Библия » Толкование Мэтью Генри

Римлянам 2 глава

Содержание первых двух глав этого послания может быть выражено кратко словами гл 3:9: «Мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом. В первой главе это было доказано в отношении язычников, а в данной апостол доказывает то же самое в отношении иудеев, как видно из ст. 17: «Вот, ты называешься иудеем».

I. Он доказывает, в общем, что иудеи и язычники находятся на одном положении перед Богом с точки зрения Его справедливости, ст. 1-11.

II. Затем он более подробно освещает грехи, в которых были виновны иудеи, несмотря на их звание и пустые претензии, ст. 17-29.

Стихи 1-16. Апостол представил состояние языческого мира в таком мрачном свете, что иудеи могли бы чрезвычайно легко осудить его. Намереваясь показать, что состояние иудеев было тоже до крайности плохим, и их грех — во многих отношениях более тяжелым, апостол этим подготавливает себе путь к тому, чтобы доказать, что Бог будет судить как иудеев, так и язычников на основании одних и тех же принципов справедливости.

I. Он обвиняет иудеев за их склонность к осуждению других и за их самомнение, ст. 1. Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого. Он относит эти слова особенно к иудеям и именно к ним применяет следующее обвинение: Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? (ст. 21). Иудеи смотрели с большим презрением на язычников, хотя и сами были плохими, безнравственными, если и не идолопоклонниками, как язычники, то святотатствующими, ст. 22. Поэтому неизвинителен ты. Если язычники, имевшие только свет природы (гл 1:20), были неизвинительны, то тем более иудеи, которые имели еще и свет закона.

II. Апостол утверждает, что справедливость божественного правосудия неизменна, ст. 2, 3. Он показывает в этих стихах, как праведен Бог, с Кем мы имеем дело, и как справедлив Он в Своих делах. Суд Божий совершается по истине, по состоянию сердца человека, а не по его внешнему виду, по его делам, а не из уважения к личности, ибо Он не был бы Богом, если бы был несправедлив. Это особенно надо учесть тем, которые осуждают других за те же самые дела, в каких они сами виновны, надеются подкупить божественную справедливость, протестуя против греха и громко осуждая других в нем, как если бы проповедь против греха могла искупить вину греха.

Заметьте, как апостол обращается к совести грешника (ст. 3): Неужели думаешь ты, человек..? Положение настолько ясно, что мы можем отважиться обратиться к собственным мыслям грешника: «Неужели ты думаешь, что сможешь избежать суда Божия? Можно ли Бога, испытующего сердца, обмануть формальными претензиями, можно ли подкупить праведного Судию всех людей?»

III. Он выдвигает против них обвинение (ст. 4, 5), состоящее из двух частей:

1. В пренебрежении благостью Божией (ст. 4), богатством благости Его. Это особенно относится к иудеям, пользовавшимся особыми знаками Божиего благоволения. Чем больше мы имеем света, против которого грешим, тем более мы грешим против любви Божией. Каждый наш произвольный грех является пренебрежением благостью Божией, особенно благостью Его долготерпения, так как пользуемся им как поводом для большей смелости в грехе, Еккл 8:11. Не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию, то есть ее назначение в том, что бы привести тебя к покаянию.

Заметьте, какой метод употребляет Бог, чтобы привести грешников к покаянию. Он ведет их, а не тащит силою, принудительно, как диких животных; ведет их, как разумные существа, влечет их (Ос 2:14), причем влечет их благостью, узами любви, Ос 11:4. Размышления о благости Божией, о благости Его ко всем людям, должны бы всех нас привести к покаянию; причина, почему так многие упорствуют в нераскаянности, состоит в том, что они не знают и не размышляют об этом.

