Библия » Толкование Мэтью Генри

Римлянам 13 глава

В этой главе нам преподается три добрых урока, на которых апостол останавливается более подробно, чем на тех, что содержатся в предыдущей главе, так как считает, что они нуждаются в более обстоятельном изложении.

I. О повиновении гражданским властям, ст. 1-6.

II. О справедливости и любви к нашим ближним, ст. 7-10.

III. О целомудрии и благочестии в отношении самих себя, ст. 11-14.

Стихи 1-6. Эти стихи учат нас тому, как мы должны относиться к начальствующим и к тем, кто имеет над нами власть; они называются здесь высшими властями, что означает их авторитет (они являются властями) и их достоинство (они являются высшими властями); они включают в себя не только царя как верховную власть, но и всех нижестоящих начальников. Однако при этом имеются в виду не личности, стоящие у власти, но то положение, которое они занимают. Хотя сами по себе правители могут быть нечестивыми людьми, тем не менее власть, которой они наделены, законна, и ей надо подчиняться и повиноваться. В предыдущей главе апостол учил нас не мстить за себя, не воздавать злом за зло; чтобы не показалось, будто он упразднял таким образом статус гражданской власти для христиан, он пользуется возможностью, чтобы подчеркнуть необходимость ее, а также необходимость наказания делающих зло, хотя это и выглядит как воздаяние злом за зло.

Заметьте:

I. В чем состоит наш долг: Всякая душа да будет покорна... Всякая душа — всякий человек, как один, так и другой, не исключая духовенства (имеется в виду римско-католическое духовенство. — Прим. переводчика). Всякая душа. Это вовсе не значит, что наша совесть должна подчиняться чьей-то воле. Устанавливать законы, относящиеся непосредственно к человеческой совести, вправе только Бог, и наш долг — воздавать Божие Богу. Но это означает, что наша покорность властям должна быть свободной и добровольной, искренней и сердечной. Даже и в мыслях твоих не злословь царя..., Еккл 10:20. Покорность души, требуемая здесь, включает в себя внутреннее почтение (1Пет 2:17) и внешнее уважение к правителям как в разговорах с ними, так и в разговорах о них. «Они являются высшими властями, согласись с этим и покоряйся им». Для призыва к обязанности покоряться гражданским властям существовали веские причины.

1. Упреки, которые мир обрушивал на христиан как врагов общественного спокойствия, порядка и власти, как на секту, перевернувшую весь мир вверх ногами. Это старая клевета. Иерусалим некогда представлялся как город мятежный и вредный для царей, Ездр 4:15. На нашего Господа тоже возводили подобные обвинения, хотя Он говорил, что Царство Его не от мира сего, поэтому неудивительно, что и последователей Его во все века обзывали такими кличками, как мятежники, изменники, непокорные, и смотрели на них как на всесветных возмутителей и врагов, чтобы таким путем оправдать свое варварское обращение с ними. С целью устранения этих обвинений и очищения христианства от них апостол показывает, что послушание гражданским властям есть один из законов Христа, что Его учение делает людей честными подданными, что обвинять христиан в заговорах и мятежах совершенно несправедливо, так как это несовместимо с принципами и нормами христианского поведения.

2. Христиане подвержены искушению относиться к властям совершенно иначе. Христиане из иудеев держались принципа, что потомкам Авраама не подобает подчиняться никому, кто не из их народа, что их царь должен быть из братьев их, Втор 17:15. Кроме того, Павел учил их, что они теперь не под законом что они свободны во Христе. Чтобы эта свобода не послужила поводом к распутству и не была неправильно истолкована в целях оправдания заговоров и мятежей, апостол призывает к повиновению гражданским властям. Это увещание было тем более необходимо, что существовавшие тогда правители были язычниками и неверующими, что не лишало их, однако, власти и авторитета.

