Библия » Библия говорит сегодня

От Марка 7 глава

5. Религиозная оппозиция усиливается (7:1-23)

В этом отрывке мы видим продолжение темы и понимаем, что обвинение против Иисуса со стороны иудейских лидеров готовится самым тщательным образом. Оппозиция иудейских религиозных властей становится все более интенсивной. Марк раскрывает основные вопросы возникших между двумя сторонами разногласий. Мы можем еще раз убедиться, что Марк пишет для язычников, поскольку он часто поясняет то, что большей части иудеев известно (7:3-4,11).

Иерусалим в Евангелии от Марка (7:1) явно представлен как центр оппозиции иудеев. Поэтому приход фарисеев и учителей закона из Иерусалима свидетельствует о растущей напряженности.

Первый вопрос (2-4) касается церемониальной нечистоты. Ученики Иисуса не выполнили правил, связанных с приемом пищи (2), и Марк объясняет природу этих правил (3,4). Текст отрывка не так прост, как кажется. Во фразе не умывши тщательно рук использовано греческое слово, означающее «кулаком». В некоторых рукописях в этом стихе мы находим либо похожее выражение, либо это слово опускается вовсе, однако именно представленный нами вариант является правильным. Это выражение может означать мытье сложенной в кулак руки ладонью другой руки или омытие рук до запястья, или же использование полной ладони воды, а не большего количества. Кранфилд[ranfield. Р. 233.] предлагает сравнить действия, перечисленные в этой фразе, с действиями, описанными в стихе 4.

Мы не можем быть уверены в том, что все евреи (3) следовали этим правилам. Марк утверждает, что это был распространенный обычай, особенно после возвращения с рынка (фразу «пришедши с торга» лучше перевести как «все, что приходит с рынка»), поскольку как люди, так и предметы могли быть осквернены прикосновением язычников в толпе и, следовательно, стать ритуально нечистыми. Даже тень язычника, упавшая на блюдо или тарелку, могла осквернить их.

В основе всех этих споров лежали предания старцев. Предания относились к устной иудейской традиции, которая являлась дополнением, объясняющим некоторые детали законов, их скрытый смысл и применение. Эта тема была поднята оппонентами Иисуса, которые основывали свои обвинения на предании (5), то есть научении, переданном предками. Совершенно ясно, что невыполнение учениками Иисуса ритуальных предписаний ставило под угрозу само основание, закон, как его понимали религиозные лидеры. Фарисеи и книжники выдвинули такое обвинение, которое могло заинтересовать толпу, поскольку слишком многое в жизни людей находилось под влиянием этих принципов [То, что эти вопросы продолжали волновать и растущую христианскую церковь, становится ясно из Деян 15:19-21; 1Кор 8:4-13; 10:23-33; Гал 2:11-17; Рим 14:14-23; Кол 2:20-22 и Евр 13:9,10.].

Иисус ответил на обвинение, Сам перейдя в наступление (6-8). Он использовал цитату из Септуагинты, греческой версии Ветхого Завета. Но ни масоретский текст (еврейская версия), ни Септуагинта сами не являлись основанием для критики, с которой выступил Иисус. Фарисеи и книжники возвысили собственные, человеческие правила до уровня Божественного закона, и тем самым фактически отвергли истинную цель и дух самого закона. Таким образом, они могли выполнять религиозные ритуалы словом и делом, зависеть от правил, передаваемых через «предания», не будучи в то же время верными сердцем духовным замыслам закона (6, 7). В результате Божий закон по сути дела был отставлен в сторону и ему предпочли человеческое учение и предания, основанные на этом законе (8).

Далее Иисус, стремясь проиллюстрировать положение, приводит конкретный пример (9-13) – вопрос о корване (11). Это арамейское слово, использованное в тексте, транслитерирует еврейский эквивалент, который часто встречается в Левите, Числах и Книге Пророка Иезекииля и означает «пожертвование Богу». Корень еврейского слова имеет значение «поднести» и подразумевает, что дар, принесенный Богу, свят и его нельзя использовать для других нужд. Поэтому иногда то, что было пожертвовано Богу, называли «корваном», даже если оно оставалось в пользовании собственника, просто его нельзя было использовать для обычных целей.

