Библия » Толкование Мэтью Генри

Иов 20 глава

← 19 Иов 20 MGC 21

Можно было подумать, что такое превосходное исповедание веры, какое представил Иов в заключительной части предыдущей главы, удовлетворило бы его друзей или, по крайней мере, смягчило бы их; но кажется, что они не обратили на него никакого внимания, и поэтому в данной главе очередь переходит к Софару, который бросает вызов Иову и набрасывается на него с прежней яростью. I. Его вступление кратко, но страстно (ст. 2,3). II. Его речь длинна и посвящена одной теме той же, о которой подробно распространялся прежде Вилдад (гл.18): бедственному положению нечестивых и гибели, ожидающей их.

1. В общем он утверждает, что процветание нечестивцев недолго, а их гибель несомненна (ст. 4-9).

2. Он доказывает их бедственное положение с помощью многих примеров: они должны страдать телесно, их тревожит совесть, имущество гибнет, семья разоряется, имя покрывается позором, и они сами должны погибнуть под тяжестью божественного гнева. Все это впечатляюще описано в данной главе в возвышенных выражениях и энергичных примерах; и если человек не покается, то часто именно такая участь часто ожидает их в этом мире и всегда в ином (ст. 10-29). Но главная ошибка (как выражается епископ Патрик), равно как и все упущения данного рассуждения (присущие не только ему, но и остальным), вытекали из его уверенности в том, что Бог никогда не отступает от этого метода, и, следовательно, Иов был очень плохим человеком, хотя помимо обрушившихся на него бедствий тому не было никаких доказательств.

Стихи 1-9. I. Софар начинает свою речь очень страстно; похоже, его очень разгневали слова Иова. Так как он решил осудить Иова как человека нечестивого, то ему очень не понравилось, что тот говорил как человек благочестивый; поэтому Софар, похоже, набросился на него и начал без подготовки (ст. 2): «Размышления мои побуждают меня отвечать». Он не обратил внимания на слова Иова, взывавшие о сострадании и свидетельствовавшие о его непорочности, а сосредоточился на словах страдальца в конце его речи, воспринимая их как обличение. Так как Иов велел им опасаться меча, то Софар считал себя обязанным ответить, чтобы показать, что он не боится его угроз. Наилучший совет часто неверно воспринимают как вражду, и обычно к нему не прислушиваются. Похоже, Софар (более, чем приличествовало мудрому человеку) торопился высказаться, но он оправдывал спешку двумя аргументами:

(1) Иов своими словами вызвал у него сильное недовольство (ст. 3): «Упрек, позорный для меня, выслушал я и больше не могу выносить этого». Я не сомневаюсь, что друзья Иова имели слишком возвышенный дух, чтобы иметь дело с человеком в таком униженном положении, а высокие духи нетерпимы к противоречиям и считают себя оскорбленными, если все окружающие не говорят то же, что они. Они не могут выносить упреков и считают их позорными, а затем считают себя обязанными с честью ответить на них или предъявить тем, кто выдвинул их.

(2) Его сердце энергично побуждало его к этому. Собственные размышления побудили его ответить (ст. 2), ибо от избытка сердца говорят уста; но он приписывает это побуждение духу разумения (ст. 3): якобы он побудил его ответить. Мы должны правильно осознать вопрос и должным образом обдумать, прежде чем говорить о нем; но вопрос в том, поступил ли он так. Люди часто ошибочно воспринимают побуждения страсти за побуждения разума и поэтому оправдывают себя, когда гневаются.

II. Софар продолжает речь и четко показывает гибель и уничтожение людей нечестивых и делает вывод, что раз Иов был уничтожен и попал в такое бедственное положение, то он, безусловно, был человеком нечестивым и лицемером. Обратите внимание:

1. Как представлена эта доктрина (ст. 4), в которой Софар взывает (1) к убеждениям и познаниям Иова: «Разве не знаешь ты? Разве не ведаешь о такой простой истине? Неужели ты сомневаешься в истине, которая много раз подтверждалась одобрением всего человечества?» Тот знает мало, кто не знает, что плата за грех смерть.

