Библия » Толкование Мэтью Генри

Деяния 14 глава

Эта глава продолжает рассказ о ходе благовествования среди язычников, совершаемого Павлом и Варнавой; оно выходит как победоносное и чтобы победить, но и здесь встречает сопротивление, как встречало его и прежде, среди неверующих иудеев.

I. Какое-то время Павел и Варнава успешно благовествуют в Иконии. Однако затем гонители, евреи и язычники, нападают на них и изгоняют в сопредельные земли, ст. 1-7.

II. Павел и Варнава исцеляют хромого в Листре, после чего народ выказывает им такое почтение, что удержать его от крайностей апостолам удается лишь с великим трудом, ст. 8-18.

III. Евреи подстрекают народ к нападению на Павла, в результате чего его побивают камнями и принимают за умершего, однако Павел чудом воскресает, ст. 19-20.

IV. Павел и Варнава посещают ранее образованные общины с целью утверждения верующих и наведения порядка в церквах, ст. 21-23.

V. Павел и Варнава возвращаются в Антиохию, откуда были посланы на дело. На обратном пути апостолы творят добро и по прибытии в Антиохию сообщают тамошней церкви о своей миссии и, если можно так выразиться, кампании, ст. 24-28.

Стихи 1-7. Этот отрывок повествует:

I. О благовествовании в Иконии, куда апостолов вынудили бежать из Антиохии Писидийской. Если кровь мучеников, свидетелей Иисуса, была семенем Церкви, то изгнание верующих было тем, что помогало распространять это семя. Заметьте:

1. Как Павел и Варнава несли Евангельское слово прежде всего в Иудейские синагоги. Синагоги были для них не просто местом собраний, но местом встречи с теми людьми, к которым всюду, куда бы они ни приходили, они должны были обращаться в первую очередь. Несмотря на то что антиохийские иудеи выказали варварское отношение к Павлу и Варнаве, апостолы не отказались на этом основании благовествовать иконийским иудеям, которые могли проявить к ним большее расположение. Да не будут верующие из любых деноминаций осуждаться нами огульно, и да не пострадают у нас одни за грехи других; более того, станем благотворить делающим нам зло. Хотя кровожадные люди и ненавидят непорочного, праведные заботятся о его жизни (Прит 29:10), пекутся о спасении его души.

2. Как апостолы сотрудничали в этом деле. Здесь сказано, что они вошли в синагогу вместе, чтобы показать свое единомыслие и взаимную любовь друг к другу, и чтобы о них сказали: «Смотрите, как они любят друг друга», и чтобы люди составили себе лучшее мнение о христианском вероучении, и чтобы укрепить руки и поддержать свидетельство друг друга и устами двух свидетелей подтвердить всякое слово. Апостолы являлись сюда не поочередно (на одно богослужение один, на другое другой, или один к началу богослужения, а другой к концу), нет, но они приходили вместе.

II. Об успехе их благовествования в этом месте. Отговорили так, что уверовало великое множество, возможно, несколько сотен, если не тысяч, Иудеев и Еллинов, то есть язычников. Заметьте здесь:

1. Евангелие возвещалось теперь как евреям, так и язычникам, и верующие из разных деноминаций собирались вместе в одном святом обществе. В конце предыдущей главы говорилось, что апостолы благовествовали раздельным образом: сначала благовествовали евреям, и тог да некоторые евреи обращались, затем благовествовали язычникам, и тогда некоторые язычники обращались. Здесь же евреи и язычники собираются вместе как поставленные на один уровень. Еврей не утратил своих преимуществ, хотя и упустил свой шанс, а язычник стал держаться того же, что и ев рей, так что в одном теле примирились оба с Богом (Еф 2:16) и оба принимаются в одно святое сообщество без различий.

2. В самой манере апостольского благовествования было, по-видимому, нечто замечательное, что помогало им достичь поставленной цели. Они говорили так, что уверовало великое множество: такой ясной и доходчивой, в явлении духа и силы, была их проповедь. Они говорили настолько горячо, сердечно и дружелюбно, с таким видимым попечением о человеческих душах, что всякому было очевидно: апостолы были не просто убеждены, но преисполнены тем, что возвещали, и то что они говорили, шло от сердца, и потому, вероятно, достигало сердец слушателей. Они говорили настолько искренне и серьезно, настоль ко смело и мужественно, что всякий слышавший мог сказать: «Истинно, с ними Бог». Однако достижения апостолов необходимо приписать не манере их благовествования, а исключительно Святому Духу Божьему, Который употребил это средство.

III. О противодействии их благовествованию в Иконии и о причиненных им неприятностях. Это жало было дано апостолам в плоть, для того чтобы они не впали в самодовольство от множества обращающихся.

1. Здесь, как и везде, главным источником их неприятностей были неверующие иудеи (ст. 2): aim раздражили сердца язычников. Воздействие, которое возымело благовествование апостолов на множество язычников, и обращение последних к Христу в одних евреях вызывали святую ревность по Богу и побуждали их принять Благую весть (Рим 11:14), а в других евреях вызывали ревность лукавую и возбуждали их против Благой вести. Итак, доброе наставление, как и добрый пример, для одних есть запах смертоносный на смерть, а для других – запах живительный на жизнь. См. 2Кор 2:15,16.

2. Орудием против апостолов в руках раздраженных, неверующих иудеев были, по всей видимости, язычники. Иудеи не переставая распространяли ложные слухи и дошли в этом до того, что раздражили против братьев сердца язычников, которые сами по себе были расположены к верующим. Эти иудеи не только не пропускали того или иного собрания людей, но и преднамеренно посещали все, даже малоизвестные им, собрания, чтобы говорить людям все, что порождалось в их сознании ненавистью, не только все подлое, но и все порочащее веру Христову. Эти иудеи повсеместно внушали людям, что христианская вера окажется губительной для языческого богословия и культа и что они сами лучше бы предпочли стать язычниками, а не христианами. Так они озлоблялись, огорчаясь духом, и на людей обращающих, и на людей обращенных. На деле же древний змий впрыскивал свой яд в сердца язычников при помощи злых языков, направленных против семени жены, что становилось горьким корнем, произращающим яд и полынь. Стоит ли поэтому удивляться тому, что люди, настроенные недоброжелательно по отношению к верующим, желают им зла, говорят о них злое и делают им зло? Ведь все кроется в их недоброй воле. Екакшаау – иудеи досаждали, выводили язычников из терпения (считают некоторые богословы), постоянно приставали к ним с наглыми подстрекательствами. Быть инструментом в руках гонителей и выслушивать постоянные науськивания – собачья жизнь.

