Библия » Толкование Мэтью Генри

Деяния 18 глава

В этой главе описываются:

I. Прибытие Павла в Коринф, его доверительное общение с Акилой и Прискиллой, а также открытые рассуждения с евреями, которых он, после отвержения ими Евангелия, оставил, обратившись к язычникам, ст. 1-6.

II. Громкий успех его служения здесь и поддержка, которую в видении оказал ему Христос для продолжения его трудов в этом месте с пожеланием будущих успехов, см. 7-11.

III. Досаждения от евреев, с которыми некоторое время спустя он столкнулся, но потом удачно справился по причине равнодушия, проявленного римским проконсулом Галлионом в отношении апостола, см. 12-17.

IV. Путешествие по многим странам, совершенное Павлом после долгого пребывания в Коринфе с целью наставления и поливания церквей, которые апостол основал и насадил в этих странах в прошлые времена; в продолжение этого путешествия он нанес краткий визит в Иерусалим, ст. 18-23.

V. Рассказ о возрастании Аполлоса в познании Бога и о его полезности в церкви, ст. 24-28.

Стихи 1-6. Мы нигде не находим свидетельства о том, что Павлу в Афинах доставили много неприятностей или что апостола изгнали оттуда сколько-нибудь жестоким обращением, как изгоняли из тех мест, где возникал урон или создавалась угроза интересам евреев. Поскольку афиняне приняли Павла довольно холодно и особых чаяний творить добро в Афинах у него не было, он ушел отсюда, оставив новообращенных на попечении Дионисия. Выйдя из Афин, апостол пришел в Коринф, где сыграл ведущую роль в основании церкви, которая по этой причине стала во многих отношениях выдающейся. Богатый и великолепный Коринф был главным городом Ахайи, тогдашней провинции Римской империи. Non cuivis homini contingit adire Corinthum – He всякому человеку дозволено увидеть Коринф. В наши дни окрестности Коринфа называются местностью Мория. Здесь мы узнаем о том, что:

I. Павел сам добывал себе на пропитание, ст. 2, 3.

1. Несмотря на то что апостол был воспитанным и образованным человеком, он не считал ниже своего достоинства заниматься ремесленным трудом. Павел изготавливал палатки, то есть был обойщиком; он шил для воинов и пастухов палатки из шерстяного или суконного полотна, либо из сафьяна (материала, который, по мнению некоторых, тогда в основном шел на производство палаток), либо из кож, подобно тому как делались верхние покрывала скинии. Жить в шатрах, следовательно, – значило жить sub pellibus – под кожами. Д-р Лайтфут (Dr. Lightfoot) указывает, что у евреев существовал обычай обучать своих детей тому или иному ремеслу и что они поступали так даже в том случае, если давали детям образование или оставляли им наследство. Раввин Иегуда Ганасси (Judah) утверждает: «Кто не приучает сына своего к труду, тот учит его воровать». Другой раввин вторит ему: «У кого в руке ремесло его, тот уподобляется крепкому винограднику». Никто не смеет презирать честный труд, которым человек добывает себе хлеб насущный. Павел научился шить палатки еще в юности (хотя и был фарисеем, воспитанным у ног Гамалиила), однако навыка в своем ремесле не утратил.

2. Хотя Павел и имел право получать материальную поддержку от основанных им церквей и от народа, которому он благовествовал, он, несмотря на это, занимался ремеслом, чтобы содержать себя. Это обстоятельство представляет апостола, не требовавшего себе содержания, в лучшем свете в сравнении с теми, кто знал о его нуждах, но не желал доброхотно помочь ему. Посмотрите, каким кротким человеком был Павел и как способны были люди унижать великих людей. Несмотря на унижение, апостол научился снисхождению у своего Учителя, Который пришел в мир не для того, чтобы Ему служили, а для того, чтобы послужить. Посмотрите, каким трудолюбивым и старательным человеком был Павел. Апостолу надлежало заниматься возвышенным умственным трудом, однако он не считал ниже своего достоинства, когда это было нужно, заниматься трудом физическим. Даже искупленные от клятвы закона не освобождены от произнесенного суда: В поте лица твоего будешь есть хлеб... Посмотрите, как тщательно приходилось Павлу выгораживать свое служение, чтобы не вызывать предвзятого к нему отношения со стороны людей даже самых неправедных и нерассудительных. Апостол вынужден был добывать свой насущный хлеб сам, чтобы Евангелие Христово не сделалось бременем, 2Кор 11:7 и далее; 2Фес 3:8.

3. Хотя Павел и был мастером своего дела, он, надо полагать, не гнушался нудной, однообразной работой. По одинаковости с Акилой и Прискиллой ремесла, Павел остался у них и работал, что давало ему возможность получать не больше поденной оплаты, которой едва хватало, для того чтобы сводить концы с концами. Бедные ремесленники должны быть благодарны Богу за то, что могут своим трудом кормить себя и свои семьи, хотя и не в силах наживать такие состояния, какие наживают своими спекуляциями торговцы.

4. Хотя Павел и был великим апостолом, он принял решение трудиться вместе с Акилой и Прискиллой, потому что считал их очень разумными в деле Божьем, что вскоре и подтвердилось, ст. 26. Апостол признает, что они были его сотрудниками во Христе Иисусе, Рим 16:3. Вот для желающих служить пример того, как следует находить себе служение, способное принести душам наибольшую пользу. Трудитесь вместе с теми, которые, судя по всему, являются сотрудниками во Христе Иисусе. Хорошо быть частью того общества, в котором можно находиться в общении с теми, кто помогает другим возрастать в познании Христа, и хорошо подпадать под влияние тех, кто принял решение служить Господу. Об Акиле сказано, что:

(1) Он был евреем, уроженцем провинции Понт, ст. 2. В этой провинции, как следует из 1Пет 1:1, жило много евреев рассеяния.

(2) Он недавно пришел из Италии в Коринф. По всей видимости, Акила часто менял места проживания. Увы, мир, в котором мы живем, не оставляет нам возможности выбирать место жительства.

(3) Он покинул Италию, подчинившись недавнему указу императора Клавдия о высылке всех евреев из Рима. Евреев всюду ненавидели, и те, в чьих руках находилась власть, использовали всякий повод, для того чтобы причинить страдания евреям и опорочить их. Божий удел стал, как разноцветная птица, на которую со всех сторон нападают другие хищные птицы, Иер 12:9. Акила был выслан из Рима только за свое еврейское происхождение, при этом его христианское вероисповедание не было принято во внимание: язычники настолько плохо разбирались в ситуации, что не могли отличить евреев от христиан. Светоний, упоминая в написанной им биографии Клавдия этот самый указ, изданный императором в девятый год его правления, связывает его появление с тем, что евреи – буйный народ (assiduo tumultuantes). И все это произошло impulsore Christo – из-за Христа. Одни евреи выказывали по Нем ревность, другие, напротив, были к Нему крайне суровы. Такое неоднозначное отношение к Христу вызывало серьезные столкновения, бросавшие тень на власти, и это заставило Клавдия, человека трусливого и завистливого, повелеть всем евреям покинуть город. Если евреи преследуют христиан, то стоит ли удивляться тому, что язычники преследуют и тех, и других?

II. Павел проповедовал иудеям и общался с ними, для того чтобы в христианство обращались как истинные Иудеи, так и Еллины, то есть люди, которые в той или иной мере уже приняли иудейство и часто посещали еврейское богослужение.

1. Во всякую же субботу Павел открыто говорил и убеждая их. Посмотрите, каким образом апостолы распространяли Благую весть – не силой и насилием, не огнем и мечом, не добиваясь полного согласия со стороны слушателей, а честно свидетельствуя им; апостолы влекли иудеев и эллинов человеческими узами, давая разъяснение тому, что сами говорили, и позволяя другим возражать против сказанного; при этом у апостолов всегда были наготове удовлетворяющие ответы. Бог призывает нас прийти и рассудить с Ним (Ис 1:18) и побуждает грешников представить дело свое и привести свои доказательства, Ис 41:21. Павел был проповедником столько же рассудительным, сколько и библейским.