В том примере, который приводит Иисус (был ли это реальный или предполагаемый случай?), человек объявляет корваном то, что он мог бы использовать для помощи родителям (11). Это, по мнению Иисуса, идет вразрез с требованиями закона, касающимися обязанностей детей по отношению к своим родителям (10). Однако предание оправдывает такого человека и освобождает его от этих обязанностей (12).

Неясно, все ли иудейские религиозные учителя придерживались такого мнения, но точно известно, что корван охранялся от употребления его в обычных целях. Скорее всего, Иисус не выдвигает обвинений против самих преданий или против использования их в жизни людей, но говорит о том, что осуждение поведения Его учеников со стороны фарисеев выявляет (как заявлял Исайя) их уход от почитания самого закона (а значит и Бога, Который дал его) и превознесение преданий (а значит и человеческого фактора, который породил их). Они не подчиняют сердце и дух Богу, а применяют в своей жизни правила, изобретенные людьми. Итак, Он заявляет: «И делаете многое сему подобное» (13).

В подтверждение сказанному Иисус говорит и о том, что на самом деле оскверняет человека (14-23).

Это, конечно, не пища, которая поступает в наш организм, ибо сама пища никак не влияет на то, что из себя человек представляет. Его суть проявляется в том, что из него исходит. Смысл этих высказываний Иисус объясняет далее, упрекая при этом Своих учеников в непонятливости (17-19) [В некоторых рукописях в стихе 16 содержится призыв «внимательно слушать», что соответствует атмосфере учения, поскольку повествование переходит от утверждения к объяснениям.].

Следует отметить, что ученики осмелились просить объяснения, хотя чувствовали, что уже не так, как раньше, нуждаются в нем. Иисус, похоже, соглашается с их самооценкой (18)! В стихах 14,15 говорится об осквернении самой сущности человека. Входящее в человека в основном относится к пище (входит в чрево, 19). То, что исходит из него, означает характер человека и его отношение к жизни (то есть все, что в сердце его, 19). Безвредность самой пищи в духовном смысле очевидна (19).

Слова Иисуса в стихах 18,19 являются, по сути дела, утверждением, что всякая пища чиста, и это утверждение выходит за пределы конкретных случаев, обсуждаемых в этом отрывке. Фактически, Иисус отменил как правила, касающиеся пищи и диеты, продиктованные законом, так и «предания», связанные с ними. Можно предположить, что это относится также ко всем ритуальным правилам и их общественному применению. Неужели Иисус отменяет весь закон Моисея? Такое предположение не соответствует Его словам в 7:10 или 1:44 и еще менее тому, что написано в Евангелии от Матфея 5:17-20. И все же здесь, как и у Матфея, предлагается новая, более правильная позиция, с которой следует рассматривать закон Моисея. Иисус напоминает Своим слушателям о духовных целях законов. В Евангелии от Матфея Он призывает их превзойти книжников и фарисеев в выполнении Божьей воли. Иисус предлагает истинную позицию, новую перспективу и новый взгляд. Теперь ученики должны по-новому взглянуть на мир в свете Его учения и всего того, чему еще предстоит произойти в Его служении, включая смерть и воскресение. Церемониальный закон подходит к концу, ибо жертвенная смерть Иисуса обеспечит прощение, очищение и праведность. Общественные требования перестанут иметь силу закона, потому что Божий народ будет создан заново – не по факту физического рождения, но по факту нового рождения через действие Святого Духа в ответ на веру в Христа. Моральные законы обретут истинную глубину, ибо Иисус откроет их изначальный смысл, сокрытый во внутреннем отношении верующего, а не во внешних стандартах общества. Это ясно из Нагорной проповеди в Евангелии от Матфея.