IV. О продолжении трудов апостолов вопреки противодействию людей и благодаря поддержке свыше, ст. 3. Здесь говорится:

1. О труде апостолов во имя Христа, труде преданном и усердном, отвечающем тому доверию, которого они были удостоены. Сердца язычников были возбуждены и раздражены против братьев, поэтому, можно было бы подумать, апостолам следовало бы отойти в сторону, сойти с избранного пути или если и продолжать проповедовать, то проповедовать осторожно, чтобы уже не возбуждать тех, кто и так уже был в достаточной мере возбужден. Апостолы, однако, решили иначе: ...они пробыли здесь довольно времени, смело действуя о Господе... Чем больше город озлоблялся и чем больше ненависти он копил к новообращенным, тем больше апостолы испытывали побуждение продолжать свой труд и тем большую необходимость оставаться здесь они видели, чтобы утверждать души новообращенных в вере и утешать. Они смело проповедовали, не боясь оскорбить этим неверующих иудеев. То же самое, что однажды сказал пророку Господь, ссылаясь на его современников, неверующих иудеев, можно было теперь сказать и апостолам: «Вот, Я сделал и твое лице крепким против лиц их...» (Иез 3:7-9). Однако заметьте, что вдохновляло апостолов: они смело действовали о Господе. Апостолы действовали Его силой и с верой в то, что Он поможет им перенести все скорби; при этом они ни в чем не полагались на самих себя. Они укреплялись Господом и могуществом силы Его.

2. Христос действовал заодно с апостолами, как и обещал: «...се, Я с вами во все дни...». Когда они действовали во имя Его и Его силой, Он не медлил с удостоверением слова Своей благодати.

Примечание:

(1) Евангелие есть слово благодати, удостоверение Божьего благоволения к нам и средство сотворения в нас Его доброго дела. Евангелие есть слово благодати Христовой, ибо, только пребывая во Христе, можно найти благоволение у Бога.

(2) Сам Христос, Который есть Аминь, Свидетель верный, засвидетельствовал это слово благодати. Он удостоверил нас в том, что Евангелие есть слово Божье и что все надежды наших сердец мы можем связывать с ним. Что сказано в общем о первых проповедниках Евангелия: они проповедовали всюду при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями (Map 16:20), то же сказано и здесь в отношении апостолов: Господь во свидетельство слову благодати Своей творил руками их знамения и чудеса – чудеса, которые они творили над царством природы, а также чудеса, которые они творили посредством Слова, чудеса большие, чудеса в сердцах людей, творимые ими силой свыше. Господь был с апостолами, когда апостолы были с Ним, и тогда добро творилось в большом количестве.

V. О разделении в городе, причиной которого послужили эти события, ст. 4. Между тем народ в городе разделился на две партии, одинаково деятельные и энергичные. Как среди начальства и знати, так и среди простого народа одни встали на сторону неверующих иудеев, а другие – на сторону апостолов. Варнава назван здесь одним из апостолов (он не был ни одним из двенадцати, ни тем, кто, как Павел, был призван чудесным образом), поскольку он был отделен особым указанием Святого Духа на служение язычникам. Здесь, по всей видимости, было проявлено такое внимание к благовествованию, что весь город разделился на сторонников и противников этого дела и стоящих в стороне от всего просто не оказалось. «Либо за нас, либо за наших врагов; либо за Бога, либо за Ваала; либо за Христа, либо за веельзевула».

1. Здесь допустимо толкование этого разделения в смысле исполнившегося пророчества Христа: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? нет, говорю вам, но разделение...» (Лук 12:51-53). Если бы все люди единодушно облеклись во Христа, то между ними воцарилось бы полное согласие; и если бы только люди могли согласиться в этом одном, то не было бы ни опасных расхождений во взглядах, ни разногласий в чем-то другом; но так как такого согласия достигнуто не было, то и пропасть между ними была великая, словно море. Апостолов нельзя винить в том, что они пришли в Иконию, население которой до их прихода было настроено единодушно, а, когда они пришли, разделилось; пусть лучше часть горожан взойдет на небо, чем все они сойдут в преисподнюю.

2. Здесь можно рассмотреть наши упования. Не стоит удивляться тому, что благовестие ведет к разделению, тем более обижаться на это; лучше сносить злословие и терпеть гонения за то, что, плывя против течения, мы порождаем между людьми разделение, чем отдаваться во власть течения, несущего этих людей в погибель. Встанем на сторону апостолов и не будем бояться тех, кто стоит на стороне неверующих иудеев.

VI. О попытке покушения на апостолов, предпринятой их врагами. Вражеская злоба, в конце концов, нашла свое выражение в оскорблениях и насилии, ст. 5. Заметьте:

1. Кто входил в число заговорщиков? Заговорщиками были язычники и Иудеи со своими начальниками. Язычники и иудеи, обыкновенно враждовавшие друг с другом, здесь объединились против христиан, подобно Ироду и Пилату, саддукеям и фарисеям, объединившимся против Христа, подобно Гевалу и Амману и Амалику, издревле, объединявшимся против Израиля. Если так объединяются враги Церкви для того, чтобы ее уничтожить, то разве не обязаны ее друзья, оставив в стороне междоусобицы, сплотиться для того, чтобы ее защитить?

2. В чем заключался заговор? Заручившись на сей раз поддержкой начальствующих, заговорщики не сомневались в том, что добьются своего, и решили посрамить апостолов, чтобы обесчестить их, а затем, побив их камнями, предать смерти; так они надеялись покончить с их миссией. Им хотелось лишить апостолов и чести, и самой жизни, то есть им хотелось отнять у них все, ведь кроме чести и жизни апостолам терять было нечего: ни земель, ни добра у них не было.

VII. Об избавлении апостолов из рук тех самых беспорядочных и лукавых людей, ст. 6, 7. Апостолы покинули город после того, как были извещены о готовящемся против них заговоре, или же при первых признаках его осуществления, о чем вскоре догадались, и с достоинством отступили (ибо это было не постыдное бегство), удалившись в Листру и Дервию. Там:

1. Апостолы оказались в безопасности. Иконийские гонители, изгнав апостолов за пределы города, удовлетворились достигнутым и прекратили свои преследования. На случай бури Господь находит прибежище Своему народу; более того, Сам Бог был, есть и будет их прибежищем.

2. Апостолы нашли себе дело, и это дело оказалось именно тем, исполнить которое они были посланы. Обстоятельства перестали благоприятствовать апостолам в Иконии, но начали благоприятствовать им в Листре и Дервии. Они пришли в эти города, и там, а также и в окрестностях их, благовествовали. Во времена гонений служители могут находить необходимым оставить то или иное место, не оставляя при этом своих трудов.

Стихи 8-18. Этот отрывок повествует о том:

I. Как Павел в Листре чудом исцелил человека, такого же хромого от рождения, каким был и тот, которого чудом исцелили Петр и Иоанн, гл 3:2. Если то чудо открывало благовестие для иудеев, то это открывало его для язычников. Оба эти чуда были явлены для того, чтобы показать духовную немощь всех сынов человеческих: люди хромы от рождения и остаются таковыми до тех пор, пока милость Божья не придаст им силы; ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых, Рим 5:6. Заметьте здесь:

1. Плачевное состояние бедного калеки, ст. 8. Это был человек, не владевший ногами, или искалеченный (таково буквальное значение этого слова), до такой степени, что не имел возможности поставить свои ноги на землю, чтобы хоть как-то опереться на них. Всем было хорошо известно, что он был хром от чрева матери своей и никогда не ходил, более того, даже и подняться не мог. Этот случай должен вызвать в нас чувство благодарности по отношению к Богу, за то что мы можем пользоваться членами собственного тела; а тем, кто лишен этой возможности, следует иметь в виду, что их случай не единичный.