II. Доводы, усиливающие это увещание. Почему мы должны быть покорными властям?

1. Из-за страха наказания. Из-за опасности, которой мы подвергаем себя, сопротивляясь властям. Правители носят меч, и сопротивляться им значит рисковать всем что нам дорого в этом мире, ибо бесполезно препираться с тем, кто носит меч. Тогда было время преследований христиан, власти ненавидели их за их веру, поэтому им не следовало делать себя еще более ненавистными для них своей верой. Малейший признак сопротивления или возмущения со стороны христиан мог быть преувеличен и использован для возмущения всего общества против них. Поэтому им следовало быть более, чем другим, аккуратными в своем подчинении властям, чтобы те, кто ищет повода к обвинению их в законе Бога их, не могли найти такого повода. К этому относится аргумент (ст. 2): ...противящиеся сами навлекут на себя осуждение, будут призваны к ответу за это. Бог рассчитается с ними за сопротивление властям, потому что они противятся Его установлению. И власти рассчитаются с ними за это. Оказавшись под кнутом закона, они убедятся в том, что высшие власти стоят слишком высоко, чтобы их можно было ниспровергнуть, и что все правители вправе поступить строго и сурово против всякого заговора и восстания; отсюда следует (ст. 3): ...начальствующие страшны... Это хороший аргумент, но унизительный для христианина.

2. Мы должны покоряться не только из страха наказания, но и по совести, и не столько из страха наказания, сколько из любви к добродетельности. Одно и то же может делаться из совершенно разных побуждений. Чтобы обязать нас повиноваться по совести, апостол приводит свои доводы (ст. 1-4, 6), исходя:

(1) Из учреждения правительства: ...ибо нет власти не от Бога... Бог как властелин и правитель мира учредил правительство, так что всякая гражданская власть имеет свое начало от Него и Он отдал ее, согласно Своему провидению, в те руки, в которых она находится в настоящее время. Им цари царствуют.., Притч 8:15. Насильственный захват власти и злоупотребление властью не от Бога, потому что Он не может быть источником греха; но сама по себе власть — от Бога. Как наши природные способности, хотя и употребляются иногда неправильно и бывают орудиями греха, но обязаны своим происхождением творческой силе Бога, так и происхождение гражданских властей обязано правящей силе Бога. Самые несправедливые и деспотические цари в этом мире не имели бы власти, если бы она не была дана им свыше, Ин 19:11. Это можно понимать и относительно правления вообще: Бог проявил Свою мудрость, силу и благость в управлении родом человеческим, установив различие между управляющими и управляемыми и не оставив их в положении, подобном положению рыб в море, где больший поглощает меньшего. Он сделал это ради блага Своего творения. Существующие же власти, каковы бы они ни были по структуре и методам правления — монархия, аристократия или демократия, в каких бы руках ни находилась правящая власть, — от Бога установлены, поэтому следует признавать их и покоряться им как Божьему установлению; хотя они непосредственно устанавливаются человеком (1Пет 2:13), тем не менее первоначально они установлены Богом. От Бога установлены. Установлены — это военный термин, подразумевающий не только сам факт установления власти, но также подчинение нижестоящих вышестоящим, как это имеет место в армии, так как правители различаются по своим способностям, должностям и обязанностям. Отсюда следует (ст. 2), что всякий противящийся власти противится Божию установлению. От Бога происходят и великие бедствия, но власти происходят от Него как Его установление, то есть являются великим законом и великим благословением. Поэтому начальствующие и называются богами (Пс 81:6), что они носят в себе образ Божией власти. И те, кто пренебрегает их властью, оскорбляют самого Бога. В данном отрывке начальствующие неоднократно называются Божьими слугами: ...Он Божий слуга.., ст. 4, 6. Они являются особыми слугами Божьими; занимаемое ими положение налагает на них определенные обязанности. Хотя для нас они господа, но по отношению к Богу — Его слуги, они работают на Него и подотчетны Ему. Отправляя правосудие и решая тяжбы, защищая невиновных и восстанавливая права угнетенных, наказывая преступников и сохраняя общественный мир и порядок, чтобы не делал каждый то, что ему кажется справедливым, — во всем этом начальствующие действуют как Божий слуги. Как убийство нижестоящего начальника, который исполнял свой долг, считается преступлением против царя, так сопротивление любому начальнику при исполнении им своих служебных обязанностей равносильно сопротивлению установлению Божьему.