(2) К опыту поколений. Это известно издревле, с того момента, как человек появился на земле; с тех пор, как был сотворен человек, эта истина была записана в его сердце: грех грешника будет ему в погибель; и всякий раз, когда появлялись примеры нечестия (которые возникли вскоре после того, как был сотворен человек), появлялись примеры его наказания; об этом свидетельствовали изгнания Адама и Каина. Когда грех вошел в мир, тогда и смерть вошла в него; весь мир знает, что зло преследует грешника, которого суд Божий не оставляет жить (Деян 28:4) и предписывает (Ис 3:11): «А беззаконнику – горе, ибо будет ему возмездие рано или поздно».

2. Как он изложил ее (ст. 5): «Веселие беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенно». Обратите внимание:

(1) он утверждает, что в бедственном положении оказываются не только люди, согрешающие открыто, но и лицемеры, которые грешат тайно, демонстрируя и исповедуя религию, потому что именно таким нечестивцем считал Иова; правда, что такая форма благочестия, если она используется для прикрытия злобности, совершает еще больше зла. Притворное благочестие это двойное преступление, и сопутствующая ему гибель будет соответствующей. Самое жаркое место в аду будет участью лицемеров, о чем говорил наш Спаситель (Мат 24:51).

(2) Он допускает, что нечестивцы могут какое-то время процветать, быть в покое и безопасности и веселиться. Вы можете увидеть, как они ликуют и радуются своему богатству и власти, великолепию и успеху, как они ликуют и радуются своему высокому положению по сравнению с бедными честными соседями, которых они угнетают и притесняют; никто не причиняет им зла, и они ничего не боятся. Вначале друзья Иова не хотели согласиться с тем, что нечестивцы вообще могут процветать (гл 4:9), пока Иов им это четко не доказал (гл 9:24; 12:6), и теперь Софар вынужден признать это, но (3) он утверждает в качестве неизменной истины, что они процветают недолго. Их радость кратковременна и быстро заканчивается печалью. Как бы богат, велик и весел ни был лицемер, но он будет смирен, умерщвлен и окажется в бедственном положении.

3. Как он ее проиллюстрировал (ст. 6-9).

(1) Софар допускает, что процветание нечестивца может быть великим, насколько это можно вообразить (ст. 6). Но не мудрость и добродетель, а мирское богатство и величие он считает своим превосходством и соответственно ему оценивает себя. Возможно, оно возросло до небес, а так как соответственно положению возрастает и его дух, то можно предположить, что при этом голова его касалась небес. Он значительно продвинулся; мир сделал для него все, что мог. Он с презрением смотрит сверху на всех окружающих, в то время как они смотрят на него с восхищением, завистью или страхом. Похоже, он считает себя достойным мирового владычества. И хотя, прежде чем он достиг этого пика процветания, у него появилось много врагов, но он считает, что находится вне пределов достижимости их стрел, словно пребывает на облаках.

(2) Софар также уверен, что, соответственно, гибель нечестивца будет великой, а его падение особенно пугающим, так как он слишком высоко вознесся: «На веки пропадет он» (ст. 7). Гордость и самонадеянность нечестивца были несомненным предзнаменованием его несчастий. Эта мысль, безусловно, является истиной в отношении всех нечестивцев, пребывающих в ином мире; они погибнут навечно. Но Софар имеет в виду его гибель в этом мире; и, действительно, иногда суды истребляют отъявленных грешников уже в этом мире; даже процветающий грешник имеет достаточно оснований бояться угроз Софара, который грозит ему [1] позорным уничтожением: «Как помет его, на веки пропадет он» таким отвратительным он будет для Бога и всех благочестивых людей, и так охотно мир расстанется с ним (Пс 118:119; Ис 66:24). [2] Поразительным уничтожением. Он будет уничтожен мгновенно (Пс 72:19), и окружающие, видевшие его только что, будут спрашивать: «Где он? Неужели человек, занимавший такое высокое положение, исчез так внезапно?» [3] Быстрым уничтожением (ст. 8). Он улетит на крыльях собственных ужасов и исчезнет под проклятиями всех окружающих, которые с радостью избавятся от него. [4] Полным уничтожением. Оно будет окончательным; нечестивец улетит, как сон или ночное видение, которое было всего лишь призраком; и как бы оно ни угождало фантазии, но видение исчезнет, ничего после себя не оставив, кроме повода посмеяться над его безрассудством. Оно будет окончательным (ст. 9): «Глаз, видевший его и восхищавшийся им, больше не увидит его, и место, занятое им, уже не усмотрит его, навсегда попрощавшись с ним, когда он пошел в свое место, как Иуда (Деян 1:25).

