Библия » Толкование Мэтью Генри

1-е послание Иоанна 3 глава

В этой главе апостол возвеличивает любовь Божию, явленную в нашем усыновлении, ст. 1, 2. На этом основании убеждает нас быть святыми (ст. 3) и не грешить, ст. 4-10. Он настойчиво призывает нас к братолюбию, ст. 11-18. Учит, как мы можем успокоить свое сердце перед Богом, ст. 19-22. Заповедь веры, ст. 23. Польза от послушания, ст. 24.

Стихи 1-3. Показав достоинство верных последователей Христа, что они рождены от Него, а потому являются близкими родственниками Богу, в этой главе апостол I. Предается восхищению благодатью Божией, являющейся источником Его удивительного снисхождения: Смотрите, какую любовь, или какую великую любовь, дал нам Отец, чтобы нам называться, действительно называться (Тот, Кто называет несуществующее как существующее, делает их такими, какими они не были) и быть чадами Божиими! Отец усыновляет всех детей Сына. Сын действительно называет и делает их Своими братьями и тем самым дарует им власть и достоинство быть чадами Божиими. Только удивительно снисходительная любовь вечного Отца могла сделать и назвать таких, как мы, Своими сыновьями – нас, наследников греха по нашей природе, виновных перед Ним и проклятых Им; нас, ставших по своим делам сынами порока, непослушания и неблагодарности! Удивительно, что святой Бог не стыдится называть Себя нашим Отцом, а нас – Своими детьми. Из этого апостол II. Заключает, что честь, которой удостоены верующие, превосходит понимание этого мира, ст. 1. Неверующие плохо знают их. Мир потому (или по той причине) не знает нас, ст. 1. Мир совсем не понимает преимущества и блаженства истинных последователей Христа. Они подвергаются все общим бедствиям, земным и временным, их постигает все то, что и других, они даже испытывают больше скорбей, чем все остальные, ибо у них часто бывает основание говорить: Если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1Кор 15:19). Поэтому нехристианский мир, живущий видением, не знает того достоинства, тех привилегий и наслаждений, какими христиане уже обладают, ни того звания, которое они носят. Мир плохо себе представляет, что эти бедные, смиренные, презираемые люди – избранники неба и вскоре будут его обитателями. Им легче переносить свое положение в мире, так как их Господь был так же неизвестен миру, как и они: Мир потому не знает нас, что не познал Его, ст. 1. Мир не знал, какой великий Человек некогда странствовал здесь, по земле, что Творец мира был некогда жителем его. Иудейский мир не знал, что Бог Авраама, Исаака и Иакова был одной крови с ними и обитал в их стране; Он пришел к Своим, и Свои не приняли Его. Он пришел к Своим, и Свои распяли Его. Конечно, если бы они познали Его, то не распяли бы Господа славы, 1Кор 2:8. Пусть же последователи Христа смиряются со своей тяжелой долей здесь, на земле, так как они находятся в земле странников, среди людей, мало знающих их, так как с их Господом еще прежде их обращались таким же образом. Далее апостол III. Возбуждает в этих верных учениках предвкушение их будущего положения и достоинства. Здесь:

1. Утверждается их почетное родство в настоящее время: Возлюбленные! (вы можете быть нашими возлюбленными, потому что вы возлюблены Богом), мы теперь дети Божий.., ст. 2. Через возрождение мы приобрели природу сыновей Божиих, через усыновление звание сыновей и дух сыновства, а также право на наследство сыновей. Эту честь имеют все святые.

2. Отрицается возможность откровения в настоящее время того блаженства, которое принадлежит и подобает этому родству: ...но еще не открылось, что будем, ст. 2. Слава, подобающая усыновлению и сыновству, откладывается, она сберегается для иного мира. Откровение ее здесь, на земле, положило бы конец ходу событий который должен еще продолжаться. Сыны Божий должны ходить верой и жить надеждой.

