Библия » Толкование Мэтью Генри

Деяния 8 глава

Эта глава рассказывает о гонениях, которым подверглись христиане, а также о том, как в силу этих гонений учение Христа получило широкое распространение. Удивительно, но, воистину, чем больше ученики Христа страдали, тем больше их становилось.

I. О страдании Церкви. Казнь Стефана вызвала весьма жестокую бурю, вынудившую многих покинуть Иерусалим, ст. 1-3.

II. О распространении Церкви посредством служения Филиппа и других, рассеявшихся в связи с произошедшими событиями.

1. Благая весть приходит в Самарию (ст. 4, 5) и принимается там (ст. 6-8), и даже волхвом Симоном, ст. 9-13. Дар Духа Святого дается нескольким верующим самарянам через возложение рук Петра и Иоанна, ст. 14-17. Петр сурово обличает Симона за предложение купить у апостолов право раздавать этот дар, ст. 18-25.

2. Благая весть посылается в Эфиопию через евнуха, бывшего вельможей той страны. Тот в своей колеснице возвращается из Иерусалима домой, ст. 26– 28. Посланный к нему Филипп благовествует ему в колеснице (ст. 29-35), преподает ему водное крещение вслед за исповеданием им христианской веры (ст. 36-38), после чего оставляет его, ст. 39, 40. Такими разными путями и средствами Благая весть распространялась среди язычников, но, так или иначе, «разве не все они слышали?».

Стихи 1-3. В этом отрывке мы находим:

I. Еще несколько замечаний о Стефане и его кончине. Какое влияние это событие оказало на людей – разное, как всегда в таких случаях, в зависимости от того, кто какие чувства испытывал. Расставаясь с учениками, Христос сказал: «...вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется...» (Шт 16:20). Соответственно этому, смерть Стефана заставила:

1. Одного ликовать. Этой смерти, несомненно, радовались многие, но один человек не просто радовался, а ликовал, и человек этот – Савл, впоследствии – Павел. Он одобрял убиение его, guveuSokuv – воспринимал с воодушевлением; он радовался смерти Стефана. Савл пожирал глазами это кровавое зрелище в надежде, что оно положит конец распространению христианского учения. У нас есть все основания полагать, что Павел наказал Луке записать эти слова с тем, чтобы пристыдить самого себя и прославить ничем не заслуженную благодать. Тем самым Павел признает свою вину в смерти Стефана, отягощая ее тем, что убивал его не только без сожаления и отвращения, но и с радостью и удовольствием, подобно тем, кто не только делает такие дела, но и делающих одобряет.

2. А других, мужей благоговейных (ст. 2), скорбеть. Полагают, что здесь идет речь о так называемых прозелитах, одним из которых, вероятно, был сам Стефан. Или же это место можно трактовать шире: несколько человек из собрания, отличавшихся большими в сравнении с остальными благоговением и ревностью, пришли и подобрали эти жалкие, разбитые, расчлененные останки, чтобы достойным образом предать их земле, по всей вероятности, земле крови, не так давно приобретенной для погребения странников. Стефану устроили торжественные похороны и совершили по нем великий плач. Несмотря на то что эта смерть была великим преимуществом для него самого и великим служением для Церкви, эти благочестивые люди скорбели о нем как о человеке, чей конец стал всеобщей утратой: он был очень хорошо подготовлен к своему служению и весьма полезен не только как диакон, но и как защитник веры. Плохо, когда из жизни уходят люди, такие, как Стефан, это никак не укладывается в голове. Эти благочестивые мужи почтили покойного, показав тем самым:

(1) Что не стыдятся того дела, за которое он пострадал, и не страшатся гнева тех, которые были врагами этого дела. Пусть таковые торжествуют в настоящий момент: дело его праведное и в конце концов победа все равно будет за ним.

(2) Что высоко ценят и искренне почитают верного служителя Иисуса Христа, первого евангельского мученика, память о котором всегда будет светла, несмотря на его позорную кончину. Они учатся воздавать почести тому, кого почитает Бог.

(3) Что свидетельствуют о своей вере и надежде на воскресение мертвых и жизнь в загробном мире.

II. Рассказ о гонениях на Церковь, начало которым положила мученическая кончина Стефана. Ярость евреев, излитая на Стефана, была такой сильной и жестокой, что сама по себе не могла вскоре ни прекратиться, ни утихнуть. Люди, жаждущие крови, нередко называются в Писании кровожадными, ибо, отведав крови, они жаждут ее еще больше. Можно было бы подумать, что предсмертные молитвы и утешения должны были бы оставить в их сознании неизгладимый след и переменить их представления о христианах и христианстве. Однако, как мы видим, этого не произошло: они еще больше досадовали, видя, что ничто не помогает, и решили, как если бы они могли пересилить и Самого Бога, нанести последующие удары. Возможно, их сердце не страшилось делать зло потому, что никто из них не скончался тут же на месте в наказание за избиение камнями Стефана. Возможно, и ученики Христа расположились состязаться с ними, как Стефан, глядя на то, как победоносно тот совершил свое поприще и служение, а это должно было возбудить в них еще большую ярость. Заметьте:

1. Кто подвергся этим преследованиям. То была церковь в Иерусалиме, подвергшаяся гонениям уже с момента ее основания, о чем Христос нередко и предупреждал, говоря, что настанет скорбь и гонение за слово. Так, в частности, Христос предсказал, что вскоре в Иерусалиме будут созданы невыносимые условия для Его последователей, так как этот город знаменит тем, что убивал пророков и побивал камнями посланных к нему, Мф 23:37. По-видимому, за время этих гонений многие были казнены, поскольку Павел признает, что он преследовал верующих даже до смерти (гл 22:4) и, когда убивали их, он подавал на то голос, гл 26:10.

2. Кто принимал активное участие в этом деле: не было другого более усердного и деятельного человека, чем молодой фарисей Савл, ст.3. Этот самый Савл (который уже упоминался дважды и вновь упоминается здесь как печально известный гонитель) терзал церковь. Он делал все посильное, чтобы разорить и оставить ее в запустении, не смущался тем, какое зло он делает ученикам Христа, и не знал в этом усталости. Он вознамерился ни много, ни мало как истребить мессианский Израиль, чтобы это имя даже и не вспоминалось более, Пс 82:5. Савл оказался самым подходящим орудием, какое только могли отыскать священники для достижения своих целей: он был главным доносчиком на учеников, посланником синедриона, который должен был находить собрания и хватать всех подозреваемых в лояльном отношении к этому пути. При этом Савл, человек знатный и образованный, не видел никакого позора для себя в том, чтобы заниматься такими гнусными делами.

(1) Он входил в домы, не стесняясь среди дня и ночи выламывать двери, делая это с помощью людей, приставленных к нему именно для этой цели. Он врывался в каждый дом, где обыкновенно собирались христиане или где находился, или считалось, что находился, кто-то из христиан. Никто не мог чувствовать себя в безопасности в собственном доме и даже в собственной крепости.

(2) С крайними презрением и жестокостью он заставлял их, равно мужчин и женщин, покидать свои дома и без всякого снисхождения к чувствительности слабого пола влачил свои жертвы по улицам. Он унижался до того, что не оставлял без внимания и самых убогих обладателей евангельской закваски.

(3) Он доставлял их в тюрьму для того, чтобы, в случае если они не отрекутся от Христа, их судили и казнили, а некоторых, как сказано в гл 26:11, принуждал хулить Его.

3. К чему привели эти гонения. ...Все... рассеялись... (ст. 1). Имеются в виду не все вообще верующие, а все проповедники, на которых, в основном, и покушались и на арест которых выдавались ордера. Помня наставление Учителя: когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой, они рассеялись по взаимному согласию по разным местам Иудеи и Самарии. Рассеялись не потому, что страшились страданий, которые им должно было претерпеть (окрестности Иудеи и Самария находились недалеко от Иерусалима, и если бы они объявились там, как было условлено между ними, то вскоре оказались бы в руках гонителей), а потому, что видели в своем рассеянии водительство Провидения. Они довольно хорошо потрудились в Иерусалиме, и вот настал черед подумать о нуждах других мест. Так как их Учитель объяснил им, что они будут свидетельствовать о Нем сначала в Иерусалиме, а потом во всей Иудее и Самарии и даже до края земли (гл 1:8), они и соблюдают эту последовательность. Хотя гонения и не могут заставить нас отказаться от нашего труда, тем не менее они могут рассеять нас по воле Провидения для труда в каком-нибудь другом месте. Рассеялись все проповедники, кроме Апостолов, которые, вероятно, получили указание от Духа оставаться еще какое-то время в Иерусалиме, где особое провидение Божье укрывало их от этой бури и особая милость Божья давала им силу противостоять ей. Они задержались в Иерусалиме, чтобы с готовностью отправиться туда, где в их помощи больше всего нуждались другие проповедники, посланные положить начало. Так точно и Христос посылал Своих учеников в места, в которые намеревался идти Сам, Лук 10:1. Апостолы оставались вместе в Иерусалиме дольше, чем можно было бы подумать, учитывая известное повеление и поручение идти по всему миру и научить все народы. См. гл 15:6; Гал 1:17. Но деяния проповедников, которых посылали апостолы, считались их деяниями.

