Библия » Толкование Мэтью Генри

От Иоанна 9 глава

← 8 Ин 9 MGC 10

После удаления Христа из храма, о чем повествует конец предыдущей главы, и прежде событий, описанных в данной главе, Он в продолжение какого-то времени, как предполагают, двух или трех месяцев, находился в провинции; в этот временной промежуток д-р Лайтфут (Lightfoot) и другие исследователи, занимавшиеся согласованием Евангелий, помещают события, описанные в Лук. 10:17 13:17. События, описанные в Иоан. 7 и 8, происходили во время праздника Кущей в сентябре, а события, описанные в этой и последующей главах, имели место во время праздника Обновления в декабре, Иоан 10:22. Кларк (Mr. Clark) и другие рассматривают излагаемые здесь события как непосредственно следующие за событиями, изложенными в предыдущей главе. В этой главе описывается:

I. Чудесное исцеление слепорожденного, ст. 1-7.

II. Вызванные этим чудом дискуссии.

1. Разговоры соседей между собой и с исцеленным, ст. 8-12.

2. Между фарисеями и исцеленным, ст. 13-34.

3. Между Христом и исцеленным, ст. 35-38.

4. Между Христом и фарисеями, ст. 39 и до конца.

Стихи 1-7. Здесь описывается, как бедный нищий, родившийся слепым, получает зрение. Заметьте:

I. Внимание, обращенное нашим Господом Иисусом на жалкое положение этого бедного слепого (ст. 1): И проходя увидел человека, слепого от рождения. Первые слова этой главы, как кажется, напрямую связаны с последними словами предыдущей главы, что подтверждает точку зрения тех, кто при согласовании Евангелий помещает эту историю непосредственно после нее. Предыдущая глава заканчивается словом napfjyv – пошел далее, а эта глава начинается словами кт параушу – и проходя; Его имя повторно не упоминается, хотя наши переводчики добавляют его (в англ. переводе: «И проходя Иисус увидел...» – Прим. переводчика.).

1. Хотя иудеи сильно оскорбили Его, бросив Ему в высшей степени провокационный вызов, как словами, так и действиями, тем не менее Он не упускал возможности творить среди них добро и не принял решения, хотя оно было бы справедливым, навсегда оставить их без единого доброго дела.

2. Исцеление слепорожденного было добрым делом, сделанным в интересах народа, поскольку оно дало возможность зарабатывать на жизнь тому, кто прежде был обузой и бременем для окружающих. Служить народу даже тогда, когда нами пренебрегают и нас обижают или когда мы думаем, что с нами так обходятся, это благородно, великодушно, это значит уподобляться Христу. Хотя Он спешил уйти от угрожавшей Ему опасности, спасая Свою жизнь, тем не менее Он с готовностью сделал непродолжительную остановку в пути для того, чтобы оказать милость этому бедному человеку. Мы излишне спешим, когда проходим мимо возможностей делать добро.

3. Когда фарисеи изгнали от себя Христа, Он пошел к этому бедному, слепому нищему. Некоторые из древних исследователей видят в этом прообраз принесения Евангелия сидящим во тьме язычникам, когда иудеи отвергли и удалили его от себя.

4. Христос включил в Свой маршрут посещение этого бедного слепого и исцелил его in transitu проходя. Так и мы должны использовать всякую возможность творить добро, где бы мы ни находились, даже тогда, когда мы просто проходим мимо.

(1) Положение этого бедного человека было весьма печальным. Он был слеп, и притом от рождения. Если свет так приятен, то как уныло должно быть человеку, вынужденному во все дни свои есть впотьмах! Ослепший человек уже не наслаждается светом, а человек, слепой от рождения, не имеет о нем и понятия. Мне думается, что такой человек дорого заплатил бы за то, чтобы удовлетворить свое любопытство, созерцать, хотя бы в течение одного дня, свет и краски, формы и очертания предметов, даже если после этого ему уже никогда не пришлось бы их увидеть. На что дан свет жизни страдальцу, который лишен возможности видеть свет солнца, и которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком? (Иов 3:20-23). Прославим же Бога за то, что мы не находимся на месте этого слепого. Глаз является одной из самых удивительных частей нашего тела, его устройство поражает нас своим совершенством и красотой. Говорят, что при формировании зародыша животных первым наиболее четко различимым органом оказывается именно глаз. Какая милость оказана нам в том, что во время нашего образования в утробе не была совершена ошибка! Христос исцелял многих, кто стал слепым по причине болезни или вследствие несчастного случая, но в данном случае Он исцелил того, кто был слеп от рождения,

[1] Чтобы показать, как Его могущество помогает в самых безнадежных ситуациях и действует тогда, когда никто другой не может помочь.

[2] Чтобы дать образец того, как действует в душах грешников Его благодать, дающая прозрение тем, кто был слеп от рождения.

(2) Сострадание нашего Господа Иисуса к слепому было самым нежным. Он увидел его, то есть заметил его тягостное положение и озабоченно посмотрел на него. О Боге сказано, что когда Он намеревается совершить избавление, то Он видит страдание; так и Христос увидел страдание этого бедного человека. Другие тоже видели его страдание, но не так, как Он. Этот бедный человек не мог видеть Христа, но Христос увидел его и предупредил его моления и ожидания удивительным исцелением. Христа часто находят не искавшие Его и не видевшие Его, Ис 65:1. И если мы узнали или достигли чего-либо в познании Христа, то это потому, что мы сначала получили познание от Бога (Гал 4:9) и были достигнуты Им, Фил 3:12.

II. Разговор, состоявшийся между Христом и Его учениками по поводу этого человека. Когда Он вышел из храма, они пошли с Ним, ибо они пребывали с Ним в напастях Его и следовали за Ним всюду, куда бы Он ни шел. И они ничего не потеряли от того, что постоянно сопровождали Его, но, напротив, приобрели значительный опыт. Заметьте:

1. Вопрос, заданный учениками своему Учителю относительно бедственного положения этого слепого, ст. 2. Когда Христос посмотрел на него, они также обратили на него свои взоры; сострадание Христа должно возбуждать и в нас сострадание. Вполне вероятно, что Христос сказал им о том, что этот бедный человек родился слепым, или же они сами узнали, услышав молву о нем. Однако они не побуждали Христа исцелить его. Вместо этого они задали касательно него весьма странный вопрос: «Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» Этот их вопрос был:

(1) Немилосердно строгим. Они считали само собой разумеющимся, что это необычайное бедствие было наказанием за необычайный грех и что этот человек был наибольшим грешником среди всех живущих в Иерусалиме, Лук 13:4. Когда иноплеменники заключили, сказав: «Верно, этот человек – убийца», это было не так странно, но неизвинительно делать такое заключение тем, кто знаком с Писаниями, кто читал, что всему и всем – одно, и знал о решении, вынесенном по делу Иова, – что на величайших страдальцев не следует смотреть как на величайших грешников. Наши собственные страдания называются, на языке исправляющей благодати, наказаниями, а страдания других людей, на языке милующей благодати, называются испытаниями, если только обратное не выступает слишком очевидно.

(2) Излишне дотошным. Заключив, что это несчастье было наказанием за какое-то особо тяжкое преступление, они спрашивают: «Кто согрешил, он или родители его?» А им что до этого? Или какую пользу принесло бы им знание этого? Мы больше склонны интересоваться чужими грехами, нежели своими собственными, в то время как должны больше заботиться о том, чтобы узнать, почему Бог борется с нами, нежели о том, почему Он борется с другими людьми; ибо судить самих себя есть наша обязанность, а судить брата – наш грех. Они спрашивают:

[1] Не был ли этот человек наказан таким образом за какой-нибудь свой личный грех, совершенный или предвиденный Богом прежде его рождения? Некоторые думают, что ученики были заражены учением пифагорейцев о существовании души до существования тела и переселении ее из одного тела в другое. Не была ли душа этого человека осуждена на заключение в темницу, какой было для нее это слепое тело, в наказание за какой-то ужасный грех, совершенный ею в другом теле, в котором она жила прежде? Кажется, фарисеи держались такого же мнения об этом человеке, когда сказали: «Во грехах ты весь родился» (ст. 34), как будто все те, и только те, родились во грехах, кого заклеймила природа. Или:

[2] Не был ли он наказан за грехи своих родителей, за которые Бог иногда наказывает детей? Вот почему родители должны остерегаться греха, чтобы после их смерти не пришлось расплачиваться за него их детям. Не будем же такими жестокими к своим детям, как страус пустыни. Возможно, ученики задали этот вопрос не потому, что верили в то, что в данном случае имело место наказание за какой-то грех, совершенный либо самим больным, либо его родителями, но потому, что Христос незадолго перед этим сказал другому больному, что причиной его болезни является именно грех, Иоан 5:14. «Учитель, – спрашивают они, – чей грех является причиной этой болезни?» Не зная, чем можно объяснить такую судьбу человека, они желают получить разъяснение. Божьи определения всегда справедливы, ибо правда Его, как горы Божьи, но при этом они не всегда поддаются объяснению, ибо судьбы Его – бездна великая.

2. Ответ Христа на этот вопрос. Он всегда был склонен учить Своих учеников и исправлять их ошибки.

(1) Он объясняет причину слепоты этого бедного человека: «Не согрешил ни он, ни родители его, но для того он родился слепым и оставался таковым до сего дня, чтобы теперь наконец на нем явились дела Божьи» (ст. 3). Христос, в совершенстве знавший скрытые источники Божественных определений, сообщил им две истины относительно таких необычных бедствий, а именно:

[1] Что они не всегда посылаются в наказание за грех. Греховность всего человеческого рода оправдывает Бога во всех его несчастьях этой жизни; так что те, кого они касаются меньше всего, должны говорить, что Бог добр, а те, кого они касаются больше всего, не должны говорить, что Он несправедлив. Однако многие в этой жизни намного несчастнее других, хотя и не намного грешнее их. Бог поразил этого человека таким образом просто потому, что он был грешник и его родители были грешники, а не потому, что в нем или в них нашлась какая-то особая вина.

Примечание. Мы должны остерегаться судить о ком-либо как о великих грешниках на том основании, что они являются великими страдальцами, чтобы нам не оказаться не только преследователями тех, кого Бог поразил (Пс 68:27), но и обвинителями тех, кого Он оправдал, и судьями тех, за кого умер Христос, что само по себе дерзко и опасно, Рим 8:33,34.

[2] Что они иногда предназначаются исключительно для славы Божьей и для явления дел Божьих. Бог имеет верховную власть над всем Своим творением и владеет исключительным правом на него, поэтому Он может заставить его служить Своей славе таким путем, каким найдет нужным, делами или страданиями. И если Бог прославляется, через нас или в нас, значит мы не были созданы напрасно. Этот человек родился слепым, он должен был родиться таким и долго оставаться без света, чтобы на нем явились дела Божьи. То есть,

Во-первых, чтобы на нем были явлены свойства Бога – Его справедливость, подвергающая грешного человека таким тяжким скорбям, Его сила и благость, поддерживающие бедного человека в тяжком и томительном страдании, но особенно Его сверхъестественные сила и благость, проявившиеся в его исцелении.

Примечание. Трудности в понимании действий Провидения, никак иначе не объяснимых, могут найти разрешение в следующем: Бог совершает их с целью показать Себя в них, явить Свою славу, Себя Самого, чтобы обратить на Себя внимание. Тех, кто не замечает Его в естественном порядке вещей, иногда тревожат вещи сверхъестественные. Поэтому добродетельный человек может находить удовлетворение, лишаясь своих утешений, будучи уверен в том, что таким образом Бог, тем или иным путем, обретает Свою славу!

Во-вторых, чтобы на нем были явлены советы Божьи, касающиеся Искупителя. Он родился слепым, чтобы наш Господь Иисус имел честь исцелить его и таким образом доказать Свое посланничество от Бога в качестве истинного света миру. Таким образом были допущены падение человека и последовавшая за ним слепота, чтобы в отверзении очей слепого явились дела Божьи. Много времени прошло с тех пор, как родился слепым этот человек, но только сейчас обнаружилось, почему он был слеп.

Примечание. Намерения Провидения обычно не раскрываются до тех пор, пока не пройдет достаточное время, возможно, многие годы. Предложения в книге Провидения бывают иногда длинными, и потому прежде, чем можно будет понять их смысл, приходится довольно много прочитать.

(2) Он объясняет причину Своего рвения и Своей готовности оказать помощь этому человеку и исцелить его, ст. 4, 5. Ею было не желание показать Себя, а стремление исполнить данное Ему поручение: «Мне должно делать дела Пославшего Меня (и это одно из них), доколе есть день, время для труда; приходит ночь, такое время суток, когда никто не может делать». Это объясняет не только то, почему Христос постоянно творил добро душам и телам людей, но и то, почему Он сотворил именно это доброе дело, хотя был субботний день, в который разрешалось делать только самые неотложные дела, – Он показывает тем самым, что это дело действительно было неотложным.