2. Павел убеждал их – еттееу. Это выражение свидетельствует:

(1) О настойчивости апостола в деле благовествования. Он говорил с людьми аргументированно, более того, подкреплял свои доказательства доброжелательным увещеванием, упрашивая их ради Бога, ради собственной души, ради своего потомства не отвергать предложенного им дара спасения. Или же:

(2) Об успехе проповеди апостола. Иудеев и эллинов Павел убеждал, иначе говоря, доводил истину до их сознания (так некоторые понимают это место). In sententiam suam adducebat – Он заставлял их соглашаться с ним. Иными словами, свидетельства Павла убедили некоторых иудеев и эллинов настолько, что они покорились Христу.

3. Павел начал проявлять в этом деле еще больше усердия тогда, когда к нему примкнули прибывшие на место его соработники, его помощники, ст. 5. Когда пришли из Македонии Сила и Тимофей и принесли ему добрые вести о жизни поместных церквей, показывая свою готовность помочь ему и укрепить его руки, тогда дух Павла стал больше прежнего понуждать его к действиям, отчего апостол принялся благовествовать с еще большей настойчивостью. Его огорчали упрямство и неверие соотечественников, евреев, и он исполнился еще большей решимости обращать их в веру, к чему понуждала его любовь Христова, 2Кор 5:14. То же самое слово употреблено и здесь: любовь Христова понуждала его в духе благовествовать соотечественникам. Испытывая такое внутреннее побуждение, апостол торжественно и со всей серьезностью свидетельствовал Иудеям о том, в чем сам был до конца убежден, удостоверяя их в том, что верно и всякого принятия достойно слово, что Иисус есть Христос, обещанный их отцам и ожидаемый иудеями Мессия.

III. Здесь, как и в других местах, Павел оставляет неверующих иудеев и обращается к язычникам, ст. 6.

1. Многие иудеи, даже, лучше сказать, подавляющее их большинство, упрямо противостояли Евангелию Христа, не желая покоряться ни сильнейшей аргументации, ни вернейшим убеждениям. Они противились и злословили; выстраивались в боевой порядок (таков настоящий смысл употребленного здесь греческого слова) против Евангелия; брались за руки, для того чтобы остановить его продвижение. Они твердо решили, что не только сами не примут Евангелия, но и сделают все зависящее от них, для того чтобы удержать от принятия его своих ближних. Не имея конкретных возражений против Евангелия, иудеи восполняли недостаток разумных доводов злыми речами: они злословили, возводили хулу на Христа, хуля в Нем и Самого Бога, см. Отк 13:5,6. Они отверзали уста свои для хулы на Бога, чтобы таким образом оправдать свое неверие.

2. После этого, объявив себя не несущим более ответственности за судьбу этих людей, Павел оставил этих иудеев погибать в своем неверии. Когда они воспротивились свидетельству апостола и заняли позицию противостояния, Павел, прежде понуждаемый духом свидетельствовать Иудеям (ст. 5), ныне был понуждаем свидетельствовать против них, ст. 6. Свою ревность по Боге он показал здесь жестами: отряс одежды свои, стряхнув с нее пыль (как прежде они с Варнавой оттрясали на них прах от ног своих, гл 13:51) во свидетельство против них. Так Павел снимал с себя ответственность за иудеев, но при этом не переставал угрожать им судами Божьими. Как Пилат, умывая руки, смывал с себя на евреев кровь Христа, так и Павел, отрясая одежды, символически выражал сказанное им прежде, чтобы этим видимым действием, если возможно, подействовать на их сердца.

(1) Апостол сделал со своей стороны все от него зависящее и теперь был чист от крови их. Он, как верный часовой, предупредил иудеев и тем спас душу свою, хотя спасти их души ему и не удалось. Он испробовал все возможные меры воздействия на них, но, увы, все они оказались тщетными, поэтому если они и погибнут в своем неверии, то их кровь с него не взыщется. Здесь, как и в гл 20:26, Павел прямо ссылается на Иез 33:8,9. Весьма отрадным для служителя является то, что его совесть свидетельствует в его пользу, говоря ему, что он честно исполнил свой долг и предупредил грешников о грозящей им опасности.

(2) Эти иудеи непременно погибнут, если не прекратят упорствовать в своем неверии, и вина за это целиком и полностью ляжет на них самих. «Кровь ваша на главах ваших, вы и сами себя погубите, и народ ваш погибнет в этом мире, а кое-кто из вас погибнет в загробном мире, и вы одни понесете на себе осуждение». В конце концов, только угроза могла заставить их покориться Евангелию.

3. Павел оставил иудеев, но никак не свой труд. И хотя собрать Израиль не удается, Христос и Его Благая весть все равно будут прославлены. ...Отныне иду к язычникам. Евреи не имеют теперь права жаловаться, ибо разве не им первым было предложено Евангелие, и притом искренне? Гости, которые были приглашены заранее, не придут, несмотря на это пир отменен не будет, поэтому возникает необходимость созывать гостей по дорогам и изгородям. «Мы хотели собрать иудеев» (Мф 23:37), «хотели уврачевать их» (Иер 51:9), «но вот они не захотели. Однако Христос не может быть ни головой без тела, ни фундаментом без строения. Следовательно, если евреи не желают обрести спасение, мы обязаны обратиться к другим народам, может быть, они захотят спастись». Итак, падение и оскудение евреев обернулось богатством для язычников. И Павел заявил об этом евреям прямо не просто потому, что искал себе оправдания, а потому, что хотел возбудить ревность в сродниках своих, Рим 11:12,14.

Стихи 7-11. Из этого отрывка мы узнаем, что:

I. Павел сменил место временного жительства. Христос, посылая Своих учеников на проповедь, наказывал им не переходить из дома в дом (Лук 10:7), в то же время имелись определенные основания для перехода из дома в дом, как в данном случае у Павла. Он вышел из синагоги, так как был изгнан оттуда непослушанием неверующих иудеев, и пришел к некоторому чтущему Бога, именем Иусту, ст. 7. По всей видимости, апостол пришел к этому человеку не для того, чтобы поселиться в его доме (ведь Павел по-прежнему гостил у Акилы и Прискиллы), а для того, чтобы проповедовать в нем. Когда иудеи запретили апостолу приходить в их собрание и трудиться, этот честный человек отворил перед ним двери своего дома, сказав при этом, что Павел будет здесь желанным проповедником; и тогда Павел принял это приглашение. Уже не в первый раз ковчег Божий находит себе место покоя в частном доме. Когда Павлу запрещали проповедовать в иудейской синагоге, он проповедовал у кого-нибудь на дому, никак не унижая при том достоинств своего учения. Однако обратимся теперь к самому Иусту.

1. Он был почти иудеем. Иуст чтил Бога; он не был идолопоклонником, хотя и не был евреем. Подобно Корнилию, Иуст поклонялся одному только Богу Израилеву. Павел устраивал собрания в доме этого человека, чтобы не обижать евреев, хотя они уже были оставлены апостолом. Даже тогда, когда Павел был вынужден порывать свои отношения с евреями и обращаться к язычникам, он по-прежнему старался взывать к сердцу и разуму евреев.

2. Дом Иуста находился подле синагоги, то есть рядом с ней. По мнению некоторых, Павел выбрал этот дом специально, чтобы завлекать выходящий из синагоги народ на здешние собрания. Я же склоняюсь к той мысли, что этому содействовала любовь Павла, открывавшая евреям желание апостола быть как можно ближе к ним и возвратиться в их синагогу сразу же, как только они пожелают принять проповедуемую им весть и перестанут, как прежде, противиться и хулить Бога.