2. Ожидание исцеления, которое родилось в душе хромого, ст. 9. Он слышал, как благовествовал Павел, и, по всей видимости, глубоко взволнованный услышанным, поверил в то, что этих миссионеров, исполнявших свое дело в этом месте, сопровождает Божественная сила и что поэтому они могут исцелить его от хромоты. Павел также разглядел веру в этом хромом человеке, разглядел духом различения, которым был наделен, и, возможно, о том же самом в какой-то мере свидетельствовало и выражение лица хромого. Павел увидел, что он имеет веру для получения исцеления, ибо тот жаждал исцеления, надеялся на него и постоянно думал о нем, чего, кажется, нельзя было сказать о том хромом, которого исцелил Петр, поскольку тот человек не ожидал от апостола ничего, кроме милостыни. И в Израиле не находилось такой веры, какая обнаруживалась в языческом мире, Мф 8:10. Исцеление произошло. Павел, увидев, что он имеет веру для получения исцеления, сказал слово и исцелил его, Пс 116:20.

Примечание: Бог неизменно удовлетворяет те желания, которые Сам же и воспламеняет, равно и те надежды, которые Сам же и рождает. Почему Павел сказал хромому слово громким голосом? То ли потому, что апостол находился на значительном расстоянии от хромого, то ли потому, что хотел показать, что истинные чудеса, творимые силой Христа, не имеют ничего общего с ложными чудесами, совершаемыми обольстителями, шептунами и чревовещателями, Ис 8:19. Бог свидетельствует: «Не тайно Я говорил, не в темном месте земли...» (Ис 45:19). Обращаясь к хромому, Павел напряг свой голос, для того чтобы привлечь внимание окружающих и укрепить в них надежду и на свое собственное исцеление. По всей видимости, этот хромой не был нищим, ибо сказано (ст. 8), что он только сидел, а не просил милостыни. Однако легко можно представить себе, как печально ему было наблюдать проходящих мимо прохожих, а себя самого видеть искалеченным. Тогда становится понятно, как он мог принять обращенные к нему слова апостола: «Стань на ноги твои прямо. Помоги себе сам, и Бог поможет тебе. Испытай, нет ли в тебе силы, и ты найдешь, что она в тебе есть». В некоторых манускриптах речь апостола изложена так: Тебе говорю во имя Господа Иисуса Христа: стань на ноги твои прямо. Несомненно, имя Господа подразумевалось здесь само собой, и весьма вероятно, что именно с этим именем на устах Павел и обратился к хромому. С этим словом вышла (и вошла в хромого) сила, ибо он тотчас вскочил и стал ходить, вскочил с того места, на котором сидел, и не только стал на ноги свои прямо, но и прошелся перед всеми взад и вперед, что должно было показать свидетелям происшедшего, какое совершенное и вместе с тем немедленное исцеление получил бывший хромой. Так исполнилось Писание, предвозвестившее, что пустыня расцветет, как нарцисс и хромой вскочит, как олень, Ис 35:1,6. Точно так и всем тем, кто ранее страдал духовной хромотой, но впоследствии принял исцеление по благодати Божьей, следует демонстрировать произошедшее с ними чудо, скача с таким же святым ликованием и ходя в святом общении.

II. Как народ дивился чуду исцеления хромого. Люди поражались тому, о чем никогда не слышали и чего никогда не видели, поэтому они и пришли в восторг от виденного чуда. Павел и Варнава находились в их стране на положении гонимых пришельцев, однако одного этого чуда, сотворенного апостолами, оказалось достаточно для того, чтобы сделать их в глазах местных жителей воистину великими и славными, в то время как множество чудес, совершенных Христом, не смогло уберечь Его в собственном Его отечестве от безграничного презрения. Здесь:

1. Народ принимает Павла и Варнаву за богов, ст. 11. Народ же возвысил свой голос с ликованием, говоря на своем языке (поскольку простой народ говорил по-ликаонски – на диалекте греческого языка): «Боги в образе человеческом сошли к нам». Им казалось, что Павел и Варнава упали на них с неба и что они обладали сверхъестественной силой, не меньшей, чем та, которой обладали боги, хотя и в человеческом образе. Это заключение вполне соответствовало языческой философии и народным мифам о том, что их боги время от времени сходили в дольний мир. О, сколь горды были эти люди, допускающие в свои сердца мысль о том, что боги должны посещать именно их. В своем заключении местные жители зашли так далеко, что позволили себе говорить, согласно представлениям, оставленным их поэтами о богах, кем из богов был каждый из апостолов, ст. 12. И называли Варнаву Юпитером (у греков – Зевс. – Прим. переводчика.), и если они смогли принять Варнаву за бога, то назвать его верховным богом им уже ничего не стоило. Варнава, по всей видимости, был человеком пожилым и сановитым на вид, что придавало его облику некую величественность. А Павла называли Меркурием (у греков – Гермес, здесь: Ермий. – Прим. переводчика.), считавшимся вестником богов, исполнителем их поручений. А называли его так, по всей видимости, потому, что Павел, хотя он и не обладал солидностью Варнавы, начальствовал в слове, владел языком свободнее Варнавы и, судя по всему, обнаруживал большую в сравнении с ним живость темперамента и духа. Согласно языческим представлениям, Юпитера обыкновенно сопровождал Меркурий, и если, по их предположениям, он ныне посетил их город, то и на этот раз, конечно, рядом с ним должен был находиться Меркурий.

2. Между тем жрец олимпийского Юпитера пожелал совершить жертвоприношение, ст. 13. Храм Юпитера находился, по-видимому, перед городом, ведь Юпитер был их покровителем и защитником. Жрец, заслышав крики народа и понимая все с полуслова, понял, что пришло время браться за исполнение своих обязанностей. До сего момента много дорогих жертвоприношений он совершил перед идолом Юпитера, но теперь Юпитер собственной персоной– in propria persona почтил народ своим присутствием и потому служитель культа обязан был оказать своему богу самые высокие, какие только можно было вообразить, почести, и народ готов был присоединиться к нему. Посмотрите, с какой легкостью суетные умы поддаются воздействию неистовства толпы. Когда в толпе раздаются неистовые крики: «Это Зевс!», жрец Зевса налету ловит сигнал и тотчас же предлагает жертвоприношение. А вот евреи, когда Христос, Сын Божий, сошел на землю и, явившись в человеческом образе, совершил множество, великое множество чудес, были настолько далеки от желания принести Ему жертву, что в жертву собственным гордыне и пороку принесли Его Самого. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Павел же и Варнава, успев совершить здесь только одно-единственное чудо, тотчас были превращены толпой в богов. Одна и та же сила бога мира сего, настраивающего суетный ум против истины, заставляет людей в поисках легкой славы ошибаться и заблуждаться; и то, и другое одинаково служит человеческим нуждам. Были приведены волы для приношения им в жертву и принесены венки для увенчания жертвоприношения. Эти венки, составляемые обыкновенно из живых цветов и лент, применялись для украшения рогов приносимого в жертву скота.