2. В провоцировании гнева Божьего, ст. 5. Источником этих провокаций является упорное и нераскаянное сердце. Грешить — значит ходить путями сердца своего, и когда это сердце упорное, не склонное к раскаянию, то каким безнадежным будет путь его! Провоцирование гнева Божьего выражается словами собирать гнев. Кто идет путем греха, тот собирает себе гнев. Собирать означает делать накопления. Эти накопления будут тратиться в течение вечности и, однако, ни — когда не истощатся, а грешники, тем не менее, все еще продолжают увеличивать их. Накопления делаются в тайне. Сокровищница гнева находится в сердце Самого Бога, в котором он скрывается подобно сокровищу в потаенном месте. Но вместе с тем это означает также сохранение про запас на будущее. Кладовые гнева будут некогда открыты подобно источникам великой бездны, Быт 7:11. Грешники собирают себе гнев на день гнева. Хотя настоящее время является днем долготерпения к грешникам, тем не менее день гнева грядет. Этот день гнева будет днем откровения праведного суда от Бога. Гнев Божий не подобен нашему человеческому гневу, горячему, порывистому; гнев Божий — это праведный суд, Он будет наказывать за грех, потому что ненавидит его. Праведный суд Божий в настоящее время скрывается за благополучием и преуспеванием грешников в этой жизни, но вскоре он обнаружится перед всем миром, кажущиеся беспорядки будут отрегулированы, и небеса провозгласят правду Его, Пс 49:6. Посему не судите никак прежде времени.

IV. Упомянув о праведном суде Божием (ст. 5), апостол описывает этот суд и его справедливость, показывая, что мы можем ожидать от Бога, по каким правилам Он будет судить мир.

1. Он воздаст каждому по делам его, ст. 6.

(1) В распределении Своего благоволения, о чем упоминается дважды, в cт. 7 и в ст. 10. Ибо Он любит миловать.

Заметьте:

[1] Объекты Его благоволения: Те, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия. Праведный Бог будет награждать,

Во-первых, тех, кто фиксирует свое внимание на праведной цели, кто ищет славы, чести и бессмертия. Существует святое честолюбие, лежащее в основе всякой практической религии. Это есть искание Царства Божьего, когда наши желания и цели устремлены к высшему, небесному и мы отказываемся мириться с чем-то ниже этого. Искание предполагает наличие потери и желание возвратить потерянное, а также настойчивое, усердное стремление в осуществлении этого желания.

Во-вторых, тех, кто, поставив себе праведную цель, стремится к ней праведным путем: ...постоянством в добром деле...

1). Необходимо делать добро, ст. 10. Недостаточно только разуметь добро, говорить о добром и обещать доброе, но надо и делать доброе.

2). Добро надо делать постоянно, не урывками, время от времени, уподобляясь утреннему туману и ранней росе. Успеха можно добиться только постоянством.

3). В постоянстве должно быть терпение. Терпение необходимо не только по отношению к длительности трудового процесса, но и по отношению к тяжести его, к препятствиям и противодействию, которые могут возникнуть в нем. Кто хочет сделать дело хорошо и быть постоянным в нем, тот должен запастись изрядной долей терпения.

[2] Результат Его благоволения: Он воздаст таковым жизнью вечной. Небо есть жизнь, вечная жизнь, и оно является наградой тем, кто с постоянством и терпением творит добро. Оно включает в себя: славу, честь и мир, ст. 10. Ищущие славы и чести этого мира часто не достигают их и разочаровываются, но ищущие бессмертной славы и чести обязательно обретут их, и не только славу и честь, но и мир. Мирские слава и честь обычно сопряжены с беспокойством, а небесные слава и честь несут с собою мир, невозмутимый вечный мир.

(2) В распределении Своего недовольства, ст. 8, 9.

Заметьте:

[1]. Объекты Божиего недовольства. Это те, которые упорствуют и не покоряются истине. Упорствуют против Бога. Каждый произвольный грех является бунтом против Бога, препирательством с Создателем своим (Ис 45:9), причем самым безнадежным препирательством. Упорствуют и не покоряются истине. Истину надо не только знать, но и покоряться ей. Непослушание истине означает противление ей. Но предаются неправде. Кто отказывается покоряться истине, тот вскоре оказывается рабом неправды.

[2] Результат Божьего недовольства: ...ярость и гнев, скорбь и теснота. Таково возмездие за грех. Ярость и гнев — причины, скорбь и теснота — неизбежные следствия. Это воздаяние душе: скорбь и теснота всякой душе... Души — сосуды гнева Божьего, они испытывают скорбь и тесноту. Грех делает душу сосудом гнева. Ад представляет собой вечную скорбь и тесноту как выражение гнева и ярости. Таков результат препирательства с Богом, противопоставления волчцев и терний Его всесожигающему огню, Ис 27:4. Кто не хочет подчиниться Его золотому скипетру, будет непременно сокрушен Его железным жезлом. Таким образом Бог воздаст каждому по делам его.