(2) Из назначения правителей: Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Начальствующие предназначены:

[1] Для устрашения злых дел и злых делателей. Они носят меч, не только военный меч, но и меч правосудия. Они призваны обуздывать зло, предавать преступников позору. Сила греха и испорченности плотской природы человека такова, что многие не останавливаются перед самыми чудовищными злодеяниями, самыми губительными для человеческого общества: их не может обуздать ни закон Бога, ни закон природы, ни даже страх перед грядущим судом Божиим, а только страх перед временным наказанием. Отсюда вытекает, что законы и наказания, положенные для беззаконных и непокорных (1Тим 1:9), должны существовать среди христианских народов, они находятся не в противоречии с евангелием, но в согласии с ним. Коней и лошаков надо обуздывать уздою и удилами. В этом деле начальник есть Божий слуга, ст. 4. Он действует как представитель Того, Кому принадлежит возмездие. Отмститель в наказание делающему злое. Судебные процессы, производимые даже самыми усердными и добросовестными судьями, хотя и представляют собой некоторое подобие грядущего Божьего суда и предваряют его, однако слишком далеки от него: они имеют дело только со злыми поступками, могут наказать только делающего злое, а Божий суд распространяется и на злые мысли, Он судит и намерения сердечные. Он не напрасно носит меч. Бог доверил ему такую власть не напрасно, но для обуздания и подавления беспорядков. Поэтому: «Если же делаешь зло, которое подлежит компетенции властей и их суду, то бойся, ибо у власти быстрые глаза и длинные руки». Это хорошо, когда наказание злодеев осуществляется как установление Божие, как то, что постановил Сам Бог.

Во-первых, Как святой Бог, ненавидящий грех, против которого выступают и общественные свидетели, когда этот грех обнаруживается и поднимает свою голову.

Во-вторых, Как Царь народов, как Бог мира и порядка, защищающий их таким путем.

В-третьих, Как защитник добрых людей, ограждающий их и их семьи, их имущество и их честь.

В-четвертых, Как Тот, Кто не желает вечной погибели грешников, но хочет путем наказания одних устрашить других и предостеречь их от подобных преступлений. Более того, наказание совершается и ради блага самого наказуемого, чтобы чрез измождение плоти дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа.

[2] Для одобрения делающих добро. Кто следует путем исполнения своего долга, тот будет иметь похвалу и защиту от гражданских властей. «Делай добро (ст. 3), и тебе не нужно будет бояться власти, которая хотя и страшна, но только для того, кто своими собственными грехами делает себя ненавистным для нее; огонь сжигает только то, что горит; более того, ты будешь иметь похвалу от нее». Таково назначение властей, поэтому мы должны по совести повиноваться им как установленным Богом для общественного блага, перед которым должны отступать все личные интересы. Однако, к сожалению, это доброе назначение нередко извращается, и те, что носят меч, потворствуют греху и бывают страшны для делающих добро. Но даже и в таком случае, даже и тогда, когда ничтожные из сынов человеческих возвышаются (Пс 11:2,9), власти остаются благословением для общества как защитники общественного блага и блюстители порядка, поэтому лучше нам подчиниться преследованиям за добрые дела и терпеливо переносить их, чем беспорядочными действиями пытаться восстановить справедливость. Никогда не было такого правителя, который так бы извращал назначение власти, как это делал Нерон, и тем не менее Павел апеллировал к нему и во время его правления неоднократно пользовался защитой закона и нижестоящих властей. Лучше плохое правительство, чем никакое.

