Библия » Толкование Мэтью Генри

Иов 32 глава

← 31 Иов 32 MGC 33

Сцена освободилась; Иов и его друзья сели, и некому было что-либо добавить к сказанному. Настало время вмешаться посреднику, и этим человеком стал Елиуй. В данной главе:

(I) рассказывается немного о нем самом, его происхождении, участии в споре и переживаниях (ст. 1-5). (II) Он приносит извинение за то, что дерзко решает коснуться вопроса, который так детально изучили его старшие товарищи. Он ссылается на то, что (1), хотя не обладает опытом пожилого человека, тем не менее имеет разум человека (ст. 6-10).

(2) Он терпеливо выслушал все, что они хотели сказать (ст. 11-13).

(3) Он хочет внести новое предложение (ст. 14-17).

(4) Он очень много думал о сложившейся ситуации и получит облегчение, если выскажет свои мысли (ст. 1820).

(5) Он желает при этом быть нелицеприятным (ст. 21,22). И Елиуй действительно говорит настолько хорошо, что Иов ничего не отвечает ему и Бог не упрекает его, когда он обуздывает Иова и его трех друзей.

Стихи 1-5. Обычно юноши спорят, а старики выступают в роли посредников, но в данной ситуации спорили старики, и их следовало упрекнуть за неприличествующий им пыл, а юноша встал, чтобы быть посредником между ними. Разные друзья Иова присутствовали здесь; они пришли посетить его и принять наставление. И данные стихи раскрывают:

I. Причину, почему эти трое друзей теперь замолчали. Они перестали отвечать ему и позволили говорить, потому что он был прав в глазах своих. И причина, почему они позволили ему говорить и сами больше ничего не говорили, заключалась в том, что бесполезно спорить с таким упрямым человеком (ст. 1). Трудно воздействовать на самонадеянных людей; на глупого больше надежды (глупец тоже Божье творение), чем на тех, кто сделал себя таковым (Прит 26:12). Но в своих суждениях об Иове они не были справедливыми, ибо он был праведен перед Богом, а не в своих глазах, поэтому, сделав эту причину основанием для своего молчания, они спасли свое доброе имя. Так часто поступают раздражительные спорщики, когда видят, что их повергли на землю, но не желают признавать себя проигравшими.

II. Причину, по которой Елиуй, четвертый из друзей, начал говорить. Его имя означает «Он Бог мой». Все напрасно пытались убедить Иова, но сделать это смог только Елиуй, которого звали «Он Бог мой», ибо только Бог может сделать это: только Он может открыть разумение. Писание говорит, что Елиуй был Вузитянином, то есть произошел от Вуза второго сына Нахора (Быт 22:21) и был из племени Рамова, то есть Арамова (как считают некоторые), от которого произошли сирийцы и арамейцы (Быт 22:21). «Из племени Авраамова», написано в халдейском переводе, предполагая, что именно он вначале был назван Рам высший, затем Аврам высший отец, а затем Авраам высший отец многих народов. Елиуя не знали так хорошо, как остальных, и поэтому так подробно описывается его происхождение.

1. Елиуй заговорил, потому что разгневался и считал, что у него для этого есть основание. Наблюдая за спором, он не оговаривал участников дебатов в глазах других людей и не наносил им тайный удар злобным осуждающим языком, а говорил им прямо в лицо все, что хотел сказать, чтобы они могли отстоять свое мнение, если смогут.

(1) Он гневался на Иова, полагая, что тот недостаточно уважительно говорил о Боге; и это была правда, ибо тот оправдывал себя больше, нежели Бога (ст. 2), то есть, когда на него обрушились беды, он прилагал больше стараний и усилий, чтобы оправдать себя от обвинений в неправедности, чем для оправдания Бога от обвинений в неправедности за то, что Он поражал его, словно его больше заботила собственная честь, а не честь Бога; хотя он должен был вначале оправдать Бога и прославить Его, а затем выступать в защиту своей репутации. Отметьте: благодатное сердце ревнует о славе Бога и не может не гневаться, когда ей оказывают пренебрежение или оскорбляют. Поэтому, когда мы гневаемся на друзей, оскорбляющих Бога, это нельзя назвать нарушением закона кротости. «Отойди от Меня, сатана!» сказал Христос Симону. Елиуй признал, что Иов был благочестивым человеком, но он не говорил бы этого, если бы считал, что Иов ошибался; ибо мы оказываем слишком большую любезность своим друзьям, если не говорим им об ошибках.

