Библия » Толкование Мэтью Генри

Деяния 4 глава

Разбирая две предыдущие главы, а в них мы увидели очень много добрых деяний, совершенных апостолами, я все время задавался вопросом, куда делись книжники, фарисеи и первосвященники, которые так и не объявились, чтобы прекословить и противиться апостолам, как это часто бывало с ними при жизни Христа. Воистину, чудесное излияние Духа вначале так сильно смутило их, что они на время просто онемели! Но оказывается, что враги никуда не делись: они оправились, собрались с силами; и в этой главе мы читаем о столкновении, произошедшем между ними и апостолами, так как Евангелие встретило враждебное отношение к себе с самого начала. Здесь:

I. По приказу священников Петр и Иоанн были схвачены и брошены в темницу, ст. 1-4.

II. Комиссия синедриона допрашивает их, ст. 5-7.

III. Они открыто признаются в своих деяниях и проповедуют Христа гонителям, ст. 8-12.

IV. Их гонители, не смея возразить, повелевают им молчать и, пригрозив рас правой в случае непослушания, освобождают их, ст. 13-22.

V. Они молятся Богу о дальнейшем действии благодати, уже коснувшейся их сердец, ст. 23-30.

VI. Бог признает их Своими, как внутренне, так и внешне, посредством явных знаков Своего присутствия с ними, см.31-33.

VII. Верующие, соединенные в святой любви, благодетельствуют бедным, и Церковь становится краше прежнего во славу Христа, ст. 33-37.

Стихи 1-4. В этом отрывке мы читаем о продолжении успешных действий во благо Царства Небесного и о стремлении сил тьмы положить этому предел. Когда служители Христа проявляют стойкость, прислужники сатаны не могут не впадать в исступление от ярости, а потому, когда прислужники сатаны впадают в исступление от ярости, служителям Христа следует проявлять стойкость.

I. Апостолы Петр и Иоанн занимались своим делом, и их труд не был тщетен. Дух давал силу служителям делать свое дело, а народу – свое.

1. Эти проповедники верно передают учение Христа. Они говорили к народу, то есть ко всем находившимся в пределах слышимости, ст. 1. Они говорили о том, что касалось всех, говорили откровенно и открыто. Они учили народ, еще учили народ знанию; неверующих они учили тому, чтобы те раскаялись и обратились, а верующих – тому, чтобы они утешились и утвердились. Они проповедовали в Иисусе воскресение из мертвых. Учение о воскресении из мертвых:

(1) Подтвердилось в Иисусе. Они доказывали, что Иисус Христос воскрес из мертвых как Первенец, как Начальник, Которому надлежало восстать из мертвых, гл 26:23. Воскресение Христа проповедовалось апостолами как основание всех их деяний. Или же:

(2) Воскресение из мертвых было гарантировано Христом всем верующим. Оно включает в себя все блаженство будущего состояния человеческой души. Они проповедовали в Иисусе Христе воскресение как могущее быть достигнутым через Него (Фил 3:10,11), и только через Него. Нежелательных сношений с государством они не имели, а занимались своим делом, проповедуя людям Небо как цель и Христа как путь. См. гл 17:18.

2. Их слушатели охотно принимают слово, ст. 4. Многие же из слушавших слово уверовали... То были не все, возможно, даже и не большинство, но многие, около пяти тысяч, в добавление к тем трем тысячам, о которых мы уже читали выше. Только представьте себе, какую силу набирало Евангелие, каким становился плод излияния Духа. Проповедников гнали, но их слово превозмогало, ибо тяжелые времена гонений, воздвигаемых на Церковь, бывали иногда временами ее приращения: не была исключением и пора ее младенчества.

П. Первосвященники со своими приспешниками поднялись на них и сделали все возможное, чтобы их раздавить; их руки оказались связанными ненадолго, и их сердца нисколько не переменились. Заметьте здесь:

1. Кто воспротивился апостолам. Конечно, это были прежде всего священники. Они всегда выступали заклятыми врагами Христа и Его Евангелия, ревновали о своем священстве, как Цезарь – об императорстве, и не могли потерпеть Того, Кто, на их взгляд, превратился в их соперника, которого теперь провозгласили Священником, как не могли потерпеть Его и тогда, когда Он Сам провозгласил Себя Пророком. С ними находился начальник (рус. начальники. – Прим. переводчика.) стражи при храме, который, как полагают, был римским офицером, комендантом гарнизона, расквартированного в крепости Антония для охранения храма. В этом святом месте иудеи вместе с язычниками участвовали в преступлении против Христа. Среди них были также и саддукеи, отрицавшие существование ангелов и духов и загробную жизнь. «Странно, – говорил г-н Бакстер (Baxter), – что могло сделать таких лукавых царедворцев, какими являлись саддукеи, такими неистовыми врагами и гонителями. Какой вред могло причинить им твердое упование иных людей на воскресение из мертвых, если загробной жизни не существует? Однако в порочных сердцах все физические и умственные способности извращены. У слепого человека сердце злобное и рука жестокая даже до сего дня».

2. Как они возмутились, слыша проповедь апостолов, досадуя на то, что они учат народ, ст. 2. Их рассердило то, что евангельская проповедь звучала смело и открыто и что народ охотно слушал ее. Предав Христа на такую бесславную смерть, они решили, что Его ученики, навсегда постыженные, не осмелятся открыто исповедовать Его, а у народа останется непреодолимое предубеждение против Его учения. Теперь же, испытывая разочарование и видя, что истина Христова не только не сгинула, но еще больше укореняется, они досадуют. Нечестивый увидит это, и будет досадовать... (Пс 111:10). Они скорбели о том, чему им надлежало радоваться, скорбели о том, чему радовались ангелы. Поистине несчастны те, у кого слава Царства Христа вызывает досаду, ибо если слава этого Царства пребывает вовек, то и вовек, следовательно, будет пребывать их досада. Саддукеи досадовали на то, что апостолы проповедуют в Иисусе воскресение из мертвых. Они досадовали на то, что проповедовалось воскресение из мертвых, поскольку, выступая против этого учения, они и слышать не могли о вечной жизни, засвидетельствованной таким образом. Первосвященники же досадовали на то, что проповедовалось воскресение из мертвых в Иисусе, на то, что теперь Его начнут почитать; и хотя в отличие от саддукеев они исповедовали веру в воскресение из мертвых, тем не менее готовы были скорее отказаться от этого важного догмата, чем терпеть проповедь о воскресении и утверждение его только во Христе.

3. Как апостолы были привлечены к суду, ст. 3. И наложили на них руки (то есть по их приказанию за них это сделали их рабы и служители) и отдали их под стражу, под надзор соответствующего служителя на ночь. Устроить разбирательство тотчас же не представлялось возможным, поскольку был уже вечер, однако отложить дело они были готовы не позднее, чем до утра. Посмотрите, как Бог шаг за шагом посредством навыка приучает Своих служителей к страданиям и, допуская в их жизни меньшие испытания, готовит их к испытаниям большим. Пока что они противостоят только до уз, но потом будут сражаться до крови.

Стихи 5-14. В этих стихах Петр и Иоанн предстают перед судьями духовного суда по делу о проповеди Иисуса Христа и чудотворении во имя Его. Они обвиняются в том, что в действительности явилось самым лучшим служением, которое они могли совершить для Бога или человеков.

I. Здесь сообщается состав суда. Суд был созван, по-видимому, на чрезвычайное заседание. Заметьте:

1. Когда началось заседание (ст. 5) – утром; не ночью, как это было в случае с Христом, поскольку с расследованием этого дела, кажется, не спешили так, как тогда; хорошо, если они начали смягчаться. Однако это заседание отложили лишь до утра, но не позже, так как им не терпелось заставить их замолчать и они не желали терять время.

2. Где оно проходило – в Иерусалиме (ст. 6), там, где, по словам Христа, Его ученикам предстояло испытать жестокие преследования, какие прежде них испытал в том же самом месте и Он Сам. То обстоятельство, что в Иерусалиме, где было так много людей, ожидавших искупления прежде, чем оно явилось, еще больше было людей, не почтивших и не принявших его тогда, когда оно явилось, лишь усугубляло вину последних. Как сделалась блудницей верная столица! См. Мф 23:27. Христос, глядя на Иерусалим, предвидел, что он заслонит свет самому себе, и потому плакал о нем. 3. Кто входил в состав суда.

(1) Общая характеристика этих людей: то были начальники их и старейшины и книжники, ст. 5. Книжники, люди ученые, пришли сюда в надежде оспорить и опровергнуть учение апостолов. Начальники и старейшины, будучи людьми, наделенными властью, думали, что смогут так или иначе заставить апостолов замолчать, если те выдержат испытание книжников. Если бы Евангелие Христа не было от Бога, то оно не уровняло бы себе стези, ибо против него ополчились знание и власть этого мира, коллегии книжников и суды старейшин.