[1] Такова была воля Его Отца: Мне должно делать дела Пославшего Меня.

Примечание.

Во-первых, когда Отец послал Сына Своего в мир, Он дал Ему дело, которое Он должен был совершить; Он пришел в этот мир не для того, чтобы занять видное положение, но для того, чтобы совершить дело; кого Бог посылает, тем Он дает дело, ибо Он посылает их не для того, чтобы они были праздными.

Во-вторых, дела, которые Христос должен был творить, были делами Пославшего Его; они были не только определены Им, но и творились для Него; Христос был соработником у Бога.

В-третьих, Ему угодно было взять на Себя строжайшие обязательства делать то дело, на которое был послан: Мне должно делать. Он обязал Свое сердце заветом искупления – приближаться к Богу в качестве Посредника, Пер 30:21. Неужели мы хотим быть свободными, когда Христос пожелал быть связанным?

В-четвертых, взяв на Себя обязательство совершить Свое дело, Христос прилагал к нему все Свои силы и старания. Он делал дела, которые должен был делать, еруаовт тсс руа – сделал делом то, что было Его делом. Недостаточно только смотреть на наше дело и говорить о нем, но мы должны делать его.

[2] Теперь Ему представилась возможность для этого: «Мне должно делать, доколе есть день, доколе есть время, назначенное для труда, и доколе есть свет, данный для труда». У Христа был Свой день.

Во-первых, все дело, касающееся Царства Посредника должно было совершиться в пределах времени и в этом мире; ибо в конце мира, когда времени уже не будет, Царство будет предано Богу и Отцу и совершится тайна Божья.

Во-вторых, все то дело, которое Он лично должен был совершить на этой земле, должно было совершиться до Его смерти; время Его жизни в этом мире и есть тот самый день, о котором здесь говорится.

Примечание. Время нашей жизни – это наш день, в который мы должны совершать дела этого дня. День является особым временем, отведенным для труда (Пс 113:22,23); в продолжение дня жизни мы должны быть заняты делом, а не растрачивать впустую дневное время и не развлекаться при свете дня; для отдыха будет достаточно времени, когда наш день подойдет к концу, ибо это всего лишь день.

[3] Конец Его возможностей был уже близок, и потому Он спешил действовать: «Приходит ночь, когда никто не может делать».

Примечание. Сознание того, что время нашей кончины приближается, должно побуждать нас использовать все возможности этой жизни для того, чтобы творить добро и достигать доброго. Приходит ночь, она непременно придет, она может прийти неожиданно, она уже приходит, наступая все ближе и ближе. Мы не можем исчислить, как скоро закатится наше солнце, ведь оно может закатиться и в полдень. Точно так же мы не можем гарантировать себе сумерки, отделяющие день жизни от ночи смерти. Когда приходит ночь, мы не можем делать, потому что свет, делающий наш труд возможным, исчезает; могила есть место тьмы, а наш труд не может совершаться во тьме. И, кроме того, время, отпущенное нам для совершения нашего труда, тогда истечет; когда наш Учитель связал нас обязанностью, тогда же Он связал нас и пределами времени. Когда наступает ночь, тогда работников созывают; тогда наше дело обнаружится и мы получим соответственно тому, что мы делали. В мире воздаяния мы уже не будем проходить испытания; слишком поздно приглашать работников, когда свеча уже догорела. Христос использует это в качестве довода, чтобы призвать Себя Самого к определенным стараниям в Своем труде, хотя внутри Него не было никакого сопротивления этому, которое Ему следовало бы побороть. Тем более наши сердца нуждаются в том, чтобы воздействовать на них такими же и подобными им размышлениями и оживить их.

[4] Его делом в этом мире было освещать его (ст. 5): «Доколе Я в мире (а это будет продолжаться недолго), Я свет миру». Он уже однажды сказал это, Иоан 8:12. Он есть Солнце правды, которое не только несет на своих крыльях свет для тех, кто может видеть, но и исцеление в лучах своих для тех, кто слеп и не может видеть; оно намного превосходит по своей силе то великое светило, которое управляет днем. Христос пожелал исцелить этого слепого человека, этого представителя слепого мира, потому что пришел для того, чтобы быть светом миру, чтобы давать не только свет, но и прозрение. Это должно,

Во-первых, побуждать нас обращаться к Нему как к руководящему, оживляющему, освежающему свету. К кому же еще нам следует направлять наши взоры, как не к Нему? Куда еще нам следует устремлять наши очи, как не к свету? Как мы пользуемся солнечным светом без денег и без платы, так точно можем пользоваться благодатью Христа. Это,

Во-вторых, показывает нам добрый пример полезности в этом мире. Что Христос говорит о Себе, то Он говорит и о Своих учениках: «Вы – свет мира», а если так, то: «Да светит свет ваш пред людьми». Для чего еще были изобретены свечи, как не для того, чтобы гореть?

III. Способ исцеления этого слепого, ст. 6, 7. Обстоятельства этого чуда носят исключительный характер и, несомненно, имеют важное значение. Сказав это, в наставление Своим ученикам и с целью открыть их умы к разумению, Он обратился к слепому, чтобы открыть его глаза. Он не отложил это дело до того времени, когда мог бы совершить его либо более тайно, чтобы обеспечить Себе большую безопасность, либо более открыто, чтобы обеспечить Себе большую славу, либо после того, как окончится суббота, чтобы дать меньше поводов для соблазна. Когда у нас появляется возможность сделать доброе дело, мы должны делать его быстро; тот, кто никогда не берется за доброе дело до тех пор, пока против него не будет ни одного возражения, оставляет навсегда не совершенными много добрых дел, Еккл 11:4. В данном исцелении заметьте:

1. Приготовление глазной мази. Христос плюнул на землю и сделал брение из плюновения. Он мог бы исцелить его и словом, как исцелял других, однако предпочел сделать это именно таким образом, чтобы показать тем самым, что Он не связан никаким методом. Он сделал брение из собственного плюновения, потому что поблизости не было воды. Этим Он хотел научить нас не быть слишком щепетильными или тщательными, но, когда нам предоставляется возможность, с готовностью обходиться тем, что оказывается под рукой, если это годится для достижения нашей цели. Зачем ходить далеко в поисках того, что может быть найдено более близким путем? Использование Христом собственного плюновения указывает на то, что исцеляющая сила находится во всем, что принадлежит Христу; брение, сделанное из Его плюновения, было намного более драгоценным, нежели галаадский бальзам.

2. Применение этого брения: И помазал брением глаза слепому. Или же, как указывает Примечание на полях, размазал (enexpiaev) брение, обмазал брением глаза слепого, как добрый врач. Он проделал эту операцию собственноручно, хотя пациентом был простой нищий. Христос сделал это с тем, чтобы:

(1) Явить Свое могущество в восстановлении зрения слепого человека таким способом, который, казалось бы, больше годился для ослепления зрячего человека. Брение, намазанное на глаза, должно было бы закрыть их, но никак не открыть.

Примечание. Сила Божья часто действует противоречиво: прежде чем сделать людей зрячими, Бог дает им почувствовать их собственную слепоту.

(2) Дать понять, что в этом действовала Его рука, та же самая, которая в начале сотворила человека из праха земного; ибо Им Бог веки сотворил, как большой мир, вселенную, так и маленький мир – человека. Человек был образован из праха и слеплен как бы из глины, и здесь Христос использовал те же самые материалы, чтобы дать человеческому телу зрение, которые Он первоначально использовал для того, чтобы дать ему бытие.

(3) Представить прообразно, как благодать Иисуса Христа исцеляет и открывает глаза разума. Цель Евангелия состоит в том, чтобы открыть глаза людям, Деян 26:18. Глазная мазь, совершающая духовное исцеление, приготовлена Христом; она составлена не из плюновения, как эта мазь, а из Его Крови, из Крови и воды, истекших из Его пронзенного ребра. Мы должны прийти к Христу за этой глазной мазью, Отк 3:18. Только Он умеет и только Ему поручено составлять ее, Лук 4:18. Средства, используемые для этого, просты и непривлекательны, и оказываются действенными только благодаря всемогуществу Христа. Чтобы просветить темный мир и дать зрение миллиардам слепых душ, Бог избрал для этого немудрое, немощное и уничиженное. А метод, который использует Христос, заключается в том, чтобы сперва дать людям понять, что они слепы (как это видно на примере этого несчастного, чьи глаза были замазаны брением), и только потом дать им зрение. Павел в момент своего обращения был поражен слепотой и оставался слеп в течение трех дней, и только после этого как бы чешуя отпала от глаз его. Путь, предложенный для приобретения духовной мудрости, таков: Будь безумным, чтоб быть мудрым, 1Кор 3:18. Мы должны прежде почувствовать неудобство, причиняемое нашей слепотой, подобно этому человеку, и только затем уже получить исцеление.

3. Указания, данные этому слепому, ст. 7. Его Врач сказал ему: «Пойди, умойся в купальне Силоам». Не потому, что омытие было необходимо для того, чтобы сделать действенным исцеление, но:

(1) Христос хотел таким образом испытать его послушание – подчинится ли он в простоте веры повелению Того, Кто был таким чужим для него.

(2) Он также хотел испытать, насколько сильно он был привязан к преданиям старцев, учивших, возможно, научивших и его (ибо многие слепые очень много знают) тому, что умывать глаза слюной, пусть даже и в медицинских целях, в субботу, не говоря уже о том, чтобы идти в купальню, чтобы промыть их, есть нарушение закона.

(3) Он хотел таким образом показать, что в методе духовного исцеления отведено место и для нас, мы должны исполнить свои обязанности в нем, хотя результаты его следует приписывать исключительно силе и благодати Божьей. Исследуйте Писания, совершайте служение, общайтесь с мудрыми потому что это подобно омовению в купальне Силоам. Обетованные дары благодати могут быть получены только на пути исполнения установленных церковных обрядов. Воды крещения для выросших во тьме подобны купальне Силоам, в которой они не только могут умыться и очиститься, но и омыться и сделаться зрячими. Поэтому о крещеных говорят, что они фаповед – просвещенные, а само крещение в древности называли фшткщдд – просветление. Относительно купальни Силоам можно заметить следующее:

[1] Она наполнялась водой, текущей с горы Сион, так что эти воды были водами святилища (Пс 45:5), живыми водами, способными исцелять, Иез 47:9.

[2] Воды Силоама издревле знаменовали собой престол и царство дома Давидова, указывая при этом на Мессию (Ис 8:6), а иудеи пренебрегали водами Силоама, то есть учением и законом Христа, и восхищались преданиями старцев. Христос хотел испытать этого человека и узнать, припадет он к водам Силоама или нет.

[3] Евангелист отмечает значение слова Силоам: Силоам означает посланный. Христос часто называется посланным от Бога, Ангелом завета (Мал 3:1); так что, посылая слепого в купальню Силоам, Христос в действительности послал его к Самому Себе, ибо Христос есть все во всем в деле исцеления душ. Христос-пророк направляет нас к Самому Себе как священнику: Пойди, умойся в открывшемся источнике, источнике жизни, а не в купальне.

4. Послушание больного этим указаниям: Он пошел, сопровождаемый, вероятно, кем-либо из своих друзей. Или он, возможно, настолько хорошо знал Иерусалим, что сам мог найти туда дорогу. Природа часто восполняет недостаток зрения необычайной сообразительностью. И он умылся. Вероятно, ученики или кто-нибудь из стоящих рядом уведомили его о том, что повелевший ему это сделать был тот самый Иисус, о Котором он так много слышал; иначе бы он не отправился по поручению, которое очень сильно напоминало поручение сумасшедшего. Доверившись могуществу Христа и подчинившись Его повелению, он пошел и умылся.

5. Как совершилось исцеление: И пришел зрячим. В этом кратком описании: он пошел и умылся, и пришел зрячим – содержится больше славы, чем в высказывании Цезаря: «Veni, vidi, vici» – «Пришел, увидел, победил». Когда брение было смыто с его глаз, вместе с ним были удалены и все прочие помехи; так, когда муки и борьба, сопровождающие новое рождение, прекращаются, боль и ужасы, связанные с обличением, проходят, тогда одновременно с ними спадают оковы греха и их сменяют чудный свет и свобода. Обратите внимание, как здесь проявились:

(1) Всемогущество Христа. Что не может сделать Тот, Кто не только смог сделать такое, но и смог сделать это таким образом? Комком грязи, возложенным на оба глаза и потом смытым с них водой, Он мгновенно удалил катаракты, которые не смог бы удалить даже самый умелый глазной хирург, вооруженный прекрасным инструментом и имеющий самую набитую на этом деле руку. Несомненно, Сей есть Тот, Который должен придти, ибо от Него слепые получают прозрение.