Стихи 4-13. Здесь снова предлагается разгадка Самсоновой загадки: из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое. Тем, что предназначалось для истребления Церкви, господствующее Провидение воспользовалось для ее укрепления. Христос сказал: «Огонь пришел Я низвесть на землю...», а они думали, что смогут его потушить, рассеяв тех, кто был зажжен этим огнем, но вместо этого только помогли распространить его дальше.

I. Здесь, в общем, говорится о том, чем занимались все проповедники, ст. 4. Они ходили и благовествовали слово. Они рассеялись не для того, чтобы укрыться от страха ожидающих их страданий, и тем более не для того, чтобы потом гордиться понесенными ими страданиями, нет; но они ходили, чтобы распространять познание о Христе повсюду, где были рассеяны. Они ходили на всякое место, ходили на путь к язычникам и в города самарянские, что раньше было запрещено, Мф 10:5. Они не держались вместе, хотя это и могло быть их убежищем, но разошлись по всем краям, чтобы, опять же, не отдохнуть, а найти себе должное применение. Они ходили, благовествуя миру, проповедуя слово Евангелия. Только это слово и переполняло их сердца, только им они и старались наполнить окрестности. Одни из них, проповедники, делали это с помощью проповедей, другие – с помощью обычного, бытового общения. Они оказались в тех местах, которые не были для них совершенно новыми, ибо Христос и Его ученики много общались с людьми в разных местах Иудеи. Так что там уже было положено основание, на котором они могли бы строить, и теперь нужно было оповестить народ о том, что учение, которое Иисус проповедовал здесь некоторое время тому назад, пришло и сюда, что оно не пропало и не забыто, в чем, по всей видимости, они и уверяли людей.

II. Подробный рассказ о деяниях Филиппа. Мы еще услышим о делах и достижениях других рассеявшихся (гл 11:19), здесь же нам следует обратить внимание на действия Филиппа, не апостола, а диакона, который был избран и поставлен для служения за столами, но хорошо послужил и приготовил себе высшую степень и великое дерзновение в вере, 1Тим 3:13. Стефан удостоился звания мученика, Филипп – звания благовестника, которое, несомненно, освободило его диаконского служения, когда он приступил к благовестим и должен был пребывать в молитве и служении слова; ведь как он мог заниматься ежедневной раздачей потребностей в Иерусалиме, если он проповедовал в Самарии? И, вероятно, вместо Стефана и Филиппа на диаконское служение были избраны два других ученика. Заметьте:

1. Удивительный успех проповеди Филиппа и то, как эта проповедь была воспринята.

(1) Местом служения он избрал самарянский город, главный город Самарии, столицу той страны, расположенную на том же самом месте, где когда-то был город Самария, о строительстве которого мы читаем в 3Цар 16:24 и который ныне назывался Себасте. Полагают, однако, что городом, в ко тором нес служение Филипп, мог быть Сихем, или Сихарь, город самарянский, в который заходил Христос, Иоан 4:5. Тогда многие жители того города уверовали во Христа, хотя Он и не сотворил там никаких чудес (Иоан 4:39,41), и вот Филипп спустя три года продолжил дело, некогда начатое Христом. Евреи не желали иметь ничего общего с самарянами, но Христос нес Свою Благую весть и им, чтобы искоренить всякую неприязнь, и, в частности, ту, которая разделяла евреев и самарян, и соединить их в одну Церковь.

(2) Учением, которое Филипп проповедовал, был Христос, ибо он рассудил не знать ничего иного. Он проповедывал им Христа, или возвещал им о Христе (таково истинное значение этого слова), как возвещают о возведении царя на престол во всех его владениях. Самаряне ждали прихода Мессии, как следует из Иоан 4:25. И вот Филипп свидетельствует самарянам о том, что Мессия пришел и зовет их к Себе. Дело служителей – проповедовать Христа, и притом распятого, Христа, и притом прославленного.

(3) Свидетельствами, которые он приводил в подтверждение учения Христа, были чудеса, ст. 6. Чтобы убедить самарян в том, что он исполняет небесное поручение (а потому самаряне не только могли поверить сказанному, но и были обязаны покориться ему), Филипп указывает им на приложенную к этому учению большую государственную печать Неба, которой Бог никогда бы не заверил ничего ложного. Эти чудеса были неоспоримы: самаряне сами слышали и видели, какие чудеса творил Филипп. Они слышали его повелительный голос и видели удивительные последствия его слов; все, что Филипп говорил, сбывалось. И сами по себе эти чудеса отвечали цели его поручения, разъясняя и прославляя его.

[1] Он был послан сокрушить власть сатаны, и в ознаменование этого нечистые духи, будучи изгоняемы во имя Господа Иисуса, из многих, одержимых ими, выходили, ст. 7. Когда Благая весть набирает силу, сатане приходится сдавать свои позиции в сердцах людей и отказываться от участия в них, после чего люди, бывшие безумными оттого, что он обладал ими, наконец приходят в себя и обретают здравомыслие. Всегда, когда люди должным образом признают Благую весть и покоряются ей, злые духи оставляют их, особенно нечистые духи, то есть все плотские похоти, воюющие с духом, ибо Бог призвал нас не к нечистоте, а к святости, 1Фес 4:7. На это указывало изгнание из тел людей нечистых духов, которые, как сказано здесь, выходили с великим воплем, означавшим, что они делали это с великим нежеланием и совершенно против своей воли, но были вынуждены признать себя побежденными высшей властью, Map 1:26; 3:11; 9:26.

[2] Он был послан исцелять души людей, лечить больной мир, восстанавливать его здоровье, в ознаменование чего многие расслабленные и хромые исцелялись. Здесь упоминаются расстройства, которые труднее всего поддавались исцелению естественным путем (чтобы чудесное исцеление от них было тем более славным), а также расстройства, которые наилучшим образом отражали болезнь греха и такую нравственную немощь, от какой страдают человеческие души, желающие служить Богу. Благодать Божья, явленная в Евангелии, предназначена для исцеления духовно хромых и расслабленных, а также не способных помочь самим себе, Рим 5:6.

(4) Прием, оказанный в Самарии учению Филиппа, испытанному таким образом, ст. 6. ...Народ единодушно внимал тому, что говорил Филипп... Чудеса, которые творил Филипп, вначале привлекали внимание людей к его учению, а затем шаг за шагом вели их к одобрению его. Определенные надежды зарождаются у людей тогда, когда они начинают обращать внимание на сказанное им об их душе и вечности, когда они начинают внимать слову Божьему как люди, весьма расположенные слушать его, как люди, стремящиеся постичь и запомнить его, как люди, считающие себя заинтересованными в нем. Простой народ внимал Филиппу, притом не в отдельных местах, а повсеместно: oi oXAoi – множество народа единодушно внимало ему. Расположение духа у всех было таким, какое и необходимо для исследования евангельского учения и его беспристрастного рассмотрения.

(5) Удовлетворение народа, сопровождавшего Филиппа и слушавшего его проповеди, и достижение цели его благовестия в отношении многих, ст. 8. ...И была радость великая в том городе. Ибо (ст. 12) когда поверили Филиппу, то крестились по вере во Христа многие, большая часть народа, и мужчины и женщины. Заметьте:

[1] Филипп благовествовал о Царствии Божием, об установлении этого Царства, о его законах и заповедях, о его свободах и привилегиях, а также о тех обязанностях, которые положено исполнять всем законопослушным гражданам этого Царства. Он проповедовал об имени Иисуса Христа – Царя этого Царства, – о Его имени, которое выше всякого имени. Филипп проповедовал об этом имени его повелевающей силой и влиянием, то есть всем тем, с помощью чего Он Сам о Себе возвещал.

[2] Народ не только внимал словам Филиппа, но и в конце концов поверил его учению, совершенно убедившись в том, что это учение было от Бога, а не от людей, и подчинился его указаниям и предписаниям. Что до горы, на которой самаряне поклонялись Богу и отправляли большинство связанных с ней обрядов, то теперь они были отлучены от нее в такой же мере, в какой с нею сочетались, и стали истинными поклонниками, которые поклоняются Отцу в духе и истине и во имя Христа, этого подлинного храма, Иоан 4:20-23.