3. Определяется время откровения истинного состояния и славы детей Божиих; это будет тогда, когда придет Старший Брат, чтобы призвать их и собрать всех вместе: Знаем только, что когда Он откроется, будем подобны Ему... Когда единородный от Отца, Глава Церкви, явится, тогда явятся и откроются вместе с Ним и Его члены, усыновленные Отцом. И в таком случае они могут с верой, надеждой и искренним желанием ожидать откровения Господа Иисуса, как даже тварь ожидает своего освобождения и откровения сынов Божиих, Рим 8:19. Сыны Божий будут узнаны и откроются миру благодаря своему сходству с Главой: будем подобны Ему – подобны Ему в чести, силе и славе. Их уничиженные тела станут подобны Его славному телу, они исполнятся жизнью, светом и блаженством от Него. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе, Кол 3:4. Далее,

4. Их уподобление Христу объясняется тем, что они увидят Его: ...будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. Их подобие Христу будет причиной того, что они увидят Его как Он есть. Все увидят Его, но не так, как они, не как Он есть, не так, как увидят Его жители небес. Нечестивые увидят Его грозным, страшным в Его величии, в великолепии Его совершенств, требующих отмщения. Но дети Божий увидят Его лицо, сияющее радостью и красотой, увидят Его облеченным в Его славу и любезность, в гармонии Его спасительных совершенств. Их подобие Христу сделает их способными видеть Его так, как видят Его сейчас прославленные святые на небесах. Или: созерцание Христа будет причиной их уподобления Ему, это созерцание будет преобразующим: глядя на Него, они преобразятся в Его образ. Далее апостол IV. Побуждает детей Божиих стремиться к святости: И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя, так как Он чист, ст. 3. Дети Божий знают, что их Господь свят и чист, Он имеет такое чистое сердце и такие чистые глаза, что не может допустить присутствия рядом с Собой какой-либо нечистоты или скверны. Поэтому надеющиеся жить с Ним должны стремиться к полной чистоте от мира, плоти и греха, они должны возрастать в благодати и святости. Не только Господь повелевает им так поступать, но их собственная новая природа тоже побуждает их к этому; более того, надежда на небо внушает им и обязывает их это делать. Они знают, что их Первосвященник свят, чист и непорочен. Они знают, что их Бог и Отец высок и свят, что все общество чисто и свято, что их наследство есть наследство святых во свете. Предаваться греху и нечистоте несовместимо с такой надеждой. Поэтому как мы освящаемся верой, так должны освящаться и надеждой. Чтобы спастись надеждой, надо очищаться ею. Только надежда лицемеров, но не сынов Божиих, допускает удовлетворение нечистых желаний и похотей.

Стихи 4-10. Доказав обязанность верующих быть чистыми, на основании их надежды на небо и на участие в славе Христа в день Его явления, апостол старается теперь наполнить свои уста и умы верующих множеством доводов против греха и всякой связи с нечистыми бесплодными делами тьмы. Итак, он приводит следующие доводы и аргументы:

I. Природа греха и присущее ему беззаконие. Грех противен закону Божиему: Всякий, делающий грех, делает и беззаконие (или: всякий, совершающий грех, совершает преступление, то есть нарушение закона), ибо грех есть беззаконие, ст. 4. Грех есть недостаток соответствия, или отсутствие согласия, с законом Божиим, с тем законом, что представляет собой копию божественной природы и чистоты, содержит Его волю для управления миром, соответствует человеческому разуму и введен для блага человечества; он показывают человеку путь блаженства и мира и направляет его к Создателю природы и закона. Свершение греха есть отвержение божественного закона, а это означает отвержение божественного авторитета и, следовательно, Самого Бога.

II. Цель и задача Господа Иисуса в этом мире, и для этого мира, – устранение греха: И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха, ст. 5. Сын Божий явился в нашей человеческой природе и в ней был известен; Он пришел для того, чтобы защитить и возвысить закон Божий Своим послушанием заповедям, покорностью приговору закона и страданиями под его проклятием. Он явился для того, чтобы взять грехи наши, взять вину грехов путем принесения в жертву Себя Самого, прекратить совершение грехов путем насаждения в нас новой природы (ибо мы освящены Его смертью), отвратить и спасти нас от них Своим собственным примером, и (или ибо) в Нем нет греха. Или: Он взял грех, чтобы уподобить нас Себе, а в Нем нет греха. Надеющиеся иметь с Ним общение на небесах должны здесь достигать общения с Ним в наивысшей чистоте. Христианский мир должен знать и принимать во внимание великую цель прихода на землю Сына Божиего – взять наши грехи: И вы знаете (и это знание должно быть глубоким и действенным), что Он явился для того, чтобы взять грехи наши.