(2) Сила веры и послушание. Этот человек позволил Христу сделать то, что Ему было угодно, и исполнил то, что Он повелел ему, и таким образом исцелился. Желающие получить исцеление от Христа должны подчиняться Его водительству. Он возвратился из купальни в общество своих соседей и знакомых, дивясь происшедшему и вызывая удивление других; он пришел зрячим. Это символизирует то благословение, которое обретают души, участвуя в установленных Христом обрядах; они приходят в купальню Силоам слабыми, а уходят из нее получившими силу; приходят, одолеваемые сомнениями, а уходят удовлетворенными; приходят плачущими, а уходят радующимися; приходят с трепетом, а уходят с ликованием, приходят слепыми, а уходят зрячими, уходят с песнями, Ис 52:8.

Стихи 8-12. Такое замечательное событие, как прозрение слепорожденного, не могло не стать предметом городских толков, и многие относились к нему не более серьезно, чем к любой другой кратковременной сенсации, вызывающей разговоры в городе; но о разговорах соседей по поводу данного чуда сообщается нам с той целью, чтобы подтвердить свершившийся факт. То, что вначале не принимается с доверием без тщательного исследования, впоследствии может быть принято без всяких сомнений. На этом совещании обсуждались два вопроса:

I. Был ли этот человек тем же самым, который прежде был слепым, ст. 8.

1. Соседи, жившие рядом с тем местом, где он родился и вырос, и знавшие, что он родился слепым, не могли не прийти в изумление, когда увидели, что он прозрел, причем внезапно и совершенно; и они сказали: «Не тот ли это, который сидел и просил милостыни?» Этот слепой был, по-видимому, нищим, так как был не способен зарабатывать себе на жизнь, и поэтому был свободен от обязательства, накладываемого на человека законом: кто не работает, тот и не ешь. Поскольку он не мог ходить далеко, он сидел; если мы не можем трудиться для Бога, то должны спокойно сидеть для Него. Поскольку он не мог работать, а его родители не в состоянии были его содержать, он просил милостыни.

Примечание. Не могущие содержать себя никаким иным путем не должны стыдиться просить милостыни, подобно неверному управителю; не следует ничего стыдиться, кроме греха. Среди нищих существуют истинно нуждающиеся в милосердии, их следует отличать от других; мы не должны допускать, чтобы пчелы умирали от голода потому, что между ними попадаются трутни или осы. В отношении этого человека можно заметить следующее:

(1) Провидение предусмотрело, чтобы тот, над кем было совершено это чудо, был обыкновенным нищим, то есть широко известным и приметным человеком, благодаря чему могла быть лучше подтверждена истинность чуда и могло быть больше свидетелей его против неверующих иудеев (не веривших, что он был слеп), чем было бы их в случае человека, жившего на иждивении в доме отца своего.

(2) К нему была проявлена особая снисходительность Христа, так как Он, кажется, больше (если так можно выразиться) приложил стараний для исцеления этого простого нищего, нежели для исцеления кого-то другого. Хотя Его чудеса могли бы много выиграть, если бы совершались над людьми знаменитыми, тем не менее Он останавливал Свой выбор на тех, кого делала знаменитыми не их сановитость, а их бедность и нищета.

2. В ответ на этот вопрос:

(1) Одни говорили: «Это он, тот самый» – и тем свидетельствовали об истинности этого чуда, ибо уже давно знали его как совершенно слепого человека.

(2) Другие, считавшие невозможным, чтобы родившийся слепым вдруг стал видеть, говорили, исключительно по этой, а не по какой-то другой причине: «Это не он, но похож на него»; таким образом они признавали, что если это был все-таки он, то над ним было совершено великое чудо. Из этого мы можем взять для себя повод подумать:

[1] О мудрости и могуществе Провидения, производящего такое универсальное многообразие мужских и женских лиц (между которыми не найдется и двух, похожих друг на друга настолько, чтобы их невозможно было отличить), какое необходимо для общества, торговли и для отправления правосудия.

[2] И о той чудесной перемене, которую преобразующая благодать Божья совершает в некоторых, бывших прежде злыми и негодными, а ныне изменившихся настолько совершенно и очевидно для постороннего глаза, что уже никто не узнает в них тех, кем они были раньше.

3. Это противоречие вскоре было разрешено самим прозревшим: Он же говорил: это я. «Я тот самый человек, который еще совсем недавно сидел и просил милостыни; я тот слепой, который прежде был объектом милосердия людей, но теперь я вижу и являюсь памятником милости и благодати Божьей». Мы не находим того, чтобы соседи обращались к нему за разрешением этого спорного вопроса, он сам вмешался в разговор, услышав спор о себе, и положил конец ему. Мы должны отдавать нашим соседям должную справедливость, исправляя их ошибки, и представлять пред ними, насколько это возможно с нашей стороны, вещи в их истинном свете. Применяя это духовно, мы извлекаем следующий урок: просвещенные спасительной благодатью Божьей должны быть готовы засвидетельствовать о том, кем они были до того, как в них была произведена эта благословенная перемена, 1Тим 1:13,14.

II. Как открылись его глаза, ст. 10-12. Теперь они оборачиваются, и видят свет великий, и начинают расспрашивать о нем дальше. Он не трубил перед Собою, творя милостыни, и не совершал Своих исцелений на сцене; и тем не менее они, подобно городу, стоящему на верху горы, не могли укрыться. Этих соседей интересуют два вопроса:

1. Метод лечения: «Как открылись у тебя глаза?» Так как дела Господни велики, они должны быть вожделенны, Пс 110:2. Хорошо наблюдать, какими путями и методами совершаются дела Божьи, они представляются нам тогда в еще более чудном свете. Можно применить это в духовном смысле: странно, что слепые глаза открываются, но еще более странно то, каким образом они открываются; как немощны средства, применяемые для этого, и как сильна оппозиция, которая побеждается при этом. Отвечая на их вопрос, бывший слепой ясно и полно описывает происшедшее: «Человек, называемый Иисус, сделал брение... Я... прозрел» (ст. 11).

Примечание. Испытавшие на себе действие силы и благости Божьей, в чем-то земном или духовном, должны быть всегда готовы рассказать другим о пережитом ими опыте, ради славы Божьей и с целью наставления и ободрения других людей. Посмотрите на собранный Давидом свой собственный опыт и опыт других людей, Пс 33:5-7. В этом состоит наш долг перед нашим Благодетелем и перед нашими братьями. Божьи благости впустую растрачиваются на нас, когда они теряются в нас и не передаются нами далее.

2. Кто совершил это исцеление (ст. 12): «Где Он?» Одни, возможно, задавали этот вопрос из любопытства. «Где Он, чтобы нам увидеть Его?» Человек, творивший подобные исцеления, представлял собой зрелище, достойное того, чтобы пройти далекий путь и увидеть его. Другие, возможно, задавали этот вопрос из недобрых побуждений. «Где Он, чтобы нам схватить Его?» Было повсюду разглашено, что Он разыскивается и подлежит аресту (Иоан 11:57); бездумная толпа, вопреки здравому смыслу и справедливости всегда плохо думает о тех, чью репутацию очерняют. А кто-то, мы надеемся, задавал этот вопрос из добрых побуждений. «Где Он, чтобы нам познакомиться с Ним? Где Он, чтобы нам прийти к Нему и вкусить от Его благодеяний, на которые Он так щедр?» Он ничего не смог сказать в ответ на это: «Не знаю». по-видимому, Христос сразу же удалился после того, как послал его в купальню Силоам (Он делал то же и раньше, Иоан 5:13), и не ждал его возвращения, как если бы Он сомневался в результате или ожидал услышать от него слова благодарности. Смиренные души находят больше удовольствия в том, чтобы делать добро, нежели в том, чтобы слушать о нем снова и снова; для этого будет достаточно времени в воскресение праведных. Этот человек не видел еще Иисуса, ибо в тот момент, когда он прозрел, он уже потерял своего Врача; он и сам, наверно, спрашивал: «Где Он?» Ничто из всего того нового и удивительного, что предстало его взору, не могло быть приятнее для его глаз, чем возможность увидеть Христа хотя бы один раз, но он до настоящего момента не знал о Нем ничего, кроме того только, что Его звали, и притом верно звали, Иисус-спаситель. Так, рассматривая труд благодати, совершенный над душой, мы замечаем перемену, происшедшую в ней, но не замечаем руки, которая ее производит; ибо путь Духа подобен пути ветра, голос которого слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит.

Стихи 13-34. Следовало бы ожидать, что такое чудо, какое сотворил Христос над этим слепым человеком, должно было защитить Его репутацию и повергнуть в молчание и стыд всех Его противников, однако результат был совершенно противоположный: вместо того чтобы принять Его как пророка на основании совершенного Им чуда, Его стали преследовать как преступника.

I. Сообщение, донесенное фарисеям по поводу этого дела: Повели сего бывшего слепца к фарисеям, ст. 13. Его привели в великий синедрион, состоявший, главным образом, из фарисеев; по крайней мере, фарисеи в синедрионе были самыми активными противниками Христа.

1. Некоторые полагают, что приведшие этого человека к фарисеям сделали это с добрым намерением, желая доказать им, что Иисус, Которого они гнали, был совсем не тем, за кого они Его выдавали, а поистине великим Человеком, доказавшим Божественное происхождение Своей миссии. То, что когда-то убедило нас в истинности и превосходстве нашей религии и удалило наши предрассудки против нее, мы должны быть готовы, когда представится возможность, предложить вниманию и других людей в целях их убеждения.

2. Однако более вероятным кажется то, что они сделали это со злым умыслом, чтобы возбудить фарисеев еще больше против Христа, хотя в этом не было никакой нужды, ибо они и без того уже были достаточно ожесточены. Они привели Его, предполагая (как сказано в Иоан 11:47,48): «Если оставим Его так, то все уверуют в Него».

Примечание. Правители, в которых живет дух преследования, никогда не будут испытывать недостатка в злобных орудиях, способных раздувать огонь и делать его жарче.

II. Что послужило основанием для этого сообщения и в каком виде оно было представлено. Доброе подвергают злословию не иначе, как приписав ему нечто злое. В данном случае было выдвинуто обвинение в том (ст. 14), что была суббота, когда Иисус сделал брение и отверз ему очи. Осквернение субботы действительно является грехом и сообщает человеку весьма дурную репутацию; однако предания иудеев сделали нарушением закона о субботе то, что было очень далеко от этого. Этот вопрос много раз обсуждался между Христом и иудеями, чтобы раз и навсегда получить свое разрешение во благо Церкви на все века. Но можно спросить: «Зачем Христу нужно было не только творить чудеса в субботу, но и творить их так, чтобы они непременно служили соблазном для иудеев? Почему, исцелив расслабленного, Он повелел ему нести постель свою? Разве Он не мог исцелить этого слепого, не делая брения?» Я отвечают на это так:

1. Он не хотел, чтобы о Нем думали, будто Он готов подчиниться власти, узурпированной книжниками и фарисеями. Их правление было незаконным, их постановления – произвольными, их ревность об обрядах поглощала все существенное в религии. Поэтому Христос ни на час не хотел уступить и покориться им. Христос подчинился закону Божьему, но не их закону.

2. Он делал это для того чтобы словом и делом разъяснить закон четвертой заповеди и защитить его от их превратных толкований, чтобы научить нас, что суббота должна постоянно соблюдаться в церкви, каждую неделю, в один из семи дней (ибо зачем тогда нужно было бы объяснять этот закон, если бы сегодня он уже не имел своей силы?) и что мы не должны соблюдать ее посредством совершения обрядов, как соблюдали ее иудеи. Неотложные дела и дела милосердия позволительно делать в субботу, и субботний покой должен соблюдаться не столько ради самого покоя, сколько ради дел, творимых в субботу.

3. Христос предпочитал совершать Свои исцеления именно в субботу потому, что желал почтить и освятить этот день, показать, что духовные исцеления должны совершаться главным образом в день христианской субботы. Как много слепых глаз было открыто посредством проповеди Евангелия, этой благословенной глазной мази, в день Господень! Как много расслабленных душ было исцелено в этот день!

III. Разбирательство и расследование этого дела фарисеями, cт. 15. Так много гнева, предвзятости и сварливости и так мало здравой рассудительности обнаруживается в этом расследовании, что это было не что иное, как допрос. Когда к ним привели человека, пережившего такой необычайный опыт, казалось бы, что они должны были так восторгаться свершенным чудом и поздравлять этого бедного человека с его счастьем, что не могли бы быть с ним сварливыми. Однако их враждебное отношение к Христу лишило их всякой человечности, да и Божественности тоже. Посмотрим, как они приставали к этому человеку со своими расспросами.

1. Они допрашивали его относительно исцеления.