Victimae ad supplicium saginantur, hostiae ad poenam corenatur.

Кормят скотину для жертвы, дабы венец Возложить перед крови пролитием.

По мотивам диалога «Октавий» Минуция Феликса*

* (Минуций Феликс, родом из Африки, автор диалога «Октавий», направленного в защиту христианства в III веке н.э. – Прим. переводчика.).

III. Как Павел и Варнава, решительно выступив против обожествления себя, с великим трудом предотвратили акт жертвоприношения. Многие языческие императоры называли себя богами и тешили свою гордыню, принимая высшие почести. В то же время служители Христа, подлинные благодетели человечества, отвергали подобные почести, удостаиваясь при этом почестей высших, между тем как тираны лишь притязали на них. Тогда не составит труда ответить на вопрос о том, чьим преемником является тот, кто в храме Божием сидит и выдает себя за Бога (2Фес 2:4) и кому поклоняются как нашему господу и богу. Это папа Римский. Заметьте:

1. Святое негодование Павла и Варнавы на это богохульство. Апостолы, услышавши о сем, разодрали свои одежды. Мы не находим того, чтобы апостолы тогда, когда люди поносили их и намеревались побить камнями, раздирали свои одежды: они терпели поношения без особых переживаний. Но, когда апостолов приняли за богов и хотели им поклониться, они, пекущиеся о славе Божьей больше, чем о своей собственной, не смогли стерпеть этого и в негодовании разодрали свои одежды.

2. С каким трудом апостолам удалось предотвратить этот грех. Они не посмотрели сквозь пальцы на это желание народа и не стали говорить что-то вроде: «Кто желает быть обманутым, пусть будет обманутым», ибо апостолы совершенно не склонны были думать, что, если бы они предоставили народу возможность заблуждаться и дальше, это пошло бы им на пользу в смысле их безопасности и обеспечило бы успех в их деле и что они таким образом смогли бы извлечь для себя доброе из худого. Никак нет, истина Божья не нуждается в услугах человеческой лжи. Христос уже достаточно почтил их, поставив апостолами, так что им не были угодны ни княжеские, ни религиозные почести. Провозглашенные служителями Христа и домостроителями тайн Божиих, они носят более величественные титулы, нежели звания Юпитера и Меркурия. Давайте посмотрим, как апостолам удалось предупредить этот грех.

(1) Услышав восхваления в свой адрес, они бросились в народ, не ожидая дальнейшего развития событий и того, что еще предпримет народ. То обстоятельство, что апостолы как служители бросились в толпу, должно было показать людям, что у них и в мыслях не было считать себя богами или принимать на себя такое звание; они не стояли в ожидании почестей, а недвусмысленно отклонили их, внедрившись в толпу. Они бросились в толпу, как люди, настроенные совершенно серьезно, с таким же желанием, с каким бросился в народ Аарон, вставший между мертвыми и живыми и заступивший народ от начавшегося уже поражения.

(2) Апостолы урезонивали народ, громогласно говоря, чтобы слышали все: «Мужи! что вы это делаете? Зачем вам превращать нас в богов? Это самое нелепое из всего, что вы можете сделать, ибо»:

[1] «Все это противно нашему естеству. Мы – подобные вам человеки» – omoiopaqei. То же самое сказано и об Илии (Иак 5:17), который представлен как человек, подобный нам во всем. «Мы всего лишь люди, поэтому это послужит вам во вред, если вы будете ожидать от нас того, чего должно ожидать от одного только Бога. Кроме того, вы оскорбите Бога, если начнете воздавать нам или другим людям почести, которых достоин только Он. Ведь у нас такие же тела, как и у вас; более того, мы во всем подобны вам, ибо у нас такие же созданные сердца, как и у всех» (Пс 32:15). Как в воде лице к лицу, так сердце человека – к человеку, Прит 27:19. «Как и вы, мы с рождения подвержены тленности человеческого естества, с рождения преданы бедствиям человеческого бытия. Мы не просто люди, а грешные и страдающие люди, и потому не надо превращать нас в богов».

[2] «Все это противно нашему учению. Стоит ли причислять к сонму ваших богов нас, чье дело – упразднять ваших богов? Мы благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому. Допустив же обожествление себя, мы только утвердим вас в том, отвратить вас от чего мы к вам и посланы». В общем, апостолы пользуются случаем, чтобы показать людям, как правильно с их стороны и нужно им было обратиться к Богу от идолов, 1Фес 1:9. Проповедуя евреям, ненавидевшим идолослужение, апостолы ни о чем другом не должны были им возвещать, как только о благодати Божьей во Христе; и в этом случае апостолам, как и пророкам, имевшим дело с праотцами евреев, не нужно было выступать против идолослужения. Однако, придя к язычникам, апостолы должны были избавлять их от заблуждений язычества и спасать их от его чудовищных извращений. Рассмотрим, что апостолы проповедовали этим язычникам.

Во-первых, боги, которых чтили они и отцы их, и все обряды, связанные со служением этим богам, суть нечто ложное, суетное и бессмысленное, о чем нельзя дать разумного отчета и от чего невозможно получить никакую полноценную помощь. Идолы в Ветхом Завете часто называются суетными, Втор 32:21; 3Цар 16:13; Иер 14:22. ...Идол в мире ничто... (1Кор 8:4). Идол никогда не бывает тем, на что притязает, ибо идол есть мошенничество, обман, подделка; он лжет верующим в него и ожидающим от него спасения. Вот почему им нужно было обратиться от сих ложных богов, отвратиться от них с омерзением и ненавистью, как отвратился Ефрем (Ос 14:9): «Что мне еще за дело до идолов? Они меня больше не обманут».

Во-вторых, Бог, к Которому апостолы должны были обратить язычников, есть Бог живой. До сих пор язычники служили мертвым образам, бессильным хоть как-то помочь им (Ис 64:9), или (как теперь пытаются) смертным людям, неспособность которых помочь им вскоре откроется. И вот язычников убеждают поклониться Богу живому, в Котором пребывает жизнь (и эта жизнь предназначена для нас), Богу вечно живому.

В-третьих, этот Бог есть Творец вселенной, источник бытия и силы. «Он сотворил небо и землю и море и все, что в них, даже и все то, из чего вы сделали своих богов, которым и служите, так что Он есть Бог ваших богов. Вы служите богам, которых сами сотворили; вы служите плодам своего воображения и творениям собственных рук. Мы же призываем вас поклониться Богу истинному и не обманывать себя теми богами, которые только претендуют на звание Божества. Мы призываем вас служить Всевышнему Господу всех и не унижаться, поклоняясь Его твари и Его подданным».