[3] Уверовав, они тут же, без всяких колебаний (а ведь это были самаряне) крестились, исповедовали христианскую веру, твердо обещав держаться ее, а затем посредством омытия водой торжественно вступали в христианскую Церковь и признавались учениками за братьев. В иудейскую церковь допускались только мужчины, да и то только после обрезания, но, чтобы показать, что во Христе Иисусе нет мужеского пола, ни женского (Гал 3:28) и что всякий человек независимо от половой принадлежности радушно принимается Им, был установлен такой обряд посвящения, в каком могут участвовать и женщины, поскольку они сопричислены к Божьему духовному Израилю, хотя и не к Израилю по плоти, Числ 1:2. Отсюда легко видеть, что женщины должны допускаться к вечере Господней, хотя и непонятно, были ли среди тех самарян, которым впервые преподавалась вечеря Господня, женщины.

[4] Массовое обращение самарян стало поводом к великой радости. Каждый радовался о себе, как тот человек из притчи, нашедший сокровище, скрытое на поле, а все вместе самаряне радовались тому благу, которым это сокровище обернулось для их города, а также тому, что их обращение к Христу не встретило того противодействия, с которым они, несомненно, столкнулись бы, если бы Самария была областью, подведомственной первосвященникам.

Примечание: нести Благую весть во все места – значит нести повсюду радость, причем радость великую. Вот почему о всемирном благовестии в Ветхом Завете часто говорится как о несении радости народам: Да веселятся и радуются племена! (Пс 66:5; 1Фес 1:6). Благовествование Христово не наводит меланхолии, а исполняет людей радости, когда они принимают его так, как следует; ибо Евангелие есть благовестив вешкой радости, которая будет всем людям, Лук 2:10.

2. Конкретные происшествия в этом самарянском городе, сделавшие успех Евангелия более чем удивительным в привычном смысле этого слова.

(1) Прежде всего, необходимо отметить, что там волхвовал некто Симон, привлекавший к себе пристальное внимание народа, но люди все же поверили Филиппу. Отучиться делать зло, оказывается, во много раз труднее, чем научиться делать добро. Хотя эти самаряне и не были идолослужителями, как язычники, и не были настроены враждебно по отношению к Евангелию действием своих отеческих преданий, тем не менее в последнее время они были склонны следовать за Симоном-волхвом, или Симоном-колдуном (ибо волхв и есть колдун, волшебник), который снискал между ними шумную славу и удивительно изумлял их. Здесь мы узнаем о том:

[1] Как велико было то заблуждение, в которое вводил самарян сатана, приковывая их внимание к этому большому обманщику. Симон уже какое-то и притом немалое время волхвовал в городе. Возможно, вскоре после того, как этот город посетил Спаситель, в нем по сатанинскому наущению объявился и Симон, чтобы разрушить то, что Он сделал. Таким сатанинский почерк был всегда – расстроить доброе дело в самом зародыше, 2Кор 11:3; 1Фес 3:5.

Во-первых, Симон напускал на себя важный вид. Он выдавал себя за кого-то великого и желал, чтобы все люди этому поверили и воздавали ему соответствующие почести; что же до всего остального, то пусть они делают все, что им захочется. Он не хотел ни менять их жизнь к лучшему, ни совершенствовать их богослужение и обряды, только бы заставить их поверить в то, что он rig iiiyaq – некая божественная личность. Как пишет Иустин Мученик, Симон хотел, чтобы ему поклонялись как прстоу Oeov – старшему богу. Он выдавал себя, по предположению некоторых, за Сына Божия, Мессию, или же за Ангела, или за пророка. Возможно, он колебался в выборе титула, которым ему хотелось величаться; но главное все же заключалось в том, что он жаждал казаться кем-то великим. Гордость, честолюбие и показное благородство всегда были корнем многих зол как в миру, так и в церкви.

Во-вторых, люди приписывали Симону то, что было ему угодно.

1. Ему внимали все, от малого до большого, молодые и старые, бедные и богатые, властители и те, кто был им подвластен. Ему внимали (ст. 10, 11) еще и потому, по-видимому, что приближалось назначенное время пришествия Мессии, и именно эти настроения были в то время причиной всеобщего подъема и ожиданий прихода кого-то великого. Симон, по всей видимости, был родом из этой страны, и самаряне потому принимали его с таким воодушевлением, что, прославляя его, они могли заодно с ним прославиться и сами.

2. О нем говорили: «Сей есть великая сила Божия» – сила Божия, сила великая (можно понять и так), сила, сотворившая Вселенную. Посмотрите, как заблуждаются темные, беспечные люди, принимая то, что делалось властью сатаны, за будто бы сотворенное властью Бога. Так в языческом мире бесы слывут богами и в царстве, враждебном христианству, дивится вся земля, следя за зверем, которому дракон передает свою власть и который отверзает уста свои для хулы на Бога, Отк 13:2– 6.

3. Эти люди были введены в заблуждение волшебством Симона. Он изумлял народ Самарийский (ст. 9), изумлял их волхвованиями (ст. 11), то есть:

(1)Либо Симон своим колдовским искусством очаровывал народ, по крайней мере, тех, чьим вниманием ему удавалось завладеть. Бог попустил сатане исполнять собой сердца самарян, чтобы они внимали Симону. «О несмысленные Галаты! – вопрошает Павел. – Кто прельстил вас?..» (Гал 3:1). Считается, что Симон мог изумлять этих людей потому, что они были необычайно расположены верить лжи.

(2) Либо Симон своим колдовским искусством творил многие знамения и чудеса ложные, которые только казались чудесами, не являясь таковыми в действительности, наподобие ложных знамений и чудес египетских волхвов и человека греха, 2Фес 2:9. Самарян, не знавших ничего лучшего, волшебство Симона вводило в заблуждение. Познав же подлинные чудеса, совершенные Филиппом, самаряне отчетливо разглядели, что одно чудо было настоящим, а другое – фальшивым, что одно отличалось от другого, как жезл Аарона отличался от жезла египетских волхвов. Да и что может быть общего у мякины с чистым зерном? (Пер 23:28). И все же самаряне, несмотря на влияние, оказываемое на них Симоном-волхвом и обыкновенное среди людей нежелание признавать свои ошибки и отрекаться от них, увидев различие между Симоном и Филиппом, оставили Симона и стали внимать уже не ему, а Филиппу. Теперь вы видите:

[2] Как велика была сила Божьей благодати, привлекшая самарян к Христу, Который Сам есть Истина и, я бы сказал, великий освободитель от заблуждений. Этой благодатью при содействии слова плененные сатаной люди обращались в послушание Христу. Сатана, как сильный с оружием, охранял свой дом и думал, что его имение находится в безопасности, но пришел Христос, сильнейший его, и изгнал его оттуда, и разделил похищенное, пленил плен, и сделал памятником Своей победы тех, победу над кем уже торжествовал сатана. Поэтому давайте и мы не будем отрекаться от самых худших из людей, коль скоро были обращены в веру те, кто поддался волхвованиям Симона-волхва.

(2) Но там кроме этого случилось и еще нечто иное, гораздо более удивительное, а именно то, что сам Симон-волхв уверовал во Христа хотя и притворно, на словах и на время. Неужели и Саул во пророках? Да (ст. 13), уверовал и сам Симон. Он убедился, что Филипп проповедует истинное учение, так как увидел, что оно подтверждается подлинными чудесами, о чем он мог судить лучше других, ибо отдавал себе отчет в том, что его мнимые чудеса были обманом.

[1] Настоящее убеждение привело Симона к тому, что он крестился и, как и другие уверовавшие, был принят посредством водного крещения в церковь. У нас нет оснований считать, что Филипп совершил ошибку, окрестив Симона вообще или окрестив его так скоро. Симон был нечестивым человеком, волшебником, притворщиком, покушавшимся на высшие почести, но после исповедания в форме покаяния в своем грехе и свидетельства веры во Христа Иисуса он был крещен. Ибо если самый тяжкий грех, совершенный до обращения, не может удержать истинно покаявшихся от благодеяний Божьей благодати, то тем более он не может удержать кающихся от членства в церкви. Возвратившихся домой блудных сыновей следует принимать с радостью, пусть мы и не уверены в том, что они не будут блудить снова. Напротив, хотя Симон и был притворщик и действительно все время был исполнен горькой желчи и находился в узах неправды, что, конечно, открылось бы при первом же испытании Филипп, тем не менее, крестит его, ибо только Бог обладает верховным правом судить о душе человека. Церковь же и ее служители должны действовать по возможности из любви к ближнему. Норма общего права гласит: Donec contrarium patet, semper praesumitur meliori parti – Нужно сколько возможно надеяться на лучшее. А норма церковного права гласит: De secretis on judicat ecclesia – О тайнах сердечных судит один только Бог.

[2] Настоящее убеждение Симона было таким твердым, что он ни на шаг не отходил от Филиппа. И, хотя в дальнейшем Симон должен был отступить от христианской веры, это должно было произойти еще не скоро. Теперь он добился расположения Филиппа, и выдававший себя за кого-то великого согласился учиться у ног евангельского проповедника. Даже недобрые, весьма недобрые люди, могут иногда находиться в добром, весьма добром расположении духа; и люди, чьи сердца все еще увлекаются за своей корыстью, могут не только представать перед Богом, как предстает Его народ, но и не отходить от Него.

