13:1−7 Обязанность христианина по отношению к властям

Четкой связи данного фрагмента с предыдущим нет, и это привело некоторых исследователей к мысли, что перед нами позднейшая вставка в текст послания, быть может, сделанная уже после Павла. Однако для столь решительного утверждения нет никаких текстуальных свидетельств. Данный отрывок прекрасно вписывается в контекст: покорность власти — это часть следования той «благой, угодной и совершенной» Божьей воле (12:2), которую Павел в общих чертах охарактеризовал. И, кроме того, эта покорность является конкретным примером заботы «о добром пред всеми человеками» (12:17). Павел, видимо, понимал, что римские христиане особенно нуждались в таком совете. Есть свидетельства, что приблизительно в это время различные группы, находившиеся в столице, включая иудеев, призывали не платить подати (Тацит. Анналы. 15.50 и дал.). Поэтому Павел советует христианам Рима платить их (6,7), усматривая в этом часть их общей гражданской обязанности подчиняться государственным властям (1а,5). Такая покорность необходима, утверждает Павел, потому что власти установлены Богом, чтобы осуществлять Его цели, вознаграждая добро и наказывая зло.

Слово власти (греч. exousiai) обозначает здесь людей, наделенных полномочиями в осуществлении светского правления; во времена Павла речь, конечно же, шла в первую очередь об имперских чиновниках, включая тех, которые находились в провинциях. Призыв быть покорными этим властям говорит о том, что надо признавать их начальственное положение над верующим в том «устроении», которое существует в этом мире. Это «устроение» включает как светские установления, не имеющие Божьего одобрения (напр.: рабство; Тит 2:9; 1Пет 2:18), так и те, которые утверждены Богом на благо Его народа (напр.: брак, см.: Еф 5:22; Кол 3:18; Тит 2:5; 1Пет 3:1,5; семья, см.: Лк 2:51; пасторство, см.: 1Кор 16:16; 1Пет 5:5; в Еф 5:21, вероятно, имеется в виду брак, семья и положение раба). В первых четырех стихах Павел ясно показывает, что власть, исходящая от человека, однозначно входит в эту последнюю категорию. Вторя Ветхому Завету (Прит 8:15,16; Ис 40:15,23,24; Дан 2:21; 4:14,22,29; 5:21) и учению иудаизма (Прем. 6:3; Сир. 10:4; 17:14), Павел напоминает нам о том, что каждый начальник установлен Богом (tetagmenai) и поэтому он — Божий слуга, пусть даже косвенным образом или неосознанно (4,6). Поощряя делающих добро (3,4) и наказывая злодеев, начальствующие служат Богу. Поэтому, подобно всем прочим (ср.: 1), христиане должны делать то, что им предписывают правящие власти, и делать не просто из страха наказания, но и потому, что признают — за этим правлением стоит Бог, и мы должны делать все — ради Господа — по совести (5).

В этом фрагменте учение Павла предстает достаточно категоричным и перекликается с тем, что говорится в других новозаветных книгах (см. прежде всего: 1Пет 2:13−17). Однако для большинства христиан такое, казалось бы, категоричное требование делать то, что повелевают правители, создает определенные проблемы. Проблемы возникают не только в силу нашего собственного опыта — многим верующим приходится жить в условиях диктаторского и явно антихристианского правления, — но и благодаря самому Новому Завету, который иногда учит, что в некоторых ситуациях непослушание вполне оправдано (Деян 4:19,20; Откр.).

Таким образом, в отрывке 13:1−7 поднимается проблема, которая разрешается по-разному. Одни считают, что Павел призывает подчиняться власти только в том случае, если она выполняет возложенные на нее Богом обязанности: вознаграждает добро и наказывает зло. Наверное, в этом есть какая-то доля истины, хотя Павел не ставит христианское послушание в зависимость от поведения властей. Другие полагают, что Павел, вероятно, имеет в виду лишь ту конкретную ситуацию, которая сложилась в римской общине. Однако против этого выступает обобщающий характер языка (всякая душа, нет власти — в ст. 1). Более привлекательным кажется вариант, согласно которому требование Павла покоряться властям означает, что христиане должны отводить этой власти законное место в иерархии отношений, установленной Богом, иерархии, вершиной которой является Бог.