У Марка же эти пророчества лишь слегка затрагиваются, но нигде не выражаются открыто. Неспособность учеников видеть духовные перспективы показывает, насколько ограниченными они были в то время, как держались за старые привычки и понятия и как верно почувствовали, что следует обратиться за помощью к Иисусу. А Иисус хочет, чтобы они понимали больше. Но истина в полном своем объеме не станет понятнее до тех пор, пока драма не завершится. После Его смерти и воскресения общественные предписания потеряют власть над теми людьми, которых Бог создал верой. Ритуальные установки найдут в Нем свое завершение и конец. Люди увидят в новом, истинном свете все моральные требования. В настоящий же момент ученики являются для нас примером тех, кто ощупью идет к пониманию истины, но не останавливается и не сворачивает с пути. К сожалению, иудейские власти оказались неспособны увидеть истину, потому что их видение ограничивалось стеной, предназначенной для защиты того самого закона Божьего, который Иисус пришел объяснить и исполнить. То, что они построили (предания), не столько сохраняет и защищает закон, сколько ставит их самих в жесткие рамки и границы, так что они не свободны воспринять его глубокое значение.

Иисусом представлен поразительный перечень зол, не учтенных законническим подходом (20-23). Из двенадцати наименований первые шесть даны во множественном числе. Последующие шесть – в единственном числе. Иисус показывает, что любое побуждение ко греху, исходящее извне, определенно не связано с ритуалом, относящимся к еде. Происхождение всех грехов и пороков следует искать «в сердце», а не «в чреве» (см. стих 19). Если все свое внимание направить на вопросы ритуальной чистоты приема пищи и пренебречь источником зла в человеческой жизни – это фактически означает оказаться в положении заключенного. Религиозные лидеры критиковали последователей Иисуса за несоблюдение внешних ритуалов, в то время как в результате их служения многие люди получили освобождение на внутреннем уровне. Это показывает, что критики совершили именно ту ошибку, о которой предупреждал Иисус.

а. Что такое добрые традиции ?

Текст представленного отрывка можно воспринимать как вызов всем христианам, ибо нам всем грозит опасность подмены духовного содержания нашими человеческими преданиями. То же грозит и тем, кто критикует других за слишком большую привязанность к преданиям! Человеческая жизнь во многом зависит от преданий и различного рода установок, начиная с семейного уклада и воспитания и заканчивая национальными и интернациональными обычаями. Они связывают между собой определенные периоды нашей истории, отдельных индивидуумов и группы людей, которые иначе были бы разобщены. Они часто несут ответственность за сохранение согласованности, порядка и преемственности, когда те находятся под угрозой. Эти установки познаются в процессе наблюдения и практики, а иногда о них не говорят и им не учат, а просто принимают и усваивают. Их часто воспринимают как нечто «общепринятое», и в этом их опасность и сила. Они простираются от монашеского уклада и формальных традиций, связанных с католической практикой (которая часто кажется протестантам угрозой подлинности Писания), до протестантских конгрегации, многие из которых пользуются неписаными собственными правилами (которые католики часто воспринимают как суетные, дешевые и опасные, каковыми некоторые из них действительно и являются). Дело не в том, есть ли у нас предания и традиции. Похоже, без них в человеческой жизни обойтись нельзя. Достаточно указать на множество групп, которые начинают «без преданий», но вскоре обрастают ими. Вопрос в том, развиваются ли эти традиции в верном направлении, которое, по учению Иисуса, заключается в обязательном испытании их Божьим словом в Писании (наши предания как раз и пытаются объяснить Священное Писание) и высочайшей требовательностью Царства, характеризующейся внутренней чистотой. Но и при соблюдении этих условий традиции, скорее всего, будут постоянно меняться в соответствии с новыми обстоятельствами. Свидетельство тому можно найти как в прошлом (выяснив традиции наших предков), так и в современном мире (изучив традиции других групп христиан). Испытание выдерживают не те традиции, которые совпадают друг с другом, но те, которые в собственном контексте соответствуют Священному Писанию и отвечают требованиям внутренней чистоты. Поэтому нам не стоит слишком привязываться к традициям и преданиям. Слушателям Иисуса было трудно понять и принять именно этот момент.

б. Правильные приоритеты

Критики Иисуса посчитали несоблюдение некоторых ритуалов достаточной причиной для отрицания факта духовного и физического освобождения многих людей. Это освобождение стало доступно всем нуждающимся. Больные выздоравливали, нечистая сила изгонялась, грехи прощались, но критики видели только несоблюдение требования мыть руки перед едой. Они пренебрегли признаками Царства ради ритуальных омовений.