(1) Они сомневались, был ли он действительно слепорожденным, и потребовали доказательства того, что было признано даже обвинителями (ст. 18): они не поверили, то есть не захотели поверить, что он родился слепым. Люди, ищущие повода для опровержения самых очевидных истин, могут найти его, если захотят, и те, кто решился твердо держаться обмана, никогда не будут иметь недостатка в средствах, помогающих держаться его. Это была не разумная осторожность, а предубежденное неверие. Однако они избрали добрый путь для уточнения обстоятельств случившегося: Они призвали родителей сего прозревшего. Они сделали это в надежде опровергнуть чудо. Эти родители были бедными и боязливыми людьми, и если бы они сказали, что они не могут быть уверены в том, что это их сын или что он родился с плохим, слабым зрением, которое, возможно, давно уже было бы восстановлено, если бы они были в состоянии помочь ему или если бы они нашли какой-то другой уклончивый ответ, боясь предстать перед судом, то фарисеи добились бы своего, лишили бы Христа славы, явленной в этом чуде, и это привело бы к уменьшению и всей остальной Его славы. Но Бог устроил все так и так повернул их расследование, что оно обернулось для них еще более убедительным доказательством чуда и поставило их перед необходимостью признать либо истинность чуда, либо свое поражение. В этой части расследования мы находим:

[1] Вопросы, заданные родителям (ст. 19): Они спросили их повелительным тоном, в котором чувствовалась угроза: «Это ли сын ваш? Можете ли вы в этом поклясться? Вы говорите, что он родился слепым? Вы уверены в этом? Или он только прикидывался таковым, чтобы оправдать свое попрошайничество? Как же он теперь видит? Этого не может быть, и потому вам лучше было бы отказаться от своих слов». Не могущие переносить свет истины делают все возможное со своей стороны для того, чтобы затмить его и помешать обнаружению его. Так, ведущие следствие, или, точнее, неправильно ведущие его, уводят свидетелей с истинного пути, уча их тому, как скрыть или как исказить истину, и тем навлекают на себя двойное проклятие, подобное проклятию Иеровоама, который сам грешил и Израиля ввел в грех.

[2] Их ответы на эти расспросы, в которых:

Во-первых, они полностью подтверждают то, что могли сказать по этому делу с уверенностью; с уверенностью, то есть основываясь на своем собственном знании, и без риска для себя, то есть не загоняя себя в premunire (cт. 20): «Мы знаем, что это сын наш (ибо они каждодневно общались с ним и были привязаны к нему так, как может быть привязана к своему ребенку истинная мать (3Цар 3:26), что убеждало их в том, что это был их собственный сын), и знаем, что он родился слепым». У них были все основания знать это, потому что слепота их сына стоила им стольких тревожных раздумий, стольких часов неусыпной заботы о нем. Как часто смотрели они на него с печалью и скорбью, и оплакивали слепоту своего дитяти более, нежели все тяжести и неудобства, связанные с их бедностью, и думали, что лучше было бы ему совсем не родиться, чем родиться и испытывать такие мучения в жизни! Те, кто стыдится своих детей или кого-либо из своих родственников по причине их телесных недостатков, могут заслужить укор этих родителей, которые легко засвидетельствовали: «Это сын наш, хотя он и родился слепым и жил до сих пор одними подаяниями».

Во-вторых, они осмотрительно уклоняются от дачи любых показаний относительно его исцеления, делая это отчасти потому, что они не являлись непосредственными очевидцами происшедшего и, следовательно, ничего не могли сказать об этом чуде на основании собственных наблюдений, и отчасти потому, что они считали этот вопрос деликатным и не хотели вмешиваться в него. И потому, подтвердив тот факт, что это их сын и что он родился слепым, эти свидетели более ничего не показывают.

а. Посмотрите, как осторожно они выражаются (ст. 21): «А как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем, разве что только понаслышке; мы не можем дать никаких показаний относительно того, как это произошло или чья рука это сделала». Посмотрите, как мудрость века сего учит людей лавировать в критические моменты. Христа обвиняли как нарушителя субботы и как самозванца. Родители этого слепого хотя и не являлись непосредственными очевидцами его исцеления, тем не менее были совершенно уверены в нем, и им следовало бы, из благодарности к Господу Иисусу, засвидетельствовать об этом, чтобы прославить Того, кто оказал их сыну такую великую милость. Однако им недоставало мужества это сделать, и потому они решили, что то, что они ничего не сказали к обвинению Его, может служить им извинением за то, что они не выступили в Его защиту; тогда как в день суда тот, кто не выступает открыто за Христа, будет справедливо рассматриваться как выступающий, в действительности, против Него, Лук 11:23; Map 8:38. Чтобы избежать дальнейшего принуждения в связи с этим делом, они ссылаются на самого слепорожденного и к нему же отправляют судей: «Сам в совершенных летах, самого спросите, пусть сам о себе скажет». Это означает, что, пока дети не достигли совершеннолетия (когда они еще являются младенцами, не умеющими разговаривать), на их родителях лежит обязанность говорить за них, говорить за них Богу в молитве, говорить за них церкви в момент крещения. Но по достижении ими совершенного возраста их обязательно следует спросить, желают ли они подтвердить то, что сделали за них их родители, и позволить им говорить за себя. Этот человек хотя и родился слепым, тем не менее был, кажется, сообразительнее многих других, и это позволило ему говорить за себя лучше, чем могли это сделать за него его друзья. Так часто Бог, в Своем благом провидении, восполняет в разуме человека то, чего недостает в его теле, 1Кор 12:23,24. Родители слепого отослали к нему фарисеев с той целью, чтобы уберечь себя от неприятностей и возложить их на него самого, хотя они в такой степени были заинтересованы в оказанных ему милостях, что у них имелись все основания для того, чтобы понести с ним его тяжбы к чести того Иисуса, Который сделал для них так много.

б. Посмотрите, чем была вызвана такая их осторожность (ст. 22, 23): Потому что они боялись иудеев. Не потому, что они хотели почтить собственного сына, сделав его защитником самого себя, и не ради того, чтобы сущность дела была наилучшим образом передана из первых рук, но потому, что хотели отвести от себя неприятности, как поступают большинство людей, независимо от того, на кого эти неприятности перекладываются. Мне близок мой друг, мне близок мой ребенок, и, возможно, мне близка моя религия, но всего ближе мне я сам – proximus egomet mihi. Однако христианство учит другому, 1Кор 10:24; Есф 8:6. Здесь упоминается:

(а) Недавний закон, изданный синедрионом. Было согласовано и утверждено их авторитетом, что, если кто-нибудь из подвластных их юрисдикции признает Иисуса за Христа, того отлучать от синагоги. Заметьте:

[а] Преступление, которое подлежало наказанию и о котором поэтому было сделано предупреждение, заключалось в принятии Иисуса из Назарета за обещанного Мессию и в проявлении этого признания посредством некоторого открытого акта, который приравнивался к исповеданию Его. Они и сами ожидали прихода Мессии, но никоим образом не переносили даже и мысли о том, что Им был этот Иисус, и даже не допускали вопроса о том, был Он Им или нет; этому были две причины.

Во-первых, потому, что все Его правила были совершенно противны их законам, основанным на преданиях. Духовное поклонение, к которому Он призывал, сводило на нет их формальные обряды. Ничто другое не разрушало так основательно их притязания на исключительность и их духовную ограниченность, как та вселенская любовь, которой Он учил. Смирение и умерщвление плоти, раскаяние и самоотречение были для них уроками, совершенно новыми и звучащими резко и чуждо для их ушей.

Во-вторых, потому, что Его обещания и Его явление были совершенно противоположны их традиционным чаяниям. Они представляли себе Мессию в окружении внешнего блеска и великолепия, Который должен был не только освободить их народ от римского ига, но и возвысить синедрион и сделать всех его членов князьями и пэрами. И как могли они слышать о Мессии, окруженном такими жалкими и бедными внешними обстоятельствами, явившемся впервые в Галилее, где было и его основное местожительство, в этой презренной провинции, Который никогда не заискивал перед ними и не искал их благосклонности? Его последователями были не воины, не лица, носящие мантии, не какие-нибудь почетные граждане, а презренные рыболовы. Он не предлагал и не обещал никакого другого искупления, кроме искупления от греха, и никакого иного утешения Израилева, кроме утешения духовного и Божественного, и в то же самое время учил Своих последователей нести крест и готовиться к гонениям. Это было такой насмешкой над всеми их представлениями, которые они сами сформировали и напичкали ими головы своего народа, таким ударом по их власти и влиянию, таким разочарованием для всех их надежд что они никогда бы не смогли с этим примириться, даже настолько, чтобы честно или терпеливо выслушать об этом; правильно это или неправильно, но они должны были с этим непременно покончить.

[б] Наказание, налагаемое за это преступление. Кто признает себя учеником Иисуса, того следует осудить, объявить его отступником от веры Иудейской церкви, бунтарем и предателем тех, кто ею управляет, и отлучить от синагоги как человека, сделавшего себя недостойным почестей их церкви и лишившегося ее привилегий; он должен быть отлучен от церкви и исключен из общества израильского. Это не было просто церковное взыскание, которым человек, не признающий их авторитета, мог бы пренебречь, но это было, в сущности, объявление вне закона, которое исключало человека из гражданского общества, лишало его свободы и права на имущество.

Примечание.

Во-первых, святой религии Христа уже с первых дней ее существования были противопоставлены уголовные кодексы, издаваемые против исповедующих ее. Для совести людей естественно было желание принять ее, поэтому на нее и оказывалось это противоестественное силовое давление.

Во-вторых, когда командование церковью попадало в неблагонадежные руки, тогда ее пушки часто направлялись против нее же самой и церковные взыскания начинали служить плотским, временным интересам. Не ново видеть, как изгоняются из синагоги те, которые были ее величайшими украшениями и благословениями, и слышать из уст изгоняющих их слова: «Пусть явит Себя в славе Господь» (Ис 66:5). В отношении этого указа сказано:

1. Что иудеи договорились, или сговорились. Их совещания и общения связанные с изданием этого указа, были настоящим заговором против власти и достоинства Искупителя, против Господа и против Помазанника Его.

2. Что они уже договорились об этом. Хотя Он появлялся открыто среди них всего лишь несколько месяцев и, казалось бы, за такое короткое время не мог пробудить в них зависть по отношению к Себе, тем не менее они так рано заметили Его растущее влияние, что успели договориться сделать все возможное, что было в их силах, для того чтобы заглушить это влияние. Некоторое время назад, когда Он удалился из храма, они увидели, что все их попытки схватить Его оказались тщетными, и теперь они выбрали другой курс – объявить уголовно наказуемым всякое исповедание Его. Так единодушны враги церкви и так быстро принимаются ими их решения; но Живущий на небесах посмеется и поругается им, то же можем сделать и мы.

(б) Влияние, оказанное этим законом на родителей слепого. Они избегали что-либо говорить о Христе сами и всю ответственность свалили на собственного сына, потому что боялись иудеев. Христос навлек на Себя гнев правительства, оказав милость их сын, а они не пожелали поставить себя под удар оказав Ему хотя какую-нибудь честь.

Примечание. Боязнь пред людьми ставит сеть (Прит 29:25) и часто вынуждает отрекаться от Христа, от Его истин и путей и поступать против совести. Итак, родители таким образом выпутались из затруднительного положения и были освобождены от дальнейшего расследования; продолжим теперь наблюдение за тем, как допрашивали самого этого человека. Сомнение фарисеев относительно того, действительно ли он родился слепым, было развеяно ими же самими, и потому:

(2) Они стали допрашивать его о методе исцеления, высказав по этому поводу свои мнения, ст. 15, 16.

[1] Тот же самый вопрос, который задали ему его соседи, теперь задают фарисеи: Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Они спросили об этом не потому, что, искренне желая узнать истину, решили обратиться от слухов к их первоисточнику, а потому, что хотели найти повод к обвинению Христа, ибо если бы этот человек подробно изложил дело, то они доказали бы, что Христос является нарушителем субботы; а если бы он начал отклоняться от своего первоначального рассказа, то у них появился бы повод заподозрить, что вся история в целом является их тайным сговором.

[2] Тот же самый ответ, по сути, который он до этого дал своим соседям, он повторяет здесь и фарисеям: «Брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу». Он не говорит здесь о приготовлении брения, ибо в действительности он и не видел, как оно делалось. Это обстоятельство не являлось существенным и могло лишь дать фарисеям очень серьезный повод к обвинению Его, поэтому он его не упоминает. В своем прежнем описании он сказал: «Я умылся и прозрел», но теперь, чтобы они не подумали, что случившееся с ним было всего лишь мимолетным проблеском, он говорит: «Я вижу, я получил полное и окончательное исцеление».

[3] Замечания, высказанные по поводу этой истории, довольно сильно отличались друг от друга и вызвали спор в суде, ст. 16.

Во-первых, одни использовали ее как повод для того, чтобы обвинить и осудить Христа за сделанное Им. Некоторые из фарисеев говорили: «Не от Бога этот Человек, как Он пытается это доказать, потому что не хранит субботы».