III. Грех противоречит подлинному единению, или связи, с Господом Христом: Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает.., ст. 6. Грешить здесь означает то же самое, что и делать грех (ст. 8, 9), а делать грех – это значит заниматься грехом. Кто пребывает во Христе, тот не может продолжать грешить. Как живительный союз с Господом Иисусом разрушает власть греха в сердце и в природе человека, так пребывание в грехе препятствует Его правлению в жизни и поведении. Или же отрицательное выражение можно понимать как заменяющее положительное: не согрешает – то есть послушен, соблюдает заповеди Его (искренне и повседневно) и делает благоугодное пред Ним, как сказано в cт. 22. Пребывающие с Христом пребывают в завете с Ним и, следовательно, бодрствуют против греха, препятствующего этому. Они пребывают во свете и в познании Его. Из этого можно заключить, что всякий согрешающий (в жизни которого преобладает грех) не видел Его (в его разуме нет здравого евангельского понимания Христа) и не познал Его, не познал Его на своем личном опыте. Практическое отречение от греха – это главное доказательство спасительного познания Господа Христа, духовного союза с Ним и пребывания в Нем.

IV. Связь между делами правды и состоянием праведности, показывающая, что делание греха несовместимо с праведностью; эта мысль предваряется утверждением, что противоположное мнение является большим обольщением: «Дети! да не обольщает вас никто. Будут те, что превознесут вас как получивших новый свет и принявших христианство и заставят вас поверить, будто ваши познания, исповедание и крещение освобождают вас от необходимости быть осторожными и верными в вашей христианской жизни. Берегитесь такого самообольщения. Кто делает правду, тот праведен». В некоторых местах Священного Писания слово праведность, по-видимому, может переводиться как благочестие, например в Мф 5:10: Блаженны изгнанные за правду.., то есть за благочестие; 1Пет 3:14: Но если и страдаете за правду (за благочестие), то вы блаженны; 2Тим 3:16: Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, то есть в благочестии, в его сущности и в его проявлениях. Следовательно, делать правду, противостоять деланию греха, свершению и практикованию его, означает упражняться в благочестии. Итак, упражняющийся в благочестии праведен; он праведен во всех отношениях, он искренен и прав перед Богом. Практическое благочестие не может существовать без принципов непорочности и добросовестности. Праведник имеет праведность, состоящую в прощении греха и в праве на жизнь, праведность, основанную на вменении праведности Посредника. Он имеет право на венец правды, который даст Господь, праведный Судия, согласно Своему завету и обетованию, всем возлюбившим явление Его, 2Тим 4:8. Он имеет общение с Христом, сообразуясь с Божиим законом, будучи в какой-то мере таким же практически праведным, как и Христос; он имеет общение с Ним в своем оправданном состоянии, став относительно праведным вместе с Ним.

V. Связь между грешником и диаволом и основанное на этом намерение Господа Христа и Его служение, направленные против диавола.

1. Связь между грешником и диаволом. Грешники и святые отличаются друг от друга во всем (хотя даже святые являются грешниками в широком значении этого слова); делать грех означает практиковать его так, как это делают грешники, отличающиеся от святых, это означает жить во власти греха, под его господством; кто так живет, тот от диавола, его греховная природа возбуждается диаволом, он согласен с диаволом и угождает ему; он принадлежит к его партии, служит интересам его царства. Диавол является инициатором и покровителем греха, он от начала мира творил грех, искушал грехом и подстрекал к нему.

2. Намерение Христа и Его служение, направленные против диавола: ...Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола, ст. 8. Диавол намеревался и пытался разрушить дело Божие в мире. Сын Божий предпринял против него святую войну. Христос пришел в мир и явился в нашей плоти, чтобы одержать победу над диаволом и разрушить его дела. Грех будет все более и более ослабевать и исчезать, пока полностью не будет уничтожен. Не станем же служить или предаваться тому, что Сын Божий пришел разрушить.