[3] Настоящее убеждение Симона сложилось и поддерживалось в результате чудес, совершаемых Филиппом. Симон удивлялся, находя себя далеко превзойденным в знамениях и чудесах. Многие из числа тех, кто ни разу не испытал на себе силы Божественных истин, удивляются их явным подтверждениям.

Стихи 14-25. Бог чудесным образом употреблял Филиппа в его работе по благовестию в Самарии, но Филипп был только благовестником. Между тем апостолам были даны необыкновенные силы, способные удерживать на высоте достоинство их служения, и в этих стихах как раз и говорится о деяниях двух апостолов – Петра и Иоанна. Двенадцать апостолов находились вместе в Иерусалиме (ст. 1), когда туда пришла добрая весть о том, что Самаряне приняли слово Божие (ст. 14), что в Самарии собрано много жатвы, которая, по всей видимости, еще будет собираться там для Христа. Слово Божье не просто возвещалось самарянам, оно ими принималось. Самаряне приветствовали его, принимали его свет и покорялись его силе. Апостолы, услышавши об этом, послали к ним Петра и Иоанна. Если бы Петр был начальником над апостолами, как утверждают некоторые, то он послал бы в Самарию кого-нибудь из них или, если бы счел нужным, отправился бы туда сам по своей воле; однако он был настолько далек от всего этого, что покорился решению общего собрания апостолов и в качестве служителя тела Господня отправился туда, куда был направлен. В Самарию были направлены двое, два самых видных апостола: 1. Чтобы ободрить Филиппа, содействовать ему и поддержать его руки. Высокопоставленные служители, а также служители, выделяющиеся среди остальных своими дарами и дарованиями, должны думать о том, как они могут послужить рядовым служителям и способствовать их утешению и пригодности. 2. Чтобы продолжить благое дело, начатое среди самарян, и с помощью небесных милостей, которыми обогатились сами, даровать им дары духовные. Заметьте:

I. Как они помогли усовершенствоваться тем самарянам, которые были чисты сердцем. Сказано (ст. 16), что Дух Святой не сходил еще ни на одного из них и не проявлял Себя в тех необычайных силах, которыми сопровождалось излияние Духа в день Пятидесятницы. Никто из них не был наделен даром иных языков, который в то время, по всей видимости, был самым обычным и непосредственным результатом излияния Духа. См. гл 10:45,46. Дар иных языков был как превосходным знамением для неверующих, так и превосходным знамением высокочтимого служения для верующих. Ни этого, ни других подобных даров самаряне не имели, а только были они крещены во имя Господа Иисуса и так сделались Его сопричастниками, что было необходимо для их спасения, и в этом заключались их радость и довольство (ст. 8), но говорить на иных языках они не умели. Люди, воистину преданные Христу и на собственном опыте испытавшие освящающее действие Духа благодати, имеют достаточное основание быть благодарными Богу и не имеют никакого основания сетовать, хотя у них может и не быть тех даров, которые предназначены для украшения народа Божьего и выделяют обладающих ими среди всех остальных. Однако Божье определение таково, чтобы и они стремились к совершенству в нынешнем мироустройстве для большей славы Евангелия. У нас есть все основания полагать, что сам Филипп имел эти дары Духа Святого, а вот власть раздавать их ему не была дана. Для этого и должны были прибыть на место апостолы. Они раздавали дары не всем крещенным, а только некоторым из них, по всей видимости, тем из них, которых прочили на служение в церкви, или, по крайней мере, тем из них, которые должны были стать ее видными и деятельными членами. И одним даются одни дары Духа, тогда как другим – другие. См. 1Кор 12:4,8; 14:26. И вот для этого:

1. Апостолы помолились о них, ст. 15. Дух дается не только нам самим (Лук 11:13), но и нашим ближним в ответ на прошение. Вложу внутрь вас дух Мой (Иез 36:27), но о том вы еще будете просить Меня (рас суждения автора основаны на англ. переводе Библии. – Прим. переводчика.), Иез 36:37. Этот пример может воодушевить нас для молитвы Богу о даровании обновляющих милостей Святого Духа тем, чье духовное состояние нам небезразлично, – нашим детям, нашим друзьям, нашим служителям. Мы обязаны молиться, и молиться серьезно, о том, чтобы они приняли Духа Святого, ибо в этом заключены все благословения.

2. Апостолы возложили на самарян руки в ознаменование того, что их молитвы услышаны и им подается Дух Святый, так как после этого они приняли Духа Святого и говорили языками. Возложение рук издревле употреблялось при благословении теми, кто благословлял со властью. Апостолы благословляли новообращенных самарян, когда одних ставили на служение, а других укрепляли в христианской вере. Мы не можем теперь, да и никто не может, раздавать дар Духа Святого посредством возложения рук, но возложение рук может служить для нас указанием на то, что в обращении с теми, за кого мы молимся, надо проявлять активность.

II. Как был уличен и обличен тот, кто между ними притворялся, то есть Симон-волхв; ибо апостолы знали, как извлекать драгоценное из ничтожного. Заметьте здесь:

1. Нечестивое предложение, сделанное Симоном, обнаруживает его лицемерие, ст. 18, 19. Симон же, увидев, что чрез возложение рук Апостольских подается Дух Святый... (что, несомненно, должно было утвердить его в христианской вере и усилить его уважение к апостолам). При этом у Симона сложилось представление о христианском вероучении как о каком-то высоком искусстве магии, в котором он мнил себя равным апостолам, и по этой причине принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию. Он не просит апостолов возложить на него руки, чтобы самому получить Святого Духа (поскольку он даже и не предполагает, что может на этом нажиться), а хочет, чтобы ему была дана власть подавать этот дар другим. Он домогался апостольской чести, а вовсе не жаждал иметь в себе христианские душу и дух. Он больше жаждал приобрести себе почести, нежели творить добро своим ближним. Итак, этим предложением:

(1) Симон нанес глубокое оскорбление апостолам, словно это были люди, действующие из корыстных побуждений, могущие пойти на все ради денег и любящие деньги так же, как любил их он; между тем апостолы оставили все, что имели, ради Христа и были далеки от желания приобрести что-то еще.

(2) Он нанес глубокое оскорбление христианскому вероучению, словно чудеса, творимые в его подтверждение, совершались при помощи волшебства, хотя и иной природы по сравнению с тем, которое практиковалось до того им самим.

(3) Он, как и Валаам когда-то, обнаружил здесь перед апостолами свою цель нажиться на волшебстве, ведь он не стал бы предлагать мзду за эту власть, если бы не надеялся заработать на этом деньги.

(4) Он обнаружил здесь перед апостолами весьма высокое мнение о себе, а также то, что так и не смирил до конца своего сердца. Этому несчастному, а именно таким он и был до своего крещения, следовало, как блудному сыну, просить о том, чтобы его приняли в число наемников. Его же, принятого в семью, не удовлетворяло ничто, кроме места распорядителя в доме и той власти, которой не обладал и сам Филипп, а только апостолы.

2. Справедливый отказ Симону и резкое обличение, сделанное ему Петром за его предложение, ст. 20-23.

(1) Петр открывает Симону его преступление, ст. 20. ...Ты помыслил дар Божий получить за деньги... Тем самым:

[1] Симон придавал слишком большое значение богатству этого мира, как будто бы оно было равносильно всему, как будто бы серебро, отвечающее, по словам Соломона, за все в настоящей жизни, отвечало за все и в жизни будущей и как будто бы за него можно было получить прощение грехов, дар Святого Духа и вечной жизни.

[2] Он преуменьшал значение дара Святого Духа и низвел его на один уровень с природными дарованиями и дарами Провидения. Он думал за хорошее вознаграждение купить апостольскую власть, как покупают консультацию у лекаря или адвоката, что было глубочайшим оскорблением из всех, какие только можно нанести Духу благодати. Вся эта купля-продажа отпущения грехов и индульгенций, практикующаяся в Римско-католической церкви, является результатом этих самых нечестивых помыслов дар Божий получить за деньги, тогда как Божья благодать совершенно очевидно предлагается без серебра и без платы.