1. Учение, лежавшее в основе этого обвинения, было совершенно верно: кто не хранит субботы, те не от Бога, то есть не являются посланными от Бога, хотя и претендуют на пророческое звание, и не являются рожденными от Бога, хотя и претендуют на святость. Те, кто от Бога, соблюдают заповеди Божьи, а соблюдение субботы – это Его заповедь. Те, кто от Бога, поддерживают общение с Богом, они любят слушать Его голос и разговаривать с Ним, и потому хранят субботу, которая является днем, отведенным для общения с Небом. Суббота названа знамением, ибо святить субботу является признаком освященного сердца, а осквернять ее – признаком оскверненного сердца. Но:

2. Применение этого учения к личности нашего Спасителя было крайне неверным, ибо Он действительно хранил субботу и никогда, ни при каких обстоятельствах не нарушал ее, никогда ничего не делал в субботу, кроме добра. Он хранил субботу не согласно преданиям отцов и суеверным обычаям фарисеев, а согласно повелению Божьему, поэтому, вне всякого сомнения, Он был от Бога; притом чудеса Его доказывали, что Он есть господин и субботы.

Примечание. Когда люди делают религиозные нормы более строгими, чем сделал их Бог, и прибавляют к Божьим определениям собственные домыслы, как это делали иудеи в данном случае, в вопросе соблюдения субботы, то это приводит к многим несправедливым и немилосердным судам. Сами мы можем воздерживаться в субботу от тех или иных дел, если находим, что они отвлекают нас, и, поступая так, хорошо делаем, но при этом мы не должны связывать других людей такими же строгими требованиями. Нельзя возводить свои практические правила в правила закона.

Во-вторых, другие защищали Его и со всякой убедительностью доказывали: «Как может человек грешный творить такие чудеса?» Складывается впечатление, что даже в этом совете нечестивых находились некоторые способные мыслить независимо и даже среди врагов Христа были Его свидетели. Для всех было ясно, что произошло явное чудо, и чем больше они вникали в него, тем больше это становилось очевидным; оно приводило им на память Его прежние аналогичные дела и побуждало говорить о них возвышенно тотита ОЩШ – такие великие знамения, такие многочисленные, такие очевидные. Из этого напрашивался вполне естественный вывод: ничего подобного этому никогда не сделал бы человек грешный, то есть обыкновенный человек, действующий своей собственной силой и во имя свое. Или, скорее, плут и обманщик, грешник именно в таком смысле; такой человек может сотворить какие-нибудь знамения и чудеса ложные, но не такие знамения и истинные чудеса, какие творил Христос. Как бы мог человек предъявить такие Божественные доказательства своих полномочий, если бы он не имел Божественного поручения? Так, произошла между ними распря, или раскол, ибо именно так переводится это слово; они разделились в своих мнениях, вследствие чего разгорелись жаркие дебаты, и дом разделился. Так, производя разделение, Бог разрушает советы Своих врагов; свидетельства, подобные этим, направленные против злобы гонителей, и препятствия, с которыми они неожиданно сталкиваются, делают их замыслы против Церкви иногда безрезультатными и всегда – неизвинительными.

2. После их допроса относительно исцеления слепорожденного мы должны рассмотреть, как они допрашивали его относительно Того, Кто совершил это исцеление. Здесь заметьте:

(1) Что этот человек сказал о Нем, отвечая на их вопрос. Они спрашивают его (ст. 17): «Ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Что ты думаешь о том, что Он сделал? И какого мнения ты о Том, Кто это сделал?» Если бы в ответ на этот вопрос он высказался о Христе пренебрежительно, поддавшись искушению угодить им, так как оказался в их руках, и поступить так, как поступили его родители, если бы он сказал: «Я не знаю, что и сказать о Нем; возможно, что Он волшебник, насколько я могу об этом судить, или какой-нибудь шарлатан», – то они торжествовали бы победу. Ничто так не утверждает врагов Христа в их враждебном отношении к Нему, как неуважение, проявленное к Нему со стороны тех, кто прослыл за Его друзей. А если бы он высказался о Христе почтительно, то они репрессировали бы его на основании последнего изданного ими закона, который не исключал никого, даже и самого Его пациента; они сделали бы из него пример для других людей и таким образом удержали бы остальных от обращения к Христу за исцелениями, заставили бы дорого заплатить за них, хотя они дешево доставались им от Христа. Или, может быть, друзья Христа надеялись выяснить собственное мнение этого человека о его Исцелителе и желали знать, что он думает о Нем, поскольку он казался рассудительным человеком.

Примечание. Те, кому Христос отверз очи, лучше других знают, что сказать о Нем, и имеют все основания по всякому поводу говорить о Нем хорошо. Что мы думаем о Христе? На этот вопрос этот человек дает краткий, ясный и прямой ответ: «Это пророк; Он есть Тот, Кого Бог вдохновил и послал проповедовать, творить чудеса и передать миру Божественное послание». В течение трехсот лет среди иудеев не появлялись пророки, несмотря на это они не считали, что их больше никогда не будет, так как знали, что должен прийти Тот, Кто запечатает видение и пророчество, Дан 9:24. по-видимому, этот человек и в мыслях не держал того, что Христос – Мессия, великий Пророк, но приравнивал Его к другим пророкам. Женщина самарянка пришла к выводу, что Он пророк, прежде чем ей пришла в голову мысль о том, что Он Мессия (Иоан 4:19); так и этот слепой хорошо думал о Христе, согласно тому свету, который он имел, хотя и не достаточно хорошо; но поскольку он проявил верность в том, до чего уже достиг, то и это Бог ему открыл. Этот бедный, слепой нищий имел более ясное суждение о том, что относится к Царству Божьему, и глубже проник в доказательства Его Божественной миссии, чем учители Израилевы, присвоившие себе власть судить о пророках.

(2) Что сказали о Нем фарисеи, отвечая на свидетельство этого человека. Употребив тщетные попытки опровергнуть очевидность факта и обнаружив, что свершено явное чудо и что они не могут отрицать его, они предпринимают новые попытки с целью высмеять и дискредитировать его и сделать все возможное со своей стороны для того, чтобы поколебать то доброе мнение, которое этот человек составил об Отверзшем ему очи, убедить его в том, что Христос – негодный человек (ст. 24): «Воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник». Это можно понять двояко:

[1] Как совет остерегаться приписывать славу за свое исцеление грешному человеку, но всю ее воздавать Богу, Которому она и принадлежит по праву. Так, под видом ревности о славе Божьей они лишают Христа Его славы, подобно тем, кто не поклоняется Христу как Богу под предлогом ревнования о той великой истине, что есть только один Бог, Которому должно поклоняться. Однако воля Божья, открытая Им, состоит в том, чтобы все люди чтили Сына, как чтут Отца; исповедуя Христа Господом, мы тем самым воздаем славу Богу Отцу. Когда Бог использует грешников в качестве орудий, служащих для нашего блага, мы должны воздавать славу Богу, ибо всякое творение является для нас тем, чем делает его Бог; в то же время в нас должно быть чувство благодарности и по отношению к самим этим орудиям. То были замечательные слова: «Воздай славу Богу», но они были применены неправильно и, кроме того, содержали в себе нечто большее: «Этот Человек грешник, Он негодный человек, тем более поэтому воздай славу Богу, Который смог употребить даже такое орудие».

[2] Как приведение к присяге; так некоторыми понимаются эти слова. «Мы знаем (хотя ты этого не знаешь, потому что, так сказать, совсем недавно пришел в новый для тебя мир), что этот Человек грешник, великий обманщик и обольщает страну; мы в этом уверены, поэтому воздай славу Богу (эти же самые слова сказал Иисус Навин Ахану), искренно признав мошенничество и тайный сговор, которые, мы в этом уверены, имели место в этом деле; во имя Бога, о человек, говори правду». Так имя Божье хулится папскими инквизиторами, когда они посредством клятв, ex officio, выпытывают из невиновных людей обвинения против самих себя, а из невежественных – обвинения против других. Посмотрите, как бесчестно говорят они о Господе Иисусе: «Мы знаем, что Человек Тот грешник, человек греха». В этих словах можно заметить:

Во-первых, их оскорбительное высокомерие и гордость. Они не хотели, чтобы о них думали, будто они спросили этого человека о его мнении о Христе, потому что нуждались в информации; нет, они очень хорошо знают, что Он грешник, и никто не может убедить их в обратном. Он открыто призывал их (Иоан 8:46), чтобы они обличили Его в неправде, но у них не нашлось что сказать; теперь же за Его спиной они говорят о Нем как о преступнике, изобличенном на основании очевидного факта. Так, своей самоуверенностью лжеобвинители восполняют недостаток имеющихся у них улик.

Во-вторых, огорчение и оскорбление, причиненные Господу Иисусу. Когда Он стал Человеком, тогда Он принял на Себя образ не только раба, но и грешника (Рим 8:3) и вместе со всем остальным человечеством сходил за грешника. Более того, Его представляли как грешника первой величины, грешника, который был грешнее всех людей на свете; сделавшись для нас жертвою за грех, Он пренебрег даже и этим посрамлением.

3. Спор о Христе, возникший между фарисеями и этим бедным человеком. Они говорят: «Он грешник» – он говорит: «Это пророк». Каким ободрением для переживающих за дело Христа в их надеждах на то, что оно никогда не будет страдать из-за недостатка в свидетелях, является то, что несчастный слепец-нищий, подобранный с дороги, делается свидетелем Христа перед лицом Его самых дерзких врагов. Так же должно ободрять свидетелей Христовых то благоразумие и мужество, с которыми защищался этот человек, согласно обетованию: В тот час дано будет вам, что сказать. Хотя он никогда не видел Иисуса, тем не менее он ощутил на себе Его благодать. В переговорах, состоявшихся между фарисеями и бедным человеком, можно отметить три этапа:

(1) Он твердо держится достоверности того факта, очевидность которого они пытаются оспорить. Чтобы разрешить что-то сомнительное, лучше всего обратиться к тому, что является достоверным, и потому:

[1] Он убежденно отстаивает то, что, по крайней мере, для него самого было бесспорным и вполне его удовлетворяло (ст. 25): «Грешник ли Он, не знаю, я не хочу сейчас об этом спорить, да и нет мне в том никакой нужды, потому что для меня здесь все ясно, и, хотя мне придется держать ответ, мой мир будет говорить сам за себя». Или, как это можно еще лучше выразить: «Грешник ли Он, не знаю, но я не вижу никаких оснований говорить это, напротив, могу сказать обратное; ибо одно Я знаю и уверен в этом более, нежели вы уверены в том, в чем так сильно убеждены, – что я был слеп, а теперь вижу. Поэтому должен сказать, что Он не только добрый друг для меня, но и пророк; я могу и обязан говорить о Нем только хорошее». Этим он,

Во-первых, тактично укоряет их за их чрезмерную уверенность в той плохой характеристике, которую они дали благословенному Иисусу: «Вы говорите, что вы знаете Его как грешника; я же, знающий Его не меньше вас, не могу дать Ему такую характеристику».

Во-вторых, он смело полагается на свой личный опыт познания силы и доброты святого Иисуса и решает твердо его держаться. Ничто не может переубедить человека, имеющего личный опыт, и никакие аргументы не в состоянии подняться выше его личных переживаний; здесь находится тот, кто является непосредственным очевидцем силы и благодати Христа, хотя он никогда Его не видел.

Примечание. Милости Христа больше всего ценятся теми, кто ощутил в них нужду, кто был некогда слеп, а теперь видит; так точно и самая сильная и продолжительная привязанность к Христу возникает из личного познания Его на опыте, 1Иоан 1:1; Деян 4:20. Этот бедный человек не дает здесь подробного описания метода исцеления и не претендует на его философское объяснение, но говорит кратко: «Я был слеп, а теперь вижу». Так благодать производит благословенную перемену в душе, хотя мы и не можем сказать, как и когда, при помощи каких орудий и какими стадиями; тем не менее мы ощущаем утешение от этой перемены и можем сказать, силой этой же благодати: «Я был слеп, а теперь вижу. Я жил плотской, земной, душевной жизнью, а теперь, благодарение Богу, все у меня обстоит по-другому» (Еф 5:8).

[2] Они пытаются замять этот очевидный факт посредством ненужного повторения своих расспросов (ст. 26): «Что сделал Он с тобою? как отверз твои очи?» Они задавали эти вопросы,

Во-первых, потому, что должны были что-то сказать и готовы были лучше сказать что-нибудь не к месту, чем показаться не способными ответить или загнанными в тупик. Так, яростные спорщики, думающие, что за ними должно остаться последнее слово, и надеющиеся с помощью пустых повторений избежать позора вынужденного молчания, сами себя делают ответственными за многие праздные слова.

Во-вторых, они надеялись, что, заставив этого человека повторить свое свидетельство еще раз, они поймают его на том, что он запутается в нем или уклонится в чем-то от первоначального своего свидетельства, и тогда они смогут достичь своей цели.

(2) Он укоряет их за их упрямое неверие и непреодолимые предрассудки, а они злословят его как ученика Иисуса (ст. 27-29); теперь этот человек держится смелее с фарисеями, а они ведут себя с ним агрессивнее, нежели прежде.