Стихи 10-22. Данные стихи описывают бедственное положение нечестивца в этом мире, используя все богатство языка. Автор вновь и вновь возвращается к этим примерам, повторяя их другими словами. Поэтому давайте объединим их под общими темами и обратим внимание:

I. В чем заключается нечестие, за которое он наказан.

1. Похоть плоти здесь названа грехами юности его (ст. 11), ибо именно в этом возрасте люди больше всего подвержены им. Писание говорит, что запретные чувственные наслаждения сладки во рту его (ст. 12). Нечестивец потакал себе, удовлетворяя все плотские желания и получая от них огромное удовольствие, словно покорился самым приятным наслаждениям. Это удовольствие он таит под языком своим и перекатывает, как самый изысканный деликатес. Он все еще бережет и не бросает его (ст. 13); позвольте ему иметь его – и большего он не желает; он никогда не расстанется с ним ради духовных и божественных наслаждений религии, которые не доставляют ему радости и удовольствия. То, что он все еще бережет его во рту, означает, что он продолжает упорствовать в грехе (он хранит его, хотя должен убить и умертвить, и не бросает, а крепко держит и продолжает грешить) и повторно совершает его, размышляя и с удовольствием вспоминая, как прелюбодейная женщина (Иез 23:19), которая умножала блудодеяния свои, вспоминая дни молодости своей; так же поступает нечестивец в данной ситуации. Или же тот факт, что он прячет и хранит это удовольствие под языком, означает, что он тщательно скрывает свою возлюбленную похоть. Являясь лицемером, нечестивец хранит в тайне пристанища греха, чтобы сохранить доброе имя своего исповедания, но Знающий, что в сердце человека, знает также, что хранится у него под языком, и вскоре раскроет это.

2. Любовь к миру и его богатству. Он считает своим блаженством мирское богатство и к нему устремляет свое сердце. Посмотрите:

(1) как сильно он жаждет его (ст. 15): он глотал имение так жадно, как голодный человек глотает пищу; он все еще продолжает кричать: «Давай, давай». Именно мирского богатства он желает (ст. 20); в его глазах это наилучший дар, которого он ревностно жаждет.

(2) Какие усилия он прилагает для его приобретения: он наживает его трудом (ст. 18), но не честным усердием и законным призванием, а за счет неустанных усилий, пытаясь всякими способами и методами per fas, per nefas правдой и неправдой стать богатым. Мы должны трудиться, но не для того, чтобы нажить богатство (Прит 23:4), а чтобы иметь возможность благотворить чтобы было из чего уделять нуждающемуся (Еф 4:28), а не тратить.

(3) Какие большие надежды он строит на нем, что подразумевают слова «ручьи, реки, текущие медом и молоком» (ст. 17); тот факт, что он разочаруется в них, предполагает, что он льстил себе, надеясь обладать ими; он ожидал рек чувственных наслаждений.

3. Он наказан за насилие и угнетение бедных соседей (ст. 19). В этом грехе были виновны исполины древнего мира, а этот грех, как и всякий другой, навлекает суды на народы и семьи. Этот нечестивый человек обвиняется в том, (1) что он отсылал бедного, не заботился о нем, не был добр и не оказывал ему помощи. Возможно, вначале для видимости, как фарисеи, он давал милостыню, чтобы приобрести хорошую репутацию, но когда за счет этого он достиг желанной цели, то оставил благотворительность и начал отсылать бедных, хотя раньше, похоже, заботился о них. Кто делает добро, но не из доброго принципа, тот может совершать много добрых дел, но не будет постоянным в них.

(2) Что он угнетал их, давил и использовал все возможности, чтобы причинить им зло. Ради обогащения он грабил и делал бедных еще беднее.

(3) Что он захватывал дома, на которые не имел прав; подобным образом Ахав забрал виноградник Навуфея не с помощью тайного мошенничества, подделки, лжесвидетельства или некой уловки закона, а открыто, с помощью явного насилия.

II. Каким будет его наказание за эти преступления.

1. Он разочаруется в своих ожиданиях и не обретет счастья в мирском богатстве, о котором напрасно мечтал (ст. 17): «Не видать ему ручьев, рек, текущих медом и молоком, из которых он надеялся насыщаться». Мир не таков, каким представляют его люди, которые любят, заискивают и восхищаются им. Радости оказываются значительно ниже ожиданий.