VI. Связь между возрождением и оставлением греха: Всякий, рожденный от Бога, не делает греха. Рождение от Бога – это совершаемое силой Духа Божиего внутреннее обновление нашей природы, восстановление ее состояния святой непорочности. Рожденный от Бога не делает греха, не творит беззакония, не практикует непослушание, – это противоречит его новой природе и возрожденному состоянию его духа, потому что, как добавляет апостол, семя Его пребывает в нем, то есть слово Божие, в его свете и силе, пребывает в нем (как сказано в 1Пет 1:23: Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век). Или: Рожденное от Духа есть дух посеянный духовный принцип святости пребывает в нем. Возрождающая благодать есть пребывающий принцип. Благочестие, по происхождению своему, не есть искусство, требующее ловкости и умения, а новая природа. И поэтому, как следствие, возрожденный человек не может грешить. Я думаю, что всякий рассудительный толкователь не понимает это в таком смысле, что возрожденный не может совершить греховного поступка. Это противоречило бы 1:9, где нам вменяется как долг исповедовать свои грехи и предполагается при этом, что в этом случае мы имеем право на прощение их. Он не может грешить в том же смысле, в котором апостол говорит, что он не может делать греха. Он не может оставаться на пути греха и практиковать его. Он не может грешить так, чтобы его можно было назвать грешником в противоположность святому или рабу Божиему. И еще: Он не может грешить так, как грешил прежде, до своего возрождения от Бога, или как грешат другие, не родившиеся от Бога. Причина этого заключается в том, что он рожден от Бога, и это должно быть равносильно всем запретам и ограничениям.

1. В его уме есть свет, показывающий, как пагубен грех.

2. Его сердце склонно к ненависти и отвращению к греху.

3. Посеянный в нем духовный принцип, или духовное расположение, сокрушает силу греховных действий и разбивает их. Они происходят у него не от полной власти порока и не завладевают целиком его сердцем, душой и совестью, как это бывает с другими. Дух желает противного плоти. Поэтому относительно такого греха можно сказать: Уже не я делаю то, но живущий во мне грех. С точки зрения Евангелия, если ум и сердце настроены против греха, то считается, что человек не грешит.

4. Сделанный грех вызывает у него чувство смирения и сокрушения о грехе. Рожденный от Бога не может грешить. Здесь можно напомнить о различии между природным и нравственным бессилием. Невозрожденный человек нравственно бессилен для всего, что является добрым с точки зрения благочестия. Возрожденный человек блажен в своем бессилии творить грех. На его способность грешить наложено ограничение, эмбарго (как мы могли бы сказать). Сознательно и добровольно грешить ему претит. О человеке, известном своей честностью, мы обычно говорим: «Он не может лгать, не может мошенничать и совершать другие преступления». Как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом? (Быт 39:9). Поэтому упорствующие в греховной жизни тем самым показывает, что они не рождены от Бога.

VII. Разница между детьми Божиими и детьми диавола. Они имеют свои отличительные признаки. Дети Божий и дети диавола узнаются так.., ст. 10. В мире существует (согласно древнему признаку различия) семя Божие и семя змея. Семя змеи узнается по следующим двум признакам:

1. По пренебрежительному отношению к благочестию: Всякий, не делающий правды, пренебрегающий правами Бога и своим долгом перед Ним, – ибо благочестие заключается в нашей праведности перед Богом, то есть в исполнение нашего долга перед Ним, – и всякий, кто не делает этого сознательно, не есть от Бога, но от диавола. Диавол есть отец неправедных, или нечестивых, душ.

2. По ненависти к собратьям-христианам: ...и нелюбящий брата своего, ст. 10. Истинных христиан следует любить ради Бога и ради Христа. Кто не любит их, но презирает, ненавидит и преследует, в тех пребывает еще природа древнего змея.

Стихи 11-13. Апостол, указав, что одним из отличительных признаков детей диавола является ненависть к братьям, берет из этого повод для того, чтобы:

I. Призвать к христианскому братолюбию, основываясь на превосходстве, или древности, или первостепенности относящегося к нему повеления: Ибо таково благовествование (поручение или задание), которое вы слышали от начала (оно относится к главной составной части практического христианства), чтобы мы любили друг друга, ст. 11. Мы должны любить Господа Иисуса и дорожить Его любовью и, следовательно, любить всех, кого любит Он то есть всех наших братьев во Христе.

II. Предостеречь от того, что противоречит братолюбию, от недоброжелательного отношения к братьям, и с этой целью приводит пример Каина. Его зависть и злоба должны удерживать нас от подобных чувств, потому что:

1. Они показали, что Каин был первенцем от семени змея, именно он, старший сын первого человека, был от лукавого. Он подражал диаволу, первому лукавому, и был похож на него.