II. Вскоре Павел увидел добрый результат своего труда среди евреев и язычников.

1. Еврей по имени Крисп, один из высокопоставленных чиновников, начальник синагоги, уверовал в Господа со всем домом своим, ст. 8. Как прославляется Евангелие, когда его принимают правители и чиновники высшего звена в церкви и в государстве! И как непростительно евреям то, что они не перестали противиться Евангелию и глумиться над ним даже и тогда, когда начальник их синагоги, который, надо полагать, превосходил других в знании Писаний и в ревности в исповедании иудейской веры, принял Благую весть! В Евангелие уверовал не один только Крисп, а и весь дом его, так что, возможно, Павел крестил Криспа со всеми его домашними, 1Кор 1:14.

2. Многие коринфяне из числа язычников (среди них, несомненно, находились и темные личности: ...такими были некоторые из вас..., 1Кор 6:11), слушая, уверовали и крестились. Прежде всего, они слушали, ибо вера от слышания. Наверное, послушать Павла приходили, прежде всего, те, кого за неправедную жизнь осуждала совесть. Однако больше, по всей видимости, было тех, кто приходил из простого любопытства, желая познакомиться с новым учением. Эти люди, слушая, начинали веровать под действием силы Божьей, и, уверовав, начинали креститься, и, полагаясь на Христа, начинали исповедовать христианство, и получали право на привилегии христиан.

III. Видение вдохновило Павла на продолжение его труда в Коринфе, ст. 9. Господь же в видении ночью сказал Павлу... Христос явился Павлу как раз в тот момент, когда апостол размышлял на ложе о своем труде, о том, стоит ли ему еще трудиться здесь или нет, и если стоит, то как, и какова вероятность благоприятного исхода, так что в нынешних обстоятельствах это видение было весьма своевременным, чем и обрадовало Павла утешением от Бога при умножении скорбей его.

1. Христос подтверждает данное Павлу поручение проповедовать Евангелие: «Не бойся иудеев и не смотри на их ярость, которая стала еще неукротимее от обращения к Христу начальника их синагоги. Не бойся городских правителей, ибо их сила против тебя не больше той, которая дается им свыше. Ты ревнуешь о деле Божьем, поэтому смело совершай свой труд. Не бойся речей их и не страшись лица их, но говори и не умолкай. Не упускай возможности свидетельствовать им; взывай громко, не удерживайся. Не молчи из страха перед ними и не держи язык за зубами» (с позволения сказать); «говори не робко и осторожно, а ясно, смело, не таясь. Говори внятно и отчетливо, пользуйся всей свободой духа, который становится в этот момент посредником Христа».

2. Христос заверил Павла в Своем присутствии, и этого было достаточно, для того чтобы вдохновить апостола, прибавить ему бодрости и духа: «Не бойся, ибо Я с тобою, чтобы охранять, поддерживать и избавлять тебя от всякого страха. Говори и не умолкай, ибо Я с тобою, чтобы признавать Своим все, что ты будешь говорить, чтобы трудиться с тобой и подтверждать твое слово грядущими чудесами». Здесь повторяется обетование, которое, подобно печати, скрепило собой великое поручение, Мф 28:19,20. ...Се, Я с вами во все дни... Кто пребывает с Христом, тот не должен бояться и не имеет права отступать.

3. Христос гарантирует Павлу личную неприкосновенность: «...никто не сделает тебе зла...». Апостол будет избавлен от руки беспорядочных и лукавых людей и не будет изгнан из этого места, как был изгнан из других мест. Христос не обещает Павлу, что на него не будут совершать нападения (ибо далее мы узнаем, что на Павла действительно напали и что его привели пред судилище, ст. 12), но говорит: «Никто не сделает тебе зла, и остаток их гнева Я укрощу. Тебя не побьют палками и не бросят в темницу, как в Филиппах». В прежнее время с Павлом обходились хуже, чем в последующее, и теперь он утешался за дни, в которые был поражаем. Суды не будут совершаться вечно, Пс 65:9-11. Это место можно понимать и шире: «Никто не сделает тебе зла» – той каксаш а, «какие бы неприятности они ни причинили тебе, особого зла в них не будет. У них есть сила, чтобы убить тебя, но повредить тебе они не могут, ибо Я с тобою» (Пс 22:4; Ис 41:10).

4. Христос открыл Павлу его успехи в будущем: «У Меня много людей в этом городе. Никому не дано воспрепятствовать твоему служению, ведь Я буду сопровождать тебя и призревать на твой труд, чтобы ты мужественно и не унывая продолжал его. Здесь много тех, которые будут успешно призваны твоим служением и в которых ты увидишь подвиг души своей». Лаод ionlot ттоАид – Там у меня народ многочисленный. Господь знает Своих, и Он, несомненно, знает тех, которые будут Его собственностью в будущем, ведь именно благодаря Его трудам, совершаемым в них, они и становятся Его народом. Ведомы Богу от вечности все дела Его. «Они суть Мои, хотя еще и не знают Меня, хотя еще и удерживаются сатаною в его воле, ибо Отец дал их Мне. Мое потомство будет служить Мне. Они записаны у Меня в книге жизни; Я знаю их по именам, и никто из данных Мне Отцом не погибнет. Они суть Мои, потому что обязательно будут Моими». ...Кого Он предопределил, тех и призвал... В этом городе, хотя он и весьма непотребный, лукавый, исполненный нечистоты (более того, в нем находится храм Венеры, пользующийся в народе большой популярностью), в этой самой прорве, состоящей, казалось бы, целиком из мякины, есть и пшеница; в этой самой породе, состоящей, казалось бы, из одного только шлака, блистает золото. Поэтому пусть те или другие места нашего служения не повергают нас в отчаяние, если и в Коринфе у Христа было много людей.

IV. Воспользовавшись данным ему заверением, Павел долгое время провел в Коринфе, ст. 11. Он оставался там год и шесть месяцев, оставался не для того, чтобы наслаждаться досугом, а для того, чтобы совершать свой труд, поучая их слову Божию. Коринф был наводнен людьми, стекавшимися в него со всех сторон, так что у Павла была возможность благовествовать иностранцам и через это привлекать внимание к Евангелию и в других странах. Он для того надолго задержался в Коринфе:

1. Чтобы собрать воедино тех, кто еще был разрознен и находился вне Церкви. Христос имел здесь много Своих людей, и силой Его благодати Павел мог бы за месяц или даже за неделю обратить всех их к Богу, подобно тому как во время первого массового благовестия закидывали сеть Евангелия и за один раз попадались тысячи душ, однако Бог действует многообразно. Народ, имевшийся у Христа в Коринфе, нужно было собирать постепенно: одних – одной проповедью, других – другой. Ныне же еще не видим, чтобы все было Христу покорено. Поэтому пусть Христовы служители продолжают трудиться, исполняя свой долг: хотя их труд и не совершается в одночасье, он все же очень быстро совершится в свое время.

2. Чтобы взращивать тех, кто уже был собран и находился в Церкви. Обращенных необходимо поучать слову Божию, а в Коринфе в наставлениях апостола Павла имелась особая нужда. Ибо не успели посеять на этом поле доброе семя, как явился враг рода человеческого (лжеапостолы, эти лукавые деятели, на которых Павел так сильно роптал в своих Посланиях к Коринфянам) и посеял на нем плевелы. Не успели гонители-иудеи, открытые враги Евангелия, оказаться связанными по рукам и ногам, как языки иудействующих христиан, выступавших от имени Христа, стали гораздо больше досаждать Павлу и причинять Церкви куда более тяжкий вред, подрывая сами устои христианского вероучения. Считается, что вскоре после прибытия в Коринф Павел написал свое Первое послание к Фессалоникийцам, первое по времени из написанных им под водительством Святого Духа; спустя немного времени он написал той же церкви свое Второе послание. Служители могут служить Христу и содействовать достижению великих целей своего служения посредством сочинения добрых посланий, равно как и посредством чтения хороших проповедей.