[1] Он смело укоряет их за их упорное и неразумное сопротивление очевидному чуду, ст. 27. Он не захотел ублажать их повторением своего рассказа, но смело ответил: «Я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками?» Некоторые считают, что он говорил эти слова серьезно, в самом деле полагая, что они желают убедиться. «У Него много учеников, и я являюсь одним из них, не хотите ли и вы стать Его учениками?» Некоторые ревностные молодые христиане, видя, как много существует доводов в пользу религии, надеются быстро убедить всех относиться к ней так же, как и они. Однако есть больше оснований предполагать, что эти слова были сказаны с иронией: «Или и вы хотите сделаться Его учениками? О нет, я знаю, вы питаете отвращение к подобным мыслям; зачем же вам тогда желать слышать то, что либо сделает вас Его учениками, либо оставит вас без извинения, если вы ими не станете?» Упорно закрывающие от света глаза, как делали эти фарисеи,

Во-первых, сами себя делают презренными и недостойными людьми, отказываясь сделать вывод, хотя им нечего возразить против приведенных доводов, в чем справедливо изобличил этот бедный человек фарисеев.

Во-вторых, они сами себя лишают преимущества иметь дальнейшие наставления и дополнительные средства познания и убеждения: зачем говорить еще раз тем, кому было сказано однажды, а они не захотели слушать? (Иер 51:9). См. также Мф 10:14.

В-третьих, поступая так, они тщетно принимают благодать Божью. Это подразумевается в словах: «Или и вы хотите сделаться Его учениками? Нет, вы твердо решили в себе, что не хотите этого; тогда зачем же вам еще раз слушать то же самое, как не затем только, чтобы быть Его обвинителями и гонителями?» Те, кто не желает видеть основания для принятия Христа и присоединения к Его последователям, должны, по крайней мере, увидеть достаточные основания для того, чтобы не питать ненависти к Нему и не гнать ни Его, ни их.

[2] Они насмехаются над ним и поносят его за это, ст. 28. Когда они не могли противостать мудрости и духу, с которыми он говорил, то пришли в ярость и стали бранить его, обзывать и ругать злыми словами. Посмотрите, что следует ожидать верным свидетелям Христа от противников Его истины и дела; им надо рассчитывать на то, что их будут всячески неправедно злословить, Мф 5:11. Для неразумного человека свойственно восполнять недостаток истины и здравомыслия криками и бранью.

Во-первых, они насмехались над этим человеком за его привязанность к Христу; они сказали: «Ты ученик Его», – как если бы уже в самих этих словах содержался достаточно серьезный упрек и они не могли сказать о нем ничего худшего. «Мы презираем само звание Его ученика и с готовностью оставляем его тебе и таким же негодяям, как ты». Они делают все возможное для того, чтобы опорочить религию Христа, и представляют исповедание ее как нечто презренное и скандальное. Они укорили его. Вульгата так переводит это место: maledixerunt eum – они прокляли его. И каково же было их проклятие? – «Ты будь Его учеником!» Св. Августин замечает по этому поводу: «Да будет такое проклятие вовеки на нас и на детях наших!» Если свои понятия о чести и бесчестье мы будем черпать из настроений, или, лучше, из шумных выступлений слепого, обманутого мира, то слава наша будет в сраме и мы сами устыдимся такой славы. У них не было никаких оснований называть этого человека учеником Христа, он никогда не видел Его и не слышал Его проповеди; он всего лишь положительно отозвался о том добром деле, которое Христос совершил для него, но они и этого не могли перенести.

Во-вторых, они гордились своим родством с Моисеем как их учителем: «Мы Моисеевы ученики, и мы не нуждаемся и не хотим иметь никакого другого учителя»

Примечание.

1. Плотские исповедатели религии очень склонны полагаться на достоинства и привилегии своего исповедания и гордиться ими, оставаясь в то же самое время чуждыми принципам и силе своей религии. До этого эти фарисеи хвастали своим высоким происхождением – мы семя Авраамово, здесь же они хвастают своей высокой образованностью – мы Моисеевы ученики, как будто то и другое могло спасти их.

2. Печально видеть, когда одной стороне религии противостоят под видом ревностного отношения к другой ее стороне. Между Христом и Моисеем имела место совершенная гармония: Моисей готовил людей к приходу Христа, а Христос усовершенствовал учение Моисея, так что они могли бы, оставаясь учениками Моисея, в то же время сделаться учениками Христа. Однако они противопоставляют одно другому: они не смогли гнать Христа никак иначе, как только прикрываясь опороченным именем Моисея. Так, отвергающие учение о благодати, независимой от дел, выставляют себя защитниками учения о долге человека – мы Моисеевы ученики. В то же время, с другой стороны, отвергающие требования закона считают себя поборниками благодати, как будто у Христа нет учеников, кроме них; тогда как если мы правильно поймем суть дела, то увидим, что Божья благодать и человеческий долг должны встречаются, лобызают друг друга и содействуют друг другу.

В-третьих, они попытались как-то объяснить причину своей приверженности Моисею и противостояния Христу (ст. 29): «Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог, Сего же не знаем, откуда Он». Но разве они не знали, что среди прочего, о чем говорил Бог Моисею, было и то, что им следовало ожидать другого Пророка и дальнейшего откровения планов Божьих? Однако, когда наш Господь Иисус в полном соответствии с тем, что Бог сказал Моисею, действительно пришел и представил достаточные доказательства того, что Он и есть тот самый Пророк, они, под предлогом приверженности старой религии и существующей церкви, не просто лишились своих собственных милостей, но и сами отказались от них. В этом их споре заметьте:

1. Как нагло приводят они в оправдание своего враждебного отношения к Христу то, чего никогда не отрицал ни один из Его последователей: «Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог» (благодарение Богу, мы тоже это знаем), более ясно говорил, чем с любым другим пророком; ну и что с того? Бог действительно разговаривал с Моисеем, но неужели из этого следует, что Иисус является обманщиком? Ведь Моисей тоже был пророком? Моисей почтительно отзывался об Иисусе (Иоан 5:46) и Иисус почтительно отзывался о Моисее (Лук 16:29); они оба были верны в одном и том же доме Божьем, Моисей как служитель, а Христос – как Сын. Поэтому их ссылка на Божественные правомочия, данные Моисею, и противопоставление их правомочиям, данным Христу, были хитростью, направленной на то, чтобы заставить немыслящих людей поверить, будто Иисус был ложным пророком, а Моисей – истинным пророком, тогда как они оба были истинными пророками.

2. Как неразумно отстаивают они свое неведение относительно Христа, воображая, будто оно может оправдать их презрительное отношение к Нему: «...Сего же не знаем...» Они с таким презрением отзываются о благословенном Иисусе, что считают не стоящим загружать свою память запоминанием такого маловажного имени; они выражаются о Пастыре Израиля с таким пренебрежением, как будто Он был недостоин того, чтобы Его поместили со псами стад их: Сего же, этого жалкого человека, не знаем, откуда Он. Они считали, что именно в их руках находятся ключи познания, так что, по их мнению, никто не должен был проповедовать, не получив от них прежде на то разрешения, заверенного печатью их суда. Они ожидали, что все начинающие учителя будут обращаться к ним за получением их согласия, чего этот Иисус никогда не делал, до сих пор ни разу не признал их власть, ни разу не спросил их разрешения. Поэтому они решили, что Он самозванец, входящий не дверью: они не знали, откуда и кто Он, и потому сделали вывод о том, что Он грешник, тогда как о тех, о ком мы знаем мало, нам следует судить милостиво. Но гордые и ограниченные души ни о ком другом не желают думать хорошо, кроме как о себе самих и о тех, кто представляет для них интерес. Совсем недавно иудеи выдвинули против Христа совершенно противоположное возражение (Иоан 7:27): «...мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он». Таким образом, они могли с величайшей уверенностью утверждать или отрицать одно и то же в зависимости от того, что им казалось выгоднее. Они не знали, откуда Он, но кто был в этом виноват?

(1) Им обязательно следовало бы навести справки. Мессия должен был прийти примерно в это время, и они должны были проявлять интерес к тому, что происходит вокруг них, и подвергать исследованию любое видимое указание на Его приход; но эти священники, точно так, как и те, о которых говорится в Иер 2:6, не сказали: «Где Господь?»

(2) Они, наверняка, могли бы узнать, откуда Он. Они не только могли бы узнать о том, что Он родился в Вифлееме, найдя соответствующую запись в метрической книге, но, вникнув в Его учение, чудеса и поведение могли бы также убедиться в том, что Его послал Бог и что Он получил гораздо лучшие указания, поручение и наставления в сравнении с теми, которые могли преподать Ему они. Посмотрите на безрассудство неверия. Люди потому не хотят знать учения Христа, что твердо решили не верить в него, а потом заявляют, что потому в него не веруют, что не знают его. Так неведение и неверие, поддерживающие друг друга, друг друга усугубляют.

(3) Он рассуждает с ними по этому вопросу, а они отлучают его от синагоги.

[1] Видя, что правда на его стороне и что они ничего не могут возразить против нее, слепорожденный становится еще смелее и начинает все сильнее наступать на них, приводя свои доводы.

Во-первых, он удивляется их упрямому неверию (ст. 30); нимало не пугаясь их грозных взглядов и нисколько не колеблясь от их самоуверенности, он смело ответил: «Это и удивительно, это удивительнейший пример упрямого невежества, о каком когда-либо слышно было среди людей, претендующих на здравый смысл, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи». Он удивляется двум вещам:

1. Что они не знают такого известного Человека. Тот, Кто мог отверзать очи слепым, определенно, должен был быть лицом значительным, достойным всеобщего внимания. Фарисеи были людьми любознательными и хорошо осведомленными, считали себя глазами церкви и ее стражами, и тем не менее говорили так, как если бы считали ниже своего достоинства обращать внимание на такого человека, как Этот, и общаться с Ним; это выглядело весьма странно. Есть много тех, которые слывут за ученых и знающих людей, которые разбираются во многом и могут разумно рассуждать о других вещах, но при этом обнаруживают на удивление полное невежество в вопросах учения Христа и не проявляют никакого интереса (который бы шел дальше простого любопытства) к познанию того, во что желают проникнуть Ангелы.

2. Что они сомневаются в Божественном посланничестве Того, Кто сотворил не подлежащее никакому сомнению Божественное чудо. Когда они сказали: «Сего же не знаем, откуда Он», то подразумевали под этим следующее: «Нам не известно ни одно доказательство того, что Его учение и служение происходят с небес». – «Это-то и странно, – говорит этот бедный человек, – что чудо, совершенное надо мной, не убедило вас и не устранило ваших сомнений; странно то, что вы, с вашим образованием и вашими знаниями, дающими вам большое преимущество перед другими людьми в суждении о Божественных предметах, так старательно закрываете от света глаза». Чудно и дивно, что они отвергают истинность того, очевидность чего не могут отрицать, так что мудрость мудрецов погибнет, Ис 29:14.

Примечание.

(1) Неверие тех, кто владеет средствами по знания и убеждения, поистине удивительно, Map 6:6.

(2) Те, кто сам на себе пережил силу и благодать Господа Иисуса, особенно удивляются упрямству тех, кто Его отвергает; имея о Нем добрые мысли, они изумляются тому, что другие их не имеют. Если бы Христос отверз очи фарисеям, то они бы не сомневались в том, что Он пророк.

Во-вторых, он решительно выступает против них, ст. 3133. Они уже определились в отношении Иисуса, что Он не от Бога (ст. 16), появляется грешником (ст. 24), в ответ на что этот человек доказывает не только то, что Он не был грешником (ст. 31), но и то, что Он был от Бога, ст. 33.

а. Он рассуждает здесь:

(а) С большим знанием. Хотя он не мог прочитать и буквы из закона, тем не менее хорошо знал Писание и уставы Божьи; он не имел зрения, зато хорошо преуспел в слышании, от которого происходит вера. Однако и оно не послужило бы ему, если бы не сверхъестественное присутствие Бога и особая помощь от Его Духа, ниспосланная ему по этому случаю.

(б) С великой ревностью о чести Христа: он не мог переносить, когда слышал, как над Его именем глумятся и злословят его.

(в) С великой смелостью, с великим мужеством и бесстрашием, которые не могли поколебать даже самые гордые из Его противников. Те, кто стремится заслужить благоволение Бога, не должны страшиться неодобрения людей. «Посмотрите, говорит д-р Уитби (Whitby), – слепой и необразованный судит о Божествен ном вернее, нежели целый совет образованных фарисеев, из чего мы можем взять урок, что не всегда следует подчиняться власти советов, Пап или епископов и что нет ничего странного в том, что миряне иногда расходятся с ними в мнениях, потому что эти надзиратели иногда оказываются виновными в великих недосмотрах».