(2) На основании совершенного Симоном преступления Петр открывает ему его характер. Из всего худого, что человек говорит или делает, нельзя делать заключение о том, что он лицемерит в исповедании веры; однако то, что сделал Симон, было грехом столь существенным, что никак не соотносилось с состоянием благодати. Предложение Симоном денег (притом денег, приобретенных волшебством) неопровержимо свидетельствовало о том, что он по-прежнему оставался рабом мирских и плотских помышлений, будучи все тем же душевным человеком, который не принимает того, что от Духа Божия, и не может разуметь. Поэтому Петр и говорит ему здесь открыто, что:

[1] Сердце его не право пред Богом, cт. 21. «Хотя ты и исповедуешь веру и крестился, ты все равно остаешься нечистым». Состояние человека определяется состоянием его сердца: если оно не право, то не правы и мы. Наше сердце открыто перед Богом, проницающим его, судящим его и судящим о нас по его состоянию. Состояние нашего сердца таково, каким оно является перед Богом, Который никогда не даст Себя обольстить. И если наше сердце не право перед Ним, то, как бы мы ни обольщали свое сердце, наше благочестие будет пустым и не сослужит нам никакой службы. Поэтому главная наша забота должна состоять в том, чтобы представить себя Богу в чистоте нашего сердца, ибо иначе мы обманываемся себе на погибель. Некоторые относят это конкретно на счет предложения, сделанного Симоном: он попросил нечто и получил в том отказ, поскольку его сердце было в этом прошении не право пред Богом. Своей просьбой Симон показывает, что помышляет не о славе Божьей и чести Христа, а о своей наживе; он просит и не получает, потому что просит не на добро, а чтобы употребить для своих вожделений и чтобы его почитали за одного из великих.

[2] Он исполнен горькой желчи и в узах неправды. «Ибо вижу тебя таким» (ст. 23). Петр прямо говорит ему, а прямота есть самое лучшее, что можно предложить собеседнику, когда речь заходит о душе и вечности. Симон сделал себе имя в обществе, а в последнее время приобрел себе известность также и в среде народа Божьего, и все же здесь Петр его не хвалит.

Примечание: человек может находиться под властью греха и в то же самое время носить личину благочестия. «...Вижу тебя...»говорит Петр. Он увидел лицемерие Симона не при содействии духа различения, которого имел в себе, а вследствие того, что Симон сам обнаружил его своим предложением.

Примечание: лицемеры видны насквозь, поскольку их внутренность скоро обнаруживает себя в различных действиях; волчья натура, в какие бы овечьи шкуры она ни наряжалась, обязательно себя проявит. Характеристика, данная здесь Симону, повторяет характеристику всех нечестивых людей.

Во-первых, они исполнены горькой желчи, то есть отвратительны Богу, подобно тому как нечто горькое, сравнимое с желчью, отвратительно нам. Грех отвратителен, и Господь ненавидит его, так что нечестивцы своим грехом делают себя ненавистными Ему; грех же коренится в самом естестве грешников. Грех, пребывающий в них, есть корень, превращающий яд и полынь, Втор 29:18. Способности человека получают негодное употребление, а его дух ожесточается против всего благого, Евр 12:15. Здесь имеются в виду также и пагубные последствия греха; последствия от него горьки, как полынь.

Во-вторых, они находятся в узах неправды, то есть действием греха обречены на суд Божий и властью греха закляты на рабство у сатаны; они взяты в плен по его воле, и это тяжкое рабство, подобное рабству египетскому, делает их жизнь горькой.

(3) Петр выносит Симону приговор, состоящий из двух частей:

[1] Симон погибнет со своим тленным богатством, которому он придает такое большое значение. Серебро твое да будет в погибель с тобою...

Во-первых, Петр с величайшим презрением и негодованием отвергает предложение Симона: «Ты думаешь подкупить нас, чтобы мы не оправдали оказанного нам доверия и передали вверенную нам власть в такие недостойные руки? Прочь со своим серебром! Мы не желаем иметь никакого дела ни с тобой, ни с твоим серебром. Отойди от меня, сатана». Когда нас пытаются при помощи денег склонить к греху, мы должны понимать, насколько пагубными являются деньги, и с презрением отвергать всякие попытки таким образом заставить нас сделать зло. Человеку непорочному присуще удерживать руки от взяток и не брать мзды, Ис 33:15.

Во-вторых, Петр предупреждает Симона о том, что он будет проклят в том случае, если будет продолжать действовать в том же духе: «Серебро твое пропадет, и ты потеряешь и его, и все то, что можешь приобрести на него. Как пища для чрева и чрево для пищи» (1Кор 6:13), «так и имение для денег и деньги для имения, но Бог уничтожит и то и другое: все истлевает от употребления. Но это еще не самое худшее: ты пропадешь с ним и оно с тобой. И да будет отягчением в твоей погибели и тяжким бременем для твоей погибающей души то обстоятельство, что у тебя есть серебро, которое ты мог бы использовать во благо» (Лук 16:9), «положив его к ногам апостолов для оказания помощи бедным (и тогда оно было бы принято), но ты сунул его в руки апостолов как взятку, и они отвергли его. Чадо! вспомни...».

[2] Симон лишится духовных благословений, которым не придает такого большого значения, cт. 21. «Нет тебе в сем части и жребия; дары Святого Духа не имеют к тебе никакого отношения, ты не понимаешь их, ты отлучен от них, ты запер за собой двери. Ты и сам-то не можешь принять Святого Духа, тем более ты не можешь иметь власть давать Его ближним, так как сердце твое не право пред Богом, коль скоро ты считаешь христианство ремеслом, с помощью которого можно прожить в этом мире, поэтому нет тебе части и жребия в вечной жизни, которую предлагает Евангелие».

Примечание:

Во-первых, есть много людей, исповедующих христианскую веру, но не имеющих части и жребия, части с Иисусом (Иоан 13:8) и жребия в небесном Ханаане.

Во-вторых, у этих людей сердца не правы пред Богом, они не оживотворяются духом истины, не руководствуются праведным законом и не идут верным путем.

(4) Петр, несмотря на все это, подает Симону добрый совет, ст. 22. Даже и вознегодовав на него, он не оставил его. Петр хотел, чтобы Симон увидел, сколь плачевны его дела, но не пришел из-за этого в отчаяние. ...Но есть еще надежда для Израиля... Заметьте:

[1] Что именно Петр советует Симону. Он должен возвратиться к тому, с чего начал.

Во-первых, ему надлежит покаяться. Он должен осознать свой грех и отречься от него, он должен обратиться и встать на путь истины, он должен смириться и устыдиться того, что сделал. Покаяние должно быть конкретным. «Покайся в одном, признай свою вину в другом и сожалей о третьем». Он должен обви-нить себя за сделанный грех и должен не умалять его, называя его ошибкой или излишним усердием, а усугублять его, называя его грехом, своим грехом, плодом своего испорченного сердца. Тот, кто сказал или сделал что-либо худое, должен по возможности взять свои слова обратно или вернуться к прежнему положению вещей при помощи покаяния.

Во-вторых, он должен молиться Богу, должен просить Бога дать ему духа покаяния и простить его после покаяния. Кающийся грешник всегда молится, и его молитва подразумевает его стремление к Богу и уверенность во Христе. Симону-волхву, каким бы великим он себя ни мнил, невозможно добиться расположения апостолов (сколько бы некоторые ни считали это за честь для апостолов) иначе, как только путем, которым добиваются расположения апостолов иные грешники, то есть посредством покаяния и молитвы.

[2] Как Петр побуждает Симона к покаянию и молитве. «Может быть, отпустится тебе помысл сердца твоего, то есть, может быть, это твое греховное намерение будет прощено».

Примечание:

Во-первых, много зла бывает в помыслах сердца с его ложными понятиями, порочными чувствами и преступными планами, в чем мы должны раскаяться, иначе горе нам.

Во-вторых, помыслы сердца, даже самые нечестивые, будут прощены после нашего покаяния и не вменятся нам. В словах Петра может быть звучит сомнение в искренности покаяния Симона, а не в возможности его прощения в том случае, если он раскается по-настоящему. Если точно отпустится тебе помысл сердца твоего – так можно понять это место. Или же здесь можно угадать намек на то, что тяжесть его греха может сделать сомнительным его прощение (хотя в евангельском обетовании суть дела изложена недвусмысленно, так что он действительно будет прощен, если воистину раскается), как написано (Плач 3:29): Может быть, еще есть надежда.

[3] Как Симон просит апостолов помолиться за него, ст. 24. Слова Петра напугали и смутили Симона, который ожидал, что его предложение будет принято с воодушевлением, а вместо этого встретил такое негодование. Помолитесь вы за меня Господу, дабы не постигло меня ничто из сказанного вами. В этих словах заключалось:

Во-первых, нечто доброе – то, что обличение хоть как-то повлияло на Симона и он ужаснулся данной ему характеристике, характеристике достаточно строгой, способной привести в трепет даже самое храброе сердце. А раз так, то он просит апостолов помолиться о нем, желая заручиться поддержкой тех, кто, по его мнению, имел хорошую поддержку с небес.

Во-вторых, нечто неполноценное. Симон просит помолиться за него, а сам за себя не молится, что ему следовало бы сделать. И, прося апостолов помолиться за него, он желает скорее предупредить наказание, которое навлек на себя, чем умертвить свое ветхое, неисправимо порочное естество, когда его сердце действием Божественной благодати было бы сделано угодным в глазах Божьих. В этом он уподобляется фараону, который хотел, чтобы Моисей помолился за него Господу, чтобы Тот избавил его от смерти, а не от его греха, его жестокосердия, Исх 8:8; 10:17.