2. Его зложелательство не знало границ, оно дошло до злого умысла об убийстве и осуществления его – до убийства близкого родственника, и это случилось в начале, когда мир был еще мало заселен. Он убил брата своего, ст. 12. Грех, когда ему предаются, не знает границ.

3. Зложелательство Каина зашло так далеко, в нем было так много диавольского, что он убил своего брата на религиозной почве. Он был раздражен тем, что Авель превзошел его в служении, и позавидовал благоволению, которое тот обрел у Бога. И за это он убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны, ст. 12. Зложелательство внушает ненависть и чувство мстительности к тому, что должно вызывать у нас восхищение и чему нам следует подражать. И далее III. Из этого апостол делает заключение: неудивительно, что и теперь так же обращаются с добрыми людьми: Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас, ст. 13. Змеиная природа все еще сохраняется в мире. Сам великий змей еще правит миром как бог его. И неудивительно, что этот змеиный мир шипит и ненавидит вас, принадлежащих к семени жены, поражающему его в голову.

Стихи 14-19. Едва коснувшись темы святой любви, возлюбленный апостол не может не остановиться на ней более обстоятельно, что он и делает здесь, используя для этого различные аргументы и мотивировки, такие как:

I. Любовь является признаком того, что мы получили евангельское оправдание и перешли от смерти в жизнь: Мы знаем, что перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев.., ст. 14. По природе мы дети гнева и наследники смерти. Посредством Евангелия (по обетованию или завету Евангелия) наше положение относительно иного мира изменилось. Мы перешли от смерти в жизнь, от осуждения на смерть к праву на жизнь; переход этот осуществился на основании нашего уверования в Господа Иисуса: Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем, Иоан 3:36. Мы уверены в этом счастливом изменении: Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь; мы знаем об этом по проявлениям нашей веры в Иисуса Христа, одним из которых является любовь к нашим братьям; вера приводит нас к убеждению, что братолюбие есть признак того, что мы оправданы. Это не преданность какой-то партии в общем вероисповедании или привязанность к тем, кто принадлежит к нашей деноминации и разделяет наши мнения и понятия. Эта любовь 1. Подразумевает любовь к человечеству вообще; закон христианской любви, в рамках христианского общества, основывается на всеобщем законе, охватывающем все человеческое общество: Возлюби ближнего своего, как самого себя. Мы должны любить людей, главным образом, по двум причинам:

(1) Как превосходное творение Божие, сотворенное Им, причем по подобию Его. Довод, которой приводит Бог, определяя меру наказания для убийцы, направлен против нашей ненависти к кому-либо из братьев-людей и, следовательно, направлен в защиту нашей любви к ним, ибо человек создан по образу Божию, Быт 9:6.

(2) Как существа до некоторой степени возлюбленные во Христе. Вся человеческая раса – род человеческий, в отличие от падших ангелов, может рассматриваться как искупленный народ, имеющий божественного Искупителя, предназначенного, приготовленного для них и данного им. Ибо так возлюбил Бог мир, именно этот мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную, Иоан 3:16. Мир, который Бог так возлюбил, должны любить и мы. Эта любовь должна проявляться в ревностном желании, в усердных молитвах и стараниях обратить и спасти еще не призванных, ослепленных людей этого мира. Желание моего сердца и молитва моя к Богу об Израиле во спасение. Такая любовь способна охватить даже наших врагов.

2. Она включает в себя особую любовь к христианскому обществу, к вселенской Церкви, любовь, питаемую ради ее Главы, поскольку она является Его телом, искуплена и оправдана Им, освящена в Нем и Им; эта любовь, в частности, проявляется в отношении тех членов вселенской Церкви, с кем мы имеем возможность быть лично знакомы или о ком располагаем достоверными сведениями. Мы должны любить их не столько ради них самих, сколько ради Бога и Христа, возлюбивших их. Именно Бога и Христа надо любить и ценить в братьях, или, если хотите, любовь Божию к ним и благодать Христа в них. Эта любовь является плодом веры во Христа и отличительным признаком нашего перехода из смерти в жизнь.