(3) Из наших собственных интересов: «Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Ты пользуешься благами и преимуществами, какие обеспечивает тебе власть, поэтому должен делать все для сохранения ее и не делать ничего для ее разрушения». Защита обязывает к преданности. Если мы пользуемся защитой власти, то обязаны покоряться ей; поддерживая правительство, мы сохраняем свою собственную безопасность. Покорность должна выражаться и в уплате податей (ст. 6): «Для сего вы и подати платите, — как доказательство вашей покорности, как признание того, что вы покоряетесь власти по совести, что вы считаете это необходимым. Уплачивая подати, вы вносите свою долю на содержание власти; если же вы не покоряетесь ей, то разрушаете одной рукой то, что поддерживаете другой; разве это по совести?» «Уплачивая подати, вы признаете не только авторитет власти, но и ту пользу, которую получаете от нее для себя; вы свидетельствуете об этом, когда платите ему эту подать как компенсацию за его усердие в деле управления; ибо честь обременительна, и если он добросовестно исполняет свой долг, то он Божий служитель, сим самым постоянно занятый». Для сего вы и подати платите. Апостол не говорит: «Вы даете это как милостыню», — но: «Вы платите это как долг, чтобы воздать за все те блага и преимущества, какими пользуетесь от правительства». Такой урок преподает нам апостол, и всем христианам следует усвоить его и применять на практике, чтобы благочестивые были известны в стране как тихие и миролюбивые люди (какими бы ни были все остальные).

Стихи 7-10. Эти стихи учат нас справедливости и любви.

I. О справедливости (ст. 7): Итак, отдавайте всякому должное.., особенно властям (ибо эти слова относятся к предыдущему разделу), а также и всем остальным, с кем нам приходится иметь дело. Быть справедливым — это значит отдавать всякому должное, отдавать каждому то, что ему принадлежит. Чем мы располагаем, мы располагаем как управляющие: другие тоже имеют в этом свою долю и должны получить то, что им положено. «Прежде всего отдавайте должное Богу, потом себе, своей семье, своим родственникам, государству, церкви, бедным, а также всем, с кем вы имеете дело при покупке, продаже или обмене и так далее. Отдавайте всякому должное с готовностью и желанием, не дожидаясь, когда вас принудят к этому по закону». При этом Павел перечисляет:

1. Положенные подати. Кому подать, подать; кому оброк, оброк. Обращаясь к римлянам, которые были богатыми и потому облагались податями и оброками, Павел призывает их к справедливой и честной уплате их. Наш Господь родился в то время, когда Его мать пришла в Вифлеем, чтобы быть включенной в число облагаемых податью. И Он Сам предписывал платить подать кесарю. Многие, которые в других отношениях бывают вполне честными, в этом вопросе поступают не по совести, руководствуясь ложным принципом, что обмануть царя — это вовсе не грех, вопреки правилу апостола: Кому подать подать.

2. Должное уважение: Кому страх, страх; кому честь, честь. Здесь предполагается не только наш долг перед начальствующими, но и перед всеми старшими — перед родителями, учителями, перед всеми, кто выше нас в Господе, в соответствии с пятой заповедью: Почитай отца твоего и мать твою. Там, где нет в сердце уважения к старшим, не может быть правильного исполнения и других обязанностей.

3. Должная уплата долгов (ст. 8): «Не оставайтесь должными никому ничем, то есть, если вы в состоянии уплатить долг, то не оставайтесь должными. Не тратьте на себя то, что вы должны другим». Нечестивый берет взаймы и не отдает, Пс 36:21. Многие, до крайности чувствительные в других отношениях, мало помышляют о том, что быть должником — это грех.

II. О любви: Не оставайтесь должными никому ничем... «Все, что вы должны любому родственнику или кому-то другому, с кем вам приходится иметь какое-то дело, замечательно суммируется в этом долге любви. Но любить друг друга — это долг, который всегда должен выплачиваться и при этом всегда остается невыплаченным». Любовь — это долг. Закон Божий и интересы человечества делают ее долгом. Она предписывается нам как принцип и совокупность всех наших обязанностей друг перед другом, ибо любовь есть исполнение закона, хотя и не совершенное исполнение, но значительное приближение к нему. Она включает в себя все заповеди второй скрижали Моисея, которые Павел перечисляет в девятом стихе, и все они предполагают наличие любви к Богу. См. 1Ин 4:20. Если любовь искренняя, то она принимается Богом как исполнение закона. Мы поистине служим доброму господину, который все наши обязанности выразил одним словом, коротким и прекрасным словом — любовь, заключающим в себе всю красоту и гармонию вселенной. Любить и быть любимым — в этом состоит удовольствие, радость и счастье для разумного существа. Бог есть любовь... (1Ин 4:16), и любовь есть образ Божий в наших сердцах. Сердце, где она есть, готово к всякому доброму делу. Для того чтобы доказать, что любовь есть исполнение закона, Павел приводит:

1. Некоторые заповеди, ст. 9. Он перечисляет последние пять из десяти заповедей, совокупность которых, как он отмечает, представляет собой царский закон: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя, то есть с той же самой искренностью, с которой ты любишь самого себя, хотя и не в той же самой степени». Кто любит ближнего своего, как самого себя, тот желает ему благополучия во всем, как и себе. На этой заповеди основано золотое правило — делать другим то, чего себе желаешь. Если бы даже не было никаких ограничений, налагаемых человеческими законами, и никаких наказаний, то одной этой заповеди было бы вполне достаточно, для того чтобы предотвратить всякие злодеяния и сохранить в обществе мирные и добропорядочные взаимоотношения. При перечислении этих заповедей апостол ставит седьмую заповедь впереди шестой и упоминает ее первой — не прелюбодействуй, ибо хотя прелюбодеяние обычно называется любовью (к сожалению, это прекрасное слово часто употребляется неправильно), однако, в действительности, это такое же преступление против любви, как убийство и воровство; этим он показывает, что истинное братолюбие — это любовь к душам наших братьев, прежде всего. Кто склоняет других к греху и оскверняет их ум и совесть, хотя и может претендовать при этом на самую горячую любовь к ним (Притч 7:15,18), на самом деле ненавидит их так же, как и диавол, враг душ человеческих.

2. Главное правило относящееся к сущности братолюбия: Любовь не делает ближнему зла.., ст. 10. Кто ходит в любви, руководствуется принципом любви, тот не делает зла — не совершает и не замышляет зла ближнему своему, никому, с кем он соприкасается. Замышлять зло — это то же самое, что совершать его. Любовь никому не замышляет никакого зла, она против всего, что может вызвать предубеждение, оскорбить или огорчить кого-то. Она не делает зла, то есть отвергает всякое зло. В этих словах подразумевается больше, чем они выражают: любовь не только не делает зла, но старается делать всякое добро, которое может, и помышляет о добром. Ибо грех состоит не только в злых замыслах против ближнего своего, но и в уклонении от добра, которое должно быть сделано ему, то и другое запрещается словом Божиим, Притч 3:2729. Это доказывает, что любовь есть исполнение закона, отвечает всем его целям, ибо что, кроме любви может удержать нас от зла и побудить к добрым делам? Любовь — это живой, действующий принцип послушания всему закону. Если в сердце есть закон любви, то и весь закон записан в нем.

Стихи 11-14. Здесь нам преподается урок воздержания и благочестия по отношению к самим себе. Прежде всего надо наблюдать за собою. В качестве руководства для повседневной жизни христианина даются четыре указания: когда пробуждаться, во что облекаться, как вести себя и как заботиться о плоти.

I. Когда пробуждаться: ...наступил уже час пробудиться нам... (ст. 11), пробудиться от греховного сна (ибо греховное состояние есть состояние сна), пробудиться от плотского равнодушия, лени и небрежности, от сна духовной смерти и духовной мертвости; и мудрые, и неразумные девы задремали и уснули Мф 25:5. Чтобы пробудить нас от сна, требуются многократные толчки и потрясения. Всем Своим ученикам Христос дал повеление бодрствовать. «Пробудитесь — то есть позаботьтесь о своих душах, о своей вечной участи; берегитесь греха, прилепляйтесь к добру и живите в постоянном ожидании пришествия нашего Господа, принимая во внимание:

1. Время, в которое мы живем: ...зная время... Посмотрите, какое сейчас время, и вы увидите, что пора нам пробудиться. Мы живем в век Евангелия, то есть в такое время, когда от нас требуется больше, чем от живших во времена неведения, на которые Бог закрывал глаза, так как люди сидели во тьме. Теперь же настало время пробудиться, ибо солнце поднялось высоко и светит прямо в лицо. Как можно спать при таком свете? (1Фес 5:5,6). Пора нам пробудиться, ибо другие вокруг нас уже пробудились и встали. Зная, что это время — время труда, что нам предстоит сделать много работы, и наш Господь снова и снова призывает нас к этому. Зная, что это время опасное. Мы живем среди врагов и в окружении ловушек. Настало время пробудиться, ибо филистимляне идут на нас, дом нашего соседа в огне, и наш собственный дом находится в опасности. Настало время пробудиться, потому что мы уже достаточно спали (1Пет 4:3), поистине настало время, ибо вот, Жених грядет».

2. «Мы находимся в преддверии спасения: ...Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. Вечное блаженство, которое мы избрали своим уделом, сегодня ближе к нам, чем когда мы стали христианами. Будем наблюдать за своим путем и исправлять свое хождение. Чем ближе к цели, тем быстрее мы должны шагать. Когда между нами и небом остался всего лишь один шаг, то неужели мы будем медлить на нашем христианском поприще? Чем более укорачиваются наши дни, чем более увеличивается благодать, чем ближе к нам спасение, тем быстрее и энергичнее должны мы продвигаться в духовной жизни.

II. Как нам одеваться. Это следующее, о чем нам следует позаботиться, после того как мы пробудились и встали. «Ночь прошла, а день приблизился, и поэтому настало время нам одеться». Откровения евангельской благодати стали яснее для нас, чем прежде, так как яркий свет заливает нашу землю. День нашего окончательного спасения, в небесной славе, уже приблизился. Итак Заметьте:

1. «Что мы должны отвергнуть. Свои ночные одежды, так как днем в них стыдно появляться: Отвергнем дела тьмы». Греховные поступки — это дела тьмы. Их происхождение — из тьмы неведения и заблуждения, совершаются они тоже во тьме — скрытно, под прикрытием тайны, и конец их — во тьме ада. «Поэтому нам, сынам дня, должно отвергнуть их и больше уже не возвращаться к ним. Так как вечность уже при дверях, будем остерегаться делать то, что будет свидетельствовать против нас в тот день» (2Пет 3:11,14).

2. «Во что мы должны облечься». Теперь мы должны позаботиться о том, как нам одеться, во что нам облечь свои души.

(1) Облечемся в оружия света. Христиане — это воины среди врагов, их жизнь есть борьба, поэтому их облачением должно быть оружие, чтобы они могли защитить себя, всеоружие Божие, Еф 6:13-18. Если христианин не вооружен для борьбы, то он может считать себя неодетым. Оружием христианина являются плоды Духа Святого, защищающие душу его от искушений сатаны и нападок злого мира. Они называются оружием света, то есть оружием, которое подобает носить сынам света. Плоды Духа Святого — это великолепный наряд, они представляют большую ценность в глазах Божиих.

(2) Облекитесь в Господа (Нашего) Иисуса Христа, ст. 14. Это одеяние противопоставляется перечисленным в cт. 13 похотям плоти. Пирование и пьянство должны быть отвергнуты, и кто-то может подумать, что за этим должно следовать: «Облекитесь в трезвость, воздержание, целомудрие», в противоположные добродетели. Но вместо этого мы читаем: «Облекитесь в Господа (Нашего) Иисуса Христа, так как это включает в себя все. Это значит: облекитесь в праведность Иисуса Христа для оправдания вашего, чтобы найтись в Нем (Фил 3:9), как человек находит себя в своей одежде; облекитесь в священнические одежды старшего Брата, чтобы получить в них благословение. Облекитесь в дух и благодать Христа для освящения вашего, облекитесь в нового человека» (Еф 4:24). Иисус Христос есть наилучшее одеяние для христианина, это его украшение и его вооружение. Вне Христа мы нагие, уродливые; всякие другие одежды — это всего лишь грязные рубища, фиговые листья, жалкое убежище. При крещении мы исповедуем свое облечение во Христа, Гал 3:27. Сделаем же это искренне, пусть это действительно будет так. В Господа Иисуса Христа. «Облекитесь в Него как в Господа, чтобы Он управлял вами, как в Иисуса, чтобы Он спасал вас, и как во Христа, помазанного и назначенного Отцом на эту двойную миссию Господа и Спасителя».