В-четвертых, только благодаря снисхождению Бога мир еще не погиб в наказание за поклонение идолам, ст. 16. В прошедших родах, за многие века до нынешних дней, Он попустил всем народам ходить своими путями. Идолопоклонники, призванные теперь обратиться от служения иным богам, могли помыслить в себе: «Разве мы не служили этим богам до сих пор, а прежде нас наши отцы издревле? Отчего бы и нам не служить им?» Однако истина заключалась совсем в другом. «Поклоняясь иным богам, вы испытывали Божье терпение, и чудо Его благодати состояло в том, что до сих пор вы не пострадали за свое служение идолам. Бог не погубил вас за эту мерзость, когда вы пребывали в неведении и не знали ничего лучшего» (гл 17:30), «но теперь, когда Он послал в мир Благую весть, и передал в ней ясное откровение о Себе, и открыл Свою волю не только евреям, но и всем народам, и в том случае, если вы не оставите служения идолам, Бог уже не потерпит вас, как терпел доныне. Всем народам, не имевшим Божественного откровения, то есть всем народам, кроме евреев, Бог попустил ходить своими путями, ибо у них не было того, чем бы они могли их испытывать, чем бы они могли руководствоваться. У всех остальных народов не было ничего, кроме собственной совести и собственных помыслов» (Рим 2:15), «ибо у них не было ни Писания, ни пророков. Вот почему язычникам легче простить их заблуждения на своих путях. Однако все переменилось после того, как Бог передал в этот мир Свое откровение, которое следовало возвестить всем народам. То обстоятельство, что Бог попустил всем народам ходить своими путями и оставил их упорству сердца их, можно истолковать как наказание, которому Бог предал эти народы. Но вот наступают времена, когда будет уничтожено покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах» (Ис 25:7), «и отныне вы, язычники, уже не будете извиняемы за служение идолам, но должны будете обратиться от них».

Примечание:

1. Бог снисходит до нас, и это обстоятельство с необходимостью должно вести нас к покаянию. Как мы смеем тогда откладывать свое покаяние на завтра и продолжать раздражать Его?!

2. Бог снисходил до нас тогда, когда мы творили зло во времена неведения, но это не означает, что Он будет терпеть нас и тогда, когда мы уже познали лучшее.

В-пятых, даже тогда, когда язычники не пребывали под водительством и управлением слова Божьего, они могли и, более того, должны были творить лучшее, взирая на Божьи дела, ст. 17. Хотя язычники не имели ни постановлений и законов, которые были у евреев, чтобы свидетельствовать о Боге против всех идолов, ни скрижалей откровения, ни скинии откровения, тем не менее Бог не переставал свидетельствовать о Себе. Помимо свидетельств о Боге в сердцах язычников (требований человеческой совести) у язычников имелись и внешние свидетельства – обилие благодеяний, ниспосылаемых свыше Промыслом. То, что у язычников не было Писания, отчасти их оправдывает, поэтому Бог и не истреблял их за служение идолам, как истреблял евреев. Однако это обстоятельство не может оправдать их полностью, ибо, несмотря на отсутствие Писания, они совершали тяжкие преступления и были глубоко виноваты перед Богом. В распоряжении язычников имелось множество других свидетельств о Боге, которых было достаточно, для того чтобы знать, что Ему, и только Ему одному, они должны были поклоняться и что служить они должны были только Тому, из Чьей руки получали все благодеяния, так что, когда язычники отчуждались от Него, они были виновны в величайшей несправедливости и неблагодарности. Бог, не переставая свидетельствовать о Себе, не оставлял без Своего водительства никого, тем самым не оставив нам повода к оправданию; ибо все, что свидетельствует о Боге, является свидетельством против нас в том случае, когда славу, которая принадлежит только Ему, мы воздаем другим.

1. Щедрые благодеяния Промысла говорят нам о том, что Бог есть, ибо все благодеяния распределяются разумно и с определенной целью. Дожди и времена плодоносные не могли быть случайностью, ибо как нет между суетными богами языческими богов, производящих дожди, так не может и небо само собой подавать ливень, Пер 14:22. Все природные явления свидетельствуют о верховной над силами природы власти Бога, от произволения Которого все они происходят и от Которого все они зависят. Разве дожди с неба падают сами собой? Дожди с неба посылает Бог, ибо Он есть отец дождя, Иов 38:28.

2. Блага, которые мы получаем через подобные благодеяния, говорят нам о том, что мы обязаны благодарить за них не тварь, сделавшуюся полезной для нас, а Творца, сделавшего ее полезной для нас. Он не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями. По всей видимости, Бог считает проявления Своей благости более важными, более убедительными свидетельствами Своего права на наше повиновение и восхищение, чем проявления Своего величия, ибо благость Божья есть слава Божья. Милости Господней полна земля; и щедроты Его на всех делах Его, поэтому славят Господа все дела Его, Пс 114:9,10. Бог делает нам добро, сохраняя Свой воздух, которым мы дышим, Свою землю, которую мы попираем ногами, свет Своего солнца, с помощью которого мы видим. Поскольку лучшим примером благодеяний Промысла для всех и каждого из нас является обеспечение нас пищей и питьем на всякий день, апостол и решает заострить на этом внимание и показывает, как Бог делает нам добро:

(1) Готовя для нас благодеяния, что осуществляется через длинный ряд причин, проистекающих от Него, первопричины. ...Небо... услышит землю, и земля услышит хлеб и вино и елей; а сии услышат Изреелъ, Ос 2:21,22. Он делает нам добро, посылая с неба дожди – дожди для нас, чтобы у нас было что пить, ибо, не будь дождей, у нас не было бы и источников воды и мы вскоре погибли бы от жажды; дожди для нашей земли, чтобы у нее было что пить, ибо свою пищу, как и питье, мы получаем от дождей; подавая дожди, Бог подает нам и времена плодоносные. Если Он небо наше сделает, как железо, то земля наша сделается, как медь, Лев 26:19. Это поток Божий обильно обогащает землю, и с его помощью Бог приготовляет хлеб, Пс 64:9-13. Из всех действий Промысла для составления своего понятия о Всевышнем Боге язычники избирают то, что приводит их в ужас и что и нам должно внушать священный трепет, а именно гром. Вот почему язычники называют Юпитера Громовержцем, представляя его себе с молнией в руке, и, как явствует из Пс 28:3, этого нельзя не заметить. Однако апостол, побуждая нас служить Богу, представляет нам, прежде всего, благость Бога, чтобы мы имели добрые мысли о Нем во всяком отношении, то есть чтобы мы любили Бога и восхищались Им как Богом, Который творит добро, добро для нас, добро для всех и каждого, подавая дожди и времена плодоносные. Когда же дождей не бывает или когда приходят времена бесплодные, мы должны благодарить за это только себя: грехи наши удалили от нас это доброе, пришедшее к нам, и удерживают поток Его милостей.

