красивым, приятным и чистым! Насколько более тщательно мы должны содержать в чистоте свое сердце, выполняя угодное Ему служение, упражняя свои веру, любовь и другие добродетели, дабы угодить своему Небесному Царю, который, приходя в обитель нашего сердца, навсегда остается там».

Завершая рассмотрение этой главы, хочется отметить, что совершенно естественно будет, если мы почувствуем глубокое смирение, осознавая свое невежество и неспособность понять смысл многих в ней высказываний. Как много в наших комментариях того, что нельзя назвать иначе, чем немощными предположениями. Мы проходим лишь по поверхности. Давайте обязательно запомним одно: каждый христианин должен постоянно желать получить те четыре благословения, о которых молился наш Господь: 1) сохранение, 2) освящение, 3) единство, 4) прославление со Христом.

Джордж Ньютон завершает свои комментарии ко всей главе трогательными словами: «Как горячо и настойчиво Христос просит Бога Отца о том, чтобы мы были едины здесь и оказались в одном месте впоследствии! О, давайте же вглядываться в сердце Иисуса, раскрывающееся нам через это сокращенное изложение Его ходатайственной молитвы, чтобы все больше и больше познавать Его сердце и то, что в нем происходит, пока не наступит тот день, когда эта драгоценная молитва не получит своего полного исполнения, когда мы будем восхищены на небеса, чтобы всегда быть с Господом и чтобы там, где Он, и мы были с Ним».

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Джона Райла на Евангелие от Иоанна, 17 глава. Комментарии Джона Райла.


Публикуется с разрешения издателя.
© 2001−2004.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС

От Иоанна 17 глава в переводах:
От Иоанна 17 глава, комментарии:
  1. Новой Женевской Библии
  2. Толкование Мэтью Генри
  3. Комментарии МакДональда
  4. Толковая Библия Лопухина
  5. Комментарии Баркли
  6. Комментарии Жана Кальвина
  7. Комментарии Джона Райла
  8. Толкования Августина
  9. Толкование Иоанна Златоуста
  10. Толкование Феофилакта Болгарского
  11. Новый Библейский Комментарий
  12. Лингвистический. Роджерс
  13. Комментарии Давида Стерна
  14. Библия говорит сегодня
  15. Комментарии Скоуфилда


2007–2024. Сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите нам: bible-man@mail.ru.