б. Его аргументация может быть представлена в форме, отчасти напоминающей аргументацию Давида, Пс 65:18-20. В последней содержится следующее утверждение: Если бы я видел беззаконие в сердце моем, то не услышал бы меня Господь. Здесь говорится то же самое: Грешников Бог не слушает. Следующее заявление Давида: «Но Бог услышал меня». И здесь аналогично: но Бог услышал Иисуса, Он почтил Его тем, что дал Ему сделать такое, что никто никогда прежде не де лал. И заключение, служащее к славе Божьей: «Благословен Бог», а здесь – к славе Господа Иисуса: «Он от Бога».

(а) Он утверждает как бесспорную истину, что Небо благоволит только к добрым людям (ст. 31): «Но мы знаем, и вы знаете это не хуже меня, что грешников Бог не слушает, но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает».

[а] Эти утверждения являются истинны ми, если их правильно понимать.

Во-первых, они должны приводить в ужас нечестивых: грешников Бог не слушает, то есть таких грешников, каких имели в виду фарисеи, когда говорили о Христе: «Он грешник, который, прикрываясь именем Бога, служит интересам диавола». Это сказано не к кающимся и обращающимся от своих грехов грешникам, чтобы лишить их последнего мужества, а к тем, кто продолжает жить в грехах, у кого молитвы не только совмещаются с их грехами, но и служат их грехам, как у лицемеров; Бог не слушает их, Он не признает их Своими и не отвечает миром на их молитвы. Во-вторых, для праведных они звучат утешением: кто чтит Бога и творит волю Его, того Он слушает. Здесь представлены:

1. Полная характеристика доброго человека: это тот, кто чтит Бога и творит волю Его. Он постоянен в своем поклонении Богу, совершая это в установленные времена, и регулярно общается с Ним во всякое время. Это тот, кто делом своей жизни делает прославление своего Творца путем торжественного поклонения Его имени и искреннего послушания Его воле и закону; то и другое должны идти параллельно.

2. Невыразимое утешение, какое имеет такой человек: его Бог слушает, Он слушает его жалобы и помогает ему, слушает его просьбы и заступается за него, слушает его славословия и принимает их, слушает его молитвы и отвечает на них, Пс 33:16.

[б] Весьма уместное применение этих истин к доказательству того, что Тот, по Чьему слову вышла Божественная сила, исцелившая слепорожденного, не мог быть негодным человеком, но был, конечно, святым Человеком, так как имел такой доступ к святому Богу, что Тот всегда слышал Его, Иоан 11:42.

(б) Чтобы еще более усилить свою аргументацию, Он возвеличивает чудеса, которые сотворил Христос (ст. 32): «От века не слышано, чтобы кто отверз очи слепорожденному». Этим он хотел показать:

[а] Либо то, что это действительно было чудо, превосходящее силы природы; никто никогда не слышал, чтобы кто исцелил слепорожденного с помощью естественных средств; несомненно, этот человек и его родители были хорошо осведомлены относительно подобных случаев, была ли в каком-нибудь из них оказана реальная помощь, и не услышали ни об одном таком случае, что давало ему теперь право говорить об этом с тем большей уверенностью.

[б] Либо то, что это было необыкновенное чудо, превосходящее по своей силе все предыдущие; ни Моисей, ни любой другой из пророков, хотя они творили великие дела, никогда не совершали ничего подобного этому чуду, в котором проявились Божественная сила и доброта, затмившие собой все остальное. Моисей совершал чудесные казни, а Христос совершал чудесные исцеления.

Примечание.

Во-первых, чудеса Господа Иисуса были таковы, что подобные им никогда не совершались прежде.

Во-вторых, получившим милость от Бога подобает возвеличивать полученные ими милости, и почтительно говорить о них; не для того, впрочем, чтобы слава была приписываема им самим, чтобы они выглядели в глазах других людей необычайными любимцами Неба, но чтобы Бог мог иметь тем большую славу.

(в) Поэтому он заключает: «Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего, то есть ничего сверхъестественного, ничего подобного этому, значит Он, бесспорно, от Бога, хотя Его действия и не согласуются с вашими традиционными представлениями о поведении человека в субботу».

Примечание. То, что Христос делал на земле, ясно показывало, какое положение Он занимал на небе; ибо если бы Он не был послан от Бога, то не мог бы творить такие чудеса. Это верно, что человек греха тоже придет с чудесами, но это будут чудеса ложные, а не истинные. Подобным образом предполагается, что лжепророк тоже мог, по допущению Божьему, представить знамение или чудо (Втор 13:1,2), однако оно несло с собой свое собственное опровержение, ибо усиливало искушение пойти служить другим богам, что означало восстанавливать Бога против себя самого. Верно также и то, что многие нечестивые люди многие чудеса творили во имя Христа, однако это доказывало не то, что творившие их были от Бога, а то, что от Бога был Тот, во имя Которого они их творили. Каждый из нас может узнать, от Бога он или нет, задав себе такие вопросы: «Что творим мы? Что делаем мы для Бога, для наших душ, совершая свое спасение? Что делаем мы больше других людей?»

[2] Фарисеи, обнаружив, что неспособны ни отвечать на его аргументацию, ни выносить ее, бросили в него комок грязи и в порыве гнева и гордости прервали разговор, ст. 34. Здесь нам сообщается о том:

Во-первых, что они сказали. Не имея чем возразить на его доводы, они бросают тень на его личность: «Во грехах ты весь родил – ся, и ты ли нас учишь?» Они превратно истолковывают то, к чему имели все основания отнестись доброжелательно, и сердца их были охвачены яростью, вместо того чтобы сокрушаться в глубоком покаянии. Заметьте:

1. Как они выказали ему свое презрение и с какой резкой критикой набросились на него: «Ты не только родился во грехах, как все люди, но совершенно испорчен, и несешь на своем теле, равно как и в душе печать этой испорченности; ты заклеймен самой природой». Если бы он по-прежнему оставался слепым, то укорять его этим и делать из этого вывод о том, что он был испорчен более других людей, было бы бесчеловечно; но еще более несправедливо с их стороны было указывать ему на это сейчас, когда совершившееся исцеление не только избавило его от порока слепоты, но и отметило его как возлюбленного Небом. Некоторые так понимают сказанные ему слова: «Ты был обыкновенным нищим, а ими чаще всего бывают обыкновенные грешники, и ты, без сомнения, был ничуть не лучше любого из них», тогда как своей речью он доказал обратное и засвидетельствовал о своем глубоком благочестии. Но когда гордые, высокомерные фарисеи решают ниспровергнуть человека, они могут сделать это под любым предлогом.

2. Как они пренебрежительно отвергли его поучения и наставления: «Ты ли нас учишь?» Особое ударение здесь делается на словах ты и нас. «Что?! ты, жалкий попрошайка, невежда и неуч, не видевший солнечного света от дня своего рождения, нищий, сидевший при дороге, ты, один из городских подонков, смеешь учить нас, знатоков закона и великих людей церкви, тех, которые сидят на седалище Моисеевом и являются учителями в Израиле?!»

Примечание. Гордецы не переносят, когда их учат, особенно, когда их учат те, кто ниже их по положению; мы же никогда не должны считать себя слишком старыми, или слишком мудрыми, или слишком хорошими для того, чтобы учиться. Имеющие большое богатство хотят иметь еще большие богатства, так почему бы имеющим большое познание не стремиться к еще большим познаниям? Мы должны высоко ценить тех людей, от которых можем научиться. Как мало извиняло неверие фарисеев то, что для них было унизительно получать наставление, быть просвещаемыми и убеждаемыми через такого жалкого человека, как был этот нищий.

Во-вторых, что они сделали. Они выгнали его вон. Некоторые понимают это в том смысле, что они грубо и пренебрежительно вывели его из зала заседаний: схватив его за голову и плечи, вытащили его вон из зала, и, возможно, приказали своим слугам избить его; они посчитали, что настало время подальше отослать от себя того, кто так близко коснулся их совести. Но, скорее всего, это было исполнение решения суда: они отлучили его, применив к нему, вероятно, высшую меру отлучения, лишив его членства в церкви Израиля. «Этот нищий, – говорит д-р Лайтфут (Lightfoot), – был первым исповедником христианской Церкви, как Иоанн Креститель – ее первым мучеником». Был издан закон, что того, кто исповедает Иисуса Христом, следует отлучать от синагоги, ст. 22. Но этот человек сказал об Иисусе только то, что Он пророк, что Он от Бога, и тем не менее они распространяют действие этого закона и на него, как если бы он исповедал Его Христом. Быть справедливо отлученным и извергнутым из чистой церкви, clave non errante – когда ключ не ошибается, – ужасно, ибо то, что таким образом связывается на земле связывается и на небе; но не следует бояться и огорчаться, когда нас изгоняют из нечистой церкви (из которой мы обязаны выйти), и притом несправедливо, даже если это делается с объявлением анафемы и совершением всевозможных запугивающих церемоний отлучения. Незаслуженное проклятие не сбудется. Когда последователей Христа изгоняют из синагог, как Он и предсказывает (Иоан 16:2), им не причиняется никакого вреда, ибо синагоги при этом становятся сборищами сатанинскими.

Стихи 35-38. В этих стихах можно отметить следующее:

I. Какую нежную заботу проявил наш Господь Иисус об этом нищем (ст. 35): Иисус услышал, что выгнали его вон (ибо, вероятно, город уже гудел, узнав эту новость, и все громко осуждали их за то, что они сделали), и потом нашел его. Это означает, что Христос искал и разыскивал его, желая ободрить и утешить его, потому что: 1. Он, в меру своих познаний, так хорошо, так смело и так отважно говорил в защиту Господа Иисуса.

Примечание. Можно быть уверенным, что Иисус Христос всегда встанет на защиту Своих свидетелей и признает Своими тех, кто признает своими Его Самого, Его истину и Его пути. Земные цари не замечают, да и не могут заметить всех, кто защищает их, их власть и правительство, а наш Господь Иисус знает и отмечает все наши верные свидетельства о Нем во всякое время, и перед Ним пишется памятная книга; и это не только послужит нам к нашей чести в будущем веке, но уже и теперь дарует нам Его утешение. 2. Фарисеи выгнали его вон и оскорбили его. Помимо общего внимания, которое праведный Судья мира обращает на страдающих несправедливо (Пс 112:6), существует еще особое попечение Его о тех, кто страдает за дело Христа и за свидетельство доброй совести. Здесь за Христа страдал один нищий, и Он позаботился о том, чтобы по мере умножения его страданий преизобиловало и его утешение.

Примечание.

(1) Хотя гонители могут исключить добрых людей из своих обществ, однако они не могут ни отлучить их от общения с Христом, ни помешать им встречаться с Ним. Блаженны те, у кого есть такой Друг, с которым люди не могут их разлучить.

(2) Иисус Христос милостиво находит и принимает тех, кого люди несправедливо отвергают и изгоняют за имя Его. Он будет убежищем для Своих изгнанников и обрадует Своим явлением тех, кого возненавидели и изгнали их братья.

II. Утешительная беседа Христа с этим человеком, в которой Он приводит его к познанию утешения Израилева. Он хорошо использовал познания, которые имел, и Христос преподает ему дальнейшее наставление: тот, кто верен в малом, над многим будет поставлен, Мф 13:12.

1. Наш Господь Иисус проверяет его веру: «Ты веруешь ли в Сына Божия? Веруешь ли ты обетованиям о Мессии? Ожидаешь ли ты Его прихода и готов ли принять Его, когда Он предстанет перед тобой?» Такова была вера в Сына Божьего, которой жили святые до Его явления миру. Заметьте:

(1) Мессия назван здесь Сыном Божьим, так именно пророчества научили иудеев называть Его, Пс 2:7; 88:28. См. также Иоан 1:49, где сказано: «Ты – Сын Божий», то есть истинный Мессия. Тем, кто ожидал наступления временного, земного царства Мессии, больше нравилось называть Его Сыном Давидовым, что более соответствовало этим ожиданиям, Мф 22:42. Но Христос называет Себя Сыном Божьим, чтобы дать нам представление о Своем царстве как об исключительно духовном и Божественном, и чаще использует имя Сын Человеческий (в общем смысле), чем Сын Давидов (в частном смысле).

(2) Желания и ожидания Мессии, которые имели ветхозаветные святые, основанные на обетовании о Нем и им направляемые, милостиво истолковывались и принимались как их вера в Сына Божия. Об этой вере Христос здесь и спрашивает: «Ты веруешь ли?»

Примечание. Наша вера в Сына Божия есть самое главное, что требуется от нас теперь (1Иоан 3:23) и о чем спросят нас в недалеком будущем; именно она определит, устоим мы или падем навеки.

2. Этот нищий с интересом расспрашивает о Мессии, в Которого он должен был уверовать, исповедуя свою готовность принять Его и сблизиться с Ним (ст. 36): «А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?»

(1) Одни полагают, что он знал, что Иисус, исцеливший его, есть Сын Божий, но не знал, кто был этот Иисус, и потому, полагая, что разговаривающий с ним является последователем Иисуса, пожелал, чтобы тот оказал ему милость и направил его к своему Учителю; не для того, впрочем, чтобы удовлетворить свое любопытство, увидев Его, но чтобы еще тверже уверовать в Него, исповедать свою веру, чтобы знать, в Кого он уверовал. См. также Песн 5:6,7; 3:2,3. Только Христос может направить нас к Самому Себе.