Стихи 12-17. Этот отрывок повествует о том незначительном беспокойстве, которое враги Евангелия причиняли Павлу и его друзьям в Коринфе и которое не наносило особого ущерба для дела Христа и не создавало особых препятствий для совершения Его труда.

I. Иудеи клевещут на Павла перед лицом римского правителя, ст. 12, 13. Этим самым правителем был Галлион, проконсул Ахаии, ибо Ахайя являлась консульской провинцией Римской империи. Этот Галлион был старшим братом знаменитого философа Сенеки; в юности он носил имя Новата, но после усыновления семьей Юлия Галлиона принял имя последнего. Сенека, брат Галлиона, изображает его как человека безукоризненной честности, прямого и в высшей степени добродетельного. За свою снисходительность он получил прозвище Галлион Блаженный и, как свидетельствуют, был любим всеми. Итак, заметьте:

1. Каким грубым образом Павел был схвачен и приведен на суд Галлиона. ...Напали Иудеи единодушно на Павла... (Иудеи являлись зачинщиками всех злоумышлении против Павла, и именно они строили планы осуществления этих злоумышлении.) В этом злом деле иудеи проявили единодушие: они напали на Павла единодушно; творя зло, они действовали рука об руку. Они действовали с насилием и яростью. Иудеи напали на Павла, нарушив тем самым общественное спокойствие, и поспешили скорее привести его пред судилище, и, как видно, совершенно не оставили Павлу времени, для того чтобы подготовиться к судебному процессу.

2. Как Павел был оклеветан перед Галлионом, ст. 13. ...Он учит людей чтить Бога не по закону. Не имея возможности обвинить Павла в том, что он учил людей вообще не поклоняться Богу или что он призывал служить иным богам (Втор 13:2), иудеи обвинили апостола в том, что он призывал людей поклоняться Богу в нарушение действующего закона. Римляне позволяли иудеям в границах их территорий действовать в соответствии с их собственным законом, ну и что из того? Разве из этого следовало, что иудеи имеют право в судебном порядке, как преступников, преследовать людей, поклоняющихся Богу не по иудейскому закону? Разве религиозная терпимость, проявляемая по отношению к иудеям, давала право выносить приговоры? Никак нет! Обвинение Павла было неправосудным, ведь и сам иудейский закон говорит об обещанном Пророке, Которого должен был воздвигнуть иудеям их Бог и Которому иудеи должны были повиноваться. Вот Павел и убеждал иудеев уверовать в этого Пророка, уже приходившего на землю, и повиноваться Ему, что никак не противоречило иудейскому закону; ибо Он приходил не нарушить закон, но исполнить. Исполнять иудейский закон в части храмового служения коринфские евреи не могли по причине удаленности Иерусалима. Что же касалось богослужения в синагогах, то закон не устанавливал порядка проведения такого служения, поэтому Павел не являлся нарушителем богослужения в иудейской синагоге. И вот, когда людей учат поклоняться Богу во Христе и служить Ему в духе, иудеи начинают враждовать, словно их учат поклоняться Богу вопреки закону, тогда как в действительности это учение ведет к совершенству иудейского закона.

II. После первого слушания в суде или вообще без такового Галлион отклоняет иск иудеев, не желая его даже и рассматривать, ст. 14, 15. Павел приготовился защищаться и показывать о том, что не учил людей служить Богу вопреки закону, но судья Галлион, решивший не выносить приговора по этому делу, не побеспокоился даже вникнуть в него. Заметьте:

1. Галлион показывает совершенную готовность рассматривать в судебном порядке любое дело, но только в пределах своей компетенции. Он сказал Иудеям: «Если бы какая-нибудь была обида, или злой умысел – если бы вам удалось обвинить подсудимого в краже или мошенничестве, убийстве или грабеже, или в каком другом недостойном деянии, – то я почел бы себя обязанным выслушать ваши исковые заявления, какими бы вздорными и громкими они ни были». Сама по себе грубость истцов не является достаточным основанием для отказа им в правосудии, если совершенно очевидно, что они правы. Власти, отправляющие правосудие, обязаны защищать оскорбленных и осуждать оскорбителей; и даже в тех случаях, когда исковые заявления составлены без полного соответствия установленной форме, они, тем не менее, подлежат рассмотрению. Однако:

2. Галлион ни в коем случае не примет иска от иудеев по делу, не относящемуся к его юрисдикции, ст. 15. «Когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами. Разбирайтесь между собой как знаете, а я не хочу быть судьею в этом. Не испытывайте же мое терпение, заставляя меня вникать в вашу распрю, и тем более не отягощайте мою совесть приговором по вашему иску». Вот почему, когда иудеи настойчиво требовали их выслушать, он прогнал их от судилища (ст. 16) и объявил следующее слушание. Итак:

(1) В некотором смысле поведение Галлиона было правомерно и достойно похвалы, ведь он не захотел выносить суд по делу, в котором видел свою некомпетентность. Предоставив иудеям право самим разобраться в вопросах собственной веры, он в то же время не позволил им под видом этого разбирательства третировать Павла и надругаться над ним. По крайней мере, Галлион не хотел, осудив Павла, сделаться в руках иудеев орудием их злого умысла. Он решил, что вынесенное на его рассмотрение дело находится за пределами его юрисдикции, и потому не стал в него вмешиваться. Однако:

(2) Со стороны Галлиона было бы совершенно неправильно выносить легковесные суждения о законе и вероисповедании, которые, как ему хорошо было известно, имеют своим началом Бога и с которыми он обязан был прежде лично познакомиться. Каким образом надлежит служить Богу, или является ли Иисус Мессией, или является ли Евангелие Его Божественным откровением – все эти вопросы нельзя называть спором обучении и об именах, как их презрительно и невежественно назвал Галлион. Все это суть вопросы жизненно важные, вопросы, которые, в случае если бы он проявил к ним должное внимание, касались бы его в такой же мере, в какой и иудеев. Галлион же словно бахвалится своим незнанием Писания и гордится тем, как будто обратить внимание на закон Божий и исследовать его было ниже его достоинства.

III. Насилие, совершенное над Сосфеном, и полное равнодушие, проявленное по этому случаю Галлионом, ст. 17.

1. Заговорщики нанесли серьезное оскорбление суду, когда они схватили Сосфена и били его пред судилищем. По поводу приведенного стиха высказывается немало догадок, поскольку не ясно, кем был этот Сосфен и кем были эти эллины, совершившие над ним насилие. Скорее всего, Сосфен был христианином и хорошим знакомым Павла, выступавшим на суде на стороне апостола. Возможно также, что он постарался уберечь Павла, выведя его прочь из здания суда в тот момент, когда Галлион закрыл дело. Вот почему, не сумев схватить Павла, эллины напали на его защитника. Несомненно, был такой человек по имени Сосфен, который был другом Павла и которого хорошо знали в Коринфе. По всей видимости, он был служителем, ведь Павел называет его своим братом и в Первом послании к Коринфянам ставит свое имя рядом с его именем (1Кор 1:1), как и во Втором – рядом с именем Тимофея. Поэтому весьма вероятно, что речь в данном отрывке идет именно об этом Сосфене, сотруднике Павла. О нем говорится как об одном из начальников синагоги, то есть как об одном из начальников известной синагоги наряду с Крис-пом (ст. 8) или же как о единственном начальнике одной из синагог Коринфа, но не той, начальником которой в то время был Крисп. Что же касается эллинов, бивших Сосфена, то весьма вероятно, что это были либо грекоговорящие иудеи, либо греки, принявшие иудейство, бывшие из числа тех, которые вместе с иудеями выступили против проповеди Евангелия, ст. 4, 6. Также весьма вероятно, что именно грекоговорящие иудеи подтолкнули их на это, посчитав подобное подстрекательство не столь мерзким для себя делом. Разъярившись на Павла, они избили Сосфена. Негодуя на Галлиона за то, что он отказался судить Павла по законам Рима, они расправились с Сосфеном перед самым входом в судилище и тем самым показали Галлиону, что не собираются с ним нянчиться: если он не пожелал стать вместо них палачом, то в таком случае они желали стать вместо него судьями.