2. Он заболеет и будет страдать телесно; и как мало утешения получает человек от своего богатства, если у него нет здоровья! Болезнь и боль, особенно если они достигли критической точки, придают горечи всем его радостям. Все чувственные удовольствия нечестивого человека достигают высоты наслаждения, но разве может он получить истинную радость, если кости его наполнены грехами юности его (ст. 11), то есть последствиями этих грехов? Из-за пристрастия в молодые годы к выпивке и еде, нечистоте и распутству он заразился этими болезнями, которые причинят ему боль намного позже и, возможно, сделают его жизнь несчастной; они, как говорил Соломон, истощат плоть и тело его (Прит 5:11). Возможно, в молодости ему нравилось драться, и тогда он не придавал значения ранам и повреждениям, полученным в драках; но он прочувствует их в своих костях намного позже. Но неужели он не сможет получить облегчение? Нет, похоже, ему придется нести свои боли и болезни в могилу, или, скорее, они отведут его туда, и поэтому грехи юности его с ним лягут в прах; гниение тела в могиле для него будет результатом греха (гл 24:19), так что беззаконие его будет на костях его (Иез 32:27). Грех грешников следует за ними до иной стороны смерти.

3. Он будет испытывать беспокойство в разуме: «Не знал он сытости во чреве своем» (ст. 20). Он не имел покоя в разуме, как казалось другим людям, а пребывал в постоянном волнении. Нечестно добытое богатство, которое он глотал, сделало его больным и, как неусвоенная пища, постоянно беспокоило его. Никто не должен надеться получить наслаждение и утешение от того, что добыто нечестным путем. Беспокойство его разума усиливается (1) из-за того, что его совесть оглядывается назад и наполняет страхом перед гневом Божьим, который прольется на него за грехи. Даже те преступления, которые были приятными при совершении и перекатывались под языком, как сладкая конфетка, стали горькими при воспоминании; и когда он пересмотрел их, они наполнили его ужасом и недовольством. Эта пища его в утробе его превратилась (ст. 14), как книга Иоанна: «Она в устах его была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве его» (Отк 10:10). Таков и грех; он превращается в желчь аспидов, горче которой нет ничего, змеиный яд (ст. 16), фатальнее которого нет ничего, и именно таким ядом грех станет для нечестивца. То, что было приятным, когда он сосал, и доставляло наслаждение, окажется для него змеиным ядом; таковыми будут противозаконные приобретения. Раболепный язык окажется языком ехидны. Когда совесть пробудится, то чарующая привлекательность греха превратится во многие разъяренные страсти.

(2) Из-за беспокойства, возникающего, когда он начинает думать о будущем (ст. 22). В полноте изобилия, когда он будет казаться себе самым счастливым человеком и уверенным в постоянстве своего блаженства, будет тесно ему, то есть таким он будет ощущать себя из-за беспокойства разума, как богач, который воскликнул: «Что мне делать?», когда земля дала богатый урожай (Лук 12:17).

4. Он лишится своего имущества; оно придет в упадок и погибнет, так что он не порадуется ему (ст. 18). Он не только не будет радоваться по-настоящему, но и долго радоваться.

(1) То, что он несправедливо проглотил, ему придется изрыгнуть (ст. 15): «Имение, которое он глотал и в котором был уверен, словно оно принадлежало ему так же, как съеденная пища, изблюет»; окажется, что он заблуждался; возможно, когда он будет пытаться удержать добытое богатство, совесть сделает его настолько беспокойным, что он ради спокойствия разума решит возместить убытки, но сделает это с большой неохотой не из любви к добродетели, а изза боли от рвоты. Или если он сам добровольно не отдаст отнятое силой, то Бог Своим провидением вынудит его сделать это; Он тем или иным способом вернет несправедливо добытое имущество его истинным владельцам: Бог исторгнет его из чрева его; так будет до тех пор, пока любовь ко греху не будет изгнана из его сердца. Протесты бедных, которых он сделал таковыми, в его адрес будут настолько громкими, что он будет вынужден послать своих детей к ним, чтобы успокоить и выпросить прощение (ст. 10): «Сыновья его будут заискивать у нищих, в то время как его руки с позором будут возвращать им имущество; «нажитое трудом и добытое за счет притеснения он возвратит и не проглотит (ст. 18), чтобы переварить; оно не останется у него, а по мере имения его будет и расплата его». Так как большую часть имущества он добыл несправедливо, то ее придется отдать; и когда каждый получит свое, у него останется совсем немного. Отдавать несправедливо добытое благодаря освящающей благодати Бога, как Закхей, великая милость; он добровольно и с радостью воздал вчетверо, и у него осталось достаточно, чтобы давать нищим (Лук 19:8). Но когда человек вынужден отдавать, как Иуда, движимый ужасами отчаявшейся совести, то при этом он не получает утешения и выгоды, ибо тот, бросив сребреники, вышел, пошел и удавился.