2. Ибо нет лицеприятия у Бога, ст. 11. Отношение Бога к человеку зависит от его духовного состояния, а не от его внешнего положения или привилегий; иудеи и язычники находятся на одном уровне перед Ним. Именно это заметил Петр, когда впервые преодолевал стену, разделяющую иудеев с язычниками, — что Бог нелицеприятен (Деян 10:34); он выразил это в следующих словах: Истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему. Бог спасает людей не из уважения к их внешним привилегиям или бесплодным знаниям и пустому исповеданию истины, но соответственно их действительному состоянию и положению. Он может проявить Свое недовольство и благоволение как к иудеям, так и к язычникам. Хотя,

Во-первых, к Иудеям, так как они имеют больше привилегий, но потом и к Еллинам, так как недостаток привилегий вовсе не избавляет их от ответственности за злые дела, как и не лишает награды за добрые.

V. Апостол доказывает, что Бог будет судить всех людей на одном основании (ст. 12-16), по принципу — каким правилом человек руководствовался в своем послушании, по этому правилу и судить его. Сынам человеческим даны три степени света.

1. Свет природы. Именно этот свет имеют язычники, и в соответствии с ним они будут судиться: Те, которые не имея закона согрешили, вне закона и погибнут, то есть неверующие язычники, не имевшие никакого другого руководства, кроме руководства природной совести, не имевшие закона Моисея и никакого откровения свыше; они не будут судиться за преступления закона, которого у них не было. Они будут судиться по закону природы. Ниже, в ст. 14, 15, представляющих собой вставку, апостол доказывает, что свет природы был дан язычникам вместо писаного закона. Он говорит, что они согрешили вне закона (ст. 12), что звучит противоречиво, ибо где нет закона, там нет и преступления. Но, продолжает он, хотя они и не имели писаного закона (Пс 117:9), однако имели то, что было эквивалентом закона, не обрядового, но нравственного. Они имели дело закона. Он подразумевает под этим не то дело, которого требует закон, как если бы они были способны к совершенному послушанию, но дело, совершаемое самим законом. Дело закона заключается в том, чтобы указывать нам, что мы должны делать, и контролировать то, что мы сделали. Итак, (1) Язычники получали указания о том, что им делать, посредством света, данного им от природы: через заложенные в их природе представления и внушения они ясно понимали громадную разницу между добром и злом. Они по природе законное делали. Они имели понятия о справедливости и равенстве, о чести и чистоте, о любви и милосердии; природа учила их послушанию родителям, жалости к несчастным, сохранению общественного мира и порядка, запрещала убийство, воровство, ложь, клевету и тому подобное. Таким образом, они были сами себе закон.

(2) Язычники имели контроль над тем, что они делали: Совесть их свидетельствовала им... Они имели внутри себя свидетеля, который одобрял их, когда они делали хорошо, и осуждал, когда они делали что-то неправильно. Совесть — это свидетель, и рано или поздно она выносит свое свидетельство, хотя временно ее можно подкупить или заглушить. Она лучше тысячи свидетелей, так как свидетельствует и о том, что совершается в самой глубокой тайне. И мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, судят о свидетельстве их совести, применяя закон к практическим поступкам. Совесть — это светильник Божий, не совсем еще потухший в языческом мире. Сами язычники свидетельствуют о том, что добрая совесть несет утешение, а нечистая — ужас. Мысли их... одна другую. В зависимости от того, соблюдали они или нарушали естественные законы и указания, их совесть либо оправдывала, либо осуждала их. Все это доказывает, что они имели внутри себя эквивалент закона, которым могли быть управляемы и который будет судить их за то, что они не подчинялись его руководству и управлению. Так что виновные язычники остаются без извинения. Бог справедлив в Своем осуждении их. Они не могут оправдаться неведением.