Таким образом, если, утвердившись незаконным образом, власть требует от нас, чтобы мы делали что-нибудь противоречащее воле нашего Господа, то мы имеем полное право — и даже обязаны — проявить непослушание. Однако такая точка зрения может неправомерно ослабить смысл слова «покорность» («будет покорна»). Лучше всего, вероятно, рассматривать отрывок 13:1−7 как утверждение общего принципа, каким образом христианину надо относиться к власти, признавая, что предполагаются какие-то исключения, которые, однако, не оговариваются.

13:8−10 Любовь и закон

Первая часть ст. 8 — переходная. Фраза не оставайтесь должными никому повторяет важный вывод, сделанный из необходимости подчиняться светским властям (ср.: 7а), и служит переходом к напоминанию о том, что у христиан есть лишь один долг, который они никогда не смогут оплатить: долг взаимной любви.

Павел возвращается к теме любви (см.: 12:9−21) и подчеркивает значение любви, утверждая, что она представляет собой исполнение (8 и 10) или самую суть (9) закона Моисея. На основополагающее значение «заповеди любви» (Лев 19:18) обращал наше внимание Сам Иисус (Мф 5:43; 19:19; 22:39; Мк 12:31; ср.: Ин 13:34,35), и она эхом отзывается во всем Новом Завете (ср.: Гал 5:14; Иак 2:8; 4:11,12; 1Ин.4:11). Павел говорит, что, исполняя эту заповедь, мы «исполняем» закон, ибо в ней «заключаются» все прочие заповеди. Однако он не имеет в виду, что все, что нам нужно, чтобы угодить Богу, — это любить и что до тех пор, пока мы испытываем это чувство, мы можем делать все, что нам хочется. Равным образом, он не считает, что любовь к другим — самая важная заповедь в законе или та атмосфера, в которой надо исполнять все прочие. Он скорее говорит о том, что теперь христиане любовью исполняют все требования Моисеева закона (по крайней мере те, которые касаются наших обязанностей по отношению к другим людям). Ибо любовь лежит в основе «закона Христова» (Гал 6:2; ср.: 1Кор 9:20,21), закона, который Иисус сделал мерилом жизни в том новом Царстве, в котором мы живем. И сам этот закон «исполняет» закон Моисея (см.: Мф 5:17).

13:11−14 Осознавая время

Этот фрагмент, посвященный основам христианской этики, Павел начал с напоминания о той новой ситуации, в которой теперь живут верующие, отвергшись «века сего» (12:2). И им же он его завершает. Верующим надо знать время — время, в которое мы ожидаем неминуемое наступление дня (12), того «дня Господа Иисуса», который принесет нам окончательное спасение. Как пояснил уже Павел (5:9,10), спасение — это процесс, который завершится только тогда, когда в последний день мы освободимся от изливающегося Божьего гнева (см. также: Флп 1:19; 2:12; 1Фес 5:9). По мере того как нынешний век совершает свое течение, этот день становится все ближе, бросая отблеск на время, в котором мы теперь живем. Отсюда и призыв апостола действовать как днем (12,13), удерживаясь от поступков, характерных для тьмы, для того мирового устроения, которое противостоит Богу. В ст. 14 говорится о том же самом, но иным языком: нам надо облечься в Господа нашего Иисуса Христа и облечься так, чтобы все нами совершаемое было сделано через Него и для Него. Мы не должны даже думать ни о каком из тех греховных желаний, которые берут начало в этом падшем и грешном мире (греч. sarx, «плоть», см.: примеч. к 7:5).

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

новый Библейский Комментарий на послание к Римлянам, 13 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.