Интересно отметить разницу между верностью традициям и послушанием Богу в жизни других людей, в частности тех, которых мы склонны критиковать. Соперничество деноминаций и вероучений берет начало в сосредоточенности на традициях, преданиях и богослужебной организационной практике – и продолжается в пренебрежении глубокими вопросами, такими, как следование слову Божьему и соблюдение духовной чистоты. Конечно, подобные вопросы не всегда легко решить, но изучение Евангелия поможет нам в этом.

6. Вера язычницы (7:24-30)

Теперь Марк рассказывает историю, которая, во-первых, иллюстрирует то, что он говорил о ритуалах, и, во-вторых, дает основание предположить, что Иисус выяснил непредвиденное применение этой истины в течение разговора.

Сам рассказ содержит ряд замечательных черт. Иисус идет в другую область (24). География и топография Марка здесь не точнее, чем в других местах. Но ссылка на Тир определенно уводит за пределы Иудейской территории. А Тир был важным городом, связанным с Римской империей, и серьезным врагом Израиля.

Иисус остается на этой территории (24), а об учениках Его в рассказе Марка не упоминается (Матфей включает их, Мф 15:23). И об этой женщине Марк не говорит так подробно, как Матфей (Мф 15:22), позволяя нам предположить, что Иисус в город не пошел. Прямолинейная манера Марка вновь открывает истинное положение вещей.

Мы не знаем, зачем Иисус направился туда. Вполне вероятно, Ему хотелось побыть в одиночестве и даже без учеников. Однако Марк отмечает, что это было невозможно (24). И неудивительно, ведь толпы евреев следовали за Ним и искали Его (6:33). Но то, о чем рассказывается в этом эпизоде, не может не изумлять читателя. Очевидно, что Иисус тоже был удивлен.

Гречанка, сирофиникиянка по рождению (25,26), находит Его и просит исцелить ее дочь. Указание, что женщина была гречанкой, следует понимать в религиозном, а не в национальном смысле. Все дело в том, что она была язычницей, а не иудейкой, и поэтому не следовала никаким иудейским законам (и здесь прослеживается связь с предыдущей историей). Но что делать Иисусу? Ему противостоят религиозные деятели, Его семья сомневается в Нем, толпы следуют за Ним (зачастую из сомнительных побуждений), Его сопровождают ученики, которые лишь отчасти понимают все происходящее, однако Он признан нечистыми духами и Ему безусловно доверяются только отчаявшиеся. И тут вдруг Иисус встречается с совершенно неожиданным обстоятельством. В результате произошедшее будет иметь воздействие на все, что последует за этим, а не только на Его соотечественников и их взгляды. Матфей, рассказывая эпизод с женщиной, упоминает учеников, тем самым подчеркивая важность Его выбора (Мф 15:23).

Ответ Иисуса (27) поражает Своей уравновешенностью. С одной стороны, Он утверждает Свою верность и призвание служить иудеям: «Дай прежде насытиться детям». С другой стороны, употребление слова «прежде» дает ей надежду. Об этой женщине и ей подобных Он говорит как о «псах», что не звучит комплиментом. Но употребление уменьшительного значения (в оригинале) позволяет предположить, что речь идет о домашних любимцах, а не о бродячих уличных собаках. В целом же Его ответ на данный момент не вдохновляет, хотя и не лишает надежды в будущем [См.: Ис 2:2-4; 42:1 и далее; 50:1 и далее ветхозаветное подтверждение такой позиции.].

Женщина могла почувствовать некоторое удовлетворение от этого, в общем доброжелательного, хотя и отрицательного ответа. Однако она не собиралась отступать. Пусть она была женщиной и язычницей (а она, похоже, была готова принять такое отношение Иисуса к ней и ей подобным), но она была матерью ребенка, нуждавшегося в помощи. Ей было недостаточно уравновешенного богословского ответа, который ничего не изменил в ее ситуации! Она приняла за истину все, что сказал ей Иисус (28), но осмелилась добавить еще один мазок к той незамысловатой картине, которую Он нарисовал: маленькие собачки тоже получают крошки со стола! Чтобы получить хлеб, совсем не обязательно быть ребенком или собакой, и Ему не надо отклоняться от Своего главного служения евреям, чтобы сделать что-то для ее дочери. Она примет унизительное положение, определенное ей Его ответом. Примет ли Он ее дополнение к Своему иносказанию? Его ответ этой женщине покажет, насколько всеобъемлющим будет смысл Его земного служения.