(2) Он лишится всего, что имел, и станет нищим. Кто грабил других, тот сам будет ограблен (Ис 33:1), ибо всякая рука обиженного поднимется на него. Невиновные, которым он причинил зло, сидят возле своей потери и говорят, как Давид: «От беззаконных исходит беззаконие, но рука моя не будет на них» (1Цар 24:13). Хотя они простили его и не требуют отплаты, но это совершит божественная справедливость; она часто побуждает нечестивого отомстить за праведного, растирает и сдавливает одного нечестивца рукою другого. И когда его начинают грабить со всех сторон, он не сможет спасти то, что хотел бы (ст. 20, англ.пер.); он не только не сможет сберечь желанное, но и вообще ничего. Ничего не спаслось от обжорства его (из той пищи, которую он так сильно жаждал и ел с большим удовольствием, ст.21). Все соседи и родственники будут считать, что он находится в крайне стесненных обстоятельствах, и после его смерти никто не придет, чтобы взглянуть на его имущество, никто из родственников не попытается улучшить свое положение за счет него и не захочет узнать, что осталось после него. Всеми своими заверениями Софар бросал тень на Иова, который потерял все и дошел до крайности.

Стихи 23-29. Описав многие трудности и неприятности, которые чаще всего сопутствуют на протяжении жизни нечестивым угнетателям и жестоким людям, Софар далее описывает полную гибель, ожидающую их в конце.

I. Причиной их гибели будет гнев Божий и Его отмщение (ст. 23). Рука нечестивых будет на нем (ст. 22, англ.пер.); всякая рука обиженного поднимется на него (ст. 22, рус.пер.). Его рука простиралась против каждого, и поэтому теперь рука каждого человека поднимется на него. И, преодолевая эти трудности, он может довольно хорошо справляться с ними; но не устоит сердце его и не будут тверды руки в те дни, когда Бог будет действовать против него (Иез 22:14), когда Бог пошлет на него ярость гнева Своего и одождит на него болезни. Каждое слово в данном выражении вызывает ужас. Против него ополчится не только справедливость Бога, но и Его гнев, вызванный глубоким негодованием его поступками; ярость Его гнева достигнет высочайшей точки; гнев набросится на него с поразительной силой и яростью; он прольется на него изобильно; он падет на его голову, как огонь и сера на Содом, на что также ссылается псалмопевец (Пс 10:6): «Дождем прольет Он на нечестивых горящие угли, огонь и серу». От этого гнева возможно укрыться только во Христе единственном прибежище от бури и шторма (Ис 32:2). Этот гнев обрушится на него в то время, когда он будет наполнять утробу свою соберется насытиться добытым и получить от этого большое удовольствие. И тогда, в процессе поглощения пищи, буря обрушится на него, когда он будет в покое и безопасности, не осознавая угрозы. Так же гибель старого мира и Содома пришла, когда их жители считали себя в полной безопасности и пребывали на пике блаженства, на что обращает внимание Христос (Лук 17:26 и далее). Возможно, в данном месте Софар намекает на смерть детей Иова, постигшую их, когда они ели и пили.

II. Их гибель будет неотвратимой; у них не будет возможности избежать ее (ст. 24): «Убежит ли он от оружия железного?» Бегство подразумевает виновность. Нечестивец не смирится под воздействием судов Божьих и не будет искать примирения с Богом. Он постарается избежать мщения, преследующего его, но напрасно: если он избежит меча, то пронзит его лук медный. У Бога есть оружие всех видов; Он изощряет Свой меч и напрягает лук Свой (Пс 7:12,13); Он может поражать Своих врагов вблизи и вдали. У Него есть меч для тех, кто собирается сразиться с Ним с помощью своей силы, и лук для тех, кто надеется сбежать от Него благодаря своей хитрости (см. Ис 24:17,18; Иер 48:43,44). Хотя тот, кто отмечен для гибели, и может избежать одного суда, но другой суд настигнет его.