III. Как вести себя. Встав и одевшись, мы не должны сидеть неподвижно. Неужели эти прекрасные одежды даны нам только для того, чтобы покрасоваться в них? Будем вести себя. Христианство учит, как следует себя вести, чтобы угодить Богу, Который всегда надзирает над нами, 1Фес 4:1. Вести себя благочинно, как днем. Ср. с Еф 5:8: ...поступайте, как чада света. Наше поведение должно быть достойно благовествования Христова. Будем вести себя благочинно — то есть благопристойно, достойно нашего звания, чтобы быть украшением учению Спасителя нашего Бога, чтобы другие могли быть привлечены красотою его. Христиане должны особенно заботиться о том, чтобы хорошо вести себя в вопросах, в которых за ними наблюдают окружающие их люди, стараться быть любезными и достойными похвалы. В частности, здесь дается предостережение против трех пар грехов; мы не должны предаваться: Ни пированиям и пьянству; должны воздерживаться от всякого излишества в пище и питье. Мы не должны принимать никакого участия в пирушках, предаваться чувственным удовольствиям, неумеренности в чем-либо. Христиане не должны отягощать свои сердца объедением и пьянством, Лк 21:34. Это не есть хождение во свете, ибо упивающиеся упиваются ночью, 1Фес 5:7.

2. Ни сладострастию и распутству — никаким похотям плоти, делам тьмы, какие запрещаются седьмой заповедью. Явное прелюбодеяние и явный блуд — это сладострастие. Сладострастные мысли и чувства, похотливые взгляды, а также слова, книги, песни, жесты, танцы, шутки, ведущие к этой нечистоте и являющиеся ее проявлениями, — это распутство; все это также запрещается. Запрещается все, что является нарушением чистого и священного закона целомудрия и благопристойности.

3. Ни ссорам и зависти. Это тоже дела тьмы, ибо хотя зависть и ссоры неимоверно распространены, однако ни один человек не хочет признать себя завистливым или вздорным. Наилучшие святые могут оказаться предметом зависти и вражды, но завидовать и ссориться не прилично ученикам и последователям миролюбивого и кроткого Иисуса. Где пирование и пьянство, там также сладострастие и распутство, зависть и ссоры. Соломон ставит их все в один ряд, Притч 23:29 и далее.

IV. О чем мы должны проявлять попечение, ст. 14. «Попечения о плоти не превращайте в похоти. Не пекитесь о теле». Наше главное попечение должно быть о наших душах; но разве мы совсем не должны заботиться о своих телах? Да, мы должны заботиться о них, но здесь запрещены:

1. Обременять себя чрезмерными заботами. «Не отягощайте свой разум, не сосредоточивайте мысли на попечении о плоти».

2. Потворствовать своим необузданным желаниям. Нам не запрещается умеренное попечение о теле (это светильник, который нужно заправлять маслом), но нам запрещается исполнять похоти его. Необходимые нужды тела должны удовлетворяться, но похотям его потворствовать нельзя. Естественные потребности тела следует удовлетворять, но чрезмерные — сдерживать и отвергать. Просить о хлебе насущном это наш долг: Христос учил нас молиться об этом. Но просить об удовлетворении своих прихотей — это значит искушать Бога, Пс 77:18. Кто говорит, что он поступает по духу, тот не должен исполнять вожделений плоти, Гал 5:16.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

толкование Мэтью Генри на послание к Римлянам, 13 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.