(2) Другие считают, что он знал, что с ним разговаривал Сам Иисус, Тот, Кто его исцелил, Кого он считал великим и добрым человеком и пророком, но не знал еще, что Он есть Сын Божий и истинный Мессия: «Господи, я верю в то, что Христос должен прийти; скажи, о, скажи же мне Ты, давший мне физическое зрение, кто этот Сын Божий и где Он сейчас находится». Заданный Христом вопрос указывал на то, что Мессия уже пришел и находится среди людей; человек понимает с полуслова этот намек и поэтому спрашивает: «Где Он, Господи?» Этот вопрос был разумным и справедливым: «А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?» Ибо как он мог уверовать в Того, о Ком не слышал? Работа служителей заключается в том, чтобы говорить нам, кто такой Сын Божий, чтобы нам уверовать в Него, Иоан 20:31.

3. Наш Господь Иисус милостиво открывается ему как Сын Божий, в Которого Он должен уверовать: «И видел ты Его, и Он говорит с тобою, ст. 37. Тебе не нужно далеко ходить, чтобы найти Сына Божьего, ибо близко к тебе Слово». Мы не находим, что бы Христос открывался кому-либо еще так явно и так многословно, как этому человеку и еще женщине из Самарии: «Это Я, Который говорю с тобою». Другим Он предоставлял лишь спорить о том, Кто Он такой, а этих немощных и немудрых (не мудрых и разумных мира сего) избрал Он, чтобы явить им Себя. Христос явился этому человеку двояко, выразив этим Свою великую благосклонность к нему:

(1) «И видел ты Его...» Он был чрезвычайно обязан Господу Иисусу за свое прозрение, дарованное ему для того, чтобы он увидел Его. Теперь он осознал более, чем когда-либо, какой несказанной милостью было для него исцеление от слепоты, позволившее ему увидеть Сына Божьего, что принесло больше радости его сердцу, чем созерцание света мира сего.

Примечание. Физическое зрение является величайшим благом для нашей души, когда служит ее интересам, когда содействует нашей вере. С какой глубокой удовлетворенностью мог бы этот человек, подобно старому Симеону, вернуться в свое прежнее состояние слепоты теперь, когда его глаза видели спасение Божье! Если мы применим эту истину к прозрению глаз внутреннего человека, то можно будет сделать вывод о том, что духовное прозрение дается именно для того, чтобы мы увидели Христа, 2Кор 4:6. Можем ли мы сказать, что узрели верою Христа, увидели Его во всей Его красоте и славе, в Его способности и готовности спасать? Увидели ли мы Его так, что получили полное удостоверение о Нем и удовлетворение в Нем? Вознесем же хвалу Тому, Кто отверз нам очи.

(2) «И Он говорит с тобою». Он был обязан Христу за такое Его снисхождение. Он был не только облагодетельствован возможностью видеть Христа, но и допущен в Его общество, в общение с Ним. Великие цари сильно хотят, чтобы их видели люди, однако до беседы с ними они не желают снизойти. Но Христос посредством Своего слова и Духа разговаривает с теми, чьи желания обращены к Нему, и, беседуя с ними, Он является им, как явился однажды двум ученикам – когда Он говорил с ними, их сердца горели, Лук 24:32. Заметьте: этот нищий озабоченно расспрашивал о Спасителе, хотя в то же самое время он и видел Его, и разговаривал с Ним.

Примечание. К ищущим Его душам Иисус Христос часто бывает ближе, чем они сами это осознают. Сомневаясь, христиане иногда говорят: «Где Господь?» – и боятся, что они отвергнуты от Его лица, тогда как Он говорит с ними и укрепляет их.

4. Этот нищий с готовностью принимает совершенно неожиданное для него откровение и с восторгом и удивлением говорит: «Верую, Господи!» И поклонился Ему.

(1) Он исповедал свою веру во Христа: «Верую, Господи, что Ты Сын Божий». Он не подверг сомнению ничего из сказанного Тем, Кто явил ему такую милость и сотворил над ним такое чудо, и не усомнился в истинности учения, подтвержденного такими знамениями. Веруя сердцем, он исповедует устами, и в результате трость надломленная превращается в кедр.

(2) Он засвидетельствовал Ему свое почтение: И поклонился Ему, чем не только отдал Ему дань гражданского уважения как великому человеку и выразил Ему свою признательность как благодетелю, но и воздал Ему божеские почести и поклонился Ему как Сыну Божьему, явившемуся во плоти. Поклоняться не должно никому, кроме Бога, так что, поклонившись Иисусу, он тем самым признал Его Богом.

Примечание. Истинная вера проявляется в смиренном почитании Господа Иисуса. Верующие в Него видят все основания для того, чтобы поклоняться Ему. Мы больше нигде не читаем об этом человеке, но вполне вероятно, что с тех самых пор он сделался неизменным последователем Христа.

Стихи 39-41. Утешив этого бедного преследуемого человека, Христос осуждает его гонителей, давая тем самым образец будущего суда, когда одним будет воздано скорбью, а другим отрадой, 2Фес 1:6,7. Вполне вероятно, что описанный здесь разговор состоялся не сразу после Его беседы с этим человеком, но при первой же представившейся Ему возможности Он обратился к фарисеям. Здесь:

I. Христос говорит о цели Своего прихода в мир (ст. 39): «На суд пришел Я, чтобы совершать великие дела Царства Божьего среди людей, и Я наделен судебной властью, для того чтобы делать это в соответствии с мудрыми советами Бога, во исполнение их». То, что Христос говорил, Он говорил не как проповедник за кафедрой, а как царь на престоле и как судья на судейском месте.

1. Его дело в этом мире было грандиозным: Он пришел для того, чтобы вести судебные разбирательства и совершать общее судопроизводство. Он пришел на суд, то есть для того:

(1) Чтобы проповедать учение и закон, чтобы испытать людей, разоблачить и распознать их и чтобы Его учение и закон вскоре стали правилом, вполне пригодным во всех отношениях для управления и судопроизводства.

(2) Чтобы положить различие между людьми, открыв помышления многих сердец и обнаружив истинные характеры людей с помощью единственного теста, а именно: хорошо или плохо они относятся к Нему.

(3) Чтобы изменить форму управления Своей Церковью, упразднить иудейскую экономику, снести то строение, которое хотя и было воздвигнуто на время рукой Самого Бога, тем не менее со временем сильно обветшало и по причине неисправимых недостатков ее вождей прогнило и сделалось опасным; и чтобы воздвигнуть новое строение по иному образцу, учредить новые заповеди и новое служение, отменить иудаизм и положить начало христианству; на этот суд пришел Он в мир сей, и это была грандиозная революция.

2. Христос объясняет при помощи метафоры, заимствованной из того самого чуда, которое Он недавно совершил, великую истину: чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы. Об этом различии, которое несло с собой пришествие Христа, часто говорится; для одних Его Евангелие является запахом живительным на жизнь, для других – запахом смертоносным на смерть. Это можно отнести:

(1) К племенам и народам. Язычники, долгое время находившиеся без света Божественного откровения, наконец увидели его; а от иудеев, долгое время радовавшихся при свете его, было скрыто то, что служило к миру их, Ос 1:10; 2:23. Язычники видят свет великий, в то время как Израиль поражен слепотой и глаза его померкли.

(2) К отдельным людям. Христос пришел в этот мир:

[1] С намерением и целью дать прозрение тем, кто был духовно слеп; словом Своим открыть объект зрения и Духом Своим исцелить орган зрения, чтобы много драгоценных душ обратилось от тьмы к свету. Он пришел на суд, то есть для того, чтобы выпустить из мрачной темницы на свободу тех, кто желал получить освобождение, Ис 61:1.

[2] Чтобы в конечном счете и итоге видящие стали слепы. Чтобы те, кто слишком высоко думал о своей собственной мудрости и противопоставлял ее Божественному откровению, были связаны узами невежества и неверия. Проповедь креста была юродством и безумием для тех, кто своей мудростью не познал Бога. Христос пришел в мир сей на этот суд, чтобы вести дела духовного царства, находящегося в душах людей. В Иудейской церкви как благословения, так и суды Божьего правления были, главным образом, временного характера, теперь же метод управления должен быть изменен: как верные подданные Его Царства будут одарены духовными благословениями небесного характера, такими, какие рождаются только от должного просвещения разума, так и бунтовщики будут наказаны духовными казнями, не войной, голодом и мором, как это было прежде, а такими казнями, какие происходят от ослепления, ожесточения сердца, осквернения совести, крайних заблуждений, нечистых страстей. Так Христос будет судить между овцою и овцою, Иез 34:17,22.

II. Придирки фарисеев к сказанному Христом. Они были с Ним не потому, что желали научиться от Него чему-нибудь доброму, а потому, что замышляли причинить Ему зло. Они сказали: «Неужели и мы слепы?» Когда Христос сказал, что Его приход сделает слепыми видящих, они поняли, что Он имеет в виду их, бывших прозорливцами в народе, гордившихся своей проницательностью и своим предвидением. «Что же, – говорят они, – мы знаем, что простой народ слеп, но неужели и мы слепы? И кто же это? Мы раввины, учителя, знатоки закона, высоко образованные, неужели и мы слепы?» Это scandalum magnatum – клевета на великих.

Примечание. Те, кто больше всего нуждается в порицании и больше других его заслуживает, несмотря на то, что они достаточно умны, чтобы заметить укор, не выраженный словами, часто оказываются недостаточно смиренными, чтобы снести укор справедливый. Эти фарисеи приняли порицание Христа за осуждение, подобно законникам (Лук 11:45): «Неужели и мы слепы? Как Ты смеешь говорить, что мы слепы, пред чьим мнением все преклоняются, ценят его и следуют ему?»

Примечание. Ничто так не ожесточает испорченных людских сердец против обличений слова, ничто так не отталкивает их от него, как то доброе мнение, особенно если это мнение высокое, которое имеют о них другие люди; как будто Бог должен одобрять все, что находит одобрение у людей, лживее и обманчивее которого нет ничего, ибо Бог смотрит не так, как человек.

III. Ответ Христа на придирку фарисеев, который если и не убедил их, то все же заставил их замолчать: «Если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас». Они гордились тем, что они не слепы, как простолюдины, что они не настолько доверчивы и легко управляемы, как они, но, напротив, видят глазами, имеют способности, как они думали, достаточные для того, чтобы самим руководить собою, и не нуждаются в том, чтобы кто-то водил их. Христос же здесь говорит им, что именно то, чем они хвалились, служило к их позору и погибели. Ибо:

1. «Если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха».

(1) «Если бы вы действительно были невеждами, то ваш грех не был бы таким тяжким и вам не пришлось бы отвечать за такой грех, за какой приходится отвечать сейчас. Если бы вы были слепы, как бедные язычники и как многие из ваших же бедных прихожан, у которых вы отобрали ключ разумения, то, говоря сравнительно, вы не имели бы на себе греха». Бог оставил времена неведения; хотя непреодолимое неведение не оправдывает греха, тем не менее оно извиняет его и уменьшает меру вины, которую человек несет за него. Тем, кто погибает из-за недостатка ведения, отраднее будет, нежели тем, кто восстает против света.

(2) «Если бы вы сознавали то, что вы слепы, если бы вы ничего не видели, кроме своей нужды в Том, Кто может повести вас, то вы вскоре приняли бы Христа как своего путеводителя и тогда не имели бы на себе греха, покорились бы евангельской праведности и получили бы оправдание».

Примечание. Те, кто убежден в своей болезни, уже находятся на пути к исцелению, ибо нет большего препятствия для спасения душ, чем самоудовлетворенность.

2. «Но как вы говорите, что видите, что имеете познание и наставлены законом, то ваш грех сильно усугубляется; так как вы воображаете, будто имеете знание, и думаете, что видите лучше, чем кто бы то ни было мог вам показать, то грех остается на вас, ваш случай является безнадежным, ваша болезнь неизлечима». И как самыми слепыми из всех являются те, кто не желает видеть, так и самой опасной слепотой является слепота тех, кто думает о себе, будто он видит. Ни с какими другими больными не работается труднее, как с теми, которые говорят в безумии, что они здоровы и их ничто не беспокоит. Грех тех, кто страдает от самодовольства и самоуверенности, остается на них, вина за их грех остается неснятой, ибо они отвергают Евангелие благодати; они лишаются Духа благодати, и потому власть их греха остается несломленной. Видал ли ты человека, мудрого в глазах его? Слышал ли ты, как фарисеи сказали: «Мы видим»? На глупого больше надежды, на мытаря и блудницу, нежели на них.


Толкование Мэтью Генри на евангелие от Иоанна, 9 глава


← 8 Ин 9 MGC 10

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.