Этот ответ (29) означает, что со временем Его Царство будет открыто и для язычников. Каким бы ни было ее прошлое, в своей нужде она полностью положилась на Него и, возвратившись домой, обнаружила, что дочь исцелена (30).

В этой истории не только подтвердилось многое из уже сказанного, но и появились новые значительные элементы. К списку факторов, которые не обязательно приводят к вере в Иисуса (свидетельства притч, чудеса, изгнания бесов, а также совместные странствия с Иисусом и знание законов), Марк добавляет один фактор, который не мешает верить в Него, – это принадлежность к язычникам. Правда, в словах Иисуса, обращенных к женщине (27), звучат обещания, касающиеся будущего, и тем не менее прорыв сделан. Ее дочь получает исцеление. Двери в Царство Божье, которое созидается в Иисусе, открываются и для язычников.

а. Пересечение границ и преодоление барьеров

Эта история действует в нашем сознании на двух уровнях. Первый относится к служению Самого Иисуса. Мы уже говорили о том, что большинство людей не понимало, Кто Он есть на самом деле, именно потому, что Ему многое предстояло еще сделать, в частности Своей смертью и воскресением. И все же для тех, кто мог видеть, свидетельства были налицо. Точно так же и с язычниками: им была дана надежда, которая на тот момент относилась к будущему. Эта надежда для язычников представляла собой серьезную проблему для первых учеников Иисуса, что ясно из Деяний святых Апостолов, в частности, из главы 15, где рассказывается, как вся миссия апостолов язычникам находилась под угрозой. Истина победила тогда, когда все увидели, что Бог предлагает спасение через Иисуса всем, независимо от национальности или происхождения.

Другой уровень касается преодоления национальных и религиозных барьеров, когда этого требуют интересы нуждающихся в помощи. Разница между восприятием Иисуса и этой женщины изложена Марком очень четко (все в той же свойственной ему резкой и прямолинейной манере повествования). Для Него это вопрос правильного исполнения воли Божьей, где недопустимо нарушение меры (в богословском смысле). Для нее самым главным является ее больной ребенок, которого, как она верит, Иисус может исцелить. В ответ на ее веру Иисус в Своей готовности помочь ей пересекает множество границ – национальных, религиозных, половых, традиционных – и дарует исцеление в ответ на ее веру. Как самарянин в притче Иисуса (Лк 10:30-35), Иисус готов был рисковать Собой, чтобы спасти другого.

б. Сегодняшние барьеры

Исторический и современный контекст всех этих событий представляет собой печальную картину. Слишком часто для оправдания различных барьеров между группами и нациями выдвигались якобы христианские принципы, более того, на основании этих принципов даже велись войны и совершались массовые кровопролития. Не так давно мы читали новости о «христианской милиции», воевавшей с мусульманскими войсками в Ливии. Религия чересчур активно участвует в «ирландской» проблеме, хотя истоки этой проблемы лежат вовсе не в религии. Все больше людей как в частном порядке, так и группами набрасываются на меньшинства, и эти разногласия имеют те же корни. Христианская церковь должна проявить настойчивость в преодолении такого рода преград, которые мешают отвечать на нужды людей и самим нуждающимся мешают принимать помощь. Совсем не обязательно соглашаться с богословием другого человека, его образом жизни или национальными обычаями, но нельзя отворачиваться от того, кому требуется поддержка. Нужно просто проявить любовь Божью к другому человеку. Мир нуждается в христианах, которые твердо следуют за своим Учителем и в этом вопросе.

7. Глухие слышат и немые говорят (7:31-37)

Исцеление глухонемого – это еще один пример того, как Иисус пересекает границы, чтобы освободить людей от их оков. На этот раз границей была острая физическая неспособность. К Иисусу привели глухого косноязычного (32) с просьбой исцелить его.