Полагают, что Петр, как и в случае с Ананией и Сапфирой, произнес в отношении Симона какие-то конкретные суды, которые вследствие покаяния Симона и ходатайства за него апостолов были отменены; или же, если следовать линии повествования, тот понял, что на него падет гнев Божий, поэтому устрашился и постарался отвратить его от себя мольбой апостолов.

Наконец, закончив дело, ради которого и был совершен этот поход в Самарию, апостолы возвратились в Иерусалим, ведь они не были вынужденными переселенцами. Однако, выйдя в Самарию на дело, характерное для них как апостолов, они занимались, смотря по обстоятельствам, и другими делами, общими для всех евангельских служителей.

1. Там, в самарянском городе, они были проповедниками. Они засвидетельствовали слово Господне, решительно заверяя истину Евангелия и утверждая проповедуемое другими служителями. Они не притязали на то, чтобы донести до слушателей нечто новое, хотя и являлись апостолами, а свидетельствовали о слове Господнем в той мере, в которой приняли его сами.

2. На обратном пути апостолы были странствующими проповедниками. Проходя через многие селения в Самарии, они проповедовали Благую весть. Хотя христианские собрания в этих селениях были не столь значительны, как в городах, как по числу, так и по составу, эти души были столь же драгоценны, и потому апостолы не считали ниже своего достоинства проповедовать и им. Господь внимает жителям Своих селений в Израиле (Суд 5:11; ссылка приведена в соответствии с текстом англ. Библии. – Прим. переводчика.), и точно так следует поступать и нам.

Стихи 26-40. Здесь излагается история обращения в христианскую веру эфиопского евнуха, через которого, надо полагать, весть о Христе Иисусе достигла страны, где жил этот человек, чтобы исполнилось место Писания: ...Ефиопия прострет руки свои (одна из первых среди народов) к Богу, Пс 67:32.

I. Филипп-благовестник выходит на дорогу, на которой ему предстоит встретиться с этим эфиоплянином, ст. 26. Когда в Самарии образовались церкви и в них были поставлены служители, апостолы пошли обратно в Иерусалим. Филипп же остался, ожидая возможности послужить на вспахивании новины в той стране. И здесь:

1. Ангел указывает Филиппу (возможно, во сне или посредством видения), куда он должен идти. Встань и иди на полдень... Хотя ангелам и не полагалось проповедовать Евангелие, тем не менее они часто доставляли служителям известия, чтобы наставить и утешить их, как это видно, например, в гл 5:19. В наше время ожидать подобного водительства на своем пути не приходится, однако, несомненно, имеется особое провидение Бога, сведущее о передвижении и устройстве всех служителей, и так или иначе Он направляет тех, кто воистину желает следовать за Ним теми путями, на которых Он желает употребить их. Он будет руководить их, око Его над ними. Филипп должен был идти на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, через пустошь, то есть пустыню Иудейскую. Самому Филиппу и в голову бы не пришло идти туда, в пустыню, на какую-то дорогу, ведущую через пустыню, поскольку сам он едва ли нашел бы там какое-нибудь дело! Но именно сюда он и был послан в соответствии с притчей Спасителя, в которой было дано пророчество о призвании народов: ...итак пойдите на Распутин... (Мф 22:9). Иногда Бог предоставляет Своим служителям возможность потрудиться в самых невообразимых местах.

2. Филипп повинуется этому повелению, ст. 27. Он встал и пошел без каких бы то ни было возражений и тем более расспросов, подобных этим: «Что я буду там делать?» или «Разве можно сделать там что-нибудь доброе?» И пошел он, не зная, куда идет и с кем ему предстоит встретиться.

II. Здесь мы читаем об этом евнухе (ст. 27), что это был за человек, удостоенный такой необычной милости.

1. Это был чужестранец, муж Ефиоплянин. Тогда было две Эфиопии: одна находилась в Аравии, восточнее Ханаана, другая – в Африке, южнее Египта, далеко от Иерусалима. Ибо во Христе Иисусе бывшие некогда далеко стали близки, согласно обещанию, что все концы земли увидят спасение Бога нашего. Эфиопы считались самым незначительным и самым презренным из народов, чернокожими, арапами, бесами, словно сама природа заклеймила их. Тем не менее им была послана Благая весть и они были отмечены Божественной благодатью, и это несмотря на то, что они смуглы, ибо солнце опалило их.

2. Это был аристократ, высокопоставленное лицо в своей стране, евнух, не по плоти, а по служению, управляющий царским двором, или распорядитель царского дома. И, то ли в силу занимаемой им должности, то ли в силу особенностей его характера, равно внушавших уважение, он сосредоточил в своих руках значительную власть, будучи вельможей Кандакии, царицы Ефиопской. Последняя, по-видимому, являлась престолонаследницей царицы Савской, названной в другом месте царицей южной. Эта страна управлялась царицами, носившими титул Кандакия, подобно тому как Египет управлялся царями, носившими титул Фараон. Этот эфиоплянин был хранитель всех сокровищ ее: таким великим доверием пользовался он у Кандакии. Не много из призванных мудрых по плоти, немного сильных, немного благородных, но есть и таковые.

3. Это был язычник, обращенный в иудейство, так как он приезжал в Иерусалим для поклонения. Одни полагают, что он был прозелитом завета, обращенным в иудейство через обрезание и обязательство соблюдать весь закон; другие считают его только прозелитом у ворот, то есть язычником, отвергнувшим служение идолам и временами поклонявшимся Богу Израиля во дворе язычников. Однако если бы дело обстояло именно так, то Петр не являлся бы первым, как он говорит, среди благовествовавших язычникам. Считается также, что в Эфиопии еще со времен царицы Савской сохранились кое-какие представления об истинном Боге и что, возможно, предшественник этого евнуха был одним из ее придворных и передал своим потомкам то, что когда-то усвоил в Иерусалиме.

III. Филипп и евнух по-дружески беседуют. Филиппу предстоит уразуметь смысл своей миссии в пустыне, так как здесь он встретит колесницу, которая станет своего рода синагогой, а в ней – человека, обращение которого, насколько ему известно, послужит обращению целой нации.

1. Филиппу велено познакомиться с путешественником, который по пути домой следует из Иерусалима в Газу, думая, что достиг цели своего путешествия в Иерусалим, хотя великое предприятие, которое было определено для него господствующим Провидением, еще не исполнилось. Этот евнух посетил Иерусалим, где апостолы проповедовали христианскую веру и где множество людей приняло ее, но не обратил на эту веру никакого внимания и остался к ней равнодушным. Более того, по всей видимости, он отверг эту веру и отвернулся от нее, и все же Божья благодать идет за ним, догоняет его в пустыне и там побеждает его. Так Бог нередко открывается не вопрошавшим о Нем, Ис 65:1. Это повеление передается Филиппу не через Ангела, как прежде, а через Духа, говорившего ему в уши (ст. 29): «Подойди и пристань к сей колеснице; подойди к колеснице и иди рядом с ней, чтобы этот аристократ обратил на тебя внимание». Мы должны учиться благотворить людям, чей путь мы освещаем своим присутствием: так уста праведных могут напитать многих. Не надо излишне, как это делают некоторые, стесняться всех чужеземцев. Мы можем ничего не знать о них, но одно мы знаем о них в точности: у них есть душа.

2. Филипп видит евнуха сидящим в колеснице и читающим книгу из Библии, ст. 28. Подойдя к нему, Филипп услышал, что он читает; тот читал вслух из Библии в назидание тем, кто его сопровождал, ст. 30. Он не только вносил некоторое разнообразие в скучное путешествие, но и наверстывал упущенное, читая не философский, исторический или политический очерк или трактат, тем более не рыцарский роман или пьесу, а место из Писания, книгу пророка Исайи. Эту книгу когда-то читал Христос (Лук 4:17), а теперь ее читает евнух, что, очевидно, рекомендует эту книгу каждому из нас. Возможно, евнух перечитывал в тот момент те отрывки Писания, чтение которых с толкованием он слышал в Иерусалиме, чтобы освежить в памяти слышанное.

Примечание:

(1) Каждый из нас обязан посвящать много времени чтению Писания.

(2) Аристократы должны упражняться в благочестии больше других, так как их пример способен повлиять на многих и так как они располагают большим временем для этих упражнений.

(3) Мудро поступают те деловые люди, которые наверстывают упущенное время для исполнения Божественного и церковного законов. Время многоценно, и потому всегда хорошо экономить время, чтобы ни одна минута не пропала даром, и заполнять его тем, что может послужить на пользу.

(4) Возвращаясь с общего богослужения, мы обязаны в своей частной жизни использовать все доступные средства для сохранения вызванных им добрых чувств и поддержания составленных во время его хороших мнений, 1Пар 29:18.

(5) Тот, кто прилежно исследует Писание, идет верным путем и совершенствуется в познании; и дано будет ему.

3. Филипп задает евнуху уместный вопрос: «Разумеешь ли, что читаешь?» Филипп хочет не упрекнуть евнуха, а предложить ему свою помощь.