(2) Утешая нас им. Это Он исполняет пищею и веселием сердца наши. Бог богат для всех призывающих Его, Рим 10:12. Он есть Бог живой, дающий нам все обильно для наслаждения, 1Тим 6:17. Он не просто благодетель: Он благодетель, щедро дающий, не только дающий нам все потребное, но и дающий нам услаждать этим душу свою, Еккл 2:24. Он исполняет пищею сердца наши, то есть подает нам пищу в соответствии с содержимым наших сердец или же по желанию наших сердец; питает нас не просто необходимой пищей, но пищей сытной, лакомой и разнообразной. Даже о народах, утративших познание Бога и служивших иным богам можно со всей уверенностью сказать: Он наполнял домы их, наполнял уста их, наполнял чрево их (Иов 22:18; Пс 16:14) добром. Язычники, хоть и безбожники в мире, жили за счет Бога, и мы должны учитывать это обстоятельство, когда Христос призывает нас благотворить ненавидящим нас, Мф 5:44,45. Сердца язычников были исполнены пищею; в ней они видели свое счастье, в ней находили свое удовольствие и потому не искали ничего другого; однако пищей они не насытят душ своих (Иез 7:19) и всякий знающий, как дорожить собственной душой, не станет довольствоваться одной только пищей; здесь Павел и Варнава говорят о Божьих благодеяниях. Все мы должны понимать, что Бог исполняет наши сердца пищей и весельем – не только пищей, чтобы жить, но и весельем, чтобы жить радостно. Лишь благодаря Богу мы не во все дни жизни нашей питаемся со скорбию.

Примечание: Бога нужно благодарить не только за пищу, но и за веселье, то есть за то, что Он веселит наши сердца, подает повод для радости и услаждает душу. И если сердца наши исполняются пищею и веселием, то они не могут не исполняться любовью и благодарностью к Богу, расширяясь в служении и повиновении Ему, Втор 8:10; 28:47.

Наконец, Павел и Варнава запретили народу, и он повиновался, ст. 18. И говоря сие, они убедили народ не приносить им жертвы, причем удалось им это с великим трудом, вот как эти язычники были привержены своим идолам. Павел и Варнава не просто не пожелали принять почести, воздаваемые идолам (люди могли бы объяснить это скромностью пришельцев), но они вознегодовали и показали людям всю греховность такого пожелания. Несмотря на все это, им едва удалось удержать людей от богохульства, причем некоторые из народа даже решились обвинить своего жреца в том, что тот не совершил положенного ритуала так, как следовало, презрев всякие возражения со стороны апостолов. Здесь видно, что являлось источником идолослужения язычников: они поклонялись не Богу, а Его посредникам, орудиям Его благодеяний, лишая достойной славы Самого Творца. Павел и Варнава исцелили хромого, и народ решил поклониться им, вместо того чтобы прославить Бога, за то что Он вложил в них такую силу. Этот эпизод преподает нам хороший урок: бойся воздавать ближним и самому себе славу, которая по праву принадлежит одному только Богу.

Стихи 19-28. В этом отрывке сообщается о дальнейшем служении и страданиях Павла и Варнавы.

I. Павла побили камнями и оставили умирать, но он чудом пришел в себя, ст. 19, 20. Люди набрасываются на Павла, а не Варнаву, поскольку Павел, выступая главным оратором, досаждал и раздражал врагов больше, чем Варнава. Заметьте здесь:

1. Как народ разгневался на Павла. Народ разгневался не потому, что апостол чем-то оскорбил его (если считать, что люди были обижены тем, что Павел не пожелал принять от них высших почестей, которых достоин один только Бог, и что люди слишком легко простили ему это), а потому, что из Антиохии пришли некоторые Иудеи, которые услышали (и, по всей видимости, возревновали) о том, с каким почтением были встречены в Листре Павел и Варнава. Эти евреи и начали подстрекать народ против апостолов, которые, якобы, были раскольниками, бунтарями, людьми опасными, которым нельзя давать и приюта. Посмотрите, какой неугомонной была ненависть евреев к благовествованию Христову: они не могли согласиться с тем, что благовествование находит поддержку в тех или иных местах.

2. До какой ярости довели народ эти злонамеренные евреи. Люди, возбужденные евреями, поднялись толпой и побили Павла камнями. Не судебным решением был приговорен к смерти апостол, а бесчинством народа; его забросали камнями, сбили с ног, а затем вытащили за город как человека, недостойного пребывать в нем, или же вывезли на санях либо на повозке, чтобы похоронить, почитая его умершим. О, как сильно выражено пристрастие растленного и плотского сердца ко всему дурному, причем даже в его крайних проявлениях: с каким трудом человека можно удержать от греха, с такой же легкостью его можно и склонить к нему! Посмотрите, как переменчивы и непостоянны плотские, суетные помышления незнающих и неразумеющих людей. Еще совсем недавно они были готовы почтить апостолов как богов, теперь же они обращаются с ними хуже, чем со скотом, считают злейшими из людей, самыми свирепыми разбойниками. Сегодня они кричат: «Осанна!», а завтра – «Распни Его!»; сегодня они приносят тебе жертвы, а завтра они приносят тебя в жертву. Мы еще встретимся с подобной переменой в гл. 28. ...Этот человек – убийца... (гл 28:4), и ...говорили, что он Бог, гл 28:6. Настроение толпы меняется словно ветер. По их мнению, если бы Павел согласился стать Меркурием, то его можно было бы возвести на престол, более того, его можно было бы почитать за святыню. Но он оказался верным служителем Христа, и потому его следовало побить камнями и вытащить за пределы города. Итак, люди, с легкостью поддающиеся действию заблуждения, не желают принять истину в любви к ней.

3. Как силой Божьей Павел был спасен. Когда Павла вытащили за город, ученики собрались около него, ст. 20. По-видимому, среди собравшихся около апостола были жители Листры, ставшие учениками и нашедшие золотую середину между обожествлением и отвержением апостолов. Даже эти новообращенные нашли в себе мужество признать Павла за одного из своих, и это несмотря на то, что апостола так унизили, а у них было основание остерегаться того, что те же самые люди, которые побили камнями Павла, побьют и их, за то что они признали его за одного из своих. Новообращенные окружили Павла, чтобы защитить его от дальнейших нападок народа. Они собрались вокруг него, чтобы убедиться в том, жив ли он еще или уже мертв, и вот он встал, изумив всех собравшихся. Если Павла и не забили до смерти, то ему, несомненно, все же нанесли смертельные раны, от чего он лишился сознания. Апостол, должно быть, пребывал в состоянии deliquium (коматозное состояние. – Прим. переводчика.), но вот он так быстро пришел в себя и нашел в себе силы вернуться в город, что в этом просто невозможно не увидеть чуда.

Примечание: верные служители Божьи, даже на краю смерти почитаемые за погибших как друзьями, так и врагами, не умирают до тех пор, пока у Бога находится для них дело, которое они должны совершить. Они, будучи низлагаемы, не погибают, 2Кор 4:9.

II. Апостолы продолжили свой труд, несмотря на встреченное ими противодействие. Камни, брошенные в Павла, не заставили его отказаться от своего дела. Павла вытащили за город (ст. 19), но, не считаясь с этим обстоятельством, он пошел в город, чтобы показать тем самым, что не страшится гонителей и ни на что не взирает. Однако изгнание из города стало для апостолов явным указанием на то, что им следует трудиться с пользой в других местах, поэтому они оставляют Листру.