(2) Имена некоторых наиболее значительных между ними. Здесь собрались главари этого судилища Анна и Каиафа: Анна – председатель синедриона и Каиафа – первосвященник (хотя первосвященником здесь назван Анна) и старшина судебной палаты. По всей видимости, Анна и Каиафа совершали первосвященническое служение по очереди, меняя друг друга через год. Эти двое больше всех остальных гнали Христа; в один год первосвященником был Каиафа, в другой – Анна, однако оба преследовали Христа и Его Евангелие с одинаковой яростью. Полагают, что первосвященник Иоанн был сыном первосвященника Анны, а некий Александр, упомянутый Иосифом Флавием, был заметной фигурой на политической арене того времени. Здесь собрались также люди из рода первосвященнического, которые, находясь в зависимости от Анны и надеясь наследовать ему, глядели ему в рот и были готовы говорить угодное ему и голосовать заодно с ним против апостолов. Выгодные, но не ведущие к добру родственные связи послужили сетью для многих.

II. Узникам предъявлено обвинение, ст. 7.

1. Апостолов предают суду. Их поставили посреди, поскольку синедрион, по словам д-ра Лайтфута (Dr. Lightfoot), рассаживался по кругу, а подсудимых ставили или сажали в центр образовавшегося круга, Лук 2:46. Так исполнилось место Писания: ...скопище злых обступило меня... (Пс 21:17). Окружили меня, как пчелы... Пс 117:12). Узники оказались в кольце.

2. Им задают вопрос: «Какою силою или каким именем вы сделали это? Чьей властью вы это делаете?» (тот же самый вопрос за дали и их Учителю, Мф 21:23). Другими словами, их спросили: «Кто поручил вам проповедовать это учение, и кто дал вам право творить такие чудеса? Мы не давали вам на это ни полномочий, ни разрешений, поэтому дайте нам отчет о ваших полномочиях». Считается, что за этим вопросом кроется безрассудное представление о том, что одни лишь пустые заклинания, чередующиеся упоминанием некоторых имен, в состоянии творить чудеса, на что имеется указание в гл 19:13. Иудейские заклинатели употребляли имя Иисуса. Итак, судьи желают знать, каким именем пользовались апостолы для исцеления хромого и, соответственно, какое имя они принялись возвещать в своей проповеди. Им было хорошо известно, что апостолы проповедовали Иисуса, воскресение мертвых и исцеление больных в Иисусе (ст. 2), но, несмотря на свою осведомленность, они задали им этот вопрос, надеясь найти в их ответах хотя бы что-нибудь походящее на преступление.

III. Апостолы делают заявление, целью которого было не столько оправдать или обезопасить себя, сколько возвеличить имя и славу Учителя, говорившего, что, когда их поставят перед правителями и царями, они будут проповедовать им учение Христа, никак иначе для них не доступное, и что подобное случится для свидетельства пред ними. Map 13:9. Заметьте:

1. Кто составил это заявление. Его внушил Петру Дух Святой, приготовивший его для этого больше прежнего. Со святым пренебрежением к собственной безопасности апостолы начали горячо проповедовать Христа, как Он и повелел им поступать в подобных случаях, и так Христос исполнил обещание о том, что в тот час дано будет им Духом Святым, что сказать. Верные защитники Христа никогда не испытывают недостатка в необходимых наставлениях, Map 13:11.

2. К кому было обращено это заявление. Петр, по-прежнему оставаясь главным оратором, обращается к судьям синедриона как к начальникам и старейшинам Израиля; ибо нечестие властителей не лишает их власти, хотя осознание того, какая власть им вверена, должно побуждать их избавляться от своего нечестия. «Вы начальники и старейшины, следовательно, более всех остальных должны различать знамения времен и не противиться тому, что вы обязаны принять в силу занимаемого вами общественного положения, а именно Царству Мессии. Вы начальники и старейшины Израиля, народа Божьего, и если вы совратите его с пути и введете в заблуждение, то ответите по всей строгости закона».

3. Каково было содержание этого заявления. Это заявление представляет собой священную декларацию о том:

(1) Что совершенное ими было совершено во имя Иисуса Христа. Это чудо явилось прямым ответом на вопрос суда (ст. 9, 10): «Если от нас сегодня требуют ответа (привлекают к ответственности как преступников) в благодеянии человеку немощному (а это признает всякий) – если такова причина нашего ареста и такова суть обвинительного заключения, – если от нас требуют ответа в том, как, или кем, он исцелен, то у нас есть на это готовый ответ, ничем, по сути, не отличающийся от того, который мы уже дали народу» (гл 3:16), «и мы не отступим от сказанного и повторим то же самое и вам. Да будет известно всем вам, как будто бы не знающим об этом деле, и не только вам, но и всему народу Израильскому, поскольку это касается всех, что именем Иисуса Христа – этим драгоценным, сильным, победоносным именем, которое превыше всякого имени, именем Того, Кого, ругая и срамя, вы называли Иисусом Назореем, Которого вы, начальники и народ, распяли и Которого Бог воскресил из мертвых и вознес на высоту достоинства и верх владычества, – этим самым именем исцелен хромой, Им поставлен он пред вами здрав, поставлен перед вами во свидетельство о могуществе Господа Иисуса». Здесь:

[1] Он не находит состава преступления в том, что он и его товарищ сделали, исцелив хромого. То было благодеяние, проявление человеколюбия по отношению к тому, кто просил подаяния, будучи не способен заработать на жизнь своими силами; то была милость по отношению к храму и всем приходящим на богослужение, ибо теперь они были избавлены от шума и криков этого нищего. «Если с нами сводят счеты за это благодеяние, то в таком случае нам нечего стыдиться» (1Пет 2:20; гл 4:14,16). «Пусть стыдятся те, которые заставляют нас за это страдать».

Примечание: нет ничего удивительного в том, что добрые люди страдают за добрые дела. Bene agere et male pati vere Christianum est – Творить добро и нести за это наказание – вот жребий христианина.

[2] Всю хвалу и славу за это благодеяние Петр воздает Иисусу Христу. «Не нашей, а Его силой исцелен этот человек». Это чудо не является для апостолов средством, могущим помочь им выставить себя или снискать расположение суда; но «да воз высится Господь, а с нами пусть будет что будет».

[3] Он обвиняет самих судей, это они выступают убийцами Иисуса. «Вот Тот, Которого вы распяли, еще посмотрит, как вы будете отвечать Ему». Чтобы обратить их в христианство (а он не ставит перед собой иной цели), он находит нужным обличить их в грехе, в такой неправде, какая из всех прочих неправд, надо полагать, скорее всего должна была пробудить их совесть, – в предании Христа на смерть. Пусть относятся к его словам как угодно, Петр не упустит возможности указать им на их преступление.

[4] Он утверждает, что воскресение Христа является самым убедительным доводом в Его пользу и против Его гонителей. «Вы распяли Его, но Бог воскресил Его из мертвых, вы лишили Христа жизни, но Бог вновь даровал Ему жизнь. Итак, ваше противление в дальнейшем не принесет вам успеха». Он свидетельствует, что Бог воскресил Его из мертвых, они же к стыду своему не смогли придумать ничего другого, как только распустить в народе глупый слух о том, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его.

[5] Он проповедует это всем присутствующим на суде и через них их ближним и повелевает всем людям, от первых до последних, самим удостовериться в этом на свой страх и риск. «Да будет известно всем вам, присутствующим на этом месте, да будет известно всему народу Израильскому, повсюду, где рассеяны евреи, вопреки всем вашим стараниям скрыть эту правду (что известно Господу Богу богов, то да уразумеет Израиль, уразумеет весь Израиль) – что чудеса совершаются во имя Христа Иисуса, притом не пустым повторением этого имени как заклинания, а по вере во имя Его как в откровение Божьей благодати и благоволения к людям».

(2) Что имя Этого Иисуса, по поручению Которого они действуют, является единственным именем, могущим спасать людей. Оставляя в стороне конкретное исцеление, он переходит к доказательству того, что учением, которое они проповедовали, и чудом, которое они совершили, не учреждается какая-та особая секта или партия, к которой люди могут присоединиться по доброй воле или не присоединиться, держась от нее в стороне, как это обычно бывало с философскими сектами вообще и с иудейскими в частности; а исполняется священное и Божественное, таким именно образом одобренное и утвержденное, установление, подчиниться которому и жить в соответствии с принципами которого в высшей степени необходимо всем людям. Вера в это имя и обращение к нему не является чем-то маловажным, никак нет; такая вера жизненно необходима всякому человеку.