2. Со своей стороны суд также выказал не меньшее презрение как к самому делу, так и к противоборствующим сторонам. Сказано, что Галлион ни мало не беспокоился о том. Если эти слова должны пониматься нами так, что он не обращал внимания на наносимые злодеями оскорбления, то такое его отношение достойно похвалы. Твердо держась законов и норм справедливости, Галлион мог пренебрегать неуважением евреев к власти, однако если он хотел выказать этим (а я полагаю, что так оно в действительности и было) свое полное равнодушие в отношении насилия, совершаемого над добрыми людьми, то он с такой безучастностью заходил слишком далеко и на самом деле выказывал не что иное, как свой дурной нрав. Таково беззаконие, творимое т месте суда (на что жалуется Соломон, Еккл 3:16), когда ничего не делается для того, чтобы помешать его совершению и пресечь его. Будучи судьей, Галлион должен был защитить Сосфена, а эллинов, бивших его, обуздать и наказать. Оказать помощь человеку, на которого напали всей толпой на улице или на рынке, наверное, не так-то просто, но если подобное происходит во время суда у Галлиона, перед судилищем, то судебный орган, заседающий и при этом нисколько не озабоченный совершаемым избиением, свидетельствует о том, что истина преткнулась на площади и честность не может войти тогда, когда удаляющийся от зла подвергается оскорблению, Ис 59:14,15. Кто видит и слышит, как страдают Божьи люди, и при этом не сострадает им и не принимает того близко к сердцу, кто не соболезнует им и не молится за них, кому все равно, когда тонут или выплывают интересы вероисповедания, тот имеет от духа Галлиона, который ни мало не беспокоился, когда в его присутствии избивали доброго человека. Такие беспечные на Сионе люди не болезнуют о бедствии Иосифа (Ам 6:6) и напоминают царя и Амана, которые сидели и пили, когда город Сузы был в смятении, Есф 3:15.

Стихи 18-23. Павел начинает действовать, и, хотя накануне в Коринфе он какое-то время наслаждался досугом, апостол и в работе, и в покое был по-прежнему занят, весьма занят, служением Христу; сидя спокойно или занимаясь делом, Павел творил добро. В этом отрывке описаны:

I. Выход Павла из Коринфа, cт. 18.

1.0н оставался в Коринфе еще какое-то время после того, как претерпел в этом городе скорбь. Из других мест он уходил после того, как поднималась буря, но не так из Коринфа, ибо не успело здесь заштормить, как уже все в скором времени стихло. Как сообщают некоторые античные писатели, Галлион, в действительности, тайно поддержал Павла и оказал ему свое благорасположение, что обернулось перепиской апостола с братом Галлиона, Сенекой. Павел пробыл в Коринфе еще довольно дней, причем, как считают некоторые, более года и шести месяцев, о чем уже упоминалось в ст. 11. Находя, что его труд в Коринфе не тщетен, Павел продолжал трудиться.

2. Покидая Коринф, Павел простился с братьями. Апостол сделал это благочинно, с большой любовью, с должными утешением и внушением, а также с прощальными молитвами. Он посоветовал братьям, что хорошо, осудил то, что плохо, и сделал необходимые предостережения относительно уловок лжеапостолов. Таким образом, его прощальная проповедь должна была произвести на братьев неизгладимое впечатление.

3. Павел взял с собой Акилу и Прискиллу как пожелавших сопровождать его. По всей видимости, Акила и Прискилла думали о переселении, не желая подолгу оставаться в одном месте. Подобное желание может проистекать из доброго источника и оборачиваться добрыми плодами, поэтому нам не следует осуждать такие желания, когда они возникают в сердцах наших ближних, хотя мы и должны подвергать сомнению собственные желания переселиться куда-либо. Между Павлом и Акилой с Прискиллой установились прочные дружеские отношения, и, когда апостол принимает решение отправиться из Коринфа, они просят его взять их с собой.

4. В Кенхреях (порт близ Коринфа), где прибывшие из Коринфа сели на корабль, один из братьев, Павел или Акила (кто именно первоисточник не указывает), остриг голову во исполнение иудейского обряда, совершаемого в соответствии с законом о назорействе. ...Остригши голову в Кенхреях по обету. Живущие в Иудее могли совершать этот обряд только в храме; тем же, кто жил вдали от Иудеи, разрешалось совершать этот обряд также и в других местах. Человек, добровольно давший обет о полном посвящении себя Богу, должен был стричь голову в тех случаях когда случайно осквернял свое назорейство (в таких случаях он должен был возобновлять свое посвящение) либо когда исполнялись дни назорейства его, Числ 6:9,13,18. Именно с последним случаем, предположительно, и было связано вышеописанное пострижение по обету. Высказывают мнение, что в этом эпизоде речь идет о пострижении Акилы, который, будучи иудеем (ст. 2), придерживался иудаизма больше, чем это было необходимо. Я же считаю, что эти слова вполне могут относиться и к Павлу без особого для него вреда, ибо подобные соображения допустимы в отношении и самого апостола, гл 21:24,26. Думаю, что такое допущение возможно не только потому, что предпринятое апостолом представляло собой некую временную уступку иудеям, для которых Павел был, как Иудей (1Кор 9:20), чтобы приобрестъ Иудеев, но еще и потому, что обет назорейства, хотя и обрядовый, а потому близкий к уничтожению, имел, тем не менее, великий нравственный смысл, а потому должен был быть уничтожен последним из всего ветшающего наследия иудейских обрядов. Назореи избирались наряду с пророками (Ам 2:11) и доставляли Израилю великую славу, Плач 4:7. Поэтому нет ничего странного в том, что Павел решил связать себя на какое-то время обетом назорейства: он воздерживался от вина и крепких напитков и не брил головы, желая таким образом угодить иудеям; от назорейского обета Павел тогда и освободился.

II. Миссия в Ефесе – метрополии Малой Азии и морском порту.

1. Павел оставил Акилу и Прискиллу там не только потому, что во время странствий они были бы ему в тягость, но и потому, что своим благовестием они могли принести пользу в Ефесе. Между тем Павел в скором времени намеревался сам поселиться в этом городе и потому оставил здесь Акилу и Прискиллу с той же целью, с которой в разных местах оставлял Своих учеников и Христос, посылавший их туда, куда намеревался идти Сам, для того чтобы они приготовили Ему путь. Как разумные и здравомыслящие христиане, Акила и Прискилла могли бы своей добродетельной жизнью склонять сердца многих людей к благосклонному приему Павла, когда бы тот пришел к ним, и уяснению его проповеди. Вот почему апостол называет их своими сотрудниками во Христе Иисусе, Рим 16:3.

2. В Ефесе Павел учил Иудеев в синагоге. Оказавшись в Ефесе мимоходом, Павел, тем не менее, не упустил возможности проповедовать иудеям. Он вошел в синагогу не послушать, а выступить с проповедью, ибо здесь, сказано, он рассуждал с Иудеями. Хотя Павлу и пришлось распрощаться с коринфскими иудеями, потому что они противились и злословили, он не отказывался по этой причине посещать синагоги в других местах и по-прежнему начинал свое благовестие с иудеев. Не следует огульно осуждать все общество или класс людей, когда нормы поведения нарушаются только отдельными его представителями.