II. И наоборот, ненависть к нашим братьям есть признак нашего мертвого состоянии, нашего пребывания под смертным приговором закона: ...не любящий брата (своего брата во Христе) пребывает в смерти, ст. 14. Он все еще находится под проклятием и осуждением закона. Апостол доказывает это с помощью ясного силлогизма: «Вы знаете, что убийца не имеет жизни вечной, пребывающей в нем, а ненавидящий брата – убийца, поэтому вы не можете не знать, что ненавидящий брата своего не имеет вечной жизни, пребывающей в нем» (ст. 15). Или, как сказано в ст. 14, он пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца, ибо ненависть к человеку равносильна ненависти к его жизни и благоденствию, что естественно приводит к желанию лишить его того и другого. Каин возненавидел, а затем и убил своего брата. Ненависть подавляет чувство сострадания к бедному брату и тем самым обрекает его на смерть. Как известно, из ненависти к братьям во все века давались им злые прозвища, ужасные характеристики, возводилась клевета на них, и они подвергались преследованию и мечу. Неудивительно поэтому, что тот, кто хорошо знал сердце человеческое или был научен Тем, Кто знает его совершенно, знает его природную склонность к низким и необузданным страстям и то, к чему они приводят, а также и полноту божественного закона, заявляет о ненавидящем брата своего, что он есть человекоубийца. Итак, кто является убийцей в сердце, по своему настроению и расположению, тот не имеет жизни вечной, в нем пребывающей, ибо таковой помышляет о плотском, а помышления плотские суть смерть, Рим 8:6. Под выражением жизнь вечная, пребывающая в нас, апостол, вероятно, имел в виду обладание внутренним источником вечной жизни, о чем говорил Спаситель в Иоан 4:14: А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. На основании этого некоторые склонны предполагать, что переход из смерти в жизнь (ст. 14) означает не относительное изменение, заключающееся в нашем оправдании к жизни, но реальное изменение, происходящее при возрождении к жизни, и, соответственно этому, пребывание в смерти упоминаемое в ст. 14, означает пребывание в духовной смерти, как это обычно называется, то есть пребывание в ветхом, мертвом природном состоянии. Но так как эти отрывки более естественно относить к состоянию личности, приговоренной либо к жизни, либо к смерти, то относительный переход из смерти в жизнь доказывается или опровергается на основании обладания внутренним источником вечной жизни или отсутствия его, так как омытие от вины греха нераздельно связано с омытием от скверны греха и освобождением от власти его. Но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего, 1Кор 6:11.

III. Пример Бога и Христа должен воспламенять наши сердца святой любовью: Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев, ст. 16. Здесь говорится о любви Самого Бога, Того, Кто в Своей собственной личности является Богом, хотя и не Отцом, о том, что Он принял жизнь, чтобы положить ее за нас! Бог пожелал искупить Церковь Своей собственной Кровью – какое снисхождение, какая чудная и непостижимая Божия любовь! И мы должны любить тех, кого так возлюбил Бог, и если у нас есть хоть сколько-то любви к Богу, то, конечно, мы так и будем поступать.

IV. Представив перед нами этот воспламеняющий и обязывающий пример любви и ее мотивы, теперь апостол хочет показать нам, какой должна быть наша христианская любовь и в чем она должна выражаться.

1. В своей наивысшей степени она должна быть такой горячей, чтобы вызвать в нас желание пострадать даже до смерти ради блага церкви, ради безопасности и спасения дорогих братьев: И мы должны полагать души свои за братьев (ст. 16), либо служа им (если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам, Фил 2:17), либо подвергая себя риску, когда это необходимо, ради безопасности и сохранности тех, кто более полезен для славы Божией и созидания Церкви, чем мы. Которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников.., Рим 16:4. Каким мертвым должен быть христианин для этой жизни! Каким готовым расстаться с ней! И каким уверенным в лучшей жизни!

2. В своей следующей степени любовь должна выражаться в сострадании, щедрости и внимательности к нуждам наших братьев: А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия? (ст. 17). Богу угодно, чтобы некоторые из христиан были бедны, а богатые упражнялись в любви и милосердии. Богу также угодно дать некоторым христианам блага этого мира, чтобы они могли упражняться в милосердии участвуя в нуждах святых. Обладающие земными благами должны больше любить благого Бога и своих братьев и быть готовы раздать свое имущество ради них. Любовь к братьям основывается на любви к Богу, как видно из слов апостола: Как пребывает в том любовь Божия? Любя своих братьев, мы любим в них Бога, а в ком нет братолюбия, в том нет истинной любви к Богу.