Примечание: читая или слыша слово Божье, мы прежде всего должны понимать, что мы читаем или слышим, особенно когда речь идет о Христе. Вот почему мы должны чаще задавать себе вопрос: разумеем ли мы то, что читаем или слышим?

Поняли ли вы все это? (Мф 13:51). Поняли ли мы все так, как следует? Нет пользы от чтения Писаний, если не понимаешь прочитанного, 1Кор 14:16,17. И слава Богу, что все нужное для спасения не трудно для понимания.

4. Евнух понимает, что нуждается в помощи Филиппа, и просит его взойти на колесницу и сесть рядом с ним, cт. 31. «Как могу разуметь, – говорит он, – если кто не наставит меня? Поэтому милости прошу взойти ко мне и сесть со мной рядом».

(1) Из сказанных им слов становится понятно, что он невысокого мнения о себе, о своих способностях и знаниях. Он и не думает обижаться на вопрос Филиппа о том, разумеет ли он то, что читает, хотя тот шел пешком и, скорее всего, выглядел в глазах евнуха нищим (менее высокопоставленные люди скорее обиделись бы, да еще назвали бы такого дерзким малым и велели бы ему заняться своим делом), а благосклонно и дружелюбно отвечает Филиппу: «Как могу?..» Евнух, надо полагать, был человек умный и знал Писания не хуже других, однако он в смирении признает свою немощь.

Примечание: желающие научиться обязаны осознавать свою нужду в наставлении. Сначала пророк должен был признать, что ничего не знает, и только после этого Ангел заговорил с ним, Зах 4:13.

(2) Евнух рассуждает, как человек, весьма небезразличный к наставлению и наставнику.

Заметьте: евнух читает Писания, хотя в нем содержится множество мест, которых он не понимает. И, хотя там имеется достаточно неудобовразумительного, тем более того, что часто толкуют превратно, мы не должны пропускать трудные для понимания места, а, напротив, должны исследовать их ради того, что понять легко, и такое исследование, вероятнее всего, постепенно приведет нас к пониманию того, что понять трудно: ведь познание и благодать умножаются постепенно.

(3) Он приглашает Филиппа взойти и сесть с ним; приглашает не так, как Ииуй приглашал Ионадава подняться к нему в колесницу, чтобы тот увидел его ревность о Господе Саваофе (4Цар 10:16), а, скорее, так: «Взойди, посмотри на мое невежество и наставь меня». Евнух с радостью окажет почтение Филиппу и возьмет его к себе в колесницу, если тот окажет ему милость и объяснит отрывок из Писания.

Примечание: чтобы правильно понимать Писания, необходим наставник; нужно иметь кого-то, кто бы нас наставлял; нужны некоторые полезные книги и круг верующих людей, однако всего нужнее Дух благодати, Который способен наставить нас на всякую истину.

IV. Место из Писания, которое читал вслух евнух, и несколько замечаний относительно рассуждений Филиппа по этому поводу. У проповедников Евангелия был добрый повод для того, чтобы приступать к людям, сведущим в ветхозаветном Писании и принимающим его, особенно тогда, когда находили таковых погруженными в его исследование, как это было в данном случае с евнухом.

1. Евнух читал пятьдесят третью главу книги пророка Исайи, из которой здесь приведены два стиха целиком (ст. 32, 33) и частично седьмой и восьмой стихи. Эти стихи излагаются в греческом переводе (Септуагинта), в котором чтение некоторых мест отличается от такового в подлиннике. Гроций (Grotius) считает, что евнух читал Писание на языке подлинника, а Лука пользовался Септуагинтой, написанной на том же самом языке, на котором он писал; и далее предполагает, что евнух научился читать по-еврейски и принял иудейство от евреев, жителей Эфиопии. Однако, учитывая, что перевод Писания на греческий язык был выполнен в Египте, граничащем с Эфиопией и находящемся между нею и Иерусалимом, я прихожу к выводу, что греческий перевод Писания был более знаком евнуху. Из Ис 20:4 видно, что эти две нации – египтяне и эфиопляне – поддерживали тесные связи друг с другом. Наиболее существенное разночтение с подлинником обнаруживается в следующем: если в подлиннике мы читаем: От уз и суда Он был взят... (то есть с величайшим насилием и поспешностью был передан одним судом на рассмотрение другому), или: От насилия и суда Он был взят... (то есть был взят из рук разъяренной толпы и ее нескончаемых криков, а также от последовавшего затем суда Пилата), то в Септуагинте читаем: ...в уничижении Его суд Его совершился... Он показался Своим гонителям настолько ничтожным и презренным, что Ему было отказано в справедливом отношении вопреки всем общепризнанным нормам, на которые может опираться человек. Его признали невиновным и, тем не менее, приговорили к смерти. Доказать, что Он совершил хоть какое-то преступление, врагам не удалось, но, несмотря на это, Он был осужден на смерть и с Ним нужно было кончать! Таким образом, в уничижении Его суд Его совершился; при этом смысл греческого перевода во многом повторяет смысл подлинника. Итак, в этих стихам мы находим пророчества о том, что:

(1) Христос будет предан смерти. Он будет ведом на заклание, подобно овцам, которых ведут к жертвеннику. Его душа будет взята из среды народа, взята от земли. По какому же скудоумию тогда преткнулись о смерть Христа неверные евреи, если эта самая смерть была так ясно предсказана их собственными пророками и была так необходима для выполнения всего предприятия Мессии! Тогда соблазн креста прекратился бы.

(2) Христос будет предан незаслуженной смерти. Он примет жестокую смерть, и жизнь у Него отнимут с поспешностью, и в уничижении Его суд Его совершится, и несправедливым будет над Ним суд, ибо предан будет смерти и не будет.

(3) Христос примет смерть молча. Словно агнец пред стригущим его и даже перед палачом, Он не отверз уст Своих. Никто и никогда не показал прежде такого примера кротости, который показал наш Господь Иисус в Своих мучениях. Когда Его обвиняли, когда Его поносили, Он молчал; будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал.

(4) Несмотря на это, Он будет жить в веках, в неисчислимых веках, поскольку именно так я понимаю следующие слова: ...но род Его кто разъяснит?.. Еврейское слово род, строго говоря, означает продолжительность одной жизни, Еккл 1:4. Да и кто может представить себе или выразить словами, как долго Он будет жить, хотя и вземлется только от земли жизнь Его? В небесах Он будет жить вечно, бесконечное число веков, о чем сказано в Ис 53:10. Он продлит Его дни (ссылка приведена в соответствии с англ. переводом Библии. – Прим. переводчика.).

2. Вопрос евнуха относительно этого места Писания звучит так: ...о ком пророк говорит это?.. (ст. 34). Евнух не ждет от Филиппа критических замечаний касательно отдельных слов или оборотов данного текста, а хочет, чтобы Филипп познакомил его с общей целью и смыслом этого пророчества, снабдил его ключом к этому тексту, пользуясь которым он мог бы, сравнивая одно с другим, постичь смысл этого текста. Пророчества обычно оставались непонятными до тех пор, пока они не исполнялись, и тогда все ставало на свои места, так было и в данном случае. Вопрос, заданный евнухом по существу, звучит весьма рассудительно: «Говорит ли здесь пророк о себе самом, ожидая будущей славы или гонений, какие выпадали на долю других пророков, или о ком другом, о своем современнике или о будущем последователе?» Хотя современное талмудистское толкование не позволяет толковать здесь о Мессии, тем не менее первые еврейские раввины толковали это место именно так. По всей видимости, подобное толкование было известно евнуху, и он в определенной мере сам пришел к такому же пониманию, а свой вопрос задал для того, чтобы порассуждать об этом вместе с Филиппом, поскольку совершенствоваться в познании Бога можно при помощи советов знающего человека. Если закона ищут от уст священника (Мал 2:7), то от уст служителей Христа ищут знания Евангелия, особенно тех его сокровищ, которые скрыты в поле Ветхого Завета. Желаешь хороших наставлений – задавай хорошие вопросы.

3. Филипп пользуется благоприятной возможностью открыть евнуху великую тайну Благой вести об Иисусе Христе, и притом распятом. Начав от сего писания, то есть взяв его за основу своей проповеди (как и Христос поступил в отношении другого места из той же книги пророчеств, Лук 4:21), он благовествовал ему об Иисусе, ст. 35. Этими словами начинается и заканчивается рассказ о проповеди Филиппа, поскольку своими плодами она была подобна проповеди Петра, которую мы рассмотрели выше. Задачей служителей Евангелия является проповедь Иисуса Христа, и эта проповедь Филиппа должна была очевидно, принести добрые плоды. Весьма вероятно, что Филипп воспользовался даром иных языков, чтобы возвестить о Христе этому эфиоплянину на его родном языке. Здесь мы находим пример того, как следует свидетельствовать о Боге, и притом с пользой, причем не только сидя в доме, но и идя дорогою, согласно соответствующему предписанию, Втор 6:7.