Марк описывает необычный маршрут Иисуса – из Тира на север от Сидона, а затем обратно к Десятиградию юго-восточным направлением, – но как всегда не предлагает ни объяснения этого маршрута, ни определения его времени. Для него важна лишь деятельность Иисуса и значение этой деятельности. Время и место не представляются для Марка чем-то существенным.

Важным для него является лишь свет, который сотворенное чудо проливает на личность Иисуса. Слово, использованное в этом отрывке для объяснения болезни, касающейся речи, встречается только дважды в греческой версии всей Библии: здесь и в Книге Пророка Исайи 35:6. Примечательно, что слова толпы, выражавшей свое изумление при виде чуда («и глухих делает слышащими и немых – говорящими», 37), напоминают слова из Книги Пророка Исайи 35:5,6. Поскольку отрывок из Книги Пророка Исайи относится к пришествию Мессии, связь между ними представляется тем более значительной. Как обычно, Марк дает читателям понять значение деятельности Иисуса. Участники же самих событий, похоже, ничего не понимают. Почему? Это как раз и является главной темой в повествовании Марка. Их слова в изложении Марка содержат ключ к пониманию того, Кто есть Иисус – Мессия, Божий Помазанник («все хорошо делает», 37). И все же они, по-видимому, не в состоянии связать эти факторы воедино. История еще не достигла того момента, когда станет возможным ответить на этот вопрос.

Кажется, что Иисус Сам способствует их непониманию. Чтобы исцелить человека, Он уводит его в сторону (33). Он просит никому не рассказывать о произошедшем (36). Исцеления – это признак Царства, но не само Царство. Благодаря этой истории мы чувствуем приближение чего-то, что еще не открыто, но будет открыто в будущем.

Метод же исцеления здесь не отличается уникальностью. Такая практика использовалась и другими целителями. Уникальность состоит в личности Целителя, Которая и делает исцеление знаком приближения Царства Божьего.

Глубокий вздох Иисуса – это свидетельство духовной борьбы, которая сопровождала исцеление. В Послании к Римлянам 8:22-27 и во Втором послании к Коринфянам 5:2,4 Павел использует это слово для обозначения той внутренней борьбы, которая характеризует жизнь христиан. Исцеление больного сопровождается борьбой со злом.

Арамейское слово ephphatha («откройся»), использованное Марком, вызывает мысль о борьбе. Но его значение гораздо шире, чем просто «открыть уши» и «освободить язык». Открывается и освобождается для Божьей Царственной власти вся личность человека.

Изумленные люди превозносят достижения Иисуса. Но они не являются Его истинными учениками. И здесь Марк обращает наше внимание на два момента. Во-первых, они еще не были свидетелями всей евангельской истории. Допросы, распятие и воскресение еще впереди. Во-вторых, настоящая вера и преданность

Христу, как их понимает Марк, это в любом случае чудо. Нас может освободить к вере в Иисуса только «ephphatha» Иисуса.

Урок благовестия
Все христиане призваны быть Христовыми свидетелями, но некоторые обладают данным Богом даром вести других к вере, рассказывая евангельскую историю и приводя ко Христу тех, кто готов слушать. Это особенно касается проповедников благовестия. Христиане, поддерживающие таких проповедников в их служении, могут возложить на их плечи тяжелое бремя своих ожиданий. Они могут судить проповедников по их «успехам», то есть по количеству людей, которые ответили на призыв к покаянию.

Этот отрывок помогает скорректировать такое положение. То, что делал Иисус, произвело огромное впечатление на толпы народа, и свидетели Его чудес взволнованно рассказывали об этих чудесах другим, однако совсем не все услышавшие становились учениками Иисуса. Прежде всего им следовало понять значение происходящего, скрывающееся за всем тем, что делал и говорил Иисус. Без этого истинной веры быть не могло. Такое понимание и такое восприятие достигается отчасти в процессе духовной борьбы между добром и злом в мире. Это дается нелегко. Более того, Марк намекает, что приход каждого человека к вере содержит в себе элемент чуда. Люди приводятся к вере действием Бога Духа Святого, однако мы вполне понимаем необходимость решения и выбора самого человека.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Баркли на евангелие от Марка, 7 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.