III. Это будет окончательная и ужасная гибель. Когда он станет вынимать стрелу, поразившую его тело (ибо когда Бог стреляет, то Он всегда попадает в цель), когда сверкающий меч, пламенеющий меч, меч, упившийся на небесах (Ис 34:5), выйдет, то выйдет, сверкая, желчь его. О, какие же ужасы смерти тогда найдут на него! Какими сильными будут конвульсии, какой мучительной будет предсмертная агония! Какой ужас вызовет приближение смерти у нечестивого человека!

IV. Иногда смерть незаметно приближается к нечестивцу (ст. 26).

1. Тьма, обернувшая его, будет сокрытой тьмою; все мрачное (в рус.пер.), вся тьма (в англ.пер.), полнейшая тьма без малейшего проблеска света будет сокрыта внутри него там, куда он уединялся и где надеялся обрести прибежище; он никогда не вникнет в свою совесть, а будет чувствовать себя абсолютно заблудшим во тьме.

2. Огонь, который поглотит его, никем не раздуваемый, зажжется без какого-либо шума; все увидят результаты этого пожирающего огня, но никто не увидит его причину. Все видят высохшее растение, но не видят червя, ставшего причиной его гибели. Его истощит тихий, мягкий огонь, который будет неумолимым, но очень медленным. Когда топливо легко воспламеняется, то огонь не нужно раздувать таков и его случай; он созрел для гибели. Все надменные и поступающие нечестиво будут как солома (Мал 4:1). Будет пожирать его неугасимый огонь (читают некоторые); эти слова правдиво описывают адский огонь. V. Погибнет не только он сам, но и его семья: зло постигнет и оставшееся в шатре его, ибо проклятие достигнет его; возможно, они будут истреблены той же мучительной болезнью. Гнев передается семье по наследству, и он уничтожит не только его наследников, но и наследство (ст. 28).

1. Его потомство будет искоренено: исчезнет умножение дома его; оно будет либо истреблено безвременной смертью, либо вынуждено бежать в свою страну. Если многочисленные и умножающиеся семьи нечестивы и порочны, то они быстро уменьшаются, рассеиваются и истребляются судами Божьими.

2. Его имущество погибнет: его имущество уплывет (в англ.пер.) от его семьи так же быстро, как приплыло, в день гнева Его, ибо, пока он добывал богатство с помощью обмана и угнетения, он накапливал себе гнев. VI. Все увидят, что его гибель справедлива и праведна и что он навлек ее на свою голову собственным нечестием, ибо небо (т.е. Бог небесный, Который видит тайное беззаконие нечестивых) откроет беззаконие его (ст. 27); каким-то образом весь мир узнает, насколько ничтожным человеком он был, и признает справедливость Бога во всем, что обрушилось на него. Также и земля восстанет против него, чтобы раскрыть его преступления и отомстить за них. Земля откроет поглощенную ею кровь (Ис 26:21). Земля восстанет против него (как восстает желудок против мерзости) и не будет больше хранить его. Небо откроет беззаконие его и поэтому не примет его. Куда же еще он сможет пойти, как не в ад? Если Бог неба и земли является его врагом, то ни небеса, ни земля не смогут принять его, а воинства того и другого ополчатся против него. VII. Софар заканчивает свою речь как истинный оратор (ст. 29): «Вот удел человеку беззаконному от Бога; такая участь определена для него. В конце он получит ее, как ребенок получает свою порцию; она будет для него вечной, в таком состоянии он останется навсегда. Таково наследие, определенное ему Вседержителем; его честно предупреждали о неизменном правиле, согласно которому Он судит: «Беззаконник! ты смертью умрешь»» (Иез 33:8). Хотя нераскаявшиеся грешники не всегда подвергаются таким временным наказаниям, как здесь описано (в этом Софар ошибался), но гнев Божий пребывает на них, и обрушившиеся духовные суды делают их несчастными, а это намного хуже, ибо совесть с одной стороны запугивает их (и поэтому они пребывают в постоянном изумлении), а с другой стороны успокаивает и усыпляет, в результате чего они предаются превратному уму и приговариваются к вечной гибели. Софар превосходно объяснил свою доктрину, но неверно применил ее; своими рассуждениями он хотел доказать, что Иов лицемер. Так давайте же примем это хорошее объяснение, но применим его лучше и предостережем себя, чтобы мы благоговели и не грешили.


Толкование Мэтью Генри на книгу Иова, 20 глава


← 19 Иов 20 MGC 21

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.