(2) Он гневался на его друзей, ибо считал, что они не были достаточно доброжелательны к Иову (ст. 3): «Они не нашли, что отвечать, а между тем обвиняли Иова». Они обвинили его как лицемера и нечестивого человека и не собирались отрекаться от своего мнения; в то же время они не могли доказать это или опровергнуть предъявленные им доказательства его невиновности. Они не могли подтвердить свои заявления и в то же время твердо держались сделанного ими вывода. Они не отвечали на его аргументы, но и не соглашались с ними, а любыми средствами хотели унизить его; это было нечестно. Очень редко ссора начинается и тем более продолжается, если обе стороны правы. Елиуй, как и приличествует посреднику, не принял ничьей стороны и был в равной степени недоволен ошибками и неверным поведением обеих сторон. Кто искреннее ищет истины, тот должен быть нелицеприятным в своих суждениях относительно соперников: не отвергать правду и истину с какой-либо стороны ради ошибочного мнения и не одобрять и защищать ошибочное мнение ради истины и блага, а научиться отделять драгоценное от низменного.

2. Елиуй заговорил, потому что решил, что пришло время ему говорить; наконец настала его очередь (ст. 4,5).

(1) Он ожидал, пока Иов закончит свое выступление; терпеливо выслушивал его, пока у Иова не закончились слова.

(2) Он ждал, пока молчали его друзья, чтобы не мешать им и не казалось, что он прерывает их, но не потому что они были мудрее его, а потому что были старше и им следовало говорить первыми. Елиуй был скромен и ни в коей мере не хотел урезать их привилегии. Следует соблюдать установленные правила первенства, поддерживающие порядок. Хотя истинной мудрости и достоинству присуща внутренняя честь, но так как каждый человек считает себя или своего друга самым мудрым и достойным, то этот факт не может служить правилом для проявления внешнего уважения, а первенство должно принадлежать старшему по возрасту или занимаемому положению; в этом отношении пожилые могут требовать к себе большего уважения хотя бы на том основании, что они оказывали его, когда были молодыми, а молодые должны уважать старцев, потому что захотят, чтобы им оказывали уважение, когда они состарятся.

Стихи 6-14. Данные стихи показывают, что Елиуй был:

I. Человеком очень скромным и смиренным. Хотя он был молод, но обладал большими способностями, что не сделало его дерзким, самонадеянным или высокомерным. Его лицо сияло, как лицо Моисея, он не знал об этом, и от этого оно сияло еще ярче. Всем, особенно молодым людям, следует обратить внимание:

(1) на его невысокое мнение о себе и своем суждении (ст. 6) как на черту характера, достойную подражания: «Я молод летами, поэтому я робел и боялся объявлять вам мое мнение; я опасался совершить ошибку или повести себя недолжным образом». Он внимательно следил за всем, что происходило, и усердно размышлял обо всем услышанном, и в результате у него сформировалось личное мнение. Он не пренебрегал сказанным как не относящимся к делу и не отклонял как слишком замысловатое; и хотя этот вопрос казался для него вполне ясным, он боялся излагать свою точку зрения, так как она отличалась от точки зрения, изложенной людьми старше его. Отметьте: следует не доверять собственному мнению в сомнительных вопросах, вызывающих дискуссии, стремиться услышать точку зрения других и не спешить высказать собственную, особенно если она противоречит суждению тех, кто своей образованностью и благочестием заслуженно вызывает у нас благоговение.