1. Апостолы направляются поднимать целину в Дервии. Сюда, в соседний город, на другой день и удалился Павел с Варнавою. Там они возвещали Евангелие и приобрели довольно учеников, cт. 21. Складывается впечатление, что Тимофей, выходец из Дервии и бывший одним из тех учеников, которые тогда внимали словам Павла, встретился с ним в Антиохии и сопровождал его на протяжении всего путешествия, так как, ссылаясь на этот эпизод, Павел свидетельствует о том, как Тимофей последовал ему в гонениях, страданиях, постигших его в Антиохии, Иконии, Листрах, 2Тим 3:10,11. О том, что происходило в Дервии, ничего не сказано.

2. На обратном пути апостолы поливали посеянное. Задержавшись в Дервии столько времени, сколько сочли нужным, они отправились в обратную дорогу, проходя через Листру, а затем Иконию и Антиохию – города, в которых прежде возвещали Евангелие, ст. 21. Итак, в повествовании Луки весьма поучительный рассказ о методах работы апостолов по основанию и началу этого благого дела сменяется не менее поучительным рассказом о строительстве на положенном основании и продолжении этого благого дела. Давайте посмотрим, что они сделали.

(1) Они утверждали души учеников, то есть апостолы прививали им то, что могло укрепить их души, ст. 22. Новообращенные склонны к сомнениям, и даже незначительные вещи способны производить на них сильное впечатление. Старые знакомые просят не оставлять их. Люди, которых новообращенные считают мудрее себя, расписывают им нелепость, непристойность и опасность перемен. Обещая им будущие награды и улучшение положения в обществе, новообращенных уговаривают сохранить верность преданиям отцов; их заклинают не плыть против течения. Все это со временем подталкивает новообращенных к мысли об отступлении. Но приходят апостолы и говорят им: «Ваша вера есть истинная благодать Божия, в которой вы стоите, а потому и стойте в ней, ибо нет опасности большей, чем утратить свое участие во Христе, и нет преимущества большего, чем держаться Христа. Так что, какие бы испытания вас ни постигли, вы должны укрепляться Христом, для того чтобы перенести их, и, какие бы потери вы ни понесли, вам все восполнится сторицей». Вот что утверждает души учеников, вот что укрепляет их благочестие и делает их уверенными обладателями силы Христа, для того чтобы они держались Христа, что бы им это ни стоило.

Примечание:

[1] Обращенных необходимо утверждать, так как насажденное должно укорениться. Утверждение святых есть такое же дело служителей, как и пробуждение грешников. Non minor est virtus quam quoerere parta tueri – Удержать иногда оказывается труднее, чем приобрести. Получившие наставление в истине должны знать твердое основание того, в чем они были наставлены, а принявшие решение должны проявлять твердость в своей решимости.

[2] Истинное утверждение есть утверждение души. Оно не есть связывание тела посредством наказания вероотступников, но связывание души. И лучшим служителям лишь тогда дается истинное утверждение, когда они настаивают на том, что способно связывать душу. Только благодать Божья, и ничто другое, способна утверждать души учеников, сохраняя их тем самым от отступления от веры.

(2) Они увещевали их пребывать в вере. Иначе это место читается так: они ободряли их. Апостолы говорили ученикам, что неотступная вера в то, что Христос есть Сын Божий и Спаситель мира, является их долгом и преимуществом.

Примечание: пребывающие в вере радеют о своем пребывании в вере, несмотря на всевозможные искушения отступить от веры из-за насмешек и недоброжелательных взглядов. Нередко приходится и увещевать верующих, чтобы они радели о своем пребывании в вере. Кто постоянно соблазняется к вероотступничеству, тот нуждается в неизменном внимании и увещевании в постоянстве.

(3) Настойчивее всего они утверждали то, что многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие. Не только им одним надлежит так войти в Царство Божье, но также и нам. Прежде, однако, необходимо хорошо уяснить себе, что всякого желающего попасть на небо на пути туда ожидают скорби и гонения. Но разве так надлежит утверждать души учеников и обязывать их пребывать в вере? Кто-то, возможно, подумает, что подобное скорее потрясет учеников и приведет их в уныние, чем утвердит их. Отнюдь нет; данное установление, будучи сформулировано надлежащим образом и принято полностью, способно утверждать и укреплять их во Христе. Воистину, ученикам Христа предстоит встретить скорби, множество скорбей, причем глубочайших, однако:

[1] Так им суждено. Ученикам предстоит пережить эти скорби, ибо избежать их невозможно, и с этим ничего невозможно поделать. Всевышний, имеющий полное право распоряжаться нами, определил нашим жребием то, что всякий желающий жить благочестиво во Христе Иисусе будет гоним. Всевышний, имеющий верховную власть над нами, определил нашим долгом то, что всякий желающий стать учеником Христа должен взять крест свой. Именно это мы и сделали, отвергнув себя ради Христа; именно это мы и вычислили, если вычисляли правильно, когда сели прежде и вычислили издержки; так что, когда настанет скорбь или гонение за слово, а именно к этому прежде и было привлечено наше внимание, так и случится: Он выполнит положенное нам. Данное установление незыблемо. Неужели для нас скале сдвинуться с места своего?

[2] Такова участь как вождей христианского воинства, так и рядовых его. Такова не только ваша, но и наша участь (если считать ее скорбной), поэтому как ваши личные скорби не должны соблазнять вас, так и наши личные скорби не должны соблазнять нас. См. 1Фес 3:3. ... Чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено. Как Христос не поручил апостолам служения более тяжелого, нежели то, которое прежде них исполнил Сам, так и апостолы не поручили рядовым христианам служения более тяжелого, нежели то, которое прежде них исполнили сами.

[3] Это правда, что нам следует рассчитывать на многие скорби, но при этом нас ободряет то обетование, что нам суждено перенести эти скорби, то есть что мы не пропадем и не погибнем в этих скорбях. Они суть Чермное море, но Господь открыл дорогу по морю, чтобы прошли искупленные Господом. Нам придется испить свою горькую чашу до дна, но мы переживем и это.

[4] Мы не просто переживем эти скорби, но через них войдем в Царствие Божие. Радость и слава в конце концов станут великим воздаянием за все те трудности и скорби, с которыми мы встретимся на своем пути. Это правда, что мы понесем свой крест, но правда и то, что если мы будем держаться своего пути и не собьемся с него, а также и не обратимся назад, то пойдем под венец и вера в такое будущее сделает нашу скорбь легкой и приятной.

(4) Они рукополагали им пресвитеров к каждой церкви. Во время второго посещения апостолы наводили в группах верующих установленный порядок, образовывали из них религиозные общины под началом рукоположенных пастырей, устанавливая тем самым различие между учителями и учащимися.

[1] В каждой церкви имелись свои управители, или председательствующие, в круг обязанностей которых входили: молитва с членами общины и проповедь для них во время богослужений, отправление для них всех евангельских обрядов и надзор за верующими, чтобы учить невежд, вразумлять бесчинных, утешать малодушных и обличать противящихся. Было необходимо, чтобы в каждой поместной общине имелся один или более таких управителей, могущих осуществлять ее руководство.