[1] Мы обязаны верить и призывать это имя из благодарности к Богу и в соответствии с Его намерениями, ст. 11. «Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, то есть вами, начальниками народа и старейшинами Израильскими, которые должны были бы быть строителями Церкви, которые притязали на это звание, ибо Церковь есть Божье строение. Вам был предложен камень, который вы должны были заложить в самом главном месте этого строения как опорный столп, на котором могло бы держаться все остальное. Однако вы, ни во что не ставя его, отвергли его и не воспользовались им, не найдя ничего лучшего, как только сделать его булыжником на переправе через ручей. Но этот камень сделался главою угла: Сего Иисуса, вами отвергнутого, Бог воскресил и, посадив одесную Себя, сделал главою угла и краеугольным камнем, средоточием единства и источником силы». Возможно, апостол Петр пожелал процитировать этот текст потому, что незадолго до этого его процитировал Сам Христос, когда отвечал на вопрос первосвященников и старейшин о Его власти, Мф 21:42. Священное Писание – это испытанное оружие в духовных поединках с врагом, поэтому будем верны ему до конца.

[2] Мы обязаны верить и призывать это имя в целях собственной безопасности. Мы погибнем, если не найдем прибежища в этом имени и не сделаем его своим убежищем и крепкой башней; ибо нельзя спастись никак иначе как только посредством Иисуса Христа, и если мы не получим спасения в вечности, то мы навеки погибнем, ст. 11. ...И нет ни в ком ином спасения... Как нет иного имени, которым могут исцеляться больные тела, так нет иного имени, которым могут спасаться грешные души. «На Него и только на Него можно уповать на спасение всем людям, принявшим Его учение. Ибо ни одна мировая религия, в том числе основанная Моисеем, не может спасти тех, кто не принимает этого учения, слыша его проповедь» (д-р Хаммонд, Dr. Hammond). Здесь заметьте:

Во-первых, нашей наиглавнейшей заботой является наше спасение – заботой, которая должна волновать нас более всего на свете, поэтому пусть Бог избавит нас от гнева и проклятия и снова даст нам обрести благодать и милость.

Во-вторых, наше спасение не зависит от нас самих, его нельзя заслужить собственными достоинствами или усилиями; погубить себя мы можем, спасти же себя – никогда.

В-третьих, среди людей находится множество тех, кто претендует на звание спасителей, не являясь таковыми в действительности; многие религиозные институты притязают на то, что они могут примирить друг с другом Бога и человека, чего на самом деле сделать не в силах.

В-четвертых, именно Христос и Его имя дают основание уповать на благодать и милость от Бога, которые нужны для нашего спасения и угодного Ему служения. Слава имени Христа в том и состоит, что только этим именем и надлежит людям спасаться, только к нему им и следует прибегать, обращаясь всегда к Богу. Это имя дано. Так усмотрел Бог, и это имя представляет собой бесценный дар, которым Он наделил нас. Это имя дано под небом. У Христа есть великое имя не только на небе, но и под небом, ибо Он владычествует и в раю, и в преисподней. Это имя дано человекам, нуждающимся в спасении, близким к уничтожению. Спасение можно получить именем Его, и никаким другим, ибо имя Ему – Господь оправдание наше. Не нам решать, каким образом могут обрести Божье благоволение люди, не познавшие Христа и не верующие в Него, но живущие достойно того света познания, который им открыт. Но мы знаем, что, какую бы спасительную благодать таковые ни получили, они получили ее, несомненно, благодаря Христу и только во имя Его, так что нет ни в ком ином спасения. ...Я... почтил тебя, хотя ты не знал Меня, Ис 45:4.

IV. Это заявление ставит судей в тупик, ст. 13, 14. Исполнилось пророчество Христа о том, что Он даст апостолам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить, ни противостоять все противящиеся им.

1. Отрицать, что исцеление хромого было благодеянием и чудом, было невозможно. Бывший хромой стоял рядом с Петром и Иоанном, готовый подтвердить исцеление, как только появится такая необходимость, и в суде ничего не могли сказать вопреки (ст. 14), не могли ни опровергнуть этот факт, ни с пренебрежением высказаться о нем. Хорошо еще, что исцеление было сотворено не в субботу, а то бы у них появился лишний повод придраться также и к этому.

2. Начальникам со всеми их положением и властью не удалось запугать Петра и Иоанна. И это тоже было чудо, ни в чем не уступающее исцелению хромого, что легко увидеть, если учесть, какими заклятыми врагами имени Христа были эти первосвященники (они могли привести в трепет любого, кто взялся бы выступить в Его защиту) и какими малодушными и нерешительными защитниками Христа были до этого времени апостолы, особенно Петр, который отрекся от Христа, испугавшись простой служанки. Однако теперь все видят смелость Петра и Иоанна, ст. П. Вероятно, их лица выражали нечто удивительное и весьма неожиданное. Апостолы не только не робели перед начальниками, но даже казались им дерзкими и отважными; нечто величественное обозначилось на их челе, глаза их сверкали, и повелительно, если не страшно, звучал их голос. Уподобившись пророку, они держали лице свое, как кремень, Ис 50:7; Иез 3:9. Смелость верных исповедников Христа часто обескураживает их злонамеренных гонителей. И вот:

(1) Что увеличило удивление начальников и старейшин, которые приметили, что они люди некнижные и простые. При допросе то ли самих апостолов, то ли окружающих было установлено, что все они галилеяне незнатного происхождения, безграмотные рыбаки, никогда и нигде не учившиеся, не возраставшие у ног еврейских раввинов, не имевшие никакого представления о судах, партиях и училищах. Более того, если бы сейчас в разговоре с ними были затронуты вопросы физики, математики или политики, то легко обнаружилось бы, что, по существу, они ничего не знают. Тем не менее они говорили членам суда о Мессии и мессианском Царстве, причем так ясно, основательно и убедительно, с таким знанием дела и с такой легкостью, с такой подготовленностью в ветхозаветном Писании, что даже наиболее образованные и наученные из судей не смогли ни возразить им, ни принять брошенный ими вызов. Они были людьми простыми – idiwtai, то есть невидными, незнатными, не привыкшими выступать и говорить перед людьми и не занимающими какой-либо значительной должности; потому их притязания и вызвали всеобщее удивление. Они были идиотами (таково значение употребленного здесь слова) – на них смотрели с таким презрением, словно это были слабоумные от рождения люди, от которых и не ожидали ничего, кроме слабоумия; вот почему судьи поражались тем вольностям, которые они себе позволяли.

(2) Что вскоре положило конец их немалому удивлению: ...между тем узнавали их, что они были с Иисусом... Возможно, они сами видели их с Христом в храме и теперь вспомнили; возможно, кто-то из рабов или окружающих успел донести им об этом, ибо сами они вряд ли захотели бы обратить внимание на этих ничем непримечательных с виду людей. Узнав, что они были с Иисусом, общались с Ним, сопровождали Его и научились от Него, судьи поняли, что было причиной их отваги. Более того, их дерзновение в небесных вопросах достаточно ясно указало на Того, Кто дал им такое образование.

Примечание: те, кто пребывает с Иисусом, беседует и общается с Ним, внимает Его слову, молится во имя Его, участвует в воспоминании Его смерти и воскресения, должны во всем вести себя так, чтобы обращающиеся к ним узнавали их, что они были с Иисусом. Именно это обстоятельство делает их такими святыми, небесными, одухотворенными и радостными; именно оно возвышает их над этим миром и наполняет их иным миром. По сиянию их лиц легко можно догадаться о том, что они побывали на Фаворе.

Стихи 15-22. В этом отрывке сообщается об исходе разбирательства в синедрионе по делу Петра и Иоанна. На этот раз апостолам удалось выйти оттуда с торжеством, развернув знамена, поскольку им надлежало привыкать к предстоящим страданиям постепенно и посредством судов малых приготовлять себя к судам большим. Сейчас они только бежали с пешими, впоследствии же мы увидим, как они будут состязаться с конями, Иер 12:5.

I. Здесь говорится о совещании и решении судей по данному делу, а также об их последующих действиях.

1. Узникам было велено выйти, ст. 15. Судьи приказали им выйти вон из синедриона, намереваясь хорошенько с ними разобраться (ибо их задели за живое) и не желая, чтобы решения, которые им придется вынести, получили огласку. Да, апостолы не могли услышать их из уст судей, но они имеются у нас в письменном виде. Враги Христа злоумышляют тайное, копают и углубляются, словно бы им по силам скрыть свои намерения от Господа.