3. Ефесские иудеи и не думали прогонять от себя Павла, напротив, они уговаривали его остаться с ними, ст. 20. Они просили его побыть у них долее, желая и дальше получать наставление в Евангелии Христа. Здешние иудеи проявили большее благоразумие и благовоспитанность, нежели иудеи в Коринфе, да и в других местах, так что расположение к апостолу ефесских иудеев являлось Божьим свидетельством о том, что Бог не порывает со Своим народом окончательно, а имеет в его среде Свой остаток.

4. Павел не захотел тогда остаться с ними. ...Он не согласился, а простился с ними... Апостол должен был идти: ему нужно было непременно провести приближающийся праздник в Иерусалиме, и не потому, что Павел считал своим долгом исполнить обряд (он знал, что законы о праздниках уже не связывали его), а потому, что у него было дело в Иерусалиме (каким бы это дело ни было), которое лучше всего можно было исполнить в период праздника, собиравшего множество иудеев со всех концов света. О каком именно празднике здесь говорится, не уточняется, но, по всей вероятности, это была Пасха, самый большой праздник.

5. Воодушевленный сердечным приглашением иудеев, Павел открыл им свои намерения: после окончания предстоящего путешествия апостол собирался возвратиться в Ефес и провести здесь какое-то время, трудясь среди них. Хорошо иметь в запасе подходящее время вкупе с благоприятными обстоятельствами, чтобы по исполнении одного доброго дела сразу приняться за исполнение другого. «...К вам же возвращусь опять, – говорит Павел, указывая, впрочем, на одно необходимое условие, – если будет угодно Богу». Наши времена и обстоятельства находятся во власти Божьей: мы предполагаем, а Он располагает; поэтому, обещая что-либо, мы должны покоряться Божьей воле. Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое. К вам же возвращусь опять, если Дух допустит меня (гл 16:7) – вот какой аргумент использовал Павел; не только если допустит Провидение, но и если Бог не направит мои пути иначе.

III. Посещение Павлом Иерусалима. Каким бы кратким это посещение ни было, оно, тем не менее, было выражением почтения к первой церкви.

1. До порта, расположенного близ Иерусалима, Павел добрался морем. И отправился из Ефеса (ст. 21), и побывал в Кесарии, ст. 22. Павел предпочел добираться по морю из соображений быстроты и безопасности передвижения, а также с целью иметь возможность увидеть дела Господа и чудеса Его в пучине. Морским портом Иерусалима прежде была Иоппия, но после того, как Ирод отстроил Кесарию, последняя стала основным портом, более безопасным по сравнению с портом в Иоппии.

2. Апостол приходил в Иерусалим и приветствовал церковь, под которой, я думаю, совершенно очевидно подразумевается Иерусалимская церковь, которая здесь так выразительно названа церковью, ведь христианская церковь родилась именно в Иерусалиме, гл 15:4. Павел считал необходимым показаться в среде народа Божьего, чтобы о нем не подумали, что из-за успехов его благовестия среди язычников он ставил себя выше их или отчуждался от них или что, прославленный Богом, он забыл о той славе, которой был обязан именно этой церкви. Павлове приветствие Иерусалимской церкви означает, что:

(1) Его посещение церкви было самым что ни на есть дружественным и было предпринято, с тем чтобы в сердечной простоте познакомиться с положением дел в церкви и засвидетельствовать ей о своей доброй воле.

Примечание: увеличивающееся число новых друзей не должно приводить к забвению старых, и, напротив, возобновление прежних знакомств должно быть для добрых людей и добрых служителей одним удовольствием. Если иерусалимские служители проживали в городе оседло, то Павел постоянно переезжал с места на место. Однако апостол был заинтересован в поддержании хороших контактов со здешними служителями, чтобы и они радовались вместе с ним его миссионерским достижениям, и он радовался вместе с ними, находясь в их шатрах, и чтобы они вместе желали друг другу добра к взаимному утешению и успеху друг друга.

(2) Это посещение было очень кратким. Павел приходил приветствовать церковь, возможно, лобзанием святым, но не остался с верующими. Апостол предпринял долгое путешествие ради предполагаемого недолгого общения с братьями в Иерусалиме. В этом мире нам не дано постоянно находиться друг с другом. Народ Божий есть соль земли, которую разбрасывают и сеют, однако хорошо время от времени видеть лица друзей, чтобы поддерживать взаимную любовь друг к другу, укреплять духовное общение друг с другом и продлевать его до прихода в небесный Иерусалим, в котором все мы надеемся уже никогда больше друг с другом не разлучаться.

IV. Обратный путь Павла через страны, в которых он ранее проповедовал Евангелие.

1. Павел отошел в Антиохию и провел там, куда был впервые послан проповедовать язычникам (гл 13:1), несколько времени среди друзей. Он пришел в Антиохию, для того чтобы снова увидеться с местными служителями и пообщаться с ними. Общение с братьями доставляет верному служителю великое облегчение и духовное укрепление, ибо железо железо острит и человек изощряет взгляд друга своего. Приход Павла в Антиохию должен был напомнить ему о былом и вызвать в нем новую благодарность.

2. Из Антиохии Павел вышел и проходил по порядку страну Галатийскую и Фригию, где ранее благовествовал и основывал церкви. Этот труд, о котором упоминается лишь кратко (гл 16:6), был трудом славным, что видно из отрывка Гал 4:14,15, где Павел рассказывает о своем первом благовестии среди галат, а также о том, что они приняли его как Ангела Божия. Эти сельские церкви (а они действительно были сельскими, ибо никаких данных о том, что в Галатии были города с церквами в них, не имеется; см. Гал 1:2) Павел обходил по порядку, по ходу путешествия, и поливал то, созиданию чего он способствовал, утверждая всех учеников. Уже одно появление Павла среди учеников и то почтение, которое он выказывал им посредством этого посещения, служили великим укреплением для тамошних учеников и служителей. Моральная поддержка со стороны Павла воодушевляла их: он возвещал ученикам то, что укрепляло их, утверждало их веру во Христа, делало их твердыми во Христе и пробуждало в них благочестивые чувства к Христу. Учеников, обложенных немощью, следует воодушевлять, и служители обязаны делать все возможное, для того чтобы укреплять их, направляя их пути к Христу и наставляя их жить в полной зависимости от Христа, сила Которого совершается в их немощи и Который Сам является их крепостью и славой.

Стихи 24-28. Здесь священная история на время оставляет путешествующего Павла и обращается к личности Аполлоса из Ефеса, с которым и знакомит нас, что впредь пригодится нам для понимания некоторых отрывков из посланий апостола.

I. Здесь описывается характер Аполлоса, обнаруженный им по прибытии в Ефес.

1. Аполлос был Иудеем, родом из Александрии Египетской, но происходивший из семьи иудеев. Иудеев в этом городе было великое множество еще со времени рассеяния еврейского народа, согласно предсказанию: И возвратит тебя Господь в Египет... (Втор 28:68). Его имя было не Аполлон (другими словами, он не носил имени одного из языческих богов), а Аполлос; по мнению некоторых, Аполлос – то же, что и Апеллес, о котором Павел упоминает в Рим 16:10.

2. Аполлос был человеком в высшей степени добродетельным и весьма благонадежным в смысле общественного служения. Он был мужем красноречивым и сведущим в Писаниях Ветхого Завета, в познании которого он, будучи евреем, и воспитывался.

(1) Аполлос прекрасно владел своей речью: он был муж красноречивый; dvip Adviog – муж разумный (согласно одному прочтению), или человек ученый (согласно другому прочтению); historiarum peritus – хороший историк, что представляется прекрасным качеством служителя. Он умел хорошо говорить – вот каков, в сущности, смысл этого выражения. Аполлос являл собой наставление человеческое; его речь была гладкой речью знатока и грамотея, в которой он обнаруживал строгость мышления и глубокое знание всякого предмета, о каком ни говорил.