(2) На уважение, оказанное Елиуем старшим по возрасту чего он ожидал от них (ст. 7): «Я говорил сам себе: "Пусть говорят дни"». Отметьте: возраст и опыт дают человеку большое преимущество в суждениях о разных вещах, ибо они не только предоставляют человеку большее поле для деятельности в процессе размышления, но и при этом используют его способности. Это является добрым основанием, почему пожилые люди должны прилагать усилия, чтобы учиться самим и учить других (в противном случае преимущества их возраста порицание для них), и почему молодые люди должны быть внимательными к их наставлениям. Полезно пожить у давнего ученика (Деян 21:16; Тит 2:4). Елиуй проявил свою скромность, терпеливо выслушав все сказанное старшими (ст. 11,12). Он ожидал их слов как человек, много ожидающий от них, согласно мнению, сложившемуся об этих авторитетных людях. Он выслушал их доводы, чтобы узнать их мнение и разобраться, к чему они клонят и в чем заключается сила их аргументов. Он внимательно выслушал их, и ему показалось, что [1] они были слишком медлительными и им требовалось слишком много времени, чтобы подобрать нужные слова. Они слишком часто искали суть вопроса и слова, делали паузы, колебались и казались неготовыми для данного диспута. Но Елиуй не придавал этому большого значения и вслушивался в их суждения, и если бы они действительно были убедительными, он не считал бы их малозначительными из-за того, что их приводили с промедлением. [2] Они отнеслись к этому несерьезно и занимались пустяками. Хотя ни один из них не ответил на слова Иова и не сказал ничего значительного, чтобы убедить его, тем не менее он внимательно выслушал их, надеясь, что в конце концов они скажут что-то важное. Так и мы должны всегда выслушивать внимательно то, что нам не нравится, в противном случае не сможем доказать желаемое. Елиуй считает, что терпение, с которым он внимательно выслушал их речи, (а) дало ему право высказаться, когда настала его очередь, и требовать внимания. Hanc veniam petimusque damusque vicissim – Мы взаимно просим предоставить нам такую же свободу. Кто выслушал, тот может говорить, а кто выучился, тот может учить, (б) Дало ему право выносить суд о том, что они сказали. Он проследил, к чему они клонили, и поэтому знал, что им ответить. Прежде чем осудить братьев, следует вначале основательно ознакомиться с их мнением. Кто дает ответ, не выслушав или ознакомившись с делом лишь наполовину, тот глуп, и стыд ему, ибо это говорит о том, что он дерзок и надменен.

II. Человеком мудрым и смелым одним из тех, кто знал, не только когда и что говорить, но и когда и как молчать. Хотя Елиуй очень уважал своих друзей и не прерывал их, когда они говорили, но также уважал истину и справедливость (своих лучших друзей) и не собирался предавать их своим молчанием. Он смело утверждает:

1. Что человек разумное творение, и поэтому каждый имеет право анализировать и судить и свободу высказываться. Он практически повторяет слова Иова (Иов 12:3, англ.пер.: «У меня есть разум, как у вас»), когда говорит: «Но дух в человеке...» – , только он выражает свою мысль более сдержанно: каждый человек имеет разум, и поэтому никто не должен посягать на монополию в области разума или присваивать себе главенствующую роль. Если он хотел сказать: «Я получаю откровение так же, как вы» (как считают некоторые), то должен был доказать это; но если его слова всего лишь означали: «У меня есть разум, как у вас», то они не могли отрицать этого, ибо этот факт прославляет любого человека, и подобное утверждение не является самоуверенным. Они также не могли возразить на вытекающий из этого вывод (ст. 10): «Поэтому выслушайте меня». На этом примере следует научиться, (1) что душа это дух; она нематериальна и не зависит от материи, а может общаться с вещами духовными, которые не являются объектами разума.

(2) Что она дух разумный. Она способна раскрыть и принять истину, рассуждать и делать выводы и соответственно им направлять и руководить.

(3) Что этот дух разумения присутствует в каждом человеке; это свет, который просвещает всякого человека (Иоан 1:9).

(4) Что вдохновение от Вседержителя дает нам этот дух разумения, ибо Он Отец духов и источник разума (см. Быт 2:7; Еккл 12:7; Зах 12:1).

2. Что тот, кто продвинулся дальше других в величии и положении, не всегда соответственно превосходит их в познании и мудрости (ст. 9): «Великие люди не всегда мудры» (англ.пер.);

жаль, что друзей Иова нельзя было назвать таковыми; в противном случае они никогда не причинили бы вреда своим величием и сделали бы больше добра благодаря своей мудрости. Людям следует отдавать предпочтение за их мудрость, а занимающие важное положение и обладающие властью особенно нуждаются в мудрости, ибо имеют огромные возможности применить ее. Тем не менее из этого не следует, что великие люди всегда мудры, поэтому глупо воспринимать указы кого-либо из них слепой верой. Люди в возрасте не всегда разумеют суд; даже они могут ошибаться, поэтому не следует полагать, что наши мысли должны полностью совпадать с их мнением; более того, они не должны воспринимать противоречие как оскорбление в свой адрес, а, скорее, считать милостью наставления более молодых друзей. И Елиуй говорит: «Поэтому выслушайте меня» (ст. 10). Мы должны с готовностью выслушивать доводы тех, кто во всех отношениях стоит ниже нас, и принимать их. Имеющий хорошее зрение увидит лучше, что происходит на земле, чем подслеповатый человек с вершины самой высокой горы. Лучше бедный, но умный юноша, нежели старый, но неразумный царь (Еккл 4:13).