[2] Такими управителями в то время были пресвитеры (старейшины), отличавшиеся мудростью и серьезностью старших, обязанные как старшие властвовать и управлять, не творить новых законов (это прерогатива Князя, великого Законодателя; формой правления Церкви является абсолютная монархия, и законодательная власть целиком и полностью принадлежит Христу), а надзирать за соблюдением и исполнением законов, установленных Христом; вот почему надо слушаться пресвитеров и повиноваться им.

[3] Пресвитеров рукополагали. Судить о пригодности тех, кто был предложен народом или апостолами в руководители, больше подобало самим апостолам. Посвятивших себя торжественно отделяли на служение и обязывали служить.

[4] Пресвитеров рукополагали ученикам для служения и во благо им. Пребывающие в вере должны были возрастать в ней, и здесь невозможно было обойтись без помощи пресвитеров – пастырей и учителей, обязанных созидать Тело Христово.

(5) Апостолы помолились с постом и предали их Господу, Господу Иисусу, в Которого уверовали.

Примечание:

[1] То, что люди начинают верить во Христа, притом искренне, не является основанием для прекращения попечения об их душах со стороны служителей. За верующими следует надзирать, по-прежнему наставляя и вразумляя их; их вера все еще остается такой, что она нуждается в постоянном совершенствовании.

[2] Служители, более всего пекущиеся о душах уверовавших, обязаны, в конце концов, поручать их Господу, передавать их под защиту и руководство Его благодати. Господи, соблюди их во имя Твое. Верующим необходимо предавать себя, а служителям – вверять таковых Его попечению.

[3] Их нужно предавать Господу только по молитве. Христос предал Своих учеников в Своей молитве (Иоан. 17): «...они были Твои, и Ты дал их Мне... молю, чтобы Ты... сохранил их...»

[4] Предавая учеников Господу, мы имеем великое ободрение в том, что можем сказать: «Он есть Тот, в Которого они уверовали. Мы предаем Ему тех, которые предали Ему себя и которые знают (как и мы), в Кого уверовали, и уверены, что Он силен сохранить залог (их и наш) на оный день» (2Тим 1:12).

[5] Хорошо сочетать пост и молитву, чтобы показать свое уничижение за грех и усилить свою молитву.

[6] Расставаясь с друзьями, лучше всего предавать их Господу и оставлять с Ним.

3. Апостолы благовествовали всюду, куда ни приходили, но, судя по всему, приобрели не так много душ, чтобы теперь, на обратном пути, из них можно было образовать полноценные поместные общины, поэтому, возвращаясь, они продолжали искать и приобретать души. По пути из Антиохии они прошли через Писидию – область, главным городом которой была Антиохия. Затем они пришли в область Памфилию, главным городом которой была Пергия, где они уже побывали (гл 13:13) и куда теперь возвратились для того, чтобы проповедать слово Господне (ст. 25) и, предложив Евангелие еще раз, посмотреть, не примут ли здесь на этот раз Благую весть более благосклонно, чем раньше. О результатах благовестия в Пергии ничего не сказано, сказано только, что из Пергии апостолы сошли в Атталию – приморский город в области Памфилии. Хотя апостолы нигде долго не оставались, они везде, где только бывали, оставляли после себя основания, на которых затем уже можно было созидать, и сеяли семена, которые в свое время должны были принести обильные всходы. Такое толкование получали притчи Спасителя, в которых Он сравнивал Царство Небесное с малой закваской, вскоре заквашивающей все тесто, и с зерном горчичным, вначале крохотным и незначительным, но впоследствии вырастающим и становящимся большим деревом, и с семенем, посаженным человеком на поле своем, быстро поднимающимся, но как – ему непонятно.

III. Наконец, апостолы вернулись в Анти-охию Сирийскую, откуда в свое время их отправили в эту экспедицию. Из Атталии в Антиохию они добрались морем, ст. 26. Из этого стиха мы узнаем:

1. Почему апостолы возвратились в Антиохию. Они возвратились в Антиохию потому, что оттуда были преданы благодати Божией и так дорожили тем, что были там свято преданы благодати Божьей (и это притом, что Небо и так всегда слышало их), что и не думали, что когда-либо смогут достойно почтить тамошних братьев, предавших их такой благодати. Антиохийские братья предали апостолов Варнаву и Павла благодати Божьей на дело, которое они и исполнили. Поэтому теперь, исполнив порученное, апостолы посчитали своим долгом рассказать братьям обо всем, чтобы братья теперь поддержали их похвалой, как до того поддерживали их молитвой.

2. Какое свидетельство об исполненном деле дали апостолы церкви, ст. 27. Для этого была собрана церковь. Вероятно, число христиан в Антиохии было больше, чем обыкновенно собиралось или могло собираться в одном месте, однако по данному случаю были созваны все руководители. Если начальники колен сынов Израилевых часто называются обществом израильтян, то служители со знатными членами Антиохийской общины называются церковью. Или же, возможно, по этому поводу здесь собралось столько людей, сколько могло уместиться в одном месте. Или же одни пришли в одно время (место), а другие – в другое время (место). Но как бы там ни было, собрав церковь, апостолы отчитались перед ней:

(1) О свидетельствах Божьего присутствия с ними в их деяниях. ...Они рассказали все, что сотворил Бог с ними... Апостолы говорили не о том, что сделали они (это отдавало бы тщеславием), а о том, что Бог сотворил с ними и через них.

Примечание: хвалить и славить за малейшее добро, совершенное нами когда бы то ни было, следует одного только Бога, поскольку Бог не только производит в нас и хотение, и действие, но и трудится вместе с нами, чтобы довести то доброе, что мы делаем до конца. Благодать Божья способна совершать свое действие и без проповеди служителей, а проповедь служителей, и даже проповедь Павла, не способна ни на что без благодати Божьей, поэтому в силе слова всегда следует признавать действие Божьей благодати.

(2) О плодах своей деятельности среди язычников. Апостолы рассказали, как Бог отверз дверь веры язычникам; при этом Он не только повелел апостолам пригласить язычников на евангельский пир, но и склонил сердца многих принять это приглашение.

Примечание:

[1] Нельзя войти в Царство Христа иначе, как дверью веры. Мы прежде должны уверовать во Христа, иначе части в Нем нам не будет.

[2] Только Бог отверзает дверь веры; только Он открывает нам истины, в которые мы должны уверовать; только Он отворяет наши сердца, чтобы эти истины усваивались нами, и делает эту дверь широкой и великой дверью в Церковь Христову.

[3] У нас есть все основания благодарить Бога за то, что Он отверз дверь веры язычникам, послал им Евангелие, которое ныне возвещено всем народам для покорения их вере (Рим 14:25), а также дал им сердца, открытые к уразумению Евангелия. Так распространялось Евангелие, сияя все больше и больше, и уже ничто не могло затворить ту дверь, которую отверз Бог, ни силы ада, ни силы земли.

3. Как апостолы распорядились собой в настоящем. Они пребывали там не малое время с учениками (ст. 28), возможно, дольше, чем предполагали провести с ними вначале, но не потому, что устрашились своих врагов, а потому, что любили своих друзей.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Деяния апостолов, 14 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.