3. Я собирался упомянуть о третьей, низшей степени любви в следующем стихе, но апостол предупредил меня, указав, что этой низшей степенью любви, совместимой с любовью к Богу, является благотворительность состоятельных людей. Однако возможны и другие плоды этой любви, поэтому апостол желает, чтобы она была неподдельной и деятельной во всем, насколько позволяют обстоятельства: Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною, ст. 18. Комплименты и лесть не подобают христианину, но искренние выражения святой любви, служение и труд любви.

V. Такая любовь докажет искренность нашего благочестия и даст нам уверенность перед Богом: И вот, по чему узнаем, что мы от истины, и успокаиваем пред Ним сердца наши, ст. 19. Это великое счастье – быть уверенным в непорочности своего благочестия. Имеющие такую уверенность имеют и святое дерзновение перед Богом, они могут обращаться к Нему, когда мир укоряет и осуждает их. Чтобы достичь уверенности в том, что мы являемся искренними, настоящими христианами, и обеспечить себе внутренний мир, необходимо пребывать в любви и изобиловать делами милосердия по отношению к братьям-христианам.

Стихи 20-22. Упомянув о возможности иметь такую привилегию как уверенность или здравое дерзновение пред Богом, апостол I. Обосновывает суд совести и утверждает его авторитет: Ибо, если сердце (наше) осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все, ст. 20. В данном контексте наше сердце – это наша способность судить о самих себе. Посредством этой благородной, возвышенной способности мы можем познавать самих себя, свои страсти, настроения и поступки и составлять суждение о нашем состоянии перед Богом; то же самое относится и к совести, или силе нравственного самосознания. Эта сила может действовать как свидетель, судья и исполнитель приговора: она может обвинить или извинить; осудить или оправдать. Она определена на это служение самим Богом: дух человека, наделенный такой способностью и силой, – светильник Господень, светильник, зажженный и установленный Господом, чтобы испытывать все глубины сердца, внимательно исследовать и просматривать все тайники – сокровенные уголки и тайные движения внутреннего человека, Прит 20:27. Совесть это Божий наместник, от Его имени она созывает суд и действует от Его имени. Обещание Богу доброй совести.., 1Пет 3:21. Бог – это верховный судья в суде: Если сердце (наше) осуждает нас, то... Бог больше сердца нашего. Он превосходит наше сердце и нашу совесть в силе и суждении, поэтому действия и приговор суда – это действия и приговор Бога, так как:

1. Если совесть осуждает, то и Бог осуждает: Ибо, если сердце (наше) осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все, ст. 20. Бог больший свидетель, чем наша совесть, Он больше знает против нас, нежели она: Он знает все. Он больший судья, нежели совесть, ибо поскольку Он Верховный Судия, то Его приговор имеет силу и подлежит полному и окончательному осуществлению. Вероятно, именно это имел в виду другой апостол, говоря: «Я ничего не знаю за собою, в том, за что другие осуждают меня. Я не вижу никакого обмана или допущенной неправды в своем домостроительстве и служении. Но тем не менее не оправдываюсь, не моей собственной совести судить, стою я или падаю, оправдательный приговор моей совести, или самосознания, не разрешит спора между мною и вами; так как вы не апеллируете к суждению моей совести, то не будете и руководствоваться ее решением; судия же мне (верховный и окончательный), чей суд должны принять и вы, и я, Господь» (1Кор 4:4). Или,