(2) Аполлос хорошо знал Писание – здесь-то он и проявлял свое замечательное красноречие. Он пришел в Ефес, будучи сведущим в Писаниях, соответственно порядку слов в оригинале. Другими словами, обладая выдающимся даром толкования Писаний, Аполлос пришел в Ефес, который был общественным местом, чтобы употребить свой талант во славу Божью и на благо многих людей. Он не только был подготовлен в Писаниях, не только мог бегло, наизусть цитировать тексты из Писаний, передавать их содержание и указывать их местонахождение (о многих плотских иудеях говори ли, что они являют собой образец ведения в законе и следуют букве его), но и был сведущ в Писаниях. Он разумел смысл и значение Писаний, знал, как пользоваться Писаниями и как применять их на практике, как разбираться с Писаниями и как строго рассуждать о них. Обличающая, исправляющая и наставляющая сила сопровождала его толкование Писаний и их практическое применение. По всей видимости, Аполлос уже показал свое знание Писаний и проявил данный ему дар толкования и практического применения их во многих иудейских синагогах.

3. Аполлос был наставлен в начатках пути Господня. Другими словами, он имел определенное представление об учении Христа, усвоил общие понятия Евангелия и принципы христианского вероучения, главный из которых заключается в том, что Иисус есть Христос и что Он есть Тот Пророк, Которому должно придти в мир. Первое упоминание о том должно с легкостью восприниматься всяким, кто, подобно Аполлосу, сведущ в Писаниях и потому способен различать знамения времен. Аполлос был наставлен, Karnxnvog – научен (таково значение употребленного здесь греческого слова) то ли своими родителями, то ли кем-то из служителей. Он знал о Христе и о началах пути спасения. Тот, кому предстоит наставлять своих ближних, должен прежде всего сам получить наставление в слове Господнем, чтобы не просто говорить о Господе, а жить по Его слову. Недостаточно только того, чтобы слова Господни были на наших устах, нужно, чтобы и наши ноги ступали по Его стезям.

4. Тем не менее Аполлос знал только крещение Иоанново. Он был наставлен в Христовом Евангелии лишь в той мере, в какой мог быть наставлен человек через служение Иоанна, и никак более. Аполлос знал, что глас вопиющего в пустыне вещал о приготовлении пути Господу, а не о самом пути Господнем. Нельзя допустить мысль о том, что Аполлос не слышал о смерти и воскресении Христа, но ясно одно, что он не познал их таинственного смысла, не имел возможности общаться с кем-либо из апостолов после сошествия Духа. Возможно, что сам Аполлос был крещен только крещением Иоанновым, ибо он не получал крещения Духом Святым, какое получили ученики Христа в день Пятидесятницы.

II. Здесь сообщается о применении на практике и совершенствовании в Ефесе выдающихся качеств Аполлоса. Он пришел в этот город в поисках возможности творить и обретать добро и нашел здесь и то, и другое.

1. В Ефесе Аполлос нашел своим дарам весьма полезное применение в служении обществу. Он был, вероятно, рекомендован в здешнюю синагогу как достойный учитель и имел желание трудиться в ней как по мере открывшегося ему света, так и по мере данного ему дара, ст. 25. ...Горя духом, говорил и учил о Господе правильно... Аполлос не имел чудесных даров Духа, какие были у апостолов, а потому пользовался тем, что имел, ибо проявление Духа, в чем бы оно ни выражалось, каждому дается на пользу. Наш Спаситель посредством притчи также учил Своих служителей тому, что, даже обладая и единственным даром, они не должны зарывать его в землю. Итак, мы уже убедились в том, что Аполлос обладал ясным сознанием и красивой речью и был человеком красноречивым и сведущим в Писаниях. Будучи кладезем полезных знаний, он имел блестящую способность донести свои познания до слушателей. Давайте посмотрим теперь, что еще есть в Аполлосе такого, за что его хвалят как проповедника и что делает его образцом для всех проповедников.

(1) Аполлос был проповедником, горячо любящим. У него были светлая голова и доброе сердце, он горел Духом. В нем было много Божественного огня, а также Божественного света, так что он и горел, и светил. Он ревновал о славе Божьей и о спасении драгоценных душ. Его ревность проявилась как в той готовности, с которой он проповедовал по приглашению начальников синагоги, так и в том энтузиазме, с которым он произносил свою проповедь. Аполлос проповедовал усердно, от всей души. Какое прекрасное сочетание внутренних качеств мы наблюдаем здесь! Многие горят духом, но слабы в познании, мало сведущи в Писании (не ищут должных слов, между тем как недолжные наполняют их), и, с другой стороны, многие бывают красноречивы и сильны в Писании, образованны и рассудительны, однако не имеют в себе ни жизни, ни духовного горения. Здесь же перед нами предстает Божий человек, ко всякому доброму делу приготовленный, одинаково исполненный Божественного разумения и Божественной любви.

(2) Аполлос был проповедником старательным и прилежным. Он говорил и учил о Господе правильно. Аполлос серьезно готовился к каждой проповеди и тщательно ее продумывал. Он не предлагал Богу или собравшимся в синагоге того, что совершенно ничего не стоило или что совершенно ничего ему не стоило. Прежде проповедь должна была созреть, родиться у него в сердце, и только после этого он старался запечатлеть ее в умах своих слушателей. Аполлос учил правильно, акрфсд – точно, верно; все, что он говорил, взвешивалось им как бы на точных весах.

(3) Аполлос был проповедником благовествующим. Хотя он и знал только Иоанново крещение (которое было начатком Евангелия Христова), он этого начатка придерживался строго, ибо он учил о Господе, о Господе Христе, учил тому, что готовит Ему путь и ведет к Его возвышению. Все, что имело отношение к Царству Мессии, и представляло собой тот предмет, который Аполлос был намерен последовательно разбирать; предметом же его рассуждений становились не отдельные вопросы обрядового закона (хотя обсуждение их льстило бы слуху его слушателей-иудеев) и не отдельные вопросы языческой философии (хотя и в этой области он разбирался весьма неплохо); нет, он учил о Господе.

(4) Аполлос был проповедником отважным. Он начал смело говорить в синагоге, ибо уповал на Бога и не страшился людей. Аполлос учил смело, потому что познал истину того, о чем говорил, и не сомневался в том, что утверждал; потому что знал цену того, о чем учил, и не боялся пострадать за то, что отстаивал. Все это происходило в синагоге, то есть там, где иудеи не только собирались на богослужения, но и где они были наделены всей полнотой власти. Именно здесь, в окружении иудеев, он и учил о Господе, учил тому, против чего его слушатели, и Аполлос хорошо это знал, имели серьезные предубеждения.

2. Аполлос доводил до совершенства данные ему таланты не столько в учебе, сколько в доверительном общении с Акилой и Прискиллой. Если бы Павел или кто-нибудь другой из апостолов и евангелистов находился тогда в Ефесе, то Аполлос был бы наставлен им, однако за недостатком лучшей помощи Акила и Прискилла (ремесленники, делавшие палатки) точнее объяснили ему путь Господень. Заметьте:

(1) Акила и Прискилла слышали, как Аполлос проповедовал в синагоге. Хотя он и значительно отставал от них в познании, тем не менее он имел блестящие способности для работы с людьми, поэтому они стали поощрять его к этому служению посредством усердного и постоянного попечения о нем. Таким же точно образом и духовно зрелым христианам следует наставлять молодых, подающих надежды служителей.