2. Свет закона. Этот свет был дан иудеям, и согласно ему они будут судимы (ст. 12): ...а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся. Они согрешили, хотя не только имели закон, но находились под законом, ходили во свете такого чистого и ясного закона, содержавшего такие полные и подробные указания, такие сильные и неопровержимые санкции. Они будут судимы по закону; их наказание, как и их грех, намного тяжелее, так как они имели закон.

Во-первых Иудея.., ст. 9. Иудеи необычайно гордились законом, но апостол, в подтверждение сказанного им, показывает (ст. 13), что не обладание законом, не слушание и не знание его, но его исполнение оправдает их. Иудейские учителя внушали своим последователям, что все иудеи, как бы плохо они ни жили, будут иметь место в загробном мире. Апостол опровергает это мнение: то, что они имели закон, было их великим преимуществом, но оно само по себе не спасало их, если они не жили по закону. Мы можем применить это и к Евангелию: не слышание его, но исполнение спасает нас, Ин 13:17; Иак 1:22.

3. Свет Евангелия. Кто обладает Евангелием, будет судим согласно его свету (ст. 16): ...по благовествованию моему... Имеется в виду не какое-то пятое евангелие, написанное Павлом, как некоторые предполагают, или евангелие Луки как секретаря Павла, но благовестив вообще, называемое Павлом своим потому, что он проповедовал его. Некоторые относят эти слова, по благовествованию моему к его предсказаниям о грядущем дне суда: «Придет день суда, о чем я часто говорил вам в своих проповедях; это будет день окончательного суда как для иудеев, так и для язычников». Нам следует знать то, что открыто относительно этого дня.

(1) Существует день общего суда. Это день, великий день, день Господень, который грядет.

(2) Суд этого дня предан в руки Иисуса Христа. Бог будет судить через Иисуса Христа, Деян 17:31. Это будет часть Его награды за смирение. Нет ничего более ужасного для грешников и более утешительного для святых, чем тот факт, что Судией будет Христос.

(3) Тогда будут судимы тайные дела людей. Тайное служение получит тогда награду и тайные грехи будут наказаны, все сокровенное будет вынесено на свет. Тогда будет великий день разоблачения всех тайн — то, что делается сейчас в углу, станет известно всему миру.

Стихи 17-29. В последней части главы апостол обращается в своей беседе непосредственно к иудеям и показывает им грехи, в которых они были виновны, несмотря на их исповедание и пустые претензии. Он уже сказал (ст. 13), что не слушатели, но исполнители закона будут оправданы, а теперь применяет эту великую истину к иудеям.

I. Он признает их исповедание (ст. 17-20), перечисляет их особые претензии и привилегии, которыми они так гордились, чтобы показать им, что осуждает их не по причине неведения того, что они сами о себе говорили; нет, он знал самое лучшее о них.

1. Они были особым народом, отделенным от всех остальных народов и отличавшимся от них тем, что имели писаный закон и присутствие Бога в своей среде.

(1) Вот, ты называешься Иудеем... Это было в высшей степени почетное звание. Спасение было от иудеев; они очень гордились этим, и тем не менее многие, называвшиеся этим именем, были наихудшими из людей. Нет ничего удивительного, когда под самой наилучшей вывеской скрывается самая плохая, недостойная жизнь, когда многие из сборища сатанинского называют себя иудеями (Откр 2:9), порождения ехиднины хвалятся тем, что отец их Авраам, Мф 3:7-9.

(2) И успокаиваешь себя законом... Они донельзя превозносились этой привилегией и воображали, что этого достаточно, для того чтобы попасть на небо, хотя не жили по закону. Очень опасно, когда мы успокаиваем себя внешними привилегиями и не пользуемся ими на практике.

(3) И хвалишься Богом. Хвалиться Богом с верою, смирением и благодарностью — это сущность благочестия. Хвалиться Богом при чисто внешнем исповедании Его имени это сущность лицемерия. Духовная гордость — самая опасная из всех видов гордости.