3. Требовалось что-то сказать для представления данного противоречия в его истинном виде, ибо все сказанное ранее лишь еще больше запутывало и приводило в тупик (ст. 13): «Я должен говорить, чтобы вы не сказали: "Мы нашли мудрость" и не подумали, что ваши аргументы, предъявленные Иову, убедительны и неопровержимы. Вы утверждаете, что Бог опроверг его, а не человек, и что, глядя на поразительные страдания, можно сделать вывод, что Бог безусловно его враг, а, следовательно, он сам нечестивый человек. Но ваш аргумент ни в коей мере не убедил и не смирил Иова. Я покажу вам, что это неверная гипотеза и что Иова можно убедить без ссылки на нее». Или его слова можно понять так: «...чтобы вы не подумали, что нашли самый мудрый выход и решили больше не увещевать его, а предоставить Богу опровергнуть его». Когда мы слышим, что люди укрепляются в ошибочном мнении и отстаивают его, то настает время говорить, особенно под предлогом поддержки дела Божьего. Приходит время говорить, когда люди заручаются судами Божьими для покровительства человеческой гордости и страсти, несправедливого и немилостивого осуждения своих братьев. Тогда мы должны говорить от имени Бога.

4. Что хотел бы предложить нечто новое и осмелился бы повести спор в другой манере, а не так, как он проходил до сих пор (ст. 14). Он думает, что они благосклонно отнесутся к его предложению, ибо (1) он не собирается опровергать заявления Иова о своей непорочности, а признает, что они истинны; следовательно, он не вмешивается в спор как его враг. Елиуй говорит: «Он не обращал слова свои против меня (англ.пер.). Мне нечего сказать в опровержение основной цели его рассуждения, и я вполне согласен с его принципами. Я только хотел бы очень мягко упрекнуть его в несдержанности в выражениях».

(2) Он не повторяет аргументы друзей и не придерживается их принципов: «Я не вашими речами отвечу ему: не только не буду касаться того же вопроса (ибо если бы я собирался сказать то, что было сказано ранее, то вполне мог бы промолчать как неуместный участник спора), но и не буду говорить в такой же манере; ибо я не хочу сам быть виновным в раздражительности, которая так не понравилась мне в вас». Мудрый человек не будет касаться противоречия, которое и так уже было улажено, если только он не собирается изменить и улучшить достигнутое согласие; зачем ему actum agere делать то, что и так было сделано?

Стихи 15-22. Три вещи оправдывают Елиуя за то, что он вмешался в спор, который уже довольно долго велся этими сообразительными и образованными участниками:

1. То, что сцена освободилась и он не прервал ни одного участника спора: «Они удивились (ст. 15, англ.пер.), остановились и не отвечали более (ст. 16)». Они не только перестали говорить, но и остановились, чтобы послушать, не выскажет ли кто-либо им свое неодобрение, то есть (как говорим мы) ему дали возможность «сыграть по правилам». Похоже, они не были полностью удовлетворены сказанным ранее, в противном случае они бы разошлись, а не остались узнать, что за новое предложение появилось. Поэтому Елиуй говорит: «Я отвечу с моей стороны; объявлю мнение мое и я. Я не буду делать вид, что собираюсь вынести окончательный приговор; нет, суд принадлежит Господу, и Он должен решать, кто прав, а кто виноват. Но раз каждый из вас высказал свое мнение, то объявлю и я свое; и путь его постигнет та же участь, что и остальные». Когда так скромно вносится предложение, то его следует выслушать и обсудить, даже если его автор презреннейший из людей. Мне кажется, ничто не препятствует предположить, что в данных стихах Елиуй раскрывает себя как автора данной книги и что здесь он пишет как историк, раскрывающий реальные события. После того, как он завладел их вниманием в предыдущих стихах, они удивились, перестали шептаться между собой, не возражали против предоставления ему слова, а остановились, чтобы послушать, что он собирается сказать, изумившись, что в его вступлении поразительным образом переплеталась дерзость и скромность.