(2) Найдя его мало подготовленным в основах христианского вероучения, они приняли его, то есть поселили у себя, и точнее объяснили ему путь Господень, путь спасения через Иисуса Христа. Этот недостаток Аполлоса не стал для них поводом для того, чтобы презирать его или унижать его перед окружающими. Акила и Прискилла не считали его молодым, неопытным проповедником и не думали, что его нельзя пускать на кафедру. Они просто приняли во внимание те затруднительные обстоятельства, в которых оказался Аполлос по той причине, что ему было известно лишь Иоанново крещение. Обогатившись многими евангельскими истинами в результате долгого и тесного общения с Павлом, Акила и Прискилла передали Аполлосу все то, что знали сами, и представили ему ясный, четкий и методически выверенный отчет обо всем том, о чем ранее Аполлос имел лишь смутное представление.

[1] Посмотрите, как исполняется обетование Христа, что всякому имеющему дастся. Имеющий и пользующийся своим имением будет иметь еще больше. Тому, кто с усердием извлекает пользу из своих дарований, со временем воздается вдвое.

[2] Посмотрите на пример подлинно христианского милосердия, показанный Акилой и Прискиллой. Они благотворили по своему достатку. Акила, несмотря на свои многочисленные познания не взялся учить в синагоге, так как не имел дара совершать общественное служение, данного Аполлосу; однако Акила подготовил Аполлоса в самом существе учения, а тот впоследствии облек преподанное ему содержание в надлежащую словесную форму. Наставление, преподаваемое в доверительном общении молодым христианам и начинающим служителям, которые имеют добрые намерения и претворяют их в жизнь, является образцом доброго служения как для самих молодых христиан и начинающих служителей, так и для всей церкви.

[3] Посмотрите на пример великого смиренномудрия, явленный в Аполлосе. Он был превосходным молодым человеком, одаренным, образованным, закончившим в недавнем прошлом иудейское учебное заведение, знаменитым проповедником, получившим признание и имевшим своих последователей. И тем не менее, видя в Акиле и Прискилле серьезных, рассудительных христиан, способных разумно, на основании духовного опыта, учить о Боге, и не обращая внимания на то, что они были всего лишь ремесленниками, бедными делателями палаток, Аполлос радовался их наставлениям, радовался, когда они указывали ему на его ошибки и заблуждения, радовался тому, что может с их помощью исправляться и восполнять свои изъяны. Ученая молодежь может многое почерпнуть из общения со зрелыми христианами, подобно тому как студенты, изучающие право, могут многому научиться у опытных юристов. Аполлос хотя и был наставлен в начатках пути Господня, но не довольствовался полученными знаниями и не думал, что уже совершенно разобрался в христианском вероучении (что свойственно гордой и спесивой молодежи), а хотел, чтобы путь Господень был объяснен ему еще глубже и еще полнее. Те, кто много знает, должны стремиться углубить свои познания и исправить уже имеющиеся знания, доведя их до совершенства.

[4] Здесь мы находим пример добродетельной женщины, которой не было дано учить в церкви или синагоге, но которая правильно распорядилась знанием, дарованным ей от Бога в тесном общении с Ним. И Павел также желал, чтобы старицы учили добру, Тит 2:3,4.

III. Здесь описывается продвижение Аполлоса по службе в Коринфской церкви, где он мог проявить себя лучше, чем в Ефесе в то время. Павел уже насадил колеса на ось в Ахаии и конкретно в Коринфе, столице этой провинции. Его проповеди побудили многих принять Благую весть, и таких людей следовало утверждать в вере; но другие многие были настроены против Евангелия, и таких людей следовало опровергать. Павел оставил свой пост, будучи призван на иной труд, и теперь у Аполлоса появилась прекрасная возможность занять место Павла, ведь Аполлос был больше приспособлен поливать и утверждать во Христе внутренних, чем насаждать и приводить к Христу внешних. Здесь мы читаем о том, что:

1. Аполлос был призван на это служение не посредством видения, как это было в случае с Павлом, который таким именно образом был призван в Македонию. Другими словами, Аполлос не был приглашен теми, к кому ему следовало отправиться, ибо:

(1) Аполлос намеревался отправиться туда сам. ... Он вознамерился идти в Ахаию... Узнав из разговоров о положении тамошних церквей, Аполлос думал о том, чем бы он мог послужить верующим в тех местах. Хотя в Ахаии уже трудились люди с выдающимися духовными способностями, Аполлос считал, что работа найдется и для него, и эти мысли вложил ему в сердце Сам Господь.

(2) Друзья поддержали Аполлоса в его желании и помогли ему исполнить его. В силу того что в тех местах Аполлос был никому не известен, друзья дали ему рекомендательные письма, увещевая учеников в Ахаии принять Аполлоса и задействовать его в служении. Таким образом поддерживалось общение между церквами, то есть при помощи взаимных рекомендаций членов церкви и служителей, когда служители, подобно Аполлосу в данном случае, располагали свои сердца к переезду с одного места на другое. И хотя ефесские христиане весьма нуждались в помощи Аполлоса, они не стали завидовать христианам Ахаии по причине их прибыли; напротив, они позаботились о них, советуя им принять Аполлоса, ведь общины Христа, какими бы многочисленными они ни были, составляют одно целое.

2. Аполлос многого добился в этом служении, отвечавшего как его намерениям, так и его ожиданиям, ибо:

(1) Верующие получили обильное назидание, а принявшие Евангелие утвердились в вере. Аполлос много содействовал уверовавшим благодатию.

Примечание:

[1] Уверовавшие во Христа уверовали этой благодатью. Вера происходила не от них, но была дана им благодатию Божьей; это был Его труд в них.

[2] Уверовавшие благодатью по-прежнему нуждались в духовной помощи. До тех пор, пока они находились здесь, в этом мире, все вокруг напоминало им о неверии, поэтому им нужно было возрастать в том, чего еще недоставало в их вере, и совершать труд веры.

[3] Верные служители способны оказать самую разнообразную помощь уверовавшим благодатью, и именно они должны помогать верующим и помогать им во многом. Когда служителей осеняет сила свыше, они оказываются очень полезны людям.

(2) Неверующие были постыжены. Они получали исчерпывающие ответы на свои возражения, открывавшие их безумие и игру словами, так что у них уже не оказывалось того, чем бы они могли обосновать свое противодействие Евангелию. Их уста заграждались, и лица заливались краской стыда, ст. 28. Аполлос сильно опровергал Иудеев всенародно, то есть публично. Он делал это штоущ – веско, убедительно, ярко; он старался, так как этого жаждала его душа, душа человека, воистину желающего служить Христу и делу спасения человеческих душ. Здесь Аполлос достигал своей цели, радуя этим всех. Он делал это levi negotio – с легкостью. Факты, на которые ссылался Аполлос, были столь очевидными и приводимые им аргументы столь неоспоримо свидетельствовали в пользу Христа, что Аполлосу нетрудно было опровергнуть все, что могли противопоставить этому иудеи. Несмотря на свирепость иудеев, выдвигаемые ими доводы были настолько неубедительными, что Аполлос легко расправлялся с ними. Итак, Аполлос желал удостоверить иудеев в том что Иисус есть Христос, что Он есть Мессия, обещанный отцам, Которому должно придти в мир, и что другого Мессии им ждать не следует. Если бы только иудеи убедились в том, что Иисус есть Христос, то их закон научил бы их слушаться Его.

Примечание: дело служителей заключается в том, чтобы проповедовать Христа. Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа... Способ, который избирает Аполлос для удостоверения иудеев, состоит в доказательстве посредством Писаний: Писания были источником его доводов. Иудеи исповедовали Божественный авторитет Писаний, и сведущему в Писаниях Аполлосу нетрудно было, основываясь на них, доказать, что Иисус есть Христос.

Примечание: служители должны не только возвещать истину, но и доказывать и защищать ее, с кротостью и в то же время со властью обличать противящихся с целью наставления; таково истинное служение их в церкви.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Деяния апостолов, 18 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.