2. По этому делу произошла распря. Рассуждали между собою; каждому хотелось откровенно выразить свое неодобрение и дать по этому важному делу свой совет. И исполнилось слово Писания, что начальники будут совещаться вместе против Господа и против Помазанника Его, Пс 2:2. Был поставлен такой вопрос: «Что нам делать с этими людьми?..» (ст. 16). Если бы судьи уступили обличающей, повелевающей силе истины, то им легко было бы ответить на вопрос о том, что им делать с этими людьми. Они должны были поставить их во главе своего совета, и принять их учение, и креститься от них во имя Господа Иисуса, и присоединиться к их братству. Но, когда людей невозможно уговорить делать то, что должно, стоит ли удивляться тому, что они будут беспрестанно недоумевать, что же им предпринять. Когда люди принимают истину Христову так, как должно, она не вызывает у них тревоги и не причиняет им беспокойства; но, когда истину удерживают или подавляют ее неправдою (Рим 1:18), тогда она делается тяжелым камнем, с которым не будут знать что делать, Зах 12:3.

3. В конце концов было вынесено два основных решения:

(1) Наказывать апостолов за совершенное ими было небезопасно. Они бы с превеликим удовольствием это сделали, но для этого у них не хватало духа, ибо народ поддержал апостолов и превознес совершенное ими чудо. И теперь они пребывали в таком же страхе, в каком находились и прежде, когда не посмели наложить руки на Христа, так как боялись народа. Выходит, что протест простого люда против нашего Спасителя был вынужденным или притворным: вода не медлит вернуться в прежнее русло. Теперь, по причине народа, они и представить себе не могли, как бы им наказать Петра и Иоанна, под каким бы предлогом сделать это. Было ясно, что наказание их будет делом неправедным, и потому им из страха Божьего следовало отказаться от него; они же сочли подобную меру лишь небезопасной для себя и потому воздержались от нее только из страха перед народом. Ибо:

[1] Все были уверены в том, что это было настоящее чудо, явное чудо, yvojardv ощеоу известное чудо; и также все знали, что совершено оно было от имени Христа и что до этого Христос Сам нередко совершал подобные чудеса. Это чудо сделалось известным образцом силы Христа и подтверждением истинности Его учения. О великом чуде, сотворенном в подкрепление учения, проповедуемого апостолами, стало известно (как о знамении) всем живущим в Иерусалиме. Такое мнение разделялось всеми и повсеместно, так что о чуде возле храмовых ворот знали все, да и сами судьи со всем своим коварством и бесстыдством не могли отвергнуть сего как истинное чудо. Всякий посмеялся бы над ними, если бы они стали его отвергать. Его легко было отвергнуть перед лицом собственной совести, но не перед миром. Доказательства Евангелия всегда неопровержимы.

[2] Более того, люди не только были уверены в том, что это было истинное чудо, но и прославляли Бога за происшедшее. И даже те, которых это чудо не убедило обратиться в христианство, были настолько поражены такому милосердию, проявленному бедному человеку, и такой чести, оказанной их отечеству, что не могли не воздать за это хвалы и славы Богу, ведь даже врожденное чувство страха перед невидимыми силами учило их этому. И если бы первосвященники подвергли Петра и Иоанна наказанию за то, за что весь народ славил Бога, то с ними перестали бы считаться и их отвергли бы как врагов Богу и человекам. Потому и гнев человеческий обратился бы тогда во славу Божью, а остаток его укротился бы.

(2) Тем не менее впредь их нужно было заставить молчать, cт. 17, 18. Привести доказательства того, что апостолами было сказано или сделано что-то предосудительное, им не удалось, и все же апостолы более не должны были говорить или делать то, что сделали. Прежде всего, они размышляют о том, как бы учение Христа не разгласилось в народе, как если бы чудо исцеления было вспышкой повальной чумы, распространение которой следовало остановить. Посмотрите, как адская злоба борется с Небом. Воля Божья состояла в том, чтобы весть о Христе разошлась по всему свету, воля же первосвященников заключалась в ином, но Царь Небесный предает ее посмеянию. Чтобы прекратить дальнейшее распространение этого учения:

[1] Апостолов обязывают впредь не возвещать этого учения. Данной им властью (которой, по мнению судей, каждому еврею следует повиноваться по совести) предписывается отнюдь не говорить и не учить об имени Иисуса, cт. 18. Мы не находим здесь никаких законных оснований, для того чтобы апостолам было запрещено возвещать учение Христа: его нельзя было объявить ложным, или опасным, или зловредным в каком бы то ни было смысле. Обвинители просто стыдились назвать подлинную причину своего запрета, а именно, что это учение обличало их лицемерие и греховность и подрывало основания, на которых утверждался их деспотизм. Однако stat pro ratione voluntas – на место разумного основания выступает воля. «Мы строго обязываем вас и повелеваем вам не только не возвещать этого учения в общественных местах, но и не говорить впредь никому, даже в частном порядке, об имени сем» (ст. 17). Нельзя лучше услужить сатанинскому царству, как только вынудив верных служителей умолкнуть и поставив под сосуд то, что является светом мира.

[2] Им с угрозой запрещают благовествовать. Благовестие становится для них делом небезопасным. Если они ослушаются, суд посчитает себя в высшей степени оскорбленным и его гнев падет на них. Христос не только повелел им возвещать Его учение всей твари, но и пообещал им в этом поддержку и награду за труд. Эти же священники не только запрещают проповедовать Евангелие, но и угрожают наказать за это как за ужасное преступление тех, кто может правильно оценить мирские угрозы, в том числе и исходящие от убийцы, который дышал ими, гл 9:1.

II. Далее мы читаем о мужественном решении узников продолжить свой труд вопреки решению суда и об их заявлении о принятом ими решении, ст. 19, 20. Петру и Иоанну не нужно было совещаться, чтобы сообщить свои мысли друг другу (оба они действовали под влиянием одного и того же Духа), их наполняли одни и те же чувства, и потому они единодушно ответили: «Судите, справедливо ли пред Богом, Которому и вы, и мы одинаково подотчетны, – слушать вас более, нежели Бога? Посудите сами: мы не можем не говорить всякому того, что видели и слышали, того, что переполняет нас, того, что нам должно возвещать». Расчетливость змия могла бы побудить апостолов на этот раз промолчать, и если они не могли честно сказать, что не будут возвещать учения Христа, то хотя бы смолчали, ведь им не обязательно было открываться и сообщать начальникам, что они их ослушаются. Однако отвага льва подвигла их бросить вызов силе и ненависти гонителей. Поэтому они объявляют о своем решении не прекращать проповедовать и в оправдание этого приводят два соображения:

1. Известное Божье повеление. «Вы требуете от нас прекратить проповедь Евангелия; Бог же повелел нам его проповедовать, вверил его нам, ожидая от нас верности, чтобы мы честно его возвещали. Итак, кому мы, по-вашему, должны повиноваться – Богу или вам?» Здесь они обращаются к communes notitiae – утвержденной и общепризнанной максиме естественного права, суть которой состоит в том, что в случае противоречия человеческих повелений Божьим повелениям исполнять надлежит повеления Божьи. Норма общего права Англии гласит, что любой законодательный акт, противоречащий Божьему праву (нормативным заповедям Ветхого и Нового заветов. – Прим. переводчика.), является ничтожным и не имеет юридической силы. «Невозможно допустить нелепость большую, чем подчинение немощным и склонным ошибаться людям, ближним и соотечественникам, а не Богу, Премудрому и Святому, нашему Творцу, Владыке Вседержителю, Судье, Которому все мы подотчетны. Дело это настолько очевидное, бесспорное и неопровержимое, что мы решаем оставить его для вашего самостоятельного рассуждения, несмотря на то что вы прониклись пристрастием и предубежденностью. Не думаете ли вы, что нарушение воли Божьей в угоду человеческим желаниям справедливо пред Богом? Воистину, справедливым является то, что справедливо пред Богом, ибо Его суды, а мы в этом не сомневаемся, не противоречат истине, следовательно, ими надо руководствоваться».

2. Их внутренние убеждения. Если бы у них не было четкого повеления свыше проповедовать учение Христа, то они все равно бы не могли не говорить, причем принародно, того, что видели и слышали. Подобно Елиую, они были полны речами, и дух в них теснил их; они должны были говорить, чтобы им было легче, Иов 32:18.

(1) Они испытали на себе влияние этого учения, на собственном опыте узнали, как благословенно оно преобразило их жизнь, ввело их в новый мир, так что они уже не могли не говорить о нем. Ведь именно тот лучше всего преподает учение Христа, кто на себе испытал его силу и вкусил его сладость, кто сам глубоко прочувствовал его. Оно было словно огонь, заключенный в костях их, Иер 20:9.

(2) Они знали о большом значении его для других людей. Они с любовью взирают на погибающие души и понимают, что им никак иначе не избежать вечной погибели, как только через веру в Иисуса Христа, и потому желают оставаться честными перед ними, увещевая их и указывая им правильный путь. «Мы это видели и слышали. Поэтому мы хотим оставаться честными перед людьми, увещевая их и указывая им правильный путь. Дело в том, что только мы это видели и слышали, поэтому, если мы не возвестим им об этом, кто же тогда возвестит? Да и кто может? Зная любовь и страх Господень, мы вразумляем людей; ибо любовь Христова и любовь к людям объемлет нас» (2Кор 5:11,14).

III. Здесь мы читаем об освобождении узников, ст. 21. Они же, пригрозивши им и решив, что им удалось запугать апостолов, отпустили их. При помощи запугивания они от многих добивались повиновения своим нечестивым указам. Им было хорошо известно, что держать людей в повиновении можно под страхом отлучения от синагоги (Иоан 9:22), и они думали, что им удастся оказать на апостолов такое же влияние, какое они оказывали на других людей. Однако же они заблуждались, ибо с апостолами был Иисус. Им пригрозили, и это все, что они могли сделать: ...пригрозивши, отпустили их...

1. Потому что они не посмели возразить народу, который прославлял Бога за происшедшее и был готов (по крайней мере, так им казалось) согнать их с их мест, если бы они наказали апостолов за их деяния. Как правители в силу Божьего установления поставлены быть страхом и уздой для грешного народа, так и народ действием Божьего провидения нередко оказывается страхом и уздой для нечестивых правителей.

2. Потому что они не могли отвергнуть совершенное чудо. ...Ибо лет более сорока было тому человеку, над которым сделалось сие чудо исцеления, ст. 22. А потому:

(1) Чудо было тем более явным, что человек тот был хром от чрева матери его, гл 3:2. С годами его болезнь все более усиливалась, так что исцеление от нее становилось все менее вероятным. Но когда люди, долгое время погрязавшие во зле, избавляются от духовной болезни и через это от вредных привычек, тогда сила Божьей благодати проявляется еще больше.

(2) Подлинность этого чуда находила свое лучшее подтверждение, ибо тот человек был уже в возрасте (ему было более сорока лет) и мог при расспросах говорить сам о себе, как тот слепой, которого исцелил Христос.

Стихи 23-31. Этот отрывок не сообщает нам, что было с первосвященниками после того, как они освободили Петра и Иоанна, а переводит наше внимание на этих двух свидетелей. Итак, здесь:

I. Они возвращаются к своим братьям – апостолам, служителям и, возможно, некоторым из числа рядовых христиан, ст. 23. Бывши отпущены, они пришли к своим, которые в это время, возможно, собрались, переживая и молясь за них; см. гл 12:12. Оказавшись на свободе, они, не теряя времени, направились к своим старым друзьям и возвратились в свою общину.

1. Хотя Бог и почтил их высоко, сделав их Своими свидетелями, и наделил их способностью так хорошо держаться на суде, тем не менее они не стали гордиться доставшейся им славой и не подумали возвыситься над братьями, но пришли к своим. Никакие дары или личная польза не должны побуждать нас считать себя выше обязанности или права общения святых.

2. Хотя их враги и пригрозили им строго и постарались разорвать их узы, запугиванием вынуждая их отказаться от совместного труда, тем не менее они пришли к своим, не опасаясь разгневать этим начальников. Сразу же после освобождения они могли бы найти покой, укрывшись в своих домах и посвятив некоторое время уединенному общению с Богом. Но это были общественные деятели, задачей которых было заботиться не о своем, а об общем благе. Последователи Христа лучше всего проявляют себя в сообществе при условии, что это сообщество своих.

II. Они рассказывают братьям о произошедшем. Они пересказали, что говорили им первосвященники и старейшины, упомянув при этом, конечно же, и о том, как по милости Божьей им была дарована сила отвечать им, а также о решении синедриона. Они пересказали им это для того:

1. Чтобы собравшиеся знали, что следует ожидать в дальнейшем служении от людей и Бога. От людей можно ожидать всего самого ужасного, от Бога же – всего, что служит к ободрению; люди будут стараться умертвить их, Бог же не оставит их без своевременной помощи. Так что братьям в Господе их узы послужат ободрением, а их испытания – укреплением; ср. Фил 1:14.

2. Чтобы они записали об этом в историю Церкви, в назидание последующим поколениям и особенно для утверждения нашей веры в воскресение Христа. Молчание противника иногда предшествует соглашательству и свидетельству с его стороны. Петр и Иоанн открыто заявили первосвященникам, что Бог воскресил Иисуса из мертвых, и, хотя их было больше, чем апостолов, у них все же не хватило наглости отвергнуть это заявление. Поэтому в самой низкой и подлой манере, какую только можно себе представить, они приказали апостолам никому не говорить о воскресении Христа.

3. Чтобы объединиться с ними в молитвах и славословии. Такой хор мог больше прославить Бога и послужить к большему назиданию Церкви. Потому и нам надлежит рассказывать братьям в Господе о действиях Провидения в нашей жизни и о наших встречах с Богом, чтобы братья помогли нам возблагодарить за это Бога.

III. По данному поводу все обращаются к Богу. Они же, выслушавши о бессильной злобе священников и всесильной отваге страдальцев, собрались все и стали молиться, единодушно возвысили голос к Богу, ст. 24. Вряд ли они все вместе одновременно про износили вслух одни и те же слова (хотя и это не исключается, поскольку тогда все они исполнились одним Духом), скорее всего, один от имени всех возвысил свой голос к Богу, в то время как остальные присоединились к его молитве, довиаду – имея те же мысли (таково значение этого слова). За ним мысленно повторяли его слова, так что вслух молился только один, а остальные молились про себя. Один из них возвысил голос к Богу, а остальные, находясь в полном согласии с ним, обратились к Богу в мыслях, то есть на деле возвысили к Богу и свои голоса; ибо наши мысли суть слова, возносимые к Богу. Сказано: ...воззвал Моисей к Господу..., хотя, как мы видим, он не произнес ни единого слова. Итак, в этом благоговейном обращении к Богу находим:

1. Их поклонение Богу как Творцу мироздания, ст. 24. Единодушно и точно так же, в сущности, едиными устами они славили Бога, Рим 15:6. Они сказали: «Владыко Боже, Бог единый; Аёапота – Ты наш Господин и вседержавный Властелин» (таково значение слова), «Ты Бог; Бог, а не человек; Бог, а не создание рук человеческих; Творец всего, а не плод человеческой фантазии. Ты Бог, сотворивший небо и землю и море, рай и ад, и все творения, в них пребывающие». Мы, христиане, отличаемся от язычников тем, что они служат богам, которых сами сотворили, тогда как мы поклоняемся Богу, сотворившему нас и все мироздание. И весьма правильно и уместно начинать молитву, равно как и символ веры, с утверждения, что Бог есть Всемогущий Отец, Творец неба и земли, всего видимого и невидимого. В то время совершенно поглощенные тайной искупления мира, они все же не забыли и не упустили из вида истории о сотворении мира, поскольку христианская вера нацелена на то, чтобы подтвердить и скорректировать, а не затмить или вытеснить, истины и установления прирожденного страха перед невидимыми силами. Большое ободрение для служителей Божьих как в их повседневных трудах, так и в их мученичестве состоит в том, что они служат Богу, сотворившему все и потому распоряжающемуся всеми днями их жизни и всеми событиями, с ними связанными, сильному укрепить их во всех трудных обстоятельствах. Прославляя Его за это, мы также можем найти в этом утешение для себя.

2. Их смирение перед нынешними действиями Провидения, к которому их побудило размышление над теми книгами Ветхого Завета, в которых предрекалось подобное же противление Царству Мессии при первом установлении его в этом мире, ст. 25, 26. Богу, сотворившему небо и землю, невозможно оказать какое-либо (действенное) сопротивление, направленное против осуществления Его замыслов, поскольку никто не осмелится (при любых обстоятельствах осмелившийся окажется бессилен) спорить или состязаться с Ним. Притом же написано, что Он сказал устами и начертал рукой раба Своего Давида, который, как отсюда следует, является автором второго псалма и потому, вероятнее всего, также первого и других псалмов, авторство которых не установлено, поскольку в начале их не указано имени их составителя. Поэтому пусть никого из принимающих учение апостолов не удивляет и не огорчает то, что должно сбыться Писаниям. О том было сказано наперед (Пс 2:1,2), что:

(1) Язычники поднимут мятеж против Христа и Его Царства и разгневаются в ответ на попытки учредить его, поскольку его установление будет означать низвержение всех языческих богов и обличение язычников в грехе.

(2) Народы будут замышлять все противное Царству Божьему, чтобы заставить его проповедников умолкнуть, чтобы опорочить всех его подданных и разрушить все его дела. Если же в результате всего обнаружится, что все их старания были тщетными, то замышлявшие и прилагавшие эти старания пожнут бесславие.

(3) Цари земли, в частности, восстанут против Царства Христа, как бы беспокоясь (хотя и без всяких на то оснований) о том, что Его Царство затронет их властные полномочия и покусится на их исключительные права. Цари земли, более всех благословенные и почтенные Провидением и более всех обязанные Богу, чуждаются небесной благодати, враждуют с ней и более всех остальных противятся Богу.

(4) Князья будут совещаться вместе против Бога и Христа. Тогда не только монархи, облеченные властью, но и объединенные силы многих правителей, судов, сенатов соберутся вместе, чтобы издавать указы на Господа и на Христа Его вопреки врожденному религиозному чувству и вопреки данному свыше Божьему откровению. Зло, причиненное Христу, Бог принимает так, как если бы оно было причинено Ему Самому. Христианство не получало моральной поддержки и помощи со стороны князей и правителей (они не помогали ему ни властью, ни кошельками), более того, князья и правители противились христианству, и боролись с ним, употребляя для этого свою власть и кошельки, и объединялись с целью его уничтожения, несмотря на все это христианство ступало все дальше и дальше вперед.

3. Изложение ими фактов, указывающих на исполнение пророчеств о вражде и злобе против Христа. Сказанное наперед подтвердилось, ст. 27, 28. Ибо по истине так и случилось, и соответствие имеющихся фактов данным о них пророчествам было слишком очевидным, чтобы его отрицать. Здесь подтвердилась истинность пророчества о том, что Ирод и Пилат, два римских правителя, вместе с язычниками (римскими воинами, действующими под их началом) и народом Израильским (начальниками иудейскими и одураченной ими толпой) собрались вместе и вступили в преступный сговор против Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою. В некоторых манускриптах в этом месте имеется добавление: i rfj tjoAei sou tauvth – в сем святом городе Твоем, то есть там, где Его надлежало приветствовать. Однако вместо этого в этом святом городе было сделано то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой. Рассмотрим здесь:

(1) Мудрые и святые Божьи предопределения, относящиеся к Христу. Здесь Он назван Дитя Иисус, то есть так, как Его называли (Лук 2:27,43) в младенчестве (рус. Младенец и Отрок, соответственно. – Прим. переводчика.), что указывает на то, что Христос и в прославленном состоянии не стыдится снисходить до нас и все так же кроток и смирен сердцем. И на вершине славы Он по-прежнему Агнец Божий и Дитя Иисус. При этом Он Святое Дитя Иисус (Святое – так Он назван в Лук 1:35) и Твое Святое Дитя. Это слово означает одновременно сын и раб paidav sou . Он был Сыном Божьим, однако, совершая дело искупления, действовал как раб у Своего Отца (Ис 42:1): Вот, Раб (рус. Отрок. – Прим. переводчика.) Мой, которого Я держу за руку... Именно Его, уготованного и призванного к этому, помазал Бог; потому и был Он назван Христом Господним, ст. 26. Вот почему на Него восстали с такой неудержимой яростью и жестокостью: Бог помазал Христа, а они не хотели сдать Свои полномочия, еще менее – покориться Ему. Саул ненавидел Давида, ибо тот был помазанником Божьим. И филистимляне поднялись искать Давида, когда услышали, что он помазан на царство над Израилем, 2Цар 5:17. Ныне же помазавший Христа Бог определил, что должны были с Ним сделать в соответствии с этим помазанием. Он помазал Его быть Спасителем, следовательно, Ему было определено стать жертвой во искупление греха. Ему надлежало умереть, следовательно, Его должны были казнить, но умереть Он должен был не от Своих рук, поэтому Бог премудро предопределил, чьими руками это будет сделано. Это сделают руки тех, кто обойдется с Ним, как с преступником и злодеем, а значит, это сделают не ангелы и не добрые люди. Вот почему Его бросят в руки нечестивым, как бросили Иова, Иов 16:11. Точно так и Давида Бог предал Семею, чтобы тот злословил его (2Цар 16:11), ибо Господь повелел ему. ...Чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой... – Его воля и Его премудрость. Словосочетание Твоя в узком смысле указывает на исполнительную власть, но здесь оно подразумевает Его изволение и повеление, поскольку Его слова и дела не расходятся друг с другом, как это бывает у нас, людей. Его рука и Его совет всегда пребывают в согласии, ибо Господь творит все, что хочет. Д-ру Хаммонду (Dr. Hammond) фраза: чему быть предопределила рука Твоя – напоминает о метании первосвященником жребия для избрания козла отпущения в день искупления (Лев 16:8); при этом, когда он поднимал руку, в которой находился жребий для Господа, козла, на которого он выпадал, немедленно приносили в жертву; сам же выпадавший жребий был от Господа, Прит 16:33. Итак, Божья рука определила то, что должно произойти, чтобы Христос был принесен в жертву. Или же, если можно допустить такое предположение, когда говорится, что Божья рука предопределяет что-либо, это может означать не действующую, а пишущую руку; ср.: ... Ты пишешь на меня горькое... (Иов 13:26). Сказано также, что воля Божья есть то, что начертано в истинном писании, Дан 10:21. И еще: в свитке книжном написано о Христе, Пс 39:8. Рукой Божьей написаны эти слова, написаны Его рукой в соответствии с Его советом. Это поручение было дано Богом собственноручно.

(2) Лукавых и нечестивых проводников греха, исполнителей злого умысла, хотя они не так подумали и не так помыслили сердца их. Против Христа объединились Ирод и Пилат, язычники и иудеи, столь расходящиеся во мнениях друг с другом. И то, что содеянное ими отвечало намерениям Бога, никак не оправдывает их лукавства и порока в этом деле; и если оправдывает, то не больше, чем оправдывает кровь мучеников, которую Бог соделал семенем Церкви, вину их кровавых гонителей. Конечно, грех не становится меньшим злом оттого, что Бог производит из него благо, однако через это Он еще больше прославляется, что станет очевидно тогда, когда тайна Божья совершится.

4. Их прошение по существу дела на этот раз. Враги собрались вместе на Христа, потому и не удивительно, что они ополчились также и на Его служителей: ученик не выше учителя и не должен ожидать лучшего с собой обхождения. Понеся такое оскорбление, они молятся о том:

(1) Чтобы Бог обратил внимание на злые замыслы врагов. ...И ныне, Господи, воззри на угрозы их... (ст. 29). «Воззри на них, как сказал Ты в только что процитированном псалме» (Пс 2:4), «когда они подумали расторгнуть узы их и свергнуть с себя оковы их: Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им. И еще: презрит тебя, посмеется девствующая дочь Сиона над бессильными угрозами самого царя великого, царя Ассирийского» (Ис 37:22). Из двух слов ныне, Господи логическое ударение падает на слово ныне – rdvоv, которое должно подчеркнуть, что время Богу выступить в защиту Своего народа приходит тогда, когда наступление Его врагов, изрыгающих угрозы и бросающих Ему вызов, принимает наибольшие масштабы. Они не диктуют Богу, что Он должен сделать по их просьбе, а обращаются к Нему в молитве, как Езекия (Ис 37:17): «Открой, Господи, очи Твои, и воззри; Тебе известно, что говорят, ибо Ты взираешь на обиды и притеснения» (Пс 9:35); «к Тебе мы обращаемся, воззри на угрозы их и свяжи им руки или же обрати их сердца; пусть же гнев человеческий обратится во славу Тебе: остаток гнева Ты укротишь» (Пс 75:10). Наше утешение заключается в том, что гонимые несправедливо, но переносящие с терпением, мы получаем облегчение, когда обращаемся со своим делом к Господу и предаем его в Его руки.

(2) Чтобы Бог по Своей милости укрепил их в духе и воодушевил на дальнейший труд. «Дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое, хотя священники и начальники приказали молчать».

Примечание: во времена гонений следует больше думать не о том, как избежать тревог, а о том, как иметь силы, чтобы трудиться без устали и исполнять свои обязанности с радостью и решимостью, какие бы скорби ни пришлось при этом переносить. Они не говорят Богу в молитве: «Господи, воззри на угрозы их, пригрози им, загради им уста и исполни лица их бесчестьем», но молятся так: «Воззри на угрозы их и воодушеви нас, открой уста наши и исполни сердца наши отвагой». Не так они молятся: «Господи, пусть благоприятствуют нам обстоятельства, чтобы нам не делать своего дела, коль скоро оно стало небезопасным», а так: «Господи, благослови нас на продолжение нашего дела и не дай нам убояться лица человеческого». Заметьте:

[1] Посланные с Божьими поручениями должны передавать Его послания с дерзновением, со всякой смелостью, со всякой свободой слова, не упуская возвещать всю волю Божию, кто бы при этом ни соблазнялся, нисколько не сомневаясь ни в истинности передаваемых ими слов, ни в поддержке их во время передачи.

[2] Для того чтобы имелась возможность возвещать Его слово с дерзновением, необходимо искать Бога. Желающие получить помощь и утешение свыше вполне могут на них рассчитывать, но при этом таковые обязаны выйти и пойти в силе Господа Бога.

[3] Враги угрожают нам, желая сделать так, чтобы у нас опустились руки, желая оторвать нас от наших трудов, однако их угрозы должны только порождать в нас большую решимость и отвагу в нашем деле. Они осмеливаются так выступать против Христа? Что же, в таком случае не будем трусить и мы, выступающие на Его стороне.

(3) Чтобы Бог дал им власть творить чудеса в подтверждение проповедуемого ими учения – власть, которую на примере исцеления хромого они уже нашли весьма полезной в победном труде и которая еще окажет им немалую помощь в исполнении порученного им дела. «Господи, даруй нам дерзновение, тогда как Ты простираешь руку Твою на исцеление».

Примечание: ничто так не ободряет верных Божьих служителей в их деле, как знаки Божьего присутствия с ними и сопровождающая их сила свыше. Они молятся о том:

[1] Чтобы Бог простер руку Свою на исцеление как тел, так и душ человеческих; а если не так, то они напрасно простирают руки свои на исцеление, будь то в проповеди (Ис 65:2) или же для исцеления, гл 9:17.

[2] Чтобы знамения и чудеса соделывались именем Святого Сына Его Иисуса, чтобы народ убеждался, а недруги устрашались. Христос обещал облечь их властью творить чудеса во свидетельство того, что поручение их было от Бога (Map 16:17), но о получении этой власти им нужно было молиться, а получив ее, – продолжать молиться, чтобы удержать ее. Христос Сам должен был просить, и Ему дано было. Заметьте: слава Христа – вот о чем они просят, чтобы чудеса творились во имя Иисуса, Святого Сына Божьего, и тогда вся слава достанется Его имени.

IV. На это обращение Бог отвечает милостиво не словом, а силой.

1. Он подал им знак, что их молитва услышана, cт. 31. И, по молитве их, а они молились последовательно, один за другим (так молились, наверное, многие из них), в соответствии с правилом (1Кор 14:31) и в связи с тем, что они закончили труд этого дня, поколебалось место, где они были собраны. Тогда же был слышен порыв сильного ветра, подобный тому, который отмечался при излиянии на них Духа (гл 2:1,2) и который наполнил весь дом, ставший отныне для них домом молитвы. Земной толчок на этом месте должен был привести их в священный трепет, пробудить и воскресить их упования, явить им видимые знаки того, что Бог воистину пребывает с ними, и, может быть, даже напомнить им пророчество (Агг 2:7): ...и потрясу все народы... и наполню Дом сей славою... Это знамение откроет им то, почему Бога следует бояться больше, нежели людей. Тот, Кто потряс это место, мог потрясти и сердца тех, кто угрожал Его рабам, ибо Он укрощает дух князей, Он страшен для царей земных. Это место поколебалось для того, чтобы их вера укрепилась и сделалась неколебимой.

2. Бог дал им еще большую меру Своего Духа, исполнив как раз то, о чем они просили. Несомненно, их молитва достигла Бога, так как Он ответил на нее. И исполнились все Духа Святого в большей степени, чем прежде, и Дух Святой не просто ободрил их, но и даровал им силу говорить слово Божье с дерзновением, не страшась горделивых и надменных взоров. Дух Святой научил их не только тому, что говорить, но и тому, как говорить. Уже наделенные силой Духа Святого, они продолжали исполняться Духом по ходу разнообразных событий, имевших место в их служении. Они исполнились Духа Святого тогда, стоя перед судом (ст. 8), и исполнились Духа Святого теперь, стоя за кафедрой, и это учит нас жить в подлинной зависимости от благодати Божьей по уставу каждого дня. Свежим елеем следует умащаться всякий раз, когда для этого представляется случай. Как Провидением, так и благодатью Божьей мы не только живем и существуем вообще, но и движемся в любом конкретном деле, гл 17:28. Здесь мы находим пример исполнения обещания о том, что Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лук 11:13), ибо они исполнились Духа Святого в ответ на свою молитву. Помимо прочего мы находим здесь также пример употребления этого дара. Так надлежит поступать всем, кому он пожалован, поэтому имейте его и употребляйте его в дело, употребляйте его в дело и имейте его в большей мере. Когда же они исполнились все Духа Святого, тогда говорили слово Божие с дерзновением, ибо каждому дается проявление Духа на пользу. Таланты нужно употреблять в дело, а не закапывать в землю. Обнаружив, что Господь Бог помогает им Духом Своим, они теперь твердо уверены в том, что не останутся в стыде, Ис 50:7.

Стихи 32-37. В этих стихах красной нитью проходит одна мысль, и притом прекрасная мысль, о духе и состоянии той истинно первобытной церкви. Этот отрывок представляет собой conspectus saeculi – взгляд на период младенчества и невинности.

I. Ученики возлюбили друг друга. Как хорошо и как приятно видеть, что у множества уверовавших было одно сердце и одна душа (ст. 32) и что между ними не было никаких разногласий и разделений. Здесь заметьте:

1. Уверовавших было множество. Даже там, где священники причиняли наибольший ущерб делу, в Иерусалиме, было три тысячи обратившихся в один день и пять тысяч – в другой, и, кроме того, Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви. Нет никаких сомнений в том, что все они крестились и исповедовали веру во Христа, поскольку тот же самый Дух, Который давал силу с дерзновением проповедовать эту веру, давал силу и для того, чтобы ее исповедовать.

Примечание: приращение Церкви есть ее слава, и в этом отношении количество верующих значит больше, чем их сортность. Теперь Церковь засветилась, и ныне засиял свет ее, когда души стали слетаться, как облака, на лоно ее и как голуби – к голубятням своим, Ис 60:1,8.

2. У них было одно сердце и одна душа. Несмотря на то что их было очень и очень много, что в миру они были разного возраста, разного нрава и разных достоинств и что, наверное, они до того совершенно не знали друг друга, тем не менее, встретившись во Христе, они стали такими близкими, как если бы были знакомы друг с другом на протяжении многих лет. Возможно, до времени своего обращения они принадлежали к различным иудейским сектам или же имели распри по гражданским вопросам; теперь же все это было забыто и отброшено в сторону, все они были единодушны в вере Христовой и, прибегнув к Господу, привязались друг к другу в святой любви. Таков был благословенный плод оставленного Христом перед Своей смертью на кресте завещания ученикам любить друг друга и Его предсмертной молитвы за них: да будут все едино. У нас имеются основания предполагать, что все они разделились на несколько братств, или богослужебных собраний по месту жительства, руководимых почитаемыми служителями; однако это не вело к взаимной зависти или трениям, ибо вопреки всему у всех было одно сердце и одна душа и они любили членов других братств наравне со своими. Так было тогда, поэтому не будем отчаиваться, будто подобное не может повториться вновь, когда излиется на нас Дух свыше.

II. Служители трудятся изо всех сил, добиваясь поставленных целей, ст. 33. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа... Преподаваемым ими учением было воскресение Христа – реальная действительность, выступавшая не только подтверждением истинности святой христианской веры, но и, при верном ее истолковании и должном пояснении ее на примерах с вытекающими из того надлежащими выводами, совокупностью всех христианских обязанностей, преимуществ и утешений. Учение о воскресении Христа, вразумительно преподнесенное и правильно примененное, посвящает нас в великие тайны вероисповедания. Под силой, с которой апостолы свидетельствовали о воскресении, могли подразумеваться либо:

1. Великие мощь, дух и дерзновение, с которыми они возвещали и исповедовали это учение. Они делали это не тихо и робко, а живо и решительно, как насытившиеся от его истины сами и как ревновавшие о том же самом для своих ближних. Либо:

2. Чудеса, которые они творили в подтверждение преподаваемого ими учения. С великой силой они свидетельствовали о воскресении Христа, о том же самом свидетельствовал и сущий в них Бог.

III. Красота нашего Господа Бога воссияла над ними и над всеми их деяниями. И великая благодать была на всех их, не только на апостолах, но и на всех верных; dpiq те уаАП – благодать, в которой было нечто великое (изумительное и весьма необычное), была на всех их.

1. Христос изобильно излил благодать на всех, сделавшую их способными совершать великие служения, и так наделил их великой силою. Эта великая сила снизошла на них свыше, с небес.

2. Очевидные плоды этой благодати проявлялись во всем, что они говорили и делали; эти плоды стяжали им честь и представляли их Божьему благоволению как то, что драгоценно в Его глазах.

3. Некоторые высказывают предположение, что эта благодать содержала в себе и то благоволение, которое они находили в народе. Всякий замечал их красоту и превосходство и почитал их за это.

IV. Умершие для этого мира, они были весьма милосердны к бедным. Их щедрость являлась таким же веским доказательством присутствия в них благодати Божьей, как и любое другое, и увеличивала их вес в глазах народа.

1. Они не отстаивали права собственности, не утверждали того, что разумеют и чего жаждут даже дети, чем хвалятся плотские люди, такие, как, например, Лаван (Быт 31:43): «...все, что ты видишь, это мое...» – или Навал (1Цар 25:11): «...неужели мне взять хлебы мои и воду мою?..». Эти верные помышляли о наследии в ином мире так, что наследие в этом мире ничего для них не значило. ...И никто ничего из имения своего не называл своим... (ст. 32). От имущества не избавлялись, просто к нему были равнодушны. То, что у них было, верующие не называли своим, ибо имущество не производило в них ни гордыни или спеси, ни хвастовства или идолослужения. То, что у них было, верующие не называли своим, ибо из любви они оставили все ради Христа, живя в постоянном ожидании того, что за веру в Него их могут лишить всего. Они не называли своим ничего, поскольку мы ничего не можем называть своим, кроме греха. А то, что в этом мире мы называем своим, принадлежит не нам, а Богу. Все, что мы имеем в этом мире, дал нам Бог, и мы обязаны употреблять данное нам для Бога, за что в свое время дадим Ему отчет. Никто ничего из имения своего не называл своим, iSiov – своей собственностью, поскольку все они были щедры и общительны и поскольку никто не хотел съедать свой кусок в одиночестве, но если у кого было чем поделиться излишками того, что принадлежало ему самому и его семье то радушно предлагалось ближним. Владельцы не стремились запасать деньги впрок, а горели желанием их потратить, оставаясь в стесненных обстоятельствах ради оказания помощи братьям. Не стоит удивляться тому, что у них было одно сердце и одна душа, так как они приготовили себя к тому, чтобы оставить все богатства этого мира; ибо великими возмутителями являются слова теит – мое и Шит – твое. Что является причиной грабежей и войн? Стремление людей цепко держаться за свое и еще крепче ухватиться за чужое.

2. Они были преисполнены христианской любви, так что, в сущности, все у них было общее. Поэтому (ст. 34) не было между ними никого нуждающегося; когда таковые появлялись, их старались опекать. Получавшие помощь от общества иудеев, очевидно, теряли на нее право с обращением их в христианскую веру, и потому попечением о таковых должна была заняться сама церковь. Между ними было много людей неимущих, принявших Евангелие, было и некоторое число имущих, готовых оказать им поддержку, и благодать Божья влекла к тому сердца таковых. Кто собрал много, не имел лишнего, ибо все лишнее было у него для тех, кто собрал мало, чтобы никто не нуждался, 2Кор 8:14,15. Евангелие делало все общим, причем бедным не позволялось грабить богатых, а богатые сами желали помогать бедным.

3. Многие продавали все, что у них было, и собирали деньги на благотворительные цели. ...Ибо все, которые владели землями или домами, продавая их... (ст. 34). Д-р Лайтфут (Dr. Lightfoot) считает, что тогда у иудеев был юбилейный, пятидесятый год (двадцать восьмой юбилей со времени поселения иудеев в Ханаане, произошедшего четырнадцать веков тому назад), так что все, что продавалось в этом году, можно было не возвращать до следующего юбилейного года, а за земли давали хорошую цену, поэтому деньги от продажи земель могли составить значительную сумму.

(1) Здесь мы читаем о том, как они поступали с деньгами, собранными для нужд благотворительности. Они полагали к ногам Апостолов цену проданного. Это приношение доверялось апостолам для распределения среди бедных по их усмотрению; средства на их содержание выделялись, вероятно, из тех же самых сумм, ведь браться им было больше неоткуда.

Заметьте: апостолы пожелали, чтобы деньги складывались у их ног в знак святого презрения к богатству этого мира; считалось, что лучше складывать деньги у ног апостолов, чем держать их на руках или прятать за пазухой. Сложенные таким образом, деньги не хранились в каком-то потаенном месте: из них особыми лицами каждому давалось, в чем кто имел нужду. Распределять средства, собранные с целью оказания помощи нуждающимся, следует весьма осторожно.

[1] Из них нужно уделять тем, кто на самом деле нуждается: кто не может содержать себя по причине младенческого или преклонного возраста, болезни, слабости или недееспособности; кому не хватает искусности или расторопности; кто попал в беду, растратился, испытывает гонения или несет большие издержки. В помощи нуждается тот, у кого есть те или иные реальные нужды, но нет родственников, которые могли бы помочь, однако в первую очередь эта поддержка должна быть оказана тем, кто доведен до нищенского состояния за добродетельную жизнь и за свидетельство доброй совести – таковым следует помогать и давать потребное, но и с разумным расходованием того, что дается, ради большей их пользы.

[2] Помогать следует каждому отвечающему перечисленным выше условиям, в чем кто имеет нужду, без пристрастий и невзирая на лица. Вот правило раздаяния милостыни, в равной мере относящееся и к правосудию: ut parium par sit ratio – равно бедствующим и равно достойным следует помогать в равной мере, и такую помощь надлежит приводить в соответствие с конкретной нуждой, чему и учит настоящее правило.

(2) Здесь упоминается конкретная личность, выделяющаяся среди прочих своими незаурядными качествами – братолюбием, состраданием и щедростью: речь идет о Варнаве, ставшем впоследствии соработником Павла. Заметьте:

[1] Рассказ об этом человеке, ст. 36. Имя ему было Иосия. Происходил он из колена левитов, поскольку среди иудеев рассеяния встречались левиты, которые, вероятно, руководили богослужением в синагогах и в соответствии с обязанностями, возложенными на колено Левиино, учили доброму разумению в служении Господу. Родом он был с острова Кипр, из отдаленных от Иерусалима мест. Его родители, несмотря на иудейское вероисповедание, обосновались на Кипре. Интересно, что апостолы стали называть этого человека Варнавой после того, как он присоединился к ним. Вероятно, Варнава был одним из семидесяти учеников, и, по мере возрастания в дарах и милостях Божьих, стал выделяться среди братьев, и был почитаем апостолами, которые в знак того, что он дорог им, прозвали его Варнавой – «сыном пророчества» (таково истинное значение этого слова), поскольку он был наделен необыкновенными пророческими дарами. Однако, как отмечает Гроций (Grotius), эллинисты называли молитву словом rrapcxKArjaig, и потому его имя переведено так, как оно переведено здесь: сын заклинания (так переводят некоторые), то есть человек, обладающий превосходной способностью исцеления и убеждения; пример подобного подхода можно найти в гл 11:22-24. Сын утешения (как мы понимаем это слово) есть тот, кто сам ходит путями Божьими при многих утешениях от Святого Духа, кто радуется как христианин, чье сердце расширено в щедрости к бедным; или же это человек, обнаруживший выдающийся талант в утешении народа Божьего и возвещающий мир израненным, оскорбленным душам; на этом поприще Варнава выказал свой замечательный талант. Двое были наречены апостолами именами Воанергес, то есть «сыны громовы» (Map 3:17), здесь же вместе с ними оказался сын утешения. У каждого было свое дарование. Никогда не порицайте, но покрывайте друг друга; пусть один исследует рану, а другой лечит и перевязывает.

[2] Рассказ о его милосердии и великой щедрости в сборе денег на благотворительность. На это делается особое ударение в связи с тем высоким положением его в Церкви Божьей, которое он занял впоследствии, когда стал благовествовать язычникам. И, чтобы последнее не показалось кому-то признаком его недоброжелательности или даже озлобления по отношению к своему народу, здесь описываются любовь и благосклонность Варнавы к обращенным из иудейской среды. Или же, возможно, данное обстоятельство упоминается здесь для того, чтобы оно послужило кому-то образцом для подражания. У него была своя земля на Кипре, или в Иудее, где он теперь жил, или еще где-то в другом месте, что, впрочем, не так важно. Важно другое – то, что он продал ее, но продал не с тем, чтобы снова купить ее в другом месте с выгодой, ибо, как подлинный левит, знающий, что его наследием является Господь Бог Израилев, он презрел всякое земное наследие, не захотел обременять себя ничем подобным, а принес деньги и положил к ногам Апостолов для благотворения. Итак, расположив свое сердце к тому, чтобы проповедовать Евангелие, Варнава порвал с этим миром и по зрелом размышлении принес деньги от продажи земли апостолам, но при этом ничего не потерял, поскольку был, в сущности, причислен к апостольским мужам словом Духа Святого: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их» (гл 13:2). Итак, за почтение, оказанное апостолам как Божьим посланникам, Варнава получил апостольское звание.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Деяния апостолов, 4 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.