2. То, что он был встревожен и переживал, когда ему позволили высказаться по этому поводу. Они были вынуждены разрешить ему говорить, потому что он не мог сдержаться; пока он думал, разгорелся огонь (Пс 38:4), заключенный в костях его, как говорил пророк (Иер 20:9). Даже кормилица, грудь которой переполнена, не жаждала опустошить ее так, как Елиуй хотел изложить свое мнение по поводу Иова (ст. 18-20). Когда кто-либо из участников спора приводил аргумент, казавшийся ему правильным, то он терпеливо молчал, но когда все они упускали его, он страстно желал принять в нем участие. Он утверждал, (1) что мог бы много сказать: «Я полон речами, ибо внимательно слушал все, что ранее говорилось, и размышлял об этом». Когда старики исчерпывают все свои возможности, рассуждая о божественном провидении, то Бог может поставить других, даже юношей, и наполнить их знаниями для назидания Своей Церкви, ибо эта тема никогда не истощится, хотя могут истощиться рассуждающие о ней.

(2) Что ему необходимо было высказаться: «Дух во мне теснит меня, не только наставляя, что сказать, но и побуждая объявить свое мнение. Так что если я не выскажусь, то утроба моя, как вино неоткрытое, прорвется так возбуждены мои мысли» (ст. 19). Посмотрите, какая великая скорбь одолевает благочестивого служителя, когда он вынужден молчать и задвинут в угол: он наполнен речами, наполнен Христом, наполнен небесами и был бы рад говорить о них для блага других, но не может.

(3) Что он обретет покой и удовлетворение, если выскажет свое мнение (ст. 20): «Поговорю, и будет легче мне; я делаю это не только для того, чтобы избавиться от боли, подавляющей мои мысли, но и для получения удовольствия от того, что стараюсь сделать добро, соответственно своему месту и способностям». Для благочестивого человека большое облегчение иметь свободу говорить во славу Бога и для назидания других.

3. Он решил говорить с максимальной свободой и искренностью то, что считал истиной, а не то, что должно было понравиться им (ст. 21,22): «Па лице человека смотреть не буду, как делают это предвзятые судьи, которые стремятся обогатить себя, а не принять справедливое решение. Я решил не льстить ни одному человеку». Он не собирался отступать от истины (1) даже из сострадания к Иову на том основании, что тот был беден и страдал, или излагать его дело в лучшем свете из боязни усилить его скорбь; «пусть справляется, как может, но он должен узнать истину». Не следует льстить людям, находящимся в беде, а честно говорить с ними. Когда беда обрушилась на человека, то глупо позволять ему грешить (Лев 19:17), ибо это ухудшит его положение. Не следует поощрять бедного в тяжбе его (Исх 23:3), тем более осуждать его; не следует обращать внимание на печальный взгляд и из-за него извращать справедливость, ибо в таком случае мы проявляем благосклонность к людям.

(2) Ради одобрения друзей Иова на том основании, что они имели хорошую репутацию и процветали. Пусть знают, что он повторит их слова лишь в том случае, если будет уверен в их правоте; он не будет хвалить их указы лишь потому, что они занимают высокое положение. Нет, хотя Елиуй был юношей и продвигался по службе, но не собирался замалчивать истину, чтобы добиться расположения влиятельных людей. Он принял хорошее решение: «Никакому человеку льстить не стану; я никогда не использовал язык лести». Для этого решения он приводит хорошее основание: «Если я буду так поступать, то мой Творец сразу заберет меня» (ст. 22, англ.пер.). Правильно поступает тот, кто поддерживает в себе благоговение и святой страх перед судами Божьими. Сотворивший нас заберет нас во гневе, если мы будем вести себя недолжным образом. Он ненавидит лицемерие и лесть. Истребит Господь все уста льстивые (Пс 11:4). Чем пристальнее мы взираем на величие Бога как нашего Творца, чем больше боимся Его гнева и справедливости, тем меньше опасность, что нас одолеет греховный страх или лесть людей.


Толкование Мэтью Генри на книгу Иова, 32 глава


← 31 Иов 32 MGC 33

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.