V. Евнух принимает крещение во имя Христа, ст. 3638. По всей видимости, он слышал в Иерусалиме об учении Христа, так что оно не было для него совершенно новым. Однако если он уже слышал об этом учении, то что могло тогда способствовать такому скорому обращению его сердца для Христа? Это случилось в результате могущественного действия Духа и проповеди Филиппа. Здесь мы читаем:

1. О благопристойном предложении, сделанном евнухом о своем крещении, ст. 36. Продолжая путь в рассуждении о Христе, по ходу которого евнух задавал все больше вопросов, а Филипп отвечал на них к его удовлетворению, они приехали к воде (это был источник, река или же пруд), что натолкнуло евнуха на мысль о крещении. Вот так, знаками Провидения, которые могут казаться случайными, Бог иногда напоминает Своим людям об их обязанностях, исполнять которые, не будь этих знаков, они, возможно, и не подумали бы. Евнух не знал ни того, как долго пробудет с ним Филипп, ни того, где можно будет отыскать его впоследствии. Он не надеется на то, что его собеседник останется с ним до следующей остановки, а потому, если тот не возражает, не упускает благоприятной возможности принять водное крещение. «Вот вода, которая встретится на нашем пути, может быть, еще нескоро; что препятствует мне креститься? Что мешает мне примкнуть к ученикам и последователям Христа посредством водного крещения?» Заметьте:

(1) Евнух не требует преподать ему крещение, говоря: «Вот вода, и вот я решил здесь креститься»; так что если Филипп скажет что-то вопреки, то он готов будет повременить. Если Филипп считает, что он не готов к крещению или в установлении этой заповеди имеется запрет на столь стремительное ее исполнение, то он не будет настаивать на своей просьбе. Всякое усердие, каким бы праведным оно ни было, следует подчинять закону и порядку. Однако:

(2) Евнух на самом деле хочет креститься, и если Филипп не находит оснований, чтобы отказать ему, то он желает креститься тотчас же, не теряя времени.

Примечание: в посвящении себя Богу и освящении своей внутренности всегда следует спешить, а не медлить, поскольку настоящий момент есть самое подходящее время для этого, Пс 118:60. Получив то, чего водное крещение является только символом, не надо медлить и с самим символом. Боясь того, что горячая любовь, действующая в нем ныне, со временем угаснет и охладеет, евнух хочет связать свою душу узами крещения в Господа немедленно, чем и желает довести дело до конца.

2. О прекрасном объяснении, данном Филиппом евнуху относительно условий, на которых человека можно допустить до крещения, ст. 37. «Если веруешь от всего сердца, можно; то есть если ты уверовал в учение Христа, которое я тебе преподал, и принял свидетельство, которым Бог засвидетельствовал о Нем, и тем запечатлел, что Бог истинен». Он должен веровать от всего сердца, так как человек верует сердцем, а не одним только умом, тщательно исследовав евангельские истины, – сердцем, стремящимся жить по Евангелию. «Когда истинно веруешь от всего сердца, тогда ты вследствие этого соединяешься с Христом; и, когда приводишь доказательства и свидетельства того, что поступаешь именно так, тогда можешь посредством крещения приобщиться к Церкви».

3. Об исповедании веры, сделанном евнухом для того, чтобы принять крещение. Это исповедание длится весьма недолго, но является всеобъемлющим и более чем соответствующим крещению, а этого было достаточно. Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий. Прежде этот человек уже поклонялся истинному Богу, так что все, что ему следовало сделать теперь, – это принять Христа Иисуса Господом. Он верует, что:

(1) Иисус есть Христос, подлинный Мессия обетования, Божий Помазанник.

(2) Христос есть Иисус – Спаситель, единственный Спаситель Своего народа от его грехов.

(3) Иисус Христос есть Сын Божий, имеющий Божественную сущность, ибо Сын обладает тем же естеством, что и Отец, и, будучи Сыном Божьим, является наследником всего. В этом состоит основное, свойственное только христианству, учение, и всякий верующий в него от всего сердца и исповедующий его обязан креститься сам вместе со своим потомством.

4. О последующем затем крещении этого ефиоплянина. Он приказал вознице остановить колесницу. Это был наилучший привал, который он когда-либо делал в своих путешествиях. И сошли оба в воду, так как, находясь в пути, они не запаслись удобными сосудами, которыми можно было бы почерпнуть ее, по этой причине им и пришлось сойти в воду. Надо думать, что в воду они спустились не раздеваясь, но, в соответствии с традицией, босыми и углубились, возможно, по щиколотку или по колено. Тогда Филипп окропил его водой согласно пророчеству, которое евнух, по-видимому, не так давно читал (ибо оно помещено несколькими стихами выше того места, за чтением которого застал его Филипп) и которое так подходило к его случаю (Ис 52:15): Так многие народы Он окропит... (рассуждения автора основаны на англ. переводе Библии. – Прим. переводчика.); цари и вельможи закроют пред Ним уста свои, подчинятся и покорятся Ему, ибо они увидят то, о чем прежде не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

Заметьте: хотя совсем недавно в случае с Симоном-волхвом Филипп обманулся, допустив его до водного крещения, и впоследствии оказалось, что Симон не был истинно обращенным, он все же не стал сомневаться и крестил евнуха тотчас же после его исповедания, не обременяя его испытанием, длящимся дольше обычного. Если не которые фарисеи и проникают в Церковь, заставляя нас впоследствии переживать горе и оскорбление наших религиозных чувств, это еще не означает, что мы должны по этой причине делать дверь в Царство Небесное уже той, которую предусмотрел Христос: отвечать за отступничество будут они, а не мы.

VI. Спустя некоторое время пути Филиппа и евнуха расходятся, и это так же удивительно, как и удивительны остальные разделы этого повествования. Можно было бы подумать, что евнух либо останется с Филиппом, либо возьмет его с собой в свое отечество, а поскольку в рассеянии находилось достаточно служителей, то без Филиппа вполне могли бы и обойтись однако Бог распорядился иначе. И как только они вышли из воды и евнух еще не успел подняться в свою колесницу, Дух Святый восхитил Филиппа (ст. 39; рассуждение автора основано на англ. переводе Библии – Прим. переводчика.), не предоставив ему возможности наставить евнуха, как обычно бывает после крещения, что, по-видимому, один намеревался сделать, а другой приготовился принять. Однако внезапного исчезновения Филиппа было достаточно для того, чтобы возместить потребность евнуха в этом наставлении, так как исчезновение Филиппа произошло чудесным образом и он был восхищен на воздухе на виду у евнуха и унесен от его лица. И это чудо, сотворенное над самим Филиппом, столько же подтверждало истинность его учения, сколько и чудо, сотворенное им самим. Он был восхищен, и евнух уже не видел его, однако, потеряв из виду своего служителя, снова обратился к Библии. Здесь нам сообщается:

1. О намерениях евнуха. Он продолжал путь, радуясь. Он продолжил свое путешествие. Его работа звала его домой, и ему нужно было спешить. Его работа никак не противоречила его христианству, которое не находит в пустынничестве или отшельничестве ни святости, ни совершенства, а является религией, которую люди могут и обязаны нести с собой в дела житейские. Евнух продолжал путь, радуясь. Он был так далек от сомнений относительно такого неожиданного переворота и перемены, или, скорее, дальнейшего продвижения, в своей вере, и не имел даже тени сожаления, что его мысли лишь больше и полнее утверждали его в этом учении, и он продолжал путь, радуясь радостью неизреченною и преславною. Никогда прежде он не испытывал такой радости в своей жизни. Он радовался:

(1) Тому, что пришел к Христу лично и возлюбил Его.

(2) А также тому, что понесет Евангелие своим соплеменникам, равно как и перспективе приобщить их к вере во Христа в силу своей любви к ним, ибо он возвращался не просто христианином, а христианским служителем. В некоторых манускриптах это место изложено иначе: Когда же они вышли из воды, Дух Святый сошел на евнуха (без возложения на него рук апостолами), а Филиппа восхитил Ангел Господень...

2. О том, что было с Филиппом в дальнейшем, ст. 40. Он оказался в Азоте, или Ашдоде, в некогда филистимском городе. Именно там Ангел или Дух Господень оставил его, на расстоянии около тридцати миль от Газы, куда направлялся Филипп и где, как полагает д-р Лайтфут (Dr. Lightfoot), он сел на корабль и отправился по морю в свое отечество. Однако Филипп, где бы он ни находился, не мог оставаться праздным и, проходя, благовествовал всем городам, пока не пришел в Кесарию, где устроился и, по всей видимости, обосновался постоянно, так как в Кесарии мы находим его в своем доме, гл 21:8. Тот, кто показал себя верным Христу в трудах разъездного служителя, в конце концов успокаивается от трудов своих.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Деяния апостолов, 8 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.