2. Они были просвещенным народом (ст. 18): И знаешь волю Его... Мир тогда будет устроен справедливо, когда воля Божия будет единственной волей и когда все другие воли сольются с ней. Иудеи знали не только истину Божию, но и волю Божию — знали, что Он хотел от них. Лицемер может иметь большие познания относительно воли Божией. И разумеешь лучшее. Под этим можно понимать:

(1) Доброе разумение Божиих вещей, если читать эти слова следующим образом: Ты различаешь то, что различается, то есть умеешь различать между добром и злом, извлекать драгоценное из ничтожного (Иер 15:19), отличать чистое от нечистого, Лев 11:47. Добро и зло иногда так близко расположены друг к другу, что их не легко различить. Однако иудеи, имевшие под рукой пробный камень закона, были способны или, по крайней, мере думали о себе, что они способны различать добро от зла, разбираться в тонкостях сомнительных ситуаций. Или, мы можем понимать это в смысле словопрения. Человек может быть искусен в словопрениях о благочестии и, в то же время, быть чуждым силе благочестия.

(2) Доброе расположение к Божиим вещам, если читать эти слова как: Одобряешь лучшее. Можно умом соглашаться с законом, что он добр, но это согласие преодолевается похотями плоти и вожделениями духа:

— Vedeo meliora proboque Deteriora sequor.

— Я разумею лучшее, но следую худшему.

Они черпали свои познания о добре, научаясь из закона. У иудеев было принято прилагать большие старания по обучению своих детей, и все уроки брали из закона. Было бы хорошо, если бы и христиане так же усердно обучали своих детей евангельскому учению. Это называется (ст. 20) иметь в законе образец ведения и истины. Те, чьи знания ограничиваются лишь пустой теорией и не оказывают никакого влияния на их сердца, имеют лишь видимость знания, подобно картине, искусно нарисованной, и хорошими красками, но безжизненной. Формальное знание производит лишь формальное благочестие, 2Тим 3:5. Видимость знания может обмануть только людей, но не Бога, испытующего сердца.

3. Они были учителями или, по крайней мере, считали себя таковыми (ст. 19, 20): И уверен о себе, что ты путеводитель слепых... Это можно отнести:

(1) К иудеям вообще. Они думали о себе, что являются путеводителями для бедных слепых язычников, сидящих во тьме, и немало гордились этим. Все прочие народы должны идти к ним в обучение, чтобы познавать, что есть добро и чего требует от них Господь.

(2) К их раввинам и книжникам, которые особенно были склонны судить других, ст. 1. Они очень гордились тем, что занимают Моисеево седалище и их постановления пользуются уважением простого народа. Апостол употребляет несколько выражений, чтобы лучше показать их гордое самомнение и презрение к другим: путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев... Это была струна, на которой они очень любили играть. Самая лучшая работа, если ею гордятся, не может быть угодна Богу. Хорошее дело — наставлять невежд и учить младенцев, но если учесть наше собственное невежество и безумие, нашу неспособность учить других без помощи Божией, то нам нечем гордиться.

II. Апостол отмечает два момента, усугубляющих вызывающее поведение иудеев (ст. 21-24):

1. Они грешили против собственного знания и исповедания, делали то, чего других учили избегать: Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Обучение — это доброе дело, которое должно начинаться с собственного дома, хотя и не должно там кончаться. Лицемерие фарисеев состояло в том, что они не делали того, чему учили (Мф 23:3), разрушали своей жизнью то, что созидали своими проповедями, ибо кто же станет верить тому, кто сам не является верующим? Самым большим препятствием успеху слова являются те, чья плохая жизнь противоречит их доброму учению, чьи проповеди за кафедрой так хороши, что жаль, когда они покидают ее, но их жизнь вне кафедры так дурна, что не хочется, чтобы они поднимались на нее. Апостол отмечает три конкретных греха, особенно распространенных среди иудеев:

(1) Воровство. Фарисеи обвинялись в поядании дом вдов, что является наихудшим видом воровства, Мф 23:14.

(2) Прелюбодеяние, ст. 22. Многие из иудейских раввинов славились этим грехом.

(3) Святотатство — ограбление святынь, предметов, отделенных и посвященных, согласно специальным законам, Богу; и повинны в этом грехе были те, кто гнушался идолов. В последние дни ветхозаветной церкви пророк Малахия обличал иудеев в том, что они обкрадывали Бога десятиною и приношениями (Мал 3:8), употребляя на свои нужды то, что следовало отдавать на служение Богу. А это почти равносильно идолопоклонству.