2. Если совесть оправдывает нас, то и Бог оправдывает: Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу (ст. 21), тогда мы уверены, что Он примет нас теперь и оправдает в великий день страшного суда. Но, возможно, некоторые самонадеянные души могут сказать: «Я рад этому, мое сердце не осуждает меня, а значит и Бог не осуждает». И напротив некоторые благочестивые и трепещущие души, основываясь на предыдущем стихе, готовы воскликнуть: «Господи, помилуй! Мое сердце и моя совесть осуждают меня, значит, я должен ожидать, что и Ты осудишь меня?» Но такие души должны знать, что ошибочные свидетельства суд не принимает к рассмотрению; неведение, ошибки, предвзятое мнение и самонадеянность – это недостатки не самого судьи, а судейских чиновников, или присутствующих на суде (таких как разум, воля, желания, чувства, плотской характер расстроенный рассудок), или присяжных, выносящих ложные решения; совесть auveiSrfaeug, это, собственно, самосознание. Действия неведения и заблуждения – это не действия самосознания, а некоей слепой силы; суд совести описывается здесь в его процессе, согласно первоначальному его установлению Самим Богом, в соответствии с которым, как этот процесс связан в совести, так он связывается и на небе. Поэтому, совесть наша должна быть хорошо осведомленной, а мы должны прислушиваться к ней и старательно следовать ей.

II. Далее апостол говорит о привилегиях тех, кто имеет перед Богом добрую совесть. У них есть преимущество на небе, в верховном суде – их прошения принимаются там: И, чего не попросим, получим от Него.., ст. 22. При этом предполагается, что просящий не просит и не имеет в виду ничего такого, что было бы противно чести и славе суда или его собственному духовному благу, только в таком случае он может надеяться на то, что получит просимое. Такое можно смело предположить относительно просящих или они сами могут смело предположить, что получат просимое, если учесть их состояние и практическую жизнь: ...Потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним, ст. 22. Послушные души готовы для благословений, им обещано, что они будут выслушаны; те же, что совершают дела, неугодные Богу, не могут рассчитывать на то, что Ему будет угодно выслушивать и исполнять их молитвы, Пс 65:18; Прит 28:9.

Стихи 23-24. Упомянув о соблюдении Божиих заповедей и угождении Богу как условиях успеха в молитвах, апостол естественно переходит к:

I. Краткому изложению сущности этих заповедей; они объединены в одну двойную заповедь: А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам, ст. 23. Веровать во имя Сына Его Иисуса Христа означает:

1. Понимать исходя из Его имени, кто Он есть, иметь разумное представление о Его личности как Сына Божиего и о Его служении как помазанного Спасителя мира. Чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную.., Иоан 6:40.

2. Признавать разумом и совестью исходя из сознания нашего положения, как премудро и чудно Он подготовлен и соответствует для всего дела вечного спасения.

3. Согласиться и принять Его как своего Искупителя, возвращающего нас к Богу.

4. Довериться Ему и уповать на Него, чтобы Его спасительное служение достигло в нас полного и окончательного осуществления. И будут уповать на Тебя знающие имя Твое.., Пс 9:11. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день, 2Тим 1:12. От тех, кто хочет достигать успеха в своих прошениях перед Богом, требуется вера во Христа, потому что только через Сына мы должны приходить к Отцу: через Его благодать и праведность мы будем приняты Отцом или допущены к Нему, Еф 1:6; все благословения, какие мы желаем, приходят к нам благодаря тому, что Он приобрел их для нас, и благодаря Его ходатайству Отец слышит наши молитвы и отвечает на них. Это первая часть заповеди, которая должна соблюдаться истинными поклонниками Божиими; вторая состоит в том, чтобы мы любили друг друга, как Он заповедал нам, ст. 23. Заповедь Христа должна постоянно быть перед нашими глазами. Когда мы в молитве приходим к Богу, нашими сердцами должна владеть христианская любовь. Для этого мы должны помнить, что наш Господь обязывает нас:

(1) Прощать обижающих нас (Мф 6:14) и (2) Мириться с теми, кого мы обидели, Мф 5:23,24. Как было некогда провозглашено небес благоволение к людям, так теперь из сердец тех, кто идет к Богу и небесам, должно исходить благоволение к людям и, в особенности, к братьям.

II. Представлению того блаженства, которое несет с собой послушание этой заповеди. Послушные наслаждаются общением с Богом: И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том, ст. 24. Мы пребываем в Боге посредством счастливого родства и духовного единения с Ним, через Его Сына, а также посредством святого общения с Ним, а Бог пребывает в нас посредством Своего слова, нашей веры в Него и действий Духа Святого. Затем говорится об испытании Его пребывания в нас: А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам (ст. 24), по святому расположению и настроению души, какие Он произвел в нас, по духу веры в Бога и Христа, по духу любви к Богу и человеку.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на 1-е послание Иоанна, 3 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.