2. Они бесчестили Бога своими грехами, ст. 23, 24. Хотя они чтили Бога и Его закон и хвалились ими, однако сами были бесчестием для Бога и для Его закона, так как давали повод внешним поносить их иудейскую веру. Апостол ссылается на аналогичное обвинение против их праотцев: Как написано.., ст. 24. Он не упоминает места, откуда он цитирует эти слова, так как писал тем, кто был наставлен в законе, но, кажется, он имеет в виду Ис 52:5; Иез 36:22,23 и 2Цар 12:14. Исповедующие веру в Бога совершают великое зло, когда своими грехами бесчестят Его и дискредитируют ту самую веру, которую исповедуют. «Ради вас... имя Божие хулится у язычников, то есть вы даете им на это повод вашим безумием и беспечностью. Упреки, какие вы навлекаете на себя, падают и на вашего Бога, и путь истины через вас оказывается в поношении». Доброе предупреждение исповедующим веру в Бога, чтобы они поступали осмотрительно. См. 1Тим 6:1.

III. Он утверждает, что их формальное исповедание совершенно недостаточно для освобождения их от вины за это вызывающее поведение (ст. 25-29): Обрезание полезно, если исполняешь закон.., то есть послушные иудеи не потеряют награды за свое послушание. Это следует относить к положению иудеев до отмены обрядового закона, так как для исповедующих веру во Христа обрезание было запрещено, Гал 5:1. Но здесь апостол хочет сказать иудеям, что их иудаизм приносил бы им пользу, если бы они жили по его правилам и законам; в противном же случае «обрезание твое становится необрезанием, то есть твое исповедание иудаизма не принесет тебе никакой пользы, ты не более сможешь оправдаться, чем необрезанные язычники, но подвергнешься большему суду, за то что грешишь, имея больше света, чем они».

1. Он показывает, что необрезанные язычники, если они живут согласно тому свету, который имеют, находятся на одном положении с иудеями. Если они соблюдают постановления закона (ст. 26), исполняют закон (ст. 27), то есть искренне повинуются указаниям света, данного им от природы, то они выполняют закон. Под этим подразумевается, по-видимому, такое послушание закону, к которому стремились некоторые из язычников. Несомненно, таких примеров было много, были необрезанные, которые соблюдали постановления закона. Таким был Корнилий. Хотя он был необрезанным язычником, однако был благочестивый и боящийся Бога со всем домом своим (Деян 10:2,4). Они были приняты Богом. Их необрезание вменялось им в обрезание. Их послушание усиливало вину непослушания иудеев (ст. 27): «И необрезанный... не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании?» Для плотских верующих закон является всего лишь буквой, они читают его как сухую теорию, но не подчиняются ему как закону. Внешние привилегии, если они не приносят нам пользы, то причиняют вред. Послушание тех, кто располагает меньшими средствами и чье исповедание веры слабее, послужит к осуждению тех, кому дано больше средств и кто очень громко исповедует свою веру, но не живет согласно своему исповеданию.

2. Он описывает истинное обрезание, ст. 28, 29.

(1) Это не то обрезание, которое наружно, на плоти и по букве. Это уводит нас не от исполнения внешних постановлений (они хороши на своем месте), но от упования на них как на достаточные для того, чтобы ввести нас в небо, от того, чтобы носить имя, будто живы, тогда как истинной жизни в нас нет. Не тот Иудей, кто по наружности таков... Быть детьми Авраама — это значит творить дела Авраама.

(2) Это то обрезание, которое в сердце, по духу. Бог смотрит на сердце.

(3) Похвала таковому будет не от людей, которые судят по внешнему виду, но от Бога, ибо Он смотрит не так, как человек. Высокие притязания и благовидное исповедание могут обмануть людей, но Бога ими не обманешь; Он видит сквозь внешность то, что человек представляет собой в действительности. То же самое справедливо и в отношении христианства. Не тот христианин, кто таков только внешне, и не то крещение, что только наружно, на плоти. Но христианином является тот, кто внутренне таков, и истинным крещением является то, которое в сердце, по духу, а не по букве; такой имеет похвалу не от людей, но от Бога.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

толкование Мэтью Генри на послание